авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ' ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Отмена крепостного права и развитие капитализма в России вызвали в 60 70-х годах XIX века быстрый рост промышленности и торговли, что, в свою очередь, повлекло за собой развитие водного транспорта и исследований, на­ правленных на улучшение условий судоходства на внутренних водных путях.

На большинстве крупных рек организуется регулярное судоходство и создают­ ся специальные судоходные общества. Быстро развивается также и сеть желез­ ных дорог.

Этот период отличается от предыдущего не только широким размахом ис­ следований, производившихся применительно к запросам водного и отчасти железнодорожного транспорта. Последовавшие в конце XIX века жестокие не­ урожаи, охватившие большие территории юга России, вызвали необходимость постановки исследований, связанных с запросами сельского хозяйства. Другой характерной чертой является то, что в этот период было положено начало науч­ ным обобщениям накопленных довольно многочисленных фактов и наблюде­ ний по водам России.

Начало рассматриваемого периода связывается с организацией Навигаци онно-описной комиссии МПС, многолетние исследования которой (1874 1894 гг.), продолженные затем Главным управлением водных путей МПС, со­ ставили эпоху в изучении вод нашей страны. Работы этой комиссии замеча­ тельны тем, что в результате ее плодотворной деятельности были проведены следующие мероприятия: 1) выполнены съемочно-описные работы на всех больших реках России, за исключением северо-восточной части Сибири, 2) по­ ложено прочное основание водомерной сети в России, 3) положено начало соз­ данию гидрометрических станций для изучения водоносности больших рек.

Многочисленные описные партии Навигационно-описной комиссии и изы­ скательские партии округов путей сообщения впервые производили исследова­ ния на достаточно высоком техническом уровне, выполняя их по специальной «Инструкции для исследования рек». В состав исследований входили: съемка с промерами, продольная и поперечная нивелировки, гидрометрические и дру­ гие работы. Таким образом, были исследованы главнейшие реки не только Ев­ ропейской, но и многие реки Азиатской части России, включая Обь, Енисей, Иртыш, Лену. Большие исследования производились на реках Дальнего Восто­ ка Амурской экспедицией под руководством П.П. Чубинского. В работах МПС в качестве руководителей описных партий принимала участие плеяда талантли­ вых инженеров-путейцев, из которых особенно большую роль сыграли:

Н.А. Богуславский, Н.И. Максимович, В.М. Лохтин, В,Е. Тимонов. Н.П. Пузы ревский, а позднее В.М. Родевич, Е.В. Близняк и др. Созданная Навигационно описной комиссией водомерная сеть была организована исключительно в транс­ портных целях и имела своей задачей обеспечение судоходства данными об уров­ нях (глубинах) и продолжительности навигации. Первое время многие посты действовали только в навигационные периоды;

позже их стали использовать для наблюдений и в зимнее время. В целом они составили так называемую «путей­ скую» сеть водомерных постов, охватившую все большие судоходные ре си и озера. Число постов уже к 1897 году составляло 443, а к 1917 году достигло 845.

Параллельно с транспортными исследованиями больших рек, озер и водо­ разделов, производившимися МПС, начинают развиваться и другие исследова­ ния, к'асавщиеся главным образом освоения малых рек в хозяйственных целях.

Непосредственным поводом к развитию этих исследований, проводившихся органами Министерства государственных имуществ и земледелия, послужили жестокие неурожаи, постигшие южные и центральные земледельческие районы России во второй половине XIX века.

Министр земледелия и государственных имуществ А.С.Ермолов, являв­ шийся активным сторонником развития охраны природы, в письме от 23 декаб­ ря 1893 года известному географу, стороннику природоохранных идей, Д.Н. Анучину, обратился с просьбой принять участие в экспедиции по исследо­ ванию главных рек Европейской России для выработки тех мер, «какие могли бы быть приняты для охранения и расчистки источников этих рек». Начало этого нового направления в исследовании вод знаменуют крупней­ шие экспедиции прошлого столетия, из которых следует отметить: 1) Западную экспедицию по осушению болот Полесья (1873-1898 гг.) и Экспедицию по оро­ 1Карпов Г.В. Путь ученого. Очерки жизни, научной и общественной деятельности Д.Н. Анучина.

-М.: Географиздат, 1958, с. 188.

шению на юге России (1880-1891 гг.), известные в литературе под названием экспедиций И.И. Жилинского, 2) Экспедицию по исследованию истоков глав­ нейших рек Европейской России (1894— 1904 гг.), проводившуюся частично под руководством А.А. Тилло.

Западная экспедиция по осушению болот Полесья, длившаяся в течение лет, явилась важным научным событием конца прошлого столетия. В ее работе принимали участие такие выдающиеся русские ученые, как климатолог А.И. Воейков и географ Г.И. Танфильев. Собранные и опубликованные в «От­ четах Западной экспедиции по осушению болот Полесья» материалы касаются многих вопросов режима рек и болот и их взаимосвязи. С работами по осуше­ нию болот Полесья и исследованиями Западной экспедиции теснейшим обра­ зом связано начало длительной дискуссии о роли болот в питании рек, не за­ кончившейся и в наши дни. Большие осушительные работы, проведенные За­ падной экспедицией, совпали с понижением уровня воды в Днепре. В народе и литературе того времени господствовало мнение, что российские реки еще не­ давно были более многоводными и часть из них стала непригодна для судоход­ ства в результате истощения источников и обмеления;

этим объясняется то об­ стоятельство, что осушительные работы экспедиции Жилинского вызвали большое беспокойство о дальнейшей судьбе русских рек как путей сообщения.

Проблема участия земских структур в глубинном развитии природоохран­ ных работ до сих чрезвычайно слабо освещена. Между тем, опыт работы того периода, безусловно, мог быть полезен и сегодня, а во многих направлениях и стать на некоторое время едва ли не образцом для современных структур Рос­ сии. Причем для этой активности примечательна разумная осторожность в реа­ лизации тех или иных проектов. В этом плане российская глубинка нередко да­ вала пример. Так, мелиоративные работы, которые в те годы заметно активизи­ ровались, поддержало быстро развивавшееся земство. В этом смысле земские органы активнейшим образом подключились в осушению земель. Так, в Вят­ ской губернии, богатой болотами, земское собрание в декабре 1889 году под­ робно рассматривался вопрос об их осушении. Было решено, что предваритель­ но все болота должны быть подробно изучены специалистами и возможно осу­ шение только небольшого числа мелких болот. А для озеленения городов гу­ бернии 9 декабря 1896 года губернское земское собрание рассмотрело вопрос о создании во всех уездах специальных питомников скорорастущих деревьев и кустарников. После неоднократного обсуждения и споров гласные земского со­ брания добились принятия такого решения, по которому практически во всех уездах были созданы подобные питомники.

В земские структуры привлекались люди увлеченные, образованные и сле­ дившие за материалами научных обследований природы страны. Поэтому вряд ли приходится удивляться, что выводы ученых, обследовавших проблемы об­ меления многих рек, были учтены в работе местного самоуправления. Все то же Вятское земство провело весьма обширные работы, для организации охраны прибрежных лесов, посадки новых, чтобы остановить обмеление рек. На этом далеко не исчерпываются основные направления природоохранительных уси­ лий земства. Земство в 1910 году организовало первый в губернии рыбный за­ казник и разработало для него специальное положение. В январе 1909 году жур­ нал «Рыболов-охотник», выходивший в Вятке, писал, что «собрание схода Ижевско-Нагорской и Заречной волостей постановило: 1) воспрепятствовать повсеместно ловле рыбы в Ижевском пруду неводом, бреднем;

2) запретить ловлю рыбы во время весеннего нереста в пруду с 25 апреля по 15 июня всеми снастями»1.

В 1894 году под руководством А.А. Тилло была организована экспедиция по исследованию истоков главнейших рек;

в результате 10-летней работы были проведены детальные исследования района истоков Волги, Западной Двины, Оки и Дона. Именно здесь, в верховьях рек и в области их питания, исследова­ тели и пытались найти причины катастрофического обмеления русских рек.

Одно из центральных мест в работах экспедиции занял вопрос о роли болот в питании рек.

В результате проведенных исследований экспедиция пришла к выводу о положительной регулирующей роли болот в питании рек. Руководитель гидро­ геологической части этой экспедиции С.Н. Никитин в «Трудах экспедиции» так определяет роль болот: «Значение болот моховых, травяных, равно как болот смешанных типов, как важнейших питателей всей речной системы верховьев Волги в наиболее важное меженное время было, как мы надеемся, достаточно разработано во всех отделах настоящей книги». И далее: «Не подлежит сомне­ нию, что и здесь, как в верховьях Днепра, дренирование и осушение всех типов этих болот в сколько-нибудь значительных размерах было бы гибельно для во­ доносности всей системы». Этот вывод экспедиции повлек за собой на длитель­ ное время почти повсеместное прекращение осушительных работ.

Экспедиция по исследованию истоков главнейших рек своими детальными физико-географическими исследованиями охватила район озер, расположенных в верховьях Волги и Западной Двины;

она сыграла большую роль в развитии озероведения в России. Участник экспедиции крупный русский ученый Д.Н. Анучин по праву считается одним из основоположников озероведения в нашей стране.

В направлении практического разрешения конкретных вопросов орошения и осушения земель большие исследования в этот период производятся Отделами земельных улучшений (ОЗУ) Главного управления земледелия и землеустройства (ГУЗиЗ), причем эти исследования принципиально отличаются от исследований, проводившихся МПС. Если последнее главным образом интересовали большие реки, то ОЗУ производили исследования преимущественно малых рек.

