авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«9 789952 210743 А. Мухтарова И. М. Дьяконов История Мидии. I книга Баку 2012. “Нагыл Еви”. 332 стр. Книга ...»

-- [ Страница 10 ] --

Глава III писанных на вавилонском диалекте аккадского, может, повидимому, относиться и к другим кочевникам, неясно, осталась ли одна из групп киммерийцев в Закавказье, проникнув затем на территорию Манны и даже Мидии, или в соответствующих случаях речь идет о скифах.

Во-вторых, новым фактором явились скифы-шкуда. Одно из иран ских племен, быть может, среднеазиатского происхождения, скифы шкуда проникли в восточное Закавказье через Дербентский проход и возглавили, – возможно, в низменности между районом Кировабада и Араксом и во всяком случае в более южных районах вплоть до Урмии,– мощное политическое объединение («царство»), сыгравшее большую роль в истории VII в. до н. э. В частности, важным обстоятельством явился союз между скифами-шкуда и Манной.

3. Политическое положение в Манне и Мидии после 700 г. до н. э.

Как уже упоминалось в предыдущей главе Манна в конце VIII в., используя ассиро-урартскую борьбу, значительно укрепилась, охватив под своей властью всю территорию Урмийского бассейна вплоть до гор. III и отчасти IV районы по нашей классификации (возможно, за исключением западного1 и частично северного берега Урмии, оставав шихся за Урарту);

на севере Манна граничила, вероятно, также со Скифским царством.

Мы не знаем с уверенностью имени царя, правившего в это время в Манне. Быть может, это был тот манней с ассирийским именем – Бел хабу, который упоминается в одном из писем ассирийского царского архива.2 Во всяком случае, это был могущественный правитель.

Значительно хуже обстояли дела на территории мидийского племен ного союза. Большая часть центральной Мидии (верхняя часть долины Кызыл-узена, район Хамадана–Казвина и, тем более, расположенные западнее районы) была ассирийцами включена в состав их державы и разделена на несколько областей: З а м у а (севернее Сулеймание), П а р с у а (район верховьев Диялы с центром в крепости Никур), К и ш е с с у (с центром в одноименной крепости3 – район верховьев Кызыл- узена), 1 Впрочем, имея в виду, что с территории Манны можно было непосредственно угро жать Хубушкии (южнее озера Ван;

ср.: Кn.,35), не исключена возможность, что и западное побережье, по крайней мере частично, перешло в это время к Манне.

2 HABL, 1257.

3 Официально называвшейся также Кар-Уригалли.

Возникновение Мидийского царства М а д а й, или Мидия в наиболее узком смысле (вероятно, ниже Кишессу по Кызыл-узену),1 С а п а р д а (ранее часть области Хархар, вероятно, южнее линии Зенджан–Казвин),2 X а р х а р (с центром в одноименной крепости,3 западнее Хамадана), Б и т - К а р и (район Хамадана), А р р а п х а (с центром в г. Аррапхе, ныне Керкук;

охватывала, повиди мому, частично бывшую область Намар и даже районы юго-восточнее долины Диялы) и Б и т - Х а м б а н (западнее совр. Керманшаха).

Однако, за исключением прочно освоенных Ассирией (и частично лежавших даже за пределами исторической территории Мидии) обла стей Замуа, Парсуа и Аррапха, заселенных к началу VIII в. в значитель ной мере чужеземным населением, мидийские районы довольно слабо удерживались ассирийцами. Все держалось на нескольких крепостях с поселенцами из Сирии, Палестины, Вавилонии (Элензаш, Хархар, Ки шессу и т. д.), а кругом них фактическая власть принадлежала мидий ским вождям и «владыкам поселений»,4 в значительной мере из 1 Мы предполагаем, что Мидией была официально названа часть территории, ранее входившая в область Дейока.

2 Текст Kn., 11b (=КI., 7) говорит о «перевале Сапарды», из чего видно, что Сапарда находилась в горной местности, и,– судя по месту в приводившихся выше перечислениях областей, – севернее Хамадана.

3 Официально называлась также Кар-Шаррукин.

4 Характерную картину в этом отношении рисуют письма Маннуки-Нинуа, областо начальника Хархара, и Набубелукина, областеначальника Кишессу (?), адресованное еще в 714–706 гг. Саргону II. Приводим ниже важнейшие отрывки из них, дающие представ ление о деятельности областоначальников в Мидии: а) письмо HABL, 126, написанное, повидимому, вскоре после хархарского восстания 715 г.: «О том, что царь, господин мой, писал мне: „ты должен пойти в страну мидии с вельможами” – с ними вельможи царя за ключили мир, (и) мы вернулись благополучно. Я же здесь в Кар-Шаррукине (=Xapxape) сооружаю крепкие дома, (восстанавливая столько сырцовых) кирпичей, сколько они снесли;

а также мы засеваем поля (и) исполняем службу, – пусть сердце царя, моего госпо дина, будет довольно... » б) Письмо HABL, 127: «Пусть телохранители, подчиненные писцу и сборщикам налогов, доставят своих людей и отдадут (им их). Царь, господин мой, знает, что лошади у меня пали, пусть царь поскорее пришлет лошадей под моих всадинков;

воспитанников, которые прибыли со мной, и подчинил сборщикам податей;

если царь, господин мой, утвердит их, то они находится в Кальху при сборщиках податей», в) Письмо HABL, 128: «Страна царя, моего господина, благополучна. Мидяне вокруг нас спокойны и выполняют свою службу (повинности). По поводу того, что писал мне царь, господин мой: „пойди навстречу Шарруэмуранни (повидимому, ассирийскому шпиону, возвращаю щемуся из Мидии, – И. Д.);

я поручил тебя сыну Луду, пусть ни одна душа не увидит его, пока ты не доставишь его в Кар-Шаррукин”: я ходил навстречу ему до перевала, сын Луду провожал (?) меня;

никто не видал его, пока я не доставил его в Кар-Шаррукин. А что царь, господин мой, писал: „о сыне Луду [...........] из дворца к [...........] отомстили (??)” – в поселении [...........] все они спокойны и несут [свою] службу. Относительно жителей [...........], о которых писал мне царь, господин мой, – я послал к Иртуккану;

если он при слал (этих) людей, то я перешлю их к царю, моему господину, – или я должен написать Глава III прежних родов вождей, и собирать дань с местного населения можно было только путем организации вооруженных экспедиций.

К югу от покоренных Ассирией обла стей находилось полузависимое малень кое царство Эллипи (возможно, Эли манда античных авторов, с центром около Керманшаха), а еще дальше к югу – Эламская держава.

Восточнее покоренных Ассирией областей находилась территория незавое ванных мидийских племен со своими вождями и «владыками поселений». Эти области были в значительной мере за няты кочевниками-коневодами («ариби востока») и вообще экономически стояли значительно ниже западных областей, среди которых по уровню своего разви тия на первом месте безусловно стояла Манна.

Рис. 47. Царь Асархаддон. С асси К сожалению, хронология времени рийского рельефа. VII в. до н. э.

что-нибудь царю, моему господину? Относительно хлеба (нынешнего) урожая, о котором писал царь, господин мой, – „что это, почему ты не прислал хлеба?”: урожай погиб, округа очень побита (градом?)... а дожди, честное слово, льют непрерывно», г) Письмо НАВL, 129: «[По поводу забга]гцев, о которых писал царь, господин мой, я спрошу;

я видел, что они входили и выходили. Напиши (туда). Теперь, после того, как Тальта вернулся, они вошли со своими родичами в Кулуман и там находятся. А когда я пришел и заключил клятвенное соглашение с кулуманцами, они примирились, и их наместник (??) помирился (??) с (нашим?) наместником. Они просили меня о поселении Забгага.... О том, что писал мне царь, господин мой: „[...........]”,– мидяне схватили его... » Далее непонятный текст, в котором упоминается также автор письма HABL, 713, Набубелукин. Дата письма – оче видно, вскоре после 713 г. д) Письмо НАВL, 645: «... Окрестные владыки поселений спо койны... спрашивали относительно вестей о Луту – он и Ашпабара устроили встречу между собой в Харине, людей друг у друга они перебили. Относительно Арпите (или Уп ните, – И. Д.) владыки поселения Урьяку, которое он открыл (врагам??), я расскажу царю, моему господину. Когда я отправился к царю, моему господину, он бежал в Шапарду. На бутаккинанни, раб царя, слыхал, что он и Уаксатар списались и объединились. С ним чет веро его сыновей. В тот самый день, как я прибыл (обратно) в Кар-Шаррукин (= Хархар), я написал Раматеи: «пришли (своих) людей...» е) Письмо НАВL, 713 – от Набубелукина:

«Страна царя благополучна, окрестные мидяне спокойны. По поводу того, о чем писал мне царь, господин мой: „схватите сына Каракку урьякского (=Арпите? – И. Д.) и сместите его, назначьте на его место Рамети”, как царь, господни мой, писал мне, я написал, и сына Ка ракку схватили, доставили его... (а) Рамети мы послали на его место. Ашшуртэм[...] послал его, (но) урьякцы не со[гласились принять его...]......». Ср. также псьмо НАВL, 1045.

Возникновение Мидийского царства правления Асархаддона в Ассирии не вполне ясна, так как от него не дошло анналов, а лишь надписи, в которых походы изложены в основ ном по географическому признаку. Некоторой опорой является, од нако, так называемая «Вавилонская хроника» – ведшаяся в Вавилоне летопись, отмечающая наиболее важные события истории Вавилонии и окрестных стран в хронологическом порядке. Однако, к сожалению, в текстах нет непосредственной датировки событий, развернувшихся в Мидии в правление Асархаддона, хотя ясно, что они должны были про изойти до 673 г. до н. э.1 Поскольку мидийские события вообще обер нулись не в пользу Ассирии, официальные надписи о них умалчивают или обходят их, и мы знаем о них в основном из серии фрагментиро ванных текстов запросов Асархаддона к оракулу бога Шамаша. Эти запросы, датированные днем и месяцем, не содержат указания на год.

Однако, несмотря на все эти трудности, можно попытаться устано вить порядок событий, происходивших в правление Асархаддона на се вере и востоке.

