авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ' ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 10 ] --

Острое желание быстрее получить экономический эффект от природополь­ зования вело к другим ошибкам, дорого стоившим природе. Ведомственная че­ респолосица в природопользовании, обозначившаяся в 30-е годы, оказала самое неблагоприятное влияние на организацию охраны редких животных. Экспорт ценного меха приносил необходимую валюту, но «планов громадье» требовало ее в возрастающих количествах. Руководство страны посещает идея - использо­ вать для расширения пушных заготовок территории ряда заповедников, что и легло в основу документа. 1 ноября 1934 года Президиум ВЦИК обсудил про­ ект постановления «О мероприятиях по увеличению запасов соболя». В итоге в систему Наркомвнешторга СССР были переданы соболиные заповедники:

Байкальский, Баргузинский, Кроноцкий, Кондо-Сосьвинский, сохраненные зна­ чительно более бедной страной в прежние годы. Как и следовало ожидать, ве­ домство менее чем за год практически опустошило заповедники, что было при­ знано даже родственным ведомством - Союззаготпушниной. Подобные приме­ ры были, конечно, далеко не единичными. Господство «утилитарных» взглядов на природопользование привело к объявлению войны всем хищным животным, отнесенных к разряду вредных для животноводства. Начался отстрел тигров:

только зимой 1934 года на Дальнем Востоке было уничтожено 20 уссурийских тигров, а в Таджикистане - еще 5 редчайших животных. Чучело последнего таджикского тигра до сих пор стоит при входе в этнографический музей в Ду­ шанбе, словно памятник беды.

Разведение в питомниках ценных с хозяйственной точки зрения животных быстро превратилось в отрасль экономики. Редкие же, но малоценные для экс­ порта виды не входили в круг интересов ведомств и могли быть сохранены лишь на скудные средства природоохранных органов. Приоритетность коммер­ ческого подхода (да и возможен ли был иной?) привела к разительному несоот­ ветствию в темпах развития охраны животного мира и отраслей хозяйства. Об этом писал председатель Комитета по заповедникам К.М. Шведчиков в записке от 5 августа 1936 года на имя М.И. Калинина и В.М. Молотова: «До сих пор охотничье хозяйство ведется стихийно и почти бесхозяйственно, заготовитель­ ная система работает способами, мало чем отличающимися от старых капита­ листических, научно-технической базы под все эти отрасли хозяйства не подве­ дено, да об этом мало кто и заботится, существует даже мнение о ненужности научно-технической базы для этих отраслей». Этот неутешительный вывод подтвердило и Главное управление охоты и звероводства, которое в плане своей работы на третью пятилетку, разработанном в 1937 году, констатировало:

«Нормальному развитию и росту нашего охотничьего хозяйства болезненно мешает отсутствие единого планирования и регулирования всего комплекса ме­ роприятий, связанных с охотой». План предполагал проведение работ по вос­ становлению численности «сильно истребленных зверей»: соболя, куницы и т.д.

Ликвидировались мелкие охотничьи угодья и создавались крупные, работаю­ щие по единому плану, подобно заводам или фабрикам.

Таким образом, в охране животных ресурсов проявились общие для приро­ доохранной системы черты - переход от вневедомственного принципа к полно­ му подчинению ведомств. На этом тернистом пути исчезли некоторые виды редких представителей животного мира. В связи с непродуманными работами по акклиматизации произошли неблагоприятные изменения в условиях обита­ ния представителей животного мира в ряде районов страны. Хозяйственное ис­ пользование животного мира достигло уровня рентабельной отрасли и далее лишь поддерживалось в этом качестве следующие десятилетия, попутно, по не­ обходимости, решая и текущие природоохранные проблемы.

} Бурные события 1917 года, гражданской войны, хозяй­ Г ородская ственной разрухи - все это тяжело отразилось не только на среда обитания уровне и образе жизни человека (и до этого, впрочем, невы­ человека соких), на всей совокупности факторов, составляющих сре­ ду его обитания. Ее резкое ухудшение привело к многочис­ ленным эпидемиям опаснейших заболеваний. Из воспоминаний современников и документов несложно составить общее представление о низком качестве воды и пищи, потреблявшихся людьми в ту эпоху.

Настоящий кризис переживают города, концентрировавшие промышлен­ ный и интеллектуальный потенциал, являвшиеся политическими Центрами. О запущенности городского хозяйства газеты с тревогой писали еще с 1916 года, когда даже в Москве неубранные улицы становились повседневной реально­ стью. И все же именно с 1917 года деградация городов развивалась ускоренны­ ми темпами. Положение усугублялось продовольственным и топливным кризи­ сом, опустошившим городские сады и парки, пригородные леса и населявшую их живность. Практическое отсутствие специализированных служб, многочис­ ленные коммунальные квартиры, буржуйки - все это стремительно меняло об­ лик большинства крупных и средних городов России. Их состояние было тако­ во, что практически без дискуссий в новую программу РКП/б/, принятую на 8-м съезде большевиков в марте 1919 года, был включен пункт о необходимости «оздоровления населенных мест (охране почвы, воды и воздуха)», что, впрочем, мало изменило ситуацию.

Особое значение приобрела проблема чистой питьевой воды в крупных го­ родах. В 1919 году, 20 февраля, был создан Центральный комитет по охране водоемов от загрязнения промышленными сточными водами - «Центроводо охран», располагавший необходимыми лабораториями. Его специалисты вели изучение чистоты воды в реках Москва, Ока, приступили к разработке способов очистки промышленных стоков. Основными задачами Комитета было: 1. Ис­ следование водоемов в отношении влияния на них промышленных сточных вод;

2. Проектирование норм требований, необходимых для охраны водоемов от загрязнений, с последующим утверждением Народным комиссариатом здравоохранения;

3. Предложение промышленным предприятиям рациональ­ ных методов очистки, применяемых с наименьшими затратами. Возобновились, забытые с дореволюционных времен ежегодные научные экспедиции по изуче­ нию Москвы и Оки в химическом и гидробиологическом отношениях. Согласно данным проф. П.С. Белова в период 1917-1927 годы. Комитетом было поведено обследование 85 рек на протяжении 4405 верст, около четырехсот прудов и ко­ лодцев. Если в дореволюционный период деятельность Комитета ограничивалась проведением исследований по сточным водам хлопчатобумажной промышлен­ ности, то в последующем круг изучаемых проблем существенно расширился.

Был выполнен ряд работ, связанных со сточными водами других отраслей тек­ стильной промышленности (шерстяной, шелковой, льняной), по бумажным и резиновым фабрикам, целлюлозным заводам, кожевенным предприятиям.2 Ко­ митетом была продолжена лабораторная разработка научных проблем, связан­ ных с влиянием различных загрязнений на ограничение водопользования, само­ очищением водоемов и поисками подходов к вопросу о спуске сточных вод.

В 1929 году «Центроводоохран» вошел в состав Санитарно-технического сек­ тора Государственного института сооружений на базе которого в 1931 году был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт водоснабжения и санитарной техники.

1 Белов П.С. У спехи р азви ти я водопроводов и сани тарно-техни ческого благоустрой ства населен­ н ы х м ест С С С Р за п ер и о д 1 9 17-1927 гг: // Сан. техни ка, 1927, № 3, с. 7 -1 5.

2 Т руды Ц К В одоохранения: М атери ал ы по очистке сточны х вод кож евенны х заводов. - М., 1927.

Вы п. 6, с. 9.

Ломавшая все, что напоминало об имперской эпохе, послереволюционная Россия стала чрезвычайно благоприятной средой для многих экстравагантных идей и проектов. Странно мешалось отрицание всей дореволюционной культу­ ры и ее замена новой, борьба с церковью и насаждение новых ритуалов и тра­ диций, попытка пересмотра «буржуазной» этики, «переделки» природы, столь повлиявш и, в конце концов, на организацию охраны природы. К 20-м годам XX века Москва оставалась одним из немногих европейских Столичных горо­ дов, не подвергшихся серьезной перестройке. Она сохранила узкие улицы, ог­ ромное количество низеньких, ветшающих и ни на что не годных зданий. Нуж­ но было создавать систему современного городского транспорта, пробивать (по образцу Петербурга) новые, более широкие проспекты, сделать план более ло­ гичным, строить крупные дома, куда можно вселить комиссариаты и ведомства, а также растущее население.

Главным «сокрушителем» старой Москвы стал Л.М. Каганович. Были раз­ рушения совершенно бессмысленные, продиктованные идеологическими и по­ литическими соображениями или просто богатырской удалью столичного руко­ водства. Старые особняки могли уцелеть лишь в том случае, если они пригля­ нулись какому-нибудь ведомству или использовались под иностранное посоль­ ство. Однако эта работа вовсе не носила хаотического характера: существовал единый план, которому было подчинено и строительство метро, и прорубание новых проспектов, и расширение ключевых улиц. План этот, разумеется, был безжалрстным по отношению к архитектурному и культурному наследию города.

По ходу дела он корректировался, а некоторые его элементы так и остались не­ выполненными. Следует признать, что модернизация города была необходима и оказалась успешной, хотя те же цели можно было достигнуть с куда меньшими потерями. Этот тезис, впрочем, применим к любому мероприятию времен Сталина.

В ходе «перестройки» столицы выдвигались и экстравагантные предложе­ ния. К этому ряду относится и идея города-сада, воспетая не только В.В. Мая­ ковским, но неожиданно проявившаяся в начале 30-х годов в сухих партийных и хозяйственных документах. Эта идея первоначально была выдвинута англий­ ским экономистом Э. Говардом в книге «Города-сады завтрашнего», опублико­ ванной еще в 1902 году в Лондоне, а затем несколько раз переиздававшаяся в России. К ней проявлял интерес лидер нового государства В.И. Ленин, а горя­ чим сторонником - академик К.А. Тимирязев. Да и трудно было не подпасть под обаяние идеи максимального озеленения густо заселенных городов, быстро те­ рявших парки, сады. Именно как составные части будущего города-сада в Петро­ граде и Москве предлагалось строительство крупных зоопарков в 1918 году, про­ ведение больших озеленительных работ. Именно концепции города-сада отдал предпочтение Петросовет в 1919 году, определяя перспективы развития города.

