авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ '

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

В.В. Соколов

О Ч Е Р К И

Э К О Л О Г О -К Л И М А Т И Ч Е С К О Й И С Т О Р И И Р О С С И И М он ограф и я РГГМУ Санкт-Петербург 2010 У Д К 502:93 Б Б К 20.1 Соколов В.В. Очерки эколого-климатической истории России. М онограф ия СПб.: РГГМУ, 2010. - 309 с.

IS B N 978-5-86813-281- Приводятся сведения эколого-климатического характера, влияющие на формирование государственности России: природная среда, эколого-климати ческие ресурсы, природопользование, экологизация новой исторической реаль­ ности России.

Книга предназначена для научных сотрудников, аспирантов, студентов, ин­ тересующихся вопросами истории.

Рецензент: А.М. Судариков, д-р ист. наук, проф. ЛГУ им. А С. Пушкина IS B N 978-5-86813-281- © Соколов В.В., © Российский государственный гидрометеорологический университет (РГГМУ), Роескеяха#, г ве ный P $ O -,'iV D,r |(п г Mp & iOO v *t»DK S C TT ВВЕДЕНИЕ (З а ч е м нуж на э к о л о го -к л и м а т и ч е ск а я ист ория?) Медленно отбираемые и проверенные факты эколого-климатической исто­ рии постепенно выстраиваются в некий мощный фундамент, на котором раз­ вертывается вся остальная деятельность человека. На этой основе он формирует государственность во всем разнообразии ее форм, строит внутри них столь же многогранные отношения: экономические и правовые, внешнеполитические и научно-технические - любые. И даже тогда, когда человек себя ощущает едва ли не повелителем природной среды, он получал (и далеко не только в XX веке) ясные и недвусмысленные свидетельства того, что только природа является госпожой положения, а не человек.

Экологическая история всеми своими корнями уходит в единое древо исто­ рического знания, тесно связана со многими его ветвями и немыслима без учета этих связей. Однако ее обращенность к иным точкам соприкосновения человека с окружающей средой подключает к себе разнообразную информацию из науч­ ных направлений, которые были традиционно вне поля зрения историков. Вряд ли нужно ломать копья, чтобы доказать обязательный учет сведений геологиче­ ского и биологического характера. Этот перечень можно продолжить, но вряд ли нужно и без того очевидно, что обширные знания об окружающем мире имеют «вкрапления», касающиеся жизни людей в разные эпохи. Сопоставление изученных исторических источников с базами данных астрономии и гидроло­ гии, метеорологии и вулканологии. Сведения об экстремальных событиях, мо­ гут наводить на мысль об их влиянии на развитие человеческого общества. Бо­ лее того, чаще всего эти события могут серьезно повлиять на канву историче­ ских событий, изменение отношений внутри общества.

Бурное развитие гуманитарных исследований с начала 1990-х годов было порождено долговременным фактическим запретом на развитие иных взглядов на историю, кроме одобренных идеологическими структурами правившей пар­ тии. Поэтому современные гуманитарии, включая и историков, восполняют этот вакуум, предлагая нередко весьма оригинальные и, конечно имеющие пра­ во на существование, концепции развития исторического процесса. Автор также не избежал этой тенденции, о чем и должна свидетельствовать предлагаемая работа.

*** Зачем вообще нужно выделять еще одно направление в исторической науке изучение экологического 1 и климатического прошлого, т.е. природные условия развития общества в разные эпохи? Кажется, историки освещают практически 1 Само слово "экология" образовано от греческого "iokos", что означает дом, и "logos" - наука. В буквальном смысле экология - это наука об организмах "у себя дома", наука, в которой особое внимание уделяется совокупности или характеру связей меж ду организмами и окружающей их средой.

все многообразие тех областей жизни общества, которые человек сформировал в разные эпохи: политика и культура, экономика и быт, техника и наука и еще многие другие векторы развития общества. Все это разнообразие объединено тем, что эти объекты исследования порождены внутренней динамикой развития общества - усложнением отношений в социуме, дифференциацией технологии получения средств существования, взаимодействия внутри и вне конкретного сообщества. Но за пределами этого интереса остались внешние факторы, от ко­ торых зависел сам человек, т.е. весьма сложные проблемы самого существова­ ния человека в окружающей его среде.

Между тем, появление человека - настолько нестандартное для изученной части космоса явление, что в литературе существует устойчивое мнение об уникальности появления разумной жизни на нашей планете Не углубляясь в этот вопрос, по которому уже и без нас в дискуссиях сломано немало копий, лишь отметим отнюдь не оригинальное обстоятельство: без столь же уникаль­ ного природного комплекса на нашей планете была бы просто немыслима сама жизнь, существование общества и всех перечисленных сфер его деятельности.

Поэтому изучение экологической и климатической составляющих в высшей степени важно и для изучения истории общества.

«Наверное, не столько разрушения, нанесенные человечеством природе, замечает по этому поводу акад. В.П. Алексеев, - ибо экологические кризисы имели место задолго до современности, сколько обратное их влияние на чело­ веческое общество (загрязнение среды - отравление воды и пищи, атомные взрывы и катастрофы - врожденные уродства и раковые заболевания и т. д.) провоцировало постепенное создание экологии человека сначала как системы идей о характере взаимодействия природы и общества, а затем уже перенесение этой системы на исторический процесс» 2.

Уже не составляет какой-либо тайны то, что климат в Европе менялся в та­ ких пределах, что для неосведомленного человека факты о замерзавшем летом проливе Босфор, снегах на севере Африки, северных сияниях на Черноморском 1 Гипотеза Уникальной Земли была впервые детально изложена в книге «Уникальная Земля: по­ чему высокоразвитая жизнь не является распространённым явлением во В селенной» (Rare Earth:

W hy C om plex L ife Is U ncom m on in the Universe. - Copernicus Books. January 2000), написанной палеонтологом П. Вардом (Peter Ward) и астрономом Д. Броунли (Donald Brownlee). Используя математические методы для доказательства того, что существование планеты с земными харак­ теристиками во Вселенной следует считать невероятно редким явлением, авторы предложили эту гипотезу. Однако параллельно пышным цветом развивалось изучение в о зм о ж н ы х конт ак­ т ов с внеземными цивилизациями. П о этому поводу ещ е в 1970-е годы один из специалистов по этой проблематике И.С.Ш кловский справедливо отметил: «Выявилась тенденция подменять общ ую проблему множественности обитаемых миров проблемой связи с внеземными цивилиза­ циями, что, конечно, принципиально неверно. Другим выдающимся достиж ением науки за по­ следню ю четверть столетия, оказавшим серьезное влияние на обсуж даемую проблему, было проникновение в тайну наследственности и возникновение биологии на молекулярном уровне.

Только после этого оказалось возможным корректно поставить вопрос о возникновении жизни на Земле, вопрос, который пока еще остается без ответа». (Ш кл овский И.С. О возможной уни­ кальности разумной жизни во Вселенной // Вопросы философии, 1976, № 9).

2 Алексеев В.П. Природа и общ ество: этапы взаимодействия // Экология и жизнь, 2002, № 2.

побережье и еще многое другое кажутся фантазией. Между тем, это события, о которых рассказывали древние летописи и иные документальные источники разных времен. Располагая этим материалом, научное сообщество может более реально оценивать и климатические события сегодняшнего дня.

Вряд ли без знания о внутренней и внешней политике государств, состоя­ ния их экономики и финансов, отношений внутри данного общества, можно сколько-нибудь серьезно осветить события прошлого. Но подобный подход полностью следует отнести и к эколого-климатической истории. И в этом слу­ чае надо учитывать историю состояния атмосферы и океана, колебания клима­ та, вулканическую и тектоническую деятельность. Оценка степени зрелости общества, государственного развития, материальной и духовной культуры поч­ ти обязательно затрагивает и всю систему природопользования. Внешняя при­ родная среда, особенно климат, является важнейшим элементом природы, кото­ рый играет едва ли не решающую роль в формировании окружающего человека растительного и животного мира, определяет возможности и направления сель­ скохозяйственной деятельности и развития ремёсел. Природная среда влияет на демографию общества, его благосостояние (в определенной, конечно, мере), на международные отношения и еще многое другое.

*** В Главной Геофизической обсерватории (ГГО) имени А.И. Воейкова (Санкт-Петербург) в течение длительного времени проводилась большая работа по выявлению исторических источников записей о необычайных природных явлениях на Руси и сопредельных с нашим Отечеством землях. Исследование учеными климатологами и историками летописей показало, что содержащаяся в них информация об экстремальных природных явлениях - исключительно ин­ тересный исторический источник для воссоздания истории климата первых се­ ми веков прошлого тысячелетия в России. Результатом этой работы стали не­ сколько изданий итоговой монографии Е.П. Борисенкова и В.М. Пасецкого1.

Собранные к настоящему времени многочисленные материалы летописей, хроник и других исторических источников, документов, свидетельствуют, что экстремальные природные явления постоянно сопровождали историю каждого народа. Это в полной мере относится и к истории России. Метеорологические явления экстремального характера описаны древними летописцами с исключи­ тельной точностью и яркостью. Ливни, бури, грозы, градобития, наводнения отмечены во многих летописях Древней Руси. Летописцы и книжники оставили в форме летописей, хроник целый пласт сведений об астрономических, геофи­ зических, атмосферных явлениях, происходивших в разные эпохи.

В летописях нередко описания различных событий ставились в связи с яв­ лениями северного сияния, ореолами вокруг Солнца или Луны. До нас дошли 1 Борисенков Е.П., П а се ц к и й В.М. Экстремальные природные явления в русских летописях X I XV II вв. - Л.: Гидрометеоиздат, 1983;

Б орисен ков Е.П., П а се ц ки й В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. - М.: Мысль, 1988;

Борисенков Е.П., П а се ц ки й В.М. Летопись необычайных явлений природы за 2,5 тысячелетия. - СПб.: Гидрометиздат, 2003.

