авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ' ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 6 ] --

других вредных снастей, распространенных в верховьях Волги, по Шексне и на Белом озере. Одновременно был увеличен размер разрешенной к вылову стер­ ляди. Правительство поощрило разработку в губерниях региональных правил рыболовства с учетом местных, особенностей водоемов и биологии рыб: по бас­ сейну Дона (1835 г.), Байкала (1837 г.), в черноморском казачьем войске ( г.). Этими правилами устанавливались запретные места лова (заказники), длина орудий лова, размер ячеи. Для обеспечения прохода рыб рыбаков обязывали оставлять фарватер реки свободным от снастей. Вводились ограничительные сроки морского рыболовства - запрещалось ловить на местах, где глубина менее 3 сажень, со дня вскрытия льда по 15 мая на всем протяжении устья рек (охрана рыб на икрометании). Постепенно специфика лесной и рыбной охраны начина­ ет входить в повседневную жизнь государства.

«Всероссийское рыбоистребление и является главнейшей причиной оску­ дения внутренних наших вод, - писал в 1913 г. харьковский зоолог Н. Шинга рев, - отсутствует общая идея закона об охране, как такового, которая объеди­ няла бы отдельные правила. Совершенно нет запрещения ловли рыбы во время ее нереста, не запрещена и ловля молоди»1. Уничтожение рыбы заставляло сво­ рачивать рыбные промыслы. В Минской губернии с 1904 по 1914 год они упали на 50 процентов. «Главной причиной уменьшения рыбного промысла было уменьшение рыбных богатств по причине интенсивной круглогодичной ловли, - считает современный белорусский исследователь народной рыбалки этнограф И. Браим. - Отсутствие законодательных мер, которые бы регулировали промы­ сел, давало возможность ловить рыбу без разбора и всякой величины, в любом количестве и разным, часто варварским способом»2.

Сильным фактором считалось также «умышленное отравление воды», амея ввиду использование извести, кукельвана, кислот и других веществ для «добы­ чи» рыбы браконьерами3. Один из очевидцев оставил яркие зарисовки об отрав­ лении в конце XIX в. кукельваном рыбы под Киевом: «с восходом солнца масса местных, и быть может, пришлых крестьян, направляется к Днепру и сыплет хлеб, сыр и кашу, разведенную кукельваном, в воду, и жадная проголодавшаяся за зиму рыба набрасывается на даровое угощение и скоро попадает в сачки этих не сеющих и не жнущих рыбаков. Масса рыбы, пришедшей в беспамятство от съеденной отравленной пищи, поднимается на поверхность воды... И вот на бе­ регу Киева, начиная с Оболони, и вплоть до мостов, можно было видеть, со времени вскрытия Днепра (около 8 марта), да и теперь видно, как плывет отрав­ ленная рыба, уже начинающая портиться»4.

На фоне растущего беспокойства за рыбные ресурсы в отдельных регионах и отсутствия сколько-нибудь эффективного законодательства в отдельных ре­ гионах империи складывались свои правила. Это коснулось, прежде всего, 1 Шингарев Н. К вопросу о хищническом истреблении рыбы и законодательной охраны рыбных богатств наших рек // Бюллетени ХОЛП, 1913, № 5, с. 11-20.

2 Брат I.M. Рыбалоуства у Беларуа. - Минск: Навука i тэхшка, 1976. - 134 с.

3 Там же.

4Домбровский Н. II Охотничья газета, 18 91, № 15, с. 226-227.

имевших значительные права автономных территорий. Финляндия - в декабре 1865 году, немногим позже - Польша, выработали свои правила рыболовства.

В других частях империи эту работу могли проводить две структуры: Мини­ стерство государственных имуществ (земледелия), а на казачьих землях - Глав­ ное управление казачьего войска. На морях (Черном, Азовском, Белом) за право лова не взимали налогов, а на Каспии, Аральском взимали.

Практически до конца имперской эпохи законы так и не были выработаны.

Они лишь были собраны в Устав сельского хозяйства в 1903-1912 годах. Но этот документ не являлся кодексом, а был чисто механическим сводом местных рыболовецких правил, зачастую противоречивших друг другу. Что же касается большинства губерний Европейской части России, то для внутренних водоемов вообще не существовало рыболовного законодательства. Собственно, и само браконьерство не было поставлено под запрет. Не запрещался лов рыбы во вре­ мя икрометания, применение кукельвана и других ядов, загрязнение рек и озер выбросами промышленности и бытовыми стоками, вымачивание льна и коноп­ ли в водоемах, промысел мелкой неполовозрелой рыбы. Так, утвержденные в 1911 году в Черниговской губернии «Обязательные постановления по рыбо­ ловству» не запрещали загрязнения вод промышленными отходами, но охраня­ ли рыбу в период нереста - с 1 апреля по 31 мая1.

Киевский ихтиолог И. Фалеев, анализируя уменьшения рыбы в Днепре, пи­ сал в 1895 году, что главными причинами являются: развитие пароходства;

уничтожение по лугам и берегам растительности вообще и лозы в частности;

очистка русла Днепра от корчей;

придуха;

поздняя и холодная весна;

лов рыбы промышленниками во время ее нереста;

отравление рыбы кукельваном;

посте­ пенное уменьшение ячеек снастей, употребляемых промышленниками;

сбор икры весною;

уничтожение рыбы во время ее нереста стрельбою из ружей и остями (острогами)2. Кое-что для охраны рыб пытались сделать общественные организации.

Хортицкое общество охранителей природы обратилось в 1912 году к мест­ ным жителям не ловить в период нереста - с 15 марта по 15 мая рыбу. В июле 1881 года в Санкт-Петербурге организовывается Российское общество рыбо­ ловства и рыбоводства, открывшего вскоре свои филиалы в Киеве (в 1893 году), Прибалтике и других регионах. С 1886 года оно начинает выпускать интерес­ нейший журнал «Вестник рыбопромышленности», с 1889 года - организовы­ вать Всероссийские съезды рыбопромышленников. Общество разработало и опубликовало в 1884 году проект Общих правил рыболовства в России, со­ стоящий из 58 статей. Он не только вобрал в себя все лучшее из различных ме­ стных правил, зарубежного природоохранного законодательства, но и предло­ жения Бэра, Данилевского, Гримма, других российских ихтиологов.

Все водоемы страны делились на девять округов, во главе каждого назна­ чался государственный рыбинспектор. Кроме охраны, он также обязан зани­ 1 Обязательные постановления по рыболовству в Черниговской губернии // Бюллетени ХОЛП, 1916, № 3 -4, с. 100-101.

2 Фалеев И. Днепровское рыболовство // Вестник рыбопромышленности, 1895, № 4, с. 185-201.

маться статистикой лова, мерами по увеличению численности рыб и развитию рыболовства. Помощь в контроле за промыслом.ему должны оказывать мест­ ные власти, полиция и общественность. Устанавливался запрет на рЫбалку во время нереста, запрещался сбор икры, глушение и отравление рыбы как ядами, известью, так и промышленными и бытовыми отходами. Если какой-либо вид сокращался, на его лов вводился трехлетний запрет:

Особый раздел в семь статей регламентировал создание заповедных мест.

И по сей день они обходят нашу отечественную рыбоохранную практику. По­ этому приведем их почти полностью: «Места, которые по исследованию сведу­ щих людей окажутся особенно благоприятными для размножения ценных по­ род рыб, могут быть, по усмотрению правительственных учреждений или хода­ тайству земства, признаны заповедными местами и изъяты из рыболовства.

Признание какой-либо местности заповедной утверждается Министерством Го­ сударственных Имуществ. Заповедные места обозначаются межевыми знаками.

На заповедных местах воспрещается Всякого рода расчистка от камней, песка и ила, равно кошение камыша и травы и тому подобные действия, мешающие не­ ресту и развитию господствующей в том месте ценной породы рыбы. На запо­ ведных местах воспрещается всякого рода лов рыбы, за исключением случаев, когда это будет признано нужным для пользы самого рыболовства или для об­ щественных целей и с утверждения Министерства Государственных Имуществ.

В заповедные места выбираются части вод, находящиеся во владении казны или общественных учреждений. Если же для поддержания рыбного богатства края будет признано необходимым устроить заповедные места в водах, принадле­ жащих частным лицам, то они изымаются из их владений на общих началах от­ чуждения»1. Эти правила, позже переработанные в Проект Общего устава ры­ боловства, были внесены в Государственную. Думу I созыва, обсуждались це­ лых пять лет, но так и не стали законом.

Проект оказался очень прогрессивным для своего времени. И в этом, на­ верное, главная причина провала - только одних попыток утверждения пред­ принято около пятидесяти (!). Правила сильно, ущемляли интересы рыбопро­ мышленников, заводчиков, местных бюрократов и в результате остались лишь проектом, я бы сказал - выдающимся памятником русского рыболовного зако­ нодательства, принадлежащего к тому культурному наследию, от которого мы не должны отказываться, а наоборот, использовать в усовершенствовании современного рыбоохранного законодательства..

В последнем десятилетии XIX века - начале XX вопрос охраны рыб волно­ вал уже не только специальные издания («Вестник рыбопромышленности», «Рыбное дело», «Природу и охоту», «Охотничью газету», «Народное хозяйство», «Рыбопромышленную жизнь», «Бюллетени ХОЛП»), но и популярные газеты («Русские ведомости», «Московские ведомости», «Биржевые ведомости», «Киев­ ское слово», харьковскую «Новое время»). Со статьями выступали зоологи О.А. Гримм, И Д. Кузнецов, К. Сапегин, Г.Л. Гадд, Н. Шингарев, Н.А. Бородин, И.Н. Фалеев. Вопросы охраны рыб неоднократно поднимались на съездах рыбо­ 1Вешняков В.И. Рыболовство и законодательство. - СПб., 1894. - 780 с.

