авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ' ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 11 ] --

, Сам выбор, причем в значительной степени - вынуж­ денный - в пользу качественного перевооружения армии, Послевоенное флота и авиации, определил постановку форм и способов природо­ использования природного сырья. Не хватало средств даже пользование на ускоренную ликвидацию последствий войны, особенно в гражданском секторе. Быстрыми темпами восстанавливалась промышленность, прежде всего отрасли, без которых создание новых систем оружия было немыс­ лимо. Этому и было подчинено магистральное развитие экономики.

Чтобы объективно оценить необходимость выбора того курса, нужны не эмоциональные выступления в СМИ конца XX - начала XXI века о жестокости той политической системы, а серьезное исследование степени угрозы безопас­ ности страны в ходе развернувшейся «холодной войны». Можно по-разному относиться к отечественной концепции той далекой эпохи о стремлении Запада подавить социалистическую систему, предложившую миру коммунистические идеалы. Несомненно, было серьезное идеологическое противостояние. Но нель­ зя не принять во внимание и желание Запада использовать исторический мо­ мент: наличие такого козыря, как атомное оружие, мощнейшую экономику США, набравшую беспрецедентный потенциал и не имевшую в мире сколько нибудь серьезного конкурента. СССР и Западная Европа и Япония оказались лицом к лицу с серьезно порушенной войной экономикой. Поэтому СССР выво­ зил для своих нужд репарационное оборудование германских заводов и фабрик.

США, располагавшие современной промышленностью в этом не нуждались.

Они вывозили, прежде всего, идеи, изобретения, уникальных специалистов все то, без чего трудно было бы наращивать, суперсовременную гонку вооруже­ ний, т.е. выстраивать собственную стратегию на будущее.

Милитаризация экономики, ставшая лишь продолжением курса, сформиро­ ванного с первых дней Великой Отечественной войны, конечно, почти не ос­ тавляла места для сколько-нибудь заметных перемен в сфере природопользова­ ния. В сельское хозяйство вернулись многочисленные мужские кадры, демоби­ лизованные после войны, но не столь нужная техника. Лучшие инженерные и управленческие кадры,были заняты в промышленности и, особенно, в ее обо­ ронных отраслях. Поэтому в землепользовании по-прежнему консервировалось отставание не только в статистике всего агросектора, но и в степени новацион ности. Речь шла лишь о доступных и максимально недорогих проектах, способ­ ных поправить положение д е л..

Одним из таких проектов была борьба с традиционными засухами, столь отрицательно сказывавшимися на урожайности. При этом не нужно было даже искать новые формы решения застаревшей проблемы. Без малого за полвека до этого В.В. Докучаев уже предложил свой план борьбы с засухой. После серьез­ нейшего голода 1892 года этот план с разной степень успешности начал вопло­ щаться. Но к 1903 году работы приостановились и к ним не возвращались.

В послевоенные годы к нему вновь вернулись и разработали в октябре года по инициативе Сталина 15-летний план преобразования природы. По су­ ществу на повестку дня ставилась главная задача - грандиозное наступление на засуху путем посадки лесозащитных насаждений, внедрение травопольных се­ вооборотов, строительство прудов и водоемов. Сила этого плана была в единой воле, комплексности и масштабности. В течение 15 лет должны были быть за­ ложены леса на площади, превышающей 4 млн га. Впервые в истории создава­ лись крупные государственные полезащитные полосы, общая протяженность которых должна была превысить 5300 км с площадью лесопосадок 117,9 тыс.

га.1 Направление этих полос было выбрано с таким расчетом, чтобы они не только сохраняли воду, но и служили заслонами против губительных для уро­ жая жарких юго-восточных ветров - так называемых суховеев, очень частых в таких районах России, как Поволжье, Северный Кавказ, Кубань, Дон.

В составе полезащитных лесных полос главное место отводилось долго­ вечным породам, в частности посадкам дуба. Система государственных лесных полос дополнялась большими лесонасаждениями на полях колхозов и совхозов.

Планомерно внедрялась система агрономических мероприятий, основанная на учении виднейших русских агрономов (В.В. Докучаева, П.А. Костычева, В.Р. Вильямса) и получившая название травопольной системы земледелия. В эту систему мероприятий входили: посадка защитных лесных полос на водоразделах, по границам полей севооборотов, по склонам балок и оврагов, по берегам рек и озер, вокруг прудов и водоемов, а также облесение и закрепление песков;

пра­ вильная система обработки почвы, ухода за посевами и прежде всего широкое применение черных паров, зяби и лущения стерни;

правильная система примене­ ния органических и минеральных удобрений;

посев отборных семян высокоуро­ жайных сортов, приспособленных к местным условиям;

развитие орошения на базе использования вод местного стока путем строительства прудов и водоемов.

Эффект воздействия только посадки лесных полос на урожайность охра­ няемых ими полей достигал следующих размеров: по зерновым культурам уро­ жайность увеличивалась на 25-30%, по овощным - на 50-75% и по травам - на 100-200%. Большую практическую отдачу имели и другие составляющие плана преобразования природы.

Эти масштабные работы были свернуты практически сразу после смерти Сталина. В 1953 году работы по лесомелиорации были прекращены и в целом Сталинский план свернут, а в 1954— 1960 годах произошла быстрая массовая распашка большинства оставшихся целинных пригодных (и не совсем) терри­ торий. Именно в этот период была освоена основная часть азиатских степей СССР. К 1960-м годам уже сформировался современный степной ландшафт, основанный на проведенной докучаевской системе землеустройства.

Однако они позволили более-менее сохранить угодья от масштабной эро­ зии почвы вплоть до начала 70-х годов, когда правительством будут приняты срочные меры, чтобы наверстать упущенное в природоохранной политике время.

Послевоенное природопользование явно ощущало на себе экстремальность внутренней и внешней политики государства. Так, в октябре 1948 года по ини­ циативе Сталина был принят 15-летний план преобразования природы: гранди­ 1 Подр. см.: http://www.istorvpedia.com/26/209/1630737.html (Сайт «Русская цивилизация»), озного наступления на засуху путем посадки лесозащитных насаждений, вне­ дрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов. Сила этого плана была в единой воле, комплексности и масштабности. В течение 15 лет должны быть заложены леса на площади, превышающей 6 млн/ га. Впер­ вые в истории создавались крупные государственные полезащитные полосы, общая протяженность которых превышала 5300 км. Направление этих полос было выбрано с таким расчетом, чтобы они не только сохраняли воду, но и служили заслонами против губительных для урожая жарких юго-восточных ветров - так называемых суховеев, очень частых в таких районах России, как Поволжье, Северный Кавказ, Кубань, Дон.

* Что произойдет в лесах, если там не будет ков? Ничего!» - с этой фразы Никиты Хрущева на партий­ Заповедники ном пленуме в 1961 году начался погром российских запо­ ведников. Высочайшее выступление прозвучало пригово­ ром Кроноцкому, Алтайскому, Башкирскому заповедникам. Последовали со­ кращения площадей, увольнения специалистов. А ведь это была уже третья волна наступления на охраняемые территории, первая прошла еще в тридцатых, когда страну захлестнула бурная деятельность по «улучшению природы». Это была безграмотная, самонадеянная попытка вмешательства в природные меха­ низмы, нанесшая заповедникам огромный ущерб. Нарком земледелия призывал «революционизировать лик животных и растений». О. Лепешинская, академик ВАСХНИЛ и сподвижница Т.Д. Лысенко (сыгравшего первую скрипку в разгро­ ме советской генетики), предлагала «взять природу в руки и переделать для целей соцстроительства». Академик Презент, ставший впоследствии идеологом лысен ковской «революции» в биологии, писал: «Советский фаунист должен стать ин женером-изобретателем, инженером-реконструктором животного организма».

По замыслу новоявленных устроителей природы, животные,, исключитель­ но из утилитарных соображений, были поделены на «вредных» и «полезных».

«Вредными» были названы хищники - волк, рысь, а к «полезным» отнесены, конечно, те, которых можно съесть, а также обладатели хорбших шкур, пригод­ ных для меховой промышленности. Результаты были драматичны. Например, в 1936 году «обогатили», в числе иных, Воронежский заповедник уссурийским енотом (так называли енотовидную собаку). Размножившись, енот принялся энергично уничтожать местные популяции птиц. Потом началась кампания по истреблению и самого «енота»... Во многие заповедники завезли американских норок, с Дальнего Востока в Европейскую часть страны «перебазировали» пят­ нистых оленей. Все пошло не впрок: норки вытеснили своих европейских соро­ дичей, олени слишком интенсивно поедали лесную растительность.

Вся эта вакханалия произвола и насилия над природой достигла апогея в 1950-1960-х годах, когда заповедники и заповедная наука были признаны «бес­ полезными для народного хозяйства:, а значит, ненужными и вредными вообще. В 1951 году из 37 заповедников России был полностью ликвидирован двадцать один, площадь остальных катастрофически сокращена: например, от Печоро Илычского заповедника осталось семь процентов территории. Лишь в 1970-х го дах заповедники были восстановлены. Но маятник качнулся в другую сторону:

вместо лозунга «от заповедников должна быть польза» провозгласили идею «аб­ солютной заповедности», неприкосновенности природы. В заповедниках впредь не могло быть никого, кроме ученых. Эта идея оказалась сродни замыслам по­ строения коммунизма: красивая цель, к которой можно стремиться вечно...

Для большинства населения 100 российских федеральных заповедников, национальных парков и тысячи заказников - это, по сути дела, неизвестная страна, terra incognita. Чем она богата, кого и что там охраняют - внятное пред­ ставление об этом имеют только специалисты.

