авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омский государственный ...»

-- [ Страница 9 ] --

Чувства солидарности и товарищества представляются неадекватными современности, архаичными и рудиментарными, а на их место возводит­ ся принцип индивидуализма. В итоге десоветизация как стратегема за­ бвения части народного культурного наследия, как насильственная трансформация общественного сознания, как молот социальных смыс­ лов, как новый манипулятивный проект, переходит в декультурацию и дерусификацию, вызывая к жизни глупое самооплевывание и неоправ­ данное чувство вины. Ведь согласно ей советский проект следует счи­ тать одним большим преступлением, а последние почти сто лет целесо­ образно представлять как период глубокого позора России, как черную дыру истории, достойную не гордости, а покаяния. А как же победа в войне, полет в космос, индустриализация и создание гигантского про­ мышленного комплекса, бесплатное образование и медицина, социаль­ ные программы, великая наука и культура? Именно достижениями со­ ветского периода нужно гордиться а не курсом на десоветизацию, предпринятую теми, кто, не совершив никаких принципиальных дости­ жений, проедает богатое советское наследие. Очерняя советскую эко­ номику и производство, постсоветские лоббисты очерняют то, чем сами активно пользовались, то, на чем набили себе карманы. Десоветизация искореняет нормальный здоровый патриотизм. Думается, под знаменами десоветизации и десталинизации создается легитимность объявления вне закона, как сталинских, любых исходящих из общественных низов по­ пыток внедрения необходимых для современного общества тех или иных социалистических преобразований, пересмотра результатов прива­ тизации, раскулачивания олигархата и т. д. В условиях, когда капитализм показал свою несостоятельность, поворот в сторону социалистических преобразовании архиважен, но если власть инициирует десоветизацию, она обрубает концы для реализации не просто важного и нужного, а НЕОБХОДИМОГО.

На Сталина современные либералы навешали столько ярлыков, что живого места не осталось. Они его обвиняют во всем плохом - в том числе в нападении Гитлера. А все хорошее, что было в СССР - инду­ стриализация, экономический рост, победа в войне - они приписывают некоей фатальной событийности, которая произошла якобы не благодаря Сталину, а несмотря на него. Впрочем, большинству либералов эти по­ ложительные сдвиги положительными не представляются.

Не было ведь ни общества потребления, ни спасительного кредита и кредитомании, ни красивого гламура, ни отхода власти от регулирования экономикой, ни интеграции в цивилизованный западно-американский мир. Следователь­ но, ничего хорошего не было. Современный режим не идет ни в какое сравнение с советским. Те 1(е.ли, которые декларировались в перестроеч­ ное время, выполнены не были. Мы не достигли ни экономического ро­ ста, ни совершенствования качества производства, ни внедрения новых технологии. Двадцать лет попыток идти по пути построения капита­ лизма показали полную несостоятельность этого пути, его тотальную ошибочность. Советский проект преобразовал аграрную страну в инду­ стриальную и одержал победу в Великой Отечественной войне. Совре­ менный проект привел к деградации почти всего, чем был богат СССР и что он нажил непосильным трудом. В упадок пришла не только ма­ териальная сфера, связанная с производством, но также идеальная, поскольку статус добродетели получили самые негативные человече­ ские качества. Современный проект расписался в собственной полити­ ческой, экономической и культурной импотенции, о чем можно утвер­ ждать совершенно объективно, отбросив в сторону всякую идеологиче ск\!ю предвзятость.

Скрываясь за здравым и необходимым стремлением отдать дань жертвам сталинских репрессий, проводят не десталинизацию (которая была начата еще Н.С. Хрущевым в проекте по развенчанию культа лич­ ности Сталина), а десоветизацию. Десталинизация и десоветизация - раз­ ные проекты, и не стоит подменять одно другим, как это делают либералы и заокеанские лоббисты, пытаясь экстраполяцией имени Сталина на весь советский период делегитимировать этот период. Проявление уважения к репрессированным в сталинские годы необходимо, но оно совершенно не требует принятия программы десоветизации. К Сталину можно отно­ ситься по-разному: как к человеку, проведшему индустриализацию, вы­ игравшему Великую Отечественную войну, сохранившему и расширив­ шему целостность Советского Союза, и в то же время как к монстру, совершившему ужасные преступления перед своим народом. Однако Сталин не олицетворяет собой СССР и всю хронологию существования Советского Союза. Поэтому нельзя допускать подмену понятий, соглас­ но которой, говоря о скорби по отношению к репрессированным в ста­ линское время, по сути развенчивают культ всего советского. Скорее всего, как память о репрессированных, так и сталинская тирания высту­ пают всего лишь ширмой, отговоркой, служащей легитимации внедре­ ния крайне вредной программы. Сама же личность Сталина, как и судь­ бы подвергшихся незаслуженным репрессиям, мало волнуют современ­ ное либеральное пропагандистское лобби. Десоветизация произошла еще во времена перестройки. Собственно, перестройка и есть десовети­ зация. Однако сегодня потребовалась новая десоветизация, поскольку тогда окончательно и бесповоротно добить СССР не на бытийственном, а на ментальном уровне не удалось, не удалось ликвидировать оставши­ еся островки советских (нравственных, коллективистских) ценностей, мешающих интегрировать Россию в глобальную систему. Целясь в СССР, разрушают даже не советскую, а просто высоконравственную культуру.

СССР отличался нормальной стратификацией общества, отсут­ ствовал разрыв между бедными и богатыми, квалифицированные со­ трудники получали больше неквалифицированных, не было паразитиче­ ской предельно огламуренной прослойки, которая сегодня называет себя прогрессивным и креативным классом, занимается сомнительным искус­ ством шоу-бизнеса и торговыми спекуляциями. В СССР и представить себе не могли, что какой-нибудь бездарный деятель типа Билана или Тимати будет получать в десятки раз больше вузовского преподавателя.