Основным в исследованиях ОЗУ было изучение количественных и качест­ венных характеристик поверхностных вод. Для выполнения этих весьма трудо­ емких и сложных работ понадобилось создать новую гидрометрическую сеть 1Хохлов А.А. Деятельность Вятского земства по охране природы и природопользованию // Зем­ ские учреждения: организация, деятельность, персоналии. Материалы научно-практической конференций, посвящённой 140-летию Вятского земства (Киров, 16— декабря 2007 г.). - Ки­ ров, 2007, с. 92-95.

преимущественно на малых водотоках. В дальнейшем все работы на этой сети проводились под руководством Гидрометрических частей ОЗУ. Последние в начале XX века были созданы в Европейской части России, на Кавказе и в Туркестане;

число водомерных постов, объединенных этими организациями к 1915 году достигло 480;

на многих из них производились систематические из­ мерения расходов воды, брались пробы воды на химический анализ, изучался режим наносов. Результаты наблюдений и исследований опубликовывались в «Ежегодниках». Особенно плодотворной была деятельность Туркестанской гидрометрической части ОЗУ, широкое развитие исследований которой стимули­ ровалось весьма возросшими запросами сельского и водного хозяйства Турке­ станского края.

В отношении исследований озер России большую роль сыграли работы, осуществлявшиеся Русским географическим обществом. Из них можно отме­ тить исследования, производившиеся в 1895 году на Чудском озере И.Б. Шпиндлером, работы Ю.М. Шокальского и С.А. Советова на Онежском озере (1898 г.) и, наконец, исследования JI.C. Берга на Аральском море (1898— 1901 гг.). В 1892-1896 годах Ф. Дриженко проводились детальные гидрографи­ ческие исследования на Онежском озере. Составленные и изданные в результа­ те перечисленных исследований монографии имели большое научное и практи­ ческое значение;

они положили основание озероведению в России как особой научной дисциплины - ветви физической географии.

Помимо рек и озер исследователи начинают обращать свое внимание на ледники горных районов, в первую очередь Кавказа. Исследования ледников производятся, как правило, «попутно» и носят преимущественно описательный характер, однако, несмотря на это, к концу рассматриваемого периода был на­ коплен уже значительный материал по ледникам Кавказа, что позволило К.И. Подозерскому в 1911 году опубликовать работу «Ледники Кавказского хребта», в которой достаточно полно нашло свое отражение современное оле­ денение Кавказа. Этими исследованиями было положено основание новой мо­ лодой науке о ледниках - гляциологии.

В числе крупнейших ученых рассматриваемого периода следует упомянуть климатолога-географа Александра Ивановича Воейкова (1842-1916 гг;

), труды которого, особенно его классическая работа «Климаты земного шара, в особен­ ности России» (1884 г.), сыграли огромную прогрессивную роль в развитии климатологии и гидрологии не только в России, но и в других странах. Как из­ вестно, именно в этой работе он впервые выдвинул идею взаимодействия вод с другими элементами географической среды и в первую очередь установил их зависимость от климата. «При прочих равных условиях, страна, - говорит А. И.

Воейков, - будет тем богаче текучими водами, чем обильнее осадки и чем менее испарение как с поверхности почвы и вод, так и растений. Таким образом, реки можно рассматривать как продукт климата». Несмотря на недостаточность такого определения, оно в основном правильно подчеркивает роль ведущего фактора климата. Разработанная А.Й. Воейковым климатическая классификация рек по типу их питания, при ограниченности имевшегося в его распоряжении материала, служит образцом научного обобщения и предвидения. Она явилась методической основой для последующих классификаций рек СССР, выполненных в новую эпо­ ху развития гидрологии советскими учеными Б.Д. Зайковым и М.И. Львовичем.

В докладе «Реки России», прочитанном А.И. Воейковым в 1882 году на заседа­ нии Общества естествоиспытателей и антропологов, он впервые горячо пропа­ гандирует и обосновывает необходимость научного прогноза режима рек для це­ лей судоходства, а также затрагивает важнейшие проблемы гидрологии: о влия­ нии агротехнических мероприятий на водоносность рек, о водоохранной роли лесов и т.д. А.И. Воейков впервые четко определяет связь колебаний уровня в озерах с изменением соотношения элементов их водного баланса и тем самым наносит удар по многочисленным схоластическим рассуждениям о непрерывном повышении уровня воды или «усыхании» озёр, в частности, Каспийского моря.

Известно, что А.И. Воейков являлся одним из активнейших участников Запад­ ной экспедиции по осушению болот Полесья, положившей, в частности, начало длительной дискуссии о роли болот в питании рек и о влиянии осушительных ме­ роприятий на климат и режим рек. В этой дискуссии А.И. Воейков был с теми, кто доказывал целесообразность и необходимость осушительных работ и утверждал, что болота не оказывают благотворного влияния на климат и водный режим.

Анализируя причины часто повторяющихся засух и неурожаев на юге Рос­ сии, А.И. Воейков совместно с В.В. Докучаевым показал, что с этим бедствием можно весьма эффективно вести борьбу путем лесоразведения. «Следовательно, - говорит он, - в черноземной и степной полосе нужно лесоразведение, так как лесов сохраняется мало. Последнее нужно для улучшения климата и для преду­ преждения таких бедствий, как в нынешнем (т.е. в 1891 г.) году».

В числе научных обобщений по водам нашей страны, относящихся к рас­ сматриваемому периоду, нельзя не отметить труда И. Леваковского «Воды Рос­ сии по отношению к ее населению» (1890 г.), в котором он, развивая идеи А.И.

Воейкова, показывает основные закономерности распространения вод в связи с климатическими условиями. Большое научное и практическое значение имели гидрологические работы М.А. Рыкачева (1840-1919 гг.);

из них в первую очередь следует отметить сводный труд «Вскрытие и замерзание вод в Российской импе­ рии», опубликованный в 1886 году, где были приведены данные более чем по пунктам, в том числе по р. Неве с 1706 года, р. Северной Двине с 1734 года и т. д.

Выдающееся значение для развития науки, в том числе и для гидрологии, сыграли труды В.В. Докучаева (1846-1903 гг.). Он известен как основополож­ ник учения о ландшафтах и их зональности. Сущность этого учения заключа­ лась в том, что все элементы географической среды (рельеф, климат, воды, поч­ вы, растительность) рассматривались как определенная географическая сово­ купность (ландшафт), где все эти элементы теснейшим образом связаны и вза­ имно влияют друг на друга. Такой взгляд на природу позволил В.В. Докучаеву установить определенную закономерность в распространении почв. Его идея зональности имела большое значение и для других наук, в частности, для гид­ рографии. Принципиальные положения учения о зональности говорили о том, что воды (реки, озера, ледники и т. д.) тоже должны рассматриваться как неотъ­ емлемый элемент географического ландшафта.

В.В. Докучаев был основателем Каменностепной станции (ныне института) и основоположником идеи создания полезащитных лесонасаждений и прудов как важнейших мероприятий в борьбе с засухой за создание устойчивых урожаев.

Таким образом, трудами талантливых русских инженеров путей сообще­ ния, гидротехников и географов в этот период были созданы необходимые на­ учные предпосылки для становления гидрологии в качестве особой отрасли знаний. К числу крупнейших достижений этого периода в истории исследова­ ний вод нашей страны относятся: 1) производство съемочно-описных работ на всех больших реках, кроме северо-востока Сибири, 2) организация водомерной сети и начало развития гидрометрических работ, 3) создание первых работ по научному обобщению накопленных фактов и наблюдений по водам нашей страны, связанных с именами крупнейших русских ученых: А.И. Воейкова, В.В. Докучаева, М.А. Рыкачева, В.М. Лохтина и др. Исследования гидрологов имперской эпохи оказались востребованы строительством рукотворных водных путей, требованиями водного транспорта. Малые и средние реки исследовались только в районах орошения, а в других районах оставались почти неизученны­ ми. Исследование озер касалось главным образом больших судоходных водо­ емов. Исследование ледников и болот в этот период только начиналось.

) В области активного использования природных ресур­ сов также были предприняты попытки законодательного регулирования. В 1892 году был принят Закон об охоте, го­ товился законопроект, предусматривающий введение зе­ мельного ценза на право охоты.

В имперской России охота стала источником существования для целого слоя населения, занятого этим промыслом. Они занимались не только добычей ценно­ го меха, но и для удовлетворения разного рода потребностей пресыщенных со­ словий, требований моды или просто самодурства состоятельных россиян. Так, вдоль Владикавказской железной дороги был уничтожен фазан. На Кинбургской косе, у Очакова, 50 человек отстреливали лебедей на консервы. По примеру стран Средиземноморья в России возник гастрономический интерес к дроздам, снеги­ рям. Увлечение в 90-е годы XIX века пением соловьев, содержавшихся в клетках, сократило, их численность в Белгородской, Курской, Киевской, Полтавской гу­ берниях, славившихся этими пернатыми. Кочевки сайгаки в XVIII веке выходили за границу степей, достигая Польши и Молдавии. К началу XX века в результате массового истребления сайгаки сохранились лишь в некоторых местах. Соболь к 1913 году был так истреблен, что даже комитет Ирбитской ярмарки предложил правительству запретить охоту сроком на 3 года. Но куда более успешно защи­ щали русскую природу покупавшие меха европейцы. В 1911 году, после того как из России было вывезено 20 тыс. соболиных шкурок, торгующие в Иркутске и Лейпциге иностранцы обратили внимание русского правительства на то, что, ес­ ли дело так пойдет и дальше, в скором времени торговать будет нечем. К мнению иностранных экспертов прислушались, и 9 июня 1912 года появился закон, за­ прещающий охоту на соболя в течение ближайших трех лет.