В январе 680 г. ассирийский царь Синаххериб был убит во время бо гослужения одним из своих сыновей. На территории Северной Месо потамии разыгралась гражданская война, которая закончилась бегством двух сыновей Синаххериба в полунезависимую горную область Шубрию в юго-западной части Армянского нагорья и вступ лением к концу того же года на престол третьего брата, сторонника жреческой и тopгoвoй партии, – Асархаддона.

Первые годы нового ассирийского царя были заняты главным об разом сложными политическими и военными мероприятиями в Вави лонии, но в 679 г., как уже указывалось выше, на ассирийские пределы совершили набег киммерийцы.2 Об этом сохранилось три сообщения.

Надписи Асархаддона сообщают: «... А Теушпу-киммерийца – умман манду,3 чье место отдаленно – я поразил оружием вместе с его войсками в земле Хубушна», после чего рассказывают о походе ассирийцев в раз личные области юго-восточной Малой Азии. Так называемая «Вави лонская хроника В» сообщает: «Во 2-й год... [кимм]ерийцы пошли на 1 Текст «Призм А, В, и S» не включает описания похода на Шубрию, который, как мы знаем из Вавилонской хроники, произошел в 673 г. до н. э., но уже включает сообщения о событиях в Манне и Мидии.

2 Восстановление [gi-mir-r]i в тексте «Вавилонской хроники В» оспаривали Кнудтцон и весьма энергично Клаубер. Однако оно блестяще подтвердилось после опубликования «Хроники Асархаддона». S. S m i t h. Babylonian Historical Texts. London, 1924.

3 О термине «Умман-манда» см. подробно: И. М. Д ь я к о н о в. Последние годы Урарт ского государства, стр. 35.

Глава III Ассирию (и были) в Ассирии перебиты».1 Другая вавилонская хроника, так называемая «Хроника Асархаддона», говорит несколько подроб нее: «Год 2-й... Про[изошло] побоище в (стране) Буд[а]уа и (стране) киммерийцев в Кушехну».2 К сожалению, мы не знаем, где находилась Будауа3 и Кушехну. Что касается Хубушны, то, как мы уже говорили, есть два предположения относительно ее локализации. Наиболее веро ятно, что это – Хубишна, населенный пункт с западной стороны гор Тавра, в юго- восточной Малой Азии.

В результате ассирийцам удалось отразить киммерийцев от своих гра ниц. В том же 679 г. мы встречаем наемные киммерийские войска в Ас сирии,4 так что, повидимому, дело закончилось миром с киммерийцами или с частью их. Тем же временем или несколько позже следует датиро вать и ассирийский поход против различных малоазийских правителей, упоминаемый надписями после похода на Теушпу-киммерийца.

Существование в это время мирных отношений с киммерийцами под тверждается тем, что Руса II, царь Урарту, как показал Г. А. Меликишвили, в 676 или 675 г. выступил против Фригии в союзе с киммерийцами, а в 673– 672 гг. мы находим Асархаддона в самых дружественных отношениях с Русой.6 Но вскоре после этого союз Русы II и киммерийцев показался асси рийцам опасным, и до нас дошел запрос о том, не грозит ли этот союз но воприобретенным Ассирией владениям в Шубрии, на границе Урарту.

Поэтому, как кажется, отношения Ассирии с киммерийцами были мирными с 679 по 672 г. Тем более вероятно, что под «киммерийцами»

запросов к оракулам, выступающими как враги Ассирии на востоке, следует понимать скифов-шкуда (запросы написаны на вавилонском диалекте, для которого, как уже указывалось, подобное употребление термина «киммерийцы» засвидетельствовано).

Вся серия фрагментов запросов к оракулу относится к периоду с по 650 г. до н. э.,7 причем число фрагментов, дошедших от правления 1 KB, II, стр. 275 и сл.;

AL 5 стр. 135 и сл.

2 S. S m i t h. Babylonian Historical Texts, стр. 12, строка 9.

3 Это могла бы быть страна мидийского племени будиев, т. е. западная часть цент ральной Мидии;

однако все данные говорят скорее о том, что столкновение ассирийцев с киммерийцами произошло в Малой Азии.

4 АDD. I. № 364. – АВИУ. № 66.

5 Г. Л. М е л и к и ш в и л и. Некоторые вопросы социально-экономической истории Наири-Урарту, стр. 39.

6 А именно, он выдал Русе в 673/72 г. до н. э. урартских беглецов, захваченных им при завоевании Шубрии.

7 Среди запросов к оракулу нет ни одного упоминания событий, несомненно относя щихся ко времени раньше 675 г. (например, война против Сидона, война в Халдее, строи Возникновение Мидийского царства Ашшурбанапала (после 669 г.), значительно меньше. Большинство фрагментов относится к 674–669 гг. При этом наиболее интересные для нас фрагменты, касающиеся Манны и Мидии, могут быть с уверен ностью датированы 674–673 гг., так как события в Манне уже отражены в надписях Асархаддона, средактированных не позже 673 г. На этот период падают четыре основные серии событий, отражен ные в запросах: события в Манне, события в центральной Мидии, со бытия в Малой Азии2 и события в Египте. Нас, конечно, должны интересовать прежде всего первые две серии.

При этом с необходимостью возникает вопрос: существует ли связ между событиями в Манне и событиями в центральной Мидии? Более ранние исследователи разъединяли эти две серии, отождествляя первую с упомянутым в надписях Асархаддона походом против Манны и скифа Ишпакая, а вторую, исходя из упоминания в ней «киммерийцев», – с походом против Теушпы-киммеринца. При этом упоминаемая в этой же серии Сапарда отождествлялась с кочевниками, вторгшимися в тельство в Вавилоне, поход на Базу в центральной Аравии и т. п.). Нет, повидимому, ука заний и на первый поход Асархаддона в Египет (в 674 г. до н. э.), но это трудно с уверен ностью утверждать. Что касается времени правления Ашшурбанапала, то от него дошли лишь немногочисленные запросы по поводу вступления на вавилонский престол Шамаш шумукина (669 г.), похода на Манну (659 г.) и похода на Гамиулу (654 г.) и некоторые дру гие. Примыкающая к группе запросов к оракулу серии фрагментов записей гаданий по печени, датированных годами правления Ашшурбанапала, доходит до 650 г. до н. э. Ос новная масса фрагментов запросов падает, очевидно, на 674–669 гг. до н. э., и лишь от дельные фрагменты сохранились от других лет. См.: Е. С. К l a u b e r. Politisch-religise Texte aus der Sargonidenzeit. Leipzig, 1913, стр. LVII и сл. События в Малой Азии (Кn., 51, 55, 56а, 56, 57, 59, 60, 61 и др.), связанные с деятельностью Ишкаллу, царя Табала, и Му галлу, царя Мелида (Мелитены), не могут относиться к тому походу в Малую Азию, ко торый непосредственно последовал за киммерийским походом 679 г., так как тогда Мелид, повидимому, не был затронут ассирийцами.

1 Т. е. в надписях, составленных до окончания первого похода Асархаддона на Египет, в которых поэтому названный поход не отражен.

2 В малоазийской серии упоминается Митта, которого Кнудтцон отождествляет с Ми дасом (Кn., 51, стр. 153 и сл.). Это в таком случае был бы наиболее ранний из фрагментов, так как его нельзя было бы датировать позже 676/75 г. Однако отождествление это не бес спорно. Предложенное Кнудтцоном восстановление его звания как "'Mi-it-ta-a bl [li] во всяком случае не может быть принято, если речь идет действительно о Мидасе: «владыка поселений» – недостаточно значительное звание для столь могущественного царя. Скорее всего в этом случае нужно было бы восстановить bl |ad], bl [tbti], bl |i] или что-либо в этом роде (т. е. «принесший присягу», «друг», «виновный» – обычные семитские языко вые обороты, дословно «владыка [присяги]», «владыка[добра]» или «владыка [греха]»).

Остальные фрагменты малоазийской серии относятся, вероятно, к концу правления Асар хаддона и связаны отчасти уже с событиями правления Ашшурбанапала (мирное посоль ство Мугаллу, теперь уже «царя Табала»).

Глава III Лидию, которую впоследствии персы называли (по ее столице Сфарт, греч. Сарды) Спардой.1 Однако несомненно, что в запросах имеется в виду неоднократно2 упоминающаяся в ассирийских источниках мидий ская область Сапарда, или Шапарда. Поскольку в настоящее время можно считать установленным, что поход против Теушпы состоялся в 679 г., постольку трудно связывать его с серией событий в центральной Мидии, упоминаемой в запросах к оракулу, так как эти события, как мы видели, относятся к 674–673 гг. Кроме того, упоминаемый в этой серии скифский царь Партатуа – несомненно Прототий Геродота, отец Мадия, действовавшего в середине VII в.;

поэтому наиболее вероятно, что он являлся и предшественником Мадия и что, таким образом, его следует поместить не до, а после Ишпакая, упомянутого надписями Асархаддона в связи с маннейским походом и, как можно заключить из текстов, погибшего во время него.

Исходя из всего вышеизложенного, нам кажется наиболее естествен ным считать, что события в центральной Мидии были связаны с собы тиями в Манне, являясь их продолжением или отголоском. Принимая это положение, попытаемся расположить известия, которые можно из влечь из фрагментов запросов к оракулу, в хронологическом порядке и разобраться в вероятном ходе событий. Наиболее ранними документами и мидийской серии представляются мне запросы, касающиеся сбора дани с мидийских провинций Ассирии:

Kl 22;

Kn., 32, 33;

Kl., 19, 20;

Kn., 30, 31;

Kl., 14. Чрезвычайно харак терно, что только в мидийских провинциях положение было таково, что сбор дани в них представлялся рискованной экспедицией, о благо получии исхода которой необходимо было запрашивать оракулов. Началом мидийских событий было, вероятно, обращение к ассирий 1 Ср. также др.-евр. Sphrd: Obad., 20. В этой книга Сефарад (=Сапарда или Спарда?) назван местом пленения жителей Иерусалима (ошибка: вместо «Израиля»?).

2 Например: KS, Анналы, строки 73, 84 и мн. др. (в надписях и письмах).

3 Относящиеся к ним фрагменты запросов к оракулу бога Шамаша переведены нами в «АВИУ» (№ 68, стр. 223 и сл.). Однако при переводе мне не были доступны дополнения Клаубера к первоначальному изданию Кнудтцона (J. А. К n u d t z o n. Assyrischo Gebete an den Sonnengott. Leipzig, 1893). Книга Клаубера (E. G. К l a u b e r, ук. соч.) отсутствует в библиотеках Москвы и Ленинграда и стала мне доступной лишь позже выхода в свет пе реводов «АВИУ».