промышленников России (всего их было три) и различных акклиматизационных съездах. Исчезающие рыбы (вырезуб, стерлядь, лосось) демонстрировались на вто­ рой в Российской империи выставке охраны природы в марте 1914 года в Киеве.

Харьковский ихтиолог Г.Л. Гадд в статье «Об охране рыбного населения наших водоемов» писал в 1916 году, что главными причинами, влияющими на рыбные запасы являются: обмеление водоемов;

гибель рыбной молоди в пере­ сыхающих старицах;

хищные животные;

мельничьи плотины;

судоходство;

расчистка русел рек;

распашка берегов;

сплав леса;

сброс загрязненных вод с сахарных заводов и красильных фабрик;

браконьерство. Гадд предлагал не только охранять все рыбные богатства вообще, но и спасать отдельные редкие виды рыб. Главными мерами по увеличению рыбных запасов он считал улуч­ шение рыбоохранного законодательства, охрану нерестилищ, создание рыбных заказников и искусственное рыборазведение1.

В 1908 году в Москве на секции ихтиологии Всероссийского Юбилейного акклиматизационного съезда ученый В.А. Дроздов докладывал о санитарной технике в охране рек от загрязнения фабричными сточными водами, Б.К. Гинд це - о проекте общего рыболовного закона, внесенного в Государственную Думу.

В 1910 году состоялся III Всероссийский съезд рыбопромышленников, на который съехалось 380 делегатов. Приняты пожелания: «Съезд признает необ­ ходимость издания общего для всей империи закона о рыболовстве для охраны и рациональной постановки рыбного промысла в интересах государства. (...) Желательно, чтобы гидротехническая работа в рыболовных водах делалась не иначе, как по обсуждении плана работ в особом местном постоянном совеща­ нии, с участием заинтересованных лиц. (...) Желательно обратить внимание Де­ партамента Земледелия на необходимость безотлагательного принятия мер к предупреждению случаев порчи устьев крупных рыболовных рек (Волга, Ку­ бань, Дон, Днепр и др.), а равно засолению Керченского пролива. (...) Во всех водовместилищах всего Каспийско-Волжского района, имеющих исключитель­ но важное значение для размножения рыбы и ее сохранения, необходимо, по исследовании их, установить запрет или сделать их заповедными. (...) Ходатай­ ствует о введении курсов ихтиологии, гидробиологии, рыбоводства и вообще рыбного дела в высших учебных заведениях общего характера и также в выс­ ших и средних сельскохозяйственных2.

В 1908 году в Низовьях Днепра был создан рыбный надзор из 8 человек при Херсонско-Бугском управлении хлеборобства и госимуществ.

Улов рыбы в Российской империи в 1916 году, по официальным данным составил: Каспийское море и Волга - 32,6 млн. пудов;

Азовское и Черное 3,1 млн, пудов;

Балтийское - 7,9;

Белое - 1,3;

тихоокеанские моря - 8,4;

турк­ менские воды - 2,1 ;

озера и малые реки азиатской части России - 8,0;

сибирские воды - 1,7 млн. пудов. Итого: 65,1 млн. пудов (20). Доход России от рыбы со­ ставлял тогда в 3 раза больше, чем Америки.

1Гадд Г. Об охране рыбного населения наших водоемов // Бюллетени ХОЛП, 1916, № 3-4, с. 43-54.

2 Вестник рыбопромышленности, 1910, № 6.

Рыбное хозяйство - существенная составная часть всего комплекса приро­ допользования, напрямую связанная с положением дел в использовании водных ресурсов. Россия издавна славилась рыбой, превосходные качества которой бы­ ли хорошо известны: не только за ее пределами, но и каждому россиянину. Еще в конце прошлого века А.П.Чехов, немало поездивший по стране, отметил:

«В каждом придорожном трактире непременно найдешь соленую белугу с хре­ ном. Сколько же в России солится белуги!» Огромные рыбные богатства долгое время казались неисчерпаемыми и меры по их защите, охране, явно запаздыва­ ли, все более не соответствуя иным реальностям. Чеховский любитель «ши лишпера» не только разорял рельсы, но и со все большим размахом браконье­ рил. Хищнический лов рыбы расцветает задолго до революций 1917 года. Так, в 1904 году Россия ввозила (!!) рыбы на 24,1 млн. руб., а вывозила на 6,9 млн.

руб., что было прямым результатом ее безудержного лова. 3 Во второй половине XIX века природоохранные идеи ста­ Г осударство ли внедряться в разных сферах природопользования. Особое против бра­ внимание впервые в таких масштабах было уделено сохране­ коньерства нию рыбного богатства. В июле 1881 года в С.-Петербурге ор­ ганизуется Российское общество рыбоводства и рыболовства, открывшее вскоре свои филиалы в Киеве, Прибалтике и других регионах. Обще­ ство разработало и опубликовало в 1884 году проект Общих правил рыболовства в России из 58 статей, часть которых позднее бьща учтена в других решениях правительства. Примечательно, что особый раздел регламентировал создание за­ поведных мест. «Места, которые по исследованию сведущих людей окажутся особенно благоприятными для размножения ценных пород рыб, могут быт », по усмотрению правительственных учреждений или ходатайству земства, признаны заповедными местами и изъяты из рыболовства. Признание какой-либо местно­ сти заповедною утверждается Министерством Государственных Имуществ».

Правительство все отчетливее начинает осознавать огромные возможности практически не затронутых природных ресурсов Дальнего Востока. По сведе­ ниям дореволюционных, авторов в начале XIX века рыбный промысел в этом районе страны находился в слабо развитом состоянии. Посетивший в 1892— 1893 годы журналист писал: «... ни в Камчатке, ни на Сахалине, ни в окрестно­ стях Владивостока никакого организованного рыбного промысла нет, а есть только несметные рыбные богатства, которые не эксплуатируются нами, или рас­ хищаются иностранцами - часто с разрешения, а больше без всякого дозволения со стороны Русского Правительства». Несмотря на сложности возникновения отечественной рыбной промышленности на Дальнем Востоке, здесь в XIX столе­ тии сформировались рыбопромышленные районы: Амурский, Охотско-Камчат ский и Юго-Западный, т.е. Приморский. В годы правления Александра III Россия впервые осуществляет меры по борьбе с браконьерством в морях этого региона.

Продукты моря: рыба, икра, мех морского зверя и «рыбий зуб» (клыки моржа), 1Ямпопьский М.Л. Охрана природы и школа. - Ростов-на-Дону, 1929, с. 5.

всегда были важной экспортной статьей Российской империи. Поэтому их защита начинает осуществляться всей мощью государственной машины.

Воды русского Дальнего Востока богаты морскими ресурсами. Издавна здесь промышляли рыбу, тюленей, котиков, моржей, каланов и кашалотов. Если промысел местного населения имел потребительский характер, то с приходом европейцев ситуация изменилась. Интенсивная добыча даже при примитивной технике превышала способность популяций к воспроизводству. Развитие тех­ ники (паровые суда, гарпунные ружья и пушки), постоянное увеличение спроса, доступность животных для массового промысла и возможность быстрой дос­ тавки продукции в любой порт мира, а также отсутствие научно-обоснованных, норм добычи привели к тому, что к середине XIX века запасы серых и гладких китов, тюленя и моржа были серьезно подорваны., Начиная с 1780 года, монопольное право легального промысла морского зверя в русских водах принадлежало «Русско-американской Компании», охот­ ники которой добыли 2,5 млн. котиков и 360 тыс. каланов.

Кроме интенсивного легального промысла русские природные богатства подвергались сильному прессу незаконного, иностранного. Конец XIX века был отмечен экспансией иностранных промышленников (преимущественно англий­ ских, американских и японских) на биологические ресурсы русского Дальнего Востока. Основными объектами браконьерского промысла стали северный мор­ ской котик и морская выдра калан. В меньшей степени добывались кашалоты и идущий на нерест лосось (японскими рыболовными судами). С одной стороны этот процесс стимулировался большим спросом на мех морского зверя в Европе и Китае;

рыбу, китовое мясо и жир - в Японии, с другой - истощением тради­ ционных промысловых районов. В поисках новых районов охотники все чаще вторгались в русские воды. После того как 1891 году США и Великобритания запретили бой морского зверя в восточной части Берингова моря, основной промысел сместился в заповедные, но практически неохраняемые русские воды.

С целью защиты своих экономических интересов Российская империя вве­ ла государственную монополию на добычу и экспорт продуктов морского про­ мысла. Легальный промысел велся согласно выданным Министерством Уделов, а впоследствии - Министерством Земледелия и Государственных имуществ, привилегиям. Контроль осуществлялся Департаментом Рыболовства, через тер­ риториальные управления охраны рыбных и зверобойных промыслов. Для осу­ ществления охранных функций управления в конце XIX - начале XX веков имели в своем составе вооруженные суда и наблюдательные пункты. Так, Волжско-Каспийское управление охраны имело в своем распоряжении парохо­ ды «Стража», «Крейсер», «Алексей Ермолов»;

Таврическое - «Академик Бэр».

Но если на Каспии и на Черном море браконьерство носило примитивный ха­ рактер и осуществлялось местными жителями, то на Севере и, особенно, на Дальнем Востоке русскими морякам пришлось столкнуться с хорошо оснащен­ ным, вооруженным и поэтому наглым расхищением национальных богатств. И русский флот справился с поставленной задачей.

Быстроходные браконьерские парусно-паровые китобойные и зверобойные шхуны (в отдельные годы до 200 судов), оснащенные гарпунными пушками и ружьями, незаконно били китов и морского зверя у берегов Сахалина, Камчат­ ки, Командорских островов, за бесценок скупали меха у туземцев, спаивали их.

Основной удар пришелся по дальневосточным популяциям северного морского котика и калана, которые были практически полностью уничтожены ко времени подписания Вашингтонской конвенции 1911 года. Хотя незаконная добыча зве­ ря в русских водах и приносила хорошую прибыль, наказание за браконьерство было суровым.