СССР родил множество великих ученых и деятелей искусства. В СССР у любого человека была возможность получить бесплатные качествен­ ное образование и медицинскую помощь. Наконец, советский народ по­ бедил в 1941 г. Но в 1991 г. победу удержать не удалось: это был уже другой народ, одурманенный американской мечтой, и борьба велась уже другими, более хитрыми и подлыми способами. Так заслуживает ли со­ ветский народ и советский режим тотального очернения? Конечно, нет.

Жаль только, что этого не понимают отчаянно критикующие все совет­ ское российские компрадоры, некоторые из которых занимают очень высокие государственные должности. Видимо, их критическая позиция суть проявление вытесненного комплекса неполноценности, связанного с осознанием недостатка сил, интеллекта и воли создать такой грандиоз­ ный проект, как Советский Союз с его инфраструктурой и культурой.

Переполняющие их неблагодарность к прошлым поколениям, зависть и невежество, отсутствие долга и обязанностей, сродни качествам опи­ санной Ортегой-и-Гассетом массы146, которая также ненавидит все новое и ценное, имеют непосредственную связь с их идеологической позицией.

Если достоверно неизвестны виновные в тех или иных историче­ ских событиях типа массового убийства польских офицеров в Катын­ ском лесу, ничто не дает право категоричным образом обвинять в них кого-то конкретного. Но этим категоризмом любят пользоваться те. кому интересна не истина, а дискредитация истории России. Особенно непри­ ятно то, что российская власть признала вину Советского Союза за убийство этих поляков и просила у Польши прощения. Зачем Кремль признал вину советского руководства, да еще после того, как в антисо­ ветской теории были найдены грубые фальсификации? Ведь признание антисоветской (антироссийской) теории, недоказанной основательно, есть очередной вклад в «великое» дело масштабирования русофобии.

Западу именно это и надо, он заинтересован в заполнении исторического пробела тем материалом, который выгоден именно ему, но не России.

Добавлю, что признание власть имущими ответственности совет­ ского руководства за катынское дело ставит крест на дальнейшем рас­ следовании. После того, как данная версия была признана Кремлем, ни­ какой следователь не станет с ней спорить. В ином случае неангажиро ванному следователю, который придерживается противоположной точки зрения, просто не дадут принять «неудобного» решения. Катынское де­ ло, как и многие другие, имеет статус не научно-исторический, а сугубо политический. В польских лагерях погибали красноармейцы, но Польша не спешит признавать за собой преступления перед Россией. Так почему же нам надлежит каяться, а значит, признавать вину за то, в чем скорее всего мы невиновны?

Часть описаний исторических фактов выглядит весьма сомни­ тельно, даже несмотря на то, что эти факты приводятся не в продуктах китчевой культуры и не в книгах новоявленных историков, которых официальная наука не приемлет, а именно в традиционных учебниках по истории. Мы до сих пор не знаем многого о тех или иных исторических деятелях и событиях, мы до сих пор не знаем настоящих причин войн |% См.: Ортега-и-Гассет X. Восстание масс // Ортега-и-Гассет X. Избранные труды. - М. Весь Мир. 2000. - С. 43-163;

Он же. М ^саП а // Ортега-и-Гассет X.

Эстетика. Философия культуры. - М., 1991. - С. 163-175.

и революций. В лоне не только исторической науки, но и исторического дискурса появляется огромное разнообразие противоречащих друг другу концепций, рост которого указывает на методологическую смерть исто­ рии, а вместе с тем и исторического сознания.

В годы перестройки парадигму былого величия сменила парадиг­ ма социального уродства. И эта парадигма продолжает существовать, на что указывает все тот же экран телевизора. Видимо, создавая атмосферу «никуда не годного совка», манипуляторы надеются вызвать большую благосклонность к нынешним ошибкам (мягко сказано), легитимировать их путем очернения прошлого - очернения не только ошибок прошлого, но и достижений. Фильм «Адмирал» представляет Колчака этаким геро­ ем, несмотря на то, что он проводил массовые расстрелы мирного насе­ ления. Данный фильм также направлен на декоммунизацию, которая поддерживается созданием положительного образа врага большевиков.

В передаче «Суть времени»197 С.Е. Кургинян говорит, что, соглас­ но результатам общероссийского социологического опроса, охватившего почти 35 тысяч человек, подавляющее большинство респондентов не поддерживает курс на десоветизацию. 69 % дают отрицательную оценку программе десоветизации;

не хотят признавать СССР преступным госу­ дарством, осуществляющим геноцид своего народа и виновным в развя­ зывании Великой Отечественной войны 89,7 %;

из относящихся к про­ грамме нейтрально 85,1 % не хотят ее реализации на практике;

из под­ держивающих программу 40,6 % не поддерживают ее реализации;

90,3 % горожан и 87,4 % сельчан против программы, что противоречит мифу о либеральной прогрессивности города и архаичности села (мол, только в селах люди не желают десоветизации);

среди верующих и неве­ рующих людей примерно соразмерны как количество оппонентов десо­ ветизации, так и градус ее неприятия по десятибалльной шкале, хотя часто слышны отождествления атеистов с коммунистами;

даже 80 % людей 15-19 лет не поддерживают программу;

отрицают программу 84,7 % людей с неполным средним образованием, 89 % - с незаконченным высшим, 86,5 % - со средним, 85 % - с незаконченным высшим и 92,1 % с высшим, что противоречит либеральным мифам о настоенности только темных необразованных людей против данного курса;

национальный критерий особого значения не имеет, так как среди представителей каж­ дой национальности наблюдается большой отрыв в пользу непринятия программы и по количеству респондентов и по степени отношения к программе по шкале;