описания устрашающего пролета комет, с которыми связывались знамения бу­ дущих войн. В кругах солнца наши предки видели предзнаменование войн, сти­ хийных народных бедствий и мора. Шумы, сопровождающие метеорологиче­ ские явления, принимались ими за угрожающие и казнящие «голоса прорица­ ния». В этом можно увидеть дремучие предрассудки наших предков. Но можно рассматривать как постепенно копившийся опыт. Характерно, что «предрассуд­ ки» были практически одинаковы не только у славян, но и куда более просве­ щенных подданных Византийской империи. В центре Западной Европы и в цен­ тре Древней Руси летописцы - люди для своего времени прекрасно образован­ ные - практически одинаково оценивали природные явления и их влияние на жизнь человека.

Параллельно в массовом сознании людей шло накопление эмпирических знаний о природе, что часто обретало вид поверий, примет. Опираясь на эти представления о природе, русский крестьянин, всю свою жизнь связанный с землей, с древних времен учился наблюдать за природой и, из поколения в поколение, накапливая все больше неписаных правил, выработал умение сопос­ тавлять накопленные наблюдения, находить «корреляционные связи» между погодой в разные сезоны года («если зимой мало снега - мало будет дождей и летом»), по приметам (а точнее, на основании более или менее длинного ряда наблюдений многих поколений за окружающим миром) предвидеть погоду как на малый, так и на большой срок.

Особенности климата территории Руси, а позднее России, практически да­ же не затрагивались в исторической литературе. Между тем, подсчет, сделан­ ный на основании скрупулезного изучения летописей и многочисленных архив­ ных материалов Е.П. Борисенковым и В.М. Пасецким, производит ошелом­ ляющее впечатление: за десять веков Русь пережила более 350 голодных лет.

К этому можно присовокупить массовые эпидемии, катастрофичные пожарища и многие другие сюрпризы, которые преподносила природа нашим предкам.

Они не только переносили эти испытания, но вновь отстраивались, сеяли хлеб, воспитывали детей, защищали свое государство. А ведь эти данные - лишь наи­ более общая и далекая от точных цифр статистика, которая, возможно, так и не будут известна.

Перед нами - исключительно важная и до сих пор практически не учиты­ ваемая составная часть исторического прошлого нашей страны. Но она позво­ ляет иначе взглянуть на важные события в прошлом России, по-новому опреде­ лить и действие социально-экономических и политических факторов, повлияв­ ших, в прошлом на конкретный ход событий. Отсюда произрастали высокие нравственные качества народа, но некоторые национальные особенности, отме­ ченные в заметках по этому поводу В.О. Ключевским: «Это приучало велико­ росса, - отмечал он, - зорко следить за природой, смотреть в оба, по его выра­ жению, ходить оглядываясь и ощупывая почву, не соваться в воду, не поискав броду, развивало в нем изворотливость в мелких затруднениях и опасностях, привычку к терпеливой борьбе с невзгодами и лишениями... То была молчали­ вая черная работа над внешней природой, над лесом или диким полем, а не над собой и. обществом, не над своими чувствами и отношениями к людям». В полной мере слова выдающегося историка можно отнести и ко всем народам, заселившим районы Крайнего Севера, где именно борьба с исключительно трудными природными условиями веками отнимала основные силы, не остав­ ляя энергии для развития социальных механизмов внутри их многочисленных сообществ.

Попытки обозначить существование фундаментальных связей истории и отношений с природой впервые были предприняты С.М. Соловьевым и В.О. Ключевским. Выдающиеся историки в своих давно ставших классически­ ми трудах писали об органической связи славянской повседневной жизни с ок­ ружавшей их суровой природой. Эти связи серьезно повлияли на менталитет предков, особенности формирования природопользования, т.е. всей хозяйст­ венной жизни.

К концу XIX века эта проблематика почти сошла на нет. Основное внима­ ние переключилось к иным проблемам прошлого, созвучным наступавшей эпо­ хе перемен в стране. Примечательно, что многие оценки внутренней жизни страны делались на основе каких угодно взглядов на развитие общества (клас­ совых, социально-экономических и т.д.), но только не эколого-климатических.

Подобные взгляды подводили политических лидеров и к форме практических акций, направленных на преобразование России. Для наиболее радикальных политических сил это служило опорой для революционных методов преобразо­ ваний, даже для террористических методов. Эколого-климатические соображе­ ния при этом просто оставались вне поля зрения практически всех участников событий этого времени. Такая позиция была характерна как для официальных властей, так и для оппозиционных сил всех без исключения оттенков и направ­ лений.

После октябрьского переворота 1917 года, несмотря на неожиданно обру­ шившийся уже на советскую Россию экологический кризис, эколого-климати ческая история даже не затрагивалась в трудах отечественных историков2. Бо­ лее того, даже после 1921 года, когда для новой власти стал очевиден серьезный кризис в природопользовании, экологический фактор оставался на второсте­ пенных местах всей политики государства.

Невнимание к природному фактору в отечественной истории в недалеком прошлом ныне энергично компенсируется в новейшей отечественной литерату­ ре явным ростом интереса к этой проблематике. В отечественной историогра­ фии лишь в последние 15-20 лет обозначился интерес к вопросам эколого­ климатического прошлого. Причины тому многообразны - далее, по мере ак­ туализации экологических проблем цивилизации, просто нельзя об этом не ду­ мать. А для этого совершенно необходимо знать - как же к этой проблеме отно­ сились в прошлом. Ведь любой здравомыслящий человек отлично понимает, 1 Кл ю чевский В.О. И сторические портреты. - М.: Правда, 1990, с. 57, 61.

2 Историографический анализ советского периода сделан автором в ряде его работ (см.: Соколов В.В. Очерки истории экологической политики России. - СПб.: изд-во СПб УЭФ. 1994;

Социали­ зация природы в Советской России (1 9 1 7 -1 9 4 0 гг.). - СПб., изд-во СПбУЭФ. 1994 и др.) что наши предки также жили под мощнейшим влиянием природных процессов.

Но именно эти страницы истории до сих пор являли.собой сплошные «белые страницы» нашего прошлого. Не в последнюю очередь в этом кроются столь большие расхождения в оценках специалистов на климатическое будущее не только России, но и всей цивилизации (от глобального потепления до не менее глобального похолодания, т.е. в итоге - прогноз «нулевой»). А из растущего числа публикаций по экологическим проблемам в разных сферах жизни обще­ ства у читателей нередко формируется впечатление, что эта тематика появилась едва ли не исключительно в XX веке. В этом - результат массовой экологиче­ ской неграмотности, в чем лежит вина и на истории.

Когда в конце XX века с разрушением СССР отпали прежние идеологиче­ ские доминанты, в той или иной мере препятствовавшие развитию экологиче­ ского взгляда на отечественную историю, к самой исторической науке к ее ме­ тодологической основе новая эпоха предъявила иные требования. Все яснее становилась необходимость изучения позитивного и негативного опыта взаи­ модействия человека и природы в развитии техники и технологии, экономики и финансов, природопользования и культуры. Крепло понимание того, что чело­ век - лишь часть сложнейшей системы неживой и живой природы.

Летописные свидетельства о древних климатических событиях касались, в большинстве случаев, экстремальных событий1. Это понятно - повседневное восприятие привычных, не выходящих за пределы обычных (стандартных про­ явлений) природных явлений казалось не заслуживало особого интереса. Кли­ матические экстремумы наблюдались на протяжении всей истории Земли, но были отрезки, когда повторяемость тех или иных экстремумов резко возрастала, что приводило к тяжелым последствиям.

Судя по летописям, в период малого климатического оптиума (VIII— века), XII климат Древней Руси был сравнительно теплым. Сельское хозяйство в X и XI веках страдало, главным образом, от засух. Именно засухам был посвящен первый дошедший до нас метеорологический трактат «Слово о ведре», подго­ товленный в Киеве в середине XI века. В те такие уже далекие времена, как свидетельствуют летописные указания - 80-е годы X века, славянские земле­ проходцы посещали северные берега России до Оби, развернули промыслы в полярных морях, омывающих Новую Землю и Шпицберген. Максимум потеп­ ления в Русской Арктике приходится на XIV век, когда русские вышли по Оби до моря, и судя по многолетним данным, не встретили при этом льдов. Мате­ риалы русских летописей подтвердили выводы западноевропейских ученых, что зимние температуры с середины XV века и до конца XVII века были значи­ тельно ниже, чем те, которые отмечались в последующие 250 лет. В XVIII века в ряде лет повторились жестокие зимы, особенно в Сибири и Русской Арктике, что привело к значительному повышению ледовитости полярных морей.

1 П од климатическими экстремумами подразумеваются аномальные климатические условия, ха­ рактеризующие нетипичные состояния погодных условий в течение довольно продолжительно­ го периода. К ним относятся сильные засухи, избыточное увлажнение, жестокие морозы зимой, возвраты холодов в пору цветения и пр.

При рассмотрении истории климата последнего тысячелетия обращает на себя внимание, что примерно через каждые 300 лет проявляется повышенная засушливость и приходится она на 60-е и 70-е годы. Конечно, картина, экстре­ мальных природных явлений, воссозданная на основе русских летописей, в не­ котором роде условна и схематична. Требуется углубленное изучение ряда до­ полнительных исторических источников.