Стремление отрешиться от старого мира в градостроении приобрело весьма радикальные, а во многих случаях варварские формы. Так, кварталы Замоскво­ речья сохранили свой исторический облик просто потому, что первоначально планировалось их снести подчистую. Помешала война. В конце 1931 года был взорван храм Христа Спасителя в Москве. На его месте задумывалось строи тельртво грандиозного сооружения Дворца Советов. Знаменитый впоследствии французский архитектор Ле Корбюзье предлагал оставить от старой Москвы лишь наиболее известные исторические памятники, а новый город строить во­ обще на новом, месте (подобная идея была им заложена в те же годы и в отно­ шении исторического центра Парижа)1. К счастью, для этой и многих иных идей просто не хватило средств, а те, что удавалось собрать, требовались для реализации пятилетних планов. Итогом градостроительных усилий в 1930-е го­ ды станет новая инфраструктура Москвы, которая (пока) продолжает служить до сегодняшнего дня, и если в московской жизни сохраняется какая-то логика, то это логика той реконструкции.

I Нечто подобное в конце XIX века пережили Берлин, Барселона, Париж, со хранявшие средневековый облик, неистребимую грязь и антисанитарию. С этой бедой стали бороться радикальнь.чи средствами - реконструкцией старых квар­ талов. Несколько ранее барон Осмa :j соооудил в Париже бульвара, разрушив практически весь средневековый центр, каким его видели королева Марго и ри мушкетера. Впрочем, и там не обошлось без политической «подкладки» на ! наменитых парижских широких бульварах отныне стало невозможно строиты К середине 20-х годов, когда удалось улучшить положение в экономике, появилась возможность направить материальные ресурсы на восстановление и последующее развитие городского хозяйства, улучшение среды обитания горо­ жан. Предпринимавшиеся в этом направлении меры были далеки от романтиче­ ской идеи города-сада, но зато были конкретны и действительно необходимы.

К их числу относится одна из труднейших проблем всех крупных городов: ути­ лизация и уничтожение мусора. В 1926 году в Москве была построена специ­ альная мусоросжигательная станция производительностью 160 тонн в сутки.

Она осуществляла сортировку, отбирая необходимые для промышленности от­ ходы, металлы, горючие материалы, из которых изготавливались топливные брикеты, стоившие в пять раз дешевле дров.

Собственно, сама проблема утили­ зации отходов была поставлена на самом высоком уровне. В циркуляре ВСНХ СССР от 28 февраля 1927 года, направленном всем предприятиям страны, под­ черкивалась неотложность задач по «более полной утилизации отбросов и ос­ татков, улучшению существующих и введению новых технических методов и новых процессов производства». В этом случае интересы промышленности и проблемы улучшения городской среды совпадали наилучшим образом. Так, только в Ленинграде за короткое время было собрано 165 тыс. т металлолома, рассеянного по предприятиям, свалкам, в жилых районах и т.д. В 1928 году эта 1 Ф ранц узски й архитектор опирался н а у ж е и м евш ий ся опы т п ерестройки П ариж а, проведенной градостроителем бароном О см аном. (Ж орж Э ж ен О сман, более известны й к ак барон О см ан (G eorges E ugene H aussm ann, 1809-1891) - ф ранцузский государственны й деятель, преф ект д е­ п артам ен та С ен а (1 8 5 3 -1 8 7 0 ), сенатор (1857), ч л ен А кадем ии и зящ ны х искусств (1867), градо­ строитель, во м ногом определивш ий соврем ен ны й облик Щ р и ж а ). В общ ей слож ности под р у ­ ководством О см ан а бы ло реорганизовано около 60% недвиж им ости П ариж а.

проблема внедрения механизации в процесс утилизации городских отходов бы­ ла обсуждена применительно к Москве. Подобная работа велась и в других крупных городах страны.

Острой проблемой городской жизни была сильная задымленность воздуха из-за многочисленных печей в жилых районах, котельных и т.д. Наиболее оп­ тимальным решением было проведение теплофикации, в ходе которой можно было ликвидировать мелкие котельные, печи в квартирах. Работы эти были весьма дорогостоящими и велись в те годы в небольших масштабах, чаще охва­ тывая предприятия, учреждения. Так, построенное в конце 20-х годов новое здание ВСНХ СССР (в Китайском проезде) не имело дымовых труб, получая тепло от 1-й электростанции МОГЭС. В Ленинграде сооружение теплопровод­ ной сети началось с 1925 года и к началу 30-х годов она была крупнейшей в стране (16 км) и второй в Европе (после Гамбурга), обеспечивая теплом крупных объектов. Эти работы позволили рациональнее использовать топливо, 80% которого шло на тепловые нужды. В последующие годы строительство те­ плосетей в крупных городах было продолжено.

Проводившиеся работы по централизации теплофикации имели и оборот­ ную сторону: крупные ТЭЦ, использовавшие в качестве топлива уголь, мазут и т.д., давали большое количество сажи и вредных соединений. Так, в 30-е годы в Ленинграде на 1 км2 выпадало от 500 до 750 т сажи, в М оскве - 500, в Харько­ ве - 310 и т.д. В середине 30-х годов в Москве на электростанциях были уста­ новлены дымоуловители, снизившие количество вредных веществ (ежегодно на столицу выпадало до 150 тыс. т сажи).

Принципиальное значение для оздоровления жизни в городах имело строи­ тельство водопроводов. Необходимость этих работ диктовалась не только быст­ рым ростом городского населения, строительством новых предприятий, но и санитарными соображениями: даже в крупных городах значительная часть жи­ лого фонда не имела централизованного снабжения водой. В 1931 году на 1 жи­ теля Москвы приходилось 128 литров воды в сутки, тогда как в 1913 году этот показатель был вдвое меньше - 61,5 литра. Испытывал нехватку воды и Ленин­ град, в сутки получавший 370 тыс. м3, что не удовлетворяло потребности населе­ ния и промышленности. С 1931 года в крупных городах начались работы по про­ кладке водопроводов, теплотрасс, модернизации транспорта, энергоснабжению, озеленению и т.д. Начались работы по расширению системы водоснабжения Ле­ нинграда, в Ижевске, в городах и поселках Донбасса, где в 1929-1932 годах было проведено 500 км линий водопровода и полностью перекрыты загрязненные источники воды. В середине 30-х годов строительство водопровода было осу­ ществлено в Уфе, Сыктывкаре, Йошкар-Оле, Бугульме, в 54 городах он под­ вергся реконструкции.

К концу первого десятилетия советской власти число канализованных го­ родов в СССР возросло вдвое, по сравнению с предреволюционными годами, с 16 до 31. Число водопроводов увеличилось с 214 до 280.1 В некоторых нека 1 К ом м ун ал ьн ое х озяй ство С С С Р к к он ц у п ервой пятилетки. - М., 1933, с. 12-13.

нализованных городах (Вологде, Орехово-Зуево, Козлове) были оборудованы поля ассенизации: Благоустройство городов включало и облесение их пригородов, природе которых был нанесен огромный ущерб. Так, обследования показали, что зеле­ ная зона Москвы уменьшилась к 1931 году на 60% в сравнении с дореволюци­ онным периодом. Причиной тому был отчаянный топливный голод в годы гра­ жданской войны, приводивший к уничтожению городских садов и парков. По­ сле военного лихолетья последовало восстановление экономики, когда снова было не до зеленых насаждений в городах. Лишь в конце 1920-х годов прави­ тельство стало уделять облику городов заметно больше внимания. В Ленингра­ де «первое лицо» города - С.М. Киров настоял на установке уличных светофо­ ров, замене первых советских легковушек с брезентовым верхом на более эле­ гантные «эмки», только начинавшие сходить с конвейеров Горьковского авто­ завода. Московское руководство знакомилось с проектами перспективной за­ стройки столицы. К сожалению, эти проекты смогли-таки разгромить велико­ лепный Храм Христа Спасителя, устроив позже на его месте... бассейн. Однако в рамках этих проектов вновь вернулись к идее строительства метрополитена в крупных городах, о чем российские инженеры размышляли с 1912 года.

На волне этих новых веяний начинает осуществляться й программа озеле­ нительных работ, куда более доступных и менее дорогостоящих. Уже в 20-е годы специалисты высказывают соображение, что норма в 10 м2 насаждений на 1 жителя - минимально необходимая. При ее уменьшении заметно возрастал показатель смертности (на 1 ООО человек) - до 22,7 случаев смерти против 15, при соблюдении нормы озеленения. Экологи подсчитали, что 10% земли, выде­ ляемой под жилищное строительство и 20% - под промышленные предприятия, надо отводить исключительно под зеленые насаждения, что может нейтрализо­ вать ущерб, наносимый строительством природе.

Моссовет обратился с воззванием к населению поддержать «зеленое строи­ тельство», что нашло широкую поддержку, ибо касалось каждого горожанина, и без того «задавленного» каменными строениями. Эти работы, проводились не по указке «сверху», а по желанию горожан. Об этом говорит тот факт, что в большинстве наказов от населения депутатам городских органов Советской власти значительная часть была связана с вопросами озеленения столицы:

Имевшиеся в Москве 3,5 тыс. га (1595 га парков, 1689 га садов, бульваров, скверов) насаждений были разделены между районами, организован институт общественных инспекторов по охране зеленых насаждений. В 1931 году в М о­ скве было посажено 17220 деревьев и 30 тыс. кустарников. На состоявшейся в марте 1933 года 1-й Всесоюзной конференции парков культуры и отдыха, со­ званной ВЦСПС, Госпланом СССР и Наркомхозом РСФСР, были подведены итоги озеленительных работ, в ходе которых за два года только в крупных го­ родах были созданы 60 новых парков. Работы широко велись в Ленинграде, Горьком, Архангельске, Новосибирске, Магнитогорске, Челябинске и других 1 Никитин А.В. О чистка городов // С ан. техни ка, 1927, № 3, с. 2 0 -2 3.

