авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ' ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Однако именно такой механизм владения землей пробудил движение на­ родников, решивших, что в отличие от Европы, где для революции нужен про­ летариат, в России (из-за отсутствия сколько-нибудь заметного слоя рабочих) надо «вести работу среди крестьян. Они, Крестьяне, уже являлись, с точки зрения народников, носителями стихийного социализма. Действительно, внешне - это было похоже на ситуацию, из которой можно было высекать искры бунта, рево­ люции. Земля - общая, бедность, почти патриархальная - тоже весьма харак­ терна для всей деревни. Оставалось лишь объяснить' этим людям, что их враг самодержавие, и г- страна будет на пороге революции. Практика оказалась со­ вершенно иной, как известно, и абсолютно не совпала с мечтаниями револю ционеров-теоретиков.

«Хождение в народ», устроенное народниками быстро окончилось тем, что многие «ходоки» оказались в полицейских участках, нередко туда приведенные теми же «стихийными носителями социалистических идей». Более того, крестья­ не же мечтали совсем о другом - получении своих, положенных по реформе года, участков в полное распоряжение. Более того, они хотели получить больше, за счет помещичьих земель, так как размеры крестьянских были минимальны1.

В итоге Крестьянской реформы 1861 (сведения 1877-1878) в губерниях Ев­ ропейской России 9860 тыс. душ крестьян получили в надел 33 728 тыс. десятин земли (в среднем на душу 3,4 десятины). У 115 тыс. помещиков осталось млн. десятин (в среднем по 600 десятин на владельца). И эта статистика при том, что обработка в низкопродуктивных почвах России менее 20 десятин была просто нерентабельна. Возникал замкнутый крут - для повышения урожайности нужны были деньги, внедрение научной агрокультуры. Но их не было и не предвиделось. Агрономическая неграмотность просто впечатляла. Хотя двух- и трехполье распространилось еще в эпоху Московского государства, даже в кон­ це XIX века в печати сообщалось о далеко не единичных случаях загрязнения навозом рек. Вместо использования навоза в качестве удобрения для полей, кре­ стьяне предпочитали его сбрасывать в реки. «Особое важное значение для нас, русских, - писал И. Кузнецов, - имеет вопрос о загрязнении вод навозом, кото­ рый русский крестьянин только в весьма немногих местностях привык беречь и ценить как удобрение для скудных или выпаханных полей, и в большинстве случаев смотрел на который, как на обузу или строительный материал;

он им загачивает подмываемый рекою берег, он из него строит плотину»2.

При такой низкой агрокультуре, да еще малой продуктивности почвы и патриархальной организации самого земледелия трудно было ожидать подъема агросектора. Поэтому страна уверенно подходила к решению перераспределе­ ния земельного надела иными, революционными методами. Именно это и про­ изойдет вскоре.

Дальнейшее развертывание земельного вопроса привело страну к первой революции. Слишком полярными были именно земельные отношения, разница в положении крестьян и помещиков. Да и развитие агросектора оставляло не просто желать лучшего, а серьезнейшим образом отставало от мирового уровня.

Практически землепользование велось самыми патриархальными способами.

1 В 4 «Местных положениях» определялись размеры земельных наделов и повинностей крестьян за пользование ими в 44 губерниях Европейской России. Первое из них — «Великороссийское»

для 29 великороссийских, 3 новороссийских (Екатеринославская, Таврическая и Херсонская), 2 белорусских (Могилёвская и часть Витебской) и части Харьковской губерний. Вся эта терри­ тория делилась на 3 полосы (нечернозёмную, чернозёмную и степную), каждая из которых со­ стояла из «местностей». В первых двух полосах устанавливались в зависимости от «местности»

высший (от 3 до 7 десятин;

от 23/4 до 6 десятин) и низший (1/3 высшего) размеры душевых на­ делов. Для степной определялся один «указный» надел (в великороссийских губерниях от 6 до 12 десятин;

в новороссийских от 3 до 61/2 десятин). Надельная земля предоставлялась «сель­ скому обществу» (т. е. общине) по числу душ (только мужских), к моменту составления устав­ ных грамот имевших право на надел.

2 Кузнецов И. К вопросу о загрязнении русских рыболовных вод, 1893, № 54, с. 193—225.

Потому нижайшая продуктивность, почти эмбриональное состояние капитали­ стического сектора были именно в сельском хозяйстве. Все это подвело страну с попыткам реформирования агросектора. И пора отрешиться от имени только Столыпина как единственного реформатора той эпохи. Он был лишь наиболее заметен. До него (и после его гибели) попытки реформирования делались и дру­ гими государственными деятелями. Один из предшественников Столыпина С.Ю. Витте, не хуже Петра Аркадьевича понимал необходимость их проведе­ ния. Историки уже давно обратили внимание на план Н.Н. Кутлера - главно. управляющего землеустройством и земледелием в 1905-1906 годах. Совместно со специалистом в области денежного обращения, кредита и финансов, проф.

И.И. Кауфманом и директором департамента государственных имуществ А.А. Риттихом он предложил на рассмотрение Витте план передачи за очень крупный выкуп 25 млн. десятин государственных и помещичьих пахотных зе­ мель. Премьер-министр поддержал этот план. Дело окончилось тем, что царь поставил на докладе резолюцию об отклонении плана и требование отставки его автора.

К 1905 году около одной трети крупных земельных собственников были выходцами из купцов и крестьян. В пореформенный период получило развитие дворянское предпринимательство. Крупные землевладельцы стали вкладывать капиталы в акционерные компании и промышленные предприятия. Русская по­ реформенная деревня оказалась вовлеченной в буржуазную аграрную эволю­ цию. Это проявилось, прежде всего, в росте товарного производства хлебов, районировании и специализации сельского хозяйства. В 1888-1898 годах Рос­ сия давала 50% мирового урожая ржи, 20-25% мирового урожая овса. В конце 90-х - начале 1900-х годов она выступала как один из главных поставщике в на мировом хлебном рынке, ведя конкурентную борьбу с США. Объем русского хлебного экспорта в эти годы составлял около 8 млн. тонн в год - примерно 1/ часть общего урожая зерновых.

Все эти выкладки вовсе не отражают реальное состояние российской де­ ревни, остававшейся отсталой с архаичными формами производства. Статисти­ ческое величие российского хлеба на мировом рынке по-прежнему зиждилось на тяжелом труде крестьян. Треть крестьянских дворов была безлошадной, а треть имела всего одну лошадь. А ведь ежегодно было необходимо вспахать сотни миллионов десятин земли. Крайним проявлением бедности было отсутст­ вие коровы (10% хозяйств). Архаичная технология землепользования приводи­ ла к низкой урожайности зерновых (5-6 ц с гектара). И это при низком плодо­ родии российских почв, быстром росте населения и не самом благоприятном для сельского хозяйства климате.

Российская деревня не только отражала пережитки феодализма, но и в пол­ ной мере ощущала свою беспомощность перед лицом природных стихий. Кре­ стьянское малоземелье, община с ее переделами;

тормозили модернизацию кре­ стьянского хозяйства. В центральных российских губерниях России общинное землепользование было практически повсеместным. Погодным колебаниям кре­ стьянин не мог противопоставить ни технику, н и, передовые агрономические приемы землепользования. Более того, общинное землепользование вело к исто­ щению плодородия, так как в первые десятилетия после 1861 года обычным яв­ лением были переделы участков среди общинников. В результате исчезала забота об удобрении земли, внедрении современных агрономических технологий и т.д.

За 2-3 десятилетия после отмены крепостного права общинные земли, не имея реального хозяина, оказались серьезно истощены. Центральные губернии империи, истощавшие земли, были поражены бедностью, что исключало введе­ ние новых технологий и техники. Экстенсивное развитие земледелия, столь привычное с древних времен, было его основным принципом. Пока империя территориально росла, для этого пути была основа. Но в XIX веке внешнее при­ ращение земель окончилось. Оставалось внутреннее расширение. Но это все равно было тупиковым путем, политически опасным для судеб империи. Голод начала 1890-х годов потряс страну, хлебная продукция которой продавалась по всему миру. Голод, эпидемии холеры и тифа по официальным данным умень­ шили население России на 1 млн. человек. В газетных публикациях той эпохи это событие сравнивалось с шоком, последовавшим от поражения империи в Крымской кампании.

В такой ситуации Россия вновь начинает ощущать собственную социально экономическую слабость - извечный дефицит материальных ресурсов в бюдже­ те империи, несовершенство управления, растущую бедность. По опыту про­ шлого привычным решением аграрной проблемы было увеличение площади па­ хотной земли у крестьян, т.е. все та же экстенсивная модель развития. Между тем, проблема заключалась не в количестве, а в качестве земли, с каждой деся­ тины которой требовалось получить больше зерновых. В более общем виде проблема все более концентрировалась не в малоземелье крестьян, а в падаю­ щем плодородии пашни. Решить проблему в этой плоскости можно было толь­ ко ускорив развитие всей экономики. Поэтому в 1893 году был принят закон, запретивший переделы участков, что могло стимулировать крестьянина занять­ ся восстановлением плодородия почвы на своем участке. В результате это бы­ стро отразилось на совершенствовании форм землепользования - улучшилось качество обработки земли, повысилась урожайность. Но это было лишь полу­ мерой. Более решительные попытки были сделаны в ходе реализации аграрной реформы П.А. Столыпина, пытавшегося превратить крестьянина в хозяина сво­ ей земли, т.е. заинтересованного в увеличении ее плодородия.