Продажа Аляски в 1867 году привела к бесконтрольному бою котиков. По­ этому привилегия на бой котиков в водах Командорских островов, островов Прибылова и Тюленьих на 20 лет было передано американской фирме «Гутчи сон, Кооль и Ко». Несмотря на принятые фирмой обязательства по охране зве­ ря, ею было добыто более 2 млн. голов. В 1891 году монопольное право легаль­ ного промысла морского зверя в русских водах было передано «Русскому Това­ риществу котиковых промыслов» (1891-1901), а затем «Камчатскому торгово промышленному обществу» (1901-1910), акционерами которых являлись даже члены Императорского Дома. Установленный для них «лимит» составил тыс. котиков и 2500 каланов в год. Но естественные популяции не могли вос­ полнять даже легальную убыль, поэтому браконьерство серьезно затрагивало экономические интересы высокопоставленных акционеров.

С 1874 года «наблюдения за соблюдением условий промысла» были пору­ чены русскому военному флоту, который весьма успешно справлялся с этой задачей. Тяжесть борьбы с иностранным браконьерством легла на крейсеры Балтийского флота («Крейсер», «Джигит» «Наездник» и др.) и паровые шхуны Сибирской флотилии («Алеут», «Ермак», «Тунгус»). Участвуя в охранных крейсерствах, они проводили активные исследования как на Дальнем Востоке, так и на Русском Севере.

Первые походы показали необходимость иметь в составе флота крейсер «особой постройки», для действий именно против промысловых судов. Плани­ ровалось, что в военное время такой крейсер мог действовать по их уничтоже­ нию в традиционных районах английского рыболовного промысла. Об ущербе, который он мог бы нанести, можно судить по такой цифре: во время рыболов­ ного сезона только на банках Ньюфауленда собиралось до 24 тысяч английских рыболовных судов. В мирное время в задачи этого корабля входила охрана рус­ ских берегов от браконьерства, чем и занялся уникальный корабль русского флота - крейсер 2-го ранга «Забияка». Существовавшая практика «Морского международного права» не в полной мере отвечала особенностям борьбы с бра­ коньерством, поскольку не предусматривала захват судов государств, не нахо­ дящихся в состоянии войны. Поэтому для русских крейсеров была разработана специальная инструкция о задержании и досмотре, включавшая право примене­ ния силы. И нередки были случаи, когда приходилось открывать огонь на по­ ражение, так как нарушитель не только не останавливался, но и начинал «паль­ бу из ружей».

В 1889 году Департамент Рыболовства создал новое Приморское управле­ ние охраны рыбных и зверобойных промыслов. В том же году было принято «Временное положение по организации забоя ценных зверей», разрешавшие бой котиков только на холостяцких лежбищах и запрещавший бой в море, во время миграций к русским берегам. Легальные промышленники были обложе­ ны дополнительным налогом, средства пошли на приобретение и содержание собственного охранного флота. Недостаток «казенных» охранных кораблей вы­ нуждал прибегать к «мобилизации» промысловых судов. Так, российская ком­ пания А.Е. Дыдымова, получившая лицензию на китовый промысел в русских водах Дальнего Востока и субсидию от правительства (60 тыс. руб.), взяла обя­ зательство по охране и исследованию промысла в русских водах. Впрочем, эти случаи малочисленны.

За короткий срок русские корабли задержали несколько браконьерских шхун. В соответствии с «Общими правилами рыболовства» (1884), в случае за­ держания судно, орудия добычи и сама добыча подлежали конфискации, а ко­ манду ждали каторжные работы (от 5 лет до вечной) (Вешняков, 1894). А так как обе стороны конфликта были вооружены, то дело доходило до серьезных столкновений. Сложилось своего рода разделение труда в охране морских бо­ гатств: корабли военного флота охраняли котиков на путях миграций, а охран­ ные шхуны, высадив на лежбищах вооруженных смотрителей, патрулировали прибрежные воды, где вероятность встречи с браконьерскими судами была ве­ лика. После поражения в русско-японской войне корабли военного флота были заменены крейсерами пограничной стражи «Лейтенант Дыдымов» и «Командор Беринг».

Учреждение наблюдательных партий в местах размножения (например, на о. Тюлений) и патрулирование русских берегов привело к изменению тактики браконьерского боя и даже изменило судостроение. Если раньше преобладал береговой промысел на лежбищах, когда тайно высадившиеся группы охотни­ ков забивали животных дубинами и тут же разделывали их. Теперь зверобой­ ные суда перехватывали животных в море во время сезонных миграций. М ор­ ской промысел котика хорошо описан Дж. Лондоном в романе «Морской Волк». Кстати, «белый русский крейсер» был единственным кошмаром в жизни Волка Ларсена, что еще раз говорит об эффективности борьбы с браконьерами.

Российская система охраны природных богатств на Дальнем Востоке доказала уже в те времена свою эффективность (конечно, при наличии желания).

Я Э Серьезное влияние на развитие лова рыбы в этом огром­ Ры бны е про­ ном регионе оказывала Япония. Первым районом такого м ы сл ы Д а л ь­ проникновения оказались воды Сахалина, что было связано с него востока географическим положением острова, близостью к Японии.

Японские рыбаки промышляли здесь сельдь, перерабатывали ее на тук для рисовых полей в качестве удобрения, что давало доход до 300 тыс.

руб. Ежегодно отправлялась также в Японию рыбопродукция из лососевых по род рыб и трески в соленом виде на 60-70 тыс. руб1. Японское правительство, используя малочисленность на Дальнем Востоке военных сил России (в основ­ ных постах на Сахалине было всего до 50 русских солдат), стремилось активнее использовать морские прибрежные богатства острова, особенно после 26 января (7 февраля) 1855 года, когда по Симодскому трактату Сахалин был признан не­ разделенным владением между Россией и Японией, что давало основание Япо­ нии продолжать развивать свое рыболовство в сахалинских водах.

В 1875 году в Петербурге был заключен новый договор между Россией и Японией, которая, пользуясь слабостью царской империи на берегах Тихого океана, ошибками русской дипломатии, дрбилась передачи ей Курильских ост­ ровов за отказ от совершенно необоснованных претензий на Ю жный Сахалин, который «...весь вполне будет принадлежать Российской империи». На основа­ нии нового договора Япония имела право в течение 10 лет беспрепятственно заниматься рыбными промыслами, судоходством и торговлей не только на Са­ халине, но и по всему побережью Охотского моря и Камчатки. К 1885 году, пользуясь бездеятельностью русских властей, японские промышленники суме­ ли ввести в свою практику полную бесконтрольность своих действий и беспо­ шлинную ловлю рыбы: платили в казну только за лес, который шел для вытап­ ливания из рыбы жира, и за занятую под сараи землю.

1880-е годы XIX века характерны началом экономического внедрения япон­ ской рыбопромышленности в рыболовство на Дальнем Востоке. Начиная с побе­ режья Южного Сахалина, произошло дальнейшее проникновение японского предпринимателя в пределы русских территориальных вод: сначала по материко­ вому берегу Татарского пролива, затем по низовью Амура и далее - по охотско камчатскому побережью. Это движение японских рыбопромышленников, гапо ловину легальное, продолжалось до заключения русско-японской рыболозной конвенции 1907 года Ф.М. Августович, посетивший Сахалин в 1880 году, писал в своих заметках, что лов рыбы здесь для японца-рыболова- одна из доходных ста­ тей. «Об этом источнике сахалинского богатства, конечно, давно известно япон­ цам, - пишет он, - поэтому они извлекают громадную пользу из рыболовства, про­ водимого ими ежегодно в заливах Тро (Ный) и Тарайке (Терпение), вывозят оттуда сотни тысяч пудов самой лучшей рыбы... На рыбную ловлю в сказанных местно­ стях, не говоря уже о подобных местностях в южной части Сахалина, японцы при­ ходят всякий год... распоряжаясь на чужом острове, как на собственном, своем, не спрашивая дозволения на ловлю рыбы от местной администрации острова»2.

Такое же подтверждение мы находим в Сахалинском календаре на 1896 год:

«До 90-х годов единственными эксплуататорами рыбных богатств Сахалина были японцы, вывозившие и вывозящие поныне сотни тысяч пудов рыбных продуктов в виде удобрительного тука из сельди и горбуши, соленой кеты.

Промыслом этим занимаются ежегодно десятки японских шхун с экипажем до 300 человек японцев»3.

1Подр. см.: История рыбной промышленности Российского Дальнего Востока (50-е годы XVII в.

- 20-е годы XX в.). - Владивосток, 1994.

2Августович Ф.М. Заметки об острове Сахалине. - СПб., 1880, с. 25-26.

3 Сахалинский календарь на 1896 г. - Александровск-на-Сахалине, 1895.

О том что японские рыбопромьппленники были более активными в добыче рыбы, чем русские, говорят следующие цифры: в 1894 году русские промышлен­ ники добыли 29215 пудов рыбы, а японские - 364003 пуда, т. е. почти в 12,5 раза русские добывали рыбы меньше^ чем японцы1. В 1897 году количество пойманной рыбы в низовьях Амура составило 500 О О пудов (8000 т), в 1898 - 630 000. На О Южном Сахалине вылов русских рыбопромышленников в 1890-1900 годах под­ нялся со 170 тысяч пудов до 640 тысяч. На Камчатке - с 2 тысяч пудов в 1896 году до 450 тысяч в 1900 году. Но вся эта рыба целиком и полностью (составляя 20- % общего российско-японского вылова в этих регионах) уходила в Японию.

