авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Исторический факультет

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

Научные труды

исторического факультета ВГУ

В ы п у с к 14

Издательско-полиграфический центр

Воронежского государственного университета

2010

УДК 930(082) ББК 63.3(0) И90 Ред а к ц и о н н а я кол л е г и я :

д-р ист. наук В. Н. Глазьев (отв. ред.), д-р ист. наук А. Г. Глебов (зам. отв. ред.), д-р ист. наук А. З. Винников, д-р полит. наук А. В. Глухова, д-р ист. наук Л. М. Искра, д-р ист. наук М. Д. Карпачев, д-р ист. наук А. Д. Пряхин, д-р ист. наук А. П. Медведев, д-р ист. наук А. В. Мирошников, д-р ист. наук С. В. Кретинин (отв. секр.) Исторические записки : научные труды исторического факультета ВГУ. — Воронеж : Издательско-полиграфический центр Воронежского И государственного университета, 2010. — Вып. 14. — 192 с.

ISBN 978-5-9273-1750- В данном выпуске представлены статьи, сообщения, заметки ученых исто рического факультета Воронежского государственного университета, сотруд ников других вузов России, посвященные актуальным проблемам отечествен ной истории, истории зарубежных стран, историографии.

Для научных работников, студентов, всех интересующихся историей.

УДК 930(082) ББК 63.3(0) Н ау ч н о е и зд а н и е ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ Научные труды исторического факультета ВГУ Выпуск Электронная верстка А. С. Сухочева Подп. в печ. 07.12.2010. Форм. 6090 /16. Усл. п. л. 12. Тираж 100. Заказ Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета.

394000, г. Воронеж, пл. им. Ленина, 10. Тел. (факс) +7 (4732) 598- http:// www.ppc.vsu.ru;

e-mail: pp_center@ppc.vsu.ru Отпечатано в типографии Издательско-полиграфического центра Воронежского государственного университета.

394000, г. Воронеж, ул. Пушкинская, ISBN 978-5-9273-1750-9 © Воронежский государственный университет, © Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, СОДЕРЖАНИЕ К 70-ЛЕТИЮ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА Рахманин В. С. Философско-исторические стансы.................. Писаревский Н. П. Студенческий гимн истфака..................... Писаревский Н. П. Студент. Истфак. Конец шестидесятых… (неисторические воспоминания)................................. НАУЧНЫЕ ДОКЛАДЫ Матюшина Ю. Б. Женщины в высшей школе:

история и современность...................................... Моциэнок В. Э. Портрет эпохи 20—30-х годов ХХ века по дневникам К. И. Чуковского................................. Рылов В. Ю. По ленинскому пути: к вопросу о становлении советской системы принудительного труда........................ НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ Добриков В. В. Строительство судов для донских отпусков в белгородском разряде во второй половине XVII в................ Кашкина Е. В. Этапы арабизации и исламизации Алжира.......... Комолов Н. А. Попытка учреждения нового Адмиралтейства на Дону (1736—1738 гг.)............................................. Ляпин Д. А. Народные волнения в Воронеже в 1685 г.............. Мокшин Г. Н. Изучение идейной эволюции легального народничества: основные подходы и концепции.................. Солодкин Я. Г. О структуре «временника» Ивана Тимофеева........ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Винников А. З. Рецензия на книгу: Мастыкова А. В. Женский костюм Центрального и Западного Предкавказья в конце IV — середине VI в. н. э. М., 2009. — 502 c............................ Зиньковская И. В. Готская проблематика и черняховская культура в совместных российско-украинских археологических изданиях последнего десятилетия (1999—2009 гг.)........................ Сведения об авторах статей и сообщений........................ К 70-ЛЕТИЮ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА В. С. Рахманин ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКИЕ СТАНСЫ Летят года. Идут столетья.

Их поступь мерна, тяжела.

Гуляет своевольный ветер В теснинах доблести и зла.

И в каждом времени есть правда И свой провал, и свой успех, Свои есть горесть и отрада, И свой неискупимый грех.

Круты истории дороги… А, может, и дорог-то нет.

Насумасбродничали Боги, Иль извратили мы Завет?

Добро и зло проходят рядом, Свои различия тая.

А где единственная Правда И откровенье Бытия?

Философ точит свои мысли;

Историк ищет точный факт.

И в столкновеньях голых истин Познания творится акт.

Вторично не придет Мессия.

Давно мы разминулись с ним… Но ты, историк, верь России, Однако же не будь слепым.

А мысль и факт — в извечном споре И в нераздельности Любви.

Найди Гармонию, историк:

Ты храм возводишь на крови.

3 июня 2010 г.

Н. П. Писаревский СТУДЕНЧЕСКИЙ ГИМН ИСТФАКА Земля цветет, и нет ее милее.

С богиней Клио ты давно уже на ты, Свой путь держа дорогой Пропилеев.

Во исполнение, Во исполнение, Во исполнение своей Мечты.

Такого нигде в мире не бывало.

Богата и бедна студенческая жизнь.

История всем нам нарисовала такие перспективы, Что держись.

Идем по миру знаний мы с сумою.

Все собираем, что поможет дальше жить.

С тобой родной истфак срослись своей Судьбою И этим будем, пока живы, дорожить.

Истфак, истфак — надежда и отрада.

Бесперспективен ты для денег, боже мой.

Но все равно, как лучшую награду, Храним ту мудрость, что дана нам всем тобой.

Ты научил нас понимать природу Мысли.

Закономерности развития людей.

Гармонию и общества и чисел И устремления «немеркнущих» идей.

То, что История — фундаментальная наука.

То, что Она всегда у Власти не в чести.

То, что Любовь она. И труд большой. И мука.

И крест тяжелый — тот, что нам нести.

Время летит, но мы не постареем.

С богиней Клио стали мы на ты.

Пусть над Россией флаг твой гордо реет Как Знак и Символ достигаемой мечты.

Н. П. Писаревский СТУДЕНТ. ИСТФАК. КОНЕЦ ШЕСТИДЕСЯТЫХ… (неисторические воспоминания) Все было так. И все — не так.

Но в памяти косматой.

Таким запомнился истфак.

Конца шестидесятых.

Конец 60-х… Проспект Революции 24. Красное здание ВГУ.

Тяжелые дубовые двери открывали вход в находившуюся по обеим сторонам коридора раздевалку. В его окончании высилась широкая и массивная, раздваивающаяся на полуэтажах, лестница, размеры ступеней которой, соответствуя шагу, были удобны для подъема.

НИИ физики. Библиотечный абонемент. Они занимали первый и часть второго этажа, где располагались помещения библиотечного Каталога, Библиографического отдела и абонемента отечествен ной периодики. Отсюда лестница приводила на третий и четвер тый этажи, занимаемые соответственно Историческим и Юриди ческим факультетами, а также отделом иностранной периодики и большим студенческим читальным залом.

Этаж, на котором располагались историки, представлял собой длинный, с ответвлениями в начале и в конце, коридор, по обе им сторонам которого располагались кафедры и учебные аудито рии. Слева, в боковом ответвлении находился деканат факультета.

Всего четыре помещения: вечерне-заочного и дневного отделений, кабинет декана и комната бюро факультетского комсомола. Но их хватало для организации учебно-воспитательного процесса на всех трех отделениях — дневном, вечернем и заочном. Поклади стая, добродушная Зоя Дмитриевна Тарасенко, незабвенная своей показной строгостью к студентам и держащая под контролем фа культетскую жизнь во всех ее проявлениях, Августина Яковлевна Евзерова, и экспансивный, умный, проницательный, талантливый ученый и руководитель, никогда не выказывавший своего пре восходства, необычайно скромный декан, Владимир Васильевич Гусев — этот неприхотливый, творческий, мобильный и чрезвы чайно работоспособный триумвират олицетворял собой админи стративное лицо нашего факультета в те годы.

Посетителей, сотрудников и профессорско-преподавательский состав, и понятно, самих студентов всех курсов разных отделений, особенно впечатлял существенно преобразившееся стараниями молодого декана убранство факультетского мегарона. Выступав шие по его периметру вентиляционные трубы были закамуфлиро ваны под колонны. С внешней стороны по обеим сторонам каждой из них на уровне человеческого роста были прикреплены предмет первостепенного внимания студенток — зеркала, а промежуточное пространство между ними было заполнено самыми разнообразны ми тематическими стендами. Доска объявлений деканата стояла у входа в деканат отдельно.

Зеркала преобразили факультет. В их фокусе, создавая соот ветствующее впечатление, он стал казаться шире и просторней.

Но и это еще не все. По инициативе проф. А. И. Немировского стены факультетского коридора были украшены репродукциями уникальнейших памятников античной скульптуры. Афродита Ме лосская, Аполлон Бельведерский, Ника Самофракийская, фризы Афинского акрополя и Пергамского алтарей, этрусские черноло щеные сосуды стиля буккеро, портреты Геродота, Фукидида, Пла тона и Аристотеля, изображение музы истории Клио, приветствуя собой как коренных обитателей, так и многочисленных гостей, символизировали собой идею дороги Знаний, вступивший на ко торую находился под контролем и опекою самой Истории.

Под стать факультету был и его профессорско-преподаватель ский состав. Заведующие кафедрами, крупные ученые проф.

Л. Б. Генкин, проф. И. М. Климов, проф. А. И. Немировский, доц.