Однако и к концу 1970-х годов заповедники так и оставались без четкой системы управления и финансирования. Прежде всего, так и не был создан еди­ ный общесоюзный орган. Все они подчинялись 23-м министерствам и другим ведомствам (!). И если несколько ранее они управлялись комиссией по охране природы и заповедников при президиуме АН СССР, то с ее упразднением вновь установилась ведомственная неразбериха. Две наиболее в этом плане крупные общесоюзные структуры (главное управление по охране природы, охотничьему хозяйству и заповедникам Министерства сельского хозяйства СССР и Главное управление охотничьего хозяйства и заповедникам при Совете министров РСФСР) управляли 40 % всех заповедников. Остальные - были по-прежнему распределены по всей бюрократической системе СССР1.

В конце 1980-х - начале 1990-х годов в жизни заповедников начался новый этап - невиданное расширение. Только в 1990-1999 годах был создан 31 новый заповедник. Казалось, защитники природы берут реванш за гонения. Но долгие годы изоляции от общества и чрезмерная поспешность в выделении территорий снова привели к проблемам и ударили по самим же заповедникам. Сложный пе­ риод пережил, например, Воронинский заповедник в Тамбовской области. Орга­ низованный в 1994 году для спасения последних уцелевших лесных островов, он буквально находится в кольце многочисленных населенных пунктов. Большинст­ во местных жителей, с болью наблюдавших за загрязнением рек и озер, браконь­ ерством, гибелью лесов, вначале горячо поддержало создание заповедника.

Многие, например, знают о заповедной стране лишь то, что «туда нельзя».

Но ведь многие заповедники создавались в традиционно туристических местах.

И все же нашли способы «сосуществования» с туристами. Это и Долина гейзе­ ров в Кроноцком заповеднике, и крупнейший в Европе водопад Кивач, и окрест­ ности горы Белухи на Алтае, и альпинистская «мекка» - красноярские «Столбы».

Еще один пример «неполной правды»: каждый знает, что «в заповедниках охраняют животных и растения». Конечно, но не только их! Как показало про­ веденное Эколого-просветительским центром «Заповедники» исследование, на охраняемых природных территориях сосредоточено огромное историческое на­ следие. Оно еще ждет своих исследователей, оно ждет и просто ценителей ис­ тории. Это более шести тысяч объектов: храмы и монастыри, древние поселе­ ния и святилища, писаницы, курганы, старинные инженерные сооружения...

1 Эти факты привел в своей статье директор Центрально-Черноземного заповедника им. проф.

В.В. Алехина А. Краснитский (Правда, 1977, 6 мая).

Яркий пример - Раифский богородицкий монастырь в Волжско-Камском заповеднике. Долгие годы монастырь оберегал принадлежавший ему прекрас­ ный лесной массив. Грянула революция. Монастырь был ликвидирован. Спустя годы здесь был создан заповедник, который сохранил ценные леса до наших дней. И вот опять восстановлен монастырь, реконструирован его архитектур­ ный ансамбль. Заповедник и монастырь объединяют свои усилия по охране ок­ ружающей природы и сохранению человеческих душ.

) Послевоенные годы отмечены всплеском природоохраны Заповедники и развитием заповедного дела в СССР. Несмотря на многооб­ в путах разие проблем в эти годы в СССР развертывается обширная ведомств сеть заповедников. Правительство организует вскоре после окончания войны пять заповедников в Московской области, «Висим» и «Де нежкин камень» на Урале и еще ряд других. Более того, в 1946-1949 годы соз­ даются еще 13 новых заповедников и ждали правительственного решения про­ екты создания других (в Якутии, Новосибирской области, на Курильских ост­ ровах, Туве, Кабардино-Балкарии).

К началу 1951 года их в стране насчитывается 128 общей площадью 12,5 млн. га, что составляло 0,6 % территории СССР.

Однако вновь повторилась ситуация 1920-1930-х годов, когда на смену принципу неприкосновенности заповедников (в экономически более тяжелое время) шла сугубо прагматическая идея широкого вовлечения заповедников в хозяйственные планы (в менее экстремальные времена). Уже в 1947 году на­ чальник Главного управления по заповедникам при Совете Министров РСФСР К.М. Шведчиков с тревогой писал Председателю Совета Министров РСФСР М.И. Родионову о многочисленных случаях нарушениях Положения о госзапо ведниках РСФСР 1944 года в Куйбышевском, Ильменском, Клязьменском, Во­ ронежском и др. заповедниках. Суть нарушений - использование в хозяйствен­ ных целях природных ресурсов, охраняемых на заповедных участках. Много­ летний глава управления писал о необходимости принятия общесоюзного Зако­ на о государственных заповедниках, в котором четко и надолго было бы сказа­ но «о полном исключении заповедников из общегосударственных сырьевых фондов с запрещением их промышленной и хозяйственной эксплуатации...

Общая площадь территории всех заповедников РСФСР составляет всего лишь 0,5% к общей площади территории РСФСР».

Однако заповедный расцвет продлился недолго. Уже в конце 1949 года в Совете Министров СССР встал вопрос о более широком использовании запо­ ведников в хозяйственных целях. 29 августа 1951 года И.В. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР «О заповедниках», в котором говори­ лось: «Совет Министров устанавливает, что в ряде районов необоснованно раз­ рослась сеть заповедников по охране природы. Лесное хозяйство в государст­ венных заповедниках находится в неудовлетворительном состоянии. Леса мно­ гих заповедников захламлены и заражены вредителями. Научно-исследова­ тельская работа в большинстве государственных заповедников ведется в отрыве от практических интересов народного хозяйства. Тематика научных работ за­ частую носит надуманный и случайный характер». Постановление обязывало Со­ веты Министров союзных республик закрыть 88 заповедников, это было продуб­ лировано во всех республиках, где происходила реорганизация заповедной сети.

Вопросы лесного хозяйства курировал тогда заместитель председателя Сове­ та Министров СССР Г.М. Маленков. По его инициативе уже 20 июля Совет Ми­ нистров СССР предложил Советам Министров республик, Госплану СССР «представить предложения о сети и мерах по улучшению деятельности заповед­ ников». В сущности, речь шла о сокращении численности заповедников, столь быстро выросших. Умеренные проекты других инстанций были отвергнуты, а за основу правительство взяло предложение Министерство государственного кон­ троля, глава которого - В.Н. Меркулов до 1950 года работал в органах внутрен­ них дел. Оно было составлено на основе проверок, сделанных 200-ми контроле­ рами в заповедниках Белоруссии, Украины, Узбекистана, Грузии и России. Даль­ нейший ход рассмотрения проблемы специалисты давно справедливо назвали «разгромом заповедной системы». На имя Сталина составлена записка с предло­ жением резко сократить число заповедников. На ней председатель Совета Мини­ стров СССР (И.В. Сталин) ставит резолюцию о сокращении площади всех запо­ ведников к 1,5 млн. га, остальное - передать в ведение хозяйственников.

В июне 1950 года на запрос Совмина СССР Министерство лесного хозяйст­ ва СССР сообщило правительству: « i. Значительная часть лесов не лесоуст­ роена. 2. Лесовосстановительные мероприятия проводятся в крайне ограни­ ченных размерах... (...). 4. Санитарное состояние лесов во многих заповедни­ ках неудовлетворительное (...). 6. Научная работа по вопросам лесного хозяй­ ства не координируется». В заключение министр лесного хозяйства А.И. Бозин предложил: «1. Пересмотреть режим заповедности. 2. Организовать единый центр административно-хозяйственного и научно-методического руководства заповедниками и пересмотреть условия работы заповедников».

Примечательно, что это решение правительства ликвидировало республи­ канские управления по заповедникам, создав вместо них еще одну централизо­ ванную структуру - Главное управление по заповедникам при Совете Минист­ ров СССР. Через год эта структура целиком была поглощена Министерством сельского хозяйства и заготовок СССР. Лишь позднее усилиями специалистов началось восстановление разрушенного.

В этой истории легко прослеживаются черты утилитарного подхода к при­ родным ресурсам со стороны разных ведомств, что начиналось на рубеже 1920— 0-х годов. «Реорганизация» отечественной системы заповедников при­ вела к тому, что восстановить положение в заповедном деле, достигнутое к на­ чалу 1951 года, удалось лишь в 1985 году.

Хозяйственный подход к ресурсам в сознании большей части руководите­ лей разного уровня попросту не укладывался с идеями сохранения природных объектов. Поэтому изымались солидные части охраняемых территорий, в запо­ ведниках разрешалась охота на уникальных животных. Ведомственные провер­ ки работы заповедников проводились в 1950-е годы чиновниками, далекими от экологической проблематики. Поэтому подобные комиссии и приходили к за­ ключениям: «На протяжении последних 5 лет ни одного практического резуль­ тата для народного хозяйства страны заповедники не дали» (выделено мною - B.C.). Следуя таким выводам, союзные и республиканские государственные структуры продолжали сокращать общую площадь заповедных территорий, пе­ редавая земли агросектору.

Прошло несколько лет после смерти Сталина и все пошло обратным по­ рядком. Вплоть до начала 1960-х годов в России, Грузии, Узбекистане посте­ пенно восстанавливались закрытые ранее заповедники. Начиная с 1957 года происходит быстрый рост количества заповедников. К 1959 году их число дос­ тигает 85, а общая площадь превысила 6 млн. га. И вновь этот процесс останав­ ливается строгим указом правительства.