Однако беднеющая деревня, рабочие окраины крупных промышленных го­ родов, насыщаемые вконец отчаявшимися крестьянами, были убеждены, что кардинально улучшить свое положение они могут лишь отняв у помещиков их земли. И в этом случае все надежды массы возложили на экстенсивные формы землепользования. По тому же рецепту мыслили и представители разных обще­ ственных и политических движений, что проявилось в быстром развитии соци­ ал-демократического течения, распространении марксизма и т.д. Старое эколо­ гическое сознание неизбежно примеривало силовые (революционные) формы решения аграрного вопроса, который и подвел к череде революций. В полной мере это проявится в крахе империи и событиях октября 1917 года и граждан­ ской войны. Явно устаревший экологический менталитет практически всего населения империи сыграет на руку всем революционным течениям в послед­ ние два десятилетия имперской истории России, -V В. июне 1891 года снег выпал на всем Севере, мороз в Одессе повредил картофель и овощи. Необычайные К лим атическая ливни отмечались на юге России. Волга, Дон и Днепр об­ составляю щ ая мелели. Во всех центральных губерниях неурожай. На аграрного следующий год в январе на юге отмечались грозы, затем кризиса сильнейшие бури, подвергшие ветровой эрозии плодород­ ные земли южных губерний. Замерз Босфор, Дунай.

С началом лета отмечена сильнейшая засуха. Атмосферная пыль была отмечена во многих местах России от Одессы до Вильно, Петербурга, Ярославля. В Сток­ гольме выпал пыльный дождь. В июне и июле сильные бури, особенно в районе Невеля. Катаклизмы сопровождались сильными штормами на море и гибелью десятков судов в территориальных водах империи.

В 1897 году экстремальные, явления продолжились. В столице империи вместе со снегом выпали «миллиарды каких-то мелких скачущих насекомых, похожих на блох». От июльской засухи рожь осыпалась на корню. М естами го­ рели хлеба, зерно у яровых не успело налиться, засохла ботва у картофеля. На­ чался падеж скота. Лесные пожары охватили Карелию, Тверскую, Владимир­ скую, Московскую губернии. Возгорание торфяников произошло в Вологде, Пермской, Владимирской, Нижегородской губерниях, степные пожары - в Уфимской губернии. Смерч разразился на Керченском полуострове. В Финлян­ дии и Средней России волна холода в конце августа. В начале сентября нача­ лись морозы в Прибалтике и Петербургской губернии. Эпидемия кори, скарла­ тины, брюшного тифа - в Новгородской, Симбирской губерниях, в Донской об­ ласти, на Кавказе, Украине. Раннее наступление холодов. Голод повторился в тех же 18 губерниях Европейской части России, что и в 1891 году. Ситуация повторится в 1898 году - в тех же 18 губерниях будет снова неурожай, голод. В 1904 году вновь о себе напомнили экстремальные погодные явления: после не­ устойчивой зимы в апреле грянули морозы (-1 5...2 0 °С). На юге, когда деревья были в полном цвету, выпал снег. И уже в который раз - неурожайный год.

Экстремальные явления погоды и большой удельный вес агросектора в экономике империи определили быстрое развертывание метеорологической службы;

С 1894 года Министерство земледелия и государственных имуществ, предприняв организацию сельскохозяйственно-метеорологических наблюде­ ний, учредило при ученом комитете метеорологическое бюро, поставленное под управление метеоролога. Главной практической задачей бюро было расширение сети метеорологических станций. В 1885 году их насчитывалось 225, а в году - 590.

В конце XIX столетия распределение метеорологических станций на терри­ тории России было еще очень неравномерным;

сеть преимущественно разви­ лась на северо-западе России и на Кавказе. Большие пространства России оста­ вались не освещенными наблюдениями. По этой причине многие ведомства стали создавать собственные сети станций, имеющие разные программы на­ блюдений. Так, Министерство путей сообщения начало организовывать стан­ ции вдоль строящихся железных дорог, гидрографический департамент откры­ вал станции на берегах морей, омывающих Россию, губернские земства созда­ вали свои станции, надеясь решить проблему борьбы с засухами. После много­ летних усилий руководству обсерватории в 1898 году удалось добиться реше­ ния вопроса о единстве метеорологических наблюдений, выполняемых различ­ ными ведомствами. В то же время для осуществления более эффективного управления сетью метеорологических станций, разбросанных на обширной тер­ ритории страны, руководство обсерватории придерживалось политики, направ­ ленной на организацию филиальных обсерваторий в Тифлисе (1850 г.), Екате­ ринбурге (1874 г.), Иркутске (1900 г.) и Владивостоке (1912 г.) ) Петровские указы, сурово наказывавшие за мусор, брошенный в городские каналы столицы, в новые времена Н еисполненная были распространены и по другим городам. В 1766 году м ечта о чисты х последовал императорский указ для Архангельской гу­ городах бернии: «...везде и всем, кто бы какого звания ни был, за­ прещается бросать всякий мусор и помет в порты, в заливы и каналы под опасением платежа десять рублев, кто то учинит или б дети и слуги его, о чем подлежит учинить главному командиру над портом публичное запрещение везде и надзирать того... во всенародное из­ вестие объявляется, да никто, кто бы какого звания ни был при порте архан­ гельском как в зимнее, так и в летнее время в реку никакого сору и помету не бросал под опасением вышеобъявленного штрафа, кто оное учинит и неведени­ ем бы впредь никакой отговорки...».

Сенатская комиссия, обследовавшая в 1764 году санитарное состояние Ту­ лы, отмечала в докладе, что «вверх Упы, близ оружейных фабрик по берегу от посадской стороны тульские купцы из кожевенных фабрик валят в воду и по берегу великими кучами дуб, отзол и протчую нечистоту и всегда моют кожу и шерсть, на берегу ж построены мясные ряды, где и бойницы... и вода имеет в себе большую гнилость... От такой наполненной смрадом воды, употребляе­ мой в пищу, делаются болезни, а сносят потому, что нечувствительно иногда по малому числу умирают, не входя в рассуждение, что от намножаемой в воде гнилости и таких сближенных в жилье худых от кожевен, сальных заводов и бойниц духов могут быть... и заразительные болезни, ибо при захождении солнца подымаются от оной воды туманами дурные пары, кои не только людям, но и протчим животным весьма могут быть чувствительны, и от сего без вреда жителям быть не может».

В 1767 году в законодательную комиссию в Петербурге пришло прошение из Москвы: «найти в удобных местах хорошую воду». Двадцать лет Москва ждала ответа. В 1779 году последовал указ Екатерины II генерал-поручику В.Ф. Бауэру изыскать источники водоснабжения. Остановились на ключах близ села Большие Мытищи, где вода била из земли фонтанами высотой до 3 м. По­ стройка Мытищинского водопровода продолжалась 25 лет и 28 октября 1804 года он был открыт. Открытие Мытищинского водопровода - безусловно, выдающееся событие своего времени - на долгие годы позволило решить пробле­ му обеспечения населения Москвы питьевой водой. Позднее, в 1853-1858 годы, он был реконструирован - кирпичная система была заменена чугунными трубами, что увеличило мощность водопровода до 6 тыс. м3вОды в сутки.

У Климатические условия на Европейской части России в XVIII веке отличались значительными колебаниями. Это К лим ат ф актор ж изни время отнюдь не было милостиво к России, пережившей в XVIII столетии 68 чрезвычайно голодных лет, большая городов часть которых была обусловлена исключительно неблаго­ приятными погодными явлениями. Более детально это вы­ глядело следующим образом.

В феврале 1702 года началась сильная оттепель: «Реки и болота распутилися.

Лишь лед на реке Волхов не прошел, но и тот был худ». Необычайно высокое по­ ловодье на Москве-реке. Многие улицы столицы были затоплены. В этот период отмечено 18 жестоких зим, в их числе особо суровыми были зимы 1709 и 1740 го­ дов, принесшие большой ущерб посевам и садам. В этом столетии наблюдалось значительное число продолжительных дождливых периодов, много наводнений, причинивших большой урон Москве (1702, 1709, 1716, 1718, 1765 годов), Соли­ камску, Великому Устюгу, Твери, Кременчугу. Дождливые годы сменялись часты­ ми засухами, общее количество которых составило 19 за столетие. Летом 1735 года горели леса. Особенно жестокой была засуха в 1780 году, когда в первой декаде июня вьшал снег, вскоре растаявший, а затем обрушилась сильная засуха, охва­ тившая 16 губерний. Екатерина П организовала службу эстафетных донесений о погоде, ценах на хлеб и видах на урожай. В Петербургской губернии начался падеж скота. На следующий год засуха снова повторилась, а население питалось хлебом* испеченным из толченого сена, мякины и лебеды.

В 1777 году, в ночь на 10 сентября, буря вывела из берегов Неву и подняла ее на 310 см. В результате вода покрыла практически всю территорию Санкт Петербурга. Погибло множество людей. После бури на набережной Невы лежа­ ли Выброшенные на берег корабли, немало домов были лишены крыш. Летний сад практически перестал существовать: вырваны с корнем деревья, разрушены фонтаны. Екатерина II оставила потомкам свои воспоминания об этом событии:

«Порыв ветра разбудил меня в пять часов. М не доложили, что вода у моего крыльца и готова залить его. На набережной, которая еще не окончена, громоз­ дились трехмачтовые купеческие корабли...». По распоряжению императрицы населению была оказана немалая денежная и материальная помощь.

) Нельзя сказать, что местные власти не боролись с за­ грязнителями вод. Иногда, т.е. не на основе систематической работы, дав;

ались разовые поручения «по случаю» отдель­ ным чиновникам проверить жалобы местных жителей на грязнеющие реки. В 1766 г. был подписан императорский указ для Архангель­ ской губернии, предписывавший: «...везде и всем, кто бы какого звания ни был, запрещается бросать всякий мусор и помет в порты, в заливы и каналы под опа­ сением платежа десять рублев»1.

Посетивший в 1768 г. Арзамас П. Паллас, осуждал расположение в городе «нечистых рукоделий»: кожевенных, квасильных и мыльных заводов, которые «всякий сор и грязь валят в мимо текущую реку Тешу, не помышляя о том, что за неимением хороших колодезей черпают воду из оной»2. К этому же периоду относится первое из известных нам дел Медицинской коллегии, связанное с за­ грязнением воды открытого водоема. В 1764 г. в Сенат поступило донесение генерала Вильбона о чрезмерном загрязнении реки Упы, после чего Медицин­ ская коллегия распорядилась командировать в Тулу доктора Эразмуса, который в докладе описал картину загрязнения реки отходами кожевенных и салото пельных заводов, а также боен. Примечательно, что река одновременно служи­ ла еще источником водопотребления жителями города. По российскому обык­ новению все закончилось перепиской. По представлению Медицинской колле­ гии Сенат послал в Тулу указ об устранении загрязнения воды, и, очевидно, де­ ло этим закончилось. О реакции тульских властей на сенатский указ в докумен­ тах сведений не имеется3.