Интерес рыбопромышленников страны Восходящего солнца вскоре пере­ местился на Камчатку. В основном рыбные запасы вод побережья Камчатки осваивались японскими рыбопромышленниками первоначально с помощью «скупа», т.е. покупок излишков рыбы у местного населения. Такая система - на продажу - стала практиковаться с 1898 года, когда жители Усть-Камчатска впер­ вые стали продавать японскому промышленнику па переработку пойманную ры­ бу. А.Т. Мандрик, осветивший эти проблемы в одной из своих фундаментальных работ, сделал основной вывод: «Все это отрицательно сказалось на развитии рос­ сийского рыбного хозяйства, так как отечественные рыбопромьппленники стали больше зависеть от японского рынка, снабжения, кредита, рабочей силы»2.

Российское правительство пыталось ограничить проникновение иностран­ цев в русские территориальные воды для ведения рыбного промысла. 29 ноября 1901 года оно издает «Временные правила для производства морского рыбного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства»;

где отмечалось: «Право на производство рыбного промысла в территориальных водах Приамурского края предоставляется лишь русским подданным, с обязательством содержать как для лова рыбы, так и для приготовления рыб­ ных продуктов рабочих исключительно из русских подданных». Иностранным промышленникам на основе «Правил...» запрещалось заниматься рыболовством по русскому побережью, за исключением южной части Сахалина, где вести промысел разрешалось и русским, и иностранным предпринимателям, которым «...дозволяется содержать для сего русских или иностранных, но только на тех рыбных участках,., в которых не поставлено особых условий». Новые правила допускали сдачу иностранцам в пределах Южного Сахалина сельдяных рыбо­ ловных участков в краткосрочную аренду и только с торгов. В случае наруше­ ния правил лова иностранцы от промысла отстранялись.

12 июня 1902 года Высочайше утвержден закон, карающий хищников аре­ стом до 3 месяцев с конфискацией орудий лова и продуктов рыбного промысла, с судами, инвентарем и грузом. В 1903 году военное судно «Манчжур» провело такую операцию. Конфисковано 11 японских шхун. Для крейсерования вдоль наших берегов необходимо было специальное патрульное судно с высокими мореходными качествами.

1Сенченко НА. Очерки истории Сахалина. - Южно-Сахалинск, 1957, с. 28.

2Мандрик А.Т. Ук. соч.

Весной 1903 года состоялось Высочайшее повеление об отпуске средств на приобретение двух крейсеров для охраны морских промыслов Приамурского края. Крейсеры заказаны Министерством земледелия и Государственных иму­ ществ. В 1907 году на Дальний Восток прибыли два крейсера «Лейтенант Ды дымов» и «Командор Беринг»1.

А потом, как известно, грянула война 1904-1905 годов между Японией и Россией. Война 1904-1905 годов отрицательно отразилась на деятельности рыб­ ной промышленности Дальнего Востока России. Многие рыбопромысловые хозяйства были разорены, нарушены торговые связи с азиатским рынком, утра­ чена возможность вывоза рыбопродукции с Камчатки и Сахалина. Это была и первая в мире рыбная война, одной из целей которой было отторжение от Рос­ сии богатейших рыбопромысловых районов. И частично это удалось: по Порт­ смутскому мирному договору к Японии отходил Ю жный Сахалин, и Россия подписала кабальные для себя условия российско-японской рыболовной кон­ цессии, по которой японские рыбаки имели право на добычу и бесплатный вы­ воз рыбы, добытой на шельфе дальневосточных морей. Поэтому русских рыбо­ промышленников ожидала просто кошмарная конкуренция с японцами, если бы не КВЖД - Китайско-Восточная железная дорога. Именно она спасла дальнево­ сточную рыбную промышленность.

При возобновлении дипломатических переговоров с Японией ближайшей задачей русской дипломатии было не только восстановление нормальных отно­ шений между государствами, но и ликвидация тех обязательств, которые были оп­ ределены Портсмутским мирным договором. Летом 1906 года русское и японское правительства, согласно XI и XII статьям Портсмутского договора, приступ] иш к переговорам по заключению трактата о торговле, мореплаванию и рыбной ко геен ции, который и был подписан в Петербурге в июле 1907 года сроком на 12 лет.

На основании заключенной конвенции царское правительство обязалось ставить на публичные торги рыболовные участки сроком аренды на год, три и пять лет, к которым японские промышленники допускались на одинаковых ус­ ловиях с русскими. Торги должны проходить во Владивостоке каждый год пе­ ред началом рыболовного сезона.

Для России рыболовная конвенция 1907 года была экономической платой за военное поражение. Сразу же после ее заключения японское правительство принялось усиленно эксплуатировать рыбные богатства по побережью Дальне­ го Востока. Поддерживаемые правительством рыболовные компании и фирмы стали направлять в русские воды большое количество пароходов и шхун, зани­ мались нелегальным ловом рыбы, несмотря на то что им предоставлялось ле­ гальное право - через аренду - вести промысел.

«Портсмутский мирный договор и русско-японская рыболовная конвенция 1907 года, - делает вывод А.Т. Мандрик, - открыли перед японскими рыбопро­ мышленниками большие возможности для эксплуатации морских богатств 1 Подр. см.: Шолохова Е.Н. Съезды сведущих людей» и проблемы рыбной промышленности на Дальнем Востоке // Рыбак Приморья, 2007, № 48.

в русских территориальных водах, производства рыбных и крабовых консервов.

Близость японских промышленных центров к русскому побережью способство­ вала вкладыванию значительных средств в добычу и обработку рыбы и море­ продуктов, приносила большую прибыль и в достаточно короткий срок».

В XIX веке делались попытки расширить лов рыбы и на Севере Европейской части империи. В этом крае промыслы Л ов сохраняли кустарный характер, практиковавшийся веками.

на севере Поморы вели добычу рыбы с помощью беспалубных не­ им перии больших кораблей, не отходя от берега в большинстве случа­ ев более чем на 50 км. В течение нескольких столетий на Мурмане существовал развитый промысел трески и ряда других рыб, базиро­ вавшийся на десятках береговых поселений-становищ. Часть ловцов постоянно жила на Мурмане, но большинство ежегодно перемещалось сюда с побережья Белого моря. Промысел осуществлялся с небольших беспалубных судов на уда­ лении не более 50 км от берега. Его успех зависел от массовости подходов ры­ бы в прибрежную зону. Если подходы были слабыми, то рыбаки-поморы терпе­ ли большую нужду. Кроме того, немало трагедий разыгрывалось из-за гибели судов в водах сурового моря. Особенно велика была катастрофа, случившаяся в 1894 году. Тогда вместе с людьми погибло 25 поморских судов. Эта трагедия вызвала широкий резонанс в России. Был организован специальный Комитет для помощи поморам Российского Севера, который возглавил Великий князь Александр Михайлович. Были собраны значительные средства, в том числе от членов царской фамилии. Помимо выплаты пенсий вдовам и детям погибших, организации страхования, Комитет принял решение провести специальные ис­ следования на Мурмане с целью изучения рыбных запасов, условий и причин их перемещений в море.

Для руководства экспедицией был приглашен Н.М. Книпович, зоолог и их­ тиолог, получивший к тому времени известность исследованиями на Белом и Баренцевом морях. Для экспедиции был заказан специальный пароход, кото­ рый, в отличие от обычных судов для научных исследований, имел траловую лебедку. Пароход получил имя «Андрей Первозванный» и стал первым в мире, специально построенным судном для научно-промысловых исследований.

! Понимание важности заповедной охраны природы в Заповедны е России имеет глубокие исторические корни. Вокруг сибир­ идеи. ских сел кедровые леса (а в Центральной России заросли ле­ П ервы е ш аги щины) издавна охранялись особыми приговорами крестьян от порубок. Кедровые шишки и орехи составляли достояние всего общества, и сбор их проходил в строго назначенное решением общества время. Позднее это распространилось и на другие виды природных ресурсов:

охоту на соболя, рыболовство. В XVIII веке в различных странах крупные зем­ левладельцы создавали охотничьи заказники и заповедники. Но они уже охра­ няли не только, а зачастую и не столько местную фауну, сколько животных, завезенных для удовлетворения охотничьих страстей хозяев. Такого типа круп­ ные охотничьи парки появились и в России, например, шереметьевский звери­ нец в Кусково. При Петре I для сохранения на будущее неприкосновенного за­ паса Строительной древесины отводились специальные «бережные рощи».

Маховик экологических проблем России раскручивался медленно и доста­ точно долго. Этому в немалой степени способствовали обширные российские пространства, сравнительно небольшая численность населения. Быстрое разви­ тие промышленности также началось позднее, чем в других развитых странах, но не менее агрессивно по отношению к природе. Кстати, именно с развитием промышленности в стране Д.Н.Анучин связывал появление понятия «памятни­ ки природы».1 По мере же расширения масштабов эксплуатации природных ре­ сурсов изменялись и подходы в оценке проблем. В России принципы и нормы этики традиционно были антропоцентричны. Они распространялись только на прямые действия человека по отношению к другому человеку. Но состояние природы в целом и не зависело никак от характера и масштабов человеческой деятельности. Изменение среды обитания имело локальный характер и расце­ нивалось прагматически. В XX веке, однако, разрастание кризисных экологиче­ ских тенденций уже не позволило считать природу только средством для дос­ тижения целей человека, каковы бы они ни были.

Однако решение вопроса вовсе не ограничивалось лишь теоретическими спо­ рами. В 1905 году Московское общество естествоиспытателей природы приняло решение о необходимости создания памятников природы в стране. При этом учи­ тывался опыт других стран, например, США, где к этому времени уже были созда­ ны национальные парки: «Yosemite Yelley», «Yellowstone», «Sequoia National bark», «Crater Lake», «Casa-Grande Ruin» и другие. Несколько позднее, на юбилейном Акклиматизационном съезде в Москве проф. Г.А. Кожевников развил программу о проведении в жизнь мер по охране памятников природы в докладе «О необходимо­ сти устройства заповедных участков для охраны русской природа»2. Представле­ ния о задачах и принципах создания таких участков, изложенные в докладе, резко отличались от принятых в международной природоохранной практике. В это время в России существовало несколько частных заповедников (в их числе - знаменитая Аскания-Нова), охранялись также участки царских охот и лесные дачи.