4 Действительно, взысканная дань не всегда прибывала на место: так, наместник Аш шурбелусур, которого царь Асархаддон запрашивает относительно отправки в Вавилон воинских частей с данью, сообщает царю, между прочим, о том, что собранные из Бит Кари мулы не прибыли к месту назначения. Дань должна была быть доставлено в Вави лон,– потому, вероятно, что тогда там находился Асархаддон (HABL, 242).

Возникновение Мидийского царства ским властям трех восточномидийских правителей, изгнанных из своих областей восставшим населением. Это – последнее из событий, пере численных ранними вариантами надписей Асархаддона,1 причем опи сание его по своему месту в надписи выпадает из общей географической схемы, которой эти надписи подчинены, поэтому, надо полагать, оно относится к последним по времени событиям и добавлено к готовой уже схеме надписей позже. Так как данные надписи составлены не по знее 674 г. до н. э., то к этому именно году и следует отнести начало ми дийских событий. О них надписи Асархаддона2 говорят следующее: – ассирийские войска совершили поход на «страну далеких мидян», на краю Соляной пустыни (Дешт-и Кевир) у горы Бикни (Демавенда),3 в область Патуш’арра (ср.-перс. Падашхвар,4 др.-перс. *Pti(h)uvar-, более позднее Хоарена). При этом были захвачены два «владыки посе ления» (bl li), один – с иранским именем iirparna (=*iralarna – «слава потомства»), второй, Epardu, – может быть, с эламо-каспийским именем,5 вместе с их людьми и скотом. Этому походу или последовавшему за ним сбору дани с той же тер ритории посвящен, повидимому, также сильно фрагментированный за прос к оракулу Kl, 21 (=Kn., 33), который перечисляет в числе различных вероятных объектов ассирийского нападения также кре пость Андарпати[ану], упоминавшуюся ранее в надписях Саргона II в связи с походами 713 и 714 гг. Из этих трех упоминаний видно, что Ан дарпатиану (Андирпаттиану) следует искать где-то восточнее Сапарды, недалеко от района нынешнего Казвина. Одно уже это обстоятельство должно удержать нас от распространенного сопоставления названия «Андарпатиану» с термином «Азербайджан», если бы для этого сопо 1 «Призмами А, В, S».

2 Наиболее полно – Призма А, IV, 8 и сл. (I R, 45 и сл.).

3 Гора эта названа «горой лазурита», так как ассирийцы получали этот полудрагоцен ный минерал от мидян, живших в этом районе. На самом деле, как уже указывалось, ла зурит в Мидии не добывался, и мидяне сами получали его из более восточныx областей (из Бактрии).

4 Бундахиши, XII;

сочетание hv- вполне могло быть по-ассирийски передано «хамзой», на произношение которой указывает написание с «разрывом слогов»: Pa-tu-u-аr-rа;

вы павшее v обусловило огласовку на -u- предыдущего слога. Чередовано hv=v вполне обычно в иранских языках. «Патишхвар» означает, собственно, как указывает Штрек (S t r е с k, ZA, XV, стр. 363), «(горы), лежащие перед Хваром» (Хоареной, XI районом нашей классификации, ныне район Семнана). См. также: Б. S а с h а u. Glossen zu den his torischen Inschriften Assyrischer Knige. ZA, XII, стр. 51.

5 Эламск. Eparti? Старое чтение этого имени – Ераrnа – не подтвердилось.

6 Перечисляются лошади (ss rukkubi – колесничные или верховые кони? Или кони и повозки?). Кроме того, крупный и мелкий рогатый скот, ослы и двугорбые верблюды.

Глава III ставления даже не было бы серьезнейших лингвистических препят ствий. Во время этого успешного для ассирийцев набега на восточную Мидию к ассирийскому полководцу обратились за помощью три вождя («владыки поселений») «далеких мидян» – Уппис, правитель Партакки, Занасана, правитель Партукки, и Раматея, правитель Ураказабарны. Хотя во всех трех случаях в тексте стоит детерминатив, поселения, од нако это, повидимому, нередкая в ассирийских текстах небрежность;

большинство исследователей согласно с тем, что имеются в виду обла сти. Партакка – это, вероятно, Партакану текстов Саргона, т. е. Паре такена, район современного Исфахана. По мнению Штрекка, Партукка – это то же название, Spielform предыдущего. Следует указать на то, что в ассирийских текстах действительно излюбленный прием – поме щать рядом в списках рифмующиеся или сходно звучащие названия, иногда варианты одного и того же. Но здесь, где названии всего три, следует все же полагать, что речь идет о т р е х р а з н ы х областях.

Можно предположить, что Partukka – форма имени (уменьшитель ного?) с характерным для мидийского языка суффиксом -kа, избранная ради ее сходства с Partakka, но являющаяся все же вариантом не этого названия, а ассир. *Partua, *Partuma, т. е. иранск. Parava – «Парфия».

1 Отождествление этого названия с термином «Азербайджан» восходит к Кнудтцону (J. A. K n u d t z o n, ук. соч., II, стр. 127), который полагает, не приводя никаких обоснова ний своему мнению, что «Атропат» было первоначально именем города, лишь позже пе ренесенным на людей (?!). Однако он читает в данном документе «Антарпати» вместо «Андарпати[ану]», не заметив, что это название встречается и в других ассирийских текс тах. Историю термина «Азербайджан» и его различные формы мы можем проследить до вольно далеко вглубь времен: через средневековые формы arbaijn, urbaign, turbagn этот термин восходит с полнейшей закономерностью к мидопарфянской форме *turptkn, засвидетельствованной в древнеармянском (Atrpatakan) и являющейся обыч нейшим случаем прилагательного на -kn, которое применялось для обозначения местно стей и образовывалось от имен собственных (как, например, Anahtakn от Anhit, Friyapatikn от Friyapati и множество других). В данном случае это образование от имени собственного turpt, tarpt;

греки от того же имени образовывали название страны с суффиксом названий местностей -n: Atropatn. Имя turpt, tropats имеет безупреч ную иранскую этимологию («хранимый священным огнем»), как и большинство собст венных имен этого времени (что, в условиях распространения учений, связанных с именем Заратуштры, за пределы иранских народностей, не говорит само по себе ничего об этни ческой принадлежности их носителей). Возвести элемент Atro-, Atur- к andаr-, andir-, andаrz- и т. п. лингвистически но представляется возможным, и аналогий для такого зву кового перехода у нас не имеется. На это указывали уже Нельдеке и Штрек против Роста, Клаубера и Кнудтцона.

2 Имена второго и третьего правителей – хорошие иранские: Zanana- (ассир- = «ш»)– «обладающий племенем», «родовитый», Rmatav(y)a- (ср. вариант ассир. Ramuta) – «радостно-мощный». Но первое имя – Уппис – не имеет иранской этимологии.

Возникновение Мидийского царства Имеется в виду, конечно, лишь какая-то часть будущей Парфии. То об стоятельство, что область отнесена к числу мидийских, не должно нас смущать: ведь и Хоарена-Патуш’арра впоследствии причислялась к Парфии. Как мы уже указывали, самый термин «Парфия» (Parava) означает «окраину».

Третья область – Ураказабарна (или Ураказапарна) – пока не под дается локализации. Правители этих трех областей обратились, как сказано, к ассирий цам за помощью против «начальников поселений», которые пытались изгнать их из их областей, и послали дары в виде жеребцов и лазурита.

На помощь им были посланы окраинные ассирийские областеначаль ники, которые привели, по данным надписей Асархаддона, к покорно сти восставшие поселения и обложили трех правителей ежегодной данью. Дань эта имела для ассирийцев большое значение: она собира лась лошадьми и должна была служить для пополнения конского по головья ассирийской армии в связи с вынужденным, как мы увидим, прекращенном поступления коней из Манны, откуда ассирийцы их обычно получали.

Однако тут-то и возникли трудности. Собрать дань со всей обшир ной и фактически совершенно не покоренной мидийской территории оказалось невозможным. Судя по упомянутому выше запросу к оракулу (Kl.,21), во время похода на Патуш’арру (?) ассирийцы опасались напа дения с тыла со стороны Сапарды2 и других «покоренных» мидийских областей. С большой опасностью для ассирийцев был сопряжен сбор дани областеначальниками и в других мидийских областях: в Бит-Кари (Kl., 19 – в улуле, т. е. в августе–сентябре, по всей вероятности, 674 г.), в Кар Кашши (что, вероятно, то же самое, что Бит-Кари;

Kl., 14), в Мадай (Kn., 31) и т. д. Положение осложнилось еще более к концу года, тогда к сопротивлению местного населения сбору дани прибавились нападе ния скифов на ассирийские отряды (в областях Бит-Кари и Мадай, Kl., 20;

в областях Бит-Кари и Сапарда, Kn., 30;

последний запрос датиро ван месяцем аддаром, т. е. февралем–мартом, вероятно, 673 г. до н. э.).

Скифы могли здесь появиться, конечно, только через маннейскую территорию, и поэтому нам необходимо выяснить, что около этого вре 1 Название само – иранское (Varakasa-fаrna, ср. Яшт XIII, 113, или Vnrkazana-farna?).

2 В тексте [....]x-da-a-a;

неясный знак Кнудтцон читал id, Клаубер колебался между id и ud (=par);

кaк кажeтся, только [ami Sa-p]ar-da-a-a можeт дать смысл контексту.

3 Имелось упоминание также и других племен, но название их не сохранились.

Глава III мени (быть может, немного раньше) происходило в Манне. О походе на Манну ассирийские надписи говорят чрезвычайно бегло, скорого воркой – верный признак отсутствия настоящего успеха: «Я рассеял людей Страны Маннеев, неусмиренных кутиев, побил оружием войска Ишпакая, скифа, союзника, не спасшего их». Запросы к оракулу бога Шамаша,1 к сожалению, лишенные в данном случае каких бы то ни было датировок, показывают, что инициатива принадлежала маннеям.

Ассирийский царь запрашивает бога, удастся ли маннеям захватить в свои руки ассирийские крепости Шарруикби и Дур-Эллиль (а также другие, названия которых не сохранились). Некоторые крепости, и в том числе Шарруикби, маннеям действительно удалось захватить, и Ас сирия вернула их себе лишь через много лет.