Потепления на территории, где расселились восточные славяне и сформ ровалась государственность, чередовались следующим образом: п о теп л ен и я оопо 890-900, 960-980, 1030-1040, 1080-1120, 1140-1160, 1220-1230, 128CJ 1300, 1360-1400, 1530-1550. 1620-16-Ю, 1720-1730, 1820-1830 г. похолодг ния - около 820-830, 990-1000, 1040-1075, 1125-1130, 1190-1715, 12'Ю, 126С 1320-1335, 1420-ИЗО, 1460, 1650-1700,1835-1880 гг. | Экологическая и климатическая составляющие общественного развития долгое время совершенно игнорировались историками. Но в XX веке связь ме­ жду экономическим развитием и формами природопользования уже не вызыва­ ла сомнений. Постепенно эта связь была перенесена и на многие другие сферы общественного развития, которые ранее в сознании многих людей были беско­ нечно далеки от окружающей человека природной среды. Все более очевидно, что отношение к природе отражается на культурной, общественной, внешнепо­ литической, экономической деятельности.

Естественные науки накопили большой объём знаний, позволяющих выде­ лять влияние природных факторов на развитие общества. С использованием различных методов удалось установить, что в период существования россий­ ского государства заметные потепления и похолодания наблюдались почти в каждом столетии. Специалисты пришли к заключению, что климат Русской равнины в течение последних двенадцати столетий отличался нестабильностью, быстрой сменой относительно холодных и тёплых периодов и долговременной тенденцией к похолоданию, которая была прервана лишь в текущем столетии.

Вышли в свет многочисленные работы украинского исследователя В.Е. Бо­ рейко1, освещающего истории борьбы настоящих рыцарей науки и практики ох­ раны природы в СССР, а затем и в РФ и в Украине. В своих многочисленных публикациях Владимир Евгеньевич широко использует не только материалы пе­ риодической печати, но и личные впечатления от участия в многочисленных природоохранных акциях общественных движений, встреч с учеными и практи­ ками заповедного дела. Он и сам являет собой пример яркого, энергичного борца с экологической неграмотностью и рутиной в сознании не только населения, но и многих представителей властных структур прошлого и настоящего. Исключи­ тельно важно, что к работе созданного им в Киеве центра экологических иссле­ дований, широко привлекаются и молодые авторы, и заграничные исследователи.

1 Б орейко В.Е. Белые пятна истории природоохраны СССР, Россия, Украина. Т. 1-2;

Б о рейко В.Е. Прорыв в экологическую этику. - Киев, 2003 и др.

После большого перерыва (с начала 1960-х годов) появились и публикации, включавшие и мемуарные фрагменты людей, занятых в настоящее время фор­ мированием экологической политики РФ 1. Эти и другие авторы попытались рассмотреть в рамках разных исторических эпох формы и механизм взаимодей­ ствия внутреннего общественного развития людей с окружающей средой. Для реализации этой сложной задачи практически впервые были использованы мно­ гочисленные документы: летописи, архивные документы, ведомственные пуб­ ликации, ранее не привлекавшие внимание историков, публикации средств мас­ совой информации.

Знаменательно, что на фоне инерционной боязни историков вторгнуться в область, где традиционно активные исследования вели биологи, метеорологи и представители других областей знания, не ощущался вакуум идей. Иного не могло и быть, ибо в наступавшей новой стадии освещения отношений человека и природы вся исследовательская работа могла развертываться на иной основе.

Экологическое знание начинало формироваться на стыке биологических, геоло го-географических, метеорологических и других естественных наук. В этом процессе интеграции наук о природе и наук о человеке растущее значение при­ обретало взаимодействие естественнонаучного и гуманитарного знания.

Идет процесс явного оживления интереса к эколого-климатической исто­ рии. Появились первые серьезные публикации, авторы которых отнесли свои труды к проблематике социальной экологии2. Весьма интересные выводы, серь­ езно затрагивающие и историко-экологические аспекты, предложены климато­ логом В.В. Клименко3. В его работах рассмотрены оригинальные аспекты кли­ матической истории, серьезно повлиявшие на исторические события прошлого России. Возраставший интерес к новым оценкам и подходу в изучении прошло­ го востребовал появление даже новых концепций. Так, историк С.А. Нефедов предложил концепцию демографических циклов, в некоторых положениях опи­ равшуюся и на историко-экологические оценки4.

Реализуется предвидение А.Л. Чижевского, высказанное им в начале XX века, о неизбежном включении математических методов в исторические иссле­ 1 Л а р и н В., М н а ц а к а н я н Р. Госкомэкология России: от рассвета д о заката (в ожидании нового рас­ св ет а...)/ / Энергия, 2003, № 6, 7, 8, 9, 10.

2 А н т и п о в а А. В. Социоестественная история и география: антропогенные преобразования при­ родны х зон и ландшафтов. - М.: Лик сфинкса 1995;

К у л ь п и н Э. С. Бифуркация Запад-Восток.

В ведение в социоестественную историю. - М., 1995;

К у л ь п и н Э. С. Путь России. - М., 1995 и др.

3 К л и м е н к о В. В. Климат и история: от Конфуция д о М ухаммада // Восток, 2000, № 1;

К л и м е н к о В. В., С л е п ц о в А. М. Климат и история России в IX -X V I вв. // Вестник М ЭИ, 1999, № 2, с. 85-93;

К л и м е н к о В. В. Климат и история человека от неолитической революции д о царя М ина // В ест­ ник М ЭИ, 1996, № 2, с. 93 -9 8 ;

К л и м е н к о В. В. Климат и история в эпоху первых высоких куль­ тур (3 5 0 0 -5 0 0 гг. д о н. э.) // Восток, 1998, № 4, с. 5-2 4 ;

К л и м е н к о В. В., П р у с с а к о в Д. Б. И змене­ ние климата в Северном полушарии в конце III - начале II тыс. лет до н. э. и второй социально­ экологический кризис в древнем Египте // Восток, 1999, № 1, с. 5-19;

К л и м е н к о В. В., С л е п ц о в А. М. Климат и история России в IX -X V I вв. // Вестник М ЭИ, 1999, № 2, с. 85 -9 3 ;

К л и м е н к о В. В.

История и климат в Средние века // Восток, 2003, № 1, с. 5 -41 и др.

4 Н е ф е д о в С. А. Демографически-структурный анализ социально-экономической истории России.

Конец X V - начало X X века. - Екатеринбург: изд-во УГГУ, 2005.

дования. «Математика в теоретическом синтезе, - писал он в 1924 году, - долж­ на выявить формы исторических явлений й вскрыть исторические пути народов и человечества»1. На острие такой интеграции появились работы крупного ма­ тематика академика Н.Н. Моисеева^ О н, был последовательным поборником синтеза естественнонаучных и гуманитарных знаний в решении труднейших проблем экологической стратегии страны в новых исторических условиях, ко­ гда явно исчерпали себя «холодные войны», противостояние разных систем, а на первый план все больше выходили эколого-климатические проблемы. Вновь, после попыток 1960-х годов, возрождается интерес к математическим моделям исследования истории3. К социально-историческим проблемам эколо го-климатического прошлого, настоящего и возможного будущего развития че­ ловечества энергично подключились климатологи и математики, физики и био­ логи. Географ И.М. Забелин и геолог И.В. Круть не только взглянули на эколо­ гическую ретроспективу философских идей прошлого, но и предложили свой, во многом созвучный потребностям современных процессов исследования эко­ логической истории, концептуальный подход. Он основывался на необходимо­ сти многопланового изучения истории представлений о взаимодействии приро­ ды и человека4. На рубеже тысячелетий, на волне исключительного роста инте­ реса к экологическим проблемам в стране, долгое время остававшихся под не­ официальным надзором цензуры разного рода, быстрыми темпами набирает обороты экологическая публицистика.

Для освещения эколого-климатической истории России с экологической точки зрения трудно переоценить значение работы B.JI. Милова5. В своей из­ вестной работе, уже в своем названии ушедшей от привычных академических формул - «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса», он тщательно и детально воссоздал реальную картину все трудовой деятельности российского пахаря. Этот виртуальный землепашец трудится не на абстрактной «земле», по которой столько слезниц пролито политическими радикалами, поэтами, интеллигенцией, так до конца в этом и не разобравшихся в вековых «земельных муках» крестьянства. Л.В. Милов писал о нашей, реаль­ ной, т.е. очень малопродуктивной почве. Он сделал это, корректируя деталь 1 Чижевский А. Ф изические факторы исторического процесса. - Калуга, 1924.

2 Моисеев Н.Н. И деи естествознания в гуманитарной науке: о единстве естественнонаучного и гуманитарного знания / / Человек, 1992, вып. 2, с. 5 -1 6 ;

Природа и общ ество: единство процес­ сов самоорганизации // Социально-политический журнал, 1993, Ха 4, с. 109-118;

Природный фактор и кризисы цивилизации // Социально-политический журнал, 1993, № 9/10, с. 91 -1 0 0 ;

Ци­ вилизация на переломе. П ути России. - М.: ИСПИ РАН, 1996;

Экология и образование. - М.:

Ю НИСАМ, 1996;

Как далеко до завтрашнего дня... Свободные размышления. 1917-1993. - М.:

изд-во М НЭП У. 1997;

С мыслями о будущ ем России. - М.: Ф онд содействия развитию социаль­ ных и политических наук, 1997 и др.

3 Нефедов С.А. О законах истории и математических моделях // Известия Уральского ГУ, № 15(2000).

4 Круть И.В., Забелин И.М. Очерки истории представлений о взаимоотнош ении природы и общ е­ ства. - М.: Наука, 1988.

5 Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. - М.:

Росспэн, 1998.

нейший анализ всей трудовой деятельности на особенности отечественного климата. В итоге картина, которая была воссоздана, не только позволила высве­ тить глубинные эколого-исторические вопросы землепользования России, но и дать ответ на ряд вопросов.