В начале XX века в России существовали одновременно две различные точки зрения на заповедники. Один подход, известный с древнейших времен, заключался в выделении территорий для сохранения в первую очередь промы­ словых животных как основы для дальнейшего их использования. Вторая точка зрения, о которой в основном и будет идти речь дальше, опиралась на представ­ ления об исключительной научной значимости заповедных участков. Именно вторая точка зрения и доминировала в новое время. Так, на состоявшемся в 1Анучин Д.Н. Охрана памятников природы. - М.: И.Н. Кушнеров и К0, 1914, с. 2.

2Кожевников Г.А. О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской при­ роды: Докл. юбилейному Акклиматизац. Съезду 1908 г. в Москве // Труды Всероссийского юбилейного акклиматизационного съезда. Вып. 1. М., 1909, с. 18-30. (совр., переизд.: Т. 1. L:

ЦНИЛ Главохоты, 1992, с. 135-146).

1908 году 1-ом Балтийском историческом съезде в Риге было посвящено особое заседание вопросу сохранения памятников природы и культуры, для чего были избраны особые комиссии для выработки предложений по осуществлению охра­ ны памятников в крае. Наконец Il-й Всероссийский охотничий съезд в ноябре 1909 года признал необходимость принятия мер по охране памятников природы в России1. Таким образом, с начала XX века общественность страны обратила са­ мое серьезное внимание практической организации охраны природы в России.

Академик И.П. Бородин - одним из первых русских ученых, выступивших за создание специального органа, ведающего охраной природы. Первоначально он предложил создать при Императорском Русском Географическом обществе в Санкт-Петербурге «центральный природоохранительный комитет» с участием в нем представителей разных ведомств, особенно Главного Управления Землеуст­ ройства и Земледелия, Главного управления Уделов, Императорской Академии наук, Императорского Вольного экономического общества, императорского Санкт Петербургского Общества естествоиспытателей и Лесного общества. «В идеале, писал И.П. Бородин, - конечно, представлялось бы желательным образование при­ родоохранительных комитетов в каждой из наших губерний под (хотя бы почет­ ным) председательством самого начальника губернии».2 При его активном участии в 1912 году была создана Постоянная природоохранительная комиссия в рамках Русского Географического общества (председатель - статс-секретарь А.С. Ермолов (бывший министр земледелия и государственных имуществ), заместитель предсе­ дателя - академик И.П. Бородин, секретарь - В.А. Дубенский).

Именно в эти годы последовательно развивается заповедное дело, основы которого зародились задолго до этого. История создания первых заповедников в России своими корнями уходит в глубокую древность, ко временам Киевской Руси. Чаще всего они представляли собой особые охотничьи угодья (княжеские, ханские, царские, императорские) со строгим охранным режимом, позволявшим сохранить редкие животные и растения. Так, царь Алексей Михайлович, будучи страстным охотником, проявлял заботу о сбережении дичи. Ради сохранения гнездовий ловчих кречетов (соколов) он приказал острова, цепочкой тянувшие­ ся вдоль восточной части Мурманского побережья, считать «государевой запо­ ведью». Островов было семь, отсюда и пошло название этого заповедного уро­ чища, сохранившего свой статут заповедника (Семь островов) до наших дней.

Помимо этого несколько заказников для царской охоты особо охранялись под М осквой - Лосиный остров, Измайлово и др. В этот период было принято указов об охоте, в которых говорилось о запретных охотничьих зонах, о сроках охоты, об исключительном праве царской охоты на некоторых зверей и птиц, о наказаниях за нарушение этих правил и т.д.

Со временем менялся «охотничий» профиль подобных заповедных зон, сыгравший, впрочем, огромную роль в сохранении живой природы. Так, в 1 В охране уже в те годы нуждался и пушной зверь. В начале XX в. пушнины добывалось почти на 30% меньше, чем в середине XIX в. (см.: Животные страсти // Коммерсантъ (приложение «Деньги», № 21(476) от 31.05.2004).

2 См. Бородин И.П. Охрана памятников природы. - Юрьев: тип. К. Маттисена, 1910, с. 18-19.

1882 году великий князь Сергей Михайлович Романов арендовал у Кубанской рады 522 тыс. га для охотничьего заказника. В 1906 году рада Кубанского вой­ ска постановила разделить арендуемый для княжеской охоты район между станицами;

срок аренды продлен только до 1909 года. Понимая, что с ликвида­ цией заказника начнется поголовное истребление обитающих здесь животных, Академия наук подняла вопрос о необходимости создания Кавказского запо­ ведника. В целом этот вопрос был решен царским правительством положитель­ но. На основании этого комиссия Академии наук разработала Положение о за­ поведнике и наметила его границы. В Положении указывалось, что «Кавказский государственный заповедник учреждается в целях научных, для сохранения на вечные времена в первобытной неприкосновенности местной природы с ее представителями растительного и животного царства, особенно зубров». Вза­ мен надельных земель Кубанской раде были предложены казенные земли. Од­ нако казачья войсковая верхушка не согласилась на эти условия. Организация заповедника затормозилась.

В начале X X века Российская АН разработала Положение о заповеднике, в котором ясно говорилось, что заповедник «учреждается в целях научных, для сохранения на вечные времена в первобытной неприкосновенности местной природы с ее представителями растительного и животного царства, особенно зубров». Именно зубры и были главной ценностью заказника.1 Вторично вопрос был поднят в 1913 году. Природоохранительной комиссией Русского географи­ ческого общества. Предложенный проект предполагал отчуждение под запо­ ведник земель «Царской охоты», принадлежащих Кубанской раде. Однако Со­ вет Министров решил, что «охрана редких, зоологических пород не отв(чает понятию общегосударственной полезной меры, ради осуществления которой можно поступиться неприкосновенным вообще правом частной собственно­ сти». Следующая попытка организовать на Кавказе заповедник относится к 1916 году, когда был извлечен из архивов старый проект Академии наук, но и она не увенчалась успехом2.

Будучи в 1913 году на международном съезде по охране природы в Берне, представитель России мог упомянуть о первых, хотя и немногочисленных, за­ поведниках России, созданных в 1889 году крупным помещиком и любителем природы Ф.Э. Фальц-Фейном Аскания-Нова (в котором паслись зубры, зебры, олени, лошади Пржевальского, кенгуру, страусы и т.д.), в 1910 году о. Мориц гольм на Балтике, Деркульский степной, Беловежская пуща в Западной Бело­ руссии, которая, по мнению И.П. Бородина «в природоохранительном смысле вообще представляет нечто весьма крупное». Пример Ф.Э. Фальц-Фейна ока­ зался не единственным. В Бугурусланском уезде Самарской губернии бывший член Государственного Совета Карамзин заповедал 600 десятин девственной степи.3 Кроме того, заповедный статус получил лес близ Диканьки Полтавской губернии в имении князя Кочубея;

участок целинной степени в имении графини 1Подр. см.: Шутов М. Убийство на горе Алоус // Свет, 1991, № 6, с. 6-9.

2 См.: http://oopt.info/kavkaz/comm.html 3Бородин И.П. Охрана памятников природы, с. 15-16.

Паниной в Валуйском уезде;

зверинец Пилявин, основанный графом Иосифом Потоцким в Новграде Волынского уезда Волынской губернии в его имении на участке 5000 дес (а вся пуща насчитывала более 32 ООО дес.) где разводились олени, зубры, бизоны, бобры и другие животные. В 1905 году Московское общество естествоиспытателей природы приняло решение о необходимости сохранения памятников природы. Идея была под­ держана на акклиматизационном съезде в Москве в выступлении проф.

Г.А. Кожевникова, развившего программу о проведении в жизнь мер по сохра­ нению памятников природы. Однако практическая реализация идеи сталкива­ лась с проблемами внутриполитического характера - в этот период в России разразилась революция, а также финансовыми. В 1908 году первый Балтийский исторический съезд в Риге посвятил особое заседание вопросу о сохранении памятников природы и культуры и организовал особые комиссии для выработ­ ки предложений по осуществлению охраны памятников природы в крае. В но­ ябре следующего, 1909 года, второй Всероссийский охотничий съезд признал необходимым принятие мер по охране памятников природы по всей стране.

О смысле «заповедания земель» основоположники заповедного дела - В.В.

Докучаев, Г.А. Кожевников, Ф.Ф. Шиллингер, И.П. Бородин - задумывались еще в конце XIX - начале XX века. (Государственная система заповедников в России ведет свое летоисчисление с 29 декабря 1916 года, когда в Правитель­ ствующий Сенат был представлен документ «Об установлении в Забайкальской области Баргузинского охотничьего заповедника».) Уже в это время сформиро­ валось несколько типичных взглядов на роль охраняемых территорий. Наиболее популярной была такая точка зрения: заповедники - это своего рода природные фермы, места обитания ценных видов животных и растений. Это понятно, ведь угроза российской природе со стороны промышленной цивилизации начала проявляться уже тогда. Профессор Докучаев еще в 1895 году предупреждал:

«Наши девственные черноземные степи, с их своеобразной прелестью, беспре­ дельной ширью... с удивительной быстротой исчезают с земли русской». Дру­ гие видели в заповедниках лаборатории самой природы, где нужно вести науч­ ные наблюдения. Третьи подчеркивали, что природа имеет высшую ценность уже сама по себе.

