авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве ЦЕНТР ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ» История Санкт-Петербургского ...»

-- [ Страница 2 ] --

Д о р о г а наша пролегала отчасти по р а з б р о с а н н ы м д е р е в н я м, от­ части, б л и ж е к Старой Руссе, по бывшим аракчеевским военным поселениям. Это все б ы л о д л я нас внове. Н а с к о л ь к о я помню, з н а ч и т е л ь н а я часть р а с к о л ь н и к о в ж и л а отдельными хуторами, об­ несенными высокими с п л о ш н ы м и заборами и с н а б ж е н н ы м и крепки­ ми и постоянно з а п е р т ы м и воротами. П р и наших остановках при­ ходилось иногда очень долго стучаться, чтобы о т к р ы л и ворота и вступили с нами в переговоры. Когда р а с к о л ь н и к или кто-нибудь из в з р о с л ы х его семейства после внимательного нас осмотра убеждал­ ся, что мы не начальство, а мирные люди, то отворяли ворота и впускали нас к себе и б ы л и необыкновенно р а д у ш н ы и хлебосоль­ ны. Д л я чая все-таки своей посуды не давали, давали т о л ь к о очень богатые, у к о т о р ы х д л я этой цели б ы л а особая мирская посуда. Не­ который страх на нас, ребят, производили остановки к ночлегу, ко­ гда у ж е сильно смеркалось и такой хутор казался нам недосягае­ мым и с т р а ш н ы м з а м к о м. О б ы к н о в е н н о все сходило вполне благо История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ получно, и, получив утром денежное вознаграждение, р а с к о л ь н и ч ь я семья нас п р о в о ж а л а и просила и впредь останавливаться у них.

Д р у г у ю картину п р е д с т а в л я л о военное поселение. О б ы к н о в е н н о все селение располагалось по д л и н н о й улице, вытянутой по ее сто­ ронам как бы по нитке в одну л и н и ю ;

по одному и тому же шабло­ ну были построены дома. О б с т а н о в к а таких домов в то время б ы л а крайне бедная, и избы [6ыли1 д о в о л ь н о г р я з н ы е. Б о л ь ш и н с т в о мужчин, вероятно по т р а д и ц и и, со времен Аракчеева б р и л и себе бороду и п р е д с т а в л я л и довольно о б ы к н о в е н н ы й тип отставных сол­ дат. К отцу, к а к военному и о ф и ц е р у, относились с особым почте­ нием. К счастью д л я нас, ночлега у них в нашем м а р ш р у т е не б ы л о, так к а к эти поселения н а х о д и л и с ь поблизости [от] С т а р о й Р у с с ы.

Из этой последней, отправив лошадей обратно в деревню, мы сади­ л и с ь на п а р о х о д до Волховской станции, а затем на ж е л е з н у ю доро­ гу и в о з в р а щ а л и с ь в Петроград.

Ч т о б ы не у т о м л я т ь читателей этой а в т о б и о г р а ф и и, ограничусь в ы ш е п р и в е д е н н ы м и у к а з а н и я м и, а р а в н о и тем, что мои поездки и п р е б ы в а н и я в деревне п р о д о л ж а л и с ь, если не изменяет п а м я т ь, до 1860 года включительно, т. е. когда я был у ж е гимназистом. И н о г д а мне п р и х о д и л о с ь, из-за экзаменов, ездить в деревню и одному, и при этих поездках я впервые видел, какие иногда возникают хоро­ шие связи между людьми из-за доброго д р у г к другу о т н о ш е н и я.

Т а к к а к мой отец постоянно сопровождал в поездках И м п е р а т о р а Н и к о л а я I, да кроме того, он очень часто б ы л посылаем этим по­ следним, то его по Варшавскому тракту знали на всем п р о т я ж е н и и.

Все смотрители станций и б о л ь ш а я часть я м щ и к о в н а з ы в а л и отца своим благодетелем и когда у з н а в а л и, что я его с ы н, то д л я меня з а п р я г а л и курьерских лошадей, часто о т к а з ы в а л и с ь б р а т ь прогон и вообще в ы р а ж а л и мне необыкновенно добродушное отношение.

Не могу обойти молчанием и следующее обстоятельство из моих воспоминаний. Года за три до освобождения крестьян м о ж н о б ы л о подметить постепенный поворот в их воззрениях на помещиков и появление в их разговорах между собою, и д а ж е в моем присутст­ вии, некоторого ироничного отношения. Д р у г и е из крепостных шли еще д а л ь ш е ;

так, наш кучер Д м и т р и й по воскресеньям вечером у с а ж и в а л с я со своею б а л а л а й к о ю на к р ы л е ч к о у конюшни и под свою музыку сочинял самые н е п р и л и ч н ы е и непечатные куплеты о помещицах и п о м е щ и к а х.

Среди н а ш и х крепостных д в о р о в ы х было и несколько м о л о д ы х девушек, взятых моей матерью д л я их обучения. Во время пребы­ вания в Петрограде некоторые из них учились: [одни | рациональ­ ной стирке, другие шитью и т. д., но ж и л и обыкновенно у нас под строгим надзором матери, а в особенности н я н я ш и. Из мужского населения мне особенно памятен М и т р и ч. Хотя он и был наш кре­ постной, но с л у ж и л у кого-то довольно п р о д о л ж и т е л ь н о е в р е м я.

Т о л ь к о после смерти его х о з я и н а мой отец взял его в виде камерди­ нера к нам. О т е ц имел, кроме того, двух д е н щ и к о в, а следователь История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ но, в мужской прислуге не нуждался, но М и т р и ч а взял ради его опытности.

По внешнему виду Митрич был среднего роста пожилой чело­ век, гладко выбритый, и носил черный парик;

в течение дня он все­ гда был с накрахмаленной грудью и воротником и с белым галсту­ ком. В обращении был у с л у ж л и в и вежлив, но не особенно разго­ ворчив. Камердинером он считался у отца, но когда я бывал дома, был и моим. М и т р и ч всегда сопровождал нас в д е р е в н ю, где б ы л в доме единственной мужской прислугою. Вот об этом М и т р и ч е у ме­ ня в памяти сохранилось два случая, из которых п е р в ы й относится к деревне, второй — к Петрограду.

В деревне почти исключительной обязанностью М и т р и ч а было у с л у ж и в а т ь нам во время р а з л и ч н ы х трапез да по утрам вычистить мои п л а т ь я и сапоги;

б о л ь ш у ю часть времени он был свободен.

М о я мать, некоторые из сестер, а в особенности наша п я н я ш а б ы л и б о л ь ш и м и любительницами птицеводства, и у нас б ы л о много р а з л и ч н ы х пород кур, уток, гусей и в особенности индеек. Б о л ь ш а я часть птиц летом о т к а р м л и в а л а с ь, а зимой н я н я ш а на собственных подводах п р и в о з и л а их на съедение в Петроград. Этот М и т р и ч имел много свободного времени и, когда отец привозил ему порох, имея р у ж ь е, о т п р а в л я л с я в соседний лес помещика Р ы н д и н а, где и б р а к о н ь е р с т в о в а л. Иногда ему удавалось принести нам и дичь, но это б ы л о очень редко. Главным своим занятием в свободное время Митрич избрал постоянно д р а з н и т ь индейского петуха, которого довел до такой степени ненависти, что этот петух уже сам стал на­ брасываться на М и т р и ч а. Нас, детей, особенно з а н и