В янзаре 1961 года, на плспуме ЦК КПСС, Н.СХрущев, участвовавший з[ реализации посганозления о заповедниках 1951 года, сказал: '-Очень много создается всюду заповедников... Заповедн/ки должны быть там, где необходимо сохранять ценные уголки природы, вести там действительно научные наблюде­ ния. Такие заповедники, представляющие научную и государственную цен чость, у нас, конечно, есть. Но значительная часть теперешних заповедников это надуманное дело. Что произойдет в лесах, если там не будет заповедников?

Ничего. Природу надо, конечно, беречь, охранять, но не путем создания запо­ ведников с большим штатом обслуживающих их людей'-. Позднее, он очены возмутился, узнав, что во время «покорения» целины на Херсоншине «гуляет* большой кусок степи на территории заповедника Аскания-Нова: «Водь нигде в| Европе нет таких громадных заповедников!-» - сделал вы иод лидер страны. | При этом, считает заслуженный эколог РФ В.Б. Степаницкий: «Главохота сыграла выдающуюся роль в деле восстановления и расширения географиче­ ской сети заповедников России, столь беспощадно разрушенной нелепыми пра­ вительственными решениями 1951 и 1961 гг.» Впрочем, этот процесс был вновь остановлен по воле Хрущева, когда Совет Министров СССР под его председательством принял 31 декабря 1960 года по­ становление «Об упорядочении сети заповедников», подразумевавшего «устра­ нить излишества в этом деле». Так начался второй «разгром заповедников».

Система научных учреждений, занимавшая доли процента территории страны, никак не давала покЬя «хозяйственникам».

Впрочем, Хрущев остался в истории страны как государственный деятель, наименее осознававший не только необходимость охраны природы, но просто агрессивно относившийся к идеям подобного рода. Летом 1963 года Хрущев выступает на пленуме ЦК КПСС, где начисто отметает все попытки сторонни­ ков сохранения родной природы и Байкала. Не скрывая раздражения, Хрущев заявлял: «Есть у нас некоторые, которые хотелй бы сохранить дикую природу как она есть. Это, мол, хорошо отшельнику либо охотнику, что живет в лесу. А 1 Степаницкий В.Б. Заповедники и национальные парки России: государство и управление (см.:

http://www.biodiversity.ru/publieatrons/odp/archive/30/st02.html - сайт «Центр охраны дикой при­ роды»).

мы.строим! Выступают в защиту «русского леса» некоторые, но не понимают, за счет чего в государстве все берется. Они бы хотели и хлеб есть, и сохранить в нетронутости природу. А некоторые защищают Байкал, мол, отравим его. Ни­ чего! Все восстановим, придет время. Леса восстановим, и не такое барахло, как сейчас. И Байкал отравим лет на пятьдесят, ничего страшного не произойдет...» Перед нами - вовсе не злодеи, а люди, несомненно, на свой лад понимав­ шие государственную пользу, стремившиеся к правильному (в их понимании) использованию природных богатств. Мы привели материалы документов, вы­ ступлений государственных деятелей разного ранга, разных лет не только руко­ водствуясь стремлением дать максимально достоверное освещение экологиче­ ской истории. За этими материалами легко обнаруживается так долго сущест­ вующая экологическая неграмотность. За короткое время эта особенность мен­ талитета государственных руководителей дважды проявилась только в отноше­ нии системы заповедников. Примеров столь же пренебрежительного отношения во всех областях природопользования можно обнаружить множество.

В итоге, в СССР закрыли 16 заповедников на общей площади 2,2 млн га, а еще 8 сократили на 491,2 тыс. га. Правительственное решение практически за­ претило республикам СССР, без согласования с Госпланом СССР, самостоятель­ но создавать новые заповедники. За ненадобностью была сокращена деятель­ ность и комиссии по охране природы при АН СССР, немало сделавшей для спа­ сения заповедников. Вначале ее передали в Госплан СССР, а затем 2 октября 1963 года и совсем закрыли. К 1964 году в СССР общая площадь заповедников составляла 0,1% территории страны. Сопоставив этот показатель с другими стра­ нами (ФРГ - 7,15%, США - 1,24%, ЧССР - 0,89% территории страны) можно по­ лучить представление о реальном положении дел в заповедном деле в тот период.

Передав сельскому хозяйству леса, правительство свое­ Лесны е временно не позаботилось о правовой основе управления ресурсы этой частью коллективного имущества. Поэтому на протяже­ нии многих последующих лет лесное хозяйство в колхозных лесах практически не велось. Первым правовым документом по организации лесного хозяйства в колхозных лесах является постановление Совета министров СССР в мае 1948 года «Об упорядочении пользования колхозными лесами и улучшении ведения лесного хозяйства в них», которым было утверждено «По­ ложение о колхозных лесах».

Колхозные леса входили в единый государственный лесной фонд и предна­ значались для удовлетворения потребностей хозяйств и местного населения в древесине и других лесных ресурсах. В решении Вологодского облисполкома, принятого после этого правительственного документа, отмечалось неудовле­ творительное состояние колхозных лесов: не было проведено лесоустройство, отпуск леса в некоторых хозяйствах значительно превышал размеры среднего­ дичного прироста, да и тот был определен весьма приблизительно. Бессистем­ 1 Пленум Центрального комитета КПСС 10-18 янв. 1961 г. Стенографический отчет. - М.: Госпо литиздат, 1961, с. 603.

ные рубки истощили леса, повышенную опасность вызывало отсутствие надле­ жащих противопожарных мер.

«Положение о колхозных лесах» определило их правовой статус, порядок лесопользования, обязанности по лесовосстановлению, охране и защите. Все ме­ роприятия по лесоустройству, восстановлению вырубленных площадей и охране лесов должны были проводить колхозы за счет собственных средств. Общее ру­ ководство лесным хозяйством, учет лесного фонда в колхозных лесах поручались областному управлению сельского хозяйства, а контроль за соблюдением правил и оказание технической помощи возлагались на управление лесного хозяйства.

К пятидесятым годам значительно возрос спрос на древесину и в сфере гос­ собственности, и в сельском хозяйстве, особенно в южных областях страны, ко­ торые интенсивно восстанавливали производство, разрушенное второй мировой войной. Для обеспечения древесиной колхозов Сталинградской, Воронежской, Белгородской областей и Краснодарского края было принято решение правитель­ ства о выделении ежегодно из лесов Вологодской области лесосечного фонда в размере 350 тыс.м3. В области появились так называемые «самозаготовители» из других регионов России, с Украины, из Молдавии. В основном это были не спе­ циализированные лесозаготовительные предприятия, а представители колхозов или межколхозных строительных организаций. Бригады они формировали из приезжей и местной рабочей силы. Самостоятельные леспромхозы (Ейский, Чер­ номорский, Черкасский, Староминский) оставались отдельными островками спе­ циализированных организаций среди массы непрофессиональных «старателей».

Отсутствие сегодня в ряде сельхозорганизаций спелой древесины не только хвойных, но местами и лиственных пород - следствие той лесной «лихорадки».

Состояние лесного хозяйства в сельских лесах того периода получало свою оценку в постановлениях Совета Министров РСФСР 1958-1962 годов. Харак­ терными для тех лет были бессистемные рубки, превышение установленных размеров ежегодного отпуска леса, отсутствие очистки вырубок. Лесовосстано­ вительные работы выполнялись в незначительных объемах. Многие хозяйства превратили продажу древесины и леса на корню в основной источник дохода.

Получаемые средства расходовались на нужды хозяйств, оплату трудодней, и лишь в незначительной степени направлялись на развитие лесного хозяйства.

К сожалению, мероприятия, утвержденные правительственными постановле­ ниями, не имели материального обеспечения и потому не способствовали ре­ шению поставленных задач1.

3 Возможно именно курс на резкое сокращение заповед­ ников подвиг на последующие преобразования в области О хотничье охотничьего хозяйства, получившего толчок в 1944 году.

хозяйство На новом этапе деятельности Главохоты РСФСР, в стран ы 1955 году, ее начальником был назначен Николай Василье­ вич Елисеев, ранее возглавлявший ветеринарную службу в Монголии. «Главной своей задачей, - писал в воспоминаниях Ф. Штильмарк, - он считал сохранение 1 Статистика из: http://www.booksite.rU/fiilItext/sel/ski/yel/esa/2.htm самостоятельности этого главка, его прямой подчиненности правительству РСФСР. Дело в том, что охота все-таки никогда не была делом первостепенной важности, ее все время старались куда-то «прицепить» - то к сельскому, то к лесному хозяйству, но удалось это исполнить только после кончины Елисеева, он же при своем «царствовании» скипетра из рук так и не выпустил. Текущими делами сам он занимался мало, доверяя их своим заместителям (на моей памя­ ти, это были Г.Е. Бурдин, Н.Ф. Кругорогов и А.В. Нечаев, позднее возник В.И.

Фертиков). Елисеев же проводил свое время в просторном кабинете, слушая голосистых канареек, коих очень любил, и решая наиболее значимые вопросы:

служебно-политические, кадровые, иногда разбирал особо громкие конфликты.

Он оказывал большое внимание известным личностям - космонавтам, артистам, некоторым ученым, обращавшимся к нему за помощью в делах охотничьих»1.

В начале 1960-х годов руководство главка решив, что не выстоять против на­ тиска конкурентов, прежде всего, лесников, давно чаявших Прибрать к рукам охоту в России (у многих союзных республик охотничье хозяйство й заповедники значились при лесных ведомствах). Пришлось принимать серьёзные меры для укрепления главка. При нем было создано два новых управления: государствен­ ных промысловых хозяйств (ГПХ) и государственных лесоохотничьих хозяйств (ГЛОХ) спортивного направления специально для властной элиты. Главк стал выполнять уже не инспекционные, а производственные функции. Это сразу же укрепило его материально и организационно, все поползновения ведомств конкурентов были отбиты, «самостийность» охоты как особой отрасли сохранена (все это разом рухнуло при Ельцине, и нынешние органы по делам охоты в Мин сельхозе РФ очень далеки от былого елисеевского главка). В очередной раз под­ твердилось то, что уже было опробовано в первую пятилетку: совмещать функ­ ции использования природы с ее охраной на деле нереально, более того - порочно.