Главной причиной столь длительного невнимания было отсутствие законо­ дательных решений, если не считать отдельных, разовых, указов высшего эше­ лона власти. Только в середине XIX века масштабы загрязнений обрели иные масштабы, ставшие вызывать недовольство и даже тревогу. Собственно ничем не ограниченное отравление водоемов, особенно в центре России, продолжа­ лось почти до конца XIX века, несмотря на попытки известных врачей и обще­ ственных деятелей привлечь к этому законодателей. Об этом писал известный врач Ф.Ф. Эрисман, выступала со статьями специальная периодика. Лишь в 1892 году были принятые первые законодательные акты4.

Так, Понинковская бумажная фабрика, в селе Понинке Заславского уезда Волынской губернии, травила рыбу еще с середины 50-х годов XIX столетия5.

После усовершенствования она так принялась заливать речку Хомор жидкими отходами производства, что крестьяне не выдержали и засыпали жалобами ме­ стные власти. Комиссия установила, что на фабрике «употребляются такие ма­ териалы как серная кислота, известь, английская глинка, сода, причем все не­ чистые воды спускаются в реку». Состоялся суд и приговорил двух членов правления к штрафу в 25 рублей каждого. А фабрику - закрыть до принятия администрацией мер по очистке6.

1Голубцов Н. Из былого прошлого. О небросании у города Архангельска в реку сору и помету // Известия Архангельского общества изучения русского Севера, 1910, № 5, с. 19.

2 ПалласП.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. - СПб., 1773. Ч. 1, с. 76.

3 Шагов и д-р. Дело о командировке для расследования о загрязнении р. Упы в Туле в 1764 г. д-ра Эразмуса // Гиг. и эпидемиология, 1926, № 2, с. 69.

4 Подр. см.: Поддубный М.В. Санитарная охрана окружающей среды в России и СССР в первой половине XX века. - Киев, 1997. Гл.,1. Проблемы санитарной охраны окружающей среды в России и СССР (XVIII в. - 1920-е годы).

5 Автор использовал материалы сайта http://www.ecoethics.ru/b41/081.html.

6 Кузнецов И. Еще не поздно, но давно - пора! // Вестник рыбопромышленности, 1894, № 5, М ного жалоб приходило на сахарные заводы в Киевской губернии. Гибла не только рыба и раки, даже стирать в такой воде оказывалось невозможно. Ки­ евский генерал-губернатор М.И. Чертков приказал создать специальную комис­ сию для Изучения дел. Она разделила все сахарные заводы губернии на четыре группы: «1) спускающие нечистые воды в реки - 32 завода;

2) спускающие их в пруды - 22 завода;

3) пользующиеся для этой цели полямй, лугами и оврагами - 14 заводов и 4) такие, которые спускают нечистоты в болота. Что же касается состава сточных вод сахарных заводов, то, по произведенным комиссией анали­ зам, он весьма близко подходил к составу клоачных вод в городских канавах»1.

Ни на одйом заводе не оказалось даже самых простейших очистительных уст­ ройств. Киевская комиссия разработала меры по очистке стоков, к таким же вы­ водам пришла и другая комиссия, - подольская.

Сточные воды стали печальной реальностью жизни городов уже к середине XIX века. Едва ли не первым об этом поднял тревогу еще в 1863 г. профессор Киевского университета К.Ф. Кесслер. Он писал о пагубном влиянии «нечистот, вытекающих из заводов и фабрик», на рыбное население2. Десятилетие спустя об этом заговорили О.А. Гримм, Д.Н. Соколов и другие авторы целенаправлен­ ных публикаций. В своем проекте «Общих правил для рыболовства в озерах и реках Европейской России», опубликованном в 1875 г., известный ихтиолог Н.Я. Данилевский предлагал несколько штрафных санкций на виновников ги­ бели рыбы от отравления. Вошли эти статьи и в «Проект общих правил рыбо­ ловства в России», разработанный Российским обществом рыболовства и рыбо­ водства в 1884 году., С итуаци я в круп н ы х город ах склады валась все б ол ее неб лагоприят­ но. О собенно бы стро он а услож нялась в н аиболее к р у п н ы х ц ен трах М оскве, С анкт-П етербурге, Х арькове, Е катеринбурге, О дессе, К иеве. В р еки сбрасы вали свои отходы п рои зводства м н огочи сл ен н ы е предпри­ ятия, перерабаты вавш ие п родукты ж ивотноводства, сахарн ой п ром ы ш ­ ленности, кож евенны е и м ногие другие. О б очистке стоков и речи н е бы ­ ло. П ечать все чащ е об этом писала. Ж урн ал ры б оп ром ы ш лен н ости как о п овсед н евн ом явл ен и и п и сал в 1894 году: «Н ачиная с и ю н я м есяца, в м а ­ л овод н ую р еч к у Х арьков вы п ускается еж едневно свы ш е 2500 пудов грязн ы х отбросов ш ерсти и гр язн ой глины, употреб л яем ой д л я п ерети ра­ н и я ш ерсти. П ом им о си льнейш его зл овон и я и зд аваем ого речкам и, слу­ ж ащ и м и и сточникам и заразы д л я лю д ей и скота, зн ач и тел ьн ая часть р ы ­ бы засы п ает и появляется взд утая н а поверхность, разл агаясь в свою оч е­ р ед ь» 3.

с. 257-272;

1Кузнецов И. Еще не поздно, но давно - пора! Вестник рыбопромышленности, 1894. № 5;

с. 257-272.

1 Кесслер К.Ф. Заметка об искусственном размножении рыбы и о русских рыбоводных заведени­ ях.-Т р у д ы Императорского Вольного Экономического общества. 1863.

3 Вестник рыбопромышленности, 1894, № 10, с. 2,10;

Вестник рыбопромышленности, 1894, № 9, с.

421.

У Наиболее решительно Петр I осуществлял меры по сохра­ нению лесов. Историки подсчитали, что во время своего царст­ Л ес -д ел о вования он подписал более 200 указов, инструкций и других и слово документов, связанных с охраной природы. Приоритет отдавал­ государево ся рациональному использованию, охране и воспроизводству лесов, его переработки, подготовки специальных кадров и т.д., причем половина из них относится к корабельным лесам. Забота о будущих по­ требностях российского флота в древесине заставляла принимать природо­ охранные указы. Теперь уже самой России потребовалось строить военный и торговый флот, продолжая торговлю лесом. Задача явно усложнилась. Для того чтобы «ногою твердой стать при море», России был необходим мощный воен­ ный и торговый флот. Для его строительства требовалось много высококачест­ венного леса. Так, на сооружение только одного 20-пушечного военного кораб­ ля требовалось до 3 тысяч отборных деревьев, главным образом дуба и сосны.

Стремясь обеспечить верфи строительным материалом и уберечь от уничтоже­ ния дубравы и сосняки, Петр I принимал самые энергичные меры.

Заботясь о нуждах растущего флота, Петр I провел ряд мероприятий по ох­ ране дубовых и сосновых лесов. Проезжая в июне 1693 года через Старую Рус­ су в Архангельск, он отметил в окрестностях хорошие дубовые леса, которые запретил рубить для каких-либо целей, кроме корабельных. В 1705 году издает­ ся указ, по которому использование дубовых деревьев для бытовых нужд кара­ лось штрафом в сумме 300% действительной стоимости древесины. На эти ну­ жды приказывалось брать второстепенную древесину и отходы. По указанию Петра I проводились разные меры по охране лесов. В частности, он ввел специ­ альную государственную охрану - «лошманов», стражу, имевшую особые при­ вилегии. В окрестностях Москвы, Санкт-Петербурга, Ревеля, а также в самих этих Городах по распоряжению Петра I впервые были разбиты городские сады и парки для отдыха. Однако Петр был далек от собственно лесоохраны' его указы были сугубо прагматичны: лес сохраняется ибо он нужен для флота. При этом он был последователен в своем стремлении уберечь от растранжиривания цен­ ные породы леса.

, Позднее его идеи охраны лесов прослеживались гораздо слабее. Анна Ио­ анновна величайте повелела созывать на тушение лесного пожара всех жите­ лей за 10 верст, утвердила Инструкцию о разведении корабельных лесов. Ели­ завета закрыла винокуренные и другие «огнедействующие» заводы в 200 вер­ стах от Москвы, дабы леса сберечь, воздух очистить, да и город от пожаров обезопасить. Указ ее, принятый в 1754 году, именовался любопытно: «Об унич­ тожении всех хрустальных, стеклянных и железных заводов, в 200 верстах от Москвы отстоящих». В 1759 году специальным законом было запрещено возле Петербурга строить новые фабрики и заводы. Указы об уничтожении заводов, потреблявших большое количество дров, вызвали яростное сопротивление за­ водчиков и так и не были выполнены до конца. Тобольская губернская канцеля­ рия в 1755 году предписала всемерно беречь кедровые леса как производителей ореха. Запрещалась их рубка на хозяйственные нужды, повреждение деревьев (т.е. применение колота при сборе шишек).

Идеи посадки древесных пород в степных районах и продвижения отдель­ ных из них (акклиматизация) на север, претворявшиеся в жизнь Петром I, в по­ следующие столетия имели своих сторонников. В 1768 году на территории Чу­ вашии предпринимались первые опыты искусственного лесовосстановления дуба.

