авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве

ЦЕНТР

ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ»

История Санкт-Петербургского

университета в виртуальном пространстве

http://history.museums.spbu.ru/

Александр Александрович Иностранцев

(1843-1919)

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве

http://history.museums.spbu.ru/ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МУЗЕЙ ИСТОРИИ УНИВЕРСИТЕТА КАФЕДРА И С Т О Р И Ч Е С К О Й ГЕОЛОГИИ К 275-летию Санкт-Петербургского университета А. А. Иностранцев ВОСПОМИНАНИЯ (Автобиография) Подготовка текста, вступительная статья и комментарии В. А. Прозоровского и И. Л. Тихонова Центр «Петербургское Востоковедение»

Санкт-Петербург История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК ДЗд У Д К 92: Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований.

Код 96-05- Иностранцев А. А. Воспоминания (Автобиография). Под­ готовка текста, вступительная статья и комментарии В. А. Про­ зоровского, И. Л. Т и х о н о в а. — С П б. : Центр «Петербургское Востоковедение», 1998. — 272 с.

ISBN 5-85803-109- Александр Александрович Иностранцев (1843—1919), выдаю­ щийся русский геолог, естествоиспытатель, профессор Санкт-Петер­ бургского университета, член-корреспондент Академии наук, прожил долгую, насыщенную неустанными научными трудами и богатую со­ бытиями жизнь. В мемуарах он как бы подводит итоги своей пятиде­ сятилетней научной деятельности и рисует яркие картины развития науки и Петербургского университета в последней четверти XIX — начале XX в. Книга адресуется как специалистам, так и широкому читателю, интересующемуся историей отечественной науки и высшей школы.

Б Б К ДЗд Перепечатка данного издания, а равно отдельных его частей запрещена. Л ю б о е использование материалов данного издания в о з м о ж н о исключительно с ведома издательства.

ISBN 5-85803-109-9 © В. А. П р о з о р о в с к и й, И. Л. Т и х о н о в, подго товка текста, вступительная статья и коммен­ тарии, © Центр «Петербургское Востоковедение», Зарегистрированная торговая марка История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.

museums.spbu.ru/ Предисловие В последние годы увидели свет мемуары многих политических и общественных деятелей, литераторов, у ч е н ы х X I X — X X вв. Д л я издания последних основываются д а ж е специальные с е р и и. Инте­ рес к литературе подобного рода вполне о п р а в д а н, т а к к а к зачастую т о л ь к о она может дать ж и в у ю картину развития общества того вре­ мени. М е м у а р ы ученых ценны не т о л ь к о к а к незаменимые источни­ ки сведений, к а с а ю щ и х с я истории отдельных наук, они, в силу свойственной л ю д я м науки точности и беспристрастности в изложе­ нии ф а к т о в, определенной объективности суждений, широты круго­ зора, я в л я ю т с я в а ж н ы м и историческими документами. Все это в полной мере относится к публикуемой здесь рукописи воспомина­ ний известного геолога и естествоиспытателя, члена-корреспондента Петербургской Академии наук, п р о ф е с с о р а Петербургского универ­ ситета Александра Александровича И н о с т р а н ц е в а.

Эта р у к о п и с ь может заинтересовать многих читателей сведения­ ми о с а м ы х р а з л и ч н ы х сторонах ж и з н и интеллигенции и чиновни­ чества России и некоторых стран З а п а д н о й Е в р о п ы второй полови­ ны прошлого и начала нашего столетия. П р о б л е м ы о р г а н и з а ц и и в нашей стране и за рубежом народного образования — от н а ч а л ь н ы х училищ до а с п и р а н т у р и докторантур (в современном понима­ н и и ), — научных исследований и научных у ч р е ж д е н и й, вопросы водоснабжения, строительства городов и дорог, разработки строи­ т е л ь н ы х материалов, взаимоотношения и устройства ф е д е р а л ь н ы х и м у н и ц и п а л ь н ы х институтов власти, создания с п е ц и а л ь н ы х музеев, учебников, описание ж и з н и крестьян и помещиков, взаимоотноше­ ний ученых, в ы д а ю щ и х с я событий и пр., и пр. делает эту книгу за­ нимательной и в то же время поучительной. Следует отметить, что повествование не затрагивает ( и л и почти не затрагивает) узкоспе­ циальные научные геологические, антропологические и другие про­ блемы, это позволяет легко разбираться в тексте людям с а м ы х раз­ ных п р о ф е с с и й и образовательного у р о в н я.

Ч р е з в ы ч а й н о ш и р о к круг упоминаемых в ы д а ю щ и х с я и л и, во всяком случае, ш и р о к о известных личностей, таких как и м п е р а т о р Н и к о л а й I, к р у п н ы е чиновники и государственные д е я т е л и, отече История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ственные и европейские ученые — Д. И. Менделеев, Н. Н. Миклухо М а к л а й, К. Ф. Кесслер, Г. П. Гельмерсен, Н. И. Андрусов, Э. Зюсс, военные, врачи и многие другие.

Александр Александрович Иностранцев ( 1 8 4 3 — 1 9 1 9 ) п р о ж и л долгую, н а с ы щ е н н у ю неустанным трудом, путешествиями и глубо­ кими раздумьями о развитии любимой им геологии и вообще есте­ ствознания ж и з н ь. Я в л я я с ь профессором геологии и минералогии Петербургского университета, он вел и з ы с к а н и я в К а р е л и и и в К р ы м у, на Урале и на Алтае, в Л и т в е и на К а в к а з е, в М о с к в е и в районах Верхнего П о в о л ж ь я, посетил П о л ь ш у, Австрию, И т а л и ю, Германию, Б е л ь г и ю, В е л и к о б р и т а н и ю.

А. А. И н о с т р а н ц е в б ы л чрезвычайно разносторонним человеком, всю ж и з н ь свою посвятившим науке, педагогике и общественной деятельности. Успехи на всех поприщах с в я з а н ы б ы л и с тем, что он постоянно самосовершенствовался и целеустремленно д о б и в а л с я по­ ставленных целей.

К нему еще в раннем детстве п р и ш л о увлечение п р и р о д о й, с ко­ торой он б л и з к о с о п р и к а с а л с я, в ы е з ж а я с родителями на дачу. Ма­ ленький С а ш а полюбил самостоятельные прогулки, во время кото­ р ы х с удовольствием любовался л а н д ш а ф т о м, следил за бегом об­ л а к о в, собирал насекомых и мечтал о путешествиях, о п и с а н и я кото­ р ы х б ы л и любимым его чтением.

В гимназии, п р и л е ж н о учась, он с охотой брал на себя обязан­ ности воспитателя учеников младших классов и готовился к посту­ плению в Университет, в отличие от некоторых соучеников, не вы­ д е р ж а в ш и х до конца курса классического среднего о б р а з о в а н и я.

Поступив в Университет, он не т о л ь к о постоянно т щ а т е л ь н о п р о р а б а т ы в а л после занятий записи лекций и читал все рекомендо­ ванные профессорами книги, но дополнительно з а н и м а л с я произ­ водством химических анализов, изучением горных пород и т. п.

З а к о н ч и в Университет, Александр Александрович п р о д о л ж а л р а с ш и р я т ь свой профессиональный кругозор. Достойна огромного у в а ж е н и я его самокритичность в оценке своих возможностей. Т а к, он долго о т к а з ы в а л с я от предложения стать приват-доцентом и чи­ тать свой курс лекций па том основании, что не имел, к а к ему каза­ лось, достаточного опыта преподавания, а т а к ж е потому, что не ви­ дел еще многих ш и р о к о известных геологических объектов за гра­ ницей. И это при том, что предложения исходили от самого р е к т о р а университета К. Ф. Кесслера и очень уважаемых профессоров П. А. Пу з ы р е в с к о г о и Д. И. Менделеева.

А. А. Иностранцев широко известен среди специалистов прежде всего как выдающийся ученый-геолог, глава университетской (пе­ тербургской) геологической ш к о л ы. Он трудился в то в р е м я, когда геология б ы л а еще единой наукой, и, чтобы достичь о щ у т и м ы х ре­ зультатов в ней, необходимо было обладать поистине энциклопеди­ ческими з н а н и я м и. Президент Академии наук А. П. К а р п и н с к и й писал о нем: «Иностранцев Историяа д л е ж а л к... университета в виртуальном пространстве п р и н Санкт-Петербургского исчезающему типу http://history.museums.spbu.ru/ ученых, работающих во всех областях геологии, о б н и м а ю щ и х, как известно, р а з л и ч н ы е научные д и с ц и п л и н ы... что... доступно л и ш ь очень к р у п н ы м д а р о в а н и я м ». И все же основные научные дости­ жения Александра Александровича связаны с несколькими направ­ лениями в геологии. П р е ж д е всего, он был к р у п н ы й п е т р о г р а ф, первым в России применивший микроскоп д л я изучения горных пород. Академик Ф. Ю. Левинсон-Лессинг так х а р а к т е р и з у е т эту сторону творчества Иностранцева: «В истории п е т р о г р а ф и и в Рос­ сии, как и в п е т р о г р а ф и и вообще, А. А. Иностранцеву п р и н а д л е ж и т почетное место... имя его навсегда тесно сплетено с историей петро­ графии в России и с развитием учения о м е т а м о р ф и з м е ».

З а т е м, конечно, Иностранцев был выдающимся р е г и о н а л ь н ы м геологом. Он проводил свои исследования на К а в к а з е — д л я проек­ тирования Т р а н с к а в к а з с к о й железной дороги, на Урале — изучая там месторождения п л а т и н ы, на Алтае — впервые оценивая мине­ р а л ь н ы е ресурсы этого богатейшего края. О д н а к о самые известные его труды с в я з а н ы с европейским Севером России. М о н о г р а ф и я Иностранцева «Геологический очерк Повенецкого уезда О л о н е ц к о й губернии и его рудных месторождений» составила 7-й том «Ма­ териалов д л я геологии России» ( 1 8 7 7 ), б ы л а переведена на немец­ кий я з ы к и удостоена золотой медали им. Ф. П. Л и т к е Русского географического общества.

С именем И н о с т р а н ц е в а связано создание принципов той общей стратиграфической ш к а л ы, которой мы сейчас пользуемся. Он воз­ главлял российскую комиссию, состоящую из наиболее автори­ тетных геологов того времени Ф. Б. Ш м и д т а, В. И. М ё л л е р а, Л. П. К а р п и н с к о г о, И. И. Антоновича, И. В. Мушкстова, В. В. До­ кучаева. Ею был предложен II сессии М е ж д у н а р о д н о г о геологиче­ ского конгресса, состоявшегося в Б о л о н ь е в 1881 г., проект построе­ ния подобной ш к а л ы, который и был принят Конгрессом, несмотря на наличие еще нескольких предложений Ш и р о к а я известность Л. А. И н о с т р а н ц е в а как ученого-геолога подтверждалась и тем, что он п р и г л а ш а л с я к работе шести сессий М е ж д у н а р о д н о г о геологи­ ческого конгресса в качестве вице-президента или члена совета от России.