«Облегченные», по сути браконьерские, взгляды на растения и животных, расширение сфер использования получаемой от них продукции, рыночная конъюнктура, совершенствование способов добычи и переработки, транспорт­ ные возможности, обеспечивающие освоение этих ресурсов, прежде всего, при­ вели к истреблению отдельных видов и целых сообществ. Так, доходы от экс­ порта пушнины уменьшились. Из страны вывозили сырье, а привозили дорогие шубы, шапки и муфты. В 1903 году экспорт мехов дал 2,7 млн. руб., а импорт меховых изделий составил 7,5 млн. руб. В 1910 году мехов вывезли на 8 млн., а ввезли на 12,5 млн. руб. Практически повторялась та же тревожная ситуация, что и с экспортом-импортом рыбы - продавали меньше* чем закупали,за грани­ цей. Похожая ситуация складывалась и экспортом-импортом пресноводной рыбы.

Уже с середины прошлого столетия стали отмечать возрастание числа слу­ чаев уничтожения различных групп животных: рыб, птиц, млекопитающих. За 1891-1911 годы количество рыбы в Северной Двине уменьшилось вдвое. Вы­ лавливалась нерестящаяся рыба и неполовозрелая молодь. Несмотря на полу­ ченное указание о прекращении подобного лова, полиция никаких мер не при­ нимала. Огромный урон нанесла мода на женские украшения из перьев, поя­ вившаяся в начале 80-х годов XIX1.

Столь массовому браконьерству следовало противопоставить обновленное законодательство и общественную инициативу. Начало правового регулирова­ ния пошло, в основном, по пути прямых ограничений и запретов.

На севере Пермской губернии в 1906 году охотники-вогулы организовали своеобразные соболиные фермы, содержа зверьков в избах и получая от них приплод. Зоофермы стали возникать по всей России. Под Петроградом в 1912 году был организован питомник соболей, лис, песцов. Для поддержки та­ кого начинания государство выделило 13 тыс. рублей. Крестьянин Неживовый в Семиречье разводил красных волков, соболей, рысей, лис, барсов, копытных животных. Организовывали питомники соболей под Пермью, в Бодайбо, под Владивостоком, бобров - на Байкале и т.д.

Все шло к тому, что в Российской империи необходим был орган, который занимался бы охотничьими заповедниками. В октябре 1916 года было принято правительственное постановление «Об установлении правил об охотничьих за­ поведниках», дававшее министру земледелия и государственных имуществ пра­ во образовывать на казенных землях государственные охотничьи заповедники.

Первыми их них стали Саянский и Баргузинский - в Сибири, планировался Ку­ банский. Дальнейшее развитие эти процессы получат лишь после гражданской войны в стране.

1Малахов А. Животные страсти // Коммерсантъ (приложение «Деньги». № 21 (476) от 31.05.2004).

Петр I еще в ранней юности (в 15-летнем возрасте) по­ П ервы е ш аги знакомился с «Дневальными записями Приказа тайных дел»

научной времен его отца. С 1695 по 1724 годы записи о погоде име­ ются в «Походных журналах» Петра I, которые содержат метеорологии визуальные метеорологические наблюдения, которые ве­ лись во многих районах России и Европы, в первую очередь, офицерами, со­ провождавшими Петра I в его военных походах, поездках по России и европей­ ским государствам. Из царских записей мы узнаем результаты визуальных на­ блюдений за погодой, особенно в тех случаях, когда она отличалась необычным характером. Из походного журнала за 1710 год стало известно, что в тот год в Финском заливе впервые была осуществлена разведка льдов. Царь повелел отмечать на стенах городов, монастырей и соборов уровни весеннего половодья.

Начало XVIII века в истории климата осталось периодом сильнейших холо­ дов, многочисленных эпидемий и т.д. Люди той эпохи с изумлением и даже стра­ хом отмечали небывалые колебания климата во многих странах Европы, которые не помнили даже старожилы. Письменные источники сообщали, что Полтавско­ му сражению 1709 года предшествовали «снеги великие были и зима тяжкая мо­ розами, от которых премного шведов погинуло...». Похожая картина разворачи­ валась и в Западной Европе. В Италии земля замерзала на 6 футов в глубину. Река Темза замерзала. Все реки Дании замерзли. На части рек Франции был ледоход, часть замерзла полностью. Не только прибрежные воды Англии были скованы льдом, но даже Темза. Лед у северных берегов Средиземного моря. В Голландии толщина льда на реке Маас достигала 1,5 м. Замерзла река Эбро в Испании.

Как видим, монарший интерес серьезно подстегнуло не только его увлече­ ние мореплаванием. Столь серьезные климатические явления заставили начать систематическое накопление соответствующих сведений. Регулярные наблюде­ ния были поручены моряку - адмиралу Корнелиусу Крюйсу. Создавая новую столицу в болотистом устье полноводной Невы и явно тяготея к сочетанию го­ родского строительства в окружении водными просторами, Петр I не мог не уделить внимание гидрологическим исследованиям. Тем более что Петербург с самого рождения знаменит плохой погодой й наводнениями. Петр произвел, видимо, и первое инструментальное наблюдение над уровнем воды в Неве. (20) сентября 1706 года он сообщал А.Д. Меншикову: «...у меня в хоромах бы­ ло сверху пола 21 дюйм». В 1715 году на Неве у Петропавловской крепости был установлен первый в России водомерный пост. После учреждения в 28 января 1724 году Академии наук Петр указал академикам: «производить повсюду на­ блюдения за погодой, а в местах важных поручать их надежным лицам». Таким надежным лицом в самой Академии оказался академик Фридрих Христофор Майер. С 1 декабря 1725 года в Петербурге начались регулярные инструмен­ тальные наблюдения (их результаты не сохранились), что сделало столицу цен­ тром метеорологических наблюдений в России.

Перед нами классическая цепь последовательно разворачивающихся процес­ сов. Интерес к освоению прибрежной зоны (строительство новой столицы), созда­ ние отечественного флота, способного к мореплаванию в море неизбежно востре­ бовало и специальные знания, которые дали толчок к развитию метеорологии.

Августейший мореплаватель фиксировал не только записи о погоде, но и о магнитном склонении. Наблюдения за погодой велись не только судами военно морского флота, не только окружением Петра I, но и многими его современни­ ками. В наблюдениях Петровской эпохи главное место отводится ветру, его из­ менениям, описаниям штормовой погоды. В первой половине XVIII века гид­ рометеорологические сведения используются при подготовке и осуществлении крупных военных операций. В частности, в 1721 году Петр потребовал достав­ лять в Ригу записи о погоде в Петербурге для того, чтобы «снестись различием климата» й на основании этого принять определенные решения по проведению военно-морских операций против шведского флота. Петр первым задался целью сопоставить климат Петербурга и Риги на основе одновременных наблюдений в этих городах. По словам М.В. Ломоносова, Петр понимал, что развитие море­ плавания невозможно «без помощи наук». Вопрос о различии климатов разных городов привлекал внимание Петра и в последующее время. Так, в 1722 году ему присылались в Москву результаты наблюдений из Петербурга, а в 1724 го­ ду высылались донесения о погоде из Москвы в Петербург. Впоследствии это стало традицией. Судя по архивным данным, сведения о погоде в XVIII веке составляли одну из важных частей донесений главнокомандующему Москвы и других городов и портов России.

Символично, что и основанная указом от 28 января 1724 года Академия на­ ук начала свою деятельность с постановки инструментальных метеорологиче­ ских наблюдений. В это же время, на другом конце империи, в 1725 году, Вели­ кая Северная экспедиция, под руководством В. Беринга, снаряженная по указу Петра I, организовала около 20 метеорологических станций по пути следования.

Первая же метеорологическая сеть в России из 24 метеорологических станций возникла в 1733-1744 годах также благодаря деятельности Великой Северной экспедиции. Однако эти «локальные» усилия не смогли оживить интерес прави­ тельства Анны Иоанновны, увлеченного совсем иными проблемами - личной наживой и политическими спекуляциями в Европе. Лишь около середины XVIII столетия в России начались более менее регулярные метеорологические наблю­ дения. В Петербурге наблюдения за температурой воздуха имеются с 1743 года, осадками - с 1741 года, за Невой - они восходят к 1706 году. Эти материалы и по настоящее время учитываются в научных прогнозах гидрометеорологов.

Э Растущие масштабы хозяйственного использования.......

...

Создание системы планеты все более настоятельно требовали знания пого­ метеорологических ды, научных прогнозов. Тем более что вновь, уже в ко­ торый раз, климат начинает смещение в сторону потеп­ наблю дений ления. В первой половине XIX века контрастность зим­ них и летних сезонов стала уменьшаться, мягкие зимы стали редкими, случались морозы в конце лета, а засухи носили локальный характер. С середины века нача­ ло заметно сокращаться число экстраординарных природных явлений, переход­ ный период к более теплому и менее экстремальному завершился в первой чет­ верти XX веке.