городах. Вокруг Москвы, Сталинграда, Ленинграда, Ростова-на-Дону были соз­ даны зеленые пояса. В духе эпохи даже развертывается соревнование между крупными городами, например, Москвой и Ленинградом, проводятся многочис­ ленные субботники и т.д.

К середине 30-х годов удалось добиться ощутимых перемен в организации городского хозяйства, улучшив среду обитания людей. Так, в Ленинграде к се­ редине 30-х годов было запрещено строительство предприятий, загрязнявших воздух. В нескольких научно-исследовательских институтах велись работы по созданию установок, очищавших промышленные отходы. С 1937 года налажена механическая поливка улиц в центральных районах города. На третью пятилет­ ку намечалось создание 10-километровой лесной зоны, проведение озелени­ тельных работ вдоль крупных магистралей (Московского, Пулковского шоссе), а также в районах жилищного строительства. Особые меры руководство города приняло для очистки воздуха в городе: устанавливались золо- и дымоуловите ли, оборудовались специальные фильтры для очистки промышленных выбросов в атмосферу.

Уже с начала 30-х годов крупные промышленные города начали испыты­ вать последствия быстрого роста промышленности, при проектировании кото­ рой не учитывались экологические последствия ее концентрации на сравни­ тельно небольшой и густо населенной территории. Впервые в истории страны были разработаны и приняты законодательные акты, регулировавшие правила застройки промышленных объектов, основные вопросы защиты воздушного пространства жилых массивов от промышленных выбросов1.

Все более сложной и неотложной проблемой становилась очистка сточ­ ных вод, промышленных газов, особенно в крупных городах. В период граждан­ ской войны деятельность промышленности не отличалась масштабностью, под­ держивалась чрезвычайными мерами, удовлетворяя самые неотложные потреб­ ности. Скорее, требовались меры по сохранению самой промышленности, жизнь в которой едва теплилась из-за острой нехватки сырья, средств, энергии и много другого. Поэтому она не оказала на водные ресурсы сколько-нибудь раз­ рушительного воздействия. Ситуация начинает быстро меняться по мере вос­ становления индустриального потенциала. Проблема загрязнения окружающей среды, особенно воды открытых водоемов промышленными отходами стреми­ тельно обретала остроту.

К середине 1930-х годов были созданы и рекомендованы в серийное произ­ водство установки по улавливанию золы и вредных соединений для широкого внедрения в промышленности. Симптоматично, что в эти годы были проведены первые опыты по использованию природного газа в качестве горючего для ав­ томобилей и тракторов. В 1935 году под Ростовом-на-Дону были проведены первые опыты такого рода на автомобилях ГАЗ, развивших скорость 80 км/ч, практически не загрязнявших атмосферу вредными веществами. Эксперименты 1 П одр. см.: П оддубны й М.В. С анитарн ая охрана окруж аю щ ей среды в Р осси и и С С С Р в первой половине X X века. - К иев: К иевский эколого-культурн ы й центр, 1997.

с автомобильной техникой закономерно выводили и на борьбу с шумовыми за­ грязнениями. Так, в Москве был введен запрет на автомобильные сигналы типа «сирена», проезд гремящего транспорта, что сделало ее улицы более тихими, снизило уровень шумов. К 1936 году в Ленинграде были изготовлены первые образцы «бесшумных трамваев» - троллейбусов. С начала 30-х годов были предприняты первые попытки использования в промышленности солнечной энергии.

В годы второй пятилетки обостряются проблемы промышленных загрязне­ ний и поиск способов очистки сточных промышленных вод. И хотя масштабы этой формы загрязнения были относительно невелики, но уже начинали вызы­ вать растущую тревогу за природу. В феврале 1939 года, в ходе подготовки «Санитарного кодекса», в комиссию по разработке проекта документа поступи­ ло обращение ВООП с перечислением массовых случаев вопиющего загрязне­ ния внутренних вод страны стоками промышленных предприятий, вызываю­ щими гибель ценных рыбных запасов.

В 1933 году специалисты Ленинградского химико-технологического ин­ ститута разработали эффективный метод очистки воды. В том же году инжене­ ры «Грознефти» сконструировали плавучую ловушку для сбора нефти на реке Сунже. Однако попытки предотвратить деградацию природы не шли ни в какое сравнение с масштабами загрязнения нефтепродуктами. В феврале 1939 года, в связи с разработкой Санитарного кодекса, Всероссийское общество охраны природы привело вопиющие факты загрязнения внутренних вод страны стока­ ми промышленных предприятий, вызывающими гибель рыбы, птиц и живот­ ных. «Особое же внимание, - отмечалось в письме ВООП, - следует уделить вопросу о загрязнении вод как речных, так и прибрежных морских мазутом и нефтью, что часто является причиной множественной гибели дичных богатств Союза, особенно во время перелетов»1. Примечательно, что и в отношении к столь важной и непосредственно касавшейся проблеме санитарной безопасно­ сти также преобладал идеологический подход, как и ко многим проблемам со­ хранения природы. Выступая в конце 1939 года перед наркомами здравоохра­ нения республик СССР, зам. председателя СНК СССР А Л. Вышинский под­ твердил это: «Мы - великая социалистическая держава. У нас есть Сталинская Конституция. Этого достаточно, чтобы санитарное состояние и здраво­ охранение нашей страны были лучшими в мире!»2 После таких заявлений одно­ го из известнейших борцов с разного рода «антипартийными» группами, не приходится удивляться выводам современных исследователей истории сани­ тарной охраны природы. «Несмотря на принятие ряда законодательных актов, направленных на ограничение растущего загрязнения окружающей среды, пишет М.В. Подцубный, - выполнялись они лишь частично. Причиной этого являлась нехватка ассигнований и необходимых материалов для строительства систем очистки, недейственность налагаемых органами госсанинспекции санк­ 1 Ц ит. по: П оддубны й М.В. Ук. соч., с. 18.

2 Вышинский А.Я. В ы ступление н а совещ ани и нарком ов зд равоохранен ия сою зны х респ уб л и к // М ед. работн ик, 1939, 2 авг., № 71.

ций в отношении нарушителей, отсутствие заинтересованности в исполнении законов и предписаний ГСИ со стороны промышленных наркоматов и предприятий»1.

В практике реализации санитарных норм сказывалось недофинансирование на производство природоохранного оборудования. Но главное - состояние ли­ хорадочно разворачившейся модернизации оборонного производства на фоне разгоравшихся событий, приведших ко второй мировой войне.

Начиная с 1933 г., органами государственной статистики было организова­ но получение отчетных данных по коммунальным водопроводам и канализации на упорядоченной и постоянной основе. Соответствующая информация собира­ лась первоначально по 105 городам, а затем - по всем городам страны. Наибо­ лее серьезной проблемой при этом оказалась задача охвата всех водопроводно канализационных систем, независимо от их ведомственной подчиненности2.

В период 30-х годов за исключительно короткий срок в стране была созда­ на сеть научно-исследовательских учреждений коммунальной гигиены. В ве­ дущих институтах и лабораториях, обладавших необходимым техническим по­ тенциалом и кадрами специалистов, был впервые в СССР осуществлеи ряд ис­ следовательских работ в области гигиены окружающей среды. Однако практи­ ческое внедрение результатов научно-исследовательских изысканий оставалось на низком уровне как в результате невыделения ассигнований и нехватки тех­ нических средств, недооценки результатов таких работ хозяйственниками, так и по причине того, что авторы выполненных научных работ нередко предпочита­ ли ограничиваться общегигиеническими рекомендациями, избегая выводов о возможных последствиях загрязнения окружающей среды. Цри этом М.В. Под дубный, сделавший пободный же вывод, многозначительно добавляет: «По­ следнее особенно характерно для научных исследований, выполненных в 1937— 1939 годы и, на наш взгляд, объясняется царившей,в обществе психологической атмосферой подозрительности и поисков «вредительства» в сфере науки и про­ изводства»3.

). В предвоенные годы оформилась мощная и разветв­ ленная единая система Гидрометеорологической службы.

Ф орм ирование Она представляла собой большую, разветвленную и сла­ Гидрометеоро­ женную научно-оперативную систему, в состав которой логической входили республиканские и территориальные управления, службы крупные научно-исследовательские учреждения, высшие и средние специальные учебные заведения. Постоянную обработку получаемой информации вели более 200 оперативных органов службы прогнозов погоды и водного режима, а поставщиками ее были 2700 гидрометеорологических и спе­ циализированных (аэрологических, агрометеорологических, озерных и других) 1 П оддубны й М.В. У к. соч., с. 18.

2 Д ум н ое А Д. С татистика окруж аю щ ей при родной среды : и стори я и соврем ен н ость // В опросы стати стики, 2007, № 9, с. 3 6 -3 9.

3 Т ам ж е, с. 60.

станций и более 9000 постов. К этому времени в Службе работало около 30 ты­ сяч сотрудников.

Создание крупнейшей в мире системы требовало не только объединения многочисленных структур, связанных с изучением и метеорологическим про­ гнозированием. Как и в других областях природопользования и изучения окру­ жающей среды, в этой области работали блестящие ученые и специалисты.