В практическом плане А. А. Иностранцев успешно з а н и м а л с я проблемами водоснабжения и инженерного обоснования градоуст ройства целого р я д а городов и районов: Санкт-Петербурга, Моск вы, Д р у с к е н и п к а й т е, К р ы м а, Ставрополья и д р.

Следующей стороной деятельности А. А. И н о с т р а н ц е в а б ы л а педагогика. Н а ч а в преподавать еще в гимназии, после окончания Университета он сравнительно быстро прошел путь от х р а н и т е л я кабинета до одного из наиболее авторитетных профессоров Петер­ бургского университета.

Н а ч и н а я с 1870 г. он почти всю свою ж и з н ь читал л е к ц и и, по­ с в я щ е н н ы е самым р а з л и ч н ы м аспектам столь любимой им геологии.

Тщательно готовясь к л е к ц и я м, История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве он вскоре настолько освоил это не http://history.museums.spbu.ru/ легкое лекторское искусство, что приобрел з а с л у ж е н н у ю р е п у т а ц и ю прекрасного п р о ф е с с о р а. Александра Александровича стали при­ глашать и другие учебные заведения — В ы с ш и е Б е с т у ж е в с к и е жен­ ские курсы, Технологический институт, Военно-медицинская, Воен­ но-инженерная академии и Академия Генерального штаба. И всюду его л е к ц и и очень высоко ценились и активно посещались большим количеством с л у ш а т е л е й. Сам же А. А. И н о с т р а н ц е в, чрезвычайно много времени затрачивавший на их подготовку, страдал от столь многочисленных л е к ц и й, и если в начале своей к а р ь е р ы он брался за д о п о л н и т е л ь н ы е з а н я т и я из-за денег, то позднее с трудом согла­ шался па их проведение. Т а к, на преподавание в Академии Гене­ рального штаба он согласился только после долгих уговоров и по­ сле того, как з а в е р ш и л чтение лекций в Технологическом институте.

Много внимания уделял он тому, чтобы его лекции б ы л и инте­ ресными по ф о р м е, с о д е р ж а л и современные сведения, а т а к ж е под­ т в е р ж д а л и с ь убедительными примерами, чаще всего из л и ч н ы х на­ блюдений. О высоком качестве лекций А. А. И н о с т р а н ц е в а говорит то, что, пользуясь записями студентов, конспектировавших его лек­ ции, он смог затем подготовить учебник геологии, в ы д е р ж а в ш и й 5 изданий и долгое время с л у ж и в ш и й основой геологического обра­ зования в России.

П р о ф е с с о р Л Г У С. С. Кузнецов, учившийся при И н о с т р а н ц е в е, р а с с к а з ы в а л, что лекции Александр Александрович читал блестяще, хотя и не был выдающимся оратором, а скорее был учителем. Гене­ рал же А. А. Игнатьев вспоминал: «Геологию читал (в Академии Генерального штаба. — В. П., И. Т.) красноречивый и утонченно воспитанный профессор Университета И н о с т р а н ц е в. Курс его про­ ч и т ы в а л с я, как интересный роман...» К а к одного из наиболее я р к и х профессоров своего времени оценивал И н о с т р а н ц е в а в своих воспо­ минаниях и зоолог А. М. Н и к о л ь с к и й.

О д н а к о А. А. И н о с т р а н ц е в не ограничивал свою педагогическую деятельность одними л е к ц и я м и. Главным, наверное, б ы л о постоян­ ное общение с достаточно многочисленными учениками, непосред­ ственная помощь советами и консультациями в их работе, а т а к ж е совместные полевые м а р ш р у т ы.

О ч е н ь важным в воспитании будущих геологов был и л и ч н ы й п р и м е р Александра Александровича, я в л я в ш е г о образец организо­ ванности, увлеченности и занятости любимым д е л о м. Б о л ь ш у ю часть своей ж и з н и с утра и до д о в о л ь н о позднего вечера он прово­ д и л на своей к а ф е д р е, за рабочим столом или в геологическом му­ зее. Недаром мало кто из профессоров-геологов мог б ы, к а к Ино­ странцев, похвастаться таким «букетом» в ы д а ю щ и х с я у ч е н и к о в, к а к будущие академики Н. И. Андрусов, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, А. А. П о л к а н о в, члены-корреспонденты Р А Н П. А. З е м я т ч е н с к и й и С. А. Яковлев, профессора В. В. Докучаев, Н. И. Каракаш, В. О. Ко­ валевский, Б. К. Поленов, В. Ф. Пчелинцев, Э. В. С о л о м к о ( п е р в а я женщина — профессор геологии), В. М. Тимофеев и многие другие.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ А. А. Иностранцев с сотрудниками кафедры Сидят слева направо: В. М. Тимофеев, П. А. Православлев, А. А. Ино М. А. Иностранцев (старший сын);

стоят: Е. Н. Дьяконова странцев, Савельева, О. М. Аншелес, крайний справа — В. Ф. Пчелинцев Конечно, Александр Александрович очень любил и ценил своих учеников, часто помогая им не только советом, но и материально, устраивая их на заработки или добывая д л я них о п л а ч и в а е м ы е должности в Университете. Но вместе с тем он был ч р е з в ы ч а й н о требовательным и строгим воспитателем. Ж е л а ю щ и х п р о д о л ж и т ь геологическую деятельность после окончания Университета он предварительно как минимум на год оставлял при к а ф е д р е без ка­ кого бы то ни б ы л о ж а л о в а н ь я. Это жестокое испытание, вероятно, давало возможность убедиться в том, что они не ошиблись в выборе профессии, а т а к ж е показать умение самоотверженно трудиться.

Обучение в университетах России, в частности в Петербургском университете, А. А. И н о с т р а н ц е в ставил очень высоко. Д л я всех желающих з а щ и т и т ь магистерскую диссертацию в Петербургском университете совершенно обязательной б ы л а процедура сдачи маги­ стерских экзаменов за весь курс естественного отделения ф и з и к о математического ф а к у л ь т е т а. Н и к а к и х отступлений от этого прави­ ла не д о п у с к а л о с ь, в чем з а к л ю ч а л а с ь, например, причина кон­ ф л и к т а И н о с т р а н ц е в а с А. П. П а в л о в ы м (затем а к а д е м и к о м ), окон­ чившим М о с к о в с к и й университет и в ы р а з и в ш и м ж е л а н и е з а щ и т и т ь История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ магистерскую диссертацию в Петербурге. Очень страдал от сложно­ стей подобной процедуры и другой будущий академик — Н. И. Ан друсов. Не менее требователен был И н о с т р а н ц е в и к качеству дис­ сертаций. В письме В. О. Ковалевскому он писал: «Так к а к Вы просили моего откровенного мнения, то считаю долгом сообщить Вам, что исследования над "пресноводными меловыми образовани­ ями Ф р а н ц и и ", по моему мнению, не могут быть п р и н я т ы м и как д о к т о р с к а я д и с с е р т а ц и я, относительно которой я имею право про­ явить более значительные требования, и в особенности для русского д о к т о р а г е о л о г и и ». И это после очень т е п л ы х писем с высокой оценкой п р е ж н и х трудов автора! Н и к а к и е л и ч н ы е о т н о ш е н и я не могли повлиять на научную оценку работ коллег или учеников, здесь А. А. И н о с т р а н ц е в был крайне п р и н ц и п и а л е н.

З а и н т е р е с о в а н н о относился А. А. И н о с т р а н ц е в и к организации геологической службы с т р а н ы и ее преобразованию. Т а к, в 5-й гла­ ве Автобиографии подробно описывается создание Российского гео­ логического комитета, в чем он сыграл заметную р о л ь. По прин­ ц и п и а л ь н ы м соображениям А. А. И н о с т р а н ц е в не вошел в состав Геолкома, однако р о л ь его в о р г а н и з а ц и и геологических исследо­ ваний России достаточно велика. Я в л я я с ь руководителем Геологи­ ческой части Кабинета Его Величества, он не т о л ь к о в о з г л а в л я л ра­ боты по р а з л и ч н ы м з а д а н и я м на К а в к а з е, Алтае и в других местах, но добился издания трудов этого учреждения и опубликовал семь таких выпусков — к р у п н ы х, великолепно о ф о р м л е н н ы х книг.

Вообще надо сказать, что изданию и качеству п у б л и к а ц и й своих трудов А. А. Иностранцев придавал очень большое значение. При­ мером может с л у ж и т ь знаменитая м о н о г р а ф и я «Доисторический человек каменного века побережья Л а д о ж с к о г о озера» ( 1 8 8 2 ).

А. А. Ф о р м о з о в писал о пей, что «книги о каменном веке на столь же высоком уровне в России не публиковали ни тогда, ни долгие годы позднее». О незаурядных организаторских способностях Ино­ странцева свидетельствует и участие его в руководстве сессиями м е ж д у н а р о д н ы х геологических конгрессов, особенно VII сессии, п р о х о д и в ш е й в Петербурге в 1897 г. Д л я участников Конгресса А. А. И н о с т р а н ц е в ы м б ы л а специально подготовлена геолого-мине­ ралогическая выставка в Университете и блестяще о р г а н и з о в а н ы геологические экскурсии на Иматру ( К а р е л и я ), на К а в к а з и в Крым.

С момента создания Петербургского общества естествоиспытате­ лей Александр Александрович стал активным его членом. В 1869 г.

он избирается секретарем отделения геологии и минералогии, в 1873 г. входит в состав совета отделения, в 1877 г. становится его председателем, ас 1900 г. и до своей кончины я в л я е т с я президен­ том Общества. Е. Н. Д ь я к о н о в а - С а в е л ь е в а отмечала, что «Ино­ странцев со свойственной ему методичностью на большой высоте вел работы Общества... И надо отдать д о л ж н о е организаторскому таланту Иностранцева — деятельность Общества д а ж е в этих История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 10 http://history.museums.spbu.ru/ с л о ж н е й ш и х условиях (имеются в виду п р е д р е в о л ю ц и о н н ы е годы и время первой мировой войны. — В. П., И. Т.) не т о л ь к о не огра­ ничилась планомерной работой, но и ознаменовалась рядом цепных мероприятий».