Он весьма убедительно показал связь природопользования с фундамен­ тальными вопросами российского прошлого, ускользавшим до сих пор, по тем или иным причинам, от пристального внимания ученых-историков. Многопла­ новое освещение реальных форм и условий труда российского крестьянства по­ зволило автору рассказать, как крестьянин приспосабливался выращивать хлеб в самых разных климатических условиях. В этом труде по-новому трактуется происхождение крепостного права, выясняются причины запоздалого появле­ ния капиталистического предпринимательства и особенностей раннего капита­ лизма. Немало особенностей увидел автор и в истории российской государст­ венности. По сути, в работе дана новая концепция социально-экономической истории России с учетом эколого-климатической истории страны.

Выжить в беспрецедентно трудных условиях можно было только благодаря определенным социально-ком пенсаторны м м еханизмам - и в общественно политической жизни, и в национальном характере. Многие общественные и го­ сударственные институты в России не похожи на западные и -поэтому всегда подвергались жесткой критике, как отсталые, азиатские, рабские, в то время как в России возобладали те формы, которые позволили выжить в суровейшем, месте планеты.

Более того, десятилетиями обрушиваемые на головы монархов и помещи­ ков громы и молнии по поводу беспощадного закрепощения земледельца, име­ ли своим основанием европейские корни. В Европе урожайность, климат, сама возможность трудиться на земле у земледельца была совсем иной. Российский пахарь располагал на ВСЕ виды работ не более 100 днями. И при том инвента­ ре, которым располагал. Он мог на 1 душу обработать в среднем 1,25 гектара земли. А урожайность была сам-1,5 - которая просто не могла даже близко сравниваться с западноевропейской. Отсюда тяготение крестьян к общине.

Количественные и качественные параметры отечественного землепользова­ ния диктовали и необходимость последовательной колонизации на восток, юг и юго-восток. Экстенсивный характер земледелия обусловливал не только посто­ янное поглощение людских ресурсов агросферой, но с неизбежностью выдвигал проблему освоения все новых и новых территорий для увеличения валового про­ дукта земледелия. Общая ситуация в России все более начинала походить на ан­ тичную Грецию, где к эпохе колонизации Средиземноморья, а затем и Черного моря, в самой Греции из-за почти катастрофического падения плодородия почвы в связи с рукотворной ее эрозией (ветровой и водной) стал ощущаться самый на­ стоящий Голод (с середины VIII века до н.э. века до н.э.).

Острая нужда общества в хлебе стимулировала этот процесс. К тому же ос­ новная территория России, видимо, уже не выдерживала чрезмерного увеличе­ ния плотности населения. Пути миграции русских, а отчасти и украинцев, были исторически определены: юг, юго-восток и восток Евразийского континента, куда волны переселенцев двигались из века в век, плавно обходя, а иногда и вторгаясь на территории иных этносов. Миграционные процессы шли бок о бок с усилением самодержавного государства, способного контролировать и защи­ щать огромные просторы страны. Длительное сосуществование и выживание многих народов в рамках единой российской государственности в немалой сте­ пени объясняется тем, что практически все они принадлежали к единому типу социумов с минимальным объемом совокупного прибавочного продукта.

Развитие государственности было нормальной реакцией славянского обще­ ства перед опасностью быть раздавленным любой внешней силой. Выстрадан­ ный опыт золотоордынского ига стимулировал энергию социума к выживанию путем оптимизации объема совокупного прибавочного продукта за счет форми­ рования мощной государственной машины, способной преодолеть локальное сопротивление общинных микромиров при изъятии налогов и ренты. Но и лик­ видация общины была неприемлема для земледельца. Результатом медленной трансформации славянского социума стало появление сначала переходных форм, а затем и самого крепостного права. Именно этот вывод Милов сделал на основе проведенного серьезнейшего эколого-климатического анализа. «В ко­ нечном итоге, - сделал он вывод, - нейтрализация влияния общины была осу­ ществлена путем ограничения в рамках всей страны права перехода крестьян из селения в селение с последующим навечным прикреплением их к земле (а зна­ чит, и к владельцам земли). Решающую роль здесь сыграло государственное законодательство и создание грубых и жестоких механизмов изъятия налогов и ренты. Период XV -X VII веков был временем становления крепостничества как наиболее реальной в условиях Восточной Европы формы функционирования феодальной собственности на землю, порожденного не только ситуативными моментами (хозяйственное разорение, борьба за рабочие руки и т.п.), но и фун­ даментальным фактором природно-климатических условий. При крайне сжатом рабочем периоде иного способа заставить крестьянина увеличить земледельче­ ское производство до уровня, необходимого для более или менее оптимального развития социума, не было. В свою очередь, режим крепостничества стал воз­ можен в России лишь при развитии деспотической формы государственной власти - российского самодержавия, имеющего глубокие исторические корни»1.

Вместе с тем, крепостное право в России распространялось только на русские губернии центральной России, в присоединенных окраинах оно не вводилось.

В России малые площади и разбросанность плодородных земель, а также разбросанность природных ископаемых требовали хозяйственного освоения огромных территорий, связь между которыми и жизнь на которых была воз­ можна только при сильной централизации власти. Для выживания одного и того же количества людей требовалось осваивать гораздо большие территории, чем в Европе. Поэтому уже при Ярославе Мудром территория Руси была больше всей Западной Европы. Но при этом дороги и все виды связи на этом простран­ стве могло обустраивать только сильное государство. В России природные ре­ 1 М илов J1.B. О собенности исторического процесса в России // В осток (альманах), N 2 (14), 2004.

сурсы находились нередко на большом расстоянии от населенных пунктов. До­ бираться до них было исключительно трудной задачей. Впрочем, этот фактор сохранился и в современной России, когда источники природных ресурсов не­ редко расположены в нескольких тысячах километров от портов и мировых рынков, в то время как в большинстве стран эти расстояния не превышают ты­ сячи километров.

Подобная специфика географии страны натолкнула А.П. Паршева в конце 1990-х годов на создание ставшей известной книги1, долгое время остававшейся одной из читаемых - «Почему Россия не Америка» (первое издание 1999 года).

В ней была сделана попытка доказать неприемлемость копирования экономиче­ ских реформ с западных стран хотя бы из-за большого различия климатических параметров и особенностей природопользования. Несмотря на массу критиче­ ских выступлений в адрес автора, многие взгляды А.П. Паршева получили под­ держку. Весьма интересна мысль автора о естественных границах расселения наших далеких предков, очень близко совпадающих с изотермами2 среднегодо­ вых температур, за пределами которых земледелие в силу иных климатических особенностей было практически уже невозможным.

Долговременное накопление опыта в разных сферах научной деятельности при своем слиянии не замедлило дать блестящие результаты, одним из которых было формирование комплекса знаний по эколого-климатической истории че­ ловечества, и России, в частности. О глубоком влиянии эколого-климатических факторов стали писать многие авторы, работающие в разных секторах гумани­ тарного знания: философии, политологии, культурологии. Эта проблематика активно включается в ткань исторических исследований самых разных направ­ лений.

Заметно выросло внимание к определению связи исторических процессов с другими факторами влияния природы - природными катастрофами, циклами солнечной активности и изменений глобального климата. Подобное единение позволило превратить область исторического знания в систему, основанную на идее лучшего прогнозирования будущих процессов в обществе, а также осозна­ ния пройденного человечеством пути, о чем также писал в далеком 1924 году А.Л.Чижевский: «На пути к этому, даже при первых опытах, Может быть, сла­ бых и недостаточных, нам становятся ясными изменения и градации настроения народных масс и связанные с ними военные или политические события. Мы видим, что все они являются не случайными, а, наоборот, подчинены законам, принуждающим массы человечества, при наличии располагающих причин, к строго определенным поступкам. Так, мало-помалу, точные науки начинают проникать в хаос истории, измерять ее единицами отсчета исторического вре­ мени, имеющими равновеликое значение и объяснять явления, совершившиеся в очень отдаленные эпохи. История превращается в науку о живом, о необхо­ димом, о близком. События, покрытые многовековой пылью, оживают снова и ' Паршев А.П. Почему Россия не Америка. - М.: Крымский мост - 9Д, 1999-2003;

Его же. Российский путь. - М., 2005.

2 Изотерма (греч. icoq - «однаковый» и 0Ерцт| - «тепло») - изолиния одинаковых температур.

начинают жить интенсивно и значительно. Для нас делаются понятными каж­ дое историческое лицо, каждое историческое явление. Все они происходили под непосредственным влиянием тех же периодических возмущений или успо­ коений в природе Земли, которые происходят ныне и будут происходить, по всему вероятию, в далеком грядущем человечества. Теперь истории отводится место не рядом с природою, а в ней сам ой...» ’ Историческая наука, и не она одна, переживает очередной качественный переход, предсказанный задолго до нашего времени В.И. Вернадским, считав­ шим наиболее плодотворной формой в изучении многих, если не большинства проблем, объединение нескольких направлений знания. Именно такую велико­ лепную возможность предоставляет изучение эколого-климатической истории нашего Отечества. А теперь перейдем к более предметному освещению про­ блемы.

1 Ч и ж е в ск и й А. Ф изические факторы исторического процесса. - Калуга, 1924.

Г лава П Р И Р О Д Н А Я СРЕДА В Ф О Р М И Р О ВАН И И РУ С С К О Й ГО С У Д А РС ТВ ЕН Н О С ТИ 1.1. В ост очны е с л а в я н е, д р е в н е р у с с к о е государст во Мы построили свое государство там, где больше никто не живет.

Паршев А.П. Почему Россия не Америка. - М., 2003.