3 С начала 60-х годов инспекционная и организующая дея­ О хотничьи тельность Главохоты быда совершенно расстроена созданием ан ти ­ при главке госпромхозов и государственных охотничьих хо­ заповедники зяйств, обслуживающих номенклатуру. Эти хозяйства стали своеобразной «черной дырой», требующей все новых и новых средств, а обслуживание сановных «охотников» стало основной заботой чинов­ ников, старающихся удержаться на руководящих постах. Н.С. Хрущев, а позд­ нее и Л.И. Брежнев, был увлечен спортивной охотой, чем в историческом про­ шлом были увлечены и многие императоры России. Летом 1956 года Н.С. Хру­ щев и А.И. Микоян посетили Югославию, где вместе с И,Б. Тито охотились на острове Бриони. Осенью руководитель Югославии посетил СССР, и Хрущев устроил ему ответную охоту в Крымском заповеднике, грубо нарушив приро­ доохранное законодательство. Решением правительства при горячей поддержке Н.С. Хрущева 9 августа 1957 года, лучшие советские заповедники - Беловеж­ ская пуща, Крымский и Азово-Сивашский - в срочном порядке реорганизовали 1Штшьмарк Ф. В дебрях Главохоты // Российская охотничья газета, 10.11.2004.

в так называемые «заповедно-охотничьи хозяйства». Один из организаторов Крымского заповедника М.П. Розанов с горечью писал в 1963 году о превраще­ нии его в «царскую охоту». Именно этот заповедник стал самым престижным «спецсафари». Правительство выделило средства для создания соответствую­ щей материальной базы, приспосабливая для этих целей заповедники. В сен­ тябре 1956 года ЦК КПСС поручил Минсельхозу СССР подготовить соображе­ ния по организации высококлассных «элитных охот». Кроме Крымского на Ук­ раине в «царские охоты» был превращен Азово-Сивашский заповедник, в Белоруссии - легендарная Беловежская Пуща. Статус правительственных охотничьих заказников получили хозяйства под Киевом, Москвой. В регионах создавались подобные службы рангом пониже. С 1957 года была проведена ре­ организация охотничьих заказников, переименованных в охотничьи хозяйства.

На их территориях устраивались для высшего руководства особые «охоты».

Наиболее культовым местом высокопоставленных охотников стала Бело­ вежская пуща. Из генеральных секретарей КПСС лишь М.С. Горбачев не любил охоту. Участие в ней была частью протокольных обязанностей, в ходе которых лидеры КПСС и СССР решали важные вопросы внешней и внутренней полити­ ки. Впервые сюда зачастил Н.С. Хрущев, по указанию которого и было обу­ строено сановное охотничье хозяйство, оборудованное телефонами, вышками, жильем и т.д. Сюда зачастили и государственные деятели социалистических стран: Т. Живков, Я. Кадар, Э. Хонеккер. Одним из первых был приглашен и бывший лидер ГДР В. Ульбрихт. При Л И. Брежневе тропа, проложенная в Бе­ ловежскую пущу, не зарастала: он приглашал в пущу не только генсеков, но и чиновников попроще. Именно в этой заповедной земле было подписано согла­ шение президентов России, Белоруссии и Украины, которое стало основой лик­ видации СССР. ' В 10-летнюю годовщину ликвидации СССР над Беловежской пущей пронес­ ся страшный смерч. Он пришел с запада и длился всего лишь 5 минут, но этого хватило, чтобы повалить вековые деревья на огромйой территории 50 тысяч км (при том, что вся заповедная зона занимает 80 тысяч км2).

Г л ава ЭКОЛОГИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ j На рубеже 1960-70-х годов масштабы деградации природы во всем мире принимали пугающие размеры.

П ерерастание Международная организация Римский клуб в 1972 году экологических опубликовала доклад «Пределы роста», получивший ши­ проблем в обще­ рокую известность во всем мире. Данные этого доклада н ациональны й показывали, что с катастрофической быстротой происхо­ кризис дит глобальное сокращение ресурсов и что западные страны стоят перед угрозой сокращения уровня своего потребления.

В СССР разворачивавшийся экологический кризис также ощущался все более остро в повседневной жизни населения на рубеже 1960-1970-х годов 37 городов России были определены как критические для жизни населения.

Кроме того, на фоне энергичных мер стран Запада по экологизации деятельно­ сти государственных институтов, реализации национальных программ охраны природы, для КПСС было политически важно не остаться в стороне. Поэтому в 1972 году было принято известное постановление ЦК КПСС и Совета Минист­ ров СССР «Об усилении охраны природы и улучшении использования природ­ ных ресурсов». Это решение, при всем его формальном содержании, способст­ вовало переносу экологических проблем в государственные планы социально экономического развития - с 1975 года, задания по охране природы стали обяза­ тельным разделом ежегодных планов.

Однако развертывание природоохранного планирования было абсолютно невозможно без развития статистического учета в этой области. По многим позициям в этой сфере отечественная статистика природопользования практи­ чески начала только зарождаться после указанного постановления. Инициати­ ва в ее становлении в начале 1970-х годов XX века во многом связана с имена­ ми В.Н. Старовского - выдающегося советского статистика, Начальника ЦСУ СССР (ЦУНХУ) в 1940-1975 годах, чл.-корр. АН СССР, Героя Социалистиче­ ского Труда, а также сменившего его на посту Начальника ЦСУ СССР Л.М. Во­ лодарского (1975-1986 гг.). Значительный вклад в постепенное, весьма сложное и трудоемкое решение практических задач был внесен рядом других отечест­ венных статистиков, плановиков, экономистов, работников природно­ ресурсных, природоохранных и близких им органов. Результаты всего этого явственно проявились лишь спустя многие годы1.

СССР становился единственной в мире страной, где охрана и рациональное использование природных ресурсов были закреплены в 12 статьях Конститу­ ции, принятой в 1977 году. В 1978 году ЦК КПСС и Совет Министров приняли еще одно постановление - «О дополнительных мерах по усилению охраны при­ 1 Думное А Д. Статистика окружающей природной среды: история и современность. - Сайт «При­ рода России (http://www.priroda.ru/reviews/detail.php?ID=8475).

роды и улучшению использования природных ресурсов». Наконец, с 1976 по 1988 годы затраты на осуществление природоохранных мероприятий составили более 100 млрд. руб.

Казалось бы, эти документы и решения, являвшиеся вершиной эколого­ бюрократического айсберга, - несомненное доказательство приоритетности экологических задач. Однако в реальности дело обстояло иначе. Было подго­ товлено и опубликовано огромное количество нормативов, правил, методик, которые не имели законодательной базы для применения. Примечательно, что они были оформлены не в виде законов, а в виде постановлений правительства, исполнение которых было отдано на откуп министерствам и ведомствам. Двой­ ственность этой системы заключалась в том, что всегда была возможность в порядке исключения отменить собственное постановление, если это требова­ лось для строительства какого-то очередного важного народохозяйственного объекта. В этом была своя логика - правительство само приняло нормативы, само их и отменяет.

Мотивы такого пренебрежительного отношения к экологическим пробле­ мам понятны: шла холодная война, у СССР были сильные враги, для устраше­ ния которых требовалось много оружия. Впрочем, были и «союзники», изме­ рявшие дружбу е СССР объемом поставок практически бесплатно предостав­ ленного оружия, что приятно дополнялось и немалыми денежными суммами.

Большинство строившихся в СССР предприятий имели двойное назначе­ ние. Один и тот же химический комбинат мог производить удобрения и взрыв­ чатку, пестициды и отравляющие вещества. Так что появление всевозможных постановлений о химизации сельского хозяйства объяснялось не столько забо­ той о повышении продуктивности сельского хозяйства, сколько государствен­ ной необходимостью в создании оборонной продукции.

Признание надвигавшегося кризиса в отношениях с природой и пути выхо­ да из него правительство видело зачастую иначе, чем специалисты. Властные структуры полагали, что важнейшим инструментом охраны природы могут быть исключительно экономические или технологические методы. Перед науч­ ными учреждениями страны были поставлены задачи создания необходимого оборудования для перехода на замкнутые технологические схемы с полной пе­ реработкой полупродуктов и максимальной утилизацией производства. Из упо­ мянутых 100 млрд. рублей реально на природоохранные цели было направлено лишь 2 млрд. руб., а остальные средства разошлись на проекты технического характера, позднее просто закрытыми за ненадобностью.

Примечательно, что модернизированная в эти годы система контроля при­ родоохраны строилась в том же русле ведомственной организации природо­ пользования, что и в предшествующие десятилетия. Министерства, разрабаты­ вавшие природные ресурсы, должны были контролировать собственную дея­ тельность по охране природы.. Громоздкие и неэффективные системы контроля действовали в министерствах водного хозяйства, геологии, Госкомлесе, Госаг ропроме и т.д. Вырваться из ведомственного окружения независимые экологи могли только через обращение к общественности. Однако любые выступления в прессе по этой проблематике были ограничены узким кругом правительствен­ ных чиновников. Более того, после принятия постановления 1972 года, Главлит СССР - главная цензурирующая структура в стране, издала особый указ, запре­ тивший публикацию информации об охране природы в стране. Таким образом, информация о реальной экологической ситуации в регионах и по стране оказы­ валась недоступной для населения.