Большой вклад в этот период вносят отечественные учёные: С.И. Троиц­ кий, В.М., Михель, А.Ф. Дюбюк, Х.П. Погосян, Н.Л. Таборовский, С.П. Хро­ мов, А.С. Зверев, Б.Л. Дзержзеевский, В.А. Джорджио, В.А. Бугаев, Б.Д. Успен­ ский и др. Среди них - уже упоминавшийся основатель и первый руководитель Гидрометеорологической службы СССР А.Ф. Вангенгейм. Успешно развивает­ ся синоптическая метеорология1 с начала 30-х годов связаны с деятельностью А.И. Аскназия (1887-1937) и его учеников.

Первый в мире специализированный институт но подготовке инже неров-гидрометеорологов был открыт в 1930 году в -Москве. В 19-М году инсти гут был переведен в Ленинград и стал называться Ленинградским гидрометео­ рологическим институтом (ЛГМИ, ныне Российский, государственный гидроме­ теорологический университет - РГГМУ). В 1932 году Гидрометеорологический институт бь.л открыт в Харькове. В 194-1 году он был переведен в Одессу и пе­ реименован в Одесский гидрометеорологический институт (ОГМИ). В 1930- годах были организованы Московский (1930), Владивостокский и Ростовский на-Дону (1931) гидрометеорологические техникумы.

В связи с необходимостью изучения морей 10 марта 1921 года в стране был создан Плавучий морской институт (Плавморин), который в 1929 году был пе­ реименован в Государственный океанографический институт (ГОИН), функ­ ционирующий в составе Гидрометслужбы и в настоящее время.

30 января 1930 года в Павловской аэрологической обсерватории ГГО про­ изошло знаменательное событие: состоялся выпуск первого в мире радиозонда П.А. Молчанова, открывшего новую страницу истории в изучении свободной атмосферы. Это событие не осталось незамеченным не только в нашей стране, но и за ее пределами. Так, известный английский ученый Н. Ш оу в 1930 году писал по этому поводу, что применение этого метода «открывает новую эру в метеорологии». Приоритет России в этой области бесспорен. За границей ра­ диозондирование атмосферы было осуществлено почти на год позже. В связи с началом радиозондирования возрос интерес к изучению свободной атмосфе­ ры. Под Москвой, в Долгопрудном, в 1941 году была организована Центральная аэрологическая обсерватория, ставшая центром аэрологических исследований.

Динамичное развитие метеорологической науки и практики шло рука об руку с освоением труднодоступных районов, прежде всего на Крайнем Севере.

1 С ин опти ческая м етео рологи я - раздел м етеорологии, посвящ енны й изучению крупном асш таб­ н ы х атм осф ерн ы х проц ессов: возни кновени е и п ерем ещ ени е циклонов и анти циклонов, в оздуш ­ н ы х м асс и атм осф ерн ы х ф ронтов. И сследования вед утся путем составления и ан ал и за синопти­ чески х карт, а так ж е инф орм ац ии, полученн ой с м етеорологических спутников.

Имена ученых, исследовавших бескрайние полярные пространства О.Ю. Шмидта, И.Д. Папанина, В.Ю. Визе - были известны не менее чем из­ вестных летчиков. За героической эпопеей спасения экспедиции и экипажа па­ рохода «Челюскин» следила всю страна. Для нас важно сегодня не только под­ виг тех людей, но и то, что даже находясь в ледовом плену, академик О.Ю.

Шмидт и его спутники выдвинули идею о создании научных станций на дрей­ фующих льдах. Спустя несколько лет она была претворена в жизнь.

Отечественные исследователи использовали совершенно новые формы изучения климатообразующих факторов, значительная часть которых сконцен­ трирована на Севере. Все большее развитие получала авиационная ледовая раз­ ведка. Сначала она носила эпизодический характер и использовалась лишь для выбора’среди льдов наиболее благоприятного пути следования отдельных судов и небольших караванов. В дальнейшем авиационная ледовая разведка стала производиться ежегодно с февраля по ноябрь, что позволило выявить основные закономерности в изменении ледовых условий от сезона к сезону и от года к году. Гидрологи в содружестве с летчиками полярной авиации на основании анализа наблюдений и обобщения опыта разработали тактику ледовой разведки в зависимости от ее цели, составили детальную номенклатуру льдов и опреде­ лили методы картирования ледовой обстановки.

В 1936 году на базе Центрального бюро погоды в Москве был создан Цен­ тральный институт прогнозов (ЦИП, ныне Гидрометцентр России), в котором была сконцентрирована вся оперативная и научно-исследовательская деятель­ ность в области метеорологических, гидрологических, океанологических и аг­ рометеорологических прогнозов.

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в системе Гидро метслужбы страны было уже пять крупных научно-исследовательских институ­ тов, каждый из которых занимался оцределенными исследованиями.

В этот же период в стране шло бурное освоение Арктики и Северного мор­ ского пути. 20-30-е годы оказались насьпцены трагическими и радостными со­ бытиями, связанными с проникновением в высокие широты. Гидрометеороло­ гическое обеспечение этого грандиозного мероприятия осуществлялось в Глав севморпути в тесном взаимодействии с Гидрометслужбой.

К началу 1930-х годов была создана сеть полярных станций. В это время существенно расширилось международное сотрудничество по изучению Арк­ тики. Так, в период Второго международного полярного года (август 1932 —ав­ густ 1933 года), в проведении которого приняли участие 44 страны, работали полярные станции Советского Союза..

В 1937 году в район Северного полюса под руководством начальника Глав севморпути академика О.Ю. Шмидта была направлена Высокоширотная экспе­ диция «Север», создавшая первую в мире дрейфующую станцию «Северный полюс» во главе с И.Д. Папаниным и членами экспедиции Е. К. Федоровым, П.П. Ширшовым и Э.Т. Кренкелем.

Накануне Великой Отечественной войны, в системе ГУГМС СССР функ­ ционировало 3947 метеостанций, 190 аэрологических и 240 авиационных ме­ теорологических станций, располагавшихся в аэропортах. Имелось 35 бюро по­ годы в республиканских и местных управлениях ГУГМС.

Мы коснулись основных проблем развития природопользова­ В ы воды ния в первые два десятилетия истории СССР. Очень многие чер­ ты политики государства в этих областях сохранятся и проявятся в новых исто­ рических условиях. Что характеризовало процесс формирования государствен­ ной политики природопользования в эту эпоху?

Глубоко политизированный подход ко всем явлениям, с которыми им при­ ходилось сталкиваться, руководители страны распространили и на отношение человека к природе. По мере формирования системы охраны природы появля­ ется явно идеологического происхождения деление ее на «социалистическую» и «капиталистическую», что позволяет включить в пропагандистскую систему даже проблемы охраны природы. Это деление логично подводило к вопросу: от кого надо охранять природу, если она стала общенародной, развивается для со­ ветского человека? Попробуйте ответить на этот вопрос так, чтобы Вас нельзя было упрекнуть в недоверии к Советской власти либо к «советскому человеку».

В 30-е годы ответ на этот вопрос мог быть оценен как нелояльный в отноше­ нии к политической системе со всеми вытекающими последствиями. Учитывая невысокий уровень образования у политического руководства страны, пришед­ шего к власти вместе со Сталиным и сменившего старую гвардию, часть которой еще относилась к разряду людей, получивших высшее образование и потому спо­ собных понять проблемы охраны природы, становится понятным появление ло­ зунгов «переделки природы», незавершенности задач в заповедном деле и т.д.

Серьезное влияние на охрану природы оказали противоречивые тенденции в развитии природопользования. Четко прослеживается его превращение в 30-е годы в ведомственное природопользование. Но, с другой стороны, границы влияния между ведомствами были весьма условны, формально отсутствовали, да их и невозможно было установить. Поэтому хищническое использование от­ дельных природных ресурсов развивается нередко в едином русле с экологиче­ ской политикой государства.

Лесопользование быстро превратилось в важнейшую сферу природополь­ зования, игравшую крупную роль в пятилетних планах. Развитие промышлен­ ности требовало небывалого увеличения экспорта леса, что мог обеспечить Се­ вер страны, богатый отличным строевым лесом. На рубеже 20-30-х годов вполне сформировалась и начала быстро расширяться система ГУЛАГа, обеспечивавшая практически даровой рабочей силой, использовавшейся в исключительно тяже­ лых условиях Севера и Дальнего Востока. Работа «на лесоповале» на десятилетия стала удалом десятков миллионов. К середине 30-х годов остались в прошлом горячие опоры о сущности охраны природы при социализме. Она не только по­ лучила права гражданства и свой центральный орган со всеми вытекающими по­ следствиями, что означало ее ведомственное оформление. Видимо, это было за­ кономерно: ведомственная экономика, природопользование, порождают ведомст­ венные формы и соответствующий менталитет в сфере охраны природы.

Ведомственный принцип природопользования оказался очень податлив на сиюминутные выгоды, что и вело к усугублению экологической ситуации, включая использование гидроресурсов. Например, строительство огромных плотин и образование водохранилищ имело целью получение электроэнергии, но из хозяйственного оборота выводились огромные площади земель (чаще за­ ливных лугов, лесов), наносился крупный ущерб рыбных ресурсам. Ситуация усугублялась тем, что по мере развития культа личности старые, вневедомст­ венные системы контроля (например, Рабкрин, немало сделавший для развития системы охраны природы), заменялись иными, «послушными» системами, что коснулось и структуры природопользования.

Следует отметить и еще одно обстоятельство, повлиявшее на охрану приро­ ды: К 1917 году в России уже шло накопление экологических проблем, связанных с участием страны в первой мировой войне, начинавшейся экономической разру­ хой. В 1917 году эти процессы заметно ускорились, разразившаяся по настоящему разруха лишь еще более подстегнула деградацию природы.