Наивысшего расцвета законодательная мысль по охране лесов достигла при Петре I. Это было не только отражением хозяйственных потребностей (строи­ тельство флота, развитие заводского дела), но и осознанием экологического значения лесов. В 1701 году был издан указ об охране лесов по берегам рек, в 1703 году - Закон о заповедных лесах: сосновых, дубовых, лиственных и т.д., растущих по берегам рек. Нарушение его каралось штрафом, а за «многую за­ поведных лесов подсечку» полагалась смертная казнь, впоследствии замененная каторгой. Древесные породы, годные на различное строительство, объявлялись заповедными. Рубка их разрешалась только для казенных нужд. Хищение деревь­ ев, их рубка, даже сбор дубового валежника наказывались каторгой. Помимо по­ род деревьев заповедных для нужд Адмиралтейства, охранялись леса на расстоя­ нии двух верст по берегам рек Невы, Тосны, Охты и других, на морских берегах и на островах. В 1720 году эти леса, состоявшие в ведении Адмиралтейств коллегий, было велено обмежевать, разбить на кварталы и на каждой пятой вер­ сте установить виселицу как предупреждение о наказании за браконьерство. Над­ зор за порядком в лесах вокруг столицы несли приписанные к ним дворяне - ко­ миссары и отставные солдаты, а в других районах России - специальные надзира­ тели. Инструкция от 11 декабря 1719 года для Камер-коллегии и ряд указов пред­ писывали заботиться о повсеместной охране и посадке новых лесов.

Петром I было проведено и общее лесоустройство, для чего была организо­ вана вальдмейстерская (лесная) служба во главе с обер-вальдмейстером.

В 1722 году была разработана специальная инструкция, дополненная в после­ дующие годы. Она предусматривала запрет рубки деревьев определенных пород и толщины на расстоянии 50 верст от берегов больших рек и 20 - малых вне за­ висимости от того, в чьих лесах они находятся. Рубка дуба была вообще запре­ щена. Заповедные леса и дубовые деревья подлежали специальной переписи. На местах была создана целая служба надзора за лесами - от вальдмейстеров до вы­ борных надзирателей или надсмотрщиков - по одному от 500 дворов. Причем выбирались на эту должность люди безупречные. Они проводили ежемесячный осмотр лесов и обо всех нарушениях сообщали вальдмейстеру. Екатерина I своим указом от 30 декабря 1726 года ослабила контроль за охраной лесов, что сразу же привело к резкому их сокращению, и Петр II в указе от 11 мая 1729 года предписы­ вал меры к усилению сохранения и размножения заповедных лесов. Этот же указ повелевал молодые дубовые деревья «подчищать по правилам науки», чтобы по­ том их можно было использовать на нужды флота. Для этой цели выделялось специальных работников (официальное распоряжение об уходе за лесокультура­ ми).

В 1730-1732 годах было проведено первое описание лесов, обнаружившее большое количество лесонарушений: самовольные порубки, поджоги, расчист­ ки под пастбища и пашню, отсутствие сбора валежника, засорение почвы в мес­ тах лесовозобновления. И Анна Иоанновна указами от 28 августа 1730, 20 апре­ ля и 11 июня 1732 годов восстановила систему контроля за лесами, бывшую при Петре I, усилив ряд пунктов: в отношении ширины охранных зон вокруг рек, усиления штрафных функций и наказаний (за самовольную порубку в 3-й раз - битье кнутом и ссылка в каторгу). Умышленный поджог карался смертью.

Вырубленный лес конфисковывался в пользу казны. Впервые была применена наградная система, когда из штрафных денег давалась премия лучшим лесным надсмотрщикам (т.е. вводилась материальная заинтересованность в борьбе с браконьерством). Вскрытые случаи истребления лесов специально упомина­ лись в императорских указах, Необходимость сохранения лесов и рост потребностей в них для промыш­ ленных И других хозяйственных нужд побуждали правительство заботиться об их разведении и выработать такие правила, которые бы и на будущее обеспечи­ ли нужды страны в лесах. Была проведена таксация лесов. В этот период впер­ вые все массовые потребители леса (заводы и фабрики из 200-верстной зоны вокруг Санкт-Петербурга) были выведены в богатые лесом районы. Предпри­ нимались попытки заинтересовать в производстве деловой древесины (напри­ мер - дуба) помещиков. Указ 1729 года поощрял его разведение в частных ле­ сах, а государство покупало дубовые бревна по вольным ценам. Особый инте­ рес к этому дереву понятен - строительство Санкт-Петербурга поглотило ог­ ромное количество стволов этого дерева для вбивания свай, без чего было бы невозможно строить каменные здания на топких берегах и землях, где росла новая столица России.

Наиболее широко и решительно меры по сохранению лесов осуществлял Петр I. Для того чтобы «ногою твердой стать при море», России был необходим мощный военный и торговый флот. Для его строительства требовалось много высококачественного леса. Древесину требовалось подвергнуть особой техно­ логии - правильно высушить, что требовало немалого времени и специального режима сушки. Все это могло заметно оттянуть сроки планов царя-реформа тора. Поэтому для максимального ускорения строительства флота было решено работать без соблюдения этих «тонкостей» технологии, а немедленно работать с тем материалом, который был в наличии. Этим объясняется недолгий срок жизни кораблей, построенных в подобных условиях1.

На сооружение только одного военного корабля требовалось до 3 тысяч от­ борных деревьев, главным образом дуба и сосны. Стремясь обеспечить верфи строительным материалом и уберечь от уничтожения дубравы и корабельные рощи, Петр I принимал самые энергичные меры. До него никто из правителей Рос­ сии не писал столь целенаправленно особые указы, имевшие своей главной задачей сохранение делового леса, ставшего материалом стратегического значения.

1 Поэтому впоследствии приходилось часто проводить специальную обработку корпусов судна для консервации древесины. Примечательно, что построенные почти в то же время корабли анг­ лийского флота, но с соблюдением необходимых правил технологии, дожили до Трафальгарско­ го морского сражения под началом адмирала Нельсона в 1805 году.

Проезжая в июне 1693 года через Старую Руссу в Архангельск, он обратил внимание на росшие в окрестностях города великолепные дубовые леса, кото­ рые и запретил рубить для чего-либо, кроме строительства кораблей. В 1703 году он издал указ по лесному законодательству, объявив некоторые кате­ гории лесов заповедными. Было учреждено специальное лесное управление, определен статус лесничих, получивших, кстати, свою форменную одежду. По указу царя запрещалась рубка лесов, объявленных заповедными на ширину верст у берегов крупных и 20 верст для малых рек. «Где леса есть, - говорилось в указе, - и в тех лесах: дуба, клена, вяза, карагача, лиственницы, сосны, кото­ рая в отрубе в 12 вершков (вершок = 4,45 см) и больше, рубить никому не ве­ леть». В последующие годы было издано еще несколько указов, касавшихся охраны лесов: «О нерублении добраго лесу на дрова», «О нерубке годнаго на корабельное строение леса», «О нерубке на дрова лесу толще пяди» (пядь = вершкам) и др. «Понеже как подрядчикам, так и уездным жителям, - говори­ лось в первом из них, - запрещается, дабы с сего времени впредь лесу, которой к корабельному и хоромному строению годен, на дрова отнюдь не рубили, а рубить на дрова еловой, осиновой и ольшняк, также и валежник брать».

Указы предусматривали суровые наказания для нарушителей. «А буде кто сему указу станет чинить противно, - читаем в указе 1703 года, - и на них за всякое срубленное дерево, кроме дуба, доправлено будет пени по 10 рублев, за дуб, буде кто хотя одно дерево срубит, также за многую заповедных лесов по сечку, учинена будет смертная казнь...». Наказанию подлежали не только непо­ средственные виновники незаконной рубки, но и лица, отдавшие подобное рас­ поряжение: «Также к*го рубить прикажет, помещик или прикащик: и тех самих, вырезав ноздри и учиня наказание, посылать в каторжную работу...». Эти указы сами по себе, да еще перегибы не в меру ретивой местной администрации, на­ гнали великого страха. Дело доходило до курьезов. Например, жители Заоне жья, устрашившись строгих законов, перестали строить суда. Петру I пришлось издать разъяснение, в котором говорилось, что повеление царя имеет в виду сбережение леса именно для судостроения, а никак не ограничение жителей в этом нужном деле. В лесное законодательство были внесены коррективы, смяг­ чающие некоторые положения, например, «О позволении рубить во всем Госу­ дарстве липовые леса». В указе, в частности, говорилось: «...Известно его Вели­ честву учинилось, что надзиратели лесов не токмо в рубке той липы, но и лык на лапти драть не дают и с лаптями и с лыки и с лубьем многих берут и приво­ дят в города к воеводам, и от того уездным людям чинится разорение. И для того в рубке того липоваго леса всем позволяется, и о том в народ публиковать указами..». А в 1705 году он подписал еще один указ, по которому использова­ ние дубовых деревьев для бытовых нужд наказывалось штрафом, трижды пре­ вышавшим реальную стоимость древесины.

Распоряжения природоохранного характера в духе времени носили жесто­ кий характер. Так, известно, что на территории Гостиного Двора росла березо­ вая роща, которую начали вырубать местные жители. Петр I приказал каждого 10-го повесить, прочих - бить кнутом. Лишь его жена Екатерина заменила смертную казнь на телесные наказания. Однако именно петровский указ, ис­ ключивший из числа охраняемых деревьев липу, нанес первый (но не послед­ ний) удар по бортничеству - липа, как известно, лучший медонос.