В памяти моряков надолго сохранился «великий ураган» 1780 года на Ан­ тильских островах, унесший сорок тысяч человеческих жизней и потопивший свыше 400 военных кораблей. Последний суровый отрезок малого ледникового периода, пришедшийся на первую половину XIX века, привел к серии неуро­ жайных лет в Скандинавии, к «картофельному голоду» в Ирландии в 1845— 1847 годах, что вызвало массовую эмиграцию из этих регионов в Америку.

Жестокая буря 14 ноября 1854 года разбила англо-французский флот, стоявший в Балаклаве. Жизнь настоятельно требовала организации «службы погоды» для предупреждения о таких бурях1.

Мощные колебания климата сказались и на делах в России. Хроника погоды в мире 1840-50-х годов показывает, что экстремальные погодные явления на не­ которое время стали почти нормой. Снег в августе уже не удивлял, необычно су­ ровые зимы, поздняя весна, массовые неурожаи, нашествия вредителей, эпизо­ отии среди скота, страшные бури. И длинный список жертв. Убытки, убытки...

Россия в первой половине XIX века вовсе не была в стороне от достижений мировой науки и техники. В середине века начались преобразования в системе Академии наук. Они затронули и те структуры, которые имели отношение к наблюдениям природы, включая и погоду. В эти годы было положено начало систематическим метеорологическим наблюдениям, о необходимости чего в предшествующем веке писал Ломоносов. Еще в 1830 году в Петербурге была учреждена магнитная лаборатория (помещавшаяся сначала в Петропавловской крепости, а затем переведенная в одно из помещений Горного корпуса). При Горном корпусе в Петербурге была учреждена обсерватория, которая не только должна была вести наблюдения, но и снабжать все метеорологические учреж­ дения России проверенными инструментами. В 1849 году был утвержден про­ ект и штаты «Главной Физической Обсерватории» (далее - ГФО), а ее первым директором был назначен академик А.Я. Купфер2.

1 14 ноября 1854 г. на Чёрном море разразилась жестокая буря, разгромившая англо-французский флот. Изрядно потрепанная потерпевшая сторона, возмущённая такими действиями природы, запросила директора Парижской астрономической обсерватории Леверье, можно ли было забла­ говременно предсказать приближение и развитие этой бури. Господин Леверье по тем временам проделал большую работу и пришёл в выводу, что траектория бури хорошо прослеживалась с помощью синоптических карт и могла быть предсказана заранее. Это открытие привело к за­ рождению службы погоды в Европе. На первых порах основной задачей такой службы являлись штормовые оповещения. В Англии в 1854 г. был создан метеорологический департамент, главой которого был назначен адмирал Роберт Фицрой. Одними из первых организовала службу опо­ вещений Франция (1857 г.), затем США (1858 г.), Голландия (1860 г.), Италия (1865 г.)', Норве­ гия (1866 г.), Дания (1872 г.), Россия (1872 г.) и Германия (1876 г.).

2 Адольф Яковлевич Купфер (1799-1865) - тонкий и одаренный деятель отечественной науки:

великолепно знал особенности работы государственного аппарата Российской империи, умел выбирать время и место действия, умел выжидать и отстаивать интересы науки, которой он рев­ ностно служил более 40 лет. В одной из своих записок он отмечал, что использование природ­ ных богатств, развитие промышленности и земледелия немыслимы без изучения климата стра­ ны. «И в самом деле, - продолжал он, - что может быть важнее для правительства, как не точное познание климата, которое можно приобресть только из последовательных метеорологических наблюдений». В своих обращениях к правительству он особо отмечал, что исследование метео­ рологических процессов уже с давнего времени привлекает внимание европейских государств, Создание системы метеорологических и магнитных наблюдений в России явилось для своего времени выдающимся научным предприятием. Однако, по мнению А.Я. Купфера, необходимо было усиление обсерватории, находящейся в Петербурге, превращение ее в центр исследования России в физическом от­ ношении. Поскольку обсерватория была первой в Европе, «она должна бы была служить образцом не только для России, но и для других стран, и в этом отно­ шении остается еще многое желать». Для того чтобы деятельность су­ ществующей обсерватории соответствовала последним научным достижениям, необходимо «построить новую обширную и каменную».

С основанием Главной физической обсерватории начался качественно но­ вый этап в развитии русского метеорологического дела, главнейшей частью ко­ торого являлось создание центральных метеорологических обсерваторий для отдельных краев и морей и подчинение в научном отношении геофизических наблюдений единому государственному центру. Купфер считал, что прогресс в метеорологии может быть достигнут только путем охвата всей страны пра­ вильно поставленными наблюдениями за «ходом метеорологических явлений», которые необходимо рассматривать во взаимной связи, в постоянном развитии.

Число метеорологических станций начало возрастать, были ведены единые ме­ тоды наблюдений, результаты которых публиковались в специализированных изданиях. Позднее эти наблюдения взяли на себя ученые Академии наук, пере­ давшие эстафету профессиональным метеорологам. В середине века потребно­ сти самых разных ведомств позволили создать уникальную по масштабам сис­ тему метеорологических наблюдений - от Балтики до Аляски. К сбору метео­ рологических данных с разных концов Российской империи были подключены разные ведомства и министерства. От Горного ведомства работали физиче ские обсерватории в Петербурге, Екатеринбурге, Гельсингфорсе, Ситхе (Аляска) и от Министерства иностранных дел - в Пекине. Также действовали метеостанции:

по горному ведомству - в Златоусте, Богословске, Луганске;

Российско-Амери­ канской компании — в Аяне;

Военного министерства - в Оренбурге;

по Мор­ скому ведомству - в Николаеве, Херсоне, Севастополе, Астрахани, Архангель­ ске;

по Министерству государственных имуществ учреждалось несколько станций при сельскохозяйственных школах и фермах. При Министерстве на­ родного просвещения метеорологическую информацию поставляли учебные заведения Киевского, Московского, Виленского, Харьковского, Петербургско­ го, Одесского округов, Кавказского наместничества. Таким образом, создава­ лась одна из самых крупных систем метеорологического мониторинга в мире.

правительства которых оказывают содействие своим «ученым в их разысканиях касательно температуры, давления атмосферы, направлений ветров». По словам ученого, создание службы погоды принесет величайшую пользу человеку, деятельность и сама жизнь которого не будут зависеть от слепого случая. «Россия, - писал Купфер, - в особенности может доставить способы к решению некоторых метеорологических задач, которые без содействия русских наблюдателей навсегда останутся загадками». Уже первые результаты работы ГФО получили признание мно­ гих выдающихся ученых своего времени: Дж. Геншеля, К.Ф. Гаусса, Я. Берцелиуса.

Во время Крымской войны по просьбе департамента внешней торговли российского Министерства иностранных дел Академия наук поручила Купферу дважды в неделю сообщать русскому генеральному консулу в Гамбурге данные «о состоянии температуры воздуха, облачности и о направлении и силе ветра в Санкт-Петербурге и Ревеле». Эти сведения необходимы были гамбургским торговым кругам, заинтересованным в том, чтобы доставить грузы в балтийские порты России, чем они будут блокированы союзным флотом. Первая телеграф­ ная депеша была отправлена Обсерваторией 23 февраля (6 марта) 1856 года.

Однако вскоре в связи с заключением Парижского мира посылка депеш была приостановлена, но ненадолго. Уже в мае она была возобновлена по настоянию Морского ведомства, поскольку было признано, что «телеграфические сведе­ ния» о погоде в Кронштадте и Ревеле могут быть полезны мореходам и коммер­ сантам и после войны.

В 1856 году во Франции была организована телеграфная метеорологиче­ ская сеть. Поступило предложение России присоединиться к этой сети. С по­ мощью телеграфа появилась возможность предупреждения циклона и наблюде­ ние за его передвижением. Сведения о погоде в России и за границей стали публиковать в газетах. Так было положено начало «Ежедневному метеорологи­ ческому бюллетеню», используя материалы которого мы имеем представление об истории климата в России.

С 1 января 1872 года Главная физическая обсерватория начала издавать ежедневный обзор погоды. Вскоре новый директор ГФО М.А. Рыкачев создал «службу погоды» для Балтийского флота. В портах Балтики были устроены спе­ циальные мачты, на которых вывешивались особые сигналы о направлении и силе ветра в ближайшие часы. Через двадцать лет сеть метеорологических стан­ ций настолько увеличилась, что Петербургская обсерватория стала давать про­ гнозы погоды для железных дорог, сельского хозяйства и речного судоходства.

Метеорологи были одними из первых, кто хорошо понимал необходимость тесного международного сотрудничества. С середины прошлого столетия в свя­ зи с расширением сети метеорологических наблюдений в разных странах ме­ теорологи начали ставить вопросы о необходимости стандартизации методов, сроков наблюдений, форм их записи, единиц измерений, публикации результа­ тов и телеграфного обмена данными наблюдений. В тот период Главная физи­ ческая обсерватория, являясь одновременно научным учреждением и выполняя функции метеорологической службы России, принимала активное участие в становлении и развитии международного сотрудничества. Директор ГФО ака­ демик Г.И. Вильд был одним из инициаторов и организаторов международной метеорологической конференции в Лейпциге (1872 г.) и первого метеорологи­ ческого конгресса в Вене (1873 г.), на котором были заложены основы будущей Международной метеорологической организации (ММО). На втором междуна­ родном метеорологическом конгрессе он был избран президентом ММО и на­ ходился на этом почетном посту до своего выхода в отставку с поста директора ГФО в 1896 году Обсерватория принимала активное участие в организации Пер­ вого международного полярного года (1882-1883 гг.);

президентом комиссии по проведению этой международной научной программы был академик Г.И. Вильд.