А. Е. Москаленко (после разделения кафедры истории древнего мира и средних веков на две в 1967/68 гг.), доц. П. М. Гапонов возглавляли целеустремленные и творческие, ориентирован ные на научные открытия педагогические и исследовательские коллективы, тон в которых, наряду с маститыми (А. Н. Моска ленко, М. М. Шевченко, В. П. Загоровский, Е. Г. Шуляковский, В. М. Проторчина, А. И. Бортников, В. П. Лысцов), задавала тог дашняя молодежь — аспиранты, лаборанты и преподаватели:

В. Ф. Смирнов, Б. Я. Табачников, Л.А., А. С. Крюков, А. Д. Пря хин, А. З. Винников, И. И. Романова, В. А. Попова, А. Е. Мескин, В. Ф. Кузнецов, И. Суслина, Е. В. Степынин и др. Нужно иметь в виду, что вторая половина 60-х гг. XX века в исторической науке была временем переоценки концептуальных схем истории вто рой половины 30-х — первой половины 50-х гг. и потому научная жизнь факультета была весьма насыщенной. Частые публикации в академических научных изданиях, приглашения ведущих спе циалистов международного уровня для чтения лекций студентам, сопровождавшиеся их участием в дискуссиях по важнейшим про блемам отечественной и всеобщей истории, организация совмест ных со студентами диспутов по самым важным и актуальным проблемам методологии исторического познания и современной жизни, инициирование работы НСО факультета и НСК отдельных кафедр — вся эта деятельность профессорско-преподавательского коллектива, ведомого единогласно избранным деканом В. В. Гу севым, не просто привлекала, она поглощала преимущественное большинство студентов необходимостью самостоятельного ис следования огромного разнообразия научной тематики и насущ ных исторических проблем: от истории античности до истории СССР. Участие в ней будило мысль, позволяло преодолевать самое страшное в студенте — его леность, и таким образом, постепен но делало немыслимой жизнь без чтения новейшей художествен ной и специальной литературы, конспектирования монографий и статей, написания рефератов, потребности в постоянном чтении вообще, обсуждении накопленных знаний со своими сверстника ми, в частности, приобщала к системности в освоении учебных дисциплин и подготовки к занятиям по древним и современным иностранным языкам, поскольку уже с первого курса в каждом из студентов утверждалась и всячески поддерживалась мысль о невозможности успеха без знания достижений зарубежной бур жуазной историографии. И все это, несмотря на специальность, которую в качестве квалификации получали выпускники: учитель истории и обществоведения (с правом преподавания иностранно го языка для спецгрупп)!

Такая научная политика была целенаправленной, устойчивой, полномасштабной, постоянно подпитывавшейся, корректировав шейся, неизменной и потому плодотворной. Неслучайно, что те, кому посчастливилось быть студентом истфака в те годы, едино душно называют в качестве важнейшей ту особенную атмосферу внимания и сотрудничества между преподавателями и студентами, которая и выделяла исторический факультет ВГУ на фоне других, представляя его именно как исторический факультет Университе та. Это добродушие, сердечность, понимание сильных и слабых сторон человека было вполне закономерно: старшее поколение, прочувствовав всю ее мерзость, вернулось с фронтов Великой Отечественной войны, а младшее, слегка ею задетое как непосред ственным, так и опосредованным образом, успело к этому време ни познать голод и холод, поэзию студенческого труда и жизни в общежитиях Университета. Именно потому на факультете понятие Дружба никогда не скатывалось до панибратства.

…Дружили все. И студенты разных отделений, особенно днев ного и вечернего. И преподаватели вне зависимости от должности и научных званий со студентами. Последнее объяснялось вступи тельными конкурсами на истфак 1966—1967 гг., когда одни из аби туриентов, получив заветный балл, были зачислены студентами, тогда как другие, их соперники, терпеливо ждали этого события целый год еще. Но знакомство в ходе конкурсных экзаменов не прошло даром. Оно переросло в дружбу между студентами пер вых 4-х курсов, которую как могли поддерживал педагогический коллектив факультета. Более того,для первокурсника авторитет студента старших курсов был не менее непререкаем, чем пози ция, занятая по тому или иному вопросу самым уважаемым про фессором. Последнее было не случайным. Потому, что интерес представляли фигуры яркие, многогранные и инициативные, от личавшиеся, как иногда говорили, активной жизненной позицией и по-своему талантливые. Их было немало, ребят и девушек, при шедших в стены ставшего родным факультета не по совету родите лей или «блату», а по глубокому интересу к истории, убеждению, что именно этой науке наук, самой гражданственной и полезной с точки зрения знаний, принадлежит будущее. Такими были А. Еме льянов, Н. Семёнов, М. Держерук, В. Калугин, В. Иванов, А. Се мёнов, Я. Межерицкий, Т. Моисеева, которые нас, еще не «оперив шихся» и «зеленых» приобщали к общественной работе, увлекая своей неподдельной искренностью, дружбой и помощью.

Кураторов (как и одноименного института учебно-воспитатель ной работы) тогда еще не было. Но суть направления работы со студентами в плане приобщения их к науке, а следовательно и под готовки специалистов высокой квалификации понимал каждый преподаватель. Супруги А. Е. и А. Н. Москаленко, М. М. Шевчен ко («воспитавший» М. Д. Карпачёва), А. И. Бортников, В. П. Лыс цов, В. П. Загоровский, В. М. Проторчина, А. И. Немировский, И. И. Романова, А. Е. Мескин, В. А. Афонюшкин, П. М. Гапонов (первым из историков ставший проректором ВГУ) и «маститый знаток» студентов и их строгий судья С. Н. Бенклиев, не говоря уже об аспирантах В. Чеснокове и В. Моциэноке — все они не жа лели ни себя, ни своих сил, ни своего времени, чтобы подсказать, проконсультировать, научить, объяснить и направить в правильное русло извилисьтой, сопряженной с трудностями и разочарования ми, грустной и веселой студенческой жизни. Они определяли наш выбор. Они заложили любовь к истории, науке, факультету и у око ло десятка поколений его выпускников.

…Бурлила жизнь, бурлила молодая студенческая кровь, искал пытливый ум ответы на самые разные вопросы. Поколение совет ских студентов 60-х — самое читающее поколение в мире. Газеты, художественная и научная периодика, самые разные по темати ке романы отечественных и зарубежных писателей, проза конца 20-х — середины 30-х гг. (благо библиотека была в корпусе) буди ли мысль, развивали аналитический ум, полемические способно сти, помогали вырабатывать навыки к художественному и научно му изложению темы, закладывали прочные предпосылки умений в области письма и речи. А как приятно было слушать факультетских «чичерони» В. Савчука, В. Сагайдака, А. Е. Мескина и Б. Я. Табач никова! Выверенность каузул, аритмичность построения аргумен тов, граничащая с артистизмом эмоциональность, завораживали всех присутствующих, заставляли подключаться к спору доцентов и профессоров и наглядно иллюстрировали верность мысли, со гласно которой «без человеческих эмоций невозможно никакое че ловеческое познание истины». Особенно активно в диспутах тех лет заявили о себе Б. Я. Табачников, А. Е. Мескин, декан В. В. Гу сев, А. Е. Москаленко — те, для кого не была безразлична судьба студенчества и само будущее факультета.

…При всем этом жили полноценной жизнью. Устраивали вече ра отдыха. Посещали вечерние танцплощадки. Подрабатывали на разгрузке вагонов или в качестве дворников. Влюблялись. И — не были анахоретами. И даже заводили семьи, в которых довольно быстро появлялись дети. Но вот парадокс: на первом месте всегда стояла История. По прошествии многих лет понимаешь, это было закономерным результатом всей постановки исторического обра зования на факультете. Той самой, которая ежедневно, ежечасно, в рамках существующих лекционных курсов, практических заня тий, специальных курсов и спецсеминаров, должна быть ориен тирована на воспитание у студентов устойчивого представления о том, что «мы придем к пониманию всего только путем его истори ческого объяснения». Этот девиз должен быть написан большими буквами на транспаранте перед входом на сегодняшний факультет как программирующий ориентацию студенческого коллектива и в наши дни.

Казалось бы, после отнявшего много физических сил футболь ного матча между старшими и младшими курсами, проявленных в нем эмоций, в неизменной после него «беседе» основной темой разговора должна была бы стать сама спортивная встреча, ее уда чи, просчеты и ошибки отдельных игроков. Ан нет! После первого подведения итогов разговор как-то незаметно перемещался в пло скость истории Отечества, которая искрометно (надо было тогда записывать!) с воодушевлением начинала излагаться сразу через личности исторические в индивидуальной, авторской, субъектив ной трактовке как основного «лектора», так и с интерпретацион ного порядка дополнениями и репликами всех присутствующих «слушателей» — активных соучастников изложения темы.

Такие исторические «рассказы» были подлинными шедевра ми художественно-исторической, слегка вульгаризированной сту денческим сленгом, насыщенной яркими несуразно-доступными образами и оценками, словесности. В ней были неповторимые, оригинально мыслящие мастера своего дела, какими заслуженно считались В. Иванов, И. Скворцов, В. Колесников и Н. Березов ский. Во время таких встреч раскрывались сердца, проявлялись ра нее неизвестные, сокрытые черты характера, грани способностей, уровни анализа-синтеза причинно-следственных связей, таланты авторов коллективного вокального, нетрадиционного изложения и осмысления истории. Только сейчас, по прошествии време ни, понимаешь: а ведь это были своеобразные «деловые игры»

студентов-историков, игры, способствовавшие знанию предмета, игры, облегчавшие сдачу экзаменов и зачетов, игры, на которые много позднее совершенно по другому поводу и в ином контексте обратят внимание представители педагогики высшей школы и со циологи. Совсем неслучайно, что многие из участников этих «се минаров» в настоящее время признанные ученые историки.