А. А. Иностранцев оставил заметный след и в истории отечест­ венной археологии. Постулаты эволюционизма, п р и з н а ю щ и е чело­ века в качестве компонента природной с р е д ы, п о з в о л я л и представи­ телям естествознания обратиться к древнейшему прошлому челове­ чества. Геолог И н о с т р а н ц е в еще в ходе своих первых геологических экскурсий начал собирать каменные орудия, которые вместе с гео­ логическими и палеонтологическими материалами поступали в соз­ д а н н ы й им кабинет-музей. В 1877 г. вдова а к а д е м и к а Э. И. Эйх мальда п о д а р и л а кабинету к о л л е к ц и ю из 165 к а м е н н ы х и б р о н з о в ы х орудий, собранных Эйхвальдом на о. Рюген, в северных губерниях и С и б и р и. П о п а д а л и в кабинет и отдельные находки от д р у г и х со­ бирателей (А. Н. Штукенберга, архиепископа Н и л а и д р. ). О п и с ь этих предметов в виде рукописного « К а т а л о г а каменных и бронзо­ вых орудий, о р у ж и я и изделий Геологического Кабинета С.-Петер­ бургского университета» б ы л а составлена в ф е в р а л е 1879 г. по по­ ручению Иностранцева одним из его сотрудников. С 1878 г. в каби­ нет стали поступать находки с трассы Н о в о - Л а д о ж с к и х к а н а л о в.

Итогом изучения этих коллекций стала уже упомянутая великолеп­ ная м о н о г р а ф и я о доисторическом человеке каменного века Ла­ дожского озера. И с т о р и я создания и р о л ь этой книги в развитии исследований по каменному веку у ж е не раз р а с с м а т р и в а л а с ь в оте­ чественной литературе. Между тем вклад А. А. И н о с т р а н ц е в а в русскую археологию не ограничивается т о л ь к о этим изданием, т а к как он стоял у истоков ф о р м и р о в а н и я палеоэтнологической ш к о л ы в Петербургском университете, развернувшем масштабные исследо­ вания в этой области. Им были собраны первые университетские коллекции по каменному веку и созданы первые о р г а н и з а ц и о н н ы е центры. Особую р о л ь И н о с т р а н ц е в сыграл в создании в 1888 г.

Русского антропологического общества при Петербургском универ ситете, которое возникло по его инициативе, и он же был первым председателем Общества. Деятельное участие принимал он и в ор­ ганизации к а ф е д р ы географии и э т н о г р а ф и и, ставшей в начале XX столетия наряду с Обществом одним из ведущих российских центров изучения каменного века.

Интересно заметить, что эта сторона его деятельности почти не о т р а ж е н а в воспоминаниях;

ф а к т и ч е с к и, кратко описана т о л ь к о си­ туация, с в я з а н н а я с подготовкой м о н о г р а ф и и. Это обстоятельство, видимо, объясняется тем, что ко времени написания мемуаров дан ная тема была у ж е очень д а л е к а от основных научных занятий профессора геологии, поскольку после о ж и в л е н н о г о интереса есте­ ствоиспытателей к ней в 1860—80-е гг. в ы д е л и л а с ь в область спе­ циальных штудий.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Говоря об А. А. Иностранцеве, нельзя не отметить его организа­ торские т а л а н т ы. Уже его современники писали: « З а с л у г а Ино­ странцева, кроме его ученых работ, заключается еще в том, что он умел д о б ы в а т ь деньги на р а з н ы е научные м е р о п р и я т и я ». Это в полной мере касалось и издания его трудов, и о р г а н и з а ц и и к р у п н ы х экспедиций, и создания научных центров. Л и ш ь т о л ь к о начав свою педагогическую деятельность, он пришел к выводу, что д л я разви­ тия любого научного н а п р а в л е н и я, в данном случае геологии, необ­ ходим какой-то центр, определяющий концентрацию коллектива.

Т а к и м центром в Университете стал геологический музей, по сути, с о з д а н н ы й А. А. И н о с т р а н ц е в ы м колоссальными у с и л и я м и, дли­ тельной работой и с л о ж н о й се организацией. На основе этого музея в настоящее время существуют и развиваются музеи к а ф е д р ы исто­ рической геологии и к а ф е д р ы п е т р о г р а ф и и.

Ч р е з в ы ч а й н о заботился и постоянно развивал А. А. Иностран­ цев геологический кабинет и к а ф е д р у геологии и палеонтологии, которую возглавил после смерти своего учителя П. А. П у з ы р е в ского, добившегося отделения ее от к а ф е д р ы минералогии по Уста­ ву Университета 1863 г. Эти две к а ф е д р ы в составе физико-мате­ матического ф а к у л ь т е т а просуществовали сравнительно недолго.

После вступления в силу Устава 1884 г. они вновь были объеди­ нены в общую к а ф е д р у — минералогии и геологии. О д н а к о, при явном содействии Иностранцева, на ней относительно обособленно существовали н а п р а в л е н и я, или ц и к л ы, минералогии во главе со своим профессором и геологии и палеонтологии во главе со своим.

Кроме того, постоянно действовали центры научной деятельности сотрудников — геологический и минералогический кабинеты.

Б ы с т р ы й, все нарастающий прогресс естествознания во второй половине X I X — начале XX в. в ы з ы в а л все большую дифференциа­ цию науки с выделением отдельных направлений в самостоятельные научные д и с ц и п л и н ы. А. А. И н о с т р а н ц е в, предвидевший неизбеж­ ность подобного я в л е н и я и всячески ему способствовавший, в пре­ дисловии к 5-му изданию своей «Геологии» в 1914 г. писал, что это «действительно последнее издание, так как за 50 лет (2-я половина X I X в.) геология очень быстро р а з в и л а с ь и один п р о ф е с с о р у ж е не может все охватить, так же как и один учебник». П р е д с к а з а н и я И н о с т р а н ц е в а вскоре сбылись: в 1919 г. создастся к а ф е д р а палеон­ тологии, в 1924 — к р и с т а л л о г р а ф и и, в 1930 — к а ф е д р а почвоведе­ ния, затем переименованная в к а ф е д р у грунтоведения, в 1931 г. из физико-математического ф а к у л ь т е т а выделяется в качестве само­ стоятельного геолого-почвенно-географический ф а к у л ь т е т. Послед­ ний вскоре, в 1936 г., разделяется на самостоятельные географиче­ ский и геолого-почвенный ф а к у л ь т е т ы. В настоящее время геологи­ ческий ф а к у л ь т е т (почвенное отделение в 1948 г. передано биоло­ гическому факультету, преобразованному в биолого-почвенный) объединяет 13 самостоятельных к а ф е д р и научно-исследовательский История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 12 http://history.museums.spbu.ru/ институт им. Ф. Ю. Левинсона-Лессинга, состоящий из полутора десятков лабораторий.

Помимо разнообразной творческой работы и организационно научной деятельности профессор А. А. И н о с т р а н ц е в активно участ­ вовал в работе Петербургской городской и районной ( В а с и л е о с т р о в ской) дум, а т а к ж е в общественных структурах Петербургского университета. Трудно представить, как он все успевал и везде доби­ вался успеха. Недаром именно организаторский талант создал ему ш р о м н ы й авторитет, отмечая который, а к а д е м и к Л. С. Б е р г писал:

«...всесильный тогда геолог И н о с т р а н ц е в ».

Все сказанное в ы ш е может дать л и ш ь самое общее представле­ ние об авторе Автобиографии как об ученом, университетском про­ фессоре, организаторе научных исследований и общественном дея­ теле. О д н а к о эта р у к о п и с ь отражает все же во многом личностное восприятие внешнего мира человеком, много пережившим и пере­ думавшим и оставившим потомкам не какой-то н а к а з и поучение, а просто описание своей жизни и рассуждения о некоторых ее сторо­ нах. Но в то же время следует подчеркнуть объективность оценок, присущих автору Автобиографии. Т а к, н а п р и м е р, находясь в ак­ тивно н е п р и я з н е н н ы х отношениях с членом-корреспондентом Р А Н С. Н. Н и к и т и н ы м, И н о с т р а н ц е в тем не менее рекомендовал его в штат Геологического комитета, а академику Н. И. Андрусову, пре­ тендующему на место профессора геологии Петербургского универ­ ситета, дал блестящую характеристику, хотя и с ним отношения сильно о с л о ж н и л и с ь в начале XX в.

Воспоминания как бы регистрируют события, почти не переда­ вая эмоционального восприятия автора. Такой стиль записей, види­ м о, соответствовал основным чертам х а р а к т е р а А. А. И н о с т р а н ц е в а, к которым его современники относили к р а й н ю ю с д е р ж а н н о с т ь и не­ которую сухость в общении. Н а п р и м е р, профессор Л е н и н г р а д с к о г о университета С. С. Кузнецов, с л у ш а в ш и й лекции И н о с т р а н ц е в а, отмечал: «А. А. И н о с т р а н ц е в — колоритнейшая ф и г у р а столичной чиновничьей знати. К а з а л о с ь, он впитал в себя всю ту строгую бю­ рократичность, всю ту чопорную холодность, которыми б ы л а про­ питана сама а т м о с ф е р а столицы огромной империи. К а ж д ы й день ровно в четверть одиннадцатого он входил в помещение подвласт­ ной ему к а ф е д р ы Петербургского университета... Весь ученый пер сонал к а ф е д р ы б ы л у ж е на месте, когда А. А. И н о с т р а н ц е в, молча раскланиваясь, проходил в свой кабинет. Очень сухим к а з а л с я этот профессор — виднейший ученый Петербургского университета прошлого столетия». А. А. Ф о р м о з о в, основываясь на р а с с к а з а х мюдей, с л у ш а в ш и х лекции А. А. Иностранцева, пишет, что «это (или аккуратист, педант, человек чопорный, нелегкий в общении, но бесконечно преданный науке, родному университету, своему дети­ щу — Геологическому музею».

В определенной степени столь сухому образу противоречит оби лие упоминаемых в Автобиографии ф а м и л и й людей, с которыми пространстве История Санкт-Петербургского университета в виртуальном http://history.museums.spbu.ru/ общался И н о с т р а н ц е в. Круг его з н а к о м ы х в Петербурге и в местах, где он путешествовал (в России и других с т р а н а х ), был чрезвычай­ но ш и р о к. Вероятно, как отмечал С. С. Кузнецов, замкнутой б ы л а л и ш ь ф о р м а поведения, под которой с к р ы в а л с я постоянно интере­ сующийся о к р у ж а ю щ и м и о т к р ы т ы й д л я всех участливый собесед­ ник. Он очень любил и опекал своих учеников, примером тому мо­ гут с л у ж и т ь письма Ф. Ю. Левинсон-Лессингу, находящиеся ныне в Архиве Р А Н в Санкт-Петербурге.