В большинстве запросов маннеи фигурируют одни, без союзников;

но затем выясняется, что к ним присоединились «киммерийцы». Впер вые речь о них идет в письме некоего Белушозиба, предсказателя-вави лонянина на ассирийской службе, к царю Асархаддону.2 Из этого письма выясняется, что были какие-то переговоры с «киммерийцами», и они обещали не вмешиваться в ассиро-маннейские отношения;

однако автор письма высказывает мнение, что не следует доверять этому обе щанию,3 и дает царю советы относительно наилучшего способа пере хода перевала, ведущего на маннейскую территорию, и разведки против маннеев и против киммерийцев как их вероятных союзников.

Упоминается «Белхабу маннейский»;

как указывалось, это, возможно, имя тогдашнего маннейского царя (хотя имя это – аккадское). К этой же ситуации, по всей вероятности, относится запрос об исходе похода на маннеев (Kn., 42), далее маленький фрагмент запроса к оракулу (Kn., 24), где киммерийцы упомянуты в неясном контексте в связи с именем маннейского царя Ахсери4 (как враги – неясно, ассирийцев или ман неев?), а также фрагмент письма5 царевича Ашшурбанапала к царю Асархаддону относительно разведки против киммерийцев.

Однако затем на территории Манны оказываются уже не кимме 1 Kn., 16, 19, 20, 41- Kl, 10;

Kn., 42 и 24.

2 HABL, 1257. – АВИУ, № 69, 2 стр. 231 и сл.

3 При этом он называет «киммерийцев» «племенем беглых». Если имеются в виду дей ствительные киммерийцы, то, возможно, что это намек на переданную впоследствии Ге родотом легенду об их бегстве от скифов.

4 В ассирийском диалекте – Ari, с тем же чтением Asri, что и здесь, в запросе, на писанном по-вавилонски. Ахсери умер в 659/58 г.;

он был, возможно, преемником Белхабу, если последний действительно был маннейским царем.

5 HABL. 1026. - АВИУ, № 69, 3.

Возникновение Мидийского царства рийцы, а скифы-шкуда. Запрос к оракулу (Kn., 48), датированный меся цем симаном (маем–июнем, вероятно, 674 г.), касается того, выйдет ли в течение месяца «войско скифов, которые живут (или: пребывают) в области Страны маннеев (и) которые пришли на границу Страны ман неев» «из перевала Хубушкии на поселения Харраниа и Анису,1 разгра бят ли, полонят ли многочисленную добычу, тяжкий полон с границ Ассирии?». Таким образом, скифы с территории Манны угрожают на пасть через перевалы Хубушкии (область в долине реки Бохтан, к югу от Байского озера) на пограничные ассирийские территории. Что в этом скифском предприятии принимали участие и маннеи и что скифы были союзниками маннеев, видно из запроса к оракулу Kn. 38, касающегося посылки ассирийского гонца в Хубушкию, причем высказывается опа сение о возможном нападении на него маннеев и, повидимому, скифов. Из этого видно, что Манна в это время граничила с Хубушкией, что предполагает занятие маннеями западного побережья Урмии и даже вер ховьев Большого Заба (Мусасира). Это было, конечно, результатом по ражения Ассирии в ассиро-маннейской войне, упоминаемой в запросах к оракулу Kn., 16, 19, 20, 41, 42, и Kl., 10, еще до выступления скифов.

Наиболее интересно то обстоятельство, что скифы выступают здесь в той же роли – союзников, находящихся на территории Манны, – в какой выступают и «киммерийцы». Этому может быть два объяснения:

1) во время общего движения киммерийцев из центрального Закавказья в Малую Азию часть их откололась от общей массы и соединилась со скифами, вместе с ними вступила на территорию Манны и сделалась ее союзником;

2) под «киммерийцами» вавилоноязычные источники (к ко торым относятся и запросы к оракулу), а иногда и ассироязычные в ряде случаев имеют в виду также и скифов-шкуда. Последнее нам ка жется более вероятным.

Таким образом, Манна как данник и союзник была в 674 г. для Ас сирии потеряна. Как полагает Камерон, в связи с этим ассирийцам, между прочим, пришлось перестроить свою систему снабжения армии конским поголовьем, что, как мы видели, привело к усилению грабежа в Мидии.

1 Так читает Клаубер (ук. соч., стр. LIX). Кнудтцон читает Анисус[киа]. Анису – посе ление в области Хабху, на юго-восточной границе Урарту (HABL, 173);

Анисускиа нам из других источников не известна. Харраниа – возможно, то же, что Харруна, или Хар рана, крепость в западной части «Внутренней Замуа», упоминаемая ассирийскими источ никами IX в.

2 А также еще одного народа, имя которого (как и имя скифов, лишь предположи тельно восстанавливаемое, исходя из общей ситуации) не сохранилось.

Глава III Все эти события должны были разыграться до того, как скифы про никли на территорию ассирийских провинций в Мидии, расположенных к югу от Манны. Если уже война на рубежах Манны должна была по мешать ассирийцам бросить большие силы на завоевание восточной Мидии, то вторжение скифов в нейтральную Мидию поставило под во прос само ассирийское господство в уже ранее завоеванных провинциях.

Скифы появились в центральной Мидии, повидимому, не позже конца 674 г., потому что к февралю 673 г., как мы видели, относится за прос относительно судьбы ассирийской экспедиции для сбора дани в мидийских провинциях Бит-Кари и Сапарда. (Неясно, были ли скифы там уже раньше, например, летом 674 г., так как датированный, пови димому, этим временем фрагмент Kl., 19 настолько разрушен, что из него ничего извлечь невозможно).

Скифы были естественным союзником для мидян, готовившихся к открытому сопротивлению Ассирии, тем более что в союзе со скифами были еще и маннеи.1 Есть данные о том, что и Элам готов был поддер жать повстанцев;

2 таким образом, все народы от Куры до Персидского залива единым фронтом могли выступить против ненавистного асси рийского ига.

4. Ход восстания Каштарити в Мидии Восстание мидян вспыхнуло, по всей вероятности, около ассирий ского нового года – в марте–апреле (нисане) 673 г.3 Душой его был Каш тарити, «владыка поселения» Кар-кашши. Ему удалось привлечь на свою сторону Мамитиаршу, бывшего «владыкой поселения» в провин ции Мадай,4 и Дусанни, бывшего «владыкой поселения» в провинции 1 И однако о большинство запросов, связанных с восстанием (кроме Кn., 25 и 38), скифы вовсе не упоминаются, хотя, как указано, они уже находились в самой Мидии, а упоминаются киммерийцы. Это опять-таки заставляет нас думать, что под киммерийцами в этих вавилоноязычных запросах имеются в виду «шкуда».

2 Ср. упоминание Элама во фрагментах запроса к оракулу относительно Каштарити (Кn., 4).

3 Самые ранние из датированных запросов, относящихся к ходу этого восстания (Кl., 4 и Кn. 1), – от 3 айара (конца апреля 673 г.), но в них Дусанни и Мамитиаршу уже высту пают как союзники Каштарити;

следовательно, запросы, касающиеся первых переговоров Каштарити с Дусанни и Мамитиаршу (Кn., 2 и Кl., 13), должны быть отнесены к еще более раннему времени;

судя по выражению «послушает ли его Мамитиаршу...в э т о м г о д у будет ли враждовать с Асархаддоном...», запрос сделан в самом начале года, т. е. в месяце нисане (марте–апреле).

4 Именно так нужно понимать знание Мамитиаршу в запросах;

не следует думать, что он был единственным мидянином в союзе, как иногда полагают. Все три вождя восстания Возникновение Мидийского царства Сапарда. Под «владыкой поселения» здесь надо, разумеется, понимать не vspati, a dahyu-pati: каждый из трех вождей был вождем местного населения в одной из трех ассирийских провинций (Бит-Кари, Мадай, Сапарда), областеначальники которых и раньше имели столько труд ностей при осуществлении ассирийской власти. По всей вероятности, для удобства сношений с местным населением и чтобы иметь человека, который обладал бы авторитетом среди него и в то же время головой отвечал бы в случае невзноса дани, ассирийцы признавали для каждой провинции одного определенного местного вождя, который уже тем самым делался dahyupati из vspati. Реально его власть, основанная на его авторитете, как родо-племенного вождя, была в провинции, веро ятно, не меньшей, если не большей, чем власть ассирийского областе начальника.

Таким образом, население трех провинций выступило совместно под начальством трех равноправных вождей. Но фактически, судя по тону запросов, бесспорным было главенство Каштарити. Весьма веро ятно, что он был формально избран военным вождем мидийского пле менного союза, хотя это избрание не отразилось на том, как обозначают Каштарити ассирийские документы, так как ассирийцы, естественно, этого избрания не признавали.

В надписях Асархаддона война с Каштарити, по всей вероятности, отражена в виде следующей весьма неопределенной декларации: «Я растоптал страну Барнаку, коварного врага, обитателей (страны) Ти лашурри, имя которой1 зовется в устах людей Мехрану2 „(город) Пи тану”». Из этого видно, что основным театром военных действий был район к югу от современного Хамадана.3 Неопределенно-хвастливый были мидянами, причем три центра восстания: Кар-кашши (Колония касситов), Мадай («Мидия», т. е. официальная ассирийская провинция этого названия) и Сапарда – соот ветствуют упоминавшимся в запросах о сборе дани ассирийским провинциям в Мидии – Бит-Кари («дом колонии»), Мадай и Сапарда.

1 Или «которых» (т. е. людей страны Тилашурри).

2 Или «Михрану» (так в «Призмах В и S»). Термин этот детерминируется как «город»

или «страна» и в IX–VII вв. до н. э., кроме как здесь, не встречается;

но из сопоставления с текстом Тукульти-Нинурты I и текстами Тиглатпаласара I (см.: АВИУ, № 13.–АКА, стр.

116) и Ададнерари II (АВИУ, №№ 20, 21.– КАН, II, №№ 83, 84) можно заключить, что «мехри», или «мехрану», было обозначением какой-то части местного населения западной Мидии.