Многое можно вспомнить…И студенческий строительный от ряд «Виктория». И выезды с концертами в составе студенческих агитбригад, сопровождавших маститых и опытных в своем деле, уже сотрудничавших с обществом «Знание» старшекурсников и аспирантов…Универсализм способностей, пожалуй, самая опре деляющая черта наиболее одаренных студентов исторического факультета тех лет. Между прочим, качество, которому не постыд но следовать и нынешнему поколению студентов-историков всех форм обучения.

С 1968 г. факультет стараниями декана В. В. Гусева стал суще ственно преображаться… Декан — А вам известно сколько государство затратило на ваше обучение за прошлый год? (Эти слова были адресованы нам, сту дентам Н. Писаревскому и А. Фомичёву, только что приступив шим к занятиям на втором курсе в третьей (специальной) группе.

Освоение английского языка поддавалось с трудом, не один раз мы находились, как говорится, на грани «вылета» и потому ре шили попроситься в обычную группу. Формулировка вопроса одно значно дала понять, что разговора не будет и не солоно хлебавши просители-неудачники вышли из его кабинета, понимая необходи мость пересмотра своих взглядов относительно овладения ино странными языками, как доказала жизнь, самыми первостепен ной важности умениями в профессиональной работе историка.

В. В. Гусев в этом был весь. Он не стремился быть ментором.

Не читал нотаций провинившимся студентам….

Проницательный взгляд, несуровый внешне, но располагав ший к себе своей какой-то особой интеллигентностью, молодой тогда руководитель Исторического факультета, был любимцем студентов. А его, ставшие легендарными реплики, вроде «Ивенту ально!» или «Несинфазно!», постоянно цитировались студентами и передавались от курса к курсу. Решительный, порой резкий, но наделенный удивительной скромностью Человек… — А что мне удалось сделать для факультета самое важное?

— спросил он меня как-то раз. (Встреча произошла на втором эта же нового корпуса, где наши аудитории оказались рядом). Назвать самое главное оказалось делом непростым. И чувствуя это, Влади мир Васильевич опередил неожиданным ответом:

— Встречи «Летописцев» (вечера «Летописцы пьют коктей ли». — Н. П.) в «Россиянке»!....

…К 100-летию со дня рождения Ленина работы были заверше ны. Факультет «приоделся» в светлые тона. Новая система электро освещения, проникавшая во все закоулки, радовала глаз. Короче, факультет в значительной степени придвинулся к тому, чтобы его можно было называть храмом науки, при входе в который встречал неизменный в те годы лозунг: «Учиться, учиться, учиться…».

Второе, на что посетитель обращал внимание — факультетская стенная газета — рупор бюро ВЛКСМ истфака (секретари 1966— 1973 гг. А. Емельянов, Н. Семёнов, Ю. Юрьев) — результат коллек тивного труда студентов всех курсов по руководством студентов старших курсов В. Савчука и Б. Калугина. В тесном содружестве с ними принимали участие в выпусках «Авроры» Я. Межерицкий и факультетский «бард» тех лет Н. Семёнов. «Не проходили мимо»

В. Сагайдак, Т. Моисеева, В. Терехова, А. Мирошников и С. Але нов и многие другие — все кого я, может быть, помню уже не впол не адекватно, но по-прежнему люблю.

Пожалуй, самыми популярными материалами тех лет были два:

студенческое самоуправление, инициатором введения которого выступили В. В. Гусев и партбюро (А. Е. Мескин) и студенческий юмор (шаржи, эссе, сатирические стихи о жизни в общежитиях и поведении студентов на сессии). Однако и это перевешивали выпу ски первоапрельской «Авроры», которые назывались «Ладушки».

…Их появление на стенде вызывало ажиотаж. Из глубин сту денческой жизни извлекались анекдоты, шутки, писались друже ские эпиграммы и размещались дружеские шаржи-изображения на преподавателей и студентов. До сих пор стоит в ушах гениальная характеристика В. П. Лысцову, неоднократно повторяемая всеми с легкой подачи В. Савчука:

— Доцент и лучший из отцов — Викентий Павлович Лысцов!

Или — на доц. А. Е. Москаленко, сочиненная 2-м курсом тех лет:

— Сдавая «Средние века», болейте все за «Спартака»!

Или по поводу проф. А. И. Немировского, варившего в Херсо несе варенье из абрикосов, персиков и алычи. С учетом данного обстоятельства и по случаю юбилея ученого на заседании Ученого совета факультета ему был вручен медный бронзовый тазик с над писью:

— Засыпав фрукты в этот таз, Храните должное терпенье.

Не пропадет ваш сладкий труд.

И Херсонесское варенье!

Место в газете предоставлялось всем желающим высказать ся. По существу — это была, как теперь говорится, неформальная творческая лаборатория. Только по рассказам и стихам, размещен ным в выпусках «Авроры» и «Ладушек» становилось и тогда по нятным, какую величину и талант представляют собой, например, В. Савчук, В. Иванов, В. Жуков, М. Карпачёв… Особое место в «Авроре» 1969—1970-х гг. занимал вопрос о студенческом самоуправлении, о самой его возможности и обсуж дение кандидатуры и регламента выборов будущего его главы — студенческого декана.

Но прежде чем они состоялись, произошла интерактивная, как сейчас модно говорить, дискуссия, никого не оставившая равно душным. В самом деле, такие вопросы, как полномочия студен ческого декана и деканата, экономические, дисциплинарные, общественные возможности членов студдеканата, субординация деканом, деканатом и партийным бюро, интеллектуальный образ и моральный облик, избиравшихся прямым голосованием выборных лиц, цель и задачи, направления, формы и методы работы, чтобы она не стала ненужной — все они тогда ставились, и по большей части, нашли положительные решения. И если успеваемость сту дентов, может быть, и не повысилась резко, зато она стала ста бильной. И у В. В. Гусева появилась возможность, опираясь на результаты социологического прогноза, составленного студдека натом, располагать знанием динамики роста успеваемости, а сле довательно, и представлением о величине суммы стипендиального фонда, количестве студентов, нуждающихся в материальной по мощи и местах в общежитии. Но и это еще не все. По своей соб ственной инициативе, и в плане реализации задач приобретения профессиональных навыков, а также, имея в виду выявление наи более способных к истории школьников — будущих абитуриентов, пропаганду новейших достижений исторической науки и их при общения к истории, на факультете заработала, возглавляемая той же студенткой, Т. Моисеевой, «Школа молодого историка», давав шая положительные результаты и многие годы спустя… Дискуссия по этому вопросу между преподавателями и сту дентами были бурными, искрометными и положительными. По тому что не было равнодушных. По прошествии времени по нимаешь: в условиях свободы мнений и возможности каждому высказать свою точку зрения тогда формировались наши лич ностные качества и как граждан страны, и как будущих педагогов, и как профессиональных историков. Потому что иного не дано.

Наука — это прежде всего диалог, да такой, в котором никто из его участников не может претендовать на последнее слово. Вот почему одни горячо ратовали за немедленное внедрение новой системы, а другие, опасаясь повседневного и жесткого контроля со стороны официальных должностных лиц факультетской адми нистрации, резонно сомневались в самостоятельности органов студенческого самоуправления вообще. В результате все сошлись на одном: студенческий дканат и избираемый на общем собрании студенческий декан — дело нужное. В качестве Первого в исто рии факультета студенческого декана на комсомольском собрании факультета, кажется, в мае 1969 г. был избран Я. Межерицкий, в помощники которому были определены Ю. Лукьяненко и Т. Мои сеева.

Хорошо помнится реакция факультетского секретаря А. Я. Ев зеровой — грозы, прокуратора и защитницы «бедных» студентов.

Со свойственным ей юмором и невозмутимостью и без каких-либо эмоций она выразилась однажды так:

— При мне сменилось уже три декана. Я справлюсь и с двумя новыми. Чем бы они не занимались! Ситуация под контролем. У меня!

…Помимо «Авроры» и «Ладушек», стены факультета были увешаны другими стенгазетами. Среди них обращали на себя внимание, конкурируя с ними, по содержанию, таланту авторов и красочности две — «Вечерняя «Аврора», отражавшая интере сы студентов-вечерников и их запросы, и вестник НСК Древний мир — стенная газета «Гермес». Материалы и фоторепродукции последней удачно дополняли размещенные по периметру длинно го коридора репродукции шедевров античного изобразительного искусства. Курируемая проф. А. И. Немировским она знакомила с новейшими достижениями науки в области изучения истории древнего мира у нас в стране и за рубежом, привлекала статья ми студентов о новейших археологических раскопках на суше и на море, развивала знания относительно проблем происхождения христианства и религии вообще, опираясь на подлинные источни ки, а не на демагогию представителей «научного атеизма».

Помимо них студентов тех лет хватало и на выпуск первых номеров историко-литературных рукописных альманахов «Арго навт» и «Истинокопус», первый из которых оказался единствен ным, а второй «заглох» после оформления второго выпуска. На равне с другими, они были мощными стимулами самореализации и отбора талантливой молодежи в качестве сценаристов, режиссе ров и действующих лиц тех литературно-художественных компо зиций, с которыми студенческий коллектив или блестяще, занимая первые места, выигрывал, или, как говорится, с треском скатывал ся с занимаемых позиций вниз, спускаясь в рейтинге до 9—13 ме ста из 15.