В 1723 году по указанию Петра I была издана «Инструкция обервальдмей стеру», которую можно рассматривать как один кз первых природоохранных документов. В ней говорилось: «В которых местах готовится дуб на корабель­ ные дела, там по вырублении старого, паки запускать молодым лесом и того молодаго лесу ни на какие указныя нужды рубить не давать, а беречь покамест, пока в годность придет». Интересны пункты инструкции, в которых сформули­ рованы рекомендации пользования лесами, приписанными к уральским горным заводам. Леса предлагалось делить на 25-30 участков с таким расчетом, чтобы каждую часть «погодно ж рубить сряду, и рубя паки лесною порослью запус­ кать, и уже отнюдь в тех местах недорослаго не рубить, дабы покамест послед­ ний вырубят, к тому ж времени первый поспел...». Там же другая статья инст­ рукции говорит «О бережении рощей и лесов от пожегу и других напрасных трат»: «Огня ни под какими деревьями стоячими и лежачими ближе двух сажен отнюдь не разкладывать, также в боровых местах проезжим, когда случится огонь разкласть, то оной не затуша отнюдь не оставлять...», а «буде же в лесу или в степи пожар учинится, то обывателям от того места в десяти верстах, повещая от деревни до деревни, неотложно к лесам с принадлежащими вещьми, чем ту­ шить можно: бежать, и тот пожар гасить». За самовольную рубку заповедных ле­ сов предусматривалось наказание. Так было положено начало государственной лесной службе. Вальдмейстеры и надсмотрщики имели право штрафовать по­ рубщиков. За укрывательство их самих наказывали вырыванием ноздрей и ссыл­ кой на каторгу. Штрафы были огромные: за каждое дерево приходилось платить по 30 рублей, а при повторном нарушении конфисковывалась 1/3 имущества на­ рушителя, при третьем - ссылка на 20 лет на галеры с полной конфискацией иму­ щества. Указы читались в церквях, вывешивались на специальных столбах вблизи заповедных лесов «дабы впредь неведеньем указов никто не отговаривался».

Несмотря на принятые меры, в стране ощущался недостаток леса, и по при­ казу Петра I впервые начали сажать его. Лиственница вместе с сосной долго была основным строительным материалом во всех городах Севера и Сибири.

Чтобы обеспечить этим ценным материалом в будущем строительство новой столицы и морской флот, Петр I решил посадить лиственницу недалеко от Санкт-Петербурга. Лесничий Ф.Г. Фокель по приказу царя выбрал для этого место к северу от города, на Карельском перешейке, около села Линдула. Но посев производили уже после смерти Петра I, в 1 7 3 9 году, семенами сибирской лиственницы, собранными в Архангельской губернии. Кроме того, большие работы развернулись на юге, в Воронежской губернии, где сажали дуб. До сих пор сохранился знаменитый Шипов лес в Воронежской области, посаженный по инициативе Петра I. Исследователи особенно отмечают попытки царя посадить лес в безлесных степных районах. До 1942 года под Таганрогом сохранялись остатки дубовой рощи, посаженной самим Петром I в 1723 году, незадолго до кончины. Известно также о посадках лесов под Астраханью.

По приказу Петра I в окрестностях Москвы, Санкт-Петербурга, Ревеля, а также в самих этих городах впервые были разбиты городские сады и парки для отдыха. В обеих столицах были заложены специальные аптекарские огоро­ ды, в которых выращивались различные лекарственные растения. Справедливо­ сти ради, отметим, что первый такой огород был создан еще при отце Петра I Алексее Михайловиче в селе Измайлово под Москвой. В самой же Москве та­ кой огород появился в 1706 году. Впоследствии на его базе в 1804 году был соз­ дан Ботанический сад Московского университета. В Петербурге на одном из ост­ ровов дельты Невы в 1714 году был заложен аптекарский огород, имевший такое большое значение, что остров так и стал именоваться - Аптекарский. В конце 1725 года, уже при Екатерине I, он стал «Садом ее императорского величества», став не только медицинским учреждением, но и городским парком. В 1823 году он был преобразован в императорский Ботанический сад, став вместе с Ботаниче­ ским музеем Академии наук крупным ботаническим центром России.

) Первоначально выделялись только казенные и частные ле­ са. Затем, по мере освоения лесов, появились и другие катего­ Л есополь рии лесов. Так, приписные леса передавались из казенной соб­ зование ственности в ведение другого собственника, но оставались го­ после сударственными лесами. Начало выделения этих лесов поло­ П етра!

жил в 1558 году Иван IV, пожаловавший именитым людям Строгановым разные угодья в Великой Перми. При Петре I пе­ редача лесов в собственность заводам возросла. Эти леса стали называть горно­ заводскими. В них законом были установлены частные правила управления и пользования. Строгое выполнение этих правил дало положительные резуль гаты по отношению к лесам Урала.

В 1738 г. к тульским оружейным заводам была отделена часть засек Туль­ ской и Калужской губерний, а в 1798 г. они были подчинены казенному лесно­ му хозяйству. Леса, приписанные к казенным винокуренным заводам, в 1801 г.

были переданы в ведение заводских начальств1.

Укрепление государственности сопровождалось расширением собственни­ ков леса. Появились леса духовного ведомства. По писцовым книгам 1764 г. эти леса принадлежали монастырям и церквам и находились в полном распоряже­ нии духовного управления без вмешательства лесного начальства. Леса духов­ ного ведомства были предназначены только для удовлетворения монастырских и церковных надобностей и продаже не подлежали.

Выделялись леса государственных крестьян - леса, вошедшие в окружную межу земель, отведенных казенным селениям. Общий характер деятельности правительства относительно этих земель заключался в стремлении найти форму управления, которая была бы способна спасти их от истребления без больших затрат.

1 Столетие учреждения Лесного Департамента. 1798-1898. - СПб.: Типо-Литография Ю.Я. Рима на. - 252 с. (факсимильное переиздание ВНИИЦлесресурс к Двухсотлетию учреждения Лесного департамента России. 1998 год).

Однако к середине XVIII века в лесопользовании явно начинает ощущаться несовершенство в использовании древесины. Одним из признаков этого стало ужесточение требований при постройке кораблей в большинстве традиционных центров этого дела. Исключениями стали лишь места, где леса оставалось пре­ достаточно - районы Северной Двины и рек Сибири. Позднее, когда на Иртыше при возросших объемах перевозок соли стал ощущаться недостаток леса, Сенат в 1765 году издает указ, в котором отмечалось, что соляные подрядчики на строение барок употребляют лес из целых бревен, раскалывая их только попо­ лам, что увеличивает расход леса в 7-8 раз. В заключение предписывалось за «топорные» барки взимать штраф по указу от 15 октября 1764 г.;

как видно, борьба с ними дошла и до Сибири.

В России крестьяне-владели лесами с начала нашей истории, поэтому кре­ стьянские леса носят в себе своеобразный отпечаток - результат исторически сложившихся условий русской действительности. Однако юридическое право на существование крестьянские леса получили только со времени проведения генерального межевания при Екатерине II в 1766 году. В состав крестьянских лесов включались лесные пространства, вошедшие в окружную межу земель казенных селений. Более 200 лет назад правители России понимали, что в се­ верных губерниях, где хлебопашество скудное, а лесные ресурсы в изобилии, населению для возможности платить налоги необходимо заниматься лесным промыслом. С тех пор леса всегда разделялись на казенные и крестьянские.

Наделяя крестьян лесами, государство устанавливало права и обязанности лесопользователей, правомочия государственных органов в части контроля за ведением хозяйства в этих лесах, а также ответственность за лесонарушения.

Однако действовавшее законодательство о крестьянских лесах часто наруша­ лось из-за недостаточно хорошего его знания, недооценки роли крестьянских лесов в сельском хозяйстве, а также укоренившихся взглядов на то, что лес рас­ тет и возобновляется стихийно, и поэтому нет надобности заботиться о нем.

И все-таки, даровав дворянам огромные права по распоряжению своими поместьями, Екатерина II нанесла серьезный ущерб лесным ресурсам в цен­ тральной части империи. В 1782-1785 годах она вернула помещикам право сво­ бодного пользования лесами, разрешив и вырубку пород, идущих на корабле­ строение. Освободила дворян от обязанности растить лес для флота, смотреть за ним в качестве вальдмейстеров. Правительственный надзор за частными лесами был снят Екатериной I I 22 сентября 1782 г.

Изданным в 1765 году указом Екатерина II возлагала заведование всеми лесами на экспедицию генерал-интенданта при Адмиралтейств-коллегий. Ей поручалось иметь подробные сведения о возрасте, состоянии лесов, карты их посадок и сведения об их спелости;

следить за сохранностью леса, подчищать его и разводить по правилам науки. Для проведения всех этих мер в жизнь уч­ реждались должности смотрителей и формейстеров (лесоводов). Для наблюде­ ния за состоянием корабельных лесов была разработана специальная инструк­ ция. В крестьянских и казенных лесах вводилось лесосечное хозяйство с 30 летним оборотным циклом. Для охраны лесов выбирались из надежных кресть­ ян сроком на один год полесовщики, а для охраны лесов от пожаров - специ­ альные лесные старосты. Причем впервые штрафная такса за незаконно выруб­ ленное дерево назначалась в 2-А раза выше его продажной стоимости.

28 марта 1786 года был принят Лесной устав. По нему леса России дели­ лись на три полосы: северную, среднюю, южную. Внутри каждой полосы они подразделялись на высокоствольные: трех степеней, малорослые и кустарники и интродуцированные породы. Лесные чины были обязаны сберегать леса.

В корабельных лесах 1/5 посадок совсем не рубилась, а остальные делились на лесосеки с правом вырубки одной в год. Па каждой лесосеке с целью лесо­ восстановления оставляли 10-20 деревьев. Оборот рубок устанавливался на ос­ нове биологических данных развития деревьев до 120-летнего возраста.

Курс на предоставление льгот дворянству привел Екатерину II к появлению указа, разрешившего помещикам рубить леса в своих усадьбах без согласования с правительственными структурами власти. К концу века в Сенате скопилось мно­ го свидетельств массового уничтожения лесов в Европейской части империи.

Проведенная сенатская проверка показала, что положение дел в лесопользовании требует безотлагательного вмешательства.правительства. В Европейской части империи в большинстве^ губерний леса оказались на грани уничтожения. Остро нуждаясь в деньгах, помещики вырубали леса, мало задумываясь о будущем.