Активно создавались и заповедные объекты сугубо в охотничьих целях. Так, у князя Юсупова в Крыму, в урочище Большой Бабучан, близ деревни Каккар, на 800 заповедных десятинах за оградой паслись муфлоны и олени. Строго охраня­ лись царские охоты - Беловежская пуща, Гатчина, Спала, Скерневицы, Крымская и Кубанская охоты. Заведовало ими специальное Управление по императорским охотам. Одной из последних, в 1913 году, в горных лесничествах Крыма органи­ зовали собственную Его Величества Крымскую охоту. Для этого был сооружен охотничий домик, проведено Романовское шоссе из Ялты в Алушту, завезены туры из Дагестана, олени с Северного Кавказа, зубры из Беловежья. Угодья бди­ тельно охранялись татарами-объездчиками. Граф Потоцкий основал в 1900 году 1Анучин Д.Н. Охрана памятников природы. - М.: тип. т-ва И.Н. Кушнеров и К0, 1914, с. 40.


заповедник-зоопарк Пилявин в 5500 десятин заповедного леса в Новгород Волынском уезде Волынской губернии. Там водились бобры, медведи, черные аисты. Были завезены зубры, муфлоны, бизоны, четыре вида оленей и т.д.

В 1901 году Николай II, посетив Всероссийскую торговую ярмарку, решил побывать и в Аскании-Нова, что удалось лишь перед первой мировой войной.

21 апреля 1914 года в Асканию приехал полковник Спиридович, начальник сек­ ретной службы. А через два дня на трех автомашинах из Крыма прибыл Нико­ лай II. Владелец заповедника - Ф.Э. Фальц-Фейн провел для императора экс­ курсию, обьясняя, что он разводит животных, которые нынче исчезают. Царь очень интересовался, задавал массу вопросов. В зоопарке на царя напал петух и Фальц-Фейн обещал посадить птицу в клетку. «Не надо, - улыбнулся царь, это мой единственный враг, который нападает в открытую».

При отъезде самодержец сказал хозяину Аскании, что за все, что тот сде­ лал, он присвоит ему звание «потомственного дворянина». И обещание выпол­ нил. Единственный за всю историю России случай, когда дворянство дали за любовь к животным. Позже Николай II восторженно писал своей матери об Ас­ кании: «Удивительное впечатление, точно картина из Библии, как будто звери вышли из Ноева Ковчега». Впрочем, не будем умиляться. Царь, по примеру де­ да - Александра II был увлечен охотой, масштабы которой удручают.

В 1897 году Николай II во время охоты в Беловежской Пуще застрелил 36 зуб­ ров. Через несколько лет, начало XX. столетия он ознаменовал еще более крова­ вой забавой, стоившей жизни 45 зубрам, 38 лосям, 55 оленям, 138 кабанам, все­ го 690 животным. К началу XX века для монаршей охоты были созданы высо­ коразвитые особые хозяйства закрытого типа: Беловежская Пуща, Гатчина, Из­ майлово, Кунцево, Спала, Скерневицы, Крымская и Кубанская охоты. Заведо­ вало ими специальное Управление по императорским охотам.

К неотложным мерам по предотвращению хищнического истребления птиц и зверей призывают правительство известнейшие люди страны. Л.Н. Толстой об­ ращался с просьбой предоставить ему особые полномочия по проведению в жизнь проекта восстановления лесов на территории Российского государства, в чем было отказало. А.П. Чехов словами героев своих произведений в «Дяде Ване», «Лешем»

пропагандировал роль леса как регулятора климата, сохранения полноводности рек, мест обитания животных, выступал против хищнической рубки лесов.

Д.И. Менделеев во время поездки на Урал в 1899 году был обеспокоен мас­ совой вырубкой лесов. Он присоединился к тем ученым, которые начали бить тревогу по этому поводу: «В настоящее время лесные островки имеют особенно жалкий вид благодаря небрежному отношению населения к этим клочкам: их объедает скотина, вырубают люди, и много-много их исчезло, и степь, ранее укрепленная гирляндами зеленого леса, теперь стоит неуютная и голая... Леса обесценены, обезображены, и надо много времени, чтобы восстановить их в прежнем величии и красоте». Вызывало тревогу и сохранение плодородия почв южных районов России, располагавших самыми богами на планете чернозема­ ми. Специалисты настаивали на создании прудов и водоемов, лесных полос, посевов трав.

Постепенно происходило слияние знаний, накопленных практикой и раз­ личными областями естественных наук, уяснялись взаимосвязь и взаимообу­ словленность процессов, явлений в природе и отдельных ее ресурсов между собой. Понимание этого приводило к выводу, что охрана природы - комплекс­ ная программа, решать которую надо с учетом всех ее аспектов: научных, мо­ ральных и материальных. Такие взгляды не могли не отразиться на формирова­ нии общественного движения и самосознания.

Вопросы охраны природы стали привлекать внимание уже существующих обществ, связанных с изучением природы. На своих заседаниях, начиная с 1905 года, систематически заслушивало доклады об охране природы Москов­ ское общество испытателей природы. Русское географическое общество созда­ ло специальную природоохранительную комиссию. Но общественная значи­ мость проблемы оказалась более широкой, и на 1-й Прибалтийской конферен­ ции историков, проходившей в апреле 1908 года в Риге, один из докладчиков поднял вопрос о важности сохранения памятников природы.

А в начале 1906 года в Петербурге начало свою работу Общество лю­ бителей природы. Оно издавало журнал «Любитель природы». Возникали по­ добные общества и в других районах России. Наиболее активными из них были Хортицкое общество охранителей природы и Харьковское общество любителей природы. На о-ве Хортица общество организовал школьный учитель П.Ф. Бу зук. По инициативе общества директор народных училищ дал распоряжение учителям внушать школьникам идеи о важности охраны птичьих гнезд, недо­ пустимости жестокого обращения с животными.

Через сельские правления было проведено правило не брать без привязи на сельскохозяйственные работы собак, так как они могли нанести вред диким живот­ ным. Общество опубликовало обращение к местному населению об ограничении сроков лова рыбы, а к охотникам - о прекращении весенней охоты. Общество за­ нималось привлечением птиц, арендовало участок земли, на котором был устроен заповедник, взяло под охрану на Днепре несколько живописных скал, которые до этого предназначались для ломки камня. Харьковское общество возглавлял извест­ ный ботаник В.И. Талиев. Общество издавало журнал, листовки по охране приро­ ды, в 1913 году провело первую в мире выставку по охране природы.

) Раньше, чем в России, необходимость особых мер по г»

О храна природы : сохранению природы ощутила Западная Европа - первые от идеи природоохранные общества были созданы в Великобрита­ к общ ественному нии в 1824 году. В России идеи защиты природы начали распространяться с середины 1850-х годов XIX века. Об­ движ ению щество «Размножение промысловых и охотничьих живот­ ных и правильной охоты», созданное в 1882 году, лесные общества, общество испытателей природы, Московское, Харьковское, Хортицкое общества любите­ лей природы затрагивали в своей деятельности разные вопросы рационального использования природных ресурсов, защиты животных.

В конце XIX - начале XX веков произошел настоящий бум в развитии при­ родоохранных идей, стремлении общества шире и полнее участвовать в акциях по спасению наиболее редких представителей живой природы России.

Развитие капиталистического способа производства внесло свою специфи­ ку в формы использования животного и растительного мира. Она обусловлена двумя главными моментами: возникновением промышленного способа произ­ водства и теми изменениями, которые он производит в окружающей природе в погоне за получением максимальной прибыли от природного ресурса без уче­ та возможности его длительного использования., Получаемые из животных и растений продукты теряют значение валютного эквивалента и рассматриваются лишь как один из многих товаров природного происхождения, могущих дать определенную прибыль. Только из станицы Урюпинской в 1900 году вывезли 200 тыс. пар воробьиных шкур. Зимой 1893/94 года в Кызыл-Агаче сетью, растянутой на две версты (!), ловили на пе­ ро (мясо выбрасывалось) уток, казарок, лебедей, фламинго. С этой же целью в Муганской степи истребляли дроф.

, Первый частный акклиматизационный парк-заповед­ ник, отвечавший современным научным требованиям, был Р азвитие кон­ создан в России в 1889 году (его организация началась еще цепции запо­ в 1874) в имении Фальц-Фейна Аскания-Нова. Начало ведного дела XX века для России было временем активного развития идей заповедности. Главным в них в отличие от таких же идей ученых других страй было то, что заповедники должны не только охранять какой-то природ­ ный комплекс или отдельные его объекты, но и служить центрами детального и планомерного изучения нетронутой природы, существующих в ней процессов и закономерностей. Воплощение этой идеи в жизнь русскими учеными начглось в Москве. В 1905 году она была закреплена постановлением одного из заседа­ ний Московского общества испытателей природы. Затем необходимость орга­ низации заповедных территорий по охране русской природы была подробно обоснована и изложена в докладе Г.А. Кожевникова на юбилейном Акклимати­ зационном съезде в Москве в 1908 году. В следующем году он выступил с док­ ладом «О заповедных участках» на 2-м Всероссийском съезде охотников.

В Москве, в Петровско-Разумовском, была создана станция по охране птиц.

По инициативе известного ботаника И.К. Пачоского Вольное экономиче­ ское обществ издало программу ботанико-географических исследований. Ее составители исходили из того, что осваивать природу можно только при усло­ вии ее изученности. Для этого необходимо проводить изучение как отдельных организмов, так и их сообществ. Познание растительности невозможно без зна­ ния динамики растительного покрова, а это требует постоянных наблюдений на одном й том же участке с учетом воздействия всех факторов окружающей сре­ ды. При постановке таких работ с закладкой постоянных пробных площадей необходима была организация стационаров по типу разветвленной сети гидро­ метеостанций (идея мониторинга биосферных заповедников). Причем на таких станциях можно было бы не только изучать природные процессы в раститель­ ном мире, но и разрабатывать рекомендации о возможности введения в культу­ ру местных растений. Как бы развивая эту мысль, Г.Н. Высоцкий на 2-м Метео­ рологическом съезде выступил с предложением создать сеть специальных стан­ ций для изучения местных климатических вариаций в зависимости от рельефа и от характера растительного покрова. П.П. Семенов-Тянь-Шанский выступил со статьей «О приютах природы и их значении в Средней России», в которой охва­ тил широкий круг природоохранительных вопросов. Лейтмотивом ее была мысль о том, что подчинение природы человеком не должно переходить в ее уничтоже­ ние. Охрана природы увязывалась им с конкретной хозяйственной деятельно­ стью. Разрушение природы расценивалось как «приведение в расстройство про­ изводительных сил страны». По его словам, настало время, когда человек должен помочь природе в исправлении допущенных им ошибок. Причем надо это делать не только в отношении Европейской России, нужно думать и о Сибири.