не поддерживают программу десоветизации 1 7 Кургинян С.Е. «Суть времени». Вып. 14. 9 1Л1Ь: Ь»р:/Лу\у\у.

kurginyan.ru/publ.зЬ1т1?сп»1=а1с1&саГ=4&14= 88,9 % безработных, 87,5 % предпринимателей, 85 % учащихся и сту­ дентов, 84% наемных рабочих, 90,7 % пенсионеров, 91,1 % военных и МВДшников, 91,9 % работников крупных компаний;

90,7 % сотрудни­ ков госпредприятий;

региональный фактор также не является показа­ тельным, поскольку в каждом регионе число оппонентов значительно выше числа симпатизирующих программе десоветизации. В другом вы­ пуске этой же передачи'48 С.Е. Кургинян приводит результаты другого не менее масштабного социологического опроса: 53 % предпочитают доведению до конца начатых в 1990-е гг. реформ, возвращение к совет­ скому порядку, 91 % предпочел национальному развитию за счет ограб­ ления колоний и подавления других развитие за счет собственных ре­ сурсов и национальных ценностей (настоящий антиамериканизм!), 50 % назвали следствием происходящей сейчас десоветизации возможный распад страны, только 2 1 % увидел в десоветизации средство для модер­ низации, признали величие СССР и советского народа 86 % (и лишь 7 % признали преступность Советов), всего лишь 19 % считают падение СССР естественным процессом (все другие согласились с предатель­ ством руководства страны, с подрывной работой зарубежных спецслужб, с доверием народа антисоветской пропаганде), 60 % в случае развала РФ стали бы протестовать, 52,9 % говорят о существующей ностальгии по СССР среди более половины их знакомых, 71 % считают ностальгию оправданной, 62 % не согласились променять целостность РФ на запад­ ный уровень благосостояния, свободы и безопасности. Я перечислил не все результаты, так как опрос был достаточно широким, и я решил при­ вести самые главные результаты. Добавлю только, что, согласно прове­ денному опросу, значительное большинство говорит о самых разных потерях, именно потерях, которые понесли люди после падения Совет­ ского Союза. Отрадно, что ментальное пространство российского насе­ ления не проел либеральный червь десоветизации. Ведь колокол, бьющий по Советам, автоматически бьет по нам. Однако, несмотря на обще­ ственное мнение, курс на десоветизацию выбирается нашей властью самовольно.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе приняла возмутительную резолюцию, согласно которой сталинизм и гитлеризм приравниваются как одинаково нелегитимные режимы, осуществившие геноцид, нарушение прав и свобод человека, военные преступления и преступления против человечества. По данной резолюции, ответствен­ ность за начало Второй мировой войны разделяется между обоими ре 1 8 Кургинян С.Е. «Суть времени». Выпуск 26. - 1ЖЬ: 1|Ир://мг«лу.

kurginyan.ru/publ. 51НтГ?спк1=ас1с1&са1=4&1с1= жимами. Было предложено объявить день подписания 70 лет назад пакта «Риббентроп-Молотов» (23 августа) общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах мас­ совых депортаций и казней. Эта резолюция, очень близкая своим содер­ жанием к принятой правительством РФ программе десоветизации, вы­ звала справедливую волну возмущения. Получается, население страны, победившей агрессора, должно вместе с агрессором каяться за «развязы­ вание войны» и тем самым признать свою преступность. Созданное при КПРФ молодежное движение «Поколение победы» подало на парла­ ментскую ассамблею Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе иск в европейский суд по правам человека на сумму 27 трилли­ онов евро - по миллиону евро на каждого гражданина СССР, погибшего на войне. Правда, этот иск обладает нулевой степенью эффективности, поскольку европейский суд по правам человека связан со структурами, заинтересованными в подавлении России. Однако, несмотря на беспер­ спективность поданного иска, решение обратиться в суд следует оцени­ вать положительно. Ведь оно знаменует нежелание части российской общественности проглатывать резолюции европейских лоббистов и в каком-то смысле сопротивление их действиям. Последователи тех, кто поддерживал германский национализм и те, кто сейчас поддержива­ ют американский неофашизм, завопили о правах человека, извращая в очередной раз российскую историю. Сейчас они облили нас грязью, а завтра, возможно, сами подадут на Россию иск за «преступления ста­ линского режима против граждан европейских стран».

Очернение советской (и досоветской) культуры, нарратив десове­ тизации, вызывает у русского люда комплекс вины, чувство историче­ ской неполноценности и ненависть к своей истории за совершенные пе­ ред собственным и другими народами преступления, за насаждение «красной чумы», за лагеря ГУЛАГа и прочее. Представление русской истории в виде сплошной полосы внутреннего и внешнего насилия, где не было ни единого просвета человечности, формирует русофобские настроения не только в других странах, но и у нас, заставляя россиян ставить под сомнение ценность своей национально-культурной идентич­ ности, инициируя кризис этой идентичности.

В том числе благодаря взращенным в СССР русофобским, западноцентрированным настроени­ ям Запад победил в холодной войне. Причем машинерия нового мифо­ творчества опирается на идею ненужности традиций и национальных особенностей, на идею их атавистичности и несовременное™. Мало то­ го, сегодня во всем «прогрессивном» мире актуализируется убежден­ ность в необходимости преодоления не только каких-то отдельных национальных традиций, но и национальных культур. Мол, человече­ ский прогресс дошел до полной интеграции всех и каждого в некое еди­ ное культурное пространство. Потребительство, ставящее крест на наци­ ональных корнях и инаковостях, является немаловажной тенденцией современной мировой культуры. Чем сильнее проявляет себя процесс изгнания всего советского из национального ментального простран­ ства, тем в большей степени появившийся ментальный вакуум завоевы­ вают либерально-потребительские идеологемы. Этот процесс происхо­ дит автоматически, ибо пока не наблюдается никакой третьей куль­ турной сипы, этически самодостаточной, социально созидающей и при этом противопоставляющей себя как остаткам советского, так и но воприобретениям потребительского. В условиях отсутствия такой силы ослабление советских ценностей неминуемо ведет к упрочению потребительских антиценностей. Процесс приобретает основанный на взаимоискпючении характер «шш-или».