3 Тилашурри, как мы видели выше, находился рядом с «Крепостью вавилонян» (Силь хази) или даже совпадал с ней. Так как в I тысячелетии нередко смешивали понятия «кас ситов» и «вавилонян», то вполне вероятно, что «Крепость вавилонян» – это то же самое, что «Колония касситов» (Кар-кашши), правителем которой был Каштарити;

а Кар-кашши была, вероятно, центром провинции Бит-Кари, которую, по соображениям, приводимым, Глава III тон сообщения не дает основания видеть здесь действительно ассирий скую победу. Как обстояло дело в действительности, показывают за просы к оракулу.

Одновременное выступление трех вождей и их союз со Скифским царством (вероятно, с Ишпакаем) и с Манной (вероятно, с Ахсери) поз волило повстанцам действовать сразу на нескольких фронтах. Восста ние распространялось со скоростью пожара и быстро вышло за пределы первоначальных трех провиицнй. Уже в самом начало месяца айар (апрель–май) мы видим войска Каштарити в соседней провинции Кишессу, осаждающими ее главную крепость того же названия (в тексте «Кишассу»);

1 в качестве его союзников названы «киммерийцы» (т. е.

скифы- шкуда?), «мидяне» (т. е. люди Мамитиаршу) и маннеи.2 В тех же числах ассирийцы запрашивают и о судьбе других, находящихся под угрозой крепостей – Карибту,3 осажденной теми же войсками, и крепо сти, имя которой не сохранилось,4 осаждаемой Дусанни сапардским, причем предполагается помощь осаждающим также со стороны «Каш следует отождествить с районом Хамадана. «Питану» (на мехранском языке, т. е. на языке местного поселения) – повидимому, то же что «Падан» II тысячелетия до н. э., т. е. район к северу от Элами, прилегающий к верховьям Диялы. Барнаку некоторые исследователи сопоставляют с Бит-Бунаки, областью, упоминаемой Синаххерибом в числе североэлам ских. Сопоставление Б(П)арнаку с парнами-даями (сакско-парфянским племенем в совре менной Туркмении) вряд ли может выдержать критику.

1 Кn., 1 – запрос на 100 дней, начиная с 3 айара, о том, «будь то Каштарити с его вой ском, будь то войско киммерийцев, будь то войско мидян, будь то войско маннеев, будь то какой бы то ни было враг – задумывают ли они, замышляют ли они? Будь то осадой, будь то силой, будь то боевыми действиями, битвой и сражением, будь то [прол]омом(?), будь то подконом (осадными орудиями), будь то насыпью, будь то [таран]ом, будь то го лодом, будь то клятвой именем бога или богини, будь то доброй речью и мирным дого вором, будь то какой-либо хитростью для взятия городов – возьмут ли они город Кишассу, войдут ли в этот город Кишассу, покорит ли этот город Кишассу рука их, будет ли при числен к их владению?».

2 Вероятно, к описываемой ситуации отиоснтся интересное письмо из Куюнджикского архива, адресат и отправитель которого не известны, написанное на вавилонском диалекте (HABL, 459). Начало его не сохранилось;

далее следует: «„Отправляйтесь в На[мар]!”, но он не послушался и они не вышли;

а Кинеай (?) и Синшаррусуранин, которые отправились, увели с собой 300 человек, в том числе старых и малых. Люди (здесь) против даров (царю?), – видно, никто не выполнит царского приказа. Быть может, царь, господин мой, скажет:

„А где же вы?”–С тех пор как свободные (??) выведены (?), мы в Кишессу стоим гарнизоном в цитадели (ina iKi-i-si ina ibir-ti u-la-ni);

в Лахиру мы не ушли. Быть может, царь, гос подин мой, скажет: „что может, пусть с[делает]!”» Повидимому, в письме речь идет об эвакуации ассирийцев из угрожаемой провинций Кишессу в Намар и соседний с ним город Лахиру (резиденцию матери Асархаддона, чрезвычайно влиятельной царицы Накии).

3 Аккадск. karibtu – «благословенная»;

настоящее имя этой крепости и ее местополо жение не известны. См.: Kl., 1 = Kn., 12. Запрос датирован самыми первыми числами айара.

4 Кl., 4=Kn., 8. Запрос на срок от 3 айара до 2 симана.

Возникновение Мидийского царства тарити, [владыки поселения Кар-кашши с его] могучими [силами], к[иммер]ийцев, маннеев, [мидян]» и т. д.,;

4 айара состоялся запрос о судьбе крепости u-ba-[...] - может быть, Сибара или Сибура в районе совр. Зенджана, – осаждаемой войсками Каштарити и тех же его со юзников;

6 айара ассирийский царь запрашивает – уже со сроком всего только на 7 дней, так как на более длительный срок осады, видимо, не рассчитывает – о судьбе осажденной крепости Ушиши (?). К сожале Рис. 48. Мидийская крепость Кишессу. По ассирийскому рельефу из Дур-Шаррукина. Конец VIII в. до н. э.

нию, нам неясно местоположение всех этих крепостей, однако несо мненно, что они были расположены на довольно широкой территории.

Весьма важным обстоятельством является факт осады мидянами асси рийских крепостей, что свидетельствует не только об их переходе к со вершенно новой тактике, но и о полном перевороте в области стратегии и военно-технических достижений. Войско, которое решалось на осаду ассирийского административного центра, каким была, например, кре пость Кишессу,–это уже не то войско, которое покидало свои поселения и укрывалось в горы при приближении армии ассирийских захватчи ков. Несомненно, что здесь сказался многолетний опыт, приобретен ный мидянами в войнах с ассирийцами. Кроме того, возможно, Глава III Каштарити полагался и на своих кочевых союзников с их специфиче ской конно-стрелковой тактикой, которой можно было рассеивать ас сирийские колонны на дальних подходах к осаждаемым крепостям, что освобождало бы мидянское ополчение от необходимости сражаться в сомкнутом строю с пока еще лучшей в мире ассирийской тяжеловоору женной пехотой и давало им возможность сосредоточить все силы на осаде. Однако это, конечно, пока может быть не более как догадкой.

Так или иначе, в начале айара (середине апреля?) 673 г. восстание охва тило значительную территорию – всю центральную Мидию, причем по встанцы действовали наступательно и угрожали осадой и взятием сразу многим ассирийским крепостям.

К 10 айара относится запрос ассирийского царя к оракулу от носительно предполагаемого ас сирийского контрнаступления.

Ассирийцы предполагают пройти через «перевал Сапарды»1 и за нять – вероятно, как плацдарм для дальнейшего наступления – кре пость Кильман. Штрекк2 отож дествляет ее с поселением Кулу ман, упомянутым в письмах из ас сирийского царского архива3 и на Рис. 49. Остов ассирийского тарана. ходившимся, повидимому, в юж Реконструкция на основе ассирийских ной части провинции Хархар, в изображений.

которую, как указывалось выше, первоначально входила и Сапарда. Видимо, речь идет о походе на вос ставшую Мидию с юга, о котором упоминается и в надписях Асархад дона.4 Однако ассирийский поход, повидимому, не имел успеха: в месяце симане (мае–июне) повстанцы вновь угрожают какой-то крепо сти,5 а в середине июня (25 симана) составляется запрос (от которого, к сожалению, почти ничего не сохранилось, кроме имени скифов-иш куза» – в данном случае не «киммерийцев»),6 относящийся уже к про Читать, вероятно, все же: ni-ri-bi iSa-par(!)-du вместо iSa-an-du текста Kl., 7=Kn., 11b.

2 S t r е с k, ZA, XV, стр. 366.

3 Это поселение упомянуто в письмах ассирийского архива дважды (HABL, 129 и 1046), в связи с Эллипи и Уриаку в провинции Хархар.

4 Ср. упоминание «Области Речки» в запросе к оракулу Кn., 85.

5 Кn., 11а.

6 Кn., 36.

Возникновение Мидийского царства винции Бит-Хамбан далеко на юго-западе. К этому же времени нужно отнести и запрос об угрозе не названного по имени противника (веро ятно, все того же Каштарити), нависшей над Сиссирту,1 «крепостью хархарцев, что расположена на границе Элама». Крепость эта нам из вестна: она была отнята у Эллипи и присоединена к провинции Хархар Синаххерибом;

расположена она была в области Бит-Барруа, подвер гавшейся в свое время завоеванию урартами, а затем Тиглатпаласаром III. Таким образом, повстанцы уже находились, видимо, в долине Диялы. Вся «ассирийская» Мидия, кроме Замуа и Парсуа, была для Ас сирии потеряна, и Каштарити угрожал последним перевалам, ведшим в Месопотамскую низменность. Уже и в Парсуа было неспокойно:

может быть, к этому времени надо отнести письмо областеначальника Парсуа, Набуриманни, к царю Ассирии.2 Автор письма3 доносит о том, что люди племени залипцев были перехвачены маннейскими войсками во время доставки ими дани лошадьми в столицу Парсуа, Никур;

чет веро из них бежали и прибыли в Никур, где и доложили о происшедшем областеначальнику;

последний просит царя прислать воина из его лич ной охраны для допроса беглецов. Поскольку залипцы доставляли дань в столицу Парсуа, очевидно, что их племенная территория входила в состав этой провинции;

однако маннеи могли совершать сюда успеш ные рейды. Положение складывалось чрезвычайно неблагоприятно для Асси рии, тем более что в ее тылу, в Финикии, назревали серьезные события и еще не была закончена война с Египтом. Помимо того, повидимому, iirtu (Кn., 72).

2 HABL, 165/ 3 По мнению Форрера, он занимал важнейшую в это время должность «начальника глав», см.: Е. F o r r e r. Die Provinzeinteilung des assyrischen Reiches, Leipzig, 1921. стр. 89 и 94;

Форрер делает вывод о том, что провинция Парсуа была прикреплена в качестве корм ления к должности «начальника глав». Однако мы знаем лишь, что некий Набуриманни занимал эту должность после 648 г., будучи эпонимом неотождествленного года в конце правления Ашшурбанапала;

в начале же правления Ашшурбанапала и в конце правления Асархаддона должность «начальника глав» занимал Ша-Набу-шу, командовавший в по ходе 669 г. на Египет. Поэтому если принять предположение Форрера, то письмо HABL, 165 надо датировать не этим временем, а второй половиной правления Ашшурбанапала.

4 Конечно, возможно также, что это событие следует датировать предыдущим, 674 г.

Однако из текстов запросов к оракулу видно, что маннеи продолжали и в 673 г. находиться в состоянии войны с Ассирией, и по общей ситуации более вероятно, что письмо Нибури манни относится именно ко времени общего наступления на восточные границы Ассирии.