Наиболее полно вопрос о необходимости организации заповедных терри­ торий в России прозвучал в 1909 году на XII съезде русских естествоиспытате­ лей и врачей. Академик И.П. Бородин выступил на нем с докладом «О сохране­ нии участков растительности, интересных в ботанико-географическом отноше­ нии». Участниками съезда было внесено много конкретных предложений о за поведовании тех или иных участков природы в различных частях России. Но важность и актуальность проблемы заставили обсуждать ее в более широком плане. Крупнейшие ученые-натуралисты высказали свои взгляды по этому во­ просу. Г.Ф. Морозов там же подчеркнул, что заповедные участки необходимо выделять планомерно во всех природных областях, исходя из ботанико­ географического деления с включением всех характернейших и наиболее цен­ ных в научном отношении типов растительности, а сами заповедники должны работать под эгидой Академии наук. На землях Донского политехнического института, по сообщению И.В. Новопокровского, был выделен участок запо­ ведной степи, где должны проводиться постоянные ботанические, почвенные и другие наблюдения. В своем выступлении В.И. Талиев поставил вопрос шире.

Для развития идеи заповедности, охраны памятников природы мало их выделе­ ния и организации охраны. Необходимо всеми средствами развивать любовь к природе у широких масс населения. Поэтому следует улучшить преподавание соответствующих дисциплин в высших учебных заведениях, привлечь к этой работе общества естествоиспытателей и ботанические сады, организовать изда­ ние журнала, пропагандирующего необходимость сохранения памятников при­ роды и соответствующие природоохранные идеи. И все эти вопросы не терпят отлагательства: «Следует дорожить каждой минутой, чтобы не утерять и суще­ ствующей возможности. Но нужно заметить, что решение его вопроса, конечно не формальное, а настоящее, гораздо сложнее, чем кажется с первого взгляда.

Охранение памятников природы предполагает необходимым условием не толь­ ко согласие властей и общества, но и наличность достаточного числа активных и сознательных работников, проникнутых любовью к природе. Без этого все дело, в конце концов, сведется к бумаге и только дискредитирует идею». Как бы продолжая мысль В.И.Талиева, К.А. Тимирязев подчеркнул, что наглядная про­ паганда (в виде фотографий) памятников природы - «это новое орудие исследо­ вания», которое могло бы способствовать развитию там мало еще распростра­ ненного у нас «чувства природы», и далее: «Мы интересуемся бледными описа­ ниями роскошной природы и не обращаем внимания на красоту какого-нибудь местного уголка, на расстоянии часа езды от Москвы».

Съезд принял развернутую программу по этому вопросу и поддержал на­ чинание биогеографической комиссии и комиссии по охране памятников Гео­ графического общества, выступивших с инициативой разработки государствен­ ной охраны памятников природы. Под ними подразумевалось все, что из фло­ ры, фауны, редких исторических образцов природы представляют крупный на­ учный интерес и со временем может претерпеть изменения или исчезнуть.

В конце XIX - начале XX века в России появилось движение за охрану па­ мятников дикой природы. Возглавили его известнейшие российские ученые естественники, имевшие превосходное гуманитарное образование: академики И.П. Бородин, Д.Н. Анучин, профессора А.П. Семенов-Тян-Шанский, Г.А. Ко­ жевников, В.И. Талиев, Д.Н. Кайгородбв. Ими был разработан так называемый этико-эстетический подход в охране природы и заповедном деле. Центральной его идеей являлось утверждение этической ценности мира природы, права ди­ кой природы и её видов на существование, необходимости формирования гу­ манного отношения людей к дикой природе и всем живым существам незави­ симо от того, приносят ли они практическую пользу. Классик российского за­ поведного дела, профессор Московского университета Григорий Александро­ вич Кожевников в 1908 году на Всероссийском юбилейном акклиматизацион­ ном съезде впервые в России поднял вопрос «о праве первобытной природы на существование», что являлось само по себе огромным прорывом в развитии природоохранной мысли (до этого мотивы защиты природы пояснялись только с точки зрения полезности для человека).

Другой идеолог отечественной природоохраны, петербургский профессор Андрей Петрович Семенов-Тян-Шанский, заявил на Первом Всероссийском съезде любителей мироведения в 1921 году, что придет день, когда для челове­ ка «станет священным право на жизнь как всех подобных, так и всего того, че­ му предуказано жить и цвести на земле наряду с человечеством, не стесненном в своем творчестве природой». В опубликованной в 1919 году в журнале «При­ рода» статье «Свободная природа, как великий живой музей, требует неотлож­ ных мер ограждения» он говорил об этической стороне защиты «очагов свобод­ ной природы», призывал дать «право жить всему живому».

} По инициативе Академии наук в 1909 году была созда­ Заповедность: на Междуведомственная комиссия по организации Кавказ­ от идеи ского заповедника. В разработанном комиссией положении к п ракти к е подтверждалось, что территория изымается из хозяйствен­ ного оборота на вечные времена для общенародного пользо­ вания. Заповедник должен был работать под управлением и находиться в веде­ нии Академии наук. В феврале 1914 года министерство народного просвещения поставило вопрос о создании этого заповедника на обсуждение Совета минист­ ров. При его рассмотрении подчеркивалось, что долг живущих людей - сохра­ нить все разнообразие природы для будущих поколений, такой подход со вре­ менем оценят потомки. Чтобы идея заповедности заняла в науке и жизни стра­ ны соответствующее своей важности место, необходимо принять ряд других мер. Среди них: разработать специальное законодательство об охране памятни­ ков природы, создать центральное бюро по их охране, печатный орган, карту и список памятников природы страны, местные общества охраны природы.

Понимание важности сохранения нетронутых участков природы служило стимулом в организации охраняемых территорий. На частные средства на Кам­ чатке в 1882 году был организован заповедник. Граф Потоцкий создал заповед­ ник в имении Пилявин Волынской губернии, графы Шереметьевы - на р. Вор скле, под Белгородом, а также были организованы заповедники в имении Кочу­ бея около Полтавы, Карамзиных - в Самарской губернии, на о-ве Аскольд на Дальнем Востоке (1903 г.), Лагодехский в Грузии (1912 г.), на о-ве Сааремаа (1910 г.), Морицсала в Латвии (1912 г.). Заповедниками были объявлены сосно­ вая роща в Пицунде, роща эльдарской сосны на Эльяр-оуш на Кавказе и др.

Своеобразными заповедниками были земли многих монастырей, где запреща­ лась охота на все виды животных, например, земли Соловецкого монастыря, Саровской пустыни, Айновы острова в Баренцевом море, о-в Валаам и др.

Предпринимались и государством шаги по организации заповедников. Де­ партамент земледелия в 1913 году посылал экспедиции по созданию соболиных заповедников в баргузинской, саянской и камчатской тайге, а в 1915 году в этих районах была запрещена охота и вся территория распоряжением иркутского генерал-губернатора изъята из хозяйственного пользования.

К этому времени подготавливаются научные и юридические обоснования организации охраняемых территорий. Природоохранительная комиссия Русско­ го географического общества в 1915 году подготовила «Положения о заповед­ никах», а департамент земледелия - закон «Об установлении правил об охот­ ничьих заповедниках», опубликованный 30 октября 1916 года. В 1917 году на рассмотрение правительства был представлен разработанный учеными общий закон об охране природы1. На повестке дня стояли и другие вопросы практиче­ ского проведения экологической политики: последовательное развитие эколо­ гического законодательства, создание особой службы охраны природы - нечто вроде специализированной полиции и т.д.

) Исследования такого богатства, как гидроресурсы, ре­ ально развернулись именно в имперскую эпоху России. Для этого было широчайшее поле деятельности: страна была изобильна реками, располагала большими и малыми озера­ ми, ее границы лежали по берегам многих морей. Наконец, именно в эту эпоху в стране сформируется не только несколько крупных науч­ ных центров для этой работы, но и кадры специалистов. И, возможно, самое 130 октября 1916 года (что соответствует 12 ноября по новому стилю) был принят первый в Рос­ сийской империи Закон, предусматривающий возможность создания государственных заповед­ ников. На основании этого закона, через два месяца после его принятия, 29 декабря (11 января по новому стилю), Правительствующий сенат учредил на Байкале первый в стране заповедник Баргузинский. Эти знаменательные события положили начало формированию российской госу­ дарственной сети особо охраняемых природных территорий.

существенное - эти исследования будут востребованы практическими нуждами - судоходством, строительством каналов, проведением мелиоративных и ирри­ гационных работ. Все эти факторы, так или иначе, стимулировали гидрографи­ ческие работы по огромной империи.

В имперскую эпоху, пожалуй, впервые в сфере государственных забот ока­ зался контроль за чистотой рек и каналов. Категорически запрещалось загряз­ нение рек сточными водами, рубка леса и обработка древесины по берегам «чтобы от тех щеп и сору оные речки не засорялись». Запрещалось вывозить в каналы и реки мусор, а также сбрасывать балласт со всех кораблей и судов «во всех гаванях, реках, рейдах и пристанях Российского государства». Конеч­ но, эти указы Петра I преследовали своей целью наведение порядка в городах, важных для решения конкретных задач, прежде всего - выстраданных в ходе Северной войны, неимоверных усилий по их строительству (в первую очередь Санкт-Петербурга). Однако бумажное слово, в силу которого так верил первый император, не изменило реального положения дел в отдаленных городах и ве­ сях страны. Подписывая эти распоряжения, по обыкновению, Петр I устанавли­ вал суровые наказания. Так, солдаты, виновные в засорении Невы, подверга­ лись физическому наказанию (читай - битью кнутом или плеткой), а офицеры к штрафу, а при повторном нарушении даже разжалованию в рядовые.1 Столь любезную сердцу императора Неву защищали указы, запретившие проезд по льду каналов реки на лошадях, обработку бревен и т.д. В Москве, его распоря­ жением, бывшие Поганые пруды были вычищены, став Чистыми прудами.