Глубокий интерес к природе, ее экстремальным прояв­ К л и м ат той лениям, является характерной чертой почти всех без исклю­ эпохи - не для чения русских летописцев. Поэтому сначала затронем эти слабы х духом древнейшие события в климатической истории нашей стра­ ны. Впрочем, и в Западной Европе этой тематике уделялось также немало места. Конечно, отмечались лишь климатические экстремумы1.

Начнем с общего описания климата, его особенностей на огромных терри­ ториях, где поселились наши далекие предки. В России самая низкая в мире среднегодовая температура. Разность дневной и ночной, а также летней и зим­ ней температуры здесь самая большая в мире - годовой перепад в центральной России достигает 60 градусов, в то время как в Западной Европе - редко 30 гра­ дусов. Европа прикрыта от жестоких ветров Арктики горами Скандинавии, ее климат основательно смягчается теплым океанским течением Гольфстрим, бла­ годаря чему зима в Европе выше нуля, а весна начинается в январе-феврале, и почти всегда в одно и то же время. В этом случае в Подмосковье снег сходит в конце апреля, а если ветер с запада - то в начале. В Западной Европе теплый ветер дует всегда, поэтому не бывает заморозков. Западная Европа представля­ ет собой уникальный регион. Нигде на Земле нет места, расположенного так близко к полюсу и столь теплого. Нулевая изотерма января - линия средней температуры месяца - проходит по югу Скандинавии, затем спускается по сред­ ней Германии до севера Италии, идет на Восток по северу Греции, пересекает Крым и Сочи, т.е. на севере Европы погода в январе такая же, как на россий­ ском юге. В Англии, Западной Франции, Испании, Португалии, Италии в январе +5°, нередко +10°. Когда в Западной Европе случается раз в 20 лет кратковременное похолодание до -10°, то это приводит к полной дезорганиза­ ции жизни. В то время как в Центральной России таковой является средняя температура января.

В России континентальный климат - суровый, сухой, интенсивно подвер­ женный колебаниям. Огромная равнина не защищена ни с севера, ни с востока, и русский норд-ост проносится над всей страной до самого Черного моря и 1 Под климатическими экстремумами подразумеваются аномальные климатические условия, характеризующие нетипичные состояния погодных условий в течение довольно продолжитель­ ного периода (сезона, года, группы лет). К ним относятся сильные засухи, избыточное увлажне­ ние, жестокие морозы зимой, возвраты холодов в пору цветения и пр.

Кавказа. Высокие Карпаты отделяют страну от теплого Юго-запада, и мягкое дыхание Гольфстрима слегка ощущается близ Мурманска. И, быть может, на Балтийском побережье. Чем дальше на восток и север, тем четче падает холод­ ная изотерма января. Изотерма -1 0 означает в России возможность того, что неделями термометр показывает ниже -3 0. В Москве нередко зима устанавли­ вается с началом октября. В целом климат Росси сплошь и рядом не балует.

Приходится считаться с 5-6-месячной снежной зимой. В конце марта - в разга­ ре таяние снегов. Следом начинается интенсивное половодье: реки выходят из берегов, дороги становятся непроезжими. За короткой и всегда чуть неустойчи­ вой весной (апрель - май) следует трехмесячное лето с его континентальным зноем, сильными грозами, часто с опустошительным градом, иногда с разори­ тельной засухой и с каким-нибудь одним-единственным урожаем (сена, зерна, овощей или фруктов). Ранний мороз бывает зачастую уже в конце августа, как посланец близкой осени, которая влечет за собой в страну в течение двух меся­ цев (сентябрь, октябрь) по большей части облачное небо, холодные ночи и бес­ конечные дожди, пока, наконец, мороз и снег не принесут благое избавление усталой и промокшей земле.1 Пять-шесть месяцев в году народ ведет напря­ женные, подчас истощающие все силы сельскохозяйственные работы, вымали­ вая у небес и погоды хоть одну теплую недельку для продления вегетативного периода без полной уверенности, что будет обеспечен в долгое осенне-зимнее и, зимне-весеннее время: ведь град и засуха всегда знаменуют для него настоящую ^ катастрофу... Со времен ледникового периода и по причине особенно холодного V климата России досталось невидимое подземное наследство, о котором Европа д явно не имеет ни малейшего понятия. Это подземный слой вечной мерзлоты, который не оттаивает никогда, даже в самое жаркое лето. Эта мерзлота образует компактную, как бы окаменевшую земную глыбу, которая при низких в сред­ нем температурах и в отсутствие снега являет собой, так сказать наиболее яркое выражение природной жестокости».

Слой вечной мерзлоты занимает около 50% территории России. Если к этому добавить засушливые степи и пустыни юга России и Средней Азии, то становится очевидной громадная разница в плодородии европейских и россий­ ских земель. В итоге только треть огромных российских территорий эффектив­ ны для жилья и хозяйствования, но и эта эффективная площадь - самая холод­ ная в мире. Только около 5% сельскохозяйственных угодий России имеют био­ логическую продуктивность, сравнимую со средней по США. Суровый климат Руси позволял заниматься сельскохозяйственными работами 4— месяцев в го­ ду, в то время как в Европе сельскохозяйственный сезон длился 8-10 месяцев.

Необычайно короткий рабочий сезон в земледелии и заготовке кормов, а также малая плодородность большинства русских почв резко ограничивали возмож­ ности развития земледелия и удорожали его продукцию. К этому добавлялась климатическая нестабильность: в центре России весенние и осенние заморозки 1 П одробнее см.: М илов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. - М., РоссП эн, 1998. - С. 4 - 1 2. Д р о б и ж е в В.З., Ковальченко И.Д., М уравьев А.В. И сто­ рическая география СССР. - М., 1973. - С. 262 - 3 2 чередовались с длительными дождливыми ненастьями, на юге страны в плодо­ родных землях - частые засухи, уничтожавшие богатый урожай. Либо лето жар­ кое и не достает влаги, либо много дождей и не хватает тепла. В среднем раз в 9-10 лет в Центральной России был неурожай и голод. Уровень затрат труда в таких условиях в несколько раз превышал доход.

В России из-за долгой и холодной зимы отопительный сезон на юге длится до шести месяцев в году, на севере - практически круглый год;

в то время как в западных странах - три-четыре месяца в году. Холодный климат во все века требовал от народа гораздо больших затрат на одежду, на питание, на строи­ тельство, утепление и отапливание не только жилья, но и производственных помещений, в то время как в западных странах многое могло существовать под открытым небом. «Представьте себе природную среду, где человек без специ­ альных защитных приспособлений неизбежно погибает через несколько десят­ ков минут отмечает А.П. Паршев. Это не жерло вулкана, это наша страна зи­ мой. Просто эти защитные приспособления называются «теплой одеждой» и «отапливаемыми помещениями». Оказавшийся на улице человек, так сказать, в своем натуральном обличье, имеет не больше шансов уцелеть, чем выпавший за борт корабля посреди океана».1 Промерзание грунта в Центральной России вы­ нуждает делать фундаменты более двух метров глубиной, в то время как в Анг­ лии и Германии малоэтажные здания строятся вообще без фундаментов. По этой же причине все коммуникации в России зарываются глубоко в землю, в то время как в Европе - близ поверхности земли. Одноэтажный дом в России весит столько же, сколько трехэтажный - в Англии, естественно, что наше строитель­ ство раза в три дороже. Из-за холодных зим и резких перепадов температуры в России быстрее разрушаются дорожные покрытия и строения, более чем в дру­ гих странах вероятны разного рода поломки и аварии, а любая авария чревата катастрофичностью - одна не отапливаемая зима приводит в негодность любое здание.

На такие выводы обычно возражают, что в Канаде и в скандинавских стра­ нах не менее суровые жизненные условия. Но этот миф развенчивается беспри­ страстным сравнением фактов. Более 90% населения и промышленного потен­ циала Канады сосредоточены южнее широты Москвы, а канадский юг находит­ ся на широте Сочи. «Обитаемая часть Канады - значительно более благоприят­ ная страна, чем Центральная Россия. Средняя годовая температура в Москве плюс 3,8 градуса, в Ленинграде плюс 4,3 в Ванкувере, например, плюс 9,8 (как в Вене, Одессе, Софии), в Монреале - плюс 6,7 (как в Варшаве)... А на широте Москвы в Канаде расположены только поселки с «говорящими» названиями, вроде Ураниум-Сити или Радий-Порт».2 В Канаде выращивается соя и кукуру­ за, произрастающие только на юге России. Климат стран Северной Европы де­ лает умеренно морским теплое океанское течение Гольфстрим. Среднегодовая температура в России - минус 5,5 градусов, в Финляндии - плюс 1,5 градусов.

1Паршев А.П. Почему Россия не Америка -М., Крымский мост, Форум. - 2003. - С. 2 Там-же - С. При этом большинство населения Норвегии, Швеции, Финляндии живет на юге страны, где средняя температура января выше нуля, в то время как русский Се­ вер заселен гораздо больше. Ко всему этому нужно добавить, что западные страны всегда имели выход к мировым торговым путям, а большую часть своей истории не знали вторжений иноземцев.

В России малые площади и разбросанность плодородных земель, а также разбросанность природных ископаемых - требовали хозяйственного освоения огромных территорий, связь между которыми и жизнь на которых была воз­ можна только при сильной государственной централизации, т.е. у нас для вы­ живания одного и того же количества людей требовалось осваивать гораздо большие территории, чем в Европе. Поэтому уже при Ярославе Мудром терри­ тория Руси была больше всей Западной Европы. Но при этом дороги и все виды связи на этом пространстве могло обустраивать только сильное государство.