Военные операции 674 г., как кажется, проходили севернее. С другой стороны, как указы валось, – быть может, данное письмо следует отнести вовсе не к правлению Асархаддона, а к 659 или 653–652 гг.

Глава III в связи с мидийскими событиями, участились случаи социального про теста угнетенных масс трудящегося населения в самой Ассирии, судя по тому, что еще до окончания мидийской войны Асархаддон был вынуж ден совершить поход в лесную область Армянского нагорья – Шубрию – специально для поимки многочисленных беглых рабов и земледельцев, сбегавшихся сюда с ассирийской территории.1 Несомненно, что они бе жали и в Мидию, так как здесь они были недоступны ассирийским ка рателям. Дальнейшего развития событий в Мидии в течение второй половины 673 г. мы не знаем,2 но, повидимому, решительного улучше ния в положении ассирийцев не наступило, и в начале нового, 672 года ассирийцы пытаются завязать с Каштарити переговоры.


К вождю повстанцев посылался не один гонец, что видно из много численности запросов к оракулу, относящихся к отправке гонца к Каш тарити.3 Наиболее ранний из запросов сделан накануне ассирийского нового года, т. е., вероятно, в начало марта 672 г. При этом ассирийцы стремятся поссорить между собой союзников и с этой целью ведут переговоры с каждым из них в отдельности;

так, сохранился запрос к оракулу относительно посылки гонца к Мамити аршу.5 Таким же порядком, по всей вероятности, были завязаны пере говоры и со скифами.

Как мы уже указывали, в течение почти всего восстания запросы к оракулу упоминают только «киммерийцев»;

«скифы» («ишкуза») начи 1 См.: АВИУ, № 67, стр. 218 и сл.;

№ 63, стр. 215 (дата «октябрь–ноябрь 672 г. в прим.

8 на той же странице ошибочна: надо читать «ноябрь–декабрь 673 г.»).

2 Как указал уже Клаубер, совершенно ни на чем не основано утверждение Прашека о переговорах ассирийского полководца Ша-Набу-шу с Каштарити под стенами города Амуля (J. v. Р r a s e k. Geschichte der Meder und Perser, I. Gotha, 1906, стр. 118). Два запроса, касающиеся похода нa Амуль (Kn., 17 и 18=Kl., 9), не могут быть точно датированы и ло кализованы, и мы не имеем оснований помещать наш Амуль в Мидии. Он не имеет ника кого отношения к современному городу Амоль на иранском побережье Каспийского моря, так как название Aml закономерно восходит к *Amarda- (древнему названию реки Кызыл-узен и обитавшего здесь племени). Каштарити в связи с Амулем не упоминается.

3 Кl., 6 (относится к предполагаемой посылке гонца), 5 (Кn., 9), 3 (?Кn., 3) и 12 по по воду уже отправленных гонцов).

4 Запрос Кl., 6 датирован аддаром (февралем–мартом) и относится к отрезку времени до середины (?) нисана следующего года (начинавшегося с этого месяца). Невозможно предполагать, что переговоры относятся к февралю–марту 673 г., т. е. к периоду до вос стания, так как в запросах относительно отправки гонцов уже упоминаются союзники Каштарити, с которыми он вступил в соглашение, по всей вероятности, лишь в нисане (марте–апреле 673 г.).

5 Кn., 25. Мамитиаршу в сохранившейся части запроса не упомянут, но надо полагать, что он имеется в виду, поскольку в качестве места, куда отправляется гонец, названа не Кар-кашши, а «Страна Мадай».

Возникновение Мидийского царства нают снова упоминаться лишь под конец, в маленьком фрагменте за проса (Кn., 36), относящемся к военным действиям в провинции Бит Хамбан, а также в запросе об отправке гонца к Мамитиаршу (Кn., 25), где они упомянуты н а р я д у с «киммерийцами». Это может быть слу чайностью (небрежностью или неточностью писца), а может и отражать процесс выделения скифов-шкуда в качестве особой группы среди массы кочевников и вообще северных племен, участвовавших в войне;

из них не все должны были непременно подчиняться непосредственно «царю скифов» (а отсюда, возможно, и более общее, неопределенное обозначение их как «киммерийцев»).

Положение со скифами осложнилось в связи с тем обстоятельством, что первый вождь скифов-шкуда, Ишпакай, видимо, был убит в ходе войны. Когда это произошло – неясно;

по дословному смыслу кон текста асархаддоновой надписи выходило бы, что это произошло еще в ассиро-маннейскую войну 674 г., но в этой надписи на хронологиче скую точность обращено мало внимания: нам кажется, что Ишпакай погиб в конце 673 г., и это было тем успехом ассирийцев, который не сколько ослабил последствия восстания.

Нового скифского царя Партатуа (Прототия) ассирийский источник называет вполне определенно «царем с т р а н ы Ишкуза», т. е. Скиф ского царства в Азербайджане, и не просто скифским вождем, «ски фом», как его предшественника Ишпакая. Партатуа пошел на переговоры, предложенные ему ассирийцами, и попросил руки дочери Асархаддона в качестве цены своей дружбы и союза с Ассирией. Со хранился полностью запрос к оракулу по этому поводу. Повидимому, ассирийское жречество через оракула одобрило мысль о закреплении союза со скифами дипломатическим браком, потому что с этого мо мента Скифское царство делается верным союзником Ассирии.1 Уже сам Партатуа сыграл, повидимому, значительную роль в ассирийской истории;

2 еще большую роль в ней сыграл его сын Мадий.

1 Кl., 16=Кn., 29 (в АВИУ текст приведен без дополнений, обнаруженных Клаубером).

2 Геродот, вводя в свое повествование имя Мадия, называет его «сыном Прототия»

(Партатуа). Следует заметить, что если греков Геродот обычно называет их полным офи циальным именем, т. е. собственно именем и отчеством, а иногда и указывает название их рода, то в отношении не-греков он дает отчество лишь в редких случаях: 1) в отношении военачальников похода Ксеркса на Грецию, имена которых, повидимому, извлечены из ка кого-то официального источника;

2) в отношении лиц, отцы которых упоминались уже им или отчество которых почему-либо вообще важно в данном контексте. Исключений очень мало и почти все они, возможно, восходят к одному и тому же источнику (Гекатею?). Это, в частности, Гиг, царь Лидии, основатель династии Мермиадов, Дейок, отчество которого указано, как кажется, ошибочно, и Мадий. Из этого можно заключить, что отец Мадия от Глава III По всей видимости, с Партатуа произошло то же, что в свое время произошло с кутийской родовой знатью и что вообще нередко происхо дило с верхушкой знати племен, стоявших на высшей ступени первобыт нообщинного строя: пленившись легкой наживой, он солидаризировался не с интересами народных масс, а с интересами рабовладельцев, пред ставленных в данном случае в первую голову Ассирийским государст вом. Вразрез с истинными интересами своего и союзных народов он предал дело повстанцев и перешел на сторону ассирийских захватчиков.

5. Образование независимого Мидийского царства В результате отпадения Партатуа успех восстания не был полным.

Ассирийцам удалось удержать в своих руках провинции Кишессу, Хар хар1 и Бит-Хамбан. Некоторые исследователи утверждают, что восста ние окончилось поражением мидян и гибелью Каштарити. Однако этому нет никаких подтверждений в источниках. Причина такого утверждения заключается в слепом и некритическом следовании асси рийским официальным источникам (не ведающим никаких других со бытий, кроме ассирийских «побед», которые весьма нередко были на самом деле поражениями) и в убеждении буржуазных ученых в том, что ассирийская армия была «непобедима», как и подобает армии «импе риалистов», в среде «малоразвитых» народов.2 На самом же деле, на против, можно с уверенностью утверждать, что на территории первоначального очага мидийского восстания – провинций Бит-Кари, Мадай и Сапарда – восстание имело полный успех. Ассирийская власть здесь была ликвидирована3 и на месте этих трех провинций в источни ках теперь упоминаетсн независимое царство Мидия, к созданию кото дельно упоминался либо источником Геродота, либо самим Геродотом: в последнем случае он упоминал его скорее всего в не дошедших до нас «Ассирийских повествованиях». Во всяком случае, вряд ли имело смысл для греческого читателя упоминать имя отца скиф ского царя, если этот отец не отличился сам по собо чем-либо достопамятным.

1 Эти провинции (иначе называемые Кар-Уригалли и Кар-Ширрукин) упоминаются и списках ассирийских провинций при Ашшурбанапале;

см.: E. F o r r e r, УК. соч., стр. 53–54.

2 Такова же откровенно апологетическая по отношению к империалистическим коло ниальным войнам точка зрения и американского историка Олмстеда (А. Т. Е. О l m s t e d.

History of Assyria, Now York–London, 1923), хотя oн и не считает, что Каштарити потерпел поражение. Тот, кто отрицает единство антиассирийской коалиции 673 г. до н. э. и ее по беду, приведшую к созданию Мидийского царства, должен допустить, что Мидия роди лась в 620–610 гг. до н. э. сразу великой державой, как Паллада родилась вооруженной из головы Зевса, что, конечно, явная невозможность.

3 Эти провинции исчезают в дальнейшем из ассирийских источников.

Возникновение Мидийского царства рого восстание 673 г., таким образом, и привело.

Царство Мидия упоминается в качестве независимого наряду с Урарту Хубушкией и Манной в одном из писем ассирийского царского архива, которое датируется между 672 л 669 гг.,1 а затем в перечне царств, которые ассирийцы считали самостоятельными, но формально зависимыми от Ассирии, относящемся к периоду между 669 и 652 гг. Кто же правил этим новым царством? Какова была судьба трех со юзников – Каштарити, Мамитиаршу и Дусанни? И кто они были по своей этнической и социальной принадлежности, на кого опирались?

От разрешения этих вопросов зависит оценка самого характера восста ния и определение его исторической роли и его результатов.

Прашек3 считает, что руководящая роль в восстании принадлежала Мамитиаршу, на том единственном основании, что только он назван в текстах «мидянином». Поэтому он отождествляет его с геродотовым Дейоком. Однако мы уже указывали на то, что «мадай» в контекстах этого рода означает принадлежность не к мидийскому племенному 1 HABL, 434. Речь в нем идет о создании пограничной охраны против этих стран, об их собственных пограничных крепостях и о необходимости немедленно доставлять пере бежчиков оттуда к царевичу Ашшурбанапалу, повидимому (ср. также: HABL. 1026) ве давшему ассирийской разведкой. (См.: АВИУ, № 69, 1, стр. 230 и сл.;

обоснование датировки см.: АВИУ, № 69, стр. 231, прим. 3–5).