Да. нам есть чего стыдиться, есть что вменять себе в вину. Но виновны мы не в своем «бесчеловечном» советском прошлом, а в своем мещанском настоящем. Обывательщина, индивидуализм и конформизм должны формировать не гордость за личные успехи и достижения, а гпубокое чувство вины, которое, возможно, станет условием рож де­ ния подлинной, мыслящей и действующей гражданственности. Некото­ рые патриотично настроенные молодые люди спрашивают у своих роди­ телей о том, где те были во время развала СССР и почему не смогли противостоять силам зла. Не смогли противостоять или даже не пыта­ лись? Наверное, каждому из нас будет неприятно слушать укоры от сво­ их детей за бездействие не в период горбачевской перестройки, а в пери­ од подхода к той точке невозврата, которая может наступить уже в самое ближайшее время. Если среди наших соотечественников находятся лю­ ди, которые поддержкой десоветизации и требованием национального покаяния решили излечить общество от «осквернения историей», пусть они, эти сванидзе, Карагановы, млечины и т. д. (сделавшие карьеру в со­ ветское время, а сейчас его проклинающие), начинают покаяние с себя.

Особенно отличился антисоветской риторикой председатель пре­ зидиума общественного Совета по внешней и оборонной политике С.А. Караганов, предложивший программу «десталинизации общества»

в 2011 г. на Совете при Президенте РФ по развитию гражданского обще­ ства и правам человека. Согласно Караганову, «народу России после последних 100 лет почти не за что себя уважать»;

советский период одно большое преступление, а Советский Союз - преступное государ­ ство, «вся Россия - большая Катынь» (массовые захоронения в Катыни осуществил НКВД);

советское государство осознанно истребляло свой народ;

СССР такое же тоталитарное государство, как гитлеровская Гер­ мания;

ответственность за Вторую мировую войну налагается как на гитлеровскую Германией, так и на СССР;

необходимо переписать учеб­ ники истории, чтобы в них делегитимировался СССР;

необходимо за­ претить быть госслужащими тем, кто сомневается в преступности СССР;

необходимо исключить или переименовать все связанные с историей СССР памятные даты. Как говорится, комментарии излишни.

Для жизнеспособности нации необходимы свои национально со­ зидающие особенности, проявляемые как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Иначе нация продолжит прогибание под диктаты, стремящиеся окончательно атрофировать национально-освободительные характерологические свойства и на их место водрузить те качества, ко­ торые необходимо любой диктатуре взрастить в народе, чтобы сделать его еще более подвластным. Чтобы сделать его номадическим в психо­ логическом смысле народом, лишенным истории, национальной психо­ логии и не помнящим своего родства. Народ, лишенный своей истории и связи между поколениями, деконсолидируется, десолидаризируется и вынуждается заимствовать чужие ценности. Трудно согласиться с за­ явлением аплодирующих перестроечным реформам либералов, будто после исчезновения с карты мира СССР и появления на его обломках России родилось новое государство и новый народ. Они с гордостью говорят, что живут в новой стране - России. Получается, что Россия и ее народ насчитывает не многовековую (а может даже, и многотысячелет­ нюю) историю, а всего лишь двадцатилетнюю. Целесообразно причис­ лять к своим соотечественникам не только тех людей, которые вошли в постсоветскую историю, но и Дмитрия Донского, Александра Невско­ го, А. С. Пушкина, Ф. М. Достоевского, С. Есенина, Ю. Гагарина и др.

Фальсификация истории предполагает искажение одних событий и замалчивание других. Результатом фальсификации становится вызов раскаяния с чувством вины, комплекса исторической неполноценности и убежденности в историческом поражении. Все это бьет по национальной культуре, и данный удар производится как извне, так изнутри. Все эти взращиваемые в национальном сознании народа самоненавистнические стереотипы делегитимируют систему, которая его защищала, и легити­ мируют систему, которая, вооружившись гайдаровскими реформами, его ограбила, перенесла значительную часть народа за черту бедности и раз­ валила инфраструктуру страны. Наконец, десоветизация подпитывает напряженность на постсоветском пространстве и способствует еще боль­ шему отдалению братских народов.

Чем дальше заходит процесс ментального опустошения этноса, тем труднее этносу разогнуть плечи, встать на ноги и сбросить тяжелую ношу, тяжесть которой ощущается скрытно и неявно. Мифологемы, с помощью которых переписывается история, - инструменты создания трещины в монолите культурного базиса того или иного этноса. История - одна из областей культуры, и при ее ревизии ревизионируется культу­ ра. Для разрушения коллективного сознания необходимо разрушение истории путем внедрения в нее абсурдных эпизодов. Вообще, русская история - это поле сражений, на котором героев перевоплощают в анти­ героев. А вместе с тем деконструируется и культурно-историческая (национальная) память как основа национального самосознания. Там, где расшатывается общий нарратив истории, культурная память тоже рас­ шатывается и общество становится мнительным, аморфным и пластили­ ноподобным в самоидентификационном, культурном, когнитивно­ волевом и других смыслах, оно теряет защиту перед враждебными влия­ ниями, в том числе атомизирующими социум. Историческое сознание является структурирующим элементом национальной культуры;

общ­ ность, у которой отсутствует история, не имеет также и национальной культуры. Прислушаемся к Ф. Ницше: «...Только благодаря способности использовать прошедшее для жизни и бывшее вновь превращать в исто­ рию человек делается человеком»|99. Как писал К. Ясперс, «историче­ ский процесс может прерваться, если мы забудем о том, чего достигли, или если достигнутое нами на протяжении истории исчезнет из нашей жизни»200. Тезис о том, что история сама все расставит на свои места, неверен. Без усилий человека она ничего не расставит. Просто некому будет расставлять. С потерей прошлого теряется настоящее и будущее.