О факультетской поэзии тех лет разговор особый. И не толь ко потому, что она занимала одно из важнейших мест в жизни студенческого коллектива. Это было время поэтических вечеров в Политехническом и бесплодного спора между «физиками» и «лириками» на всех уровнях. Университет не составлял никакого исключения, а исторический факультет в особенности. Что было до нас не берусь судить. Знаю только, что стихи писал, пришед ший с фронта на исторический факультет покалеченный войной А. Г. Волков. Уже сложившимся поэтом, за спиной которого име лись публикации как довоенных, так и послевоенных сборников стихов, предстал перед нами, тоже фронтовик, защитивший неза долго до того докторскую диссертацию, профессор А. И. Немиро вский. А. Е. Москаленко (он был деканом факультета до 1965 г.) поэзией не увлекался. Но, кА читавший общий курс по Средне вековой культуре, «уважал». Особенно трепетно относился масти тый доцент к творчеству вагантов и менестрелей, почему и привил любовь к их творчеству. Ну, кому из нас не запомнились лукаво цитируемые (в целях повышения познавательной активности сту дентов, естественно) Анатольем Евсеевичем:

— …и пятерых мужей пережила дружков девичьих не считая (из Чосера);

— …Бросим все премудрости, по боку учение.

Наслаждаться юностью — наше назначение..;

— Господи, иже еси, не потопи в винной смеси..;

И наконец, его коронное:

— Сиянье Знаний, мысли цвет.

Таким был Университет.

Ну, а теперь, на склоне лет Он превращается в вертеп.

Гуляют, бражничают, пьют.

Книг сроду в руки не берут..;

Как это было актуально тогда. И как это не менее (а может быть и более) актуально сегодня. В дни своей болезни, он предпочитал принимать зачеты и экзамены на квартире в университетском доме на Театральной улице. Методика была своеобразной, единствен ной и уникальной в своем роде. Первым делом бывший старший сержант строил студентов в 1 шеренгу.

— Кто знает на 5 — два шага вперед! Кто на 4 — один шаг.

«Уды» стоят на месте. — командовал он в самом начале, а затем добавлял:

— «Удошники» и «хорошисты» ко мне с зачетками, а с «отлич никами» я с удовольствием побеседую!

Однако так происходило не всегда. Творческая по натуре лич ность, А. Е. Москаленко постоянно совершенствовал формы своей работы. В его квартире находилась гиря в 16 кг — мощнейший индикатор определения умений и навыков, приобретенных сту дентом за полугодие. Если «НЕУДачник» (только юноши) не мог поднять ее, как минимум, три раза, он безропотно направлялся го товиться к повторной пересдаче экзамена или зачета… Тогда совсем молодой, энергичный, всесторонне развитый, пришедший на смену А. Е. Москаленко в качестве декана В. В. Гу сев был полным антиподом своего предшественника. Он не только знал, но и высоко ценя поэзию, не упускал возможности, чтобы показать своим слушателям тонкое понимание заложенных в ней художественных образов, используя их при этом как инструмент убеждения. Запомнились его воспроизведения строчек Р. Ивнева («…Зима. Храп лошади. И в лунных пятнах сани…») и О. Хайяма (…Пить можно всем. Но надо помнить только: с кем, где, когда, за что и сколько…»). Думается, совсем неслучайно в годы его декан ства поэзия расцвела на историческом факультете всеми возмож ными и невозможными своими цветами. И потому, что такой вид студенческого творчества поощрялся А. Е. Мескиным и Б. Я. Та бачниковым (тогда молодыми аспирантами-преподавателями), и потому, что таковым, как отмечалось, было само время — время покорения космоса, время гордости за страну-победительницу, полной уверенности в завтрашнем дне, время Романтики.

Стихи звучали в общежитиях, в аудиториях и коридорах, на фа культетских вечерах поэзии и тематических вечерах, но особенную ценность они приобретали на специальных, проводившихся регу лярно или в начале осени, или весны каждого года встречах пре подавателей и студентов в супермодном тогда кафе «Россиянка», возведенного для молодежи напротив Дома Офицеров. Более того, студенческий коллектив переполняла атмосфера поиска средств выражения такого соединения фактов истории с их художественно поэтическим переосмыслением, доказательства сопричастности с ними, которая порождала у почитателей Эрато и Клио творческие фантазии, которые перехлестывали все мыслимое и немыслимое через край… Один эпизод. Организация таких встреч предусматривала твор ческое соревнование между курсами на предмет выяснения по пулярных у студенчества учебных дисциплин, и соответственно, преподавателей. В 1969 г. на этом поприще «отличились» второ курсники, включившие в исполнение своего этюда на мотив песни С. Пожлакова «Ребята 70-й широты» такие слова:

— … И нам не страшен Истмат проклятый, Лопатой взрытые грунты… Последствий никаких, и оргвыводов никаких не последова ло. Все было воспринято в качестве «перебора» в означавшем со всем другое (трудность и непонимание дисциплины, читавшейся В. Второвым) смысле допущенного сравнения… Без человеческих эмоций никогда не было, нет и быть не мо жет Человеческого искания истины. Студенты тех лет (и пусть их нынешние поколения знают об этом) не были ни послушными вин тиками, ни анахоретами. Все просто: Любовь к противоположному полу была в ту пору царицей дум и устремлений всех юношей и девушек без исключения.

Любовь? Да, и она. Стремление к приобретению прочных зна ний? Конечно. Кино, культпоходы в театры и кино, на танцы в ДК и творческие «сабантуи» по получении стипендии из истории не выкинешь. Да и из студентов тех лет никто возражать не станет.

Хочется отметить самое примечательное. За всем этим проступало то самое важное, что у сегодняшних студентов, по всей видимо сти, утрачено напрочь. Оно заключалось в неистребимой жажде учиться. Не для того, чтобы получать повышенную стипендию и тем самым самоутвердиться. Этого не отбросишь. Но было и дру гое, для тех лет, несомненно, более важное: учиться для того, что бы превзойти своих товарищей в приобретенном Знании. И вот, что характерно. Может быть, даже представляло собой исключи тельную специфику тех лет: это устремление ориентировалось на подготовку либо к свиданию с девушкой-симпатией, либо, что выступало еще более ответственным, для участия в «симпосиях», устраиваемых однокурсниками как в общежитиях №№4 и 2, так и на дому и по поводу, и без всякого повода.

И потому старались. Прочитывали горы книг и периодики.

Поднимали фолианты редких изданий, изучали обобщающие тру ды по всем периодам истории, производили выписки из энцикло педий и словарей, старались первыми прочесть новейшую лите ратуру. Серьезно относились к занятию наукой под руководством маститых профессоров и доцентов… И конечно же все писали стихи… Такому настрою способствовал профессорско-преподаватель ский состав истфака, о наиболее ярких личностях из которого бла годарные воспоминания сохранила память. Естественно, глазами студента.

А. Н. Москаленко Плотная, но женственная, она, — как мы узнали уже потом от А. Е. Москаленко — ее мужа — пережила Лениградскую блокаду, в наследство от которой ей суждено было мучаться из-за опух ших ног. Опрятно и строго одетая в женский костюм, А. Н. Мо скаленко производила впечатление академического работника, на время посетившего истфак ВГУ с чтением лекций. Она приеха ла в Воронеж, имея за спиной ЛГУ, аспирантуру, своих учителей А. В. Равдоникаса и П. Н. Третьякова и защищенную кандидат скую диссертацию задолго до нас. На историческом факультете она читала лекционный курс «Археологии СССР» и читала его, один из важнейших в плане формирования мировоззрения и при общения студента к истории, сдержанно-эмоционально, а точнее, и эмоционально и сдержанно. Проекторов для показа изображе ний археологических вещевых комплексов, планов и разрезов па мятников тогда не было и в помине, поэтому все артефакты она старалась нарисовать мелом на аудиторной доске собственноруч но, призывая своих слушателей производить то же самое в своих лекционных тетрадях. Обязательными элементами читаемого ею курса было три: 1) непременная археологическая экскурсия на Лысую гору;

2) коллоквиумы по важнейшим разделам изучаемой студентами дисциплины в порядке контроля за их самостоятель ной работой;

3) требование составления каталога прочитанной специальной литературы посредством занесения названий моно графий и статей в научной периодике на библиографические кар точки.

Основательная по своей натуре, как женщина-мать, она умела войти в положение каждого студента, строго отчитать, простить упущения, пожалеть, посоветовать, помочь в трудной ситуации, чем, естественно, пользовались самые беспринципные и хитроум ные. К счастью, таких на общем фоне, были единицы…Вот почему прозвище, которым она была наделена студенчеством, не вызыва ет отторжения: «Аннушка»… А. Е. Москаленко Коренастый, с мощным торсом и спортивной фигурой, А. Е. Москаленко был полной противоположностью своей жены и коллеги. Искрометный, суперэмоциональный, он казался по своему экстравагантным, не лишенным харизмы и шарма. Боль шущие руки, сажень в плечах, основательно устойчивый, носив ший «бареточки» с довольно часто распущенными шнурками то на одной, то на другой ноге, доцент А. Е. Москаленко производил впечатление античного колосса и средневекового рыцаря одно временно. Очень часто, опаздывая, он врывался в студенческую аудиторию, небрежно бросал свой серый габардиновый плащ на кафедру и сходу начинал тему очередной лекции… В общении был вежлив, но если, как говорится, «находило»

мог сорваться до грубости, запустить в нерадивого студента учеб ником, а потом сожалеть о содеянном. При всем этом он не толь ко учил, но и, вкладывая душу, открывал специализирующимся студентам перспективные темы и направления изучения истории Средних веков и зарубежных славянских народов. А когда было нужно, грудью вставал на защиту своего талантливого, но прови нившегося воспитанника… — Аня! — бесцеремонно кричал он через весь коридор своей супруге. — У тебя… И тут же, не стесняясь никого, наивно и прямо называл своим именем погрешности, которые замечал в ее внешнем облике или одежде… Однажды, много лет спустя, уже после переезда супружеской четы Москаленко в Москву, где Анатолий Евсеевич стал трудиться на кафедре Средних веков Главного университета страны, я убе дился в этом воочию. Однажды по каким-то диссертационным (или в плане повышения квалификации делам) я шел по коридору главного корпуса и ощутил сильный толчок, от которого чуть не свалился с ног.