D Становившийся близкой реальностью экологический Вместо Гидро­ кризис поставил на повестку дня создание специализиро­ метслуж бы ванной системы, способной осуществлять оперативный Госкомгидро- контроль за состоянием окружающей среды в стране. Су­ мет СС С Р щественным отличием ситуации с организацией контроля от 1920-1950-х годов было то, что в правительстве при­ слушивались не только к голосу ведомств, но к голосу и специалистов. Кроме того, для принятия решений по экологической проблематике была необходима объективная информация.

Поэтому в 1974 году специальным постановлением Правительства «Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов»

на Гидрометслужбу были возложены новые функции - за состоянием природ­ ной среды, в частности, функции головного ведомства страны по охране атмо­ сферного воздуха. Уже в 1974 году сеть контроля за загрязнением, воздуха включала 130 городов и населенных пунктов, а в 1980-е годы она насчитывала уже более 500 пунктов. Во всех территориальных управлениях Гидрометслуж­ бы были Созданы специальные центры, осуществлявшие мониторинг за состоя­ нием окружающей среды. К началу 1980-х годов был поставлен вопрос о пере­ ходе к качественно новым элементам в организации контроля за состоянием окружающей среды - созданию автоматизированных систем управления водо­ охранных комплексов (АСУ ВК).

Признанием возросшей роли Гидрометслужбы в жизнеобеспечении страны явилось преобразование Главного управления гидрометеорологической службы при Совете Министров СССР в Государственный комитет по гидрометеороло­ гии и контролю природной среды СССР (Госкомгидромет)^ который относился к общесоюзным государственным комитетам, а его председатель автоматически становился членом Правительства СССР.

Между тем, экологическая действительность была тяжелой. Если выбросы в атмосферу в США составляли в 1980-е годы 150 млн. т в год, то в СССР 115 млн. т. В 68 городах СССР хотя бы раз в год фиксировалось 15-кратное пре­ вышение ПДК1. В крупных угольных и металлургических центрах (Магнито­ горске, Новокузнецке, Мариуполе) только из стационарных источников выбра­ сывалось в атмосферу более тонны загрязнителей на одного жителя в год. М еж­ ду тем, осознание серьезности и опасности экологической проблематики про­ 1ЦЦК - предельно допустимая концентрация вредного вещества в окружающей среде, не влияющая на здоровье человека и его потомство. ПДК является нормативом, устанавливаемым законом.

изошло в GCCP на 10-15 лет позже, чем в мире. Соответственно, позже начали приниматься и какие-то меры. СССР оказался 129-й по времени страной, где было создано Министерство окружающей среды. Сравнение данных переписи населения в 1979 и 1989 годах показало, что некоторые из самых загрязненных городов не растут, а другие даже сокращаются (например, заполярный Но­ рильск с его комбинатом цветной металлургии).

Бесплатность земли, недр, воды вдохновляла ведомственные амбиции, а это поддерживалось стереотипными мнениями о бескрайности нашей терри­ тории, неисчерпаемости недр, безбрежности ее лесных и водных ресурсов. Яр­ ким показателем ресурсозатратности экономики было сжигание попутного газа на нефтепромыслах Сибири в факелах. Тюмень - «самый светлый город мира».

На снимках из космоса Северо-Западная Сибирь, где живет всего несколько миллионов человек, светилась в ночное время таким светом, как вся Западная Европа с ее 500 млн. населения, автострадами, заводами.

) Разрушительное воздействие военной деятельности на среду обитания человека многолико. Маневры, передвиже­ Г онка ния военной техники уродуют ландшафт, уничтожают поч­ вооруж ений ву, отравляют атмосферу, изымают громадные территории и природа из сферы полезной деятельности человека. Бесконтрольная ш. ссср деятельность военно-промышленного комплекса СССР на­ несла невосполнимый ущерб природе в 1960-1980-е годы.

Военные полигоны, базы, аэродромы, городки занимали около 4% площади СССР, включая и крупнейший атомный полигон Новая Земля. Площадь Семи­ палатинского полигона составляла 18 тыс. км2 (для сравнения: площадь Крыма 27 тыс. км2). Всего на территории СССР под военные объекты было изъято 42 млн. га. Непосредственно в пользовании Министерства обороны РФ находи­ лось 12,8 млн. га земель.

Небольшие площади заповедников, вызвавшие в 1951 и 1961 годы такие решительные меры правительства, терялись в обширных территориях, которые были отведены для военно-испытательной работы. Так, на Плесецком космо­ дроме, где давно осуществлялись запуски баллистических ракет различного на­ значения, из 130 пусков (до середины 1990-х годов) состоялось 20 аварийных падений. В итоге, вылились и сгорели сотни тонн компонентов ракетного топ­ лива, после чего никогда на местах не проводилась дегазация и дезактивация.

Лишь в районе Нарьян-Мара осколки ракет общим весом 4900 т. были разбро­ саны на площади более 500 тыс. га. Общая площадь полей падения отделяю­ щихся частей ракет-носителей, выделенная Министерству обороны, составляла 9 млн. км2. В то же время площадь заповедников и природоохраняемых терри­ торий в СССР всего 1%.

Испытания атомного оружия привели к тому, что на территории бывших союзных республик в СССР 4 млн. км2 площадей непригодны для проживания из-за повышенного уровня радиации. Только на Семипалатинском полигоне было произведено 124 взрыва в атмосфере и на земле (до 1963 г.), а после здесь было взорвано под землей (до 19 ноября 1969 г.) 343 ядерных устройства общей мощностью, равной 2500 нагасакских бомб.

G 1964 по 1991 год на полигоне на Новой Земле было проведено более со­ рока ядерных взрывов. Только в Архангельской и Мурманской областях загряз­ няли атмосферу около 270 ядерных энергетических установок. Северный ядер ный полигон на Новой Земле по суммарной мощности произведенных взрывов побил все мировые рекорды. Всего в СССР было произведено более 600 ядер­ ных взрывов (в том числе 467 - в Казахстане, 132 - на северном полигоне Новая Земля), в том числе сверхмощная водородная бомба в 58 Мт в 1961 году. Сред­ няя стоимость одного испытания в СССР составляла 30 млн. руб.

Особо опасны в плане аварий и катастроф передвижения войск, оснащен­ ных атомным оружием и другими средствами массового поражения. Так, в ре­ зультате аварий на советских подводных лодках с 1968 по 1989 годы в Мировом океане оказалось 5 ядерных энергетических установок. Свыше сотни списанных атомных субмарин, списанных из российского ВМФ, создают угрозу радиоак­ тивного загрязнения не только в акваториях их отстоя, но и соседних морях.

В период с 1961 по 1990 годы СССР в открытых районах Баренцева моря и в мелководных заливах Карского моря у Новой Земли затопил более 12 тыс.

контейнеров с радиоактивными отходами. В этом же арктическом регионе на­ ходятся 15 аварийных реакторов с атомных подводных лодок (в том числе ядерных реактора атомохода «Ленин»), причем 5 реакторов - с невыгруженным ядерным топливом. По данным администрации президента РФ, рассекреченным в 1992 году, с 1959 по 1992 годы наша страна сбросила в северные моря жидких радиоактивных отходов суммарной активностью около 20,6 тысяч кюри и твер­ дых - суммарная активность около 2,3 миллиона кюри. В морях Дальнего Вос­ тока эти величины составили соответственно 12,3 и 6,2 тысячи кюри.

Освоение космоса, начавшееся с 1957 года, уже к середине 70-х годов при­ вело к проблеме «космического мусора». За годы освоения околоземного кос­ моса скопилось более 20 тысяч космических объектов искусственного проис­ хождения, размером не менее 10 см, которые фиксируются даже средствами наземного базирования. А космические объекты и фрагменты размером до 1 см исчисляются уже миллионами.

Обломки космических аппаратов на орбите в начале XXI века представля­ ют собой растущую опасность для деятельности человека в космическом про­ странстве. Эти обломки состоят из использованных топливных резервуаров, корпусов ракет, спутников, которые уже не функционируют, а также осколков, образовавшихся в результате взрывов, причем эти обломки сосредоточены на высотах от 160 до 1760 км над поверхностью Земли.

Значительной их части могло бы и не быть, если бы проявлялась большая предусмотрительность при конструировании и ликвидации спутников. Образо­ вание обломком является обязательным и неизбежным последствием испыта­ ний и применения космического оружия. Уже неоднократно остатки космиче­ ских спутников (некоторые из них имели ядерные устройства) падали на Землю.

Тяжелая боевая техника разрушает почвенный покров и загрязняет атмо­ сферу отработанными газами. Так, например, при прохождении колонны из гусеничных машин по полю протяженностью 1 км происходит потрава пример­ но 4 тыс. м2 поля. Военные самолеты сжигают огромное количество кислорода (каждый трансконтинентальный полет самолета берет из атмосферы 50 т кисло­ рода), а высотные сверхзвуковые перехватчики, летающие на высотах 20-26 км (в слое с максимальной концентрацией озона), разрушают озоновый слой.

Колоссальный ущерб природе наносится при утилизации и захоронении оружия массового поражения. С 1946 по 1978 годы в акватории Балтийского моря на глубине от 100 до 150 м в двух основных точках - 70 км от базы ВМФ в Лиепае, а также в районе острова Борнхольм было затоплено 356 872 т хими­ ческих боеприпасов и контейнеров с химическими веществами. Сброс в море устаревших химических боеприпасов привел к непоправимому загрязнению окружающей среды что мешает рыбной ловле, несет серьезную угрозу для ры­ баков, нарушает судоходство.