История становится политикой, спекулирующей на прошлом, тогда, когда заинтересованные структуры создают невыгодные для нас ин­ терпретации российских и советских исторических событий. Нацио­ нальная история и культура должны остаться в нестертой людской памяти, несожженных музеях и не уничтоженных архивах. Их суще­ ствование зависит от нашей преданности им, а наше духовное суще­ 199 Ницше Ф. Несвоевременные размышления: «О пользе и вреде истории для жизни». - 1ЖЬ: Кир://\у^.уп2.П|/8ргаук1/М1е123с11е-0-ро1ге%2(Ы-гес1е.Ыт 200 Цит. по: Горюнов А.В. Современная модель социальных изменений.

Опыт экспликации // Социс. - 2011. - № 2. - С. 8-9.

ствование - от их сохранности. Инициированный настоящим судебный процесс над прошлым в конечном итоге ведет к осуждению не только проитого, но настоящего и будущего. Недаром говорят: кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет —тому оба.

Закончим главу словами поэта Н.К. Доризо:

«Каждый народ по-своему велик.

Бесценен вклад его в наследство вековое.

Так сбережем культуру и родной язык, Как самое на свете дорогое...»

Заключение Мы видим, что потребительство предлагает разрушающие чело­ века, сообщество людей и даже целые общества, антиценносги. Социум превращается в совокупность психологически и нравственно отдален­ ных друг от друга людей, между которыми исчезают собственно челове­ ческие скрепы, в общество институционализированного меркантилизма.

Потребительская культура хранит в себе множество вредоносных тен­ денций, и когда совершается переход потребительских идеалов и норм в соответствующие формы поведения, данные тенденции перестают ло кализовываться сугубо в ментальном пространстве адептов потребления, а воплощаются в их поведении, что влечет за собой социально и индиви­ дуально ощущаемые последствия. Развитие цивилизации привело к рож­ дению консьюмеризма, который, приводя, в свою очередь, к культурно­ му, аксиологическому, экономическому, интеллектуальному, экологиче­ скому вырождению, заслуживает пристального рассмотрения как про­ блемы, с которой по степени актуальности, пожалуй, не способна конку­ рировать практически не одна другая научная проблема.

На место общественно-созидающим ценностям добра, социальной справедшвости, свободы развития, гражданственности, семьи, ответ­ ственности, благородства, дружбы, экологической безопасности, интел­ лектуального и культурного просвещения, солидарности и взаимопомо­ щи ставится вещизм, подминающий под себя эти ценности, ведущий борьбу с ними. Эта борьба априори нелегитимна, поскольку названные ценности, как бы абстрактно некоторые из них ни звучали, всегда явля­ лись социально созидающими и всегда таковыми будут. Поэтому, в силу своей самодостаточности, они совершенно не поддаются никакому пере­ смотру, никакой ревизии и деконструкции. Нельзя поставить никакого императива, возвышающегося над ними и позволяющего себе отменять их или пересматривать, заменяя на другие, особенно противоположные.

Основа человеческого существования, придающая ему глубокий смысл, выражена в выходе человека из себя-мимолетного, себя-для-себя в сферу себя-нравственного, себя-для-себя-и-других. Это выход в сферу ценно­ стей, нерушимых текучестью бытия, подобно воплощающему в себе геро­ изм флагу, развевающемуся на ветру времен. Этот флаг служит одновре­ менно образцом для подражания и ориентиром на жизненном пути как для отдельно взятой личности, так и для общества.

У потребительской индивидуалистической культуры атрофирова­ на способность задавать правильные вопросы относительно того, к чему движется человечество.


Отказ от этой способности таит в себе значи­ тельную опасность. Консьюмеризм - тупиковый путь, от которого необ­ ходимо отказаться. Он представляет собой бессознательную волю к со­ циальной смерти. В зависимости от того, как человечество поведет себя в дальнейшем, в зависимости от того, повернет ли оно на более челове ко- и природосозидающий путь или продолжит играть в потребитель­ ские игры, сложится отношение к нам наших потомков. Или они оста­ нутся нам благодарны или же они отбросят нас на периферию истории, сказав, что общество и культура начала XXI в. попали в ловушку соб­ ственного производства, увязли в болоте аутореферентности и, пере­ черкнув возможности спасения, потянули за собой своих наследников.

Мы должны и обязаны оставить неизгладимый след в жизни наших по­ томков сделать ее счастливой.

Подвергнув современную потребительскую культуру тотальной критике, обрушившись на потребительские тенденции, мы показали глу­ бину и широту социально-культурного кризиса, который создан консь­ юмеризмом. Все-таки лучшие для человека вещи - это совсем не вещи.

М. Ганди заметил, что нечто, ранее являвшееся грехом, сегодня стало объектом поклонения. Закончим книгу его словами, отлично характери­ зующими современную эпоху:

Политика, лишенная принципов, Коммерция, лишенная морали.

Богатство, лишенное труда.

Образование, лишенное качества, Наука, лишенная человечности, Удовольствие, лишенное совести, Поклонение, лишенное жертвенности.