В России природные ресурсы находятся в нескольких тысячах километров от портов и мировых рынков, в то время как нигде в мире эти расстояния не пре­ вышают тысячи километров. Естественно, что преодоление огромных про­ странств для транспортировки сырья резко удорожает его стоимость. В резуль­ тате все, что производилось в России во все века, было наиболее энергоемким в мире, а значит, с наибольшей себестоимостью и наименьшей рентабельно­ стью. Если учесть отсутствие в России выхода, к теплым морям - мировым тор­ говым путям, то большинство видов народного хозяйства в России приговорено быть нерентабельным и экстенсивным.

Соседям славян климат, конечно, доставлял множество проблем. Южная Ев­ ропа тоже весьма часто страдала от холодов1. Так, в 742 году Чёрное море про­ мёрзло на «30 локоть»2 и снегу на него навалило на 20. В ту лютую зиму не могли прокопать землю, и поэтому умерших от морового поветрия хоронили как могли.

Замёрзло море и в 791 году, и вновь навалило снега в 794 году, погубив много людей и лошадей. Подобными примерами буквально пестрят древние записи и подводят нас к важному выводу - наши предки должны были напрягать все свои силы и энергию для преодоления подобных экстремальных условий.

Как свидетельствуют летописные материалы, на Русской равнине в ту ис­ торическую эпоху, когда шел процесс формирования первого Древнерусского государства, отмечались большие колебания климата из года в год, приводив­ 1 П ериод раннего Средневековья (от VIII в. д о X IV в.) называется эпохой викингов. В это время климат стал более мягким и теплым, произош ло резкое уменьш ение деловитости северных м о­ рей. В период м еж ду 750 г. и 1200 г. викинги открыли и заселили И сландию и Гренландию, д о с­ тигли Н ьюфаундленда, беспрепятственно плавали д о Ш пицбергена, торговали и совершали на­ беги в устье Северной Двины. В Западной Европе период м еж ду 750 г. и 1200 г. также отличал­ ся теплым климатом и некоторым уменьш ением влажности. ВХП -ХП 1 вв. на Балтийском побе­ режье и в Англии выращивали виноград, что на 4 - 5 ° широты севернее, чем в настоящее время.

2 Локоть - старорусская единица измерения, в России упоминается в литературных памятниках с XI века. Известна официальная новгородская мера - так называемый иванский локоть. Его фрагмент был найден в Великом Н овгороде во время археологических работ в 1955 году. Это был стержень из можжевельника с круглым сечением и ровно обрезанными концами. Длина стержня 54,7 см.

шие к тяжелым экономическим и социальным последствиям. Такая ситуация лит ь крепила общинность жизни, при которой было куда больше шансов вы­ жить, чем в одиночку.

О стихийных бедствиях на Руси или вызванных ими экономических потря­ сениях до 979 г. летописи хранят молчание, о чем пишут Е.П. Борисенков и В.М. Пасецкий: «Вероятно, это обстоятельство можно объяснить тем, что ката­ строфических природных явлений на Руси в 901-978 годах не было вовсе или они случались крайне редко и информация о них в процессе передачи преданий и припоминаний была утрачена. Регистрация экстремальных природных явле­ ний началась в последней четверти X века» Летописная регистрация необычайных метеорологических явлений нача­ лась на Руси в последней четверти X века, т.е. в эпоху, именуемую малым евро­ пейским климатическим оптимумом. Примечательно, что летописцы отмечали какие-либо особые климатические события не только на Руси, но и в Европе, особенно в Византии, что для нас служит дополнительным и важным свиде­ тельством постоянных международных связей и контактов Руси не только с ближними соседями.

Климатические условия способствовали тому, что русские землепроходцы в 80-е годы X века освоили северные берега России до Оби, а затем были раз­ вернуты промыслы в полярных морях, включая воды, омывающие Новую Зем­ лю и Шпицберген. В 994 году летопись сообщала о засухе: «...Сухмень велика и знойно добре... Жары вельми тяжкие.... Жита погореша...». На X и XI века пришелся максимум потепления в Европе.

На раннее Средневековье (конец I - начало II тыс. н. э.) приходится «малый климатический оптимум» - период значительного потепления в Западной Евро­ пе и Северной Атлантике. Не случайно это время считается «эпохой викингов»:

потепление сделало возможным в IX -X I вв. дальние плавания по Северной Ат­ лантике, открытие Исландии, Гренландии и Северной Америки.

А как эти глобальные колебания отражались на жизни славян? Изменчивость в климатических условиях сопровождалась и чувствительными переменами их общественного развития. Столь частые колебания привели в соблазн - просто наложить температурную кривую на сетку исторических данных. Именно это и попробовал сделать В.В. Клименко. В итоге - создавалось впечатление, что ос­ новная созидательная активность предков в основном совпадала с трудными периодами: похолоданием, голодными годами и т.д. В благоприятные периоды эта активность заметно снижалась. Но такое «лобовое» сравнение колебаний климата и развития внутригосударственных связей (или их ослабление) все же весьма сомнительно. Только климатическими циклами вряд ли можно объяснить начавшееся раздробление Киевского государства, феодальную междоусобицу и завоевание русских земель более сильным противником - татаро-монголами.

1 Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI XVII вв. - Л., 1983.

В целом XI век нельзя назвать «мягким» по отношению к европейской ци­ вилизации. Суровые зимы и снегопады сменялись засухами. Морозы бывали такими, что. волки из Дании в Норвегию перебегали по льду. Вновь, как и в VIII веке, замерзал Босфорский пролив, и даже на Ниле появлялся лёд. Под ко­ нец века, в 1094 и 1095 гг., в августе саранча уничтожила все посевы Киевской Руси и двинулись в Западную Европу. Многие неурожайные годы становятся причиной болезней и эпидемий. В одно из этих засушливых лет - 970-980 годы - тогда еще только новгородский князь Владимир (будущий киевский князь Владимир Красно Солнышко) захватил Полоцк, а сам позже принял крещение и заставил креститься всех киевлян в год, когда от жары погиб весь хлеб и насту­ пил страшный голод.

А ведь в XI веке на земли древнерусские засуха с неурожаями обрушива­ лась 24 зафиксированных в летописях года, о чем отмечают в своем труде Е.П. Борисенков, В.М. Пасецкий1. Примечательно, что на фоне голода на юге, на земле Великого Новгорода, одного из его будущих «концов» - Десятинном.холме - начали вырубать и корчевать еловые леса под распашку для новых по­ лей. Несколько позднее, во второй половине XI века, здесь были высажены яб­ лони, массивные корни которых в Десятинном раскопе найдены археологами.

29 марта 1000 г. землетрясение так тряхнуло всю Европу, что даже в Кракове рассыпалось множество зданий.

В силу особенностей географического положения климатические экстре­ мумы особенно ярко проявлялись именно на равнинной территории Руси. В XI веке преобладали засушливые годы. Всего за столетие русские летописи от­ метили 25 экстремальных природных явлений (8 засух, 1 дождливое лето, 1 ура­ ганная буря, 4 жестокие зимы, 1 высокое наводнение, 1 землетрясение).

Начиная с XII века увеличивалась внутрисезонная изменчивость климата, которая явилась предвестником малого ледникового периода (переход к нему на Руси наметился в первой трети XII в.). Именно в это время летописцы зафик­ сировали возрастание числа таких экстремальных природных явлений, как про­ должительные холодные зимы, необычайные длительные дожди в летний сезон и возвраты холодов в начале лета или раннее наступление морозов в конце лета - начале осени. Такие условия нередко приводили к гибели урожая и голоду.

В XII веке летописцы отметили уже около 120 экстремальных природных явлений (12 засух, 5 необычайных снегопадов, 7 ураганных бурь, 7 сырых и жестоких зим, 11 высоких половодий и наводнений). Число необычайных ме­ теорологических явлений в XII веке возросло в 6 раз. В XII веке в Киеве и Нов­ городе летописи отмечали небывалое для Древней Руси повышение сейсмично­ сти - за столетие зарегистрировано 10 землетрясений.

Климат менялся не только на Руси, но и в Западной Европе. Только в вос­ точной ее части летописцами зафиксировано 19 голодных лет. 39 лет на протя­ жении столетия в Европе были либо необычайная жара, либо полная засуха, ! Борисенков Е.П., П а се ц к и й В.М. Летопись необычайных явлений природы за 2,5 тысячелетия. СПб.: Гидрометиздат, 2003.

приводившая к уничтожению посевов и скота. В политической жизни Европы век прошёл под знаком германской гегемонии. Ознаменован век крестовыми походами в Палестину и Сирию, войной сербов и болгар с Византией за незави­ симость, датчане и шведы нападали на Эстонию, а также на славян Померании.

Во время нападения датчан на о. Рюгене было разрушено славянское святилище бога Святовита.

XIII век был для Руси воистину несчастливым. С точки зрения истории климатической он начался дождями, которые непрерывно шли в течение всего лета. Результатом был голод. В 1203 году на эти земли пришли жестокие моро­ зы. Потом наступила засуха. Повсеместно отмечались неурожаи. В первую треть XIII века наблюдается одна из самых продолжительных особо опасных явлений, обусловившая 17 голодных лет. Из них два голода продолжались по несколько лет. В 1214-1216 годы, и особенно в 1230-1233 годы население Руси резко сократилось. Большие потери понесли города, ненамного меньшие - сё­ ла, так как оторванности от земли в русских городах не было.