Петровский период, как известно, является резким поворотным этапом в истории развития нашей Родины, характеризующимся многими реформами в различных областях жизни, ростом промышленности, торговли, науки и куль­ туры. Восстановленный выход к Балтийскому морю, расширение торговли и военные мероприятия Петра I, в том числе создание национального флота, не­ избежно влекли за собой необходимость улучшения внутренних водных путей и постройки соединительных каналов.

При Петре I в 1700 году впервые в России был измерен расход воды Волги у Камышина. В 1715 году было положено начало водомерным наблюдениям путем устройства водпоста на р. Неве у Петропавловской крепости, а позднее (1724 г.) - на Ладожском озере, Валдайских озерах и уральских прудах. Петр I заинтересовался вопросом, впоследствии столь много привлекавшим к себе внимание, о соединении между Аральским и Каспийским м орщ и. Для выяснения возможности создания водного пути от «Санкт-Петербурга до Индии» Петр I снарядил специальную экспедицию во главе с Александром Бековичем Черкасским. Эта экспедиция установила, что реки Аму-Дарья и Сыр-Дарья, ко­ торые со времен Птолемея считались притоками Каспийского моря, вовсе не впадают в него.

С имперской эпохи начинается новый период в изучении вод, причем от­ личительной особенностью его является специализация гидрографических ис­ 1См.: Митрюшкин К.П., Шапошников Л.К. Человек и природа. - М.: Знание, 1974, с. 37.

следований применительно к требованиям судоходства1. Академия наук, соз­ данная по воле Петра I, с первых же лет своего существования организовала ряд крупнейших географических экспедиций. Наиболее интересной из них с точки зрения гидрографии является Вторая Камчатская экспедиция (1733-1743 гг.), результатом которой явился труд крупнейшего географа XVIII века С.П. Кра­ шенинникова «Описание земли Камчатки». Большое значение для географии вообще и для гидрографии в частности имел изданный в 1745 году Академией наук «Атлас Российский»;

в нем были собраны и обобщены обширные карто­ графические материалы.

М.В. Ломоносов, оставивший богатейшее наследство во всех областях зна­ ний, явился также основоположником и в области изучения природных вод и их взаимодействия с горными породами. «Из наблюдений, - говорил М.В. Ломо­ носов, - установлять теорию, через теорию исправлять наблюдения есть луч­ ший всех способ к изысканию правды». В своем классическом сочинении «О слоях земных» (1763 г.) он впервые указывает на взаимосвязь грунтовых и поверхностных вод. Круговорот воды он рассматривал не как бесконечный замкнутый круг, а как процесс развития, идущий от простого к сложному. Идеи М.В. Ломоносова оказали огромное влияние на развитие науки, в частности, на направление дальнейших исследований вод нашей страны.

Экспедиционные исследования, производившиеся Академией наук, наи­ большее развитие получили во второй половине XVIII века, в связи с расшире­ нием границ русского государства. Этот период в истории нашей науки и куль­ туры вошел под названием «эпохи академических экспедиций» (1768-1774 гг.).

Главнейшими из них были: экспедиция Н.И. Лепехина (1768-1774 гг.), обсле­ довавшая Поволжье и Южный Урал, экспедиция П.С. Палласа (1768-1773 гг.), работавшая в тех же местах и, кроме того, в районах Западной и Восточной Си­ бири, Забайкалья и Крыма, экспедиция И.П. Фалька (1768-1774 гг.), известного своими исследованиями Оренбургского края, Поволжья й предгорьев Северно­ го Кавказа, экспедиция И.Г. Георги (1770-1774 гг.), выполнившая исследования Сибири от Томска до Нерчинска, экспедиция Н. П. Рычкова (1769-1771 гг.) в Оренбургской губернии и ряд других. Эти экспедиции доставили богатый ма­ териал о реках, озерах, морях (Каспийское море) и подземных водах обшир­ нейших районов России. Значение этих экспедиций далеко выходит за рамки сбора обильного фактического материала. В трудах П.С. Палласа, Н.И. Лепехи­ на и др. делаются первые, хотя и не всегда достаточно правильные, как позднее выяснится, попытки научного объяснения причин тех или иных явлений и уста­ новления их взаимосвязей.

Многие исследования оказались особо востребованными в связи с создани­ ем искусственных соединительных водных систем, чему Петр I придавал ис­ ключительно большое значение. При нем был построен водный путь, ведущий к Петербургу - Вышневолоцкая система. Был задуман и начат постройкой При 1Автор использовал материалы из книги Соколова А.А. Гидрография СССР (Л.: Гидрометеоиздат, 1952).

ладожский обводный канал и канал, соединяющий Волгу с Доном, произведены исследования ряда других вариантов соединительных систем. Петр I основал Департамент водяных коммуникаций при Сенате, преобразованный в 1865 году в Министерство путей сообщения (МПС).

В этот период производятся исследования многих больших рек (Волги, Се­ верной Двины, Свири, Невы, Западной Двины, Оки, Десны, Оби и др.) с целью улучшения их судоходных условий, а также для создания ряда новых искусст­ венных водных систем: Тихвинской системы, Вишерского, Сиверсова и Огин ского каналов, канала, соединяющего Волгу с Москвой, и др. На основании ре­ зультатов этих исследований составлялись специальные судоходные атласы.

Следует отметить, что уровень исследований этого периода был еще низ­ ким. При отсутствии водомерной сети различные съемки производились без приведения их к какому-либо определенному уровню, поэтому материалы этих исследований сохранили свою ценность главным образом для изучения плано­ вых деформаций русел рек.

Итогом многолетних исследований, связанных с интересами водного транспорта, явился изданный в 1832 году. Главным управлением путей сообще­ ния «Гидрографический атлас Российской империи».

В числе географических обобщений следует упомянуть труд известного рус­ ского географа К.И. Арсеньева «Гидрографическое обозрение России» (1836 г.).

Позднее, в 1844-1849 годы, Ш тукенбергом была опубликована шеститомная монография «Гидрография России», где систематизированы результаты иссле­ дований и сведения о развитии водных путей почти за 150-летний период.

В исследовании вод в рассматриваемый период начинают принимать уча­ стие различные научные организации и общества, возникшие в связи с необхо­ димостью изучения производительных сил страны для удовлетворения запросов развивающейся промышленности.

Академия наук в этот период предпринимает исследования больших озер.

Так, была выполнена съемка и сделаны первые промеры оз. Байкал, на основе чего была составлена «Карта плоская, специальная Байкала моря» в масштабе 10 верст в 1 дюйме. Особое внимание привлекает к себе Ладожское озеро.

В 1766 году академик Зилер на заседании Академии наук в специальном докла­ де «Рассуждение о подъеме и падении воды в Ладожском озере», анализируя причины колебания его уровня при чередовании маловодных и многоводных лет, приходит к выводу, что эти колебания зависят от соотношения притока во­ ды в озеро и потерь ее на испарение. В 1858-1867 годы на этом озере были про­ ведены большие гидрографические работы (съемка, промеры), выполнявшиеся под руководством А.П. Андреева.

Середина XIX века ознаменовалась важными в истории гидрографических исследований в стране. Обширная экспедиционная деятельность Русского гео­ графического общества, объединившего передовых русских ученых, и особенно экспедиции П.П. Семенова-ТянШанского в сердце Средней Азии (1856-1857 гг.) и Н.М. Пржевальского и М.В. Певцова в Центральную Азию сыграли большую роль в развитии географической науки, и в том числе гидрографии. В 1850 году академик Г.П. Гельмерсен производит исследования Чудского озера;

поводом к этому послужило катастрофическое наводнение 1844 года. В 1860 году круп­ нейшим ученым XIX века К.М. Бэром на Чудском озере, Балтийском и Каспий­ ском морях были начаты большие исследовательские работы, связанные с за­ просами рыбного хозяйства. С организацией Геофизической обсерватории (ны­ не Главная геофизическая обсерватория) в России начала быстро развиваться сеть метеорологических станций, на которых, в частности, были организованы наблюдения над вскрытием и замерзанием рек и озер. Итогом географических и вместе с тем гидрографических исследований этого периода явился фундамен­ тальный труд П.П. Семенова-ТянШанского «Географический словарь» (1863— 1886 гг.), в котором даны краткие описания многих рек и озер России.

Выдающееся значение для гидрографии имели исследования русских мор­ ских офицеров на крайнем востоке, произведенные в конце рассматриваемого периода (1849-1855 гг.) под руководством Г.И. Невельского. В 1849 г. Г.И. Не­ вельский проник в устье Амура и в течение 5 лет, в труднейших условиях, про­ водил исследования низовьев Амура, в результате которых было окончательно опровергнуто мнение о том, что «выход в устье р. Амура из-за наносных песков не только затруднен, но и невозможен даже для самых мелкосидящих шлюпок, т.е., что река как бы теряется в песках».

Наравне с другими вопросами ученых-исследователей интересуют различ­ ные вопросы общегидрологического характера, в частности, проблема влияния леса на водоносность рек. Постановка этого вопроса у нас первоначально была теснейшим образом связана с интересами водного транспорта, с так называемой проблемой обмеления русских рек под влиянием вырубки лесов. Одна из ран­ них статей по этому вопросу «О влиянии истребления лесов на обмеление рек и о мерах к предохранению от оного» опубликована в журнале Министерства внутренних дел за 1836 год.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.