— Это ты, античник! Слабовато держишься на ногах, дорогой.

Ну, здравствуй, коллега. Что расскажешь нового? Как поживают… И перечислил всех поименно, не забыв никого из своих быв ших коллег и студентов.

Он был рьяным футбольным болельщиком. Особенно Москов ского «Спартака». Переживал и за Воронежский «Труд», в котором играли В. Мануйлов, В. Татаренко и С. Андронников. Говорят, он дружил со знаменитыми победителями Спартакиад бегунами — братьями Знаменскими, по причине чего к нему так и приклеились студенческие «подпольные клички»: «Евсеич» и «Третий брат бра тьев Знаменских».

В. П. Лысцов В каждом творческом коллективе высшей школы можно встре тить людей, которые по присущим им качествам несколько отлича ются от своих коллег, сочетая при этом глубокие профессиональные знания, беспристрастность и какую-то не по взрослому детскую беспомощность. Истфак конца 60-х в этом отношении исключением не был. Потому что в числе его профессорско-преподавательского состава находился В. П. Лысцов — глубокий знаток проблем источ никоведения отечественной истории и исследователь исторических взглядов М. В. Ломоносова читавший студентам курс «Источни коведения и историографии СССР». Он был, что говорится, «не приметен и сер». Но настолько глубоко вник в свою проблематику, так хорошо знал источники по истории России первой половины XVIII века, что, по всей видимости, и придавало его лекциям и основательность изложения, и глубину аргументации затрагивае мых в них вопросов. При всем этом он был на удивление скромен, а его серый, потертый костюм и желтоватая рубашка с неизменным одним и тем же узким темно-синим галстуком на резинке стали у нас, студентов тех лет, «притчей во языцех». Лекции свои он читал неторопливо, окая, не повышая и не понижая голоса, закрыв гла за и сложив на груди руки, как будто совершая молебен. Что гре ха таить, надо бы было слушать и записывать, но… монотонность изложения навевала сон, по причине чего кто занимался чтением, кто играл в морской бой, а студенты языковых спецгрупп, понятно, учили диалоги, выполняли задания сегодняшнего дня. Потому что все знали: трудностей с зачетом никаких не будет по причине снис ходительного отношения экзаменатора к студенту.

Запомнились две ситуации с Викентием Павловичем.

— Что-то звонков сегодня не подают, — сказал он, входя на ка федру и обращаясь к М. М. Шевченко. Было это в 1972 году, когда проходили товарищеские матчи сборных НХЛ и СССР. Факультет занимался во вторую смену и внезапно отключили свет. Понятно, что в коридоре шум, гам, жгут газеты, чтобы не столкнуться друг с другом…А он всего этого как бы и не видел. Таким и запомнился.

Неторопливо идущим в аудиторию (само спокойствие), как статуя стоящий с молитвенно сложенными руками и закрытыми глаза ми, окающий слегка приглушенным голосом, пытавшийся шутить во время чтения лекции и сам сдержанно смеющийся на своими остротами. Воронежский «Ломоносов».

— А я, — вспоминал он о войне, — от бомбежек не прятался.

Особенно, если в руках был котелок с горячей и ароматной кашей.

Зачем добру пропадать… Так и слышится его голос-голос человека, не изменявшего ни образу жизни, ни своим убеждениям.

А. И. Немировский Импозантный, высокий, с густой шевелюрой, покрашенных в черный цвет и приведенных в кудрявое состояние шестимесяч ной завивкой, волос, не любивший носить галстук, со слегка сгор бленной спиной, неопрятно одетый и не обращающий внимания на свой внешний вид, А. И. Немировский казался холерически стремительным во всем. Свои лекции, особенно для 1 курса, он читал с такой аритмией изложения темы, что внимание студентов рассеивалось между разными яркими деталями и потому основ ную, стержневую концепцию содержания лекции, чтобы изложить ее в форме конспекта, уловить было трудно. Казалось, что чтение общего курса (а для первокурсников д/о читал он Историю Древ ней Греции и Рима) было для него досадной обязанностью и по большому счету отнимающим драгоценное время делом. Ведение практических занятий ему не давалось вообще: то ли студенты оказались не те, то ли на подготовку к ним он не уделял никакого внимания, действуя по наитию… И тот же человек преображался на лекциях специального кур са, спецсеминарских занятиях, в индивидуальной работе со спе циализирующимися студентами, и особенно, в качестве куратора НСК «Древний мир». Здесь его талант ученого, организатора, ру ководителя, наставника, инициатора, поставщика перспективных идей раскрывался во всю масштабность его энциклопедических знаний, уникальных способностей и таланта.

— Коля! Это же ваша тема! — восторженно закричал он, неза медлительно спрыгнув на дно оборонительной башни Каламиты, после того, как услышал о находке изображенных на двух стыко вых кирпичах изображений средневековых кораблей. Произошло это в июле 1968 г., во время экскурсии, организованной руководи телем (и основоположником) археологической практики студентов на античных памятниках в Инкерман, на одной из сопок которого и располагались развалины крепости княжества Дорос-Феодоро Каламиты.

А. И. Немировскому тогда было 49 лет, а нам его студентам, ровно на 30 лет меньше. Годящийся нам в отцы, он вел себя с нами как сверстник. Пил молоко, и разрывая буханку руками, жадно по едал хлеб. И тут же предавался рассказам-воспоминаниям о своих учителях по МГУ, археологах прошлого, раскапывавших Херсо нес, о декрете херсонеситов в честь историка-Сириска, и особенно о своих друзьях-поэтах по ИФЛИ, семинарах И. Сельвинского и молодого в конце 30-х гг. поэта-орденоносца Е. Долматовского… И читал свои стихи, информируя при этом о гибели своих това рищей на войне и рассказывая о своих мытарствах по поводу по смертной публикации стихов Н. Майорова… И. М. Климов По внешнему облику был полной противоположностью А. И. Немировскому. Стального цвета, достаточно поношенный ко стюм, седой, прямо зачесанный назад, волос дополняло худощавое тело, а походка его была спокойно-уверенной, в некотором смысле даже торжественной. Как и взгляд, с помощью которого Иван Ми трофанович оценивал своего собеседника… Всегда опрятно не по моде одетый, он поражал своим внешним видом. В нем чувствова лось сразу что-то профессорское из социальной и интеллектуаль ной среды 50-х гг. Наверное, всем знаком художественный фильм «Приходите завтра». Так вот, И. М. Климов — двойник тамошнего профессора консерватории. И по одежде, и поведению, и по голо су, и по мыслям.

Он гордился своим крестьянским происхождением, связывая с ним стремление к науке, усидчивость, терпение и работоспособ ность. Все знали, что Иван Митрофанович в комсомольские годы был парторгом на МТС. Что он, крестьянский паренек, только только защитивший кандидатскую диссертацию, был откоман дирован в Чехословакию, где ему посчастливилось поработать в качестве профессора в одном из самых древних европейских учеб ных заведений — Пражском университете. Про это Иван Митро фанович вспоминал так:

— Вот иду я по коридору Карлова Университета а на стенах портреты, портреты, портреты всех его профессоров. И среди них мой — Ивана, крестьянского сына… Он очень гордился этим. Выработанная трудом интеллигент ность сочеталась в И. М. Климове с его социальной природой: не правильные ударения в словосочетаниях типа «бакинские комис сары и 1 шофер» придавали Ивану Митрофановичу определенный шарм, чем и заполнил он студенческую память.

…Прошли годы. Как говорится, минули 60-е, 70-е пролетели, 80-е проросли, 90-е отложились, прошел и где-то затерялся милле ниум. Наступило новое, III тысячелетие от Рождества Христова.

Другое государство. Другая мораль. Иные приоритеты и цели. На верное, так и должно быть. И все-таки Память наша продолжает хранить прекрасные воспоминания о студентах и преподавателях истфака конца 60-х гг. XX века — периода, который с полным на то основанием можно назвать Нашей Эрой.

НАУЧНЫЕ ДОКЛАДЫ Ю. Б. Матюшина ЖЕНЩИНЫ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ На современном этапе реформирования высшей школы, в усло виях ее феминизации и существующей гендерной асимметрии в составе студенчества и профессорско-преподавательского состава все более актуальным становится анализ сложившейся ситуации.

Учет гендерного фактора дает возможность представить полную картину процессов, происходящих в высшей школе, учитывая сту дентов, профессорско-преподавательский состав и их структуру по полу, возрасту, социальному статусу.

Под высшей школой мы понимаем структурную составляю щую социальных институтов образования и науки, которые при званы удовлетворять потребности народного хозяйства и общества в целом в подготовке трудовых ресурсов высшей квалификации, а также формировании высокоинтеллектуальных членов общества.

До конца ХIХ столетия высшее образование было прерогати вой мужской части общества. Первооткрывателями в этой обла сти стали США. Первые приемы женщин в колледжи датирова ны 1833 г. В 1860-е гг. университеты Голландии стали зачислять женщин в число студентов. Во Франции и Швейцарии высшие учебные заведения открылись для женщин в 1865 г. В 1870-е гг.