2 Это перечень провинций, зависимых и фактически независимых царств, относящийся к правлению Ашшурбанапала, но, повидимому, ко времени до отложения Вавилонии в 652 г. Интересующая нас часть перечня гласит (АВИУ, № 71, стр. 234):


«... Хилакку – (Киликия, была независимой при падении ассирийского царства) Йа[ма]на – («Греция», здесь, очевидно, о. Кипр) Мелид – (Мелитена на Верхнем Евфрате, независимая при Асархаддоне и позже) [..........] – (?) Шибарту – (?) Искалуна – (Аскалон в Палестине. Не был присоединен к Ассирии) } Трансиордания не была по Удуму – (Эдом, Идумея в Трансиорда корена Ассирией, ее цари нии выступали в союзе с ней в Ма’аба. – (Моав в Трансиордании) вавилонской войне 50-х Амма[на| – (Аммон в Трансиордании) годов VII в.

Эфиопия – (никогда не бывала под ассирийской властью) [..........] – (?) Мидия (Мадай) – (Мидийское царство, – независимое, судя по месту в перечне) Страна [Маннеев (?)] – (была независимой в течение всего VII в.).

Приморье...» – (независимые халдейские племена у Персидского залива) (Далее текст разрушен).

3 J. v. Р r a s e k, ук. соч., стр. 121 –124.

Глава III союзу, а к ассирийской провинции Мадай, далеко не включавшей всей Мидии. Точка зрения о ведущей роли Мамитиаршу резко противоре чит фактам, так как в подлинных запросах к оракулу на первом месте, в качестве противника ассирийцев «номер один», почти без исключений всегда стоит Каштарити, а остальные силы выступают лишь как его со юзники. Высказывалось также многие (восходящее к Сэйсу) о тождестве Каштарити с Киаксаром I Диодора (у последнего он занимает место Дейока);

но, по всей видимости, появление у Диодора этого царя осно вано на ошибке: в данном месте он излагает Геродота, о чем прямо и говорит,2 и, кроме Геродота и Ктесия, другими источниками не поль зуется, между тем, ни Геродот, ни Ктесий никакого Киаксара I не упо минают. К тому же и филологически никак невозможно связать имя «Киаксар» с именем «Каштарити».

Наиболее правильно отождествление имени «Каштарити» с мидий ским имеием «Хшатрита» (Хarita), переданным нам Бехистунской надписью Дария I. Эта надпись сообщает: «Один человек, по имени Фравартиш (=Фраорт),3 возмутил народ-войско Мидии;

так он гово рил: „Я– Хшатрита по имени, из рода Киаксара* (Huvatra-)». Таким образом, некто, носивший имя Фраорта, для того чтобы привлечь на свою сторону мидян, объявил себя потомком рода Киаксара (т. е. Де йокидов) и для большей убедительности вместо своего действительного 1 Совершенно ошибочно утверждение Клаубера, будто Каштарити не был главой коа лиции, на том основании, что в запросах между перечисленными именами возможных вра гов стоит союз «или». Ведь осаждается-то один город, и тут не может быть речи о разных врагах, а только о разных частях о б щ и х вражеских сил. А раз так, то должен был быть и общий руководитель их, и это был, конечно, всегда упоминаемый первым Каштарити.

2 D i o d., II, 32, 2. Некоторые полагают, впрочем, что Киаксаром звали мидийского царя, который помещен был Геродотом между Дейоком и Фраортом и упоминания о ко тором не дошло в нашем традиционном тексте Геродота вследствие искажения перепис чиком. Однако у нас нет оснований считать текст Геродота в соответствующем месте столь сильно искаженным. Если Эсхил (Pеrsai, 765 и сл.) считает Киаксара основателем влады чества над Азией, а Лже-Хшатрита называет себя потомком «рода Киаксара», то это не является отражением факта основания мидийской династии якобы неким первым Киак саром, а есть лишь выражение того несомненного факта, что великодержавную роль до ставил Мидии исторический Киаксар, предпоследний мидийский царь. Впрочем, в конце VIII века известен некий Киаксар (асс. Укcатар, Уаксатар) в число правителей Области Речки (см. стр. 214, прим. 2 и ср. HABL., 645,– выше стр. 254, прим. 1).

3 Греческий язык регулярно передает f как ph, -va- как -о-;

поэтому Fravarti в точности соответствует греч. Phraorts. В вавилонской и эламской версиях, где f передается как р, a v – как m, это имя передано как Par’umarti, Pirrumarti. Не нужно говорить, что имя Fravarti- не имеет ничего общего с именем «Фaрхад» (древнеиранск. Frahata-, греч.

Phrаates).

Возникновение Мидийского царства имени принял другое – очевидно, потому, что в роде Дейокидов его на стоящее имя не было распространено, а было распространено ложно принятое им имя.1 Но отсюда следует, что в роде Дейокидов н е б ы л о Ф р а о р т о в, н о б ы л н е к т о X ш а т р и т а. У Геродота сделана здесь вполне понятная ошибка: его информатор, рассказывая по семейным преданиям, запамятовал и спутал настоящее имя самозванца с принятым им царским именем, назвав эти два имени в обратном порядке;

или же, быть может, ошибку совершил и сам Геродот, записывая рассказ со слов человека, недостаточно хорошо говорившего по-гречески, или через не которое время после устной передачи. Таким образом, на место имени «Фраорт» в списке мидийских царей мы должны поставить имя «Хшат рита». А это имя вполне закономерно по-вавилонски должно быть пе редано как «Каштарити»,2 «Кашатриту» или подобным образом. Итак, Каштарити – или, точнее, Хшатрита – должен занять место Фраорта в ряду мидийских царей;

если верить Геродоту, он был сыном (или, возможно, внуком)4 Дейока.

Мы уже высказывали мнение, что его область Бит-Кари с центром в крепости Кар-Кашши («Колония касситов»)5 находилась в районе Ха мадана. Где-то здесь, в юго-западной части Мидии, следует искать «Кре пость вавилонян» – Сильхази, с которой, по всей вероятности, тождественна «Колония касситов»,6 и здесь же находилась в дальнейшем 1 Так, в Вавилонии самозванец Араха принял известное царское имя Навуходоносора, в Эламе самозванец Мартия – старое эламское царское имя Хумпаникаша (? – др.-перс.

Иманиш). Совершенно бессмысленно было бы менять прославленное царское имя Фра орта на нецарское имя Хшатриты. Очевидно, царским было именно второе, а не первое имя. Таким образом, и отец Дейока, в противоположность утверждению Геродота, не мог зваться Фраортом.

2 Сочетание -- по-вавилонски вполне обычно передается как -k-, реже --;

в начале слога – два согласных, а в середине слова – три согласных подряд не произносятся. Конеч ный гласный в нововавилонском диалекте не произносился, а писался произвольно (-u, -а или -i).

3 В вавилонской версии Бехистунской надписи – aatrti. На тождество этого имени с именем Каштарити указал Дорм (P. D h о r m е. Conferences de St. Etienne. Paris, 1911, стр.

91).

4 Если верно, у Геродота пропущено одно имя между Дейоком и Фраортом.

5 Это объяснение термина впервые дано еще Тиле в 1888 г., но на него обращали не достаточно внимания.

6 Это, как уже неоднократно упоминалось, видно из маршрута Тиглатпаласара. Уже указывалось, что в конце II – начале I тысячелетия термин «касситы» часто воспринимался как равнозначный с термином «вавилоняне». Связь Кар-Кашши с Бит-Кари видна из па раллелизма между областями трех вождей восстания (крепость Кар-Кашши, Мадай, Са парда) и исчезающими после 673 г. ассирийскими провинциями (Бит-Кари, Мадай, Сапарда).

Глава III столица Мидийского царства с названием «Место собрания» (Hang matna, по-гречески Agbalana или Ekbatana). Как уже говорилось ранее, хотя и можно предполагать, что власть Дейока, пусть временно, про стиралась так далеко на юг, но доказательств этому нет, и в период 717– 715 гг. до н. э. территория Дейока во всяком случае не простиралась до сюда, так как между районом Хамадана и теми районами, где мог сидеть Дейок в качестве маннейского наместника, находились занятые асси рийцами пространства. Поэтому территорию Дейока, во всяком случае ко времени его пленения, следует искать где-то в долине Кызыл-узена, ближе к Мианэ, чем к Хамадану. Это и была впоследствии, как нам ка жется, ассирийская провинция «Мадай». Почему Хшатрита-Каштарити сидел не здесь, а южнее, в области же Мадай сидел некто Мамитиаршу – не ясно;

быть может, ассирийцы сами посадили Хшатриту в Бит-Кари – нарочно не в том месте, где он имел, так сказать, местные корни. Сле дует учесть то обстоятельство, что Хшатрита-Каштарити, если он был сыном или внуком Дейока, по всей вероятности, воспитывался в Асси рии, поскольку Дейок был сослан вглубь нее вместе с семьей (этим, воз можно, объясняется несомненное знакомство Каштарити с ассирийской осадной техникой, в которой ранее ассирийцы были едва ли не монопо листами). Ассирийцы могли рассчитывать на то, что воспитанный в их государстве молодой мидянин будет проводником проассирийской по литики, как многие воспитанники ассирийского двора, сажавшиеся ас сирийскими царями в качестве мелких царьков и вождей в окрестных царствах и племенах. Или же, быть может, не один лишь Каштарити, но оба – и Каштарити, и Мамитиаршу – были потомками Дейока и сидели в разных частях его былых владений.

Кто были Хшатрита-Каштарити и его союзники по своей этниче ской принадлежности? Хшатрита – имя безусловно иранское;

1 воз можно, что таковым же является и имя Мамитиаршу;

2 для Дусанни хорошей индоевропейской этимологии не предложено. Однако это еще не дает нам полной уверенности в соответствующей этнической при надлежности данных лиц. Как уже указывалось, иранский мидийский язык был, видимо, языком межплеменного общения в Мидии;

появле ние скифов должно было значительно укрепить позиции этого языка, так как он был, почти несомненно, без особого труда понятен скифам 1 «Властный», от xarа-.