В итоге, к 1921 году, когда закончатся военные действия, в центральных районах России основным видам природных ресурсов будет нанесен основательный ущерб, что и определит необходимость природоохранных мер в последующие годы, что встретит определенное понимание в правительстве. Однако во второй половине 20-х годов обсуждение пятилетнего плана приведет к смене концепции охраны природы. Таковы основные черты развития охраны природы и политики в области природопользования, практически сохранившиеся до нашего времени.

3.3. Краткая история природпользования и охраны природы в Великую Отечественную Войну Э С началом Великой Отечественной войны вся Гидро Вою ю щ ая метслужба страны уже 15 июля 1941 года была военизиро­ Гидромет- вана. Начальником вновь организованного Главного управ­ служба С С С Р ления гидрометслужбы Красной Армии был назначен Е.К. Федоров, которому было присвоено звание генерал лейтенанта. На базе республиканских и местных УГМС были сформированы гидрометслужбы фронтов и округов.

С первых же дней войны на Гидрометслужбу были возложены обязанности по обеспечению войск необходимой метеорологической информацией как опе­ ративной, так и климатологической (режимной), но сохранялись все задачи по • гидрометеорологическому обслуживанию отраслей народного хозяйства. В пе­ риод Великой Отечественной войны ни одна крупная операция фронтов и армий не обходилась без хорошо налаженного гидрометеорологического обеспечения.

Особую роль в годы войны приобрело метеорологическое обеспечение авиации. Уже в феврале 1942 года метеослужба ВВС была переподчинена непо­ средственно штабу ВВС. За годы войны ВВС произвели около четырех мил­ лионов боевых вылетов, за каждым из которых стоял труд военных метеороло­ гов. Только части дальней авиации совершили за годы войны 219 788 боевых вылетов. Применение авиации носило массовый характер. Так, при ликвидации окруженной группировки противника юго-западнее Бобруйска 27 июня года в воздух было поднято 528 боевых самолетов. При штурме города-крепо­ сти Кенигсберга принимала участие авиация трех воздушных армий, соедине­ ния авиации дальнего действия и авиации Балтийского флота. Таких примеров было много. За всем этим стоял кропотливый труд метеорологов (в том числе разведка погоды, работа в тылу врага и др.), обеспечивающих эти действия как прогнозами, так и оперативными данными. Свыше 2000 метеоспециалистов ВВС были награждены орденами и медалями.

Громадную роль сыграла гидрометслужба Военно-Морского Флота в ме­ теорологическом обеспечении проводки морских караванов союзников, перево­ зок по трассе Северного морского пути.

В период Великой Отечественной войны было налажено тесное взаимодей­ ствие союзников в области гидрометеорологии. Достаточно упомянуть, напри­ мер, челночные операции союзников. Так, 2 июня 1944 года с аэродромов Ита­ лии вылетело 750 самолетов ВВС США, которые бомбили военные объекты противника. Часть самолетов возвратилась в Италию, а 123 бомбардировщика Б -17 («Летающая крепость») произвели посадку на аэродромах Полтавского аэроузла и оттуда в дальнейшем совершали боевые вылеты с посадкой в Ита­ лии. 21 июня 1944 года 2500 самолетов ВВС США вылетели для бомбардиров­ ки Берлина, из них 137 бомбардировщиков в сопровождении 82 истребителей после выполнения заданий сели на аэродромах Полтавского аэроузла. За всеми этими и другими операциями стоял труд военных метеорологов. В челночных операциях участвовали и наши летчики.

Вскоре после разгрома фашистской Германии президент США Г. Трумэн в преддверии войны с Японией 21 июля 1945 года обратился к И.В. Сталину с просьбой предоставить возможность США своими силами создать в Хабаров­ ске и Петропавловске-Камчатском радиометеорологические станции для обес­ печения метеоданными авиации и флота союзников. Эта просьба была удовле­ творена, и гидрометеорологическое обеспечение наших войск и войск союзни­ ков в период войны с Японией осуществлялось при тесном взаимодействии их гидрометслужб. Большую роль сыграла Гидрометслужба по метеообеспечению поставок самолетов по ленд-лизу.

За время войны Гидрометслужба накопила богатый опыт работы по гидро­ метеорологическому обслуживанию как боевых действий войск, так и отраслей народного хозяйства. Вооруженные Силы получили мощную и хорошо органи­ зованную службу по гидрометеорологическому обеспечению всех родов войск.

Большая группа специалистов ГУГМС КА за образцовое выполнение заданий Красной Армии была награждена орденами и медалями.

Восстановление сети подразделений Гидрометслужбы в послевоенный пе­ риод происходило практически сразу после освобождения, территорий нашими войсками. В результате уже к концу Великой Отечественной войны число гид­ рометеорологических станций и постов на территории СССР, в том числе и на освобожденных от немецко-фашистских захватчиков территориях, не только не уменьшилось, но по сравнению с 1940 годом увеличилось на 15 %. Последовал переход к мирным задачам.

Военные действия принесли огромнейший ущерб пр П рирода что затронуло и заповедники. Первые бомбы обрушились и на в огне заповедник Аскания-Нова. К счастью, на его территории немцы войны не учинили разгром, о чем позднее писал фельдмаршал Ман штейн1. Однако некоторые животные были вывезены в Берлин­ ский зоопарк, а позднее на заповедной степи базировался советский истреби­ тельный авиаполк, которым командовал известный герой воздушной войны А.И. Покрышкин. В Крымском заповеднике оккупанты уничтожили все соору­ жения вместе с музеем, вырубили 70 тыс. м3 крымской сосны. Более 8 тыс. гекта­ ров леса было охвачено пожарами, с трудом выведенные в 1930-е годы зуброби­ зоны отстреляны татарскими «добровольцами». Хуже всех пришлось Централь но-лесному заповеднику, по территории которого война прошлась всеми своими калибрами.

Лишь с июля 1941 по сентябрь 1942 года в стране были построены укреп­ ления длиной 25 тыс. км, а объем грунта, перемещенного в холе этих работ, превысил 250 млн м3. В период Сталинградской битвы советская артиллерия ежедневно расходовала 5 400 т металла. Приходилось вести лесозаготовки в районах, лежавших ближе к промышленным центрам, иногда даже в заповед­ ных зонах. Один из руководителей системы снабжения (Е.Лопухов) писал позд­ нее, что за годы войны только по железной дороге было перевезено 3,7 млн. ва­ гонов лесоматериалов. Бедствия, обрушившиеся на страну, отодвинули многие природоохранные проблемы. Впрочем, за военные годы число заповедников даже выросло. В 1943 году были организованы заповедники «Предуралье» и «Кунгурская ледя­ ная пещера».

Примечательная деталь: во время войны правительство категорически от­ вергло неоднократные предложения шире использовать некоторые заповедные леса в хозяйственных целях. Подобный подход вовсе не означал, что ресурсы заповедников не были использованы. Полностью этого, конечно, не удалось избежать. Ф.Р. Ш тильмарк писал о таких случаях. Так, в Ильменском заповед­ нике, была разрешена добыча ильмено-рутиловой руды с постройкой на его тер­ ритории «сооружений временного типа» и прокладкой дороги для вывозки ис­ копаемых. В Кавказском заловеднике Постановлением Совнаркома Союза (за подписью Молотова) разрешили заготовку 200 тыс. м3 деловой древесины для восстановления народного хозяйства Краснодарского края, а затем и выбороч­ ную рубку пихты «для авиадревесины». Усилились рубки в Куйбышевском за­ поведнике и «Тульских засеках». Тернейскому леспромхозу закрелили сырье­ вую базу в охранной зоне Сихотэ-Алинского заповедника. При этом велся весьма тщательный контроль за всей деятельностью в самих заповедниках.

«Знакомясь с архивами Кондо-Сосьвинского заповедника военного периода, писал Ф.Р. Штильмарк, - невольно поражаешься обилию бухгалтерской и от­ 1 М анштейн Э. У терян ны е победы. - М.: A C T ;

СП б.: T erra F antastica, 1999, с. 2 2 5 -2 2 8.

2 П равда, 23 дек., 1945.

четной документации... Отчеты требовались поквартальные, полугодовые и месячные, учитывался каждый гвоздь и каждый шаг людей, находящихся в за­ брошенной таежной глубинке, где даже писчая бумага стала забытой роскошью (отчеты писали на обоях, а письма - чуть ли не на бересте)». В заслугу Правительству РСФСР, Председателем которого тогда являлся А.Н. Косыгин, надо поставить и тот факт, что в годы войны ни один заказник не был закрыт или сокращен в площади. Более того, появились два новых («Пре дуралье» и «Кунгурская ледяная пещера») включенные в число республикан­ ских объектов и поставленные на госбюджет в 1944 году (так же, как заповед­ ник «Столбы»).

Надо пояснить, что уже в октябре 1942 году Главное управление заповед­ ников опять разместилось в привычных, хотя и тесных московских апартамен­ тах на Неглинке и не только возобновило оперативную- работу по всей заповед­ ной системе, но и заново привлекло себе на помощь сохранившиеся в Москве научные силы. В отчете 1943 г. говорится о существенном сокращении штатов системы, о трудностях проведения бухгалтерских ревизий и неблагополучии с учетом и отчетностью, сокращении поголовья лошадей, отсутствии спецодеж­ ды, научного оборудования и других трудностях. По пяти заповедникам, где были разрешены эксплуатационные рубки леса для оборонных нужд, из 1438 тыс. м3 было фактически заготовлено лишь 722 тыс. (почти половина этого объема пришлась на Ильменский заповедник). Участились факты браконьерст­ ва и лесных пожаров. Научная тематика была перестроена на непосредственные нужды народного хозяйства: поиски полезных ископаемых, минералов, лекар­ ственно-технического сырья и т.д. По всем заповедникам на 1944 год было на­ мечено к проработке 125 тем и 155 научных мероприятий. Возобновились борь­ ба с волками, учет животных и проведение фенологических наблюдений. Пол­ ностью прекратились акклиматизационные работы2.