Картину постепенного обезлесения некоторых ранее лесных губерний Ев­ ропейской части России можно проследить на картах, показывающих распреде­ ление лесов в разные исторические периоды. Первая государственная картогра­ фическая съемка проходила в стране с 1766 года до середины XIX века. На пла­ ны в масштабе 2 версты в 1 дюйме наносилась вся географическая ситуация ме­ стности, в том числе луга, пастбища, пашни, пустоши. Даже указывались гос­ подствующие в лесах древесные породы. К 1800 году из 52 губерний Россий­ ской империи было отмежевано 34. Катастрофа была настолько очевидной, что правительство Павла I сразу же после смерти императрицы, в 1796 году, ввело новые ограничения и запре­ ты на эксплуатацию лесов, создав также и специальный лесной департамент.


Однако восстановить былую лесистость было уже невозможно. Потребовалось предпринять меры по лесоразведению на огромных площадях, которые и на­ чались не только на казенных, но и помещичьих землях, прежде всего в лесо­ степных губерниях.

Потребовалось принятие самых неотложных мер, что и было основанием появления указов Павла I 1797-1798 годов. Он повелел прекратить частную торговлю лесом, а для сбережения казенных лесов соблюдать все инструкции, а виновных наказывать. Вновь возвращались петровские указы, по которым по­ мещики для рубки лесов обязаны были получить разрешение государственных органов власти. Учреждался специальный лесной департамент, занятый исклю­ чительно проблемами лесопользования. В специальной инструкции подчерки­ валось, что необходимо не только пресечь все нарушения, но и иметь подроб­ ные сведения о лесах.

1 См.: Семенова-Тян-Шанская А.М. Указ. соч., с. 86.

Эти распоряжения послужили основой для дальнейшего лесоустройства страны. Одна из инструкций (1799 г.) содержала подробные сведения об ис­ пользовании лесных продуктов - от древесины до луба. Был принят ряд других указов: о штрафах за лесонарушения, лесные пожары с подробным перечнем мер пресечения. Судебным органам предписывалось принимать по таким делам немедленные меры (указ 1798 г.).

Проведенная по приказу Павла I Сенатом ревизия лесов в Европейской части страны дала удручающие результаты. Практически не оставалось губер­ нии, где бы леса не были серьезно сокращены, вырублены и ликвидированы.

Причины разные: под распашку для посева хлебов, для продажи, но итог один лес заметно поредел. Поэтому указами молодого императора была продолжена лесоохранная политика прадеда - Петра I. Из-под пера Императора вышел Указ от 10 сентября 1798 года «О непозволении рубить корабельные леса в казенных дачах и о пресечении отпуска всякого леса за границу», направленный на уже­ сточение правил экспорта древесины. Определяется структура всей системы государственного участия в сохранении лесов. Главный акцент был сделан на специалистов лесного хозяйства, правильно размещаемых по вертикали управ­ ления. Павел I окончательно выстроил вертикаль управления казенными и ос­ тальными лесами, создав Лесной департамент при Министерстве земледелия и государственных имуществ. Лесной департамент управлял лесами России, опи­ раясь на 50 территориальных органов Министерства (14 управлений государст­ венных имуществ и 36 управлений земледелия и государственных имуществ).

Каждое территориальное управление определяло ведение лесного хозяйства в одной-двух губерниях. Территория управления делилась на районы, а те, в свою очередь, - на лесничества. За ведение лесного хозяйства на территории одного района отвечал лесной ревизор. По площади и функциям лесничества тех времен в определенной степени соответствовали нынешним лесхозам. При этом лесничества были лесными учреждениями, построенными по централизо­ ванному принципу управления, который в сочетании с принципом единонача­ лия традиционно сохраняется в государственной системе как наиболее эффек­ тивный способ управления большими территориями и в настоящее время1.

} В эти годы немалые усилия были направлены на сохра­ г) нение лесов. В предыдущих разделах вы уже узнали, что тре­ Л есны е вожное положение с лесами в Европейской части страны об­ проблем ы наружилось в конце XVIII века. Но принятые меры оказались им перии явно недостаточными. К середине XIX века ситуация еще в X IX в е к е более обостряется - леса вырубались. Еще с XVII века в этой части России леса сводили ради распашки, получения деловой древесины.

К традиционным видам использования леса на топливо, строительство домов, кораблей и т.д. постепенно прибавлялись лесохимия, бумажная промышлен­ 1Писаренко А.И., Страхов В.В. Какая лесная политика нужна России? // Лесное хозяйство, 2006, № 2, с. 2-5.

ность и др. Резко повышались темпы рубки лесов. В год вырубалось по 216-233 тыс. га. Шло быстрое исчезновение широколиственных пород, что приводило к смене фаунистических комплексов. Вина дворян, желавших про­ дажей леса на дрова пополнить свой капитал, ибо с XVIII по XIX век в централь­ ных и южных районах Европейской части Российской империи сведено 67 миллионов гектаров добротного леса. За столетие (1774— 1874) лесов в Яро­ славской губернии уменьшилось на половину, в Харьковской и Екатеринослав ской за десять лет (1872-1882) - на 80 процентов* в Киевской - (1849— 1869) —на 187 тысяч десятин. С 1888 по 1908 годы Европейская часть России (без Архан­ гельской и Вологодской губерний) «растеряла» 9 млн га лесов.1С лета 1909 года впервые стали мелеть сибирские реки. 18 миллионов бревён самого лучшего леса в первые десятилетия 20 века сгнило и уплыло вниз по Каме-реке. Однако поми­ мо помещиков, другой причиной этого считали нехватку кадров и низкую оплату труда лесной охраны. Поэтому в 1826 году в положении «О новом устройстве лес­ ной части» работники лесной стражи в отдельных случаях (во время пожарных ра­ бот, при борьбе с лесонарушителями) приравнивались по правам к унтер офицерам. Количество работников лесной стражи также постепенно увеличива­ лось. Сложности с набором в лесную охрану заключались в том, что от работника при минимальной оплате труда требовалась максимальная честность1. В 1827 г.

обер-форстмейетеров переименовывали в губернских и старших лесничих, а фор стмейстеров - в младших лесничих и подлесничих. В помощь им для несения ох­ раны лесов в 1831 году стали определять рекрутов и солдат нестроевой службы.

Все это вело к неуклонному сокращению лесных площадей - от 30% (в XVII в.) до 22% (в 1725), до 15% в описываемый период. За столетие (1774— 1874) лесов в Ярославской губернии уменьшилось на половину, в Харьковской и Екатеринославской за десять лет (1872-1882) - на 80 процентов, в Киевской (1849-1869) - на 187 тысяч десятин. С 1888 по 1908 годы Европейская часть России (без Архангельской и Вологодской губерний) «растеряла» 9 млн. га ле­ сов. С лета 1909 года впервые стали мелеть сибирские реки. 18 миллионов бре­ вен самого лучшего леса в первые десятилетия XX века сгнило и уплыло вниз по Каме-реке.

1 В конце 1832 г. было издано «Положение о постоянной лесной страже по ведомству Министерства финансов». Идея этого документа принадлежала Александру I и была осуществлена в его правление в некоторых дачах и рощах Херсонской губернии. На основании «Положения...» постоянная лесная стража укомплектовывалась из семейных казенных крестьян или отставных военных чинов, посе­ ляемых вблизи казенных лесных дач, вне деревень (первые кордоны). На каждый участок лесной стражи полагались: хозяин, служащий пеший стрелок, его помощник, запасные стрелки, неспособ­ ные и малолетки. Охрана леса возлагалась на служащих стрелков и их помощников и только в случае необходимости на запасных стрелков, хозяев и малолеток. Срок службы лесной стражи был 20 лет, при этом она освобождалась от платежа государственных податей, земских и рекрутских повинно­ стей и от военного постоя. Все это способствовало созданию Корпуса лесничих (1839), закрепившего профессиональные требования к руководящим работникам и зависимость лесного хозяйства от лес­ ных наук и лесного образования (Писаренко А.И, Страхов В.В. Лесное хозяйство России: от пользо­ вания - к управлению. - М.: Юриспруденция, 2004).

Чтобы обойти лесоохранное законодательство, лесовладельцы довольно ловко использовали малейшие «щели» в этих актах. Так, недалеко от Феодосии есть заштатный городишко Старый Крым. Еще в 1882 года его местность «изо­ биловала лесом, редким по своей величественности». Вводя лесоохранный за­ кон, правительство дало жителям полуострова отсрочку на 3 года. Вот тут лесо­ владельцы и воспользовались этим как следует. К 1902 году от полученного леса под Старым Крымом не осталось и следа. А губернский комитет Новго­ родской губернии вообще большинством голосов счел нужным ходатайствовать об отмене этого закона, якобы стесняющего свободное лесное хозяйство.

Однако неверным было бы списать уничтожение лесов в Центральной Рос­ сии только на невежество народа и недобросовестность местных властей. Мно­ гое зависело от неразумных налогов. Ибо помещик, имевший лес, в казну пла­ тил налогов больше, нежели получал от него дохода. А землевладельцы севера России даже предложили, чтоб их поощряли за сведение лесов! Так, в протоко­ лах Херсонского губернского комитета записали: «Пока юг России охвачен был с севера, северо-востока, и юго-востока широким поясом лесов, леса эти служи­ ли естественной преградой все иссушающей силе ветра. По мнению специали­ стов и многих практиков-хозяев, неурожай на юге и, особенно в Новороссий­ ском крае, находится в тесной зависимости от непомерной эксплуатации лесов»5.

1884 году министру внутренних дел России И.Н. Дурново принадлежало в Черниговском уезде 900 десятин леса. Решив немножко нагреть руку, он по­ велел срубить и продать лес. Но вначале требовалось получить разрешение ле­ соохранительного комитета, ибо вырубка такой большой площади дала бы во­ лю сыпучим пескам. Но находчивый губернатор Анастасьев приказал местному ревизору дать заключение, что лес министра заражен шелкопрядом. И во имя спасения лесов соседних его нужно срочно вырубить. Затем требовалось оты­ скать покупателя. Губернатор послал телеграммы крупным лесопромышленни­ кам, но те не хотели рисковать. Только сахарозаводчик Эпштейн согласился дать 75 тысяч. Но господин министр желал 90 тысяч. Тогда губернатор вызвал общественного раввина и грозно предупредил, что если тот за неделю не собе­ рет недостающие 15 тысяч, то все еврейство Черниговской губернии горько о том пожалеет. Деньги были собраны, лес - срублен.