доступ к высшему образованию для женщин стал возможен в Ан глии1. В странах Германской империи женщины были допущены в вузы лишь в 1900 г.2 Однако допуск к учебе в высших учебных заведениях не означал для женщин возможность работать в обла сти науки. Так, например, в Германии право на присвоение зва ния доцента женщины получили лишь в 1920 г. Кроме того, если преподаватель-женщина выходила замуж, с ней расторгалось тру довое соглашение3. Историю женщин в системе российской выс шей школы можно разделить на 4 этапа (см. табл. 1).

I этап: вторая половина XIX — начало ХХ веков. В 1860-е годы под влиянием идей пореформенного периода началась интенсивная Таблица Характеристика этапов истории женщин в российской высшей школе Этап Годы Особенности этапа Интенсификация деятельности женщин за право получения высшего образования Появление первых женщин среди студентов вузов 1860— Становление высшего женского образования в I 1910-е условиях господства патриархальных взглядов Право получения высшего образования носило сословно-дискриминационный характер Ограничение перечня специальностей для жен щин Образование рассматривается как непременное условие равенства полов Принятие законодательных актов, устанавли 1920— вающих полное равенство мужчин и женщин в II 1940-е получении образования и выборе профессии Введение двадцатипятипроцентной квоты для женщин на рабфаках высших технических учеб ных заведений и целевых направлений Отмена квотирования мест для женщин Равный доступ женщин и мужчин ко всем видам образования 1950— III Увеличение штатного персонала вузов и науч 1980-е ных учреждений Гендерная асимметрия в должностной структуре вузов 1990-е — Снижение престижа профессии IV по настоя- Снижение финансирования высшей школы щее время Массовый отток мужчин из вузов деятельность женщин за право получать высшее образование. Но только в 1906 году в российских вузах появились первые студент ки. Становление высшего женского образования происходило в условиях господства патриархальных взглядов на предназначение женщины. Право получать высшее образование носило сословный и дискриминационный характер, вследствие чего студентками ста новились девушки из привилегированных и разночинских слоев, в то время как доступ работниц и крестьянок к полноценному об разованию был закрыт4. При этом до 1917 г. из 65 вузов 94 % — мужских и только 6 % — женских (Петербургский женский меди цинский институт (1897), Петербургский женский педагогический институт (1903) и Высшие женские богослово-педагогические курсы в Москве (1914) и 1 смешанный (Высшее художественное училище живописи, скульптуры, архитектуры Императорской Академии художеств). Женщины составляли всего 4 % студентов государственной высшей школы, с жестко ограниченным переч нем специальностей — медицина, педагогика, искусство, то есть тех сфер, где было наименьшее жалованье среди специалистов с высшим образованием5.

В 1904 г. в Петербурге были организованы негосударственные сельскохозяйственные курсы «Общества содействия женскому сельскохозяйственному образованию», названные «Стебуновски ми» в честь основателя И. А. Стебунова, которые положили начало высшему женскому народнохозяйственному образованию6.

23 сентября 1905 г. Совет Юрьевского университета постано вил: «Все лица, имеющие право на поступление в университет по образовательному цензу, должны быть принимаемы в число слу шателей независимо от пола, национальности, вероисповедания и учебного округа…»7. Несмотря на постановление, Юрьевские профессора не решились немедленно принимать девушек в число «посторонних слушателей» на все факультеты. И только в начале 1906/1907 учебного года женщины приступили к занятиям. Офи циальная статистика в то время не собиралась, однако заинтересо ванность в сборе достоверной статистической информации обнару жили сами вольнослушательницы и организации, выступившие за равноправие женщин.

С начала вступления женщин в ряды вольнослушательниц российских университетов происходит снижение их численности практически во всех вузах. Исключение составляли Харьковский и Новороссийский университеты, в которых за первые два года чис ленность женщин увеличилась, однако к 1910/11 учебному году в них она снижается более, чем в два раза. Наиболее оптимистичной была картина в Киевском университете, где с 1906/07 по 1909/ учебные годы контингент женщин возрос почти в три раза и прак тически не снижался в 1910/11 учебном году. В анализируемом пе риоде процесс абсолютного снижения численности женщин был более всего характерен для Казанского университета — в десять раз. В три раза меньше женщин становится в Петербургском уни верситете, в два с половиной раза — в Московском и в два раза — в Юрьевском (в настоящее время Воронежский государственный университет)8.

II этап: двадцатые — сороковые годы ХХ века. После Октябрь ской революции образование женщин рассматривалось как непре менное условие равенства полов. Для советской России женщины составляли колоссальный резерв рабочей силы, квалификация ко торой должна была повышаться. Для удовлетворения потребно стей общества в работниках высшей квалификации и привлечения все большего количества женщин в высшую школу были приняты законодательные акты, устанавливающие полное равенство муж чин и женщин в получении образования, выборе профессии. Была введена двадцатипятипроцентная квота для женщин на рабфаках высших технических учебных заведений, двухгодичная подготов ка к поступлению на рабфак, целевые направления от предприя тий. В итоге с 1928 по 1939 гг. удельный вес студенток в вузах увеличился с 28 до 43 %9.

III этап: советский период — пятидесятые — восьмидесятые годы ХХ века. На этом этапе квотирование мест для женщин было отменено, поскольку все виды образования для представителей обоих полов стали доступны в равной степени. Происходит на правленное увеличение штатного персонала высших учебных и научных учреждений, при этом женщины все чаще занимают ниж ние ступени должностной иерархии: учебно-вспомогательного персонала, лаборантов, ассистентов и т. п.

IV этап: 1990-е — по настоящее время. Начиная с 1990-х годов, наблюдается снижение престижа профессии, резкое уменьшение финансирования высшей школы и, как следствие, снижение за работной платы. Происходит массовый отток мужчин из высшей школы, их места начинают занимать женщины, согласные рабо тать за низкое вознаграждение в сложившихся условиях транс формации экономики, изменения структуры занятости, растущей безработицы.

История женщин в высшей школе показывает, что свое количе ственное превосходство они получают в условиях сложных, смут ных обстоятельств в государстве, когда существует острая необ ходимость в рабочей силе, падает престиж профессии, снижается финансирование, которое ведет, прежде всего, к снижению зара ботной платы. В таких условиях все более очевидным становится разделение специальностей на «мужские» и «женские». В зависи мости от соотношения доли мужчин и женщин классификация на учных направлений выглядит следующим образом:

«Мужские» — физико-математические, технические, компью терные, геология, где соотношение колеблется от 25:1 до 6:1.

«Женские» — социально-гуманитарные, экономические, с со отношением женщин и мужчин 2:1.

«Нейтральные» — химия, биология, зоология, ботаника, где соотношение колеблется от 5:1 до 3:110.

Тенденция «половой привязки» научных дисциплин про является с момента вступления женщин в высшую школу. Боль шинство женщин в начале ХХ века обучалось на медицинском и юридическом факультетах. 16,1 % отдали свое предпочтение физико-математическому направлению и только 13,5 % женщин обучались на историко-филологическом факультете. Нами вы явлено, что в разных вузах существовала различная структура профессиональных предпочтений женщин-вольнослушательниц.

В Московском университете более половины женщин обу чались на юридическом факультете, 28,0 % на медицинском, 13,1 % на историко-филологическом и только 2,8 % на физико математическом. В Петербургском университете самым по пулярным был также юридический факультет, однако высока доля тех, кто обучался на историко-филологическом и физико математическом. В Казанском университете предпочтения были на стороне физико-математического факультета. Студентки Ново российского и Юрьевского университетов отдавали предпочтение медицинскому факультету, причем во втором, таковых было почти 80 % (табл. 2).

Юноши, выпускники классических гимназий, в конце XIX — на чале ХХ века отдавали свои предпочтения физико-математическим наукам — от 17,0 до 27,5 % в период с 1899 до 1913 года, юридиче Таблица Распределение контингента женщин — вольнослушательниц по профессиональным предпочтениям в России в начале ХХ века Факультеты Историко- Физико Универси- Медицин- Юридиче филологи- математи теты ский ский Все ческий ческий го Абс. % Абс. % Абс. % Абс. % Московский 14 13,1 3 2,8 30 28,0 60 56,1 Петербург 32 29,6 29 26,9 — — 47 43,5 ский Казанский — — 14 41,2 11 32,4 9 26,4 Новорос 9 7,9 21 18,4 50 43,9 34 29,8 сийский Юрьевский 8 7,8 8 7,8 80 77,7 7 6,7 Итого 63 13,5 75 16,1 171 36,7 157 33,7 Источник: РГИА.Ф.733.ОП.154.Д.39 по материалам III съезда вольно слушательниц 18 октября 1909 г. в Петербурге. Цит. по: Иванов А. Е. Сту денчество России конца XIX — начала ХХ века: социально-историческая судьба / А. Е. Иванов. М. : Российская энциклопедия (РОССПЭН), 1999.

С. 127.

ским — 21,0—26,3 %;

медицине — 19,0—25,0 % в тот же период11.

Выпускники реальных училищ в период с 1905 по 1913 год име ли следующие приоритеты: технические и сельскохозяйственные науки от 62 до 72 %;

военные — 6,5—12,0 %12.