2 По Э. Херцфельду – иранск. Vahmyatari.

3 Это видно из исключительной близости сако-скифских и мидийских собственных имен.

Возникновение Мидийского царства и мог, таким образом, служить также и средством общения между ски фами и мидянами. Кроме того, уже к этому времени, вероятно, отно сится широкое распространение по всей территории Мидии магов и их религии, языком которой также был иранский. Поэтому нельзя исклю чить возможность того, что имена в Мидии давались в это время пре имущественно иранские, как на Руси после распространения христианства большинство имен было греческими, а в странах ислама после исламизации – арабскими. Существование неираноязычного язы кового элемента, быть может, значительно более мощного, чем можно было бы предполагать по первому впечатлению от имеющегося мате риала, все же обнаруживается, как кажется, наличием и таких имен, ко торые не поддаются этимологизации из индоевропейского.1 Поэтому мы с уверенностью можем лишь сказать, что как Хшатрита, так и его союзники – Мамитиаршу и Дусанни – были мидяне;

но были ли они мидяне «иранского» или «каспийского» языка, – в этом нет абсолютной уверенности. Одно несомненно: район, где сложился центр нового го сударства, был чрезвычайно пестрым по этническому происхождению своего населения. Крепость Хшатриты называлась «Колонией касси тов», и она же, вероятно, называлась также «Крепостью вавилонян»;

здесь были распространены культы вавилонских богов;

этот райои на ходился на географической грани иранских и «каспийских» (кутийско луллубейских или «мехранских») племенных языков;

близко к нему были расположены районы с кассито-эламским населением (на юге) и с арамейским («сиромидийским») населением из ассирийских пересе ленцев (на западе). Вполне естественно, что официальным языком Ми дийского царства стал язык межплемонного общения – каковым и был тот иранский язык, который древние авторы и называют собственно «мидийским».

Блестящий успех Хшатриты-Каштарити, которому удалось то, что не удавалось мидянам в течение почти ста лет, – навсегда освободить важнейшие районы Мидии от ассирийского ига и создать собственное единое государство, объясняется, без сомнения, широкой народной под держкой возглавленного им движения. Вся масса свободного народа Мидии поддержала его. Это вытекает из следующего рассуждения.

Как мы видели, Мидия VIII в. состояла из огромного множества мельчайших догосударствениых и paннегосударственных образований.

Однако к концу VII в., несмотря на тяжелые обстоятельства, которые молодому государству пришлось еще пережить в середине этого века, 1 Кроме Dusanni, см. еще, например, Harpagos.

Глава III мы видим Мидию единым, мощным государством, лишь в периферий ных своих частях, завоеванных позже, включавшим самоуправляю щиеся царства. Следовательно, между 673 г. и началом ассиро-мидий ской войны, падающим на период где-то между 625 и 615 гг. до н. э., не только было заложено основание Мидийскому государству, но и были ликвидированы и полностью поглощены мельчайшие «царства» опре делявшие до тех пор политический облик мидийской территории. Само собой разумеется, что это не могло быть осуществлено без ожесточен ного противодействия со стороны всех этих мелких местных правителей и их родичей, иначе говоря, со стороны родовой аристократии.1 А это позволяет нам с достаточной уверенностью предположить, что мидий ские цари опирались на широкие массы свободных людей – не только на зарождающийся к крепнувший класс рабовладельцев, но и на сво бодных мелких производителей материальных благ, и даже в большей степени на последних, чем на ту прослойку класса рабовладельцев, ко торая составляла группу родовой аристократии.

То обстоятельство, что мидийские цари стремились к деспотической власти, на что указывает Геродот,2 нисколько не противоречит сказан ному. В начальный период в с я к о г о рабовладельческого общества не изменно происходит борьба между рядовыми свободными и родовой знатью, причем только устранение власти последней и прекращение связанного с этой властью закабаления свободных земледельцев и борьбы всех против всех (ср.: H e r, I, 96–97) может дать полный про стор развитию рабовладельческого способа производства. В этой борьбе широкие массы свободных вполне обычно поддерживают тен денции к установлению единоличной власти, упраздняющей или ограничивающей совет старейшин и другие органы власти, захвачен 1 На недовольство знати, выдававшейся «родом» (oiki) и «доблестью» (аndragathi) и считавшей себя равной Дейокидам (heterois sphi dokeoi einai), довольно ясно намекает и Геродот (I, 99);

вообще, его изложение истории возникновения Мидийского царства носит ясные следы критического отношения его информатора-аристократа к дейокидским по рядкам.

2 Геродот (1, 99-100), который приписывает введение новых политических порядков уже Дейоку, рассказывает следующее: «Такую (крепость, т. е. Экбатану) воздвиг себе Дейок и такие (стены) вокруг (своего) жилища, прочему же народу (dmos) повелел жить вокруг (крепостной) стены. По сооружении же всех построек Дейок впервые ввел порядок, чтобы никто не входил к царю, все же дела чтобы совершились, через вестников, чтобы царь никем не был бы видим;

кроме того, чтобы было всякому неприлично в (его) при сутствии смеяться и плевать», и т. д., «а писавшие судебные жалобы посылали их к нему, а он, разрешив, отсылал поданные (к нему)... если узнавал о согрешившем, то приказывал доставить его и наказывал сообразно вине каждого;

и имел он соглядатаев и подслуши вателой по всей земле царства».

Возникновение Мидийского царства ные олигархией. Так было в Шумере,1 так было в Иудее,2 так было и в Греции, где так называемые тираны были выдвинуты именно широкой массой свободных в противовес засилью родовой аристократии в вос ходивших по своей форме еще к первобытному строю органах. Не слу чайно Геродот называет власть Дейока «тиранией» (turannis). Иное дело, в каком направлении дальше развивалась на Востоке создавшаяся таким образом деспотическая царская власть. В Мидии, во всяком слу чае, за сто с небольшим лет существования державы она, вероятно, не успела переродиться.

С другой стороны, в рассматриваемый период Мидийское царство еще не успело и принять достаточно монолитных форм. Мы не знаем, каким образом сошли со сцены Мамитиаршу и Дусанни, но некоторые мелкие автономные мидийские правители продолжали существовать еще и в 50-х годах VII в., а быть может, и позже.

Да и само Мидийское царство, какова бы ни была степень его внут ренней концентрации, в том виде, в каком оно было создано Кашта рити-Хшатритой, не было еще той Мидией в ее исторических границах, которую обычно имеют в виду древние источники, когда они называют эту страну. К 672 г. лишь сложились те три основные части, которые вместе и составили в дальнейшем собственно Мидию. Это – Скифское царство, Манна и Мидия в узком смысле слова.

6. Мидия, Манна и Скифское царство после восстания Каковы же были последствия событий 674–672 гг. для каждого из этих царств, этих составных частей будущей Мидии?

Скифское царство определенно укрепилось политически. В качестве «страны Ишкуза» оно получило признание сильнейшей державы – Ас сирии;

его глава, Партатуа (Прототий), был признан «царем» (arru) и, вероятно, получил просимую им в жены дочь царя Ассирии. Мы не можем пока судить, в какой мере это образование можно действительно назвать «царством», т. е. государственным образованием, но во всяком случае ясно, что входившее в его состав население (в подавляющем своем большинстве, конечно, не скифское, а состоявшее из албанов, утиев, каспиев, кадусиев и тому подобных оседлых и полукочевых, гор 1 См.: И. М. Д ь я к о н о в. Государственный строи древнейшего Шумера. ВДИ. 1952, № 2, стр. 35 и сл.

2 Где «пророческое» движение, поддержанное народными массами, было опорой царей в их борьбе с местной родовой знатью, связанной с местными культами и их жречеством.

Глава III ных, скотоводческих племен) впервые втянулось в орбиту классовой ци вилизации и государственной жизни ведущих стран рабовладельческого Востока. Без участия этого местного, оседлого и полуоседлого населе ния скифы несомненно вообще не могли бы конституироваться в «царство» и остались бы малочисленными ордами кочевников, которые прошли бы по Передней Азии бесследно для ее цивилизации. Теперь же они стали на более или менее длительное время постоянным политиче ским фактором, и участником политической жизни древнего Востока.

Каковы были границы Скифского царства – неясно, но во всяком случае, как уже указывалось, оно не граничило с Ассирией, потому что его нет в перечислении стран, с которыми Ассирия соприкасалась на се вере и востоке, в письме HABL, 434.1 Вероятно, согласно предположе нию, высказывавшемуся выше, оно простиралось по более равнинным территориям от Куры в районе Кировабада до района севернее Урмии, например до гор Кара-даг и Савалан-даг, т. е. находилась в области, на селенной утиями, албанами, кадусиями и т. п., которые, очевидно, и со ставляли фактически основную массу населения Скифского царства.

Значительно усилилась также и Манна: ее царь Ахсери вполне имел бы право претендовать на великодержавную позицию наряду с Русой II урартским. Территории Манны расширилась на западе за счет Ассирии и, повидимому, и за счет Урарту;

2 где-то в верховьях Большого Заба она граничила с Хубушкией и Урарту;

дальше ее граница шла на юг, по всей вероятности, вдоль главного хребта Загроса – там, где теперь идет турецко-иранская и иракско-иранская граница: западнее г. Урмии (Резайе), Ушпуэ и Саучбулага. По хребтам гор Кафелан-Кyx (Гизиль бунды) Манна граничила с Мидией: в западной части – с ассирийскими провинциями в Мидии, в восточной – с независимым Мидийским царством. Восточнее и севернее границы Манны неясны.

Труднее всего определить протяжение царства Хшатриты-Кашта рити (геродотова Фраорта). Провинции Кишессу (или Кар-Уригалли) и Хархар (или Кар-Шаррукин), а также Бит-Хамбан остались в составе Ассирии, так что западная граница Мидии проходила, вероятно, лишь несколько западнее линии Мианэ–Хамадан. Еще труднее уточнить остальные границы царства. Геродот (I, 101–102) сообщает, что уже «Дейок слил мидийский народ (ethnos) воедино и царствовал (rkse) над ним», и перечисляет тут же все мидийские племена;

о «Фраорте» же (т.

е. Хшатрите-Каштарити) он сообщает, что, «приняв царство (arkh), 1 Урарту, Манна, Мидия и Хубушкиа.

2 В районе западного побережья Урмии.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.