Лес сводился не только браконьерами, но и возникавшими новыми тради­ циями празднования. Широко бытует представление о том, что новогодние елки ввел Петр I. Есть свидетельства, что это было сделано намного позднее. Руб­ ленными елками и пихтами начали украшать зимой катки и ледяные горки, а с 1817 года, устроив в Николаевском дворце для своей супруги Александры Федоровны под Рождество «Германскую рождественскую елку», Николай Пав­ лович (будущий Николай I, а не Петр I, как это пишут) дал начало еще одной антиэкологической традиции2. Как и любое новшество в праздновании столь популярных праздников, ежегодная елка в каждом доме стала лишь вопросом 1 Подр. см.: Цветков М.А. Изменение лесистости Европейской части России с конца XVII по 1914 г. - М.: изд-во АН СССР, 1957, с. 52.

2 Когда появилась в России елка // Харьковские ведомости, 29 декабря 1913.

времени. И эта новая для Руси традиция пошла расходиться по империи. В Кие­ ве новогодняя елка впервые оказалась в 1878 г. В другие города она также при­ дет позднее, чем в столице и крупных городах.

Огромное количество леса шло на экспорт. В 1832-1837 годах Франция вывезла из российских балтийских портов столько корабельного леса, что обес­ печила свой флот н а 40 лет вперед. Помещик Андреевский.писал в 1834 году:

«Некоторые из немецких колонистов в Симферопольском уезде оставили часть отведенных им земель под поросль, охраняя от скота, и в 32 года возрастили дубовый лес. Наши владельцы при новом поселении не делают ничего к улуч­ шению хозяйства или пускаются в спекуляцию»1. Уже в 40-е годы XIX века ежегодные потери в лесах Российской империи от самовольных рубок и пожа­ ров исчислялись в 4 Млн. руб., в то время как ежегодный доход от всех государ­ ственных лесов едва достигал 0,5 млн. руб. Еще более заметно усиливается влияние хозяйственной деятельности чело­ века на природу. Это коснулось, в частности, земледелия в степной зоне, интен­ сивно разрабатывавшейся после успешного завершения войн с Турцией во вто­ рой половине XVIII века. Освоение земель (распашка целинных земель, выруб­ ка и так малочисленных лесов в этой зоне) скоро привело к водной и ветровой эрозии. В 1832 году началось формирование из свободных от податей сословий корпуса лесной стражи. Чтобы сосредоточить в единых руках управление всеми лесными делами, в 1837 году было организовано Управление лесами (совместно с Управлением государственных имуществ), которое в январе 1839 года было выделено в специальное лесное ведомство - корпус лесничих, организованных на тех же принципах, что и армия. Леса делились на лесничества, округа, лес­ ные участки, обходы с соответствующей организацией лесоохраны на местах.

Указы 1837 и 1839 годов принимали во внимание важность сохранения ле­ сов для будущего, необходимость употребления каждой породы точно по на­ значению. Чтобы сократить дефицит леса, рекомендовалось разводить его на местах с учетом породного состава, свойственного данному климату и почве.

Были составлены соответствующие правила о лесах, содержащие описание всех пород, способов их возделывания, определения спелости, возможности исполь­ зований, рекомендации по акклиматизации других видов деревьев. К лесоохра не подключались ведомства, которые ранее никогда не касались этой проблемы.

Так, благодаря министру финансов Е.Ф. Канкрину, впервые после Павла I, было усилено внимание правительства к состоянию лесного -хозяйства. Его мини­ стерство проводило ревизий лесных ресурсов, разрабатывало конкретные пред­ ложения по оптимальному использованию лесных богатств на благо государст­ венной казны.

Быстрое сокращение лесов с неизбежностью выдвинуло многочисленных энтузиастов идеи их сохранения. Интересны в этом отношении статьи одного из энтузиастов охраны лесов - В.Н. Каразина, предлагавшего учредить общество 1Бейпин И. Очерки по истории лесных обществ дореволюционной России. - М., 1962, с. 47.

2 Истомина Э.Г. Лесоохранительная политика России в XVIII - начале XX века // Отечественная история, 1995, № 4, с. 34-35.

j лесного хозяйства и брать пошлины с необлесенных земель, употребляя соб­ ранные деньги на лесные нужды. Он призывал «сеять леса» так же, как хлеб, ибо человек обязан улучшать природу: «Опустошение, чинимое рукою челове­ ка, одно причиняет зло и смешивает климаты. Но человек на то сотворен, чтобы сохранять равновесие сил стихий на земном шаре, чтобы украшать сие свое временное жилище, чтобы содержать в порядке и в должном друг другу соот­ ветствии бесчисленные роды растений и животных»1.

Побывав в 1836 и 1842 годах в Крыму, В.Н. Каразин отмечал резкое уменьшение за этот период лесов вокруг г. Ялты и выступил за комплексную эксплуатацию природных ресурсов Тавриды. Говоря о лесоводстве и лесоразве­ дении, он подчеркивал, что природа, служа человеку, требует сохранения гар­ монии всех своих элементов. Человек же, ища выгоду сегодня, не думает о зав­ трашнем дне, по своему невежеству и «незаботливости» разрушает эту гармо­ нию, не сохраняя даже того, что ему досталось от предыдущих поколений. Он приводил положительные примеры ведения хозяйства. По инициативе ряда зем­ левладельцев предпринимаются почвозащитные меры. Так, змиевский помещик И.Я. Данилевский на сыпучих песках вырастил 700 десятин соснового бора. По Донцу начальник поселений сдал в лесное ведомство 2700 десятин земли.

В 1843 году были посажены первые лесные полосы на территориях, прилегав­ ших к Царицыну.

Государство сохраняло неизменным собственный интерес к строгому ре­ жиму сохранения и разумного использования ставшего стратегическим ресур­ сом корабельного леса. В 1817 году в России вышел Устав о корабельных лесах, согласно которому намечалось учредить три округа: низовой, северный и за­ падный. Низовой округ был организован в том же году (с центром в Казани), несколько позднее - северный (в Архангельске), третий округ под названием Балтийского был учрежден только в 1828 г. (в Вытегре).

В 1828 году учреждается департамент корабельных лесов, подчиненный Морскому Министерству и просуществовавший до 1859 г. (заготовки корабель­ ного леса продолжались и в дальнейшем). Леса нашей Родины сослужили оте­ чественному флоту большую службу2.

Древесина была и главным энергоносителем, топливом. С 1860 по 1890 го­ дов площадь вырубок выросла в 4 раза и в начале XX в. достигла 1 млн га в год.

В Европейской части страны леса были к этому времени уничтожены на пло­ щади 70 млн га. В большинстве губерний лесистость упала в 2 и более раза. Од­ нако в таком традиционном для отечественной металлургии регионе, как Урал, даже через 300 лет после поселения Демидова и его железоделательной импе­ рии, Д.И. Менделеев, оценивая состояние уральских лесов, писал, что уже уральские железопромышленники осознали всю полезность лесов, «отчего и объясняется тот поражающий на первый взгляд и доныне неоповещаемый факт, что едешь по Уралу и везде, часто чуть ли не на каждом шагу, видишь леса хо­ леные, чистые, чередовые вырубки, дороги по ним, канавы, просеки на версты, 1 Подр. см. Мелехов К С. Очерк развития науки о лесе в России. - М, АН СССР, 1957. с. 21-63.

2 Мелехов К С. Очерк истории развития науки о лесе в России. - М.: АН СССР, 1957, с. 43.

порядок, точно в иное, не русское царство попал».1.

Казенные леса, приписанные к промыслам, заводам и фабрикам области хребта Уральского, находились в ведении министерства финансов. Местное управление ими было сосредоточено в горных управлениях. Леса, приписанные к казенным солевым промыслам, - это казенные леса, которыми заведовали со­ левые правления.

После реформы 1861 года резко поднялись темпы развития лесозаготови­ тельной промышленности, что повлекло за собой массовое истребление лесов на больших площадях.. Лесоразработки производились без каких-либо предва­ рительных расчетов природоохранного характера, без учета их воздействия на окружающую среду. Основным мотивом был экономический, стремление из­ влечения прибыли. Следствием такого подхода явилось обмеление Волги и ряда рек Центрального бассейна, существенное видоизменение ландшафта Европей­ ской части России. Изменение ландшафта привело к нарушению естественного природного баланса, что не замедлило негативно сказаться на Состоянии всего растительного и животного мира.

Временными правилами 1876 года ежегодный размер рубок был несколько ограничен, а уже в 1888 году вышло Постановление о сбережении лесов. Разра­ ботка и вступление в действие этих нормативных актов знаменуют начало пра­ вового регулирования природопользования В России.

В 1883 году выходит книга Н.П. Смаковского, который замечает: «Самое грустное явление в жизни человека как направление ума, это равнодушие его к жизни земли и то, что он все счастье своей жизни основал на деньгах;

но пора ему подумать и о том, что если земля начнет ему отказывать больше и еще больше, то какие деньги тогда ему дадут то, что нужно для жизни и к к шой науке он тогда прибегнет?». В 1888 году был принят Лесной устав, направленный на охрану лесных угодий. В нем впервые со времен Петра I было определено понятие о защитных лесах с особым режимом пользования, «безусловное сохранение которых ока­ зывается необходимым в видах государственной или общественной пользы».

Особо Выделялись поле-, берегозащитные и горные насаждения. Кроме того, специальным параграфом охранялись пригородные и припоселковые леса, а также парки.

В.Сибири под государственную охрану были взяты припоселковые кедров­ ники, всегда бережно оберегаемые коренным и русским населением, а также кедрачи— смешанные кедровые леса. Однако в частновладельческих лесах в Европейской части и на Урале продолжались никем не регулируемые вырубки (напом ним, что до 1917 года около 40% лесов в Европейской ч асти страны принадлеж ало ч астн ы м лицам, преимущ ественно пом ещ икам ). Наряду с этим историки отдают должное относительной эффективности охраны так на­ зываемых казенных лесов. Это сохранило значительную часть лесного фонда 1 Крылов В.Г. Лесные ресурсы и лесорастительное районирование Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск: Наука, 1969.