Из всех видов оружия массового поражения бактериологическое оружие мож­ но считать самым непредсказуемым. Благодаря самой природе тонких биологиче­ ских процессов истинные цели многих программ в этой области остаются загадкой даже для опытных экспертов. В Свердловске, в 1979 году, в результате выброса вируса сибирской язвы из военной лаборатории в течение 24 часов погибли 69 че­ ловек. Полевые испытания бактериологического оружия в нашей стране проводи­ лись на острове Возрождения в Аральском море. В этих местах регулярно проис­ ходили необъяснимые экологические катастрофы. Так, в 1976 году в Арале про­ изошел массовый замор рыбы. В мае 1988 года в Тургайской степи полегло около 0,5 млн сайгаков. В июле 1989 года в степи произошла вспышка чумы - целые ота-' ры овец теряли шерсть и гибли. Практически испытания нового оружия трудно отличить от реальных боевых действий с его использованием.


Во всех перечисленных случаях речь шла исключительно об аварийных случаях, которые никто не мог предусмотреть. Однако с точки зрения экологи­ ческой безопасности явно довлели соображения о способности природной сре­ ды нейтрализовать подобные случаи. Обширные земли, отведенные для полиго­ нов, практически были безлюдны и, на первый взгляд, также были безопасны для населения. Но именно в этом и проявлялись просчеты властных структур, допус­ кавших экологически опасные эксперименты без серьезных мер безопасности.

Эпоха застоя отразилась и на заповедном деле, хотя и ме­ Заповедники нее разрушительно, чем в предшествовавшее десятилетие. Бо­ всяки е важ н ы лее того, их численность медленно прибавлялась:

и нуж ны к 1976 году в СССР было 116 заповедников, занимавших пло­ щадь 9,2 млн. га, что составляло 0,4% территории страны. Раз­ вивалась система местных заказников, создававшихся в отдельных регионах уси­ лиями местных властей. Широкое признание получили заповедники историко­ архитектурного или мемориального назначения. Соловецкий монастырь, погост Кижи, усадьба Абрамцево или Мураново под Москвой, пушкинское Михайловское или толстовская Ясная Поляна привлекали к себе большое число людей. Но и эти места нельзя было представить вне окружавшей их природной обстановки.

На фоне реального приближения экологического кризиса против самой за­ поведной идеи мало кто отваживался уже возражать. Все союзные Организации, занятые в природопользовании, имели свои разветвленные структуры, через которые не управлялись на местном уровне, но и решались те или иные приро­ доохранные задачи. Только растущее заповедное хозяйство оставалось в стран­ ном положении, когда его дробили по разным ведомствам. Заповедники подчи­ нялись разным хозяевам, два из которых (Минлеспром и Минлесхоз СССР) имели преимущественно хозяйственные функции, плохо стыковавшиеся с ох­ раной природы. Из-за ведомственности происходило постоянное «узаконенное»

нарушение заповедного режима. Ведомственность мешала наладить координа­ цию научных исследований, активизировать природоохранную пропаганду, улучшить жизненный уровень работников заповедников. Она еще с первых пя­ тилеток мощным препятствием в организации новых заповедников, националь­ ных парков и других особо охраняемых природных территорий.

Примечательно, однако, что при этом властные структуры проявляли осо­ бый интерес к развитию особых охотничьих хозяйств. В 1967 году под Киевом, например, помимо уже существовавших было организовано еще одно заповед но-охотничье хозяйство для высокопоставленных «спортсменов». Параллельно подобные заповедные охотничьи участки областного и районного масштаба возникали повсеместно. К концу 1970-х годов только на Украине имелось более трех сотен «спецохотугодий» различного калибра. Подобная ситуация повторя­ лась в большинстве советских республик. В РСФСР на рубеже 1970-1980-х го­ дов действовали 18 республиканских заказников площадью 2 млн. га, а местно­ го подчинения - свыше 850.

Отнюдь не новой формой сохранения уникальных уголков природы было создание памятников природы. Их активно создавали еще в 1920-е годы, но с началом пятилеток эта работа быстро пошла на спад. В 1970-е годы, на фоне тревожного роста деградации природы, интерес к этой работе заметно возобно­ вился. В ней приняли участие республиканские правительственные структуры, общественные организации. К началу 1980-х годов Всероссийское общество охраны природы выявило в РСФСР более 5,5 тыс. ботанических, ландшафтных, геологических, зоологических памятников природы, из которых свыше 2,1 тыс.

получили подтверждение местных властей.

Примечательно, что и в этом году, как и в год замены Хрущева новыми по­ литиками в 1964 году, природа обрушила экстремальные погодные явления.

В июне 1982 года под Москвой, Ленинградом, в Прибалтике, Белоруссии снег шел сутками. В середине июня фактически началась зима, продолжавшаяся почти неделю в Прибалтике, Карелии, на Среднем Урале. Температура во вто рой декаде июня была на 10-12° С ниже нормы._ Кратко описанная в этом разделе эпоха «застоя» - это высшее проявление существовавшей в СССР командно-административной системы. Исторический опыт показал, что эта система органически была не способна обеспечить эко­ номическую эффективность и технологический прогресс во всей хозяйственной жизни общества. Она смогла добиться прорыва лишь на отдельных, стратеги­ чески важных участках, прежде всего в военно-промышленной сфере. И это объяснимо: ведь эти методы управления нацеливали на решение не столько экономических, сколько политико-стратегических задач, не считаясь с затрата­ ми. Более того, именно эти методы и формировали чувство страха перед адми­ нистративными санкциями у местных властей. Но, с другой стороны, в такой атмосфере и могла рождаться надежда на некое чудо, невольно подкреплявшая­ ся партийной пропагандой. Мелиорация пустынных и заброшенных земель у населения ассоциировалась с образом цветущего сада, освоение целины - с продовольственным изобилием. Строительство БАМа представало как серия решительных штурмов, после чего последует освоение новых вершин. Много было таких мифологизированных проектов, в которые вкладывались огромные, совсем не мифические средства, ресурсы и силы. Однако социально-экономиче­ ская и экологическая ситуация в стране продолжала неуклонно ухудшаться.

В ноябре 1982 года умер Л И. Брежнев. На пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран Ю.В. Андропов. За 15 месяцев его правления была проведена большая замена руководящих кадров - сменились 18 союзных министров, первых секретарей обкомов, крайкомов КПСС. Новое руководство сделало ставку на укрепление трудовой дисциплины, что заметно повысило темпы эко­ номического развития. Однако все эти действия были лишь продолжением все той же командной системы, резервы которой и использовались. Ю.В. Андропов ратовал за возвращение к здравому смыслу во взглядах на развитие экономики, социальной и культурной жизни общества.

Вынужденная экологизация страны, проведенная из самого эпицентра за­ стойной эпохи - 1970-х годов - не принесла сколько-нибудь реального улучше­ ния в систему отношений общества и окружающей среды. Продолжалась в тре­ вожном росте количественная (и качественная) деградация природы огромным хозяйственным механизмом СССР.

Среди причин такого положения в первую очередь надо назвать кризис, поразивший экономику бывшего Союза. Ослаблено внимание к экологическим проблемам, что, в свою очередь, привело к быстрому развитию и углублению экологического кризиса. Кризисное состояние окружающей природной среды в России было вызвано многими факторами. Во многих использовавшихся тех­ нологии и технике не учитывались требования охраны и восстановления приро­ ды. Природопользование развивалось в формах хозяйствования, потреблявших огромное количество ресурсов. И хотя в 1970-е годы велись работы по исполь­ зованию иных источников энергии (приливов, Солнца и ветра), но они ни в ма­ лейшей степени не влияли на стратегию энергетики, в основе которой лежали тепловые, гидро- и ядерные электростанции.

Ситуация усугублялась экстенсивным типом экономики, вовлекавшей в производственный процесс все больше ресурсов, и расширяющийся вывоз из страны сырья. Свою роль сыграла и беспрецедентная милитаризация экономи­ ки, и, наконец, отсутствие экологического воспитания населения.

В обострении кризисных экологических ситуаций свою роль сыграла эко­ номическая и социальная политика бывшего СССР, при проведении которой экологические проблемы или не решались, или решались в последнюю очередь, ресурсы выделялись по остаточному принципу. Это подрывало устойчивость социально-экологического и экономического развития. И хотя в 1960-1970-е годы подобное положение отмечалось в других развитых странах, но они срав­ нительно быстро смогли принять широкий комплекс необходимых мер (приня­ тие экологического законодательства, специальных служб и структур, подклю­ чить к природоохранному воспитанию СМИ и т.д.). В результате многие капи­ талистические страны сумели избежать усугубления экологического кризиса и даже заметно улучшить положение.

Корни экологических проблем в СССР легко отыскиваются в недалеком прошлом. Форсирование политики индустриализации в нашей стране в Первые годы Советской власти привело, в конечном счете, к «экологическому надры­ ву», последствия которого проявились в форме экологических кризисных си­ туаций. Характерно, что с 1990-х годов наиболее тяжелое экологическое поло­ жение наблюдалось в тех районах, где в период первых пятилеток начиналось «индустриальное освоение» страны. Господство технократического подхода к взаимосвязи общества и природы вскоре привело к отрицанию нравственно­ сти и духовности в развитии общества.

Сменивший Ю.В. Андропова на посту Генерального секретаря К.У. Чер­ ненко ни по здоровью, ни по своим личным качествам никак не мог стоять у руля советского государства. Такая смена произошла только по воле партийной бюрократии, напуганной переменами, осуществленными сильной фигурой Ан­ дропова. Возобладали на короткое время прежние формы управления, в обще­ стве восстановилась социальная апатия.