Глава ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ К Р И ЗИ С ВМ ЕСТО М И РО ВО Й РЕВО Л Ю Ц И И 3.1. Эстафета э к о л о г и ч е с к и х п р о б л е м п р о ш л ы х э п о х Р о с с и и 8 ноября 1917 года в соответствии с Декретом о земле была проведена на­ ционализация всех земель, недр, лесов и вод.

19 февраля 1918 года вышло Постановление ВЦИК «О социализации зем­ ли», отменяющее всякую собственность на землю, воду, леса, объекты живот­ ного мира на территории РСФСР. Распоряжение природными ресурсами пере­ давалось «уездной, губернской, областной и федеральной Советской власти, под контролем последней». Этим актом была установлена государственная соб­ ственность на все российские природные ресурсы.

Охрана природы в революционной и послереволюционной России - особые страницы истории страны. По сложившейся традиции в многочисленных работах по этому периоду авторы затрагивают очень широкий круг проблем, за исключе­ нием той, что и является предметом нашего интереса. Действительно - это эпоха заканчивавшейся первой мировой войны и серии переворотов в России с мало предсказуемыми последствиями. Европа изнурена моровой бойней, за океаном скопились огромные финансовые ценности мира, в результате чего США остави­ ли позади себя всех своих конкурентов. Россия, казалось, скатилась со всех при­ зовых мест: в экономике она вскоре вернется почти к эпохе Петра I, в социальном отношении - переживает серьезнейший в истории гуманитарный кризис, усугуб­ ленный не только разрухой, голодом1, но и массовой неграмотностью, патриар­ хальным сельским хозяйством и переменами в формах собственности, усугуб­ ленными различными радикальными взглядами на будущее страны.

На этом фоне, действительно, очень трудно думать об отношениях челове­ ка с природной средой. Наиболее реальной, даже фундаментальной особенно­ стью жизни этого человека, становится элементарное выживание. Для этого он, не задумываясь, начинает истреблять крупных зверей, леса вырубает для своих нужд не заботясь, чья это собственность или какие законы он нарушает. Рыба вылавливается самыми варварскими способами, города покрываются массива­ ми мусора. Творится то, что можно назвать попятным путем от цивилизации.

Как же природа в столь описанное и также неравноценно комментируемое 1Уже в 1948 г. в одном из выпусков статей, публиковавшихся ВООП, один из авторов обращал внимание на связь засушливых лет с бездумной рубкой лесов: «Годы революции и гражданской войны, хозяйственной разрухи сопровождались массовыми рубками леса. Слова В.И. Ленина - «Леса спасли революцию» - наиболее ярко определяют значение их в этот про­ межуток времени». И далее, продолжая мысль о значении лесов для агросектора, он приходит к выводу: «Продвижение неурожаев в Центральное Поволжье (1921 г.) и на Украину (1933 г.), а в 1945 г. даже в центральные области, несомненно, в известной мере связан с грандиозными рубками леса в годы революции, гражданской войны и, наконец, рубками леса, в связи с воен­ ными действиями в годы Великой Отечественной войны» (Белъский П. С. История развития лес­ ного хозяйства, значение и задачи охраны лесов СССР // Охрана природы. Сб. ст. - М.: изд.

ВООП. 1948. Вып. 2, с. 27, 33).

время перенесла на себе влияние быстро изменившихся правил, по которым общество развивалось? И, наоборот, какое влияние на новые отношения в об­ ществе оказала сама окружающая среда? Эти отнюдь не академические вопросы до настоящего времени очень слабо освещены. А между тем, несмотря на столь масштабные изменения, ужасающие людские потери в ходе гражданской вой­ ны, намного превысившие потери на фронтах мировой войны, на этой земле продолжали жить люди, которым предки оставили любовь к своей стране, ее природе и думавшие о будущем своем и своих детей. Наконец, человек никогда не мог позабыть о своей глубочайшей зависимости от состояния природы.

На фоне огромных проблем, с которыми столкнулись большевики после революции, что заставило их обратиться к проблемам экологической политики?

Коротко - Россия к началу 20-х годов вступила в экологический кризис. Его главные истоки - в бурных событиях, начавшихся с февраля 1917 года, продол­ жившихся в годы гражданской войны.

События мировой войны и, особенно, череда революционных перемен в 1917 году, серьезно обострили вопросы сохранения природы. Накопились тре­ вожные экологические проблемы, связанные с развитием сельского хозяйства и промышленности, требовавшей растущего количества природных ресурсов, да еще в условиях участия в первой мировой войне. К 1917 году эти процессы за­ метно ускорились, разразившаяся разруха лишь еще более подстегнула темпы деградации природы. А.П. Семенов-Тян-Шанский, выступая на общем собра­ нии музейной конференции 18 февраля 1919 года, с горечью констатировал:

«Ужасная, подорвавшая наши хозяйственные ресурсы война, последовавшая за ней революция с ее эксцессами и экономическая разруха, которую мы столь длительно переживаем, нанесла тяжкий, во многих случаях трудно поправимый ущерб природе. Вместе с частновладельческими усадьбами и благоустроенны­ ми культурными хозяйствами уничтожены и перепорчены обширные в сумме площади лесов и парков, животное население многих строго охранявшихся раньше лесов, рощ и парков, бессмысленно уничтожено»1.

На взгляд современников, положение дел еще до 1914 года явно внушало большую тревогу. Паралич государственного управления после октября 1917 года развязал широкие масштабы браконьерства во всех сферах природо­ пользования. Смена форм собственности еще более способствовала расцвету анархии. До 1917 года экологическая неграмотность самих властей компенси­ ровалась привлечением специалистов и ученых. Собственно, и представители правившей власти были образованными людьми, отнюдь не склонными любой ценой добиваться политических целей. И уж не за счет деградации природы.

До 1917 года природоохранные вопросы совершенно не затрагивались ни одним из большевистских лидеров. Мысли о связи общественного и природно­ го влияния производственной деятельности человека на окружающую среду вы­ сказывали в XIX веке Маркс и Энгельс, но вовсе отсутствовали в работах Ленина.

1 Семенов Тян-Шанский А.П. Свободная природа как великий живой музей, требующий неотлож­ ных мер ограждения // Природа, 1919, № 4-6, с. 208-209.

Лишь после 1917 года есть много свидетельств его участия в разработке законо­ дательства, формирования государственных структур управления природополь­ зованием и т.д. Природоохранная проблематика вообще отсутствует в трудах Троцкого, Бухарина, Зиновьева, Каменева и прочих руководителей той эпохи.

Что же характеризует отношение нового руководства страны к природо­ охранным проблемам? Не следует думать, что в составе новой власти были ис­ ключительно представители нижних, малообразованных слоев общества. На­ против, практически вся верхушка большевистской партии получила неплохое образование, и ее кругозора вполне хватало, чтобы оценить степень важности мер против деградации природы. И хотя это правительство ломало многое законы, государственные структуры, Вооруженные силы и принципы устройст­ ва Российского государства на основе собственных революционных представ­ лений, речь вовсе не шла об установлении анархии. Необходимость сохранения самого института государства никто не отрицал. Поэтому и последующее фор­ мирование экологической политики шло по государственной логике. Глава правительства - В.И. Ленин, юрист по образованию, не мог не понимать важ­ ность выработки пусть новых, но правил, регулирующих систему природополь­ зования. И это при том, что в природных ресурсах политическое руководство видело исключительно средство достижения политических целей.

Не только большевики, делавшие основную ставку в революционных пре­ образованиях на рабочий класс, но и эсеры, декларировавшие себя как партии крестьянства, полностью подпали под гипноз главной идеи России - требова­ нии земли крестьянам. Только в перераспределении земли виделся ключ решения этой главной российской проблемы. Вряд ли с этим нужно дискутировать. Одна­ ко с учетом весьма низкой продуктивности российских почв и технологии самого земледелия, низкой производительности труда (точнее - его еще патриархальных форм) проблема заключалась и в необходимости решительного перевооружения всего агросектора, внедрения новых технологий землепользования, т.е. - переход к интенсивным формам. Политическая модель победивших партий исходила главным образом из перераспределения национализируемых земель в пользу кре­ стьянства, которое со временем должно было перейти к коллективным формам труда. Никто, конечно, не отвергал и новые технологии, и заимствование передо­ вого мирового опыта. Политика требовала, однако, перераспределения.

Возникает естественный вопрос: почему вообще к этой сфере определился несомненный интерес со стороны новой власти? Попробуем в этом разобраться.

Э Вопросы охраны природы до Октября Э кологические одна партия, принимавшая участие в политической жизни приоритеты России, практически даже не затрагивала в своих устрем­ новой вл асти лениях, политических платформах. И дело заключалось вовсе не в том, что страна еще не подошла к тревожной черте в развитии природопользования, высокой степени остроты экономиче­ ских, социальных и политических проблем, которые породили события Октября 1917 года. В предыдущих разделах мы уже писали о неблагополучии в приро­ допользовании Российской империи.

JI.Д. Троцкий в 1923 году ясно сформулировал позицию большевизма:

«Социалистический человек хочет и будет командовать природой во всем ее объеме, с тетеревами и осетрами, через машину. Он укажет, где быть горам, а где расступиться. Изменит направление рек и создаст правила для океанов.