Публикации автора 1. Субъектная позиция студента в контексте профессионализации в вузе // Проблемы социальной работы: теория и практика: материалы II заочной Междунар. науч.-практ. конференции. - Омск: Изд-во Ом. гос.

ун-та, 2008. - С. 45-55.

2. Субъект эпохи постмодернизма: соотношение философского и психологического взглядов // Вестник Новосибирского государственно­ го университета. Серия «Психология». - 2008. - Т. 2. - Вып. 1. - С. 76-82.

3. Субъектносгь внутри массовой культуры // Электронный жур­ нал «Знание. Понимание. Умение». - 2 0 0 8 - № 4. Культурология,- URL:

http://zpu-joumal.ni/e-zpu/2008/4/Ilyin/.

4. Характеристика субъект-субъекгного взаимодействия в образо­ вательном процессе // Проблемы качества подготовки специалистов в системе высшего педагогического образования: сб. науч. тр. преподавате­ лей и аспирантов ОмГПУ / под общ. ред. И.П. Геращенко. - Омск, Изд-во ОмГПУ, 2008. - С. 171-182.

5. Проблема понятийной репрезентации массовой культуры // Ре­ альность. Человек. Культура: религия и культура. Материалы Всерос­ сийской науч. конф., Омск, 11 декабря 2008 г. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2008.- С. 227-231.

6. Ильин А.Н., Барханов П.В. Формы понимания категории «субъ­ ект» в гуманитарных исследованиях // Гуманитарное знание. Серия «Пре­ емственность»: сб. науч. тр. Ежегодник. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2008. Вып. 11.- С. 145-147.

7. Массовая культура и невротизм // Гуманитарное знание. Серия «Преемственность»: сб. науч. тр. Ежегодник. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2008.-В ы п. 11.- С. 185-187.

8. Проблема влияния средств массовой коммуникации на субъект­ ные характеристики человека // Языки культуры: историко-культурных, философско-антропологический и лингвистический аспекты: материалы региональной науч.-практ. конф. с международным участием. 6 февраля 2009 г. / сост. О.П. Фесенко;

под ред. А.И. Барановского. - Омск: Изд-во АНО ВПО «Омский экономический институт», 2009. - С. 57-66.

9. Массовая культура современной России как совокупность суб­ культур // Среднерусский вестник общественных наук. - Орел: Изд-во «Араке», 2 0 0 9.-№ 1. С. 21-26.

10. Борьба идеи в интерпретации явления массовой культуры // Омский научный вестник. - 2009. - № 1(75). - С. 102-104.

11. Место понятия «субъектная позиция» в структуре психологи­ ческого знания // Сопровождение и социализация человека в меняю­ щемся мире: материалы XI Междунар. студенческой науч.-практ. конф.

факультета психологии и педагогики ОмГПУ (21 апреля 2008 г.). Омск: Изд-во ОмГПУ, 2009. - С. 109-113.

12. Массовая культура и подходы к ее осмыслению // Материалы XLVII Междунар. науч. студенческой конф. «Студент и научно технический прогресс»: Философия / Новосиб. гос. ун-т. - Новосибирск, 2009.- С. 106-108.

13. Проблема подлинности субъекта: между модерном и постмо­ дерном // Омский научный вестник. - 2009. - № 2(76). - С. 114-116.

14. Иерархическая модель массовой культуры // Среднерусский вестник общественных наук. - Орел: Изд-во «Араке», 2009. - № 2. С. 67-75.

15. Мода как тенденция массовой культуры и ее влияние на челове­ ческую субъектность // Вестник омского университета. - 2009. - № 2. С. 21-29.

16. Проявление субъектности на различных уровнях массовой культуры // Вопросы культурологи. - 2009. - № 8. - С. 74-77.

17. Проблема фиксации семантических различий между уровнями массовой культуры статья Омский научный вестник. -2 0 0 9. - № 4 (79). С. 110-112.

18. Панк как явление китч-культуры // Электронный журнал «Зна­ ние. Понимание. Умение». - 2009. - № 4. Культурология. - URL:

http://www.zpu-joumal.rU/e-zpu/2009/4/llyin/ 19. Сущность категории «субъект» и ее атрибутивные характери­ стики // Технологии социальной работы: теория и практика реализации:

материалы 111 заочной Междунар. науч.-практ. конф. - Омск: Изд-во ОмГУ, 2009.- С. 382-396.


20 Ильин А.Н., Барханов П.В. Категория «субъект» как предикат // Технологии социальной работы: теория и практика реализации: материалы III заочной Междунар. науч.-практ. конф. - Омск: Изд-во ОмГУ, 2009. С. 396-407.

21. Специфика мид-культуры и характер ее влияния на субъекта // Книга и мировая культура: сб. науч.-практ. трудов / отв. ред. В.И. Хомя­ ков;

Н.В. Огурцова. - Омск: Вариант-Омск, 2009. - С. 93-97.

22. Фиктивность и знаковость культуры потребления // Электрон­ ный журнал «Знание. Понимание. Умение». - 2009. - № 4. Культурология.

- URL: http://www.zpu-joumal.rU/e-zpu/2009/4/llyin_Consumer_ Culture/ 23. Иерархический конструктмассовой культуры и характер его влияния на субъект // Вестник Новосибирского государственного уни­ верситета. Серия «Психология». - 2009. - Т. 3. —Вып. 2. - С. 116-122.

24. Аскетизм и гедонизм массовой культуры // Психопедагогика в правоохранительных органах. - 2009. - № 4 (39). - С. 59-63.

25. Массовый человек - его сущность и условия возникновения // Вестник омского университета. - 2009. - № 4. - С. 51-58.

26. Бессубъектность массы как потребителя китч-культуры // Среднерусский вестник общественных наук. - Орел: Изд-во «Араке», 2 0 0 9.- № 4.- С. 21-31.