Для выпускниц VIII дополнительного педагогического клас са женских министерских гимназий наиболее привлекательными являлись в период с 1905 по 1913 годы историко-филологические (4,3—9,3 %), педагогические (4,0—7,1 %) и медицинские (3,2— 5,8 %) отрасли наук. Необходимо также отметить, что большин ство девушек либо пожелали сразу служить и не получать дальней шего образования (22,1—38,0 %), либо вообще не определились в своих намерениях (29,0—62,6 %)13.

Соотношение мужчин и женщин в учреждениях высшей школы зависит от ряда факторов, которые условно можно разде лить на экономические, социально-психологические, социально политические и культурные.

К экономическим факторам относятся: экономическая ситуа ция в стране;

потребность общества в дополнительной высоко квалифицированной рабочей силе в лице женщин;

уровень тер риториальной и профессиональной мобильности;

общий уровень научно-технического развития.

Социально-психологические факторы: мотивация мужчин и женщин к профессиональной деятельности в данной сфере;


пре стиж профессии;

приверженность женщин к занятости в условиях стабильности и минимального риска в бюджетной сфере, привыч ка работать в данной сфере.

Социально-политические факторы: государственная политика;

уровень законодательства в стране.

Культурные факторы: национальные особенности;

культурные традиции.

Становление рыночной экономики в России предопределило необходимость перестройки высшей школы в направлении адап тации к рынку труда. В этой связи трансформируются миссии субъектов высшей школы, и в настоящее время она выполняет следующие функции: 1) поставщика высококвалифицированной рабочей силы для рынка труда;

2) предоставления образователь ных услуг по основному и дополнительному профессионально му обучению;

3) долгосрочного воздействия на рынок профессий путем формирования образовательных программ. В связи с этим гендерная асимметрия среди студентов высшей школы может быть обусловлена престижем, спросом и предложением на рынке труда.

Конкурс больше на тех факультетах, где выше статус специально сти и возможно именно на эти факультеты будет поступать больше юношей, хотя явной дискриминации среди абитуриентов нами не выявлено.

В то же время, как показывают данные о численности студен тов российских государственных вузов, в России ярко выражена гендерная асимметрия по группам специальностей и направле ниям подготовки. При большей доле женщин среди студентов значительная часть специальностей все же остается «мужски ми». Это геология, разведка и разработка полезных ископаемых, энергетика, энергетическое машиностроение и электротехника, металлургия, машиностроение и металлообработка, авиационная и ракетно-космическая техника, морская техника, транспортные средства, технология машин и оборудования, электротехника, ра диотехника и связь, автоматика и управление, информационная и вычислительная техника. «Женскими» специальностями являются гуманитарно-социальные, образование и педагогика, здравоохра нение, культура и искусство, экономика и управление. Остальные специальности можно отнести к гендерно-нейтральным.

Наибольшая доля студентов среди обеих гендерных групп обучается по экономическим, управленческим и гуманитарно социальным специальностям. Среди наиболее популярных специ альностей у мужчин остаются транспортные средства, строитель ство и архитектура, у женщин — образование, здравоохранение14.

Необходимо отметить, что такая гендерная асимметрия, скорее всего, результат не дискриминации в системе высшей школы, а традиций и стереотипов сложившегося рынка труда.

В начале XXI века не произошло кардинальных изменений в структуре предпочтений гендерных групп студентов тех или иных специальностей15. Несмотря на это, необходимо обратить внимание на следующее. Существенно увеличилась доля студентов, получа ющих образование в области экономики и управления, особенно у девушек (в анализируемый период разница составила 9 пунктов).

Снизилась доля студентов, обучающихся по естественнонаучным специальностям, в большей степени среди девушек. Увеличилась доля юношей выбирающих образование и педагогику. Такие изме нения связаны, прежде всего, с требованиями современного рынка труда, однако они могут привести к перенасыщению его одними специалистами в ущерб другим, то есть государство будет вынуж дено тратить огромные средства для переобучения «лишних» спе циалистов, что, естественно, является неэффективным вложением средств в человеческий капитал.

Соотношение мужчин и женщин по отраслям специализации учебных заведений16 показывает, что наибольшая доля женщин обучается в сфере образования. Почти треть студенток получает образование в сфере промышленности и строительства. В анали зируемый период значительно возросла доля женщин в сфере эко номики и права. Приток студенток в эту область произошел за счет уменьшения их доли в сферах транспорта и связи, здравоохране ния, физической культуры и спорта.

Модальным признаком в ряду распределения мужчин по отрас лям специализации вузов является промышленность и строитель ство. Однако необходимо отметить, что с течением времени доля студентов этого направления существенно сокращается. В то же время увеличивается доля юношей, обучающихся в сферах обра зования, экономики и права.

В условиях трансформации современного российского обще ства, затрагивающих все стороны его жизнедеятельности все более остро проявляется проблема воспроизводства научно педагогических кадров, подготовка которых осуществляется в аспирантуре и докторантуре. При этом в условиях фемини зации науки и высшей школы все более актуальным становит ся исследование гендерной составляющей воспроизводства научно-педагогических кадров. На протяжении всего периода перестройки российского общества наблюдался отток высоко квалифицированных кадров из науки и образования, в первую очередь представителей мужской гендерной группы. В результа те в настоящее время в России имеют место процессы фемини зации и старения научно-педагогических кадров. Во многом это связано с финансовыми условиями и престижем работы в данных областях.

Как показало исследование ценностных ориентаций совре менных студентов17, среди их планов на дальнейшее обучение на первом месте оказалось получение второго образования (54,3 %).

Выше доля таких студентов среди девушек 56,1 % против 51,4 % у юношей. Возможно, это объясняется тем, что первые менее уве ренны в том, что смогут найти работу по специальности.

Высока доля студентов ориентированных на получение до полнительных образовательных услуг за рубежом. Так 28,3 % опрошенных планирует пройти стажировку в учебных заведени ях других стран и 17,7 % продолжить обучение по специальности в университетах Западной Европы и США. Среди респондентов ориентированных на продолжение обучения за рубежом больше студентов из г. Санкт-Петербурга (пройти стажировку планируют 31,3 % против 25,2 % среди воронежских студентов;

продолжить обучение — 19,1 % против 16,3 %). Пройти стажировку в учебных заведения других стран в большей степени стремятся девушки (33,8 %), нежели юноши (22,2 %). Невысока доля тех, кто плани рует дальнейшее обучение в магистратуре (15,2 %) и аспирантуре (14,0 %), т.е. ориентация на научную деятельность стоит у опро шенных на последнем месте. В два раза больше ориентированы на магистратуру студенты вузов Санкт-Петербурга, что возможно связано с большим развитием этого института в Северной столи це. Необходимо отметить более высокий уровень стремления к научной деятельности юношей. Так продолжить обучение в маги стратуре планирует 17,3 % студентов и 13,4 % студенток, на аспи рантуру нацелены 18,2 и 10,2 %, соответственно. В тоже время продолжить свой путь в науке намереваются только 5 % студентов, что, естественно, не лучшим образом отразится на воспроизвод стве научно-педагогических кадров, хотя эта позиция не является последней среди профессиональных планов респондентов. Кри тической выглядит ситуация с воспроизводством педагогических кадров для средней школы. Только 1,2 % студентов ориентированы на преподавание в школе.

Однако необходимо отметить, что в последние годы, как по казывает статистика, происходит существенное увеличение числа аспирантов, как среди мужчин, так и женщин. При этом нужно, безусловно, иметь в виду, что не все успешно закончившее аспи рантуру соискатели пополняют ряды работников науки и образова ния. Тем не менее, в период с 1999 по 2007 г.г. прирост аспирантов составил 38 %18. В тоже время наблюдается устойчивое преоблада ние мужчин среди аспирантов (57 против 43 % женщин). Все более явным становится распределение наук на «мужские» и «женские».

Женщины, обучающиеся в аспирантуре, преобладают в таких от раслях, как филология, психология, педагогика, фармация, куль турология, искусствоведение, медицина, биология. Аспирантки чаще других отраслей выбирают экономику (16,9 %), технические науки (11,1 %), педагогику (10,5 %), медицину (10,2 %), филоло гию (8,6 %), юриспруденцию (7,3 %)19.

«Мужскими» специальностями являются технические и физико-математические. Чаще других мужчины выбирают техни ческие науки (33,3 %). Далее идут экономика (19,2 %), юриспру денция (8,2 %), физико-математические науки (6,3 %) и медицина (4,3 %)20.

Интерес представляет динамика распределения аспирантов по полу и отраслям наук. Так если в 2003 году кандидатские диссер тации по социологии писали 2,6 % женщин и 1,5 % мужчин, то в 2005 году доля первых составляет 0,0 %, а вторых — 0,2 %. Инте ресен тот факт, что в 2007 году значения показателя возвращаются к уровню 2003 года21. Возможно, это было связано с финансовыми и организационными трудностями при написании диссертаций в этой сфере, требующих проведения дорогостоящих социологи ческих исследований, которые в те годы практически не финан сировались как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Возвращение значений показателей на прежний уровень вызвано, прежде всего, ростом актуальности и популярности исследований в данной области научного знания, а также расширением социоло гического образования в России.

Общая тенденция роста населения с экономическим и юри дическим образованием проявляется и на уровне поствузовского обучения. Так доля аспирантов-экономистов выросла с 1999 по 2007 гг. с 17,9 до 19,2 %. Еще более существенный рост произошел среди юристов: у женщин с 3,9 до 7,3 %, у мужчин с 4,9 до 8,2 %22.