2 Смаковский Н.П. Влияние жизни земли на жизнь и природу человека. - СПб.: тип. А.Е. Ландау, 1883, с. 7.

России в хорошем состоянии. В упомянутом законе 1888 года четко определя­ лось понятие о защитных лесах с особым режимом пользования. В них запре­ щалась сплошная рубка растущего леса и выпас скота.

В 1889 году была разработана специальная инструкция для устройства за­ щитных лесов, а в 1901 году введен раздел «О лесах водоохранных», соблюде­ ние требований которого обеспечивалось за счет казны. Однако, считают со­ временные историки, несмотря на усилия многих прогрессивных русских уче ных-лесоводов, в стране не было создано единой государственной системы ле­ сопользования и охраны лесов. Это дело почти всецело находилось в ведении Лесного департамента, который при двойственности своих функций не мог по­ ставить дело по обследованию лесов и правильному, рациональному ведению лесного хозяйства должным образом.

До XVIII столетия морские воды Россией для рыб ства практически не использовались. Только новгородцы, Ры боохрана переселившиеся за несколько веков до имперской эпохи в истории России к берегам Белого моря, занимались ловлей трески и других рыб, в том числе и на Мурмане. Рыба эта мало доходила до Центральной России, хотя о рыболовстве на Севере было хорошо известно в Московской Руси уже в X IV -X V веках.

И все-таки основным источником рыбного богатства были внутренние во­ доемы. Как и в древней Руси, крупные, средник и малые реки, озера доставляли на стол нашим предкам великолепный набор превосходных рыбных ресурсов, от которых и современный россиянин не отказался бы. Одно перечисление на­ званий рыб заняло бы не менее страницы. И все это богатство было на собст­ венной территории государства. Имперская эпоха не привнесла в деятельность рыбных промыслов качественных перемен. Были в стране и особые центры та­ кого рода.

В XVII-XVIII веках одним из них было озеро Селигер - крупнейший (если не основной в те времена) центр рыбного промысла1. Помимо этого промысла, местные ремесленники снабжали своими изделиями и другие промысловые центры России и далеко за ее пределами. Осташковские сети и сетные орудия, дели, невода, оснастка к ним, лодки, кожаные рыбацкие сапоги «осташи», с длинными голенищами, кожаные рыбацкие фартуки и рукавицы, рыбацкие ножи не имели себе равных. Ими торговали в Новгороде, Пскове, Дерпте (Тар­ ту), Нарве, Ревеле (Таллин), на Волге и в Сибири, на Каспии и на Балтике, а также в Швеции, Норвегии, Англии, Канаде. Селигерская рыба продавалась на ярмарках в Осташкове, развозилась в Петербург, Москву, Тверь, Ржев, Зубцов, Старицу и другие города. Продавалась рыба во всяких видах: свежая и сушеная, соленая и мороженая. По преданиям, селигерского судака возили для царского и патриаршего стола. По просьбе шведского короля в 1724 года Петр I, высоко 1 В этой части автор использовал материалы краткого исторического очерка И.В. Мельникова «Рыболовный промысел в Заонежье» // Кижский вестник, № 5. Сб. статей / Отв. ред. Мельников И.В.-Петрозаводск, 1999.

ценивший искусство осташковских рыбаков, посылал их на королевскую служ­ бу в Швецию. Среди рыбаков, ездивших туда, известно имя некого Архипа За валихина, который привез из Стокгольма награду за рыбацкое искусство - пя­ типудовый медный колокол. Великий русский драматург А.Н. Островский, при­ нимавший участие в одной из первых экспедиций по изучению Волги и озера Селигер, будучи в 1856 г. в Осташкове, записывает в своем дневнике: «Здешние жители - первые рыбаки губернии и России».

Столь же крупным центром было и Онежское озеро. По данным профессо­ ра К.Ф. Кесслера, посетившего в 1865 году Онежский край, в водах озера оби­ тало до 43 видов рыб1, среди которых главными промысловыми видами были лосось, палия, сиг, ф орель,' щука, окунь, лещ, ряпушка, корюшка и другие.

Промышлять рыбакам здесь всегда было что - ведь недаром рыболовный про­ мысел, широко распространенный среди местных жителей в XIX - начале XX века, уходит в Заонежье Своими корнями в глубокую древность.

Многое для упорядочения лова рыбы сделал Петр I. В 1703 года приказал Астраханской рыбной кЪнторе не допускать убыли рыбы в Волге. 6 января 1704 года появился «Устав о рыбной ловле», регламентирующий рыбную лов­ лю во внутренних водоемах. Он запрещал самоловы-переметы, мешавшие ик­ рометанию большой и малой рыбы. В середине XVIII века власти занялись про­ блемами соблюдения в чистоте водных ресурсов рек. Желание властей очистить городские реки от загрязнений имело целью не только сохранить в чистоте ре­ ки, из которых население черпало воду, но и сохранить рыбные ресурсы.

Указы 1752 года регламентировали лов ряпушки в Неве и по берегу моря с августа по октябрь (до заморозков), в остальное время ее должны были вы­ пускать обратно. В 1771 году, в июле, представители властей заметили ряпушку в продаже, и сразу последовал высочайший указ сенату подтвердить прежние запреты. А в ноябре 1763 года было издано распоряжение выпускать в Неву всех маломерных стерлядей, которые привозились ко двору. Через неделю был отдан приказ ловить стерлядь не менее 10 вершков, остальную отпускать.

Однако изобилие нередко таит в себе опасность быстрого исчерпания бо­ гатства. Так было и с рыбными ресурсами. Почти ничем не ограниченный лов уже в начале XVIII века стал подавать и признаки скорого истощения рыбных запасов. Уже к концу правления Петра I, когда известный историкам радетель природы и разумного отношения к ее ресурсам Мелкий заводчик И. Т. Посош­ ков, написавший в 1724 г. «Книгу о скудности и богатстве», поднял вопросы охраны природы, и рыб в том числе2. «Ныне, - писал он, - многие жалуются на рыбу, глаголя: «плох де лов стал быть рыбе». А отьчего плох стал, того невыра зумеют;

ни от чего иного плох стал бить лов, токмо отътого, что молодую рыбу выловят, то не и с чего и болшой быть. Есть-ли и в скоте телят приесть моло­ дых, то ни быков, ни коров не будет, такожде и у курицы, аще цыплят всех по­ есть годы два-три, то и курицы вСе переведутся. И рыба ничем же от того раз пьствует, всегда болшая рыба выростает из малые и, аще малую выловят, то 1Кесслер К.Ф. Материалы к описанию Онежского озера и Обонежского края. - СПб., 1868.

2 Посошков П Т. Книга о скудности и богатстве. - М.: Госсоцэкиздат, 1937. 350 с.

болшой не отькуды взятца будет»1.

Чувствительное уменьшение рыбы в старинных центрах рыболовного про­ мысла привело к постепенному его перемещению на южные реки. А потом - на Каспии и Азове. В 50-х годах XIX столетия в России получали 4 млн. центнеров рыбы в год. 50 процентов давал Каспий и 16 - Азов. G XVI-XVII веков в стране появляются и первые попытки рыборазведения. Одним из первых об охране рыб, о важности принятия рыбных законов, о гибели рыбы в загрязненной воде, в том числе и в Украине, в 1817 году стал в Российской империи писать академик П.С. Паллас2. Утверждались и регио­ нальные рыболовные правила: на Дону (1835), в Черноморском казачьем войске (1842). Донскими правилами, к примеру, заповедным от рыбалки становилось тридцатисаженное пространство стрежня реки3 Дон в районе Войска Донского и 15-саженное в реке Северский Донец.

Но и этого оказалось недостаточно. Бурно росшее население империи по­ требляло все больше рыбы, что привело к дальнейшему смещению уже на мор­ ские просторы. Морское рыболовство России в Азовском море зародилось в конце XVIII столетия. Вылов рыбы в этом водоеме резко увеличился в 20-х годах следующего века. Одновременно увеличился лов рыбы в Балтийском мо­ ре. В 70-х годах XIX столетия начат лов рыбы в Каспийском море, но в реках, впадающих в этот водоем, рыболовство существовало с незапамятных времен.

В конце XIX столетия в Каспийском бассейне добывалось рыбы больше, чем в любом другом море России (300 тысяч тонн в 1900 году). Значительно позже начат коммерческий лов рыбы в Черном море. В потребительских же целях ры­ бу ловили местные жители всегда. Аральское море и моря Дальнего Востока были вовлечены в сферу рыболовства лишь в начале XX столетия. До Европей­ ской части Империи эта рыба практически не доходила.

Оценивая послепетровскую эпоху с точки зрения роста внимания к приро­ допользованию, охраны самой природы, примечательна статистика указов.

Петр Великий принял около 60 подобных актов, а после него, до начала нового столетия - уже более 140 законов. За этим - востребованность решений такого рода на самом высшем уровне. Принятые указы, со свойственной Петру I кон­ кретностью, будут регламентировать деятельность человека в тех или иных на­ правлениях природопользования.

Все актуальнее становилось вмешательство государства и в сохранение наиболее ценных видов рыбы от браконьерского лова. Здесь удалось провести некоторые меры. Так, в 1828 году было запрещено использование самоловов и 1 Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения. Сер. Литературные памятни­ ки. - СПб.: Наука, 2004 (Гл. 7 «О крестьянстве»). - 408 с.

2 Петер Симон (Пётр-Симон) Паллас (нем. Peter Simon Pallas;

174—1811) —знаменитый немецкий и российский учёный-энциклопедист, естествоиспытатель, географ и путешественник XVIII XIX веков. Прославился научными экспедициями по территории России во второй половине XVIII века. Внёс существенный вклад в мировую и российскую науку — биологию, географию, геологию, филологию и этнографию.

3 Стрежень - наиболее быстрая часть течения реки.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.