З а к а п ч и в а я краткий рассказ о выдающемся ученом, создателе геологического н а п р а в л е н и я в Петербургском университете, следует еще у п о м я н у т ь о его патриотизме. Он был верным сыном России, постоянно заботившимся о развитии ее сырьевой базы, благоуст­ ройстве ее городов и весей. Н а х о д я с ь за границей и н а б л ю д а я там лучшее устройство ж и з н и и более высокий уровень технического р а з в и т и я, он постоянно отмечал эти чужие достоинства и тут же на­ чинал обдумывать, как улучшить положение в данной области (на­ пример в добыче м р а м о р а ) в своей стране. Мы у ж е отмечали чрез­ в ы ч а й н о высокую требовательность И н о с т р а н ц е в а к у р о в н ю науч­ ных исследований в России, и это т о ж е, безусловно, п р о я в л е н и е патриотизма.

А в т о б и о г р а ф и я — это своеобразный отчет о п р о ж и т о й ж и з н и и в то же время обращение к потомкам, написанное А. А. И н о с т р а н цевым в самом конце его долгой ж и з н и. В тексте есть у п о м и н а н и е о том, что пишет ее автор на семьдесят шестом году ж и з н и, то есть в 1919 г. Вероятно, д л я п р о ф е с с о р а это б ы л о время глубоких разоча­ рований и бедствий, обусловленных послереволюционной р а з р у х о й и началом гражданской войны. Его д е я т е л ь н а я натура требовала постоянного труда, и работа над этой рукописью частично воспол­ няла вынужденную бездеятельность (ведь Университет практически не р а б о т а л ).

Следует вспомнить, что это б ы л о за в р е м я ! «1918 и 1919 гг. бы­ ли д л я нас весьма нелегкими... О з а н я т и я х науками нельзя б ы л о и думать, по крайней мерс д л я большинства. На почве голодания и непосильного физического труда стали развиваться в с е в о з м о ж н ы е болезни, люди начали пухнуть и истощаться. В частности, в акаде­ мии многие выдающиеся ученые, еще не очень старые, начали уми­ рать от истощения. Так погибли Ф е д о р о в, Лаппо-Данилевский, Дья­ конов, Ш а х м а т о в, С м и р н о в и др.» Причем это писал вполне ло­ я л ь н о относящийся к советской власти а к а д е м и к В. А. С т е к л о в, из­ б р а н н ы й в 1919 г. вице-президентом Петербургской А Н. Это полно­ стью перекликается со свидетельствами о к а з а в ш и х с я позднее в эмиграции ученых П. А. С о р о к и н а и Н. О. Л о с с к о г о : « Д е п р е с с и я о х в а т ы в а л а меня к а ж д ы й раз, когда я п р и х о д и л в Университет.

В здании его больше не с л ы ш а л и с ь молодые голоса и смех. О н о б ы л о погружено в темноту. Л е к ц и и читали т о л ь к о по вечерам. Все лекции и семинары проходили в студенческом о б щ е ж и т и и, где те­ перь мало кто ж и л » ;

«В Университете я читал лекции в шубе и История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 14 http://history.museums.spbu.ru/ шапке, при освещении аудитории свечой, приносимой одной из слушaтельниц».

Л. Л. И н о с т р а н ц е в не смог пережить столь глубокий кризис в стране, когда казалось, что развитие наук, стремление к з н а н и я м и интеллектуальному прогрессу п р е к р а т и л о с ь и в р я д ли когда возобновится вновь. Будущ Нам д о п о д л и н н о неизвестно, как з а в е р ш и л свой ж и з н е н н ы й путь этот большой ученый. Питирим С о р о к и н в своей автобиогра­ ф и и приводит сведения о том, что А. А. И н о с т р а н ц е в покончил с собой, приняв цианистый к а л и й. «В последние недели и он, и его жена тяжело болели. В конце концов, не имея возможности достать ни еды, ни л е к а р с т в, ни д а ж е позвать на помощь, они покончили жизнь самоубийством». П р а в д а, этому противоречит дата смерти жены Иностранцева М а р и и Ф е д о р о в н ы — 1922 г., у к а з а н н а я на их надгробии. О д н а к о в целом это упоминание о том, что Александр Александрович покончил с собой, выглядит вполне правдоподоб ным, особенно если учесть, что смерть наступила 31 д е к а б р я 1 9 1 9 г.

Со свойственной его характеру решительностью он вполне мог не захотеть войти в новый, 1 9 2 0 год.

Похоронили А. А. И н о с т р а н ц е в а на лютеранском Смоленском кладбище. Его похороны были чрезвычайно с к р о м н ы : кафедраль­ ный с л у ж и т е л ь А. Ф. Р и х т е р и ученик И н о с т р а н ц е в а В. М. Тимо­ феев свезли его гроб на детских саночках.

К. М. Дерюгин писал по этому поводу: «31 декабря 1919 г.

скончался бессменный президент ( П е т р о г р а д с к о г о общества естест­ воиспытателей. — В. П., И. Т.) А. А. И н о с т р а н ц е в, член-учреди­ тель Общества, проработавший в нем активно почти без п е р е р ы в а свыше 50 лет. И т я ж е л о б ы л о видеть этого ветерана научной работы Общества в коротком дровянках т о в а р и щ а м и по науке и сочленами по Обществу на место последнего у п о к о е н и я. Не таких похорон з а с л у ж и л этот поистине з а с л у ж е н н ы й деятель». З н а ч и т е л ь н о позднее на состоявшемся за­ седании О б щ е с т в а естествоиспытателей, специально посвященном памяти умершего президента, академик Ф. Ю. Левинсон-Лессинг сказал: «В л и ц е Александра Александровича И н о с т р а н ц е в а с о ш л а со сцены одна из наиболее видных у нас ф и г у р геологического ми ра. Его имя навсегда останется н е р а з р ы в н о с в я з а н н ы м у нас с исто­ рией геологии и геологического п р е п о д а в а н и я ». К этому т р у д н о что-нибудь прибавить.

Память об Александре Александровиче Иностранцеве как о крупном разностороннем ученом и организаторе всегда с о х р а н я л а с ь в Санкт-Петербургском (Ленинградском) университете (далее: СПбГУ);

его портреты у к р а ш а ю т к а ф е д р у исторической геологии и портрет­ ную галерею в ы д а ю щ и х с я ученых в коридоре главного з д а н и я. Его именем н а з в а н ы з а л и в на западном побережье Новой З е м л и, р я д ископаемых о р г а н и з м о в. Убедительным свидетельством того, что он не забыт и в наши дни, стал прошедший в ф е в р а л е 1994 г. в История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ С П б Г У М е ж д у н а р о д н ы й симпозиум, посвященный 150-летию со дня р о ж д е н и я А. А. Иностранцева. В работе этого представительно­ го научного ф о р у м а п р и н я л и участие ученые из р а з н ы х городов России, У к р а и н ы, Эстонии, К а н а д ы, Д а н и и, Норвегии. Но вот печальные приметы нашего времени — скромный надгробный ка­ мень из гранита р а п а к и в и, у к р а ш а в ш и й могилу ученого и его су­ пруги, в 1970-е гг. бесследно исчез! Хочется верить, что, несмотря на сегодняшние трудности, появится возможность восстановить это надгробие из камня, столь типичного д л я К а р е л и и, которую т а к тщательно исследовал Иностранцев.

Судьба научного архива А. А. И н о с т р а н ц е в а о к а з а л а с ь т а к ж е достаточно д р а м а т и ч н о й, во всяком случае, в к р у п н ы х архивохра­ н и л и щ а х, таких как Архив Р А Н, его ф о н д а нет. Н е к о т о р ы е мате­ р и а л ы вскоре после его кончины б ы л и, вероятно, взяты из кварти­ ры кем-то из сотрудников к а ф е д р ы и о к а з а л и с ь в Университете.

Среди них б ы л а и р у к о п и с ь воспоминаний. В пользу такой версии свидетельствуют имеющиеся среди этих материалов письма и теле­ граммы, адресованные на домашний адрес И н о с т р а н ц е в а. Вместе с ними находились д и п л о м ы об избрании И н о с т р а н ц е в а членом оте­ чественных и з а р у б е ж н ы х научных обществ и академий ( н а п р и м е р Русского географического общества и Н а ц и о н а л ь н о й академии Фи­ л а д е л ь ф и и ), свидетельства о награждении его орденами Святой Ан­ ны и С т а н и с л а в а I степени, письмо министра народного просвеще­ ния от 1 я н в а р я 1905 г. с уведомлением о производстве в т а й н ы е советники, подготовительные материалы к м о н о г р а ф и и о доистори­ ческом человеке (в частности эскиз обложки к н и г и ), несколько фо­ т о г р а ф и й и другие бумаги. Все эти материалы бережно х р а н и л и с ь па к а ф е д р е исторической геологии, а в 1986 г. были переданы в му­ зей истории Университета ( р у к о п и с ь воспоминаний б ы л а передана в музей еще р а н е е ), где они составили ф о н д № 90 в разделе Персо­ налий.

Составленная ученым Автобиография представляет собой 287 боль­ ших страниц, написанных мелким убористым почерком черными чернилами на оборотах бланков геологического кабинета Универси­ тета или заведующего Геологической частью Кабинета Его Величе­ ства. Р у к о п и с ь состоит из тринадцати глав, в первых четырех скру­ пулезно представлена хронология ж и з н и автора до получения им звания профессора, а в остальных — на ф о н е событий собственной судьбы — оценка и анализ р а з л и ч н ы х проблем, интересующих ав­ тора. Причем, возможно, Александр Александрович писал в основ­ ном д л я себя, не рассчитывая на то, что когда-нибудь написанное увидит свет. Об этом говорит то, что рукопись не р е д а к т и р о в а н а, в ней немало неудачно построенных ф р а з, небрежно н а п и с а н н ы х букв и т. п. Д а ж е названия рукопись не имеет ( н о сам автор в тек­ сте несколько раз называет ее автобиографией, т а к мы ее и озагла­ вили).

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Воспоминания А. А. И н о с т р а н ц е в а всегда п р и в л е к а л и к себе внимание его б и о г р а ф о в. П е р в у ю характеристику этой рукописи дал С. С. К у з н е ц о в в небольшой к н и ж к е, вышедшей в серии «Вы­ дающиеся ученые Ленинградского университета» в 1969 г. Доволь­ но широко использовал сведения, почерпнутые из рукописи, автор двух книг об Иностранцеве — В. А. Соколов. Два небольших фраг­ мента Автобиографии были о п у б л и к о в а н ы : первый с о д е р ж а л опи­ сание гражданской казни Н. Г. Ч е р н ы ш е в с к о г о, а второй вошел в сборник воспоминаний современников о Д. И. Менделееве. Обра­ щались к рукописи и специалисты по истории р а з л и ч н ы х наук, она была д а ж е темой дипломной работы на к а ф е д р е истории России ис­ торического ф а к у л ь т е т а в конце 1980-х гг. Все это свидетельствует о значительном интересе научной общественности к р у к о п и с и к а к важному источнику.