При этом охрана заповедников оставалась на прежнем уровне. По мере ос­ вобождения от врага правительство и эти вопросы включает в число восстано­ вительных задач. В марте 1944 года Совнарком РСФСР принял «Положение о государственных заповедниках на территории РСФСР», которым объявлялась несовместимой всякая промышленная и хозяйственная эксплуатация природы на их территориях с теми задачами, какие перед ними поставлены. В октябре 1944 года заместитель председателя Совмина СССР А.Н. Косыгин подписывает распоряжение о восстановлении Крымского заповедника, а в следующем году к территории заповедника прирезаются дополнительные площади. В 1945 году решением правительства были организованы Московский и Дарвинский запо­ ведники. А к середине года госкомиссия определила урон 12-ти заповедникам, нанесенный военными действиями. Общий ущерб всех двенадцати заповедников, пострадавших от военных действий, был определен суммой около 34 млн руб.


1 Ш тильмарк Ф.Р. Заповедники в го д ы в ойны // О храна ди кой природы, 2005, № 2, с. 2 2 -2 4.

2 П одр. см.: Ш тильмарк Ф.Р. Заповед н и ки в годы в ой н ы // Ю гра, 1995, № 5, с. 3 0 -3 1.

Война унесла и гораздо более ценное - людей, любивших заповедное дело и развивавших его. Ф.Р. Штильмар вписал в мортиролог жертв Отечественной войны и таких научных сотрудников, служителей охраны, которые ушли на фронт и никогда уже не вернулись. Где-то на Смоленщине погиб в 1942 году талантливый орнитолог Ю рий Михайлович Кафтановский, проводивший свои наблюдения в заповедниках «Семь островов», Кандалакшском и Астраханском.

Тогда же погиб и его близкий друг В.М. Модестов, а спустя год та же участь постигла Юрия Алексеевича Салмина, одного из организаторов и исследовате­ лей Сихотэ-Алинского заповедника. Не пережили военных лихолетий и многие ветераны заповедного дела. В осажденном Ленинграде умерли Андрей и Ве­ ниамин Семеновы-Тян-Шанские, при эвакуации скончался Д.Н. Кашкаров.

В 1943 году погиб в уральском лагере «Сосьва» от истощения Франц Франце­ вич Шиллингер. В том же году умер в Москве профессор Б.М. Житков.

Одним из неожиданных событий для воюющей России стало особое вни­ мание правительства к делам охотничьим. Возможно, в основе этого решения лежало стремление четко определиться с государственной системой управления заповедниками, а заодно и вопросами заготовки пушнины.

Высший орган, ведавший охотничьими делами в Российской Федерации, Главное управление охотничьего хозяйства при Совете Министров РСФСР (Главохота РСФСР) - первоначально возник еще в 1944 году (до этого в рес­ публике действовала госохотинспекция), а спустя 10 лет этому же главку под­ чинили еще и все тогдашние заповедники России. Основным назначением ве­ домства был контроль за деятельностью непосредственных охотпользователей (охотничьих обществ и охотхозяйств) так или иначе связанных с добычей диких животных, а также управление заповедниками.

Первым начальником Главохоты РСФСР был охотовед Сергей Васильевич Бутыгин весьма опытный энтузиаст охотничьего дела. К сожалению, в нашей литературе о нем почти нет упоминаний. Выпускник ВЗИПСХ 1932 года, он был заместителем директора Нижне-Волжской «Крайпушнины» и директором Якутского отделения ВНИПО, затем консультантом наркома внешней торговли по охотничьему хозяйству и начальником Главного управления охоты и зверо­ водства Наркомзема СССР. Затем работал начальником госохотинспекции при СНК РСФСР (Совнаркомы в 1945 году стали Советами Министров). Именно Бутыгин преобразовал госохотинспекцию в главное управление охотничьего хозяйства. Но вскоре его сменил генерал-майор интендантской службы М.С. Кузнецов, и охотничьи дела пошли наперекосяк.

Г лава «ВСЕ МЕНЬШЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДЫ, ВСЕ БОЛЬШЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ».

(Р. Рождественский) 4.1. Стройки коммунизма —особая эпоха в освоении и изучении водн ы х ресурсов СССР Тенденция, набравшая силу после 1991 года в публицистике и, в том числе, в исторической литературе, - с той или иной энергией ругать все, что делалось в советскую эпоху, похоже, себя исчерпывает. Иного и не должно быть при объективном взгляде на итоги природопользования, особенно с середины и до 1991 года. Безусловно, были подготовлены и осуществлены проекты, оста­ вившие серьезные экологические проблемы для следующих поколений. Их пе­ речень занял бы немало места. Было и строительство ЦБК на берегу Байкала, и проект переброски ресурсов северных рек на юг, и строительство огромных ГЭС на равнинных реках, изъявших из севооборота большие площади сельско­ хозяйственных земель.

Однако вряд ли следует ограничиваться констатацией этих и других фактов экологического неразумия руководства разных калибров и рангов. Отдельно взятые факты непременно влекут за собой односторонние выводы. Каждую эпоху следует оценивать в сравнении с подобными процессами, происходив­ шими в других странах. Только тогда можно с некоторой объективностью оце­ нивать и дела прошедших десятилетий. А ведь и в развитых странах в это время было столь же небывалое антиэкологическое развитие всего комплекса приро­ допользования.

Строительство социализма за все время существования советской системы дало свои весьма весомые результаты: выстроена гигантская структура совре­ менной промышленности, мощнейший оборонный комплекс. СССР овладел ядерной энергией в оборонных и мирных областях, первый вышел в космос.

Все это - несомненные блестящие прорывы в неведомые области науки и тех­ ники. А вот с точки зрения экологических последствий, природа этой гигант­ ской страны оказалась под серьезным давлением всего того, что было создано обществом. Было бы глубоко ошибочным полагать, что в этом проявились ка­ кие-то особенно антиэкологические черты самой идеологии правившей партии.

Дело в том, что практически к тем же результатам пришли и все без исключе­ ния развитые страны мира, начиная с крупнейшей - США. Скорость развития природопользования в мире достигла таких параметров, беспрецедентных в ми­ ровой истории, что мировое сообщество впервые столкнулось со столь грозны­ ми последствиями своей собственной деятельности. Сравнительно быстро вы­ яснилось безнадежное отставание национального природоохранного законода­ тельство всех стран, недостатки в структуре управления природопользованием.

Широко распространилось антропогенное загрязнение рек и озер. В США к середине XX века знаменитые Великие озера превратились в огромные сточ ные водоемы, где вода оказалась совершенно непригодной для существования форм жизни. В центральных реках Западной Европы творилась такая экологи­ ческая анархия, ?гго экологи посчитали Рейн почти потерянной для природы рекой, где жизнь оказалась почти несовместимой с конкретными масштабами антропогенного влияния. Атмосферу загрязняли не только местная, «своя», промышленность, но: и трансграничные переносы, в которых были виновны другие государства, Общая ситуация породила, так называемое «алармистское»

движение: бившее во все колокола тревогу по поводу экологических последст­ вий набиравшей темпы индустрии.

С этой точки зрения события в СССР были весьма типичны для мирового развития. А так как обширность пространств и привычное еще с прошлых исто­ рических времен российское экологическое «авось» никуда не кануло, это лишь дополняло общую тенденцию.

Однако в Западной Европе, а вскоре после этого и в США, Канаде, тревож-.

ные сигналы были не только восприняты правительствами, но и привели к вы­ работке самых разных мер по предотвращению ущерба природе. В США были довольно оперативно выработаны меры законодательного характера в разных сферах правового пространства и темпы загрязнения Великих озер, рек и дру­ гих водоемов не только сократились. Пересмотр налогового законодательства позволил широко включить частные инвестиции в реальный комплекс мер по очистке национальной гордости США. В итоге, к концу столетия, объявленное однажды «мертвым», озеро Эри стало крупнейшим в мире районом добычи окуня, популяции бакланов вновь благополучно размножаются, а численность остальных птиц продолжает расти. До благополучия и сегодня еще далеко, но темпы восстановления экологического здоровья - очевидны.

Гигантские масштабы бесконтрольной индустриализации и урбанизации в Западной Европе обусловили высокую степень загрязнения природной среды.

Наиболее загрязненными являются, так называемые, международные реки: Ду­ най, Рейн, Эльба, Одер. Для таких рек очень характерен трансграничный пере­ нос загрязнений- Так, например, загрязнение Эльбы в верхнем течении в наи­ большей мере сказывается именно в ФРГ. Рейн считался до последнего времени самой загрязненной рекой Европы. Фотографии, сделанные со спутников, пока­ зали и очень высокий «вклад» ФРГ в загрязнение прилегающих морей Северно­ го и Балтийского. Особенно большой «вклад» в загрязнение Рейна внесла хи­ мическая промышленность, «всплески» загрязнения чётче всего просматривались ниже крупных центров химии и больших городов. Подобных примеров много.

Все это лишь свидетельствует о том, что нельзя оценивать события про­ шлого мерками настоящего времени, опираясь лишь на современное знание.

В реальной практике уже прошедших лет нужно опираться и ясное понимание экологических «координат», в рамках которых развивалось природопользова­ ние. Да, в угоду экономическим, оборонным, международным соображениям приносилась в жертву и природа, а не только благополучие населения своей или соседних стран. Цри оценке событий экологической истории никак нельзя от­ махнуться от этого. Однако по мере усиления экологического неблагополучия развитые страны оперативно стали создавать особые природоохранные госу­ дарственные структуры, множилось общественное природоохранное движение и т.д. Экология стала немаловажной составной частью политической жизни во многих странах.