За 1999—2007 гг. изменилось соотношение мужчин и женщин по отраслям наук. Постепенно увеличивается доля мужчин рабо тающих с области психологии, педагогики, фармации, культуроло ги, химии. Наиболее существенные изменения произошли в сфере экономики. Если в 1999 году соотношение женщин и мужчин было 60 к 40 %, то в 2007 — оно изменилось с точностью до наобо рот. Существенно увеличилась доля женщин среди ветеринаров (на 10 %), мужчины занимают более прочные позиции в фармации (14 %) и науках о земле (10 %)23.

В докторантуре с течением времени женщин становится все больше (за 1999—2007 г.г. прирост составил 31 %), в то время как в когорте мужчин наблюдается противоположная тенденция (число докторантов уменьшилось на 13 %). В результате если в 1999 году в докторантуре обучалось 36 % женщин и 64 % мужчин, то в 2007 году уже 46 % первых и только 54 % вторых. Таким образом на лицо процесс феминизации научно-педагогических кадров. Карти на распределения на «женские» и «мужские» науки в целом остает ся неизменной. Однако необходимо отметить некоторые изменения в структуре докторантов. Среди фармацевтов резко возросла доля женщин, и из «мужского» данное направление становится «жен ским». Число женщин существенно увеличилось среди искусство ведов, политологов, юристов и ветеринаров. В культурологической науке происходит прямо противоположный процесс. Социология из гендерно-нейтральной отрасли становится преимущественно «мужской»24. И хотя статистикой не освещен вопрос распределения научного и профессорско-преподавательского составов по отрас лям наук, осуществленный анализ структуры аспирантов и доктор антов дает хотя и не полую, но достаточно четкую картину о пред ставительстве мужчин и женщин в различных научных областях.

Российскими учеными З. Х.-М. Саралиевой и С. С. Балабано вым выявлены гендерные различия о времени принятия решения о поступлении в аспирантуру: у юношей окончательный выбор происходит значительно раньше, чем у девушек. Аспирантки чаще приходят из других вузов, у них чаще тема диссертации не связана с темой дипломной работы, и им приходится начинать с «нуля», тогда как более половины юношей имеют задел в виде дипломной работы или магистерской диссертации25.

Кроме того, анализ численности аспирантов и докторантов по полу и возрасту позволил выявить следующую закономерность.

Чем старше возрастная группа, тем больше в ней доля женщин.

Так среди аспирантов до 26 лет включительно 37 % женщин и 63 % мужчин, в возрастной группе 27—29 лет картина прямо противо положная — 58 % женщин и 42 % мужчин, 30—34 — 65 и 35 %, соответственно, 35—39 — 63 и 37 %, 40 лет и более 61 % женщин и 39 % мужчин26.

Среди докторантов прямо противоположная ситуация. Чем старше возрастная группа, тем больше в ней мужчин. До 49 лет соотношение женщин и мужчин практически равное. В группе 50—59 лет 37 % женщин и 63 % мужчин, 60 лет и старше только 13 % женщин и 87 % мужчин27.

В современной литературе достаточно часто рассматривается проблема карьерного роста мужчин и женщин, актуальная и в ис следовании социальных проблем высшей школы, так как должност ное продвижение профессорско-преподавательского состава явля ется неотъемлемой частью развития всей системы высшей школы.

Согласно теориям институциональной дискриминации, «доми нирующий статус» групп оказывает поддержку привилегирован ным позициям на рабочих местах. Эти привилегии распространя ются на организационные нормы, процедуры найма, разделение труда, распределение должностных обязанностей. Они как посто янны, так и реконструируются по отношению к доминирующим группам через неформальную сеть информации и принятие реше ний. Те, кто контролируют «доступ к служебной лестнице» могут использовать постоянно работающий механизм, основанный на социальном подобии в отношении потенциальных новых работни ков28. То есть мужчины, занимая более высокие должности, имеют воздействие на разделение труда в вузе и более высокий уровень репрезентативности на управленческих должностях. Вследствие этого происходит концентрация женщин на более низких позици ях, их доступ к руководящим должностям с более высоким стату сом, уровнем оплаты труда, наградам и привилегиям блокируется.

В общей численности профессорско-преподавательского со става вузов России нет существенного неравенства в предста вительстве женщин и мужчин. Однако наблюдается процесс фе минизации в российской высшей школе. Так за 1999—2008 гг.

произошло изменение численности преподавателей в пользу жен щин. Их численность возросла на 50 %, в то время как у мужчин только на 17 %. Кроме того, если в 1999 г. в вузах работало 48 % женщин, то в 2008 г. их доля составила уже 54 %.

Имеет место существенная гендерная асимметрия в должност ном статусе. Чем ниже должностная ступень, тем большую долю занимают на ней женщины. Так, наибольшее число женщин сре ди преподавателей, ассистентов и старших преподавателей. При этом наблюдается тенденция увеличения доли женщин на этих по зициях. Гендерно-симметричной является позиция доцента. Здесь разрыв в соотношении удельных весов несуществен и с течением времени становится все меньше.

Тенденция сокращения доли женщин от нижней позиции по должностной лестнице нарушается на уровне профессора в со ставе кафедр. На уровне заведующего кафедрой и декана доля женщин несколько выше, то есть, начиная с позиции заведующего кафедрой, тенденция к уменьшению доли женщин возобновляет ся. Это можно рассматривать как свидетельство того, что продви жение женщин по административной лестнице до должности за ведующего кафедрой и декана более успешно, чем по собственно научной до уровня доктора наук и профессора. Несмотря на то, что доля женщин среди руководящих работников несколько уве личилась с течением времени, они по-прежнему занимают слабые позиции на этих должностях. Их представительство на высших ступенях должностной лестницы практически незаметно. Такая гендерная асимметрия подтверждает общие тенденции в сфере за нятости и во многом остается хуже, чем в других сферах жизнедея тельности общества.

Распределение женщин по должностям выглядит следующим образом: 93 % женщин заняты на неруководящих должностях, и лишь 7 % женщин-руководителей различных уровней, чем выше уровень управления, тем ниже доля женщин. Среди мужчин на не руководящих должностях заняты 83,8 %. Руководители-мужчины составляют 16,2 % от численности всех мужчин в профессорско преподавательском составе вузов России, что в два с половиной раза больше, чем у женщин.

Наименьший уровень гендерной сегрегации на уровне долж ности доцента. Здесь кратность составляет 1,1 раза между долями женщин и мужчин29.

В этой связи остается нерешенной проблема «стеклянного по толка», то есть при отсутствии видимых, официально закреплен ных ограничений для женщин, они, тем не менее, имеют ограни ченные возможности для продвижения по служебной лестнице.

Такая ситуация во многом может быть объяснена сложившимися предрассудками и социокультурными традициями. Мужчины тра диционно занимают руководящие должности в вузах — от заве дующих кафедрами до ректоров. Это объясняется, прежде всего, тем, что более 500 лет представителями высшей школы и вообще науки были исключительно мужчины. Они не хотели делиться завоеванным пространством и выдумывали преимущества, кото рые они имеют над женщинами, которые начали ликвидироваться только с начала прошлого столетия, а некоторые сохраняются до сих пор. Так, Бернард и Шлаффер различают 4 типа преимуществ, которыми обладают мужчины в высшей школе:

• историческое превосходство: отсутствие женщин в универ ситетах. Даже архитектура, картины и колонны в учебных заведе ниях были посвящены мужчинам;

• статус превосходства: отсутствие женщин на «верхних пози циях в университетах». Поколениями мужчины были заведующи ми кафедрами и занимали другие управленческие должности. Они составляли количественное большинство на верхних позициях, и изменить эту ситуацию в недалеком будущем вряд ли реально;

• превосходство в массе поколений: любая попытка женщин заключить контракт и интегрироваться в высшие должностные структуры сталкивается с мужской солидарностью, которая про является в виде «примитивного чувства мужского достоинства»;

• преимущество коалиций: вышеобозначенные преимущества создают предпосылки для коалиций в принятии управленческих решений на чисто социальном и поддерживающемся родстве между мужчинами. Незначительное представительство женщин в управленческих структурах вузов не может создать противодей ствия такому положению дел30.

Сами женщины объясняют ситуацию преобладания мужчин на руководящих должностях следующим образом. Опрос, проведен ный в 1998 г. в МГУ, показал, что основной причиной такой ситуа ции является то, что «мужчины быстрее делают карьеру, так как имеют для этого больше времени и возможностей, чем женщины».

Это отметили 78 % опрошенных. 61 % респонденток считают, что «мужчины занимают более высокие должности и руководящие по сты в силу сложившейся практики, традиции» и лишь 28 % опро шенных отметили, что «мужчины более успешны и результативны в работе»31.

Американские ученые отмечают, что учебные заведения, в кото рых женщины занимают высшие руководящие административные посты, обнаруживают больше женщин как среди профессорско преподавательского состава, так и административных должностей, а также чаще привлекают на работу женщин внутри и вне учебных заведений32.

Одной из причин медленного и недостаточного должностного роста женщин по сравнению с мужчинами является двойная на грузка на работе и дома. Этот факт отмечают как российские, так и зарубежные исследователи.

С. Романин и Р. Оувер, исследуя семейные и профессиональ ные роли преподавателей австралийских университетов33, выяви ли зависимость профессиональной карьеры от количества детей.

Замужество и рождение детей заставляет женщин чаще, чем муж чин прерывать карьеру, или переходить на неполный рабочий день, причем, чем больше детей, тем больше вероятность, что женщина уйдет с работы. Карьерный рост женщин замедляется прямо пропорционально увеличению количества детей, что не влияет на мужскую карьеру. Женщины чаще, чем мужчины жерт вуют созданием семьи и рождением детей в пользу профессио нальной карьеры.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.