Еще в начале 1960-х гг. х р а н и т е л ь созданного А. А. И н о с т р а н цевым геолого-палеонтологического музея к а ф е д р ы исторической геологии Ленинградского государственного университета Е. С. По рецкая (1902 — 1987) р а з о б р а л а и перепечатала на п и ш у щ е й машин­ ке рукопись, а оригинал передала в музей истории Университета.

Перепечатанный текст затем был направлен в Москву академику А. Л. Я н ш и н у д л я передачи его в Геологический а р х и в С С С Р, су­ ществующий при Геологическом институте Академии наук. О д н а к о в последующем о т п р а в л е н н ы е э к з е м п л я р ы потерялись, и д л я подго­ товки к изданию вновь пришлось р а з б и р а т ь скоропись А. А. Ино­ странцева. Таким образом, Автобиография А. А. И н о с т р а н ц е в а вос­ производится здесь непосредственно с рукописного о р и г и н а л а.

Поскольку р у к о п и с ь не имеет следов авторского р е д а к т и р о в а н и я и представляет собой скорее черновик, чем полностью подготовлен­ ную к печати работу, авторы комментариев, подготовившие руко­ пись к печати, в з я л и на себя смелость внести м и н и м а л ь н у ю редак­ торскую правку, которая касается т о л ь к о построения ф р а з, совер­ шенно н е п р и е м л е м ы х с точки зрения современного русского я з ы к а.

Подстрочные примечания, помеченные ц и ф р о й в сочетании со звездочкой, п р и н а д л е ж а т автору, помеченные звездочкой — ком­ ментаторам.

П е р в и ч н а я р а с ш и ф р о в к а текста рукописи А. А. И н о с т р а н ц е в а и ее компьютерный набор произведены смотрителем геологического музея к а ф е д р ы исторической геологии Г. М. Гатаулиной. Подго­ товку окончательного варианта прочтения текста, сверку его с ори­ гиналом, а т а к ж е подготовку комментариев осуществили заведую­ щий к а ф е д р о й исторической геологии С П б Г У профессор В. А. Про­ зоровский и директор музея истории СПбГУ кандидат исторических наук И. Л. Тихонов.

В составлении комментариев существенную помощь о к а з а л и со­ трудники музея истории С П б Г У О. Б. Вахромеева, Л. Н. Вербиц­ кая и научный сотрудник Государственного Русского музея И. А. З о лотинкина. Список трудов А. А. Иностранцева и работ о нем со История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ставлен сотрудником справочно-библиографического отдела биб­ лиотеки С П б Г У им. А. М. Горького И. Ю. Добрецовой. О с н о в н а я часть и л л ю с т р а ц и й к мемуарам подобрана из ф о н д о в музея истории СПбГУ.

И з д а н и е Автобиографии А. А. Иностранцева б ы л о бы невоз­ м о ж н о без ф и н а н с о в о й п о д д е р ж к и Российского ф о н д а фундамен­ т а л ь н ы х исследований.

В. А. Прозоровский, И. Л. Тихонов История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Глава I ДЕТСТВО Я родился 12 июля 1843 года в окрестностях Петрограда, в се­ лении Ф а р ф о р о в о г о завода на берегу р. Н е в ы. В то время это селе­ ние, равно как и р я д других — С т е к л я н н о г о, Ч у г у н н о г о и т. д.

[заводов] н и ж е н а х о д я щ и х с я на берегу реки, — считали х о р о ш и м и дачным местом. Эти селения были отделены п у с т ы р я м и, из кото­ рых большинство п р е д с т а в л я л о собой березовые р о щ и, и много позднее эти пустыри застроили домами и ф а б р и к а м и, которые и со­ ставили почти н е п р е р ы в н у ю, от самого Петрограда з а с т р о е н н у ю помещениями л и н и ю. За этими домами в то время б ы л и о г о р о д ы, а за ними — поля или р о щ и. С л у ж а щ и е Ф а р ф о р о в о г о завода по­ строили на своих участках отдельные ф л и г е л я, отдаваемые на лето внаем. Мои дед и бабушка каждое лето ж и л и здесь на даче, а пото­ му и родители мои поселились этим летом у х у д о ж н и к а того же за­ вода Л н к у д и н о в а. Поселение здесь моих родителей б ы л о в ы з в а н о пожаром, которым был уничтожен небольшой господский дом в имении отца моего в д. Врево Порховского уезда Псковской губер­ нии, куда обыкновенно на лето переселялась вся наша семья.

О т е ц мой, Александр П е т р о в и ч, был женат на Е л и з а в е т е Ми­ хайловне Добровольской, и нас всех детей у них было 10 человек, из которых двое умерли еще младенцами. Я был по р о ж д е н и ю сво­ ему 6-м ребенком.

О с т а л ь н о е время года мои родители ж и л и в Петрограде на ка­ ленной квартире, на Невском проспекте, почти против церкви Зна­ м е н и я. Этот дом купца Л о п а т и н а был громадный и з а н и м а л по Невскому очень большое пространство;

позднее через него б ы л а проведена П у ш к и н с к а я улица. В доме Л о п а т и н а и помещался весь ф е л ь д ъ е г е р с к и й к о р п у с, в котором во время моего р о ж д е н и я отец был капитаном. Из времен моего раннего детства у меня сохрани­ л о с ь в памяти сравнительно очень мало. П о м н ю, как я вытаскивал из-под р о я л я в нашей квартире свою игрушечную л о ш а д ь, к а к бы выводя ее из конюшни, а в это время отворилась д в е р ь из соседней комнаты, где л е ж а л больной мой младший брат — Н и к о л а й. Из этой двери в ы ш л а, глубоко з а л и в а я с ь слезами, моя мать, а за нею вышел и наш д о к т о р, который История Санкт-Петербургскогодуниверситета вкончине пространстве и сообщил нам, е т я м, о виртуальном http://history.museums.spbu.ru/ брата. Впоследствии, при содействии матери, я узнал о точном вре­ мени кончины брата — мне б ы л о всего 4 года. Из времени, когда мне б ы л о 5 лет, что т о ж е подтверждено матерью, я помню о д н а ж д ы происшедший в доме с и л ь н ы й переполох. О т е ц наш, отличавшийся своим крепким здоровьем, внезапно заболел и сразу так сильно, что наутро у ж е встать с постели не мог. Немедленно был привезен наш доктор З а н д е р, и он определил у отца х о л е р у. Действительно, в 1848 г. в Петрограде х о л е р а сильно свирепствовала, и в доме, где мы ж и л и, б ы л о несколько от нес смертных случаев. Беготня по квартире д е н щ и к о в, сменяющих друг друга по р а с т и р а н и ю р у к и ног отца, сводимых судорогами;

ношение в комнату больного раз­ л и ч н ы х п р и п а р о к, л е к а р с т в и тому подобное;

з а п л а к а н н а я мать, со­ вершенно нас б р о с и в ш а я, — все это произвело на меня сильное впечатление. С другого д н я болезни отца к нам ежедневно, а по не­ которым д н я м и два р а з а в день, стал п р и е з ж а т ь и приходить пря­ мо в комнату больного какой-то в а ж н ы й господин. У нас б ы л а большая радость, когда этот господин вместе с доктором З а н д е р о м объявили матери, что в с я к а я опасность миновала. Позднее я узнал от матери, что в а ж н ы й господин был доктор К а р е л л ь, которому император Н и к о л а й приказал поставить отца на ноги, т. е. выле­ чить. Вскоре после этого все паше детское поколение заболело ко­ рью, и я отлично помню, как мы совместно б ы л и у л о ж е н ы на роди­ тельскую постель, причем, конечно, поперек ее. Н а с лечил тот же доктор З а н д е р, и я помню, как мы потом смеялись и часто повто­ р я л и слова доктора, [ к о т о р ы й ], когда у е з ж а л, по дороге провожав­ шей его нашей матери говорил, скверно выговаривая по-русски, о том, когда человек будет здоров: «Если у него голова в холоде, жи­ вота — в пустоте, а нога — в теплоте».

Из далекого же детства помню, что изредка по п р а з д н и к а м при­ ходили к нам обедать два кадета, как потом я у з н а л, из военного И н ж е н е р н о г о у ч и л и щ а. О б а были погодки, лет 15 — 16. О д и н из них б ы л веселый, ж и з н е р а д о с т н ы й юноша и сейчас же по приходе начинал с нами возиться и в ы д у м ы в а т ь игры. Н а ш а мать п р и к а з а л а нам н а з ы в а т ь его «дядя В а с я ». Он был младшим братом матери.

Другой был п р я м а я ему противоположность: серьезный, д о в о л ь н о молчаливый, игр с нами не заводил, но, видимо, любил детей и был с нами л а с к о в. Этого мы называли просто « М и ш е л ь ». И это б ы л наш д в о ю р о д н ы й брат, сын старшей сестры матери, — М и х а и л Матвеевич Б о р е с к о в, впоследствии выдающийся знаток минного искусства, о котором он и читал лекции в н а д л е ж а щ и х военных уч­ р е ж д е н и я х. Умер он генерал-лейтенантом и заведующим всей мин­ ной частью Русской а р м и и.

Из воспоминаний детства начиная с 5 лет, а позднее и гимнази­ ста м л а д ш и х классов, особенно в памяти у меня с о х р а н и л о с ь посе­ щение институтов. По недостатку средств д л я домашнего образова­ ния, отцу удалось всех пятерых сестер устроить на к а з е н н ы й счет в институты. Две, старше меня, сестры были в С м о л ь н о м ;

с л е д у ю щ а я История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 20 http://history.museums.spbu.ru/ за мной сестра поступила туда же, но по окончании первыми Ин ститута. Ещe моложе меня сестра б ы л а в Павловском институте, а последняя - в Е л и з а в е т и н с к о м. Две старшие сестры, Е л е н а и Варвара, пробыли в Институте ( ? ) лет еще при старом р е ж и м е, ко­ гда их, во все время пребывания, из стен Института не в ы п у с к а л и, А потому из дому, когда были в Петрограде, к а ж д у ю неделю их на вещали и привозили разнообразное съедобное. Если не ошибаюсь, приемным днем в Смольном было воскресенье, от 12 до 4 часов.