Останутся, вероятно, и глушь, и лес, и тетерева, и тигры, но там, где им укажет быть человек». А.В. Луначарский, возглавлявший наркомат просвещения, ве­ давший вопросами охраны природы, предлагал зажечь новое солнце, если ны­ нешнее окажется недостаточным или вообще надоевшим и напрасным. И за этим легко обнаруживается не только укоренившаяся страсть к хлесткой фразе, но и нечто большее - все то же облегченное от реальных научных основ виде­ ние взаимосвязи человека и природы. Представление о человеке как «вершине»


того, что создано природой, увы, явно преобладало. Но ведь это высказывания принадлежали политикам, а не частным лицам. За этим непременно следовала государственная политика, к чему они имели самое непосредственное отноше­ ние. Более того, и после их ухода от власти, эти взгляды несли их последовате­ ли. Что и продемонстрирует дальнейший ход событий1.

После Октябрьской революции 1917 года по стране началась передача зе­ мель и лесов земельным комитетам, которые приступили к проведению учета лесов, а также других природных компонентов земли, необходимых для хозяй­ ствования, национализированных после революции. Земельный вопрос для Рос­ сии - центр политических и экономических проблем. В известном декрете «О земле» крестьянский мир увидел не только ликвидацию помещичьего зем­ левладения, но и возможность получения земли в личное пользование, стать ее хозяином. Новая власть поддерживала эти настроения, что и обеспечило в зна­ чительной степени ее политический успех, завоевание государственной власти.

Однако неожиданное для крестьянства введение политики военного коммуниз­ ма изменило отношение к власти со стороны крестьян. Это привело не только к уменьшению политического влияния большевиков на селе, но и к уменьше нйю посевного клина, а значит, к хлебному дефициту, неотступно сопровож­ давшему Советскую Россию весь послереволюционный период. Сложилась па­ радоксальная ситуация - земля передана крестьянам, но они не спешат ее обра­ батывать. Ведь большую часть урожая надо по существу безвозмездно отдать властям. Эта модель отношений с государством не укладывается в сознании крестьянства, далекого от классово-политических мечтаний революционеров.

Такая ситуация, когда земля и ее богатства становятся «ничейными», власть непонятной, иногда даже враждебной, не могла не повлиять и на всю сферу ох­ 1 В современной западной литературе существует понятие "прометейство", под которым подра­ зумевается прочно утвердившееся в европейской традиции представление о превосходстве че­ ловека над природой и его праве преобразовывать окружающий мир в своих интересах. Именно с этих позиций выступали наиболее радикально настроенные лидеры новой власти. После их ухода с политической арены эстафету переняли другие персоны, стремившиеся подчинить ок­ ружающий мир и его ресурсы политико-экономическим целям: выполнению пятилеток, нара­ щиванию экономического и военного потенциала. В современной России от этого комплекса далеко не излечились многие люди, от которых немало зависит дело оптимизации отношения к природе.

раны природы, рационального использования ее ресурсов. Начинается массовое браконьерство, затронувшее практически все важнейшие сферы природополь­ зования: земле-, лесо- и водопользование, флору и фауну.

Острейший политический и экономический кризис, охвативший страну, обернулся большим ущербом и для природы. Дефицит топлива, особенно в крупных промышленных центрах и городах, привел к массовой рубке лесов, особенно вдоль железных дорог, по которым было проще вывозить дрова. Пла­ чевное состояние службы охраны лесов, несоблюдение пожарной безопасности, неисправность железнодорожного транспорта вели к масштабным лесным по­ жарам, уничтожавшим крупные массивы. Не меньшую остроту приобрел дефи­ цит продуктов питания. В поисках выхода из положения население истребило множество диких животных. Хищнически уничтожались, особенно вокруг крупных городов, многие виды животных, пригодных в пищу. Эти же причины породили неЕиданный по масштабам браконьерский лов рыбы по всей России.

Развал старой системы органов управления на местах, несовершенство новой, Дополняемый отсутствием средств и кадров грамотных специалистов, небыва­ лый размах браконьерства - эти и многие другие причины привали к ухудше­ нию общей экологической обстановки.

Крупнейшие города быстро становятся центрами экологического неблаго­ получия. После революции, особенно в годы гражданской войны, положение значительно ухудшилось. А.М. Горький в одном из писем писал об ужасающем состоянии петроградских улиц. Осенью 1919 года, проходя мимо Михайловско­ го замка А. Блок сказал своему спутнику: «Вот дичает город, скоро совсем за­ растет травой...». Не лучше было положение и в других городах.

В этой обстановке было нереально предпринять какие-либо серьезны»: ме­ ры по защите природы. Ужасающая экономическая ситуация, усугубленная по­ литической борьбой противостоящих сил по всей стране, давала основания для пессимистических прогнозов. Специалисты уже располагали информацией об устрашающих масштабах браконьерства по стране, о том уроне, который несла природа России в ходе гражданской войны, дефицита топлива, продуктов пита­ ния. Однако, с переменой власти и форм собственности, отечественные ученые связывали и надежды на кардинальные перемены в государственной политике охраны природы.

Советское правительство, несмотря на тяжелейшую обстановку, не отстра­ нялось от природоохранных проблем. И если что-то делалось, то чаще всего в комплексе с хозяйственными проблемами. Отдельные шаги правительства по охране природы чаще лишь декларировались, принимали форму декретов. Их исполнение оставалось вопросом будущего. Да иное было практически невоз­ можно. По нашим подсчетам, в 1917-1920 годах проблемы природопользования отразились в 268 декретах руководящих органов страны: ВЦИК, СНК РСФСР, СТО1- в 1917 году - издано 26, в 1918 - 70, в 1919 - 67, в 1920 - 85. Отсутствие 1 ВЦИК - Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет. Обладал законодательной инициативой, утверждал государственный бюджет, наблюдал за проведением в жизнь Консти­ туции РСФСР, образовывал СНК - Совет Народных Комиссаров РСФСР. СТО - Совет труда и материальных средств объясняет то, что реальная организация заповедников началась лишь с окончанием гражданской войны.

Копившиеся последнее столетие отечественной истории экологические проблемы России оказались в экстремальную военную и революционную эпоху выпущены из под контроля центральной власти. Население в ту эпоху уже сла­ бо сдерживалось законом от браконьерства и самых варварских форм природо­ пользования. Изменилась не только власть, но и формы собственности, включая и основные компоненты природы: на землю, леса, воды и т.д. А эти изменения не могли не оказать серьезного влияния на формы природопользования. В ито­ ге, к 1921 году в центральных районах России основным видам природных ре­ сурсов будет нанесен основательный ущерб, что и определит необходимость в срочных природоохранных мерах в последующие годы.

Практически все вопросы охраны природы были переданы наркомату про­ свещения, которым руководил А.В. Луначарский. Основанием для такого реше­ ния была совершенно здравая мысль о принципиальной незаинтересованности этого ведомства в нарушении принципов охраны природы. На основе этой по­ зиции был принят декрет об организации первого созданного в Советской Рос­ сии заповедника - Астраханского.

( После революций 1917 года Советской России досталось в наследство огромное по географическим рамкам землеполь­ В тисках зование, бескрайние леса, богатейшие гидроресурсы, разно­ экологи­ образный растительный и животный мир. Из этого разнообра­ ческого зия природных ресурсов страны сложились формы природо­ кризиса пользования России (и, конечно, республик, входивших в со­ став СССР). Ломка общественных отношений, управления страной, кардиналь­ ная смена формы собственности, наконец, политические преобразования - все это оказало огромное влияние и на отношение к природной среде.

Революции 1917 года, гражданская война, НЭП очень серьезно повлияли на сохранность природы и масштабы ее деградации. Беспрецедентное развитие браконьерства, варварское использование природы в условиях отсутствия сис­ темы контроля со стороны государства за соблюдением законодательства, кото­ рого, впрочем, тоже поначалу не существовало - эти и другие процессы самым разрушительным образом повлияли на природу. Следует также учитывать, что ускоренное развитие промышленности, транспорта, урбанизация еще со второй половины XIX века, лишь в незначительной степени регулировавшаяся несо­ вершенным природоохранным законодательством, к началу 1920-х годов под­ вели страну к самому настоящему экологическому кризису. Новая власть всерьез обратилась к проблемам охраны природы из-за их неотложности и понимания простой истины: если не навести минимальный порядок в природопользовании, последуют экономические, а за ними и политические проблемы в задуманном эксперименте - попытке построить социалистическое общество.

обороны - орган по руководству хозяйственным строительством и обороной, образован в 1920 г.

как комиссия СНК РСФСР.

Огромное значение при этом отводилось научной стороне проблемы (что, впрочем, не мешало правительству действовать по своему усмотрению). А ус­ пехи в исследовании природы страны были впечатляющими, особенно в 1920-е годы. Выступая в Ленинграде на конгрессе по изучению Арктики, известный полярный исследователь Ф.Нансен высоко оценил вклад ученых страны. «Оби­ лие эколого-географических работ последних лет, - отмечали выступавшие, вызвано, между прочим, значительным числом экспедиций, работавших в раз­ ных, преимущественно окраинных частях Союза и организованных разными ведомствами». Действительно, только АН СССР в 1926 году организовала экспедиций, в 1927 - 91, в 1929 — 100, в 1930 - 103. Эти работы затрагивали и вопросы охраны природа. В 1926-1927 годы состоялись целая серия съездов научных сил в отдельных регионах страны, посвященных отдельным вопросам изучения природы, ее ресурсов, разлития производительных сил. Предлагаются смелые проекты исследования крупных регионов страны, причем с использова­ нием авиации, дирижаблей, станций наблюдения и т.д.