27. Проблема адаптации субъекта к массовой культуре // Элек­ тронный журнал «Знание. Понимание. Умение». -2010. - № 1. Культу­ рология. —URL: http://www.zpu-joumal.rU/e-zpu/2010/4/Ilyin/.

28. Корпорация власти: критический анализ // Электронный ин­ формационный портал «Русский интеллектуальный клуб». - URL:

http://rikmosgu.ru/publications/3559/ 29. Трехкомпонентная модель влияния массовой культуры на субъекта // Социология. - 2010. - № 30. - С. 27-42.

30. Функциональность и дисфункциональность массовой культу­ ры // Вопросы культурологии. - 2010. - № 2. - С. 99-102.

31. Массовая культура и субкультура: общее и особенное // Со­ циологические исследования. - 2010. - № 2. - С. 69-75. - URL: http:// www.isras.ru/files/File/Socis/2010-2/Ilin.pdf.

32. Антропология субъекта // Электронный журнал «Знание. По­ нимание. Умение». - 2010. - № 1. Философия. Политология. - URL:

http://www.zpu-joumal.rU/e-zpu/2010/l/Ilyin/ 33. Китч-культура или антикультура? // Традиционные националь­ но-культурные и духовные ценности как фундамент инновационного развития России: сб. материалов Всероссийской науч.-теоретической конф. / под ред. Жилиной В.А. - Магнитогорск: ГОУ ВПО «МГТУ», 2 0 1 0.-С. 132-137.

34. Широкое поле массмедиа китча // Deja vu - энциклопедия культур. - URL: http://ec-dejavu.ru/k/Kitsch-4.html 35. Субъект в пространстве философии постмодернизма // Элек­ тронный журнал «Знание. Понимание. Умение». -2 0 1 0. - № 1. Филосо­ фия. Политология. - URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2010/ 1/Ilyin_ Subject/ 36. Китч-культура, ее идеалы и псевдоидеалы // Интеллигенция и идеалы российского общества: сб. статей / под общей редакцией Ж.Т. Тощенко. - М.: РГГУ, 2010. - С. 660-671.

37. Предчувствие глобализации... // Электронный информацион­ ный портал «Русский интеллектуальный клуб». - URL: http://www.

rikmosgu ru/publications/3 559/4310/#_ednref 38. Политическая ангажированность масс-медиа // Автономное действие. - URL: http://avtonom.org/blogs/politicheskaya-angazhirovannost mass-media 39. Фиктивность, знаковость и символизм культуры потребления // Вопросы культурологи. - 2010. - М 10. - С. 41 -47.

іг 40. Амбивалентность влияния массовой культуры на субъекта // Кни­ га и мировая культура: материалы V Междунар. науч.-практ. конф. Омск: Вариант-Омск, 2010. - С. 3 15-318.

41. Политика и статус интеллектуала в современной России // Электронный информационный портал «Русский интеллектуальный клуб». - URL: http://www.rikmosgu.ru/publications/3559/4339/ 42. Общий взгляд на социальную политику или на то, что так назы­ вают// Автономное действие. - URL: http://avtonom.org/node/ 43. Субъект в массовой культуре современного общества потреб­ ления (на материале китч-культуры): монография: Омск - Амфора, 2010.

- 376 с. - URL: http://ec-dejavu.ru/m-2/Mass_culture-3.html).

44. Специфика влияния рекламы на субъективные качества чело­ века // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия «Психология». -2 0 1 0. - Т. 4. - Вып. 2. - С. 105-115.

45. Дискурс новостей и его мифотворчество // Социологические исследования. - 2010. - № 12. - С. 115-122. - URL: http://www.isras.ru/ files/File/Socis/20 Ю-12/llin.pdf.

46. Экстремизм и политкорректность: извращенное понимание слов // Автономное действие. - URL: http://www.avtonom.org/node/ 47. Угодные массы и бесчестность политической системы // Объ­ ективная газета. - URL: http://www.og.com.ua/filosof.php 48. Потребление и опасности, связанные с ним // Вопросы культу­ рологии. - 2011. - № 4. - С. 86-91.

49. Экстремизм, политкорректность и толерантность - игра с двойными стандартами // Объективная газета. - URL: http://www.og.

com.ua/filosof_l.php 50. Потребление как причина природного и социального кризиса // Зеленая жизнь. - URL: http://www.zelife.ru/ekochel/consumptionman/ 10318-pkppsk.html 51. В послушной стране должна быть послушная оппозиция // Объективная газета. - URL: http://www.og.com.ua/filosof_2.php 52. Негативная интервенция в психологическую науку (на примере книги С. Пеуновой «Все мы — только половинки») // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». - 2011. - № 3. - URL:

http://www.zpu-iournal.ru/e-zpu/2011/3/llyin_Negative_ Intervention/ 53. Идеологическое мифотворчество современной власти // Анти­ глобализм. Сопротивление «новому мировому порядку». - URL:

http://anti-gIob.ru/nauka/ailin.htm 54. Власть и знание: проблема взаимоотношения // Полигнозис. 2011. - № 2. - С. 71-81. - URL: http://www.polygnozis.ru/default.asp? num= 6&num2=552.

55. Статус интеллектуала и интеллигента в условиях авторитариз­ ма современной политики // Научный вестник Уральской академии госу­ дарственной службы: политология, экономика, социология, право. 2011. - № 2( 15). - С. 40-50. - URL: http://vestnik.uapa.ru/issue/ 2011 /02/06/ 56. Массовая культура и субкультуры современного общества:

специфика соотношения // Общественные науки и современность. 2 0 1 1.- № 4.- С. 167-176.