Почти всегда моя мать брала меня с очень раннего возраста с со бою, дабы старшие сестры видели своего младшего брата чаще и | в и д е л и |, как он подрастает. Помню, как по приходе в Институт надо было у торжественного швейцара снять верхнее платье, под няться во второй этаж, там заявить д е ж у р н о й папиньерке, к кому мы приехали. Затем входили в громадный зал, по стенам которого стояли стулья д л я п р и е з ж и х, а посередине залы ходили взад и впе ред для общего надзора две классные д а м ы. Особенно меня, маль­ чугана, смешила на некоторых приемах прогулка по залу двух классных дам, почему-то всегда д е ж у р и в ш и х совместно. Обе б ы л и кривобокие и в р а з н ы е стороны, т а к что когда они н а п р а в л я л и с ь в одну сторону з а л ы, то сходились почти головами д р у г с другом, но обратный путь совершали уже отвернувшись друг от друга и изо гнувшись в п р о т и в о п о л о ж н ы е стороны, как две п р и с т я ж н ы е без ко­ ренника. На вызов папиньерки сестры п р и х о д и л и к нам д о в о л ь н о скоро, и мать начинала с ними беседу о их и своей ж и з н и, о дам ских нарядах и т. п. [ в е щ а х ], нисколько не интересных мальчику.


Этo мои сестры понимали, и обыкновенно которая-нибудь из них брала меня за руку и вела из залы в д о р т у а р ы, где оставались ин ститутки, не имеющие в Петрограде родственников или з н а к о м ы х для посещения их. О б ы к н о в е н н о институтки были р а д ы новому для них развлечению и сейчас же меня подхватывали и начинали игры и угощали меня сластями. Среди институток господствовали сле­ дующие взаимоотношения: одна другую н а з ы в а л а не иначе как уменьшительным именем, к которому п р и б а в л я л а ф а м и л и ю ;

так, напр., М а ш а Потемкина, С а ш а Кутузова, Мэри О р е у с и т. п. Т а к они приучили и меня называть их, а взаимно и они называли меня «Саша И н о с т р а н ц е в ». Ко времени отъезда за мной п р и х о д и л а одна из сестер и приводила к матери, с которою мы и в о з в р а щ а л и с ь до­ мой. Такое посещение мною дортуаров Института п р о д о л ж а л о с ь и тогда, когда я у ж е был гимназистом первых двух классов и на моих глазах многие из институток у ж е из девочек обратились в девиц, но заставляли меня н а з ы в а т ь их по-старому. Я так п р и в ы к к этому, что и много позднее, встретив такую старую знакомую, я мысленно называл ее « С а ш а Кутузова» или что-нибудь в этом роде. По этому поводу со мною, у ж е в зрелом возрасте, произошел один н е с к о л ь к о смехотворный случай.

Когда возникло в Петрограде Общество охранения народного здоровья, я п р и н я л в нем довольно деятельное участие. Это послед История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ нее б ы л о в ы з в а н о тем обстоятельством, что при Обществе б ы л а секция о м и н е р а л ь н ы х водах России — предмете, очень близком к геологии, а равно и тем, что с первых шагов своей научной дея­ тельности, в особенности по ознакомлении с почвами, я увидел со­ в е р ш е н н о негигиенические условия Петрограда. На этой последней почве я и сошелся с А. П. Д о б р о с л а в и н ы м, профессором гигиены в Военно-медицинской академии. Н а ш е знакомство з а к о н ч и л о с ь д р у ж б о й, п р о д о л ж а в ш е й с я до преждевременной его смерти. П р и первом знакомстве мы знали только д р у г друга, тогда как о н а ш и х ж е н а х ни тот ни другой не имели п о н я т и я. О д н а ж д ы Общество, к а ж е т с я по поводу Петроградских кладбищ, избрало под председа­ тельством А. П. Д о б р о с л а в и н а комиссию, в которую вошел и я.

Д о б р о с л а в и н п р и г л а с и л членов этой немногочисленной комиссии собраться в одну из суббот у него на дому и там побеседовать.

Когда я в назначенную субботу приехал к Д о б р о с л а в и н у, то спросил горничную, где хозяева. О н а отвечала мне, что они в сто­ ловой и там пьют чай;

я попросил ее проводить меня туда. Х о з я и н в ы ш е л ко мне навстречу и повел представить ж е н е, которая в это время стояла у самовара и н а л и в а л а гостям чай. Когда я пригля­ делся к ж е н е Д о б р о с л а в и н а, то узнал в ней одну из институток Смольного м о н а с т ы р я, которая со мной там возилась. П о д х о д я к ней, я громко с к а з а л : « З д р а в с т в у й т е, М а ш а П о т е м к и н а ». О н а, за­ смеявшись, отвечала мне: «Здравствуйте, С а ш а Иностранцев». При­ сутствующим членам комиссии, а равно и мужу п о к а з а л а с ь н а ш а первая встреча очень забавною и в ы з в а л а у них смех, а р а в н о и требование дать им объяснение нашего старого знакомства, что М. В. Д о б р о с л а в и н а и сделала. Я ж е, со своей стороны, ради шут­ ки и д л я п о д д е р ж а н и я веселого настроения присутствующих, стал ее оспаривать, д о к а з ы в а я, что я б ы л, обладая женственным харак­ тером, по ошибке отдан в институт, но своевременно исключен, и что М а ш а Потемкина — моя институтская подруга.

М е н я очень р а н о мать выучила чтению и п р и о х о т и л а читать. Я без всякого р а з б о р а брал у нее книги, которыми и у п и в а л с я, иногда до т а к о й степени, что д а ж е на зов к обеду не о т к л и к а л с я и прихо­ д и л о с ь насильно отнимать у меня книгу и нести на р у к а х к обеден­ ному столу. Особенно я у в л е к а л с я описанием путешествий и к а к теперь помню — путешествиями Араго. Эти путешествия меня всего поглощали, и я переживал вместе с путешественником всевоз­ м о ж н ы е события, близко принимая к сердцу и его неудачи, и часто над этими последними п л а к а л и д о с т а в л я л этим новые заботы мате­ ри. В то время у нас был з н а к о м ы й какой-то ч и н о в н и к, с л у ж и в ш и й в Публичной библиотеке, и он приносил мне, у з н а в мою слабость, р а з л и ч н ы е путешествия.

О т ц а мы, дети, видели очень редко и мало, он почти все время был занят службой и р а з ъ е з д а м и. Состоя бессменно фельдъегер­ ским о ф и ц е р о м, в течение почти 30 лет, при И м п е р а т о р е Н и к о л а е I, [он] то сопровождал Государя в его поездках как но Р о с с и и, т а к и История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 22 http://history.museums.spbu.ru/ зa границей, то имел от Государя особые поручения д л я поездок.

Из времени пребывания отца в Петрограде мне помнится х о ж д е н и е с ним к а ж д у ю субботу в баню, где мне после омовения д а в а л и мят­ ный п р я н и к и стакан горячего сбитня. З а т е м, в это же время, у нас появлялась в большом изобилии пища, в особенности р а з н о о б р а з ные з а к у с к и, сладости и т. п., а равно и более часто присутствовали гости. З а т е м помню ритуал облачения отца в п а р а д н у ю ф о р м у, в к о т о р о й он и о т п р а в л я л с я в З и м н и й д в о р е ц. В этом облачении меня особенно п о р а ж а л а процедура надевания и н а т я г и в а н и я, при помо­ щ и двух д е н щ и к о в, с ы р ы х белых л о с и н ы х брюк, которые д о л ж н ы были высохнуть на одеваемом. Помню и ту тройку л и х и х р ы с а к о в, ни которой отец у е з ж а л во Д в о р е ц. В этой поездке м ы, дети, б ы л и сильно заинтересованы, т а к как возвращение отца большей частью с о п р о в о ж д а л о с ь привозом нам из Д в о р ц а о б и л ь н ы х и разнообраз­ ных сладостей;

в особенности он привозил много очень вкусных и исключительно д в о р ц о в ы х леденцов: ими доверху б ы л а н а п о л н е н а его каска.

Моя мать б ы л а большой поклонницей нашего драматического театра и в отсутствие отца д о в о л ь н о часто меня, мальчугана 6 — 8 лет, б р а л а с собою в Александрийский театр, который т о л ь к о мы и посещали. Мы большей частью сидели в местах за к р е с л а м и. Из этих воспоминаний у меня с о х р а н и л о с ь в памяти очень мало. Пом­ ню, что я видел « Р е в и з о р а » Гоголя и некоторые другие представле­ нии Из артистов здесь на сцене я видел М а р т ы н о в а, К а р а т ы г и н а, Шумского и друг. Особенно сильное впечатление с о х р а н и л о с ь у меня только от одной пьесы Александрийского театра — о взятии Ахал-теке или что-то в этом роде. Д л я этой пьесы п р и х о д и л о с ь производить з н а ч и т е л ь н ы е перемены в обстановке. Весь п а р т е р убирался, и я в л я л а с ь цирковая арена, у с ы п а н н а я песком;

сцена бы ла соединена с партером пологим помостом. Подробности пьесы я не помню;

помню только, что ее р а з ы г р ы в а л и как на сцене, т а к и в партере и она б ы л а чисто военная, хотя б ы л а здесь и героиня. Осо бенно сильное впечатление производило на меня последнее или предпоследнее действие — это само взятие Ахал-теке. П р и этом в партер в ы е з ж а л о т р я д к а з а к о в, вели какие-то переговоры с крепо стью, находящейся на сцене, а затем с гиком и выстрелами к а з а к и карьером неслись на сцену. Крепость скоро загоралась, и занавес опускали. Я во время этого нападения обыкновенно п р и ж и м а л с я к матери, по она энергично меня отталкивала, ибо вообще не л ю б и л а нежностей.

Много позднее, изредка посещая Александрийский театр, я дол­ гое время, входя в партер, чувствовал запах к о н ю ш н и. Б ы л о ли это отражением некогда здесь бывшего превращения театра в ц и р к либо просто воспоминанием детства, решать не берусь.

M a n. п р о д о л ж а л а и з р я д н о заниматься со мной грамотой, но ей как матери многочисленного семейства приходилось часто отры ваться от этого в хлопотах по хозяйству, а потому около 9 лет меня История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ отдали п р и х о д я щ и м в школу. Эта ш к о л а находилась т а к ж е на Нев­ ском проспекте, почти против дома, где мы ж и л и. Из этой школь­ ной ж и з н и у меня с о х р а н и л о с ь очень мало воспоминаний, т а к как педагогия в ней б ы л а поставлена ниже всякой к р и т и к и. П о м н ю владельца ш к о л ы, Кондратьева, ф и г у р о й своей очень напоминаю­ щего ф и г у р у К р ы л о в а, что поставлена в Летнем саду. В нашем об­ разовании этот почтенный старик не принимал никакого участия, разве изредка покрикивал на нас, когда мы очень шумели. П р и х о д я д о в о л ь н о рано утром в школу, мы обыкновенно находили его в со­ седней с переднею комнате за столиком, на котором он производил какие-то операции над т а р а к а н а м и, приготовляя из них пищу д л я обильного количества певчих птиц, н а п о л н я ю щ и х квартиру этого педагога. Их громогласное пение р а з д а в а л о с ь в школе ц е л ы й день и часто очень мешало уроку. Вся остальная деятельность в ш к о л е б ы л а предоставлена этим педагогом его двум дочерям — с т а р ы м де­ вам, о преподавании которых у меня в памяти ничего не сохра­ нилось.