В XX веке красной нитью проходит основное противоречие в области приро­ допользования-рекомендации науки часто находятся в разительном противоречии с практикой использования природных ресурсов. Властные структуры чаще всего видели в природном сырье только экономический или политический ресурс.

Особо отметим, что на завершающей части советской эпохи, когда беспре­ цедентно выросло число критических выступлений в СМИ по поводу политико экономической системы, сформированной КПСС, экологическая тематика, одно время даже доминировавшая в этих спорах напрямую увязывалась с несовер­ шенством методов руководства. Более того, в антиэкологичности политики правительства прямые обвинения были направлены на весь исторический зпыт страны в послереволюционное время. Как это часто бывает, в запале дискуссий истина легко перемешалась с политической конъюнктурой, нежеланием сторон объективно обратиться к реальному положению дел.

Да, были в сущности, безграмотные, поддерживаемые правительством, проекты «переделки» природы, фактически основывавшиеся на идеях уже да­ лекого от новой эпохи революционного трибуна Л.Д.Троцкого. Десятилетиями практиковался чиновный произвол в природопользовании, который не могли изменить никакие аргументы ученых. Однако нельзя забывать и о том, что и в мировом сообществе также практически отсутствовало понимание серьезно­ сти экологического фактора. В XX веке его влияние на мировую цивилизацию общество только начинало ощущать в глобальных масштабах. К такому пово­ роту событий человечество оказалось не готово.

Тяжелые последствия для состояния рыбных ресурсов имела первая миро­ вая война, но самое настоящее испытание началось с 1917 года. Острейший по­ литический и экономический кризис, охвативший страну, обернулся большим ущербом и для природы. После Февраля начался самый настоящий разгром за­ поведных рыбных мест на Дону, где водилось такое количество рыбы, что еще в середине 20-х годов старики вспоминали о веслах, буквально стоящих не столько в воде, сколько в огромной массе рыбы, шедшей на нерест. Известный ихтиолог Н.М. Книпович оценивал катастрофическое положение с ловом рыбы в 1917-1918 годах как позорную форму промысла.1 Коренилось это бедствие, быстро принявшее характер стихийного бедствия, в острейшей нехватке про­ дуктов питания и общей хозяйственной разрухе.

Дефицит топлива вел к массовой рубке лесов, особенно вдоль железных дорог, по которым было проще вывозить дрова. Острая нехватка продуктов пи­ тания привела к массовому отстрелу диких животных, пригодных к пище, неви­ данному по масштабам браконьерскому лову рыбы по всей России. Архангель­ ская рабоче-крестьянская инспекция РСФСР сообщала: «Заготовка «Североле сом» ведется так варварски, как ни при одном агенте со времен Рюрика». Эти тенденции стали причиной законодательной активности государства.

В дореволюционное время были созданы три закона: регулирование сроков охоты, рыбной ловли и закон об охране лесов. Советские законы охватывают «все стороны природы и то полезное, что создано человеком в растительном и животном мирах или имеет научно-познавательное значение: зеленые насажде­ ния (от лесов до газонов включительно), водные ресурсы* плодородие почвы, редкие естественные и искусственные ландшафты, редкие геологические обна­ жения, пещеры, животный мир, воздушный бассейн».

Современные экологические проблемы России - следствие длительного пренебрежения природоохранными мерами в хозяйственной деятельности и серьезных перекосов во всей совокупности отношений «человек-природа».

Большую роль в этом сыграло устойчивое представление о неисчерпаемых спо­ собностях природы компенсировать разрушительные последствия неразумного природопользования. Своими корнями экологические проблемы современной России уходят в прошлое, особенно к первым десятилетиям XX века. Экология первоначально появилась как сугубо биологическая наука о взаимоотношениях между организмом и окружающей средой. Однако в XX веке взаимоотношения между живыми организмами и окружающей средой вышли далеко за рамки только биологической проблемы.

Земельный вопрос для России был одним из центральных. После Октябрь­ ской революции по стране была осуществлена передача земель и лесов земель­ ным комитетам. В декрете «О земле» крестьянский мир увидел возможность получения земли в личное пользование. Однако в условиях военного комму­ низма сложилась на первый взгляд парадоксальная ситуация - земля передана крестьянам, но они не спешили ее обрабатывать, так как значительную часть урожая приходилось отдавать властям безвозмездно. Такая ситуация, когда земля и ее богатства стали «ничейными», а власть - непонятной, даже нередко враждебной, не могла не повлиять и на всю сферу охраны природы, развития новых форм природопользования. Уникальная сама по себе ситуация ухудша­ лась крутым спадом экономики. Широко развивается массовое браконьерство, затронувшее практически все основные отрасли природопользования.

1Голос рыбака, 1926, 13 февраля.

2 Здесь и далее цитируются архивные документы по одной из монографий автора. См.: Соколов В.В. Социализация природы в Советской России. 1917-1940 гг. - СПб.: изд-во УЭВ, 1994.

Изменения, происшедшие в России после 1917 года, оказали серьезное воз­ действие на всю систему природопользования в целом, организацию охраны природы, в частности. Что же характеризовало формирование ее особенностей, наложило отпечаток?

Формирование реально действующей системы охраны природы в стране началось после 1921 года, т.е. после введения'НЭП. Появляются органы охраны природы, организуются заповедники, развертывается экспедиционное исследо­ вание природных ресурсов страны. К концу 20-х годов начинается свертывание НЭПа, усиливается внутрипартийная борьба (кстати, мало затронувшая про­ блемы охраны природы), в ходе которой окончательно формируется культ лич­ ности Сталина и командно-административная система. Одновременно развер­ тываются индустриализация и коллективизация, глубоко повлиявшие на формы природопользования. Именно в этот период кардинально изменилась концепция охраны природы, выделившая в качестве приоритетных хозяйственнные задачи, появляется лозунг «наступления на природу». Коллективизация, изменившая сельское хозяйство страны, основанная на изъятии из личной собственности земли и эксплуатации дешевой крестьянской силы, оказала влияние и на охрану природы. Это проявилось на отношении крестьянина к земле, переставшего быть на ней хозяином. Несмотря на растущее количество техники и специали­ стов в аграрном секторе, успехи сельскохозяйственной науки и многое другое, что вторгается в российское земледелие, урожаи оставались невелики. Индуст­ риализация обусловила рост масштабов природопользования, особенно получе­ ния разнообразного природного сырья, продажа которого давала средства на строительство промышленности. Появляются крупные промышленные центры, расширившие не только географию природопользования, но и актуализировав­ ших роль экологических факторов в жизни общества 30-х годов. Причем про­ цесс этот носил противоречивый характер: расширяется сеть заповедников под началом Комитета по заповедникам при ВЦИКе, активизируется научное об­ следование природы страны, развивается природоохранное законодательство, появляются первые отечественные установки по очистке промышленных сбро­ сов. Но в это же время свертывается преподавание экологических знаний в высшей школе, закрываются или «перепрофилируются» специализированные природоохранные издания. Все это трагически дополняется репрессиями, унес­ шими жизни многих специалистов охраны природы.

Дискуссия о целях охраны природы, развернувшаяся в середине - конце 20-х годов, выявила две самостоятельные точки зрения о принципе организации системы охраны природы: будет она централизованной или децентрализован­ ной. А это, конечно, затрагивало фундаментальные вопросы, связанные с рас­ пределением полномочий власти, финансированием, законотворчеством и мно­ гими другими важными сторонами управления обществом. Именно об этом шла речь на 1-м Всероссийском и 1-м Всесоюзном съездах деятелей охраны приро­ ды в 1929 и 1933 годах. 1Труды 1-го Всероссийского съезда по охране природы. - М., 1930, с. 4;

Труды 1-го Всесоюзного Конфронтационная по своей сути идеология большевизма в середине 20-х годов оказала мощное воздействие на всю концепцию охраны природы. При­ звав к коренной ломке общественных отношений, что и было реализовано на практике после 1917 года, она логически включила в сферу этих преобразова­ ний и отношение человека к природе. Если переделывать общество, почему же не сделать и по отношению к природе? Эта точка зрения широко внедряется в массовое сознание - было бы ошибкой полагать, что она была присуща лишь «вождям». Сталинский лозунг «переделки природы» был обращен не к едини­ цам, а к миллионам. Поэтому сама мысль об обособлении ценнейших участков природы от социалистического строительства, безусловно, казалась еретиче­ ской, враждебной. Вряд ли будет преувеличением поставить природоохранную идею в один ряд с другими областями человеческой культуры, подвергшимися критике и гонениям: религией, литературой дооктябрьского периода, живописи и т.д. Сохранить или использовать природу полностью, допустимо или нет ло­ мать и переделывать на свой лад то, что досталось от прошлого - в этом коре­ нится проблема взаимозависимости социально-политических процессов внутри общества и его отношения к природе.

Отразились подобные взгляды и на работе крупнейших заповедников, на­ пример, Аскании-Нова. С лета 1931 г. в Аскании начинает появляться Презент.