Если же к этому добавить то, что известно со школьной скамьи - борьба с нашествием из Великой степи, эпопея, названная татаро-монгольским нашест­ вием, то картина предстает еще более тяжелой. Но и это было еще не все. До 1237 года, т.е. появления войск Батыя, древнерусские земли были охвачены та­ ким бедствием, как феодальная меж доусобица. Необычайно ожесточенная борьба всех против всех. Кажется какая-то чудовищная сила стерла из памяти огромной части людей той эпохи все, что было связано с Киевским государст­ вом, пользовавшимся несомненным уважением в Западной Европе. Великий южный сосед - Византийская империя - также стремилась сохранить дружест­ венные отношения с этим государством. Теперь же бывшая столица могучего в столь недавнем прошлом княжества - стольный Киев стал ареной ожесточен­ ного соперничества в XII веке. Даже краткий перечень хотя бы наиболее из­ вестных и крупных событий в тех бесконечных феодальных усобицах, которы­ ми пестрит этот век, могут дать представление о масштабах этого бедствия. Мы насчитали 21 событие того века. Сопряженные с междоусобицами войны, бун­ ты, мятежи и т.д. Куда большее число составили события того же ряда, но меньшие по масштабам.

Далее климатические бедствия лишь усиливались. Вся вторая половина ве­ ка характеризуется частыми бурями, дождями, наводнениями, усилением холо­ дов и жестокими зимами. На конец XIII века приходится максимальное похоло­ дание за последние две тысячи лет1. Летописец недаром отмечал «великую ну­ жду в народе». Очевидно влияние этих процессов как на городские, так и сель­ ские демографические процессы. Население по всей Руси резко сокращается.

На севере и в центре селища становятся малодворными деревнями, распола­ гающимися на возвышенных местах. На юге, наоборот, появляются новые се­ лища, обычно неукрепленные, и расширяется зона собственно хозяйственной 1 Борисенков Е.П., Пасецкий В. М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI XVII вв. См. также: http://gumilevica.kulichki.net/debate/Article07e.htm#Article07etextl2.

деятельности населения1.

Византии, располагавшейся намного южнее, также приходилось испыты­ вать на себе повышение сейсмичности. В 868 и 876 годах столицу и прилегав­ шие области дважды трясло по 40 дней, что неизбежно влекло ю серьезным раз­ рушениям и жертвам. Холода обрушиваются на Западную Европу, Англию. Ле­ том морозы сменяются засухой.

29 марта 1000 г. землетрясение так встряхнуло всю Европу, что даже в Кракове рассыпалось множество зданий. XI век не обошли засухи и сильные снегопады, холода обрушиваются на Западную Европу, Англию. Летом морозы сменяются засухой. Но к ним в значительных количествах добавились наводне­ ния. В небе трижды появлялись полярные сияния и одно гало2. Возможно, под одним из сияний 1028 год в виде «змея огненного» появился на свет князь Все слав Чародей Полоцкий. В былинной традиции его отцом называется Змей.

В целом и этот век нельзя назвать «мягким» по отношению к европейской цивилизации. И при всех этих неблагоприятных для человека событиях, в XI веке русские мореплаватели вышли в моря Северного Ледовитого океана.

Следующий, XIII век, тоже вряд ли можно назвать благоприятным по кли­ матическим условиям для Европы. Начинается увеличение внутрисезонной из­ менчивости климата, которая явилась предвестником малого ледникового пе­ риода (переход к нему на Руси наметился в первую треть XII в.). Именно в это время имело место возрастание таких экстремальных природных явлений, как продолжительные холодные зимы, необычайно длительные дожди в летний сезон и возврат холодов в начале лета, раннее наступление морозов осенью, что приводило к гибели урожая и голоду. Так, в 1230-1233 годы в Смоленске вы­ мерло болыцинство жителей, а Новгороду Великому удалось выжить благодаря подвозу хлеба заморскими купцами.

Начиная с XII века, русские летописи дают отчетливое представление о возрастании неустойчивости атмосферных процессов, об активизации циклони­ ческой деятельности. Это привело к увеличению наводнений, к переувлажнен­ ное™ и понижению температуры, о чем свидетельствуют впервые появившиеся записи о летних морозах, губивших посевы. Примеров тому в летописях много.

1Ш екун А.В. П оселения второй половины X III-X V веков в междуречье Десны и Днепра // Д ес нинские древности. - Брянск, 1995, с. 113-115. В меж дуречье Десны и Днепра (м еж ду Черниго вым и Л ю бечем), на территории около 1,5 тыс. км2 было выявлено 193 древнерусских поселе­ ния. Только на 5 из них выявлены материалы второй половины X III-X V вв., 8 содерж ат мате­ риалы только этого периода. Подавляющая часть селищ прекращает свое сущ ествование в пер­ вой половине XIII века, что очень хорош о согласуется с выводами по сторожевым городам этого района. (Ц ы б и н М.В. Древнерусско-половецкое пограничье вт.пол. X III-X IV вв. в П одонье // Археология и история Ю го-Востока Древней Руси. В оронеж, 1993;

Г о н ян ы й М.И. К вопросу о динамике заселения района Куликова поля древнерусским населением в X II-X V веках // А р хео­ логия и история Ю го-Востока Древней Руси. - Воронеж, 1993, с. 85).

2 Гало (от греч. хсЛоа - «круг», «диск») - светящееся кольцо вокруг объекта;

оптический ф ено­ мен. В те времена, когда метеорологии не существовало, гало и подобны е ем у оптические явле­ ния использовались для предсказания погоды. Например, русские народные приметы говорят, что появление вокруг либо около луны подобны х светлых колец, дуг, пятен, столбов - к дож дю.

Древние тексты буквально пестрят сообщениями об экстремальных погод­ ных явлениях в самых разных уголках Руси, нашествиях саранчи, «великих бу­ рях», градобитиях, пожарах. Так, в 1103 году Русская земля подвергается наше­ ствию саранчи, появление которой всегда совпадает с засухами. Спустя два лета повторяется «бездожие». Почти дотла сгорают Киев, Новгород, Чернигов;

Смо­ ленск. Одно за другим следуют землетрясения (1107, 1109 годы), сведения о которых содержатся и в «Повести временных лет», в Новгородской первой ле­ тописи и Никоновском своде.

В 1110 году ночью над Киевом и Новгородом появляется «столп огнен­ ный». В то же время молния освещает всю землю и в небе раздается великий гром. Это необычайное явление, по словам летописца, «все видели». Особенно много природоведческих записей в Ипатьевской, Лаврентьевской, Новгород­ ских и Псковских летописях, продолжающих в различных вариантах историче­ ское повествование о жизни древней Руси. Во всех этих сводах отмечено, что в 1124 году «все лето бысть бездожие» - пострадали посевы, почти полностью сгорел Киев. В пожаре погибло «без числа людей и всякой живности». В сле­ дующем году «великая буря» пронеслась над Новгородской землей, «истопив стада скотины в Волхове» и вызвав сильный голод. Через два года бедствие снова посетило Новгород - выдалась очень холодная весна, сеяли поздно. Ле­ том саранча объела посевы. Осенью «мраз» убил яровые и озимые хлеба. В ито­ ге - голод. Люди ели березовую кору, лист липы и клена, мох, конину;

в муку примешивали солому. А в следующем 1128 году, по словам летописи, «бысть вода велика, потопи люди и жита и хоромы снесе». Летом, когда цвели яровые и наливались озимые, ударил мороз. В итоге, погибли все хлеба, что и было причиной великого голода. Только в восточной части Европы летописцами за­ фиксировано 19 голодных лет. 39 лет на протяжении столетия была либо не­ обычайная жара, либо полная засуха, приводившая к уничтожению посевов и скотины. В политической жизни Европы век прошёл под знаком германской гегемонии. Ознаменован крестовыми походами в Палестину и Сирию, войной сербов и болгар с Византией за независимость, датчане и шведы нападали на Эстонию, а также на славян Померании. Во время нападения датчан на г. Арко на на о. Рюгене было разрушено славянское святилище бога Святовита. В этот век родился и умер знаменитый король Фридрих Барбаросса, а также не менее знаменитый, но более легендарный Ричард Львиное Сердце. Продолжая освоение северных морей, славяне в XII-XIII веках открыли острова Вайгач, Новая Земля.

Накопление природного и Политического негатива продолжилось в XIII ве­ ке. Немцы в 1200 году основали Ригу и в скором времени захватили принадле­ жавшие Полоцку земли нижнего Подвинья. Крестоносцы в 1204 году осадой взяли Константинополь. Даниил Галицкий воевал с половцами и Польшей, Мстислав Смоленский захватил Киев, монголы все ближе подходили к южно русским землям. Зимы по-прежнему были холодными, а лето и весна - необы­ чайно дождливыми. И вот разразилась череда катастрофических событий - уча­ стились как суровые, так и необычно мягкие зимы, засушливые лета.

В начале XIII века сезонные контрасты еще более усилились, что привело к сильным неурожаям и голоду, следствием которого было резкое сокращение населения Руси.

Процесс ухудшения климатических условий в первой трети века не был непрерывным;

в 30^40-е годы XIII века в русских летописях не зафиксированы экстремальные погодные явления, значит, татаро-монгольские войска не встре­ тились ни с глубокими снегами, ни с сильными морозами в эти годы. Однако череда урожайных и голодных лет сохранялась. Некоторые авторы насчитыва­ ют 20 голодных лет за 30 лет до прихода войск Батыя1. Сильный голод был и в 1236 году, т.е. за год до вторжения татаро-монголов. Итогом нашествия была грустная картина - некоторые области оставались пустынными не одну сотню лет2. Даже леса не всегда были надежной защитой от завоевателей, монголы охотились за укрывавшимися в лесной глухомани;

многие из беглецов погибали от голода, зимних морозов, эпидемий. «Кровь отец и братья нашея, аки воды многа землю напои..., - писал епископ Серапион. - Множащася же братья и чады нашея в плен выведены быша, села наши лядиною поросша»3. «Села от того нечестиваго батыева пленениа запустели и нане лесом заросша», - свиде­ тельствует «Житие Михаила Черниговского»4. «От многих лет запустения вели­ ким лесом поросша и многим зверем обиталище бывша курская земля», - говорит «Повесть о граде Курске»5. Земли, расчищенные от лесов трудом многих поколе­ ний, снова зарастали лесами;

немногие уцелевшие сельчане вернулись к подсеке и перело1у, к системам земледелия, господствовавшим во времена Рюрика.