В течение того времени, когда мы п р о ж и в а л и в доме Л о п а т и н а, моими т о в а р и щ а м и были некоторые из детей с л у ж а щ и х фельдъ­ егерского корпуса. С этими т о в а р и щ а м и в п р а з д н и к и, в х о р о ш у ю погоду [ м ы ] о т п р а в л я л и с ь на задворки нашего дома, где помеща­ лись р а з н ы е с к л а д ы (мела, краски, металла и т. д. ), по п р и з н а к а м пустующие, а за этими складами шел о б ш и р н ы й огород. Мы ухит­ р я л и с ь, несмотря на то что склады были з а п е р т ы, п р о н и к а т ь в них и там затеивали игры то в д и к и х людей, то в р а з б о й н и к о в. И н о г д а ж е, мирно в ы б и р а я из мела склада чертовы пальцы ( B e l e m n i t e l l a m u c r o n a t a ), мы беседовали. В худую погоду с о б и р а л и с ь у кого нибудь из т о в а р и щ е й, чаще всего у нас;

но когда мы очень ш у м е л и, то нас обыкновенно просили затеять какую-нибудь более т и х у ю иг­ ру. Курьезно то, что эта тихая игра у нас б ы л а названа игрой в п р о ф е с с о р а. О т к у д а взялась эта игра, сказать очень затруднитель­ но? Н и к т о из нас не слушал профессоров и д а ж е не видел их п р и исполнении их обязанностей. Я о б ъ я с н я ю себе эту игру следующи­ ми обстоятельствами: старшим братом моей матери был Семен Ми­ хайлович Д о б р о в о л ь с к и й, окончивший в 1835 году кандидатом по юридическому факультету Петроградского университета. По своим способностям и трудолюбию это б ы л а личность в ы д а ю щ а я с я, край­ не серьезная, а по ф и г у р е представительная. Д о м а у нас н а з ы в а л и его профессором. Хотя он таковым не б ы л, но действительно был преподавателем законоведения почти во всех, начиная с П а ж е с к о г о корпуса, военных у ч и л и щ а х и издал курсы з а к о н о в е д е н и я. Позд­ нее мне многие из бывших учеников моего дяди говорили, что это был блестящий лектор и, несмотря на отдаленность его предмета от военных наук, его аудитория была п о л н а я и необыкновенно внима­ т е л ь н а я. Этого д я д ю видели и мои т о в а р и щ и, и личность моего дя­ ди, вероятно, и д а л а повод д л я создания нашей и г р ы. С л ы х а л и мы, что п р о ф е с с о р а говорят с к а ф е д р ы, и вот мы из опрокинутого стола История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ изображали эту последнюю. Но почему-то никто из т о в а р и щ е й не брил на себя р о л ь профессора;

эта р о л ь в о з л а г а л а с ь всегда на меня, И мне приходилось их занимать р а с с к а з а м и, главной темой к о т о р ы х было изложение некоторых путешествий, заимствованное из прочи танных мною книг.

Из детских воспоминаний мне особенно п а м я т н ы н а ш и весенние поездки и ж и з н ь в деревне, куда мы у е з ж а л и на все лето. О т е ц как то вывез из Вены ч р е з в ы ч а й н о удобную д л я большого семейства карету-тарантас, внутри которой б ы л а масса р а з л и ч н ы х отделений для клади, а с н а р у ж и за козлами д л я кучера н а х о д и л и с ь д в а основ­ ных помещения, точно такие же помещения б ы л и и за каретой. Та­ ким образом, кроме нашего семейства в этом э к и п а ж е помещались кухарки, две горничные и л а к е й. В этом э к и п а ж е шестериком мы ехали от города Л у г и, до которого у ж е б ы л а построена ж е л е з н а я порога от Петрограда, до станции Б е л о й ( н ы н е Б е л ы е С т р у г и ) по Варшавскому шоссе. От ст. Б е л о й мы д о л ж н ы б ы л и поворотить на почти проселочную дорогу, и д у щ у ю к г. П о р х о в у, где у ж е нас жда­ ли собственные л о ш а д и.

Дорога от ст. Белой была очень т я ж е л а я, ибо местами выступа пи пески, так что д л я нашего э к и п а ж а надо б ы л о в п р я г а т ь у ж е 8 лошадей да и ехать приходилось большей частью шагом. В это время нас, детей, в ы п у с к а л и из э к и п а ж а, и мы шли соседним ле­ с о м, собирая цветы, а иногда и поспевающие я г о д ы.

На этой дороге мне особенно памятно одно место, где — с к а з а т ь точно я не могу, помню только, что между Б е л о й и П о р х о в о м. Это место мне всегда представлялось особенно ж и в о п и с н ы м, и я п роси л мать позволить мне пересесть на н а р у ж н о е сиденье э к и п а ж а, где сидела г о р н и ч н а я. П р о и с х о д и л обмен, и я водворялся на просимое мною место. К р а с о т а открывающегося п е й з а ж а з а к л ю ч а л а с ь в сле­ дующем: мы постепенно в ы е з ж а л и на п о д н и м а ю щ у ю с я перед нами гору и в ъ е з ж а л и на чрезвычайно у з к у ю гриву с весьма к р у т ы м и с боков с к л о н а м и. Грива эта о к а й м л е н а б ы л а болотистою местно­ стью, отчасти п о к р ы т о ю лесом, но с нее о т к р ы в а л с я очень ш и р о к и й кругозор на о б ш и р н ы е лесные пространства, а равно д а л е к о видна б ы л а и дорога, змееобразно изгибающаяся, как и сама грива. Пом­ ню еще, что версты через две начинался спуск с нее, а затем новая грива, но значительно короче. Много позднее, когда я читал геоло­ гические сочинения Эрдмана, де Гейера и друг, о С к а н д и н а в с к о м оледенении, я впервые познакомился с так н а з ы в а е м ы м и в Ш в е ц и и «озами». И мне п р и п о м н и л и с ь виденные мною здесь г р я д ы, но посетить эту местность позднее, будучи у ж е геологом, [мне] не уда­ лось. Когда я б ы л у ж е профессором, один из о к о н ч и в ш и х курс сту­ дентов, А. Ф. Адамсон, обратился ко мне за темой д л я зачетного сочинения. Из нашего разговора в ы я с н и л о с ь, что он намерен про­ вести лето в Псковской губернии. У меня уже установился обычай студентам, не работавшим у меня в кабинете, давать т а к и е темы по месту летнего их п р е б ы в а н и я. Я задал Адамсону тему «О ледни История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ковых и п о з д н е л е д н и к о в ы х о б р а з о в а н и я х Псковской губернии».

З а д а в эту тему и у к а з а в литературу, я вспомнил о поразившей меня в детстве гриве и о к а ж у щ е м с я мне сходстве с «озою», а потому просил Адамсона обратить на нее особое внимание. О с е н ь ю сле­ дующего года Адамсон привез довольно обильный материал, кото­ рый и о б р а б а т ы в а л в кабинете, а затем представил мне свое зачет­ ное сочинение. Эта работа б ы л а настолько обстоятельная, что я уго­ ворил автора сделать о ней д о к л а д в отделении геологии и мине­ ралогии С [ а н к т ] - П [ е т е р б у р г с к о г о ] общества естествоиспытателей.

В з а с е д а н и и отделения 19 ф е в р а л я 1894 года и состоялся этот док­ лад, н а п е ч а т а н н ы й в Т р у д а х (т. X X X I I I, с. X X V I ). Д о к л а д отли­ чался ч р е з в ы ч а й н о обдуманными деталями и с о п р о в о ж д а л с я демон­ стрированием с о б р а н н ы х о б р а з ц о в ;

причем сообщены б ы л и и со­ вершенно новые ф а к т ы о л е д н и к о в ы х ш р а м а х и т. д. В одном месте д о к л а д а автор говорил: «Другого рода т а к ж е несомненно лед­ никовые о б р а з о в а н и я мне удалось видеть по дороге к П о р х о в у бла­ годаря любезному у к а з а н и ю многоуважаемого п р о ф. А. А. И н о странцева. А именно, отъехав версту или две, не более, от почтовой станции Я м к и н о, я заметил продолговатые х о л м ы и г р я д ы, имею­ щие д о в о л ь н о однообразное направление с СЗ на Ю В ». Д а л е е, опи­ сывая их, он у к а з ы в а е т, что эти г р я д ы с д о в о л ь н о крутыми склона­ ми поднимаются до 7 сж. над прилегающей местностью и т я н у т с я непрерывной волнистой, змеевидно изогнутой линией. Ему у д а л о с ь в искусственных в ы е м к а х видеть их внутреннее строение, а р а в н о и сделать интересную ф о т о г р а ф и ю, рисунок с которой и помещен в тексте сообщения. Местные жители эти гряды называют « г р и в а м и ».

В з а к л ю ч е н и е своего сообщения д о к л а д ч и к говорил: «Во всяком случае, внешний вид, сходство с железнодорожного н а с ы п ь ю, вол­ нистая л и н и я п р о т я ж е н и я, преимущественно с СЗ на Ю В, и, нако­ нец, состав некоторых поверхностных частей ее не позволяет со­ мневаться, что " Я м к и н а гр и в а" не что иное, к а к х а р а к т е р н ы й " о з ", первый из известных в Псковской губернии». Я привел этот п р и м е р как показатель того, что иногда детские воспоминания о виденном у будущего специалиста принимают р е а л ь н у ю ф о р м у.

Т а к и е путешествия наши в деревню п р о д о л ж а л и с ь н е с к о л ь к о дней с ночлегами на с т а н ц и я х. От г. П о р х о в а до нашей д е р е в н и, если не ошибаюсь, б ы л о около 30 верст. Мы тоже проселком на своих л о ш а д я х и по сравнительно хорошей дороге с о в е р ш а л и путь до деревни в один перегон. Т а к и е поездки мы с о в е р ш а л и е ж е г о д н о.

Все р а з н о о б р а з и е з а к л ю ч а л о с ь т о л ь к о в том, что В а р ш а в с к а я же­ лезная дорога п р о д о л ж а л а строиться и нам можно б ы л о к а ж д о е ле­ то п р о е з ж а т ь все б о л ь ш у ю часть пути по железной дороге. В конце концов у ж е я в и л а с ь возможность оставлять э к и п а ж на зимовку на станции Б е л о й, а весною в этом э к и п а ж е совершать свой путь до деревни.