Краткий опыт попытки Ю.В. Андропова вырваться из кольца усиливавше­ гося системного кризиса, сменившийся восстановлением застоя К.У.Черненко, продемонстрировал, что время т о й э п о х и истекало. Эти краткие перемены в жизни огромной страны стали прелюдией перед последовавшими событиями, именуемыми п е р е с т р о й к о й.


) Непривычный в советской истории рост интереса П ерестройка и к «человеческому фактору» в жизни общества в большой «экологическая степени способствовал актуализации экологических про­ гласность» блем страны. В СССР существовали мощные и обильно финансировавшиеся министерства и ведомства, с назва­ ниями и особенностями деятельности которых в период «перестройки» позна­ комилось значительное число граждан. К ним относились министерства: во д н о ­ го х о з я й с т в а (Минводхоз), ср е д н е го м а ш и н о с т р о е н и я (Минсредмаш) - часть которого известна в настоящее время как Минатом России, л е с н о го х о з я й с т в а (Минлесхоз), с е л ь с к о го х о з я й с т в а (Минсельхоз), нефтяной и газовой промыш­ ленности вместе с Миннефтегазстроем и др. На волне критики этих ведомств с началом перестройки возникла «экологическая гласность».

Причины этого легко понять, если учесть, что все данные об экологической ситуации в СССР ранее были закрыты для населения. День 26 апреля 1986 года вошел в историю СССР и всего мира как поворотное событие в восприятии раз­ рушительных возможностей существующей цивилизации. Чернобыльская ката­ строфа, разразившаяся в этот день, несмотря на первоначальные попытки ее скрыть, в огромной мере взорвала атмосферу умолчания. Когда же цензурные рогатки были сняты, на население СССР через СМИ обрушился поток материа­ лов, свидетельствовавших о настоящем экологическом кризисе.

Глаз-ый редактор экологической газеты ''Зеленый мир ’ М.Л. Борозин так!

комментирован этот попорот в обществе: «Как только Главлиту (ком/тету па цензуре) была дана команда не свирепствовать и там стали ставить разреши­ тельные штампы на те материалы, за которые еще неделю назад наказывали по полной программе - все v началось... Шлюзы приоткрылись - и поток/i инфор­ мации размыли плотину запретов, сдерживавших ее распространение. А плоти- на оказалась слабеньотй, крепежным материалов был только страх. Накатился информационный вал, особенпо высокий в области экологии. Это явление по­ лучило название «зеленая волна*, когда экологические требования выставлен лись вместо политических. Выйти на улицу с лозунгами '-Долой КПСС! Долой КГБ! Долой влас-ь Советов'" бы по еще невозможно, а ьот митинговать по по-] воду переброски рек, влияния целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) на Бай-| кал или проекта строительства ГЭС на Катуни с а л о можно. И все те, кто хотел бы выйти под лозунгами 'Доло/1 КПСС! Долой КГБ!» вышли на улицы с экологий ческими протестами. За спасение Байкала от ЦБК выступали люди, в последний раз читапиие о Байкале в школьном учебнике, мапо кто / з них мог наити Бяи- кал на карте. | & Упомянутые ведомства ежегодно расходовали сотни миллионов рублей на разработку проектов изменения и корректировки природы, экологические по­ следствия которых для специалистов были очень сомнительными. Только благо­ даря активной позиции ряда известных ученых и общественности в конце 1980-х годов их финансирование удалось, в основном, прекратить. Был снят во­ прос о переброске части стока сибирских рек в Среднюю Азию, заболачивание Куршской косы в Литве, проект переброски вод Дуная в Днепр, закрыты комби­ наты-загрязнители на Ладоге и Байкале и т.д. Лишь в 1988 году был опубликован Государственный доклад «Состояние природной среды в СССР», в котором были приведены официальные данные об экологической обстановке в стране, в том числе в России. В документе признавалось, что неблагоприятная экологическая обстановка в стране, сложившаяся за предшествующие 10-15 лет, не меняется в лучшую сторону.

Поток экологической информации тех лет был лишь началом. На рубеже 1980-1990-х годов достоянием гласности стали материалы о массовом «засоре­ нии» радиоактивными элементами крупных городов, на территории которых обнаруживались многочисленные места с повышенной (по сравнению с фоновой) радиоактивностью. Выплеснулись на страницы печати и материалы о вредных производствах, губительно отражавшихся на здоровье населения целых городов (например, производство кормовых добавок для животноводства из отходов неф­ теперерабатывающей промышленности в г. Кириши в Ленинградской области).

«Зеленая волна» нарастала, переворачивая представления о добре и зле, о методах и целях государственной политики у широких слоев советских граж­ дан. В политико-экологическую риторику того времени нередко примешива­ лись соображения конъюнктурного или откровенно корыстного порядка. Упо­ мянутый M.JL Борозин вспоминал позднее, что разгоревшиеся в 1990-1991 годы жаркие споры вокруг строительства ленинградской дамбы были инспирированы руководством предприятий, которые должны были к тому времени завершить строительство очистных сооружений, но даже не приступили к этому. Куда де­ лись деньги, выделенные на строительство очистных сооружений, ленинград­ ским «зеленым» выяснить не удалось. Единственным выходом для руководите­ лей тех объектов было поднять шум вокруг чего-то заметного и отвлечь внима­ ние от себя. Именно тогда немало молодых политиков на «зеленой волне»

борьбы с дамбой вошли в законодательные органы Ленинграда и области.

После Чернобыльской катастрофы «экологическая составляющая» во всех принимаемых решениях стала определяющей, что привело к принятию в январе 1988 года постановления ЦК КПСС и Совмина СССР «О коренной перестройке дела охраны природы в стране». Главным практическим результатом стало соз­ дание общесоюзной структуры для управления охраной природы и регулирова­ ния использования природных ресурсов, контроля экологической сферы дея­ тельности общества.

Образованный в 1988 году союзно-республиканский государственный ко­ митет СССР по охране природы (Госкомприроды СССР) вобрал в себя соответ­ ствующие подразделения ведомств, занятых в разных областях природопользо­ вания: Госагропрома, Минводхоза, Госкомгидромета, Гослесхоза, Минрыбхоза, Мингео и других министерств. Госкомприроды СССР, образованный почти у финишной для советской истории черты, энергично занялся столь запущенны­ ми природоохранными проблемами страны. Зоны так называемого «экологиче­ ского неблагополучия» охватывали около 15% территории страны, где прожи­ вало более 60% населения. Здесь были сосредоточены основные производст­ венные мощности и наиболее продуктивные сельскохозяйственные угодья. Для решения проблем требовалось время, ресурсы и осознание путей их разреше­ ния. Однако именно этого уже не хватало - партийно-советская система исчер­ пала свои последние резервы.

D Продажа на внешнем рынке природных ресурсов дава­ &...

П риродны е ла приток средств для первых пятилеток, для индустриали­ ресурсы - зации. В 1960-е годы природные ресурсы превращались категори я ПО' в источник средств для поддержания социальных приори­ л и ти ч еская тетов и ослабления явно надвигавшегося кризиса в эконо­ мике СССР. Когда в начале 1960-х годов политическое ру­ ководство приняло решение о закупке больших партий зерна из-за его острой нехватки в СССР, оплачивала страна его за счет сверхдешевой распродажи неф­ ти на мировом рынке.

Политическое руководство решило воспользоваться плодами мирового нефтяного кризиса начала 1970-х годов, резко поднявшего цены на топливо.

Правительство приняло серию постановлений, целью которых стала энергичная продажа природных ресурсов за границу. Ресурсы эти требовались самой рус­ ской промышленности (многие были дефицитные), их продажа на Запад стави­ ла под угрозу экономическое будущее России. Вместо того чтЬбы перестраи­ вать промышленность, ориентируя ее на переработку собственных ресурсов, советское руководство выбирает легкое сиюминутное получение валюты за счет благополучия завтрашних поколений россиян. Большая часть валюты, по­ лученной за продажу российских энергоносителей и сырья, тратилась на покуп­ ку у Запада устаревшего оборудования (более совершенную технику западные правительства запрещали 0+ изношенные производственные мощности и ката­ строфические нарушения природной среды.

В конце 1980-х годов, в связи с либерализацией внешней торговли, ино­ странные бизнесмены перешли к созданию совместных предприятий на базе эксплуатации российских природных ресурсов. Их привлекало обилие и деше­ визна природных ресурсов в СССР: в 1988 году сырье и топливо на нашем внутреннем рынке были в 2-2,5 раза дешевле, чем на мировом. Эта идея была подхвачена рядом союзных министерств, которые получили возможность без особых усилий получать солидную прибыль на подобной продаже отечествен­ ных ресурсов. В качестве своего пая министерства вносили в совместные пред­ приятия землю с ее недрами (принадлежавшими государству), а зарубежным партнерам «предоставлялось право» на сооружение производственных объектов и обеспечение оборудованием. Таким образом, министерства, практически не затрачивая своего труда, пытались извлекать собственную пользу одновремен­ но из государства и иностранного капитала. Иностранные бизнесмены много­ кратно умножали вложенные средства, а России по низким ценам теряли ре­ сурсы. Характерно, что все предложения от иностранного бизнеса относились только к созданию совместных предприятий по использованию российских то­ пливно-сырьевых ресурсов, а совсем не к развитию высокотехнологичных про­ изводств - компьютеров, точного машиностроения, лазерной и прочей передо­ вой техники.

За 1974-1989 годы только нефти и нефтепродуктов было отправлено за границу на 176 млрд. долл. Кроме того, ежегодно продавалось не менее 200 т золота.