В полной мере это относилось и к СССР. Гигантские темпы индустриализа­ ции в СССР, строительство Вооруженных Сил долгое время шло с серьезным пренебрежением к проблемам сохранности природы. Более того, жертвой стано­ вился и сам человек: почти в 200 городах страны к концу советской эпохи уже официально ситуация с окружающей средой определялась специалистами как кризисная. От неблагополучия она быстро перешла в разряд опасных по масшта­ бам загрязнения всего, что и составляет городскую среду. Более того, с ускорением научно-технического прогресса у загрязнения среды выявлялись все новые и новые составляющие: шумовое, высокочастотное, химическое, магнитное и т.д. Научно техническая революция породила многочисленные формы проникновения разно­ образных веществ и энергии в окружающую среду, приводящие к ухудшению ее состояния с точки зрения социально-экономических интересов общества.


В СССР, однако, вовсе не так оперативно отнеслись к быстро менявшейся ситуации. В этом и заключалась одна из важнейших причин быстрого нарастания всех признаков близившегося экологического кризиса. Практически в большин­ стве промышленных центров страны шло ухудшение экологической ситуации, усугублявшееся все новыми осложнениями в системе отношений с природой. В их числе - рост радиационной безопасности, загрязнение атмосферы, появление трансграничного переноса вредных летучих веществ, «кислотные дожди» и т.д.

Даже коллеги КПСС - компартий других стран формулировали свои политико­ экологические программы. Но в СССР в 50-60-е годы все оставалось на старых принципах управления страной.

И только с середины 1960-х годов явно обнаруживается начало целена­ правленного продвижения высших эшелонов власти в сторону практического разрешения экологических проблем. Формируются основы специального (при­ родоохранного) законодательства, с начала 1970-х годов в бюджете выделяется все больше средств на уменьшение масштабов загрязнения природы.

Между тем, эти усилия - вполне разумные зачастую обесценивались прак­ тикой природопользования, основывавшегося на прежних принципах: ведомст­ венность, преобладание утилитарного подхода в природопользовании, наконец, элементарная экологическая безграмотность, причем принятия решений на об­ щегосударственном уровне. Парадоксально, но именно в этот период из ведом­ ственных глубин появляются планы строительства крупнейших в мире гидро­ сооружений (плотин), закупка за рубежом изначально экологически «грязных»

технологий, переноса стока северных рек на южном направлений и т.д. Именно столь противоречивом фоне принимавшихся решений начинает клониться к за­ кату советская система.

В послевоенной пятилетке не только было полностью завершено восста­ новление разрушенных во время войны гидроэлектростанций, но и развернуто новое большое строительство1. Гидростроение по-прежнему было основой раз­ вития энергетики, особенно на равнинных реках, что обязательно предполагало создание огромных водохранилищ, даже в районах выгодных для земледелия.

Выгоду определяли не только в дешевизне энергии, но и по возобновляемости главного ресурса - воды. Конечно, при этом упускался из вида не менее, а для России и более важный ресурс - сама плодородная почва, поглощавшаяся ис­ кусственными морями.

Ускоренное освоение природных ресурсов Сибири, начавшееся в 50-е го­ ды, характеризовалось созданием территориально-промышленных комплексов, возведением крупных ГЭС. Строительство гидроэлектростанций сыграло свою роль в развитии народного хозяйства. Вместе с тем многие крупные реки (Обь, Енисей, Ангара и др.) были частично превращены в цепочки водохранилищ.

Плотины-тромбы нарушили естественное течение рек, привели к развитию за­ стойных процессов, снизили способность к «самоочищению», резко изменили качество воды и др. Перечень совершенных ошибок при строительстве ГЭС не­ мал. Вот лишь несколько примеров, представляющих бедствия и экологические угрозы:

• Новосибирская ГЭС отсекла большую часть нерестилищ, резко снизив промысловые уловы сибирского осетра;

в 1999 году он занесен в Красную кни­ гу России;

• при строительстве Братской ГЭС в ложе водохранилища оставили строе­ вую сосну, которая стала разлагаться, превратив водохранилище в мертвый во­ доем;

• сооружение на Енисее Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС привело к необратимым процессам: изменению микроклимата региона, нарушению вод­ ного и теплового баланса реки. Прогретые массы водохранилищ не позволяют реке полностью покрыться льдом. Во время ледохода создаются заторы, пере­ гораживающие реку по всей ширине, бомбежка которых малоэффективна. Каж­ дый ледоход приносит местным жителям большие беды;

• Иркутская ГЭС построена в сейсмически активной зоне;

катастрофиче­ ское разрушение плотины приведет к уничтожению ряда городов вдоль Ангары;

• многие города Сибири (Новосибирск, Красноярск, Иркутск и др.) нахо­ дятся ниже водохранилищ с высокими плотинами. Природная катастрофа или диверсионный взрыв могут привести к уничтожающему наводнению.

Постройка на Волге каскада гидроэлектростанций, превратившая ее в це­ почку загнивающих озер, и вовсе относится к разряду «экологического авантю­ ризма». Но что-либо возражать против этого было просто невозможно, так как все руководители страны исходили из ставшей ходульной цитаты Ленина о том, что коммунизм есть Советская власть плюс электрификация... А источником для последней мыслилась «дешевая» гидроэнергия рек.

1 А в тор вклю чил и н екоторы е м атери ал ы из книги: Соколов А.А. Г идрограф и я С С С Р. - Л.: Г и д ­ ром етеоиздат, 1952.

На юге Европейской части СССР в конце 1940-х годов развернулись меро­ приятия, связанные с осуществлением постановления Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20/Х 1948 года «О плане полезащитных лесонасаждений, вне­ дрения травопольных севооборотов, строительстве прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР» и направленные на коренное изменение при роды засушливых областей СССР. Конечно, в основе лежал прежде всего экономиче­ ский интерес: подъем сельского хозяйства и обеспечение высоких и устойчивых урожаев. Эта отрасль экономики не просто отставала от промышленности, но и была в большей зависимости от состояния природной среды. Для создания более благоприятных условий на плодородном юге предусматривалось: 1) создание го­ сударственных лесных полос общим протяжением 5320 км и полезащитных ле­ сонасаждений на полях колхозов и совхозов общей площадью 5709 тыс. га, 2) введение травопольных и кормовых севооборотов, 3) переход на новую сис­ тему орошения, 4) строительство 44 тысяч прудов и водоемов и др.

Но это выходило далеко за рамки сельского хозяйства. Постановка пробле­ мы рационального использования гидроресурсов должна была серьезно поднять всю систему ирригации и энергетику. По существу это было системообразую­ щий документ, получивший более конкретное развитие на остальных уровнях управления. В том же году были приняты постановления о строительстве гид­ роэлектростанций на Волге, Днепре, Дону, Аму-Дарье, а также о сооружении крупных оросительных систем и судоходных каналов. Эти стройки включали строительство Куйбышевской и Сталинградской гидроэлектростанций на Вол­ ге, Каховской гидроэлектростанции на Днепре, обводнительных систем в рай­ оне Прикаспия, строительство Главного Туркменского канала от Аму-Дарьи до Красноводска, Западной Туркмении и пустыни Кара-Кум, строительство Юж­ но-Украинского и Северо-Крымского каналов и оросительных систем в районах юга Украины и Северного Крыма;

строительство Волго-Донского судоходного канала и оросительных систем в прилегающих районах. В 1952 году строитель­ ством и вступили в строй Волго-Донской канал имени В.И. Ленина и Цимлян­ ская гидроэлектростанция. В результате этого должна была завершиться нача­ тая еще до войны реконструкция внутренних водных путей, связанных единой водной системой - Белое, Балтийское, Черное, Азовское и Каспийское моря.

В 1950 году уже Совет Министров СССР принял постановление «О пере­ ходе на новую систему орошения в целях более полного использования оро­ шаемых земель и улучшения механизации сельскохозяйственных работ». Об­ щая протяженность новых судоходных путей должна была составить около 2, тыс. км, в том числе на Главный Туркменский канал падает 1100 км, Сталин­ градский магистральный канал - 600 км, Южно-Украинский и Северо-Крым ский каналы - 550 км и Волго-Донской канал 101 км.

Существенно менялся водный режим рек степной и лесостепной зон Евро­ пейской части СССР: уменьшалось половодье на реках, увеличилась водность их в меженное время. Вместе с замедлением поверхностного стока надеялись уменьшить эрозионную деятельность водотоков и снизить сброс промышлен­ ных стоков. На.огромном протяжении - от Калинина до Сталинграда планиро­ валось создать цепь больших озер-водохранилищ, что коренным образом меня­ ло режим великой русской реки. По своим размерам новые водоемы превышали величайшее на тот момент в мире Рыбинское водохранилище. Площадь их должна была составить 5-6 тыс. км, ширина - 30-40 км, а длина - до 500 км.

Между реками Волгой и Уралом в засушливой полупустыне планировалось протянуть-магистральный канал, а на месте, мелководных Камыш-Самарских озер возникал новый огромный водоем.

В Причерноморских степях, в районе Нижнего Дона и в степях Северного Крыма, а также в Сальских степях предполагалось проложить новые магист­ ральные каналы и создать оросительные системы.

Особенно;

большие изменения планировались в гидрографии Средней Азии. Пустьщю Кара-Кум должны были пересечь мощная река большие водо­ хранилища и густая сеть оросительных каналов.

Примечательно, что уже тогда предполагалось вследствие изъятия воды из Аму-Дарьи понизить уровень Аральского моря и значительно уменьшить его площадь. Более того, планировалось значительно изменить также режим Кас­ пийского и Азовского морей в связи с изъятием части стока Волги и Дона на орошение.

Все.меньше и меньше остается так называемых естественных рек, режим которых не изменен деятельностью человека. В этом можно усмотреть одну из основных особенностей нового этапа и развитии гидрологии и изучении вод СССР.