Стремление населения уйти подальше от возможных набегов долгое время в XIII веке привело и к новому распределению невольных мигрантов. Нашест­ вие татаро-монгол принесло огромные потери - число известных археологам сельских поселений уменьшилось втрое, со 129 до 43. После монгольского на­ шествия Русь рпустела, поля заросли лесами и крестьянам приходилось начи­ нать все сначала - в те времена преобладала подсечная система земледелия.

Земли было много, кормов для скота - достаточно;

обычное хозяйство имело две-три лошади, две-три коровы, несколько овец6.

Восстановление происходило поначалу медленно, археологам известно лишь 20 поселений, возникших во второй половине XIII века. Примечательно, 1Подсчитано по: Паисуто В.Т. Голодные годы в Древней Руси // Ежегодник п о аграрной истории В ос­ точной Европы. 1962. - Минск, 1964, с. 61-94;

Кленов Н. Немного о реформах и реформаторах // Сайт «Lifejoumal» [«Живой журнал»] (http://nikolamsu.livejoumal.com/44977.html?thread=284337.

2 Горская Н.А. Историческая демография России эпохи феодализма. - М., 1994, с. 53.

3 Цит. по: Каргапов В.В. Внеш неполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники. - М., 1967, с. 180.

4 Цит. по: Там же.

5 Цит. по: Там же.

6 История крестьянства в Е вроп е..., с. 258. Однако далеко не все русские земли были в таком жал­ ком состоянии. В Галицко-Волынском княжестве, не испытавшем на себе тяжесть ордынского на­ бега, большой любитель охоты князь Данила Галицкий (1220-1264) издал указ, по которому был создан «великий заповедник у межах сучасных» Беловежской и Цуманской пущ. Это - одно из первых исторических упоминаний об охраняемых природных территориях. (Горяшко А. История российских заповедников. - http://bio. 1september.ru/articlef.php?ID=200004001).

что большинство «новостроек», в отличие от прежних больших сел, представ­ ляли собой маленькие деревни, прятавшиеся в глубине лесов. В последней чет­ верти XIII в. стали чаще отмечаться «великие бури» и «небывалые наводнения», суровые зимы, засушливые или дождливые лета.

Малый климатический оптимум, который имел место, по-видимому, на большей части северного полушария, не следует представлять как установление исключительно благоприятных и комфортных для общества климатических ус­ ловий. В начале XIV века Русь и Западная Европа страдали летом o r переув­ лажнения, а во время необычайно холодных зим замерзали Балтийское и Ад­ риатическое моря. А вся первая четверть XIV века характеризовалась очень большой концентрацией экстремальных климатических явлений. Урожаи гибли как от засух, так и от летних дождей и холодов. Вторая половина века была очень засушливой, в отдельные годы пересыхали небольшие реки, горели леса и торфяники. Одновременно участились суровые зимы, ранние холода и поздние весны. Всего в XIV веке в летописях отмечено более 100 экстремальных при­ родных явлений, в результате которых на Руси было 30 голодных.лет. В 60-70-е годы XIV века преобладала засушливая погода с умеренными мягкими зимами, а в конце столетия отмечались необычайно жестокие зимы. Максимум потепле­ ния в Русской Арктике приходится на XIV век, когда русские вышли по Оби до моря и, судя по многолетним данным, не встретили при этом льдов.

В XIV веке, в условиях общего похолодания и после завоевания монгола­ ми, ситуация на Руси во внутренней жизни резко изменилась: было основано 185 новых поселений, их общее число увеличилось в четыре раза и намного превысило количество поселений, существовавших до нашествия (рис. I) 1.

850 950 1050 1150 1250 1360 1450 1550 1650 1750 25-летние периоды |м Поселения —Будущее население!

Рис. 1. Рост числа поселений в Р оссии (с IX д о X IX веков) В отличие от XIII века, среди новых поселений были села, не уступавшие по размерам селениям домонгольских времен. Так, в районе Углича большие слободы тянулись вдоль берега Волги на 9-10 км2. Специалисты отмечают, что 1 Ю ш к о А.А. Московская земля IX -X IV вв. - М., 1991, с. 1 9,4 8, 57.

2КаргаловВ.В. Указ. соч., с. 177;

Ю ш к о А.А. Указ. соч., с. 57.

причиной этих впечатляющих перемен явился «колоссальный приток людских ресурсов» из других областей;

этот приток был вызван «надеждой на личное благополучие и безопасность», гарантированные политикой московских кня­ зей1. Новые поселения выстраивались на новых землях. По свидетельству ар­ хеологов, большинство крупных поселений возникало на новых, неосвоенных прежде землях - это были боярские села, родовые гнезда, населенные младши­ ми родичами, дружинниками, слугами и холопами2.

В свою очередь, шел бурный процесс своеобразного «монастырского ос­ воения» ранее целинных земель. В XIV столетии эта колонизация приобрела масштабйый характер: было основано более 200 монастырей, больше, чем за всю предыдущую историю3. В 1337 году была основан знаменитый Троице Сергиев монастырь;

в конце столетия здесь проживало 700 монахов - столько же, сколько жителей было в Ростове, столице соседнего княжества. Рядом с мо­ настырями создавались большие слободы, а дальше на окрестной территории располагались многочисленные деревни. Работы историков дают впечатляющее описание процесса монастырской колонизации, результатом которого было ро­ ждение «святой Руси» - страны церквей и монастырей. Иностранцы, посещав­ шие Россию в XVI веке, удивлялись огромному количеству храмов и монастыр­ ских обителей;

в те времена церкви принадлежала примерно третья часть всех земельных владений4.

Уходит в прошлое эпоха свободной земли, крестьяне (особенно страдаю­ щие от нехватки земли в новгородских пятинах) переходят на трехполье5. Все чаще и чаще упоминаются голодные года, а вслед за голодом приходят эпиде­ мии. Крестьяне по большей части селились не рядом с монастырем, а поодаль производили заимки, вырубали лес и «драли» целину сохами - поэтому кресть­ янские заимки назывались «деревнями»6. Распространение железных топоров и пил облегчило борьбу с лесом, и теперь, в отличие от старых времен, заимку могла произвести и одна большая семья7. Изобилие земли и зерна, низкие нало­ ги, мир и покой, общинное самоуправление - такова была жизнь крестьян в XIV веке. «Может быть, это было лучшее для крестьян время за всю историю Рос­ сии - считает С.А. Нефедов, - «золотой век» русского крестьянства»8. От этого времени не сохранилось известий о крестьянских выступлениях или о борьбе за землю9. Свидетельством крестьянского благополучия являются сравнительно 1Ю шкоА.А. Указ. соч., с. 126, 174.

2 Юшко А А. Указ. соч., с. 56.

3 Данные И.И. Бурайченко, цит. по: Ивина А.И. Крупная вотчина С еверо-Восточной Руси конца X IV - первой половины XVb. - М., 1979, с. 35.

4 Л ю б а в с к и й М.К. О бразован и е осн овн ой государствен н ой тер р и то р и и вел и ко р у сско й н арод н о­ с т и. - Л., 1 9 2 9, с. 17-30.

5 История крестьянства Северо-Запада России. - СПб., 1994, с. 75.

6 Очерки русской культуры. - М., 1969, с. 2 3 2,2 3 5.

7 Этнографические параллели см.: Бутинов Н.А. Папуасы Новой Гвинеи. - М., 1968, с. 88.

8 Нефедов С.А. Новая интерпретация истории монгольской Руси. (Статья депонирована в ИНИОН РАН).

9 Горский А: Д. Борьба крестьян зазем л ю на Руси в X V - н а ч а л е X V I века. - М., 1974, с. 37.

редкие упоминания голодных лет: за полвека, с 1310 по 1360 год, лишь один раз (в 1332 году) упоминается сильная дороговизна1.

Однако во второй половине столетия появляются некоторые симптомы, гово­ рящие о том, что подъем замедлился - прежде всего, появляются упоминания о голоде. Голод пришел на Русь в 1364 и 1370 годах2, и это может служить свиде­ тельством того, что начала сказываться нехватка земли. Другим свидетельством такого рода являются первые сообщения о переходе от подсеки к трехполью;

«па­ шенные леса» были сведены, и крестьяне были вынуждены использовать старопа­ хотные земли. Однако технология трехполья была еще не совершенна, удобрения не применялись, поэтому старопахотные земли давали урожаи во много раз мень­ шие, чем подсека.3 Тем не менее, на Северо-Восточной Руси серьезных признаков аграрного кризиса не было - после 1370 года летописи не говорят о голоде.

Даже в прошлом густые леса были в немалой Степени сведены под пашен­ ные угодья. Так, между Новгородом и Торжком к XIV веку было не только про­ ложено несколько сухопутных дорог, но и в летописях уже ни слова нет о не­ проходимых лесах. Лишь однажды, в 1316 году, тверское войско, шедшее на новгородцев, «заблудися в озерех и в болотех». Попутно обратим внимание на то, что ни в одной летописи нет упоминания о честных лесах. Земледельцы вла­ дели лесами с начала отечественной истории. Это - результат исторически сло­ жившихся условий, уже заложенный в фундаменте российской цивилизации.

Более того, с лесами нередко приходилось едва ли не бороться за сохранение пашенных земель. Сплошь и рядом встречаемся именно с такими примерами.

Как только уменьшалась численность населения (голодные годы, войны и т.д.), очень быстро поля начинали зарастать кустарником, а вскоре, и лесами.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.