Из всей нашей компании, населяющей д о р о ж н ы й э к и п а ж, я да лакей только и б ы л и м у ж ч и н ы. М а т ь и 3 м л а д ш и е сестры, а иногда История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 26 http://history.museums.spbu.ru/ и приглашенная д л я п р а к т и к и во ф р а н ц у з с к о м я з ы к е с т а р а я класс ная дама Смольного института с о с т а в л я л и наше население в экипа­ же, как и в самой деревне. Иногда п р и е з ж а л а гостить моя тетка с I дочерьми, редко два моих старших брата и то на короткое время.

Компания как р о д н ы х, так и д в о ю р о д н ы х сестер не у д о в л е т в о р я л а порывов мальчика, и я часто с ними ссорился из-за игр. Еще с са мого начала моего п р е б ы в а н и я в деревне я свел знакомство с кре­ стьянскими своими сверстниками и з н а ч и т е л ь н у ю часть времени проводил с ними, затевая р а з л и ч н ы е и г р ы. Р а з н о о б р а з н ы е М и т ь к и, Ф е д ь к и и т. п. составляли мою к о м п а н и ю, а из их р а с с к а з о в я очень рано узнал и невзгоды крестьянского права. М н о г о уродли­ вых явлений сообщили мне т о в а р и щ и о соседних п о м е щ и к а х, тогда как у отца с матерью с крестьянами б ы л и самые д р у ж е с к и е отно­ шения. В нашем э к и п а ж е привозилась в деревню целая аптека и масса р а з л и ч н ы х подарков в виде кусков ситца д л я р у б а ш е к, сапог и т. п., и этим наделяли обыкновенно самых бедных крестьян и крестьянок. Д л я своих приятелей я п р и в о з и л т о ж е п о д а р к и. Кому книжку, кому мое старое платье либо сапоги, а иногда, в ы п р о с и в у матери денег, просил им кое-чего и п р и к у п и т ь. О т н о ш е н и е отца и матери к крестьянам б ы л о самое гуманное. Отец, весьма вспыльчи­ вый человек, б ы л о накричит, а иногда и выругает бедного крестья­ нина за его леность, но обыкновенно сейчас же п р и к а ж е т выдать ему какой-либо провизии ( м у к и или к р у п ы и т. д. ). З а п а ш к а у нас была очень небольшая, так что на барщину у нас ежедневно выхо­ дили двое или трое, не более. Единственным исключением б ы л по­ кос на роскошном заливном лугу р. Белой ( н о этот луг у б и р а л с я дня за д в а ) и вывоз удобрений со скотного двора. Эти работы у крестьян считались п р а з д н и к а м и, так к а к в такие дни им предлага ЛИ обильную пищу раза три в день и варили д л я них черное пиво.

Пища б ы л а настолько х о р о ш а и р а з н о о б р а з н а, что в этот день и все наше семейство ею пользовалось.

Н а ш а усадьба б ы л а р а с п о л о ж е н а в довольно живописной мест­ ности на притоке р. Ш е л о н и — р. Б е л о й. Летом эта речка с и л ь н о высыхала, т а к что во многих местах можно б ы л о ее п е р е х о д и т ь по камням, не замочив ног, но местами в ней б ы л и омуты, к о т о р ы е обыкновенно в ы б и р а л и с ь для к у п а н и я. На правом берегу речки бы­ ла р а с п о л о ж е н а д е р е в н я, за которой шла д о в о л ь н о х о р о ш а я просе­ лочная дорога. Из деревни приходилось спускаться, но д о в о л ь н о круто, к речке и переезжать ее вброд, за бродом ш л а н е ш и р о к а я заливная д о л и н а. За ней снова надо б ы л о совершить у ж е разрабо­ танный подъем на левый берег, несколько выше правого. В н и з по течению речки д о л и н а значительно р а с ш и р я л а с ь, и на ней обыкно­ венно б ы л р о с к о ш н ы й сенокос, который изобиловал д о в о л ь н о раз­ нообразной растительностью. На высокой террасе левого берега и был построен после п о ж а р а д е р е в я н н ы й дом по проекту и под над­ смотром моего брата П а в л а Александровича, в то время еще бывше­ го в старших классах Строительного училища (ныне Институт граж История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ данских и н ж е н е р о в ). Постройку нашего дома назначили на летнее пребывание, но дом легко м о ж н о б ы л о сделать и зимним — стоило т о л ь к о п р о к о н о п а т и т ь его и обшить тесом. В доме б ы л о н е с к о л ь к о больших комнат, и наверху, в мезонине, б ы л а одна очень б о л ь ш а я [комната] д л я мужского населения, тогда как внизу п о с е л я л и с ь ж е н щ и н ы. С двух сторон к дому п р и м ы к а л а ш и р о к а я веранда, со­ единенная с кухней, стоящей отдельно, т а к что в д о ж д ь м о ж н о бы­ ло иметь сухое сообщение. О с т а л ь н ы е постройки б ы л и с т а р ы е : их п о ж а р не т р о н у л. За домом вниз по течению реки на той же террасе был очень х о р о ш о р а с п л а н и р о в а н н ы й сад, к которому с левой сто­ роны п р и м ы к а л ф р у к т о в ы й сад и огород. Ф р у к т о в ы й сад изобило­ вал б о л ь ш и м количеством гряд к л у б н и к и. П е р е д ф а с а д о м дома по самому к р а ю о б р ы в а в р я д росли несколько вековых берез, д а ю щ и х обильную тень, в которой во время с о з р е в а н и я ягод моя мать и на­ ш а общая « н я н я ш а » обыкновенно в а р и л и варенье. И з д о м а ш л а, наискось с о б р ы в а, ступенчатая д о р о ж к а на заливной луг и к р. Бе­ лой, по этой д о р о ж к е мы и х о д и л и летом купаться. П р а в д а, до­ вольно р а н о мы д о л ж н ы б ы л и это удовольствие п р е к р а щ а т ь — ко­ гда созревал лен, которым вообще с л а в и л а с ь П с к о в с к а я губерния.

С о б р а н н ы й лен к а к крестьяне деревень, л е ж а щ и х вверх по р. Бе­ лой, так и н а ш и крестьяне мочили в реке по нескольку дней и до того портили воду, что она становилась бурою, сильно пахучею, и, видимо, вода б ы л а отравлена, т а к как течением несло д о х л у ю р ы б у.

За нашим садом ш л а тропа — более к р а т к и й путь к Вельскому погосту. По этой тропе я еще мальчуганом бегал иногда к погосту, а гимназистом пользовался ею д л я посещения д ь я к о н а ц е р к в и, с ко­ т о р ы м был з н а к о м. К а к теперь помню, очень близко от погоста р е к а Б е л а я д е л а л а поворот, встретив к а м е н н ы й утес. Т е п е р ь я как геолог по памяти могу сказать, что этот утес был образован девонскими р у х л я к а м и. Я его очень часто рассматривал, но окаменелостей в нем не н а х о д и л.

Т а к к а к моя р а н н я я молодость п р о ш л а, во всяком случае, среди женского пола, где принято обращение друг с другом более вежли­ вое, то меня всегда с и л ь н о волновали грубые р а з г о в о р ы и ругатель­ ства, а потому я в своей свите деревенских ребят ввел строгий ре­ жим относительно ругательств. Л ю б и м о й нашей игрой здесь был Робинзон К р у з о. Д л я этой игры у нас д а ж е на одной из громадных берез, д о в о л ь н о высоко от земли, б ы л о на сучьях устроено помеще­ ние в виде к а к бы гнезда;

отсюда и д е л а л и с ь наши н а п а д е н и я на дикарей.

Но особенно любимым в р е м я п р о в о ж д е н и е м моим [ б ы л о ], когда за усадьбой б ы л и озимые или я р о в ы е, одному уходить в поле, ло­ ж и т ь с я на межу и предаваться самым р а з н о о б р а з н ы м ф а н т а з и я м.

Это развлечение часто п р е р ы в а л о с ь собиранием в коробку разнооб­ р а з н ы х насекомых, приносил этот материал домой и часто выводил из л и ч и н о к бабочек. Но идти д а л ь ш е мне б ы л о некуда — руко­ водителя никакого не было, не б ы л о в то время университета в виртуальном пространстве никакого печатного История Санкт-Петербургского http://history.museums.spbu.ru/ наставления, как надо собирать коллекции и как о п р е д е л я т ь насе­ комых и т. д. ;

это меня сильно р а з д р а ж а л о, и я часто бросал эти занятия.

Когда отец п р и е з ж а л в деревню, обыкновенно на к о р о т к и й от­ пуск, он норовил п р о ж и т ь [этот] отпуск с нами так, чтобы в начале августа доставить [в город] тех из детей, которым н у ж н о б ы л о быть и Петрограде к этому времени. М е н я он почти всегда увозил с со бой, надо ли мне было или пет — безразлично;

но следующей за мною по годам сестре Елизавете надо б ы л о быть в С м о л ь н о м инсти­ туте и первых числах августа.

В легком тарантасе мы втроем с грустью расставались после ионного п р и в о л ь я с деревней, н а п р а в л я я с ь в П е т р о г р а д на своих лошадях с кучером Д м и т р и е м. О т е ц почему-то о б р а т н ы й путь из деревни предпочитал ехать через С т а р у ю Руссу. Дорога здесь дей ствительно б ы л а много лучше, чем на П о р х о в, но своим л о ш а д я м надо б ы л о давать довольно п р о д о л ж и т е л ь н ы й отдых, что значи тельно затягивало время нашего пути. З а т о новых впечатлений д л я нас, ребят, б ы л о много. Везли мы с собой целое хозяйство и массу провизии, т а к что питались, кроме молока, своими д о м а ш н и м и про­ дуктами, среди которых наша « н я н я ш а » влагала массу разнообраз­ ных сладостей, ею же приготовленных ( п а с т и л ы, п р я н и к о в, суше­ ных ягод и т. п. ). З д е с ь считаю долгом объяснить у ж е и р а н ь ш е упомянутое слово « н я н я ш а ». Н а с всех в ы н я н ч и л а крепостная кре стьянка Д о н д у к о в а - К о р с а к о в а — П р а с к о в ь я Паходова. О н а до того сроднилась со всем нашим семейством, что мы ее считали всегда до ее смерти своим сочленом. К с о ж а л е н и ю, она ослепла после опера­ ции глаз и слепою ж и л а и у м е р л а у нас. Это б ы л а д о в о л ь н о худо­ щавая, но необыкновенно ж и в а я и р а б о т я щ а я ж е н щ и н а. Ни минуты она не оставалась без дела, а когда ей уже некого б ы л о нянчить, она я в л я л а с ь правой рукой моей матери;

в особенности она б ы л а сведущей по части изготовки р а з л и ч н ы х съедобных предметов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.