Параллельно делались попытки рыборазведения ценных пород рыб (кеты) в Тереке, на Волге,1 омуля в сибирских водохранилищах,2 корюшки,и стерляди в Волхове3. Даже в водоемы Карелии была завезена стерлядь из Северной Дви­ ны4. В связи с загрязнениями сибирских рек прекращен вылов рыбы в Оби5.

Быстро росшие масштабы переделки природы все более актуализировали вопрос о создании центрального органа, способного координировать пропорции и формы этой деятельности. Все это не могло не привести к опасному ухудше­ нию состояния природных ресурсов, загрязнению вод, деградации лесов, исто­ щению рыбных запасов, сокращению числа и видов диких животных. С первого места в мире по количеству заповедников, которое СССР занимал в 1951 году, пришлось передвинуться на последнее. На территориях оставшихся заповедни­ ков проводились промышленно-производственные работы.

Виновниками сложившегося положения в условиях заметного ослабления централизованного государственного управления являлись министерства и ве­ домства, активно использующие природные ресурсы. Впервые в истории при­ родоохранного законотворчества и правоприменения обозначилось рассогласо 1 П равда, 1 9 7 7,1 9 авг.

2 П равда, 1 9 7 7,2 ию ля.

3 П равда, 1 9 7 7,1 7 мая.

4 П равда, 1 9 7 7,7 июня.

5 П равда, 1977, 6 мая.

ванйе экономических и экологических интересов, что было недопустимым даже в годы войны.

В начале 50-х годов Вопрос о создании единого централизованного приро­ доохранного органа всесоюзного значения встал опять. Для природоохрани­ тельной практики того времени было характерно ярко выраженное раздвоение.

С одной стороны, законодательный процесс был направлен на усиление кон­ троля природопользования, создания оптимальных условий для работы закона в этой области, а с другой, наблюдалось почти повсеместное нарушение приро­ доохранного законодательства организациями и предприятиями, резкое сниже­ ние эффективности проводившихся природоохранных мероприятий.

Для устранения этого широко распространившегося явления в ряде респуб­ лик СССР были предприняты попытки создания новых, эффективных органов природоохраны. В период с 1957 по 1975 год в Белоруссии, Литве, на Украине, в Молдавии, Грузии и Азербайджане были созданы государственные комитеты по охране природы республиканского подчинения. В основу принципа их орга­ низации было положено разделение хозяйственно-управленческих и контроль но-надзорных функций.

Появление этих структур обозначило новый шаг в направлении создания природоохранных органов. Однако и эти комитеты оказались неспособными существенно повлиять на сложившуюся ситуацию. Их деятельность не коорди­ нировалась на общегосударственном уровне. Комитеты отличались друг от дру­ га по организационной структуре, задачам, полномочиям, отсутствовало взаи­ модействие между ними, зачастую они дублировали другие природоохранные органы. В комплексе это привело к тому, что комитеты не могли воздействовать на основных природопользователей - министерства и ведомства.

4.2. Экополитика эпохи «холодной войны»

) Экологическая политика СССР той эпохи пока еще слабо влияла на правительственные решения. Причины этого крылись Г лоб альн ая помимо прочего, о чем скажем ниже, в... огромных размерах беда государства и высочайшей плотности промышленности и насе­ радиация ления на единицу площади. В- этом случае компенсаторных способностей природной среды уже не хватало для нейтрализации выраставших масштабов загрязнений природы. В СССР плотность промышленности (пусть и огромной) была еще несравненно меньшей, и природа еще оказывалась способ­ ной нейтрализовать антропогенное загрязнение. Только гигантская география СССР могла позволить развернуть столь экологически рискованные испытатель­ ные работы по ядерному оружию. Как известно, первые полигоны располагались в Казахстане и на Новой Земле1. Примечательно замечание, сделанное в фунда­ ментальной работе по истории этих испытаний: «Место полигона выбрано груп­ пой ведущих ученых и специалистов страны с учетом безопасности и без особого 1 П одр. см.: Я дерн ы е и спы тани я С С С Р. Т. 1. Ц ели. О бщ ие характеристики. О рган изация ядерны х и спы тани й С С С Р. П ерв ы е ядерн ы е испы тани я. - М., 1997.

256” риска для населения северного побережья и островов, прилегающих к Новой Земле, без нарушения экологии не только на материке, но и на самих островах».

Созданный атомный комплекс СССР имел и серьезные негативные эколо­ гические последствия. Первый и самый большой урон экологии нанесли назем­ ные и воздушные ядерные испытания. Поскольку они велись главным образом на двух полигонах - Семипалатинском и на Новой Земле, то наибольший вред причинили восточным районам страны. С 1949 по 1962 годы на Семипалатинг ском полигоне было произведено 113 воздушных взрывов, которые оставили свой опасный след в южных районах Сибири. Весной 1962 года после серии мощных взрывов на Новой Земле радиоактивному заражению подверглись об­ ширные территории севера Восточной Сибири и Якутии. Кроме того, состоялось 115 мирных подземных взрывов по заказам десяти министерств на территории Поволжья, Урала и Восточной Сибири. Под прямое воздействие ядерных следов отдельные территории попадали много раз. Так, Новосибирская область ощутила опасное «дыхание» полигонов не менее 23 раз. Развитие промышленности изото­ пов, без которых было бы невозможно создать ядерное оружие, открыло начало накоплению радиоактивных отходов производства. Примерно в эти годы создан­ ное производство ядерных материалов в Челябинске-40 начало заполнение ныне печально известного озера Карачай - огромного хранилища жидких отходов про­ изводства, угрожающего природе запасом жидких изотопов в 120'млн. кюри.

Исключительно энергичное развитие атомной промышленности в СССР дало свои негативные в экологическом отношении плоды. В советское время было засекречено до 50 ядерных предприятий, и только в 1994 выяснилось, что многие местности заражены радиоактивными отходами. Взрывы отходов про­ изводства атомного оружия в Челябинской области (1957) и атомного реактора Чернобыльской АЭС близ Киева (1986) привели к. радиоактивному заражению обширных территорий.

~) В послевоенные годы Гидрометслужба СССР пережива­ ш ла динамичное обновление, что потребовала развернувшаяся Н Т Р преобра­ научно-техническая революция. Оборудование большинства зует работу Г идром ет­ станций вскоре после окончания войны было модернизиро­ вано и унифицировано. Были созданы ремонтно-восстанови службы С С С Р тельные, партии, которые приступили к переоборудованию Ц станций по специально разработанным стандартам, В 1950-е годы Гидрометслужба участвовала в осуществлении комплекса работ под названием «План преобразования природы засушливых районов СССР», направленных на создание лесозащитных полос и проведение мелиора­ тивных мероприятий по осушению болот и заболоченных территорий. Практи­ чески все крупные проекты в стране, связанные с развитием традиционных и формированием новых направлений в экономической и хозяйственной жизни, созданием новых технологий и укреплением обороноспособности страны, осу­ ществлением крупных международных программ и проектов и др., не обходи­ лись без активного участия Гидрометслужбы.

В 1958 году Гидрометслужба приняла самое активное участие в выполне­ нии программы Второго международного геофизического года. В начале 1960-х годов она приняла участие в Международной программе МГСС (Меж­ дународный год спокойного Солнца).

К концу 1950-х годов сеть гидрометеорологических станций и постов, а также сетевые органы Гидрометслужбы были восстановлены, число их воз­ росло, была укреплена их техническая база. Создавались новые сети наблюде­ ний, такие как озонометрическая, атмосферно-электрическая, теплобалансовая, актинометрическая, радиометеорологическая и др. Существенно были расшире­ ны и технически переоснащены аэрологическая, гидрологическая и другие сети.

Новый толчок в развитии Гидрометслужбы произошел в начале 1960-х го­ дов, который связан с деятельностью на посту начальника ГУГМС академика Е.К. Федорова. В соответствии с постановлением Правительства 1963 года на Гидрометслужбу был возложен ряд новых задач по обслуживанию различных отраслей народного хозяйства, по исследованию Арктики и Антарктики, изуче­ нию Мирового океана, по созданию новых технических средств и полному пе­ реоснащению Гидрометслужбы и др. Был поставлен вопрос о разработке систем сбора и обработки информации на базе новых автоматических и полуавтомати­ ческих измерительных систем с использованием ЭВМ. Гидрометслужба стала одним из лидирующих в.стране ведомств по использованию в своих технологи­ ях средств вычислительной техники.

В связи с осуществлением программы Всемирной службы погоды (ВСП) в Москве постановлением Правительства СССР в 1963 году был образован Ми­ ровой метеорологический центр (ММЦ), оснащенный современными по тому времени ЭВМ. На базе ММЦ и Центрального института прогнозов вскоре был образован центральный научно-прогностический центр страны - Гидрометеоро­ логический центр - один из трех мировых метеорологических центров. В рамках ВСП на базе функционирующих органов Гидрометслужбы в Москве, Ташкенте, Новосибирске и Хабаровске были созданы региональные гидрометеорологиче­ ские центры. В 1960-е годы и позднее Служба пополнилась целым классом пре­ красно оборудованных научно-исследовательских судов, а также судами средне­ го и малотоннажного класса. При институтах, имеющих научно-исследователь ский флот, были созданы морские базы (Санкт-Петербург, Мурманск, Влади­ восток, Одесса). Институты Службы были оснащены хорошо оборудованными самолетами-лабораториями, такими как самолеты-лаборатории ИЛ-18 и др.

С запуском первого искусственного спутника при активном участии Гид­ рометслужбы начались исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию экспериментальных, а затем и оперативно действующих систем метеорологических, океанографических спутников и спутников для изучения природных ресурсов. Для организации и координации этих исследований был создан и функционирует ныне специальный научно-исследовательский центр «Планета». Сейчас это совершенно новое для Гидрометслужбы направление исследований стало одним из центральных в ее деятельности.

1 П одр. см.: h ttp ://vuzinfo.ru: http://w w w.sciam.ru.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.