Первый раз он был там, по-видимому, сопровождая декоративного «всесоюзно­ го старосты» - М.И. Калинина. Приехал собирать компромат на лидера аска нийцев - профессора В.В. Станчинского, который совсем недавно прилюдно высмеял невежество «марксиста-биолога». Было это так. В мае 1930 года на 4 Всесоюзном съезде зоологов, анатомов и гистологов в Киеве Станчинский доложил интереснейшие материалы по Аскании-Нова, предсказав, что «чрезвы­ чайно обширное и совершенно новое поле исследований принадлежит разви­ вающейся молодой науке - экологии». Невежда Презент, не имевший биологи­ ческого образования, принялся критиковать лидера асканийцев. Да еще глубо­ комысленно изрек в заключение: «Экологию нужно проверить в ЦК, что эта за наука еще такая?»

Победила новая концепция, в основе которой лежала идея «наступления на природу». Последствия крутой смены приоритетов в природопользовании не замедлили сказаться уже в годы первой пятилетки. В литературе тех лет снова и снова поднимается вопрос о степени допустимого антропогенного воздействия на природу. Однако отстаивать прежнюю концепцию становится уже далеко не просто - новая концепция приобрела политическое значение и авторы публика­ ций не без основания опасаются обвинений в каких-либо уклонах. К тому же тотальная «политизация» науки в 30-е годы не только стоила жизни многим ученым, но и привела к прекращению работ в области экологии, генетики и т.д.

по одному лишь подозрению в несоответствии марксизму. Одни поплатились за это жизнью (В.В. Станчинский, Н.И. Вавилов, Ф.Ф. Шиллингер);

другие годами неволи (Б.Е. Райков, В.Я. Генерозов), третьи - опалой, лишением работы съезда по охране природы в СССР. - М., 1935.

(С.А. Кожевников, В.Н. Макаров, М.М. Завазовский).1 И это при том что в этих областях отечественная наука достигла крупных результатов, получив всемир­ ное признание уже в начале 30-х годов. Массовые репрессии затронули все нау­ ки о природе. Были арестованы ученый секретарь Всесоюзного географическо­ го общества Н.Ф.Богданов, организатор Всесоюзного арктического института Р.Л. Самойлович. Погиб видный ученый-аграрник И.А. Теодорович. Был закрыт Аграрный институт, а его руководители репрессированы. Погиб крупный спе­ циалист по медицинской генетике С.Г. Левич, а руководимый им Медико Генетический институт закрыт.

Катастрофические для отечественной науки процессы развертывались с участием печально известных новоявленных борцов за чистоту марксизма.

Среди них наибольшую активность развернул Т.Д. Лысенко вместе с ядром своих последователей, одним из наиболее известным среди которых в историю войдет академик ВАСХНИЛ. И.И.Презент. Не имея представления о биологии, философ по образованию, он в мае 1930 года, на 4 Всесоюзном съезде зоологов, анатомов и гистологов в Киеве глубокомысленно изрек: «Экологию нужно про­ верить в ЦК, что эта за наука еще такая?»

Летом 1933 года он вновь приехал в заповедник и после этого 21 эколог из числа сотрудников заповедника, включая и В.В. Станчинского, были арестова­ ны ОПТУ. Сам Т.Д. Лысенко развернул клеветническую деятельность против многих деятелей биологической и сельскохозяйственной науки. Был расстрелян президент ВАСХНИЛ академик А.И. Муралов. Погиб академик Г.К. Мейстер.

Разгромлено руководство с ярлыком «вредительское» руководство институтов защиты растений, агрохимии, хлопководства, животноводства. В 1940 году был арестован и 26 января 1943 года скончался в Саратовской тюрьме НКВД селек­ ционер, генетик и географ, организатор науки в стране Николай Иванович Ва­ вилов. Одновременно были арестованы и в большинстве погибли ученики Ва­ вилова - Л.И. Говоров, Г.А. Левитский, Н.В. Ковалев и др.

Погромная кампания была организована и в агрономической науке. Были арестованы работники Наркомата земледелия, Госплана СССР, Всесоюзного института удобрений. Умер в лагере академик Н.М. Тулайков, погиб агрохимик Ш.Р. Цинцадзе, 73-летний академик-микробиолог Г.А. Надсон, директор Ин­ ститута океанографии и рыбного хозяйства К.А. Мехоношин, биологи И.Н. Фи липьев, А.В. Знаменский, Н.Н. Троицкий.2 Научные учреждения стали своеоб­ разной частью партийно-государственного аппарата управления со всеми выте­ кающими последствиями. Утилитарный, сугубо хозяйственный подход к при­ роде получил преобладание, несмотря на то, что деятельность таких ученых, как Г.А. Кожевников, И.П. Бородин, В.Н. Сукачев, Н.И. Вавилов и других обо­ гатили науку о природе новыми прогрессивными теориями. Большинство из них стали жертвами репрессий.

1Подр. см.: Завьялова О.Г. Экология и цивилизация. Ч. 1. -Курган, 1994, с. 30-37.

2 Знамя, 1989, №3, с. 153.

И только в качестве исключения можно назвать академика В.Н. Сукачева, сумевшего преодолеть все испытания и стать основателем учения о биоценозах (охраняемых природных территориях).1 Именно в этой обстановке окончатель­ но закрепляются те формы природопользования, которые и привели к тяжелым экологическим результатам.

Уникальная почва Аскании, не знавшая сохи и плуга, считавшихся этало­ ном черноземных земель, стала превращаться в объект хозяйственной эксплуа­ тации. Примечательно, что бывший директор заповедника, бывший крупный чиновник Совнаркома Ф. Бега, немало приложил усилий к превращению уни­ кальной территории в животноводческий совхоз.

В начальный период Советской власти не использовался термин «экологиче­ ская политика». Да и позднее его также нигде в документах не найти. Но практиче­ ские дела, решения (даже глубоко ошибочные) в сумме нельзя отнести только к экономике или социальному блоку работы высших органов страны. На деле многие решения следует отнести к специфическим решениях экологического порядка.

Экологическая политика проявилась прежде всего в стремлении сохранить уникальные природные и культурно-исторические объекты, исчезавших пред­ ставителей флоры и фауны. Военные действия нанесли природе Центральной России серьезный ущерб. Безотлагательно требовалось организовать государст­ венный контроль за соблюдением природоохранного законодательства, прове­ дения различных административных мер со стороны властных структур, осо­ бенно на местах.

К 1917 году в России накопились многочисленные экологические пробле­ мы, связанные с развитием промышленности, требовавшей растущее количест­ во природных ресурсов, да еще в условиях участия в первой мировой войне.

К 1917 году эти процессы заметно ускорились, разразившаяся разруха лишь еще более подстегнула темпы деградации природы. В условиях гражданской войны экологические проблемы усугубляются нестабильностью власти, анар­ хией природопользования, что тяжелейшим образом отразилось не только на экономике, уровне жизни, но и на природе. Изменилась не только власть, но и формы собственности, включая и основные компоненты природы: на землю, леса, воды и т.д. А эти изменения не могли не оказать серьезного влияния на формы природопользования. В итоге, к 1921 году, когда закончатся военные действия, в центральных районах России основным видам природных ресурсов (прежде всего флоре и фауне) будет нанесен основательный ущерб, что и опре­ делит необходимость в срочных природоохранных мерах в последующие годы.

Природа страны потерпела ущерб в период политики военного коммуниз­ ма, причины чего крылись в развитии анархии природопользования (особенно в лесопользовании, эксплуатации животного мира и рыбных ресурсов), отсутст­ вии заинтересованности крестьянства в развитии земледелия. В то же время в ходе восстановления экономики и НЭПа сформировавшаяся система охраны природы вполне соответствовала экономической политике. Более того, она впи­ 1Подр. см.: Завьялова ОТ. Экология и цивилизация. Ч. 1. - Курган, 1994, с. 30-37.

тала идеи крупных ученых и практиков об основных задачах и целях этой сис­ темы. По существу, сложилась по-настоящему «работающая на природу» кон­ цепция. Проведенный анализ литературы и разнообразных документов тех лет позволяет утверждать это.

С усилением централизации экономики, повышением роли ведомств, раз­ работкой и реализацией первого пятилетнего плана, существенно изменилось содержание охраны природы. Прежде всего, концепция «сохранения природы»

вошла в явное противоречие с новыми политическими реальностями, сформу­ лированными Сталиным в планах форсированного;

строительства социализма.

Крен в сторону «максимального» варианта плана потребовал и соответствую­ щей идеологической платформы. В экологическом плане это породило печаль­ но известный лозунг «переделки природы», в короткий срок широко открыв­ ший дорогу «ведомственному» природопользованию, с небольшими измене­ ниями сохранившемуся вплоть до распада СССР.

Смещение акцентов привело и к кардинальному изменению концепций всей экологической политики. Она стала подчиняться хозяйственным задачам.

«Наступление» на природу нередко носило близорукий, непродуманный харак­ тер, приносивший сиюминутный эффект. ^ Природоохранное воспитание, развивавшееся параллельно с формировани­ ем системы заповедников, системы природоохранных органов, в полной мере испытало на себе изменения, происшедшие с концепцией охраны природы.

Собственно, само проведение какого бы то ни было воспитания в условиях соз­ данной после 1917 года политической системы непременно предполагало его политизацию. Однако специфика этой формы воспитания предопределил;

', его выделение из общего агитационно-пропагандистского потока. Это проявЬ лось в организации ряда общественных организаций, преследовавших в качестве 6д ной из своих центральных задач именно природоохранное воспитание населе­ ния. Особое значение в этом плане имело созданное в 1924 году Всероссийское общество охраны природы, много сделавшее для внедрения в сознание людей своеобразного кодекса отношения к природе.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.