Г лава б СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ К середине 1980-х годов СССР как государственный механизм всей своей гигантской территорией, мощью управленческого аппарата и многонациональ­ ным населением, стал неуклонно погружаться в пучину кризиса, который полу­ чил определение системного. Что собой представляет системный кризис? Сис­ темным кризисом называется ситуация, когда система теряет внутренние спо­ собности развития, адаптации, выбора решений и способности к адекватной реакции на окружающие явления.

Прежде всего, речь шла о кризисе управления в наиболее важных его на­ правлениях. Зато среди этих направлений практически все из разряда фунда­ ментальных областей-, кризис внутренней и внешней политики, кризис эконо­ мики, социальный и демографический, экологический и финансовый, рост нар­ комании, преступности. За столь обширным кризисом легко угадывается кризис управления всеми основными государственными делами, охватывающий всю совокупность отношений внутри сообщества.

Накапливались проблемы довольно долго и были порождены как некото­ рыми особенностями самой системы управления страной, так и при непосред­ ственном участии тех или иных лидеров страны. Довоенное развитие СССР уже привнесло долговременные «факторы риска»: господство единственной партии у руля огромной страны с довольно пестрыми социально-экономическими ук­ ладами у многочисленных народов, исключительно жесткой системой центра­ лизованного управления экономикой, ведомственным характером природополь­ зования и еще многими другими, перечислять которые не будем.

В первые послевоенные годы, и без того тяжелые, накопление негативных явлений продолжалось. Экономика жила в огромном напряжении для супердо­ рогого перевооружения Вооруженных сил. Это достигалось откладыванием на вторую и третью очередь многочисленных проблем - укрепления агросектора страны, социальных задач и т.д. Коснулось это и вопросов природопользования, как и в довоенные годы вновь подчинившегося целям внешней политики пар­ тии и правительства. На этом фоне рос и партийно-бюрократический аппарат, без которого вряд ли удалось бы держать население в необходимом работоспо­ собном и политически послушном состоянии.

Столь глубокое проникновение кризисных процессов проявилось уже в на­ чале 1950-х годов, когда пришлось принимать спешные решения по сельскому хозяйству, испытывавшего серьезные проблемы не только с кадрами, но и в ма­ териальном обеспечении. Требовалось принципиальное решение по вопросам землепользования - вложить большие средства в традиционные районы земле­ делия или начать освоение целинных земель, где можно было получить в ко­ роткие сроки чувствительную прибавку товарной продукции. Последовало ис­ торическое освоение целины, как известно, не сумевшее сколько-нибудь карди­ нально внести ощутимые перемены в общее положение дел с продовольствием.

В итоге уже с начала 1960-х годов СССР приступил к закупкам зерна, а затем и других видов продовольствия на внешнем рынке.

Все более очевидной была безотлагательность срочных мер, прежде всего, в системе управления экономикой, внутренней й внешней политикой. Начи­ навший сотрясать страну системный кризис требовал ломки многих привычных оценок эффективности управления. Контроль над пассивным населением, мощ­ ная пропаганда, вертикаль власти, мощные репрессивные органы оказались не в состоянии обеспечить выход из кризиса. Десятилетиями практиковавшаяся жесткая централизация управления экономикой (а следовательно, и природо­ пользованием) стала давать многочисленные сбои на многих участках жизни общества. Осваивать новую целину было негде. А создание того, что было в примитивном состоянии - серьезную инфраструктуру для переработки сель­ хозпродуктов, внедрения совершенно иных технологий природопользования и охраны природы - не хватало средств. Ресурсы в растущих масштабах уходили не изматывавшую гонку вооружений и ряд других задач внешней политики помощь союзникам, коммунистическому движению. Наконец, даже то, что бы­ ло, нередко расходовалось поразительно нерационально.

При этом выход из кризиса, основанный на соблюдении выработанных в прежние десятилетия правил управления был явно неэффективен. Но и отказ от них грозил пошатнуть незыблемые позиции всей системы политического ру­ ководства страной. Лидирующее положение правящей партии оказалось бы по­ колебленным. Время требовало иных идей, проведения новаций в весьма тон­ ких, деликатных вопросах. В полной мере это касалось и системы природополь­ зования, накопившей большой объем тяжелых проблем. Столкнувшись именно,к таким всеобъемлющим общим кризисом практически по всем векторам госу­ дарственного и общественного развития, политическое руководство предложи­ ло стране идею перестройки.

Государственные комитеты по охране природы республиканского подчи­ нения, созданные в 50-70-е годы, оказались неспособными существенно повли­ ять на сложившуюся ситуацию. Их деятельность не координировалась на обще­ государственном уровне. Комитеты отличались друг от друга по организацион­ ной структуре, задачам, полномочиям, отсутствовало взаимодействие между ними, зачастую они дублировали другие природоохранные органы. В комплексе это привело к тому, что комитеты не могли воздействовать на основных приро допользователей - министерства И ведомства.. В основу принципа их организа­ ции было положено разделение хозяйственно-управленческих и контрольно­ надзорных функций.

Г лава ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ РОССИИ - МОСТ В ЕЕ БУДУЩЕЕ «Более 64 миллионов граждан Российской Федерации проживают в горо­ дах со сверхнормативным загрязнением атмосферного воздуха. На протяжении последних 10 лет наблюдается постоянный рост уровня выбросов загрязняю­ щих веществ от промышленности и транспорта. Не снижается в общем объеме доля сброса сточных вод без очистки. Вследствие этого качество воды крупных рек и их притоков продолжает находиться в диапазоне от «загрязненной» до «чрезвычайно грязной», состояние водных объектов - источников питьевого водоснабжения населения остается неудовлетворительным.

Около 90% твердых бытовых и 60% промышленных отходов не утилизиру­ ется и подвергается прямому захоронению на полигонах и свалках. Общий объ­ ем накопленных в Российской Федерации отходов оценивается примерно в 85 млрд. т. Более 10 тыс. бесхозных нефтяных скважин, сотни заброшенных рудников и шахт представляют реальную угрозу экологической безопасности во. многих регионах Российской Федерации.

Растущий уровень загрязнения окружающей среды вызывает озабочен­ ность все более широкого круга населения. По данным социологических опро­ сов ВЦИОМ и Фонда «Общественное мнение», экологическая ситуация беспо­ коит около 83% взрослого населения страны, более 55% опрошенных оценили экологическую обстановку в местах своего проживания каК «неблагоприят­ ную», «плохую» или «критическую». При этом если в 2000 году негативную оценку динамике изменения состояния окружающей среды давали 52% опро­ шенных, то сейчас - более 63%»'.

А.Г. И ш ков - профессор, д о к т о р химических наук, академ ик РАЕН, д и р ектор Д е п а р т а м е н т а государственной политики в сф ере охраны окруж аю щ ей среды М П Р России Столь обширная цитата из статьи главы департамента, обращенного к вы­ работке государственной экологической политике не случайна. За грустными цифрами легко увидеть весьма запущенную ситуацию в отношениях нашего общества с окружающей природой. Предыдущие разделы этой книги освещали многовековые усилия предков оставить для будущих поколений основные ре­ сурсы природы. На этом пути были настоящие провалы и ощутимые обретения.

Но XX век останется, видимо, беспрецедентно разрушительным для российских богатств окружающей среды. Даже не единожды подходя к кризисной черте, российская природа позднее могла компенсировать эти нарушения. На рубеже тысячелетий эта возможность близко подошла к исчерпанию. Дальше мы долж­ ны сами думать и исправлять всю экологическую ситуацию.

1 ш ков А.Г. Плюс экологизация всей страны // Государственное управление ресурсами, 2006, И Ноябрь. (й1е://1осаИю81/Е:/Экологическая%20история/экологизация%20всей%20страны.Ь1т) Конечно, современная Россия очень многое унаследовала от прошлых эпох. Многие участки природопользования слишком долгое время основыва­ лись на устаревших технологиях использования ресурсов. Долгое время эконо­ мика использовала только «сливки», оставляя менее богатые ресурсы на Потом.

Далее следовать тем же курсом, видимо, не только близоруко, но и опасно.

Слишком серьезно экологические проблемы стали влиять на здоровье населе­ ния, на сохранность флоры и фауны.

Ничуть не менее важно передать грядущим поколениям не пустыню, горы мусора, а природу, в условиях которой Россия сможет не только жить, но и крепнуть, украшать планету и поддерживать многое из того, что сейчас мыс­ лится лишь как сюжеты из фантастических романов. Будущее создается сего­ дня, и полагать иначе было бы крайне близоруко. Поэтому глубокая проработка экологической политики - исключительно серьезная проблема именно совре­ менной России.

Современная экологическая ситуация в России на 40-50 % определяется загрязнениями советского периода, К акое связанными, в основном, с милитаризацией экономики, экологическое «химизацией» сельского хозяйства, экстенсивным исполь­ наследие зованием природных ресурсов. Серьезное влияние оказали досталось также чернобыльская и другие аварии и катастрофы. Рас­ России?

тущее влияние (на 5-10% ) оказывают глобальные измене­ ния среды, порождаемые деятельностью человека (потепление климата, запы­ ленность атмосферы, опасное истощение озонового слоя, трансграничные ки­ слотные осадки и т.д.). Определенный «взнос» в ситуацию невольно делают и наши сухопутные и морские соседи так называемым трансграничным перено­ сом загрязнений со своей территорий.

В первой половине 1990-х годов наступила кратковременная стабилизация и даже уменьшение загрязнений в окружающей среде России. Это объяснялось не эффективной природоохранительной политики, а почти исключительно эко­ номическим спадом производства, особенно в наиболее загрязняющих отрас­ лях: добыча угля и нефти, производство электроэнергии, черная металлургия.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.