57. Власть и знание: проблема взаимоотношений // Национальные интересы. - 2011. - №3(73). - С. 44-52. - URL: http://www.ni journal.ru/archive/2f64ca2c/n3_2011/fO Ifl f21/152fe4c4/ 58. Власть и знание: проблема взаимоотношения // Вестник Воро­ нежского государственного университета. Серия «Философия». —2011. — № 1(5).- С. 22-36.

59. Субъект. Культура. Политика: сб. статей. - М.: Изд-во «LAP LAMBERT Academic Publishing», 2011. - 318 с.

60. Мифологичность новостей // Сибирский научный журнал. Се­ рия «Гуманитарные и социально-экономические проблемы развития со­ временного общества» / под общей ред. д-ра филос. наук, проф.

В.П. Плосконосовой. - 2011. - № 2. —. 26-30.

С 61. Мифотворчество дискурса новостей как социальная реальность // Социология науки и технологий. - 2011. - Т. 2. - № 3. - С. 88-95.

62. Культура потребления и образование // Вопросы культуроло­ ги и.- 2 0 1 1.- № 10.- С. 58-62.

63. Толерантность в постмодернистском обществе: искажение смысла // Полигнозис. 2011. - № 3-4. С. 85-92. - URL: http://www. polyg nozis. ru/default.asp?num=6&num2=570.

64. Культура потребления и образование // Ректор вуза. - 2011. № 11.- С. 64-68.

65. Погружение во мрак // Объективная газета. - URL: http://www.

og. com.ua/filosofJ3.php 66. Поддерживает ли партийный курс глобализацию // Объектив­ ная газета. - URL: http://www.og.com.ua/filosof_4.php 67. Статус интеллектуала и интеллигента в условиях авторитаризма современной политики // Мир и политика. - 2011. - № 11(62). - URL:

http://mir-politika.ru/themes/polit_modemizaciya/141-status-intellek Іиаіа-і intelligenta-v-usloviyah-avtoritarizma-sovremennoy-politiki.html 68. Васильчук Е.О., Авілова О.Р., Ільін А.Н. Особливості фор­ мування доктринальных засад ідейного базису радянської панк субкультури (на прикладі творчості Е. Летова) // Вісник національного технічного університетуУкраіни «Киівський політехнічний інститут»:

політологія, соціологія, право. - 2011. - №4( 12). - С. 32-36.

69. Субъект, закованный в цепи - постмодернистская парадигма // Гуманитарное знание. Серия «Преемственность»: сб. науч. тр. Ежегод­ ник. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2011. - Вып. 12.- С. 96-100.

70. С больной головы на здоровую // Объективная газета. - 1ЖЬ:

http://www.og.com.ua/filosof_5.php 71. Ильин А.Н., Авилова Е.Р., Васильчук Е.О. Панк как форма противостояния потребительской и конформной цивилизации // Науч­ ный вестник Уральской академии государственной службы: политоло­ гия, экономика, социология, право. -2012. - № 1(18). - С. 27-33.

72. Концепт безудержного потребления (структурный анализ) // Общественные науки и современность. - 2012. - № 2. - С. 161-169.

73. Конформно-потребительская направленность интеллектуалов // «Новая» и «старая» интеллигенция: общее и особенное / под общей ред.

Ж.Т. Тощенко;

ред.-сост. М.С. Цапко. - М.: РГГУ, 2012. - С. 281-289.

74. Чуждость потребительства для российской культуры // Вопро­ сы культурологи,- 2012. - № 6. - С. 48-53.

75. Трагичные плоды перестройки // Мир и политика. - 2012. № 6(69). - С. 125-135. - I)ЛЬ: http://mir-politika.ru/ Оіетез/роІіНзФгіуа/ 374-Іі^ісЬпуе_рІобу_ perestroyki.html 76. Интернет как альтернатива политически ангажированным СМИ // Политические исследования. - 2012. - № 4. - С. 126-136.

77. Возможен ли конец истории по Ф. Фукуяме? // Информацион­ но-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». - 2012. - № (май - июнь). - и ЛЬ: http://www.zpu-journal.rU/e-zpu/2012/3/Ilyin_ Епб-оГ И ^огу-Гикиуата/ 78 Сфальсифицированная история одного конфликта // Информаци­ онно-аналитический альманах «Киевская Русь». - ИЛЬ: http://www.kievrus.

сот/іпбех.р1ір?асЦоп=гагбе1&гагбе1= 17&зиЬгагбе1=91&аі1_іб=2 l&lang=rus 79. Вступление в ВТО - экономическое закабаление, а не конку ренция // ВТО-ИНФОРМ. Аналитический центр - и ЛЬ: ЬПр://мДо inform.ru/experts/aIeksey_ilin_vstuplenie_v_vto_ekonomicheskoe_zakabaleni е_а_пе_копкигеіП5Іуа/ 80. Противодействие глобализации и л и всего лишь легитимация властной системы: в чем ошибается Н. Стариков // Объективная газета. URL: http://ww w. og.com.ua/fi 1osof_6.php 81. Миф о свободной экономике // ВТО-ИНФОРМ. Аналитиче­ ский центр. - URL: http://wto-inform.ru/experts/aleksey_ilin_mif_o_ svobodn oy_ekonom ike/ Научное издание И Л ЬИ Н АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ Культура, стремящаяся в никуда критический анализ потребительских тенденций Монография Редактор Г. Н. Орлов Технический редактор А. Шестаков Подписано в печать 10.11.2012. Формат 60x84/ Бумага офсетная. Печать офсетная.

Печ. л. 16,63. Уч.-изд. л. 18,9.

Тираж 100 экз. Заказ К- Издательство ОмГПУ.

Отпечатано в типографии ОмГПУ, Омск, наб. Тухачевского, 14, тел./факс: +7(3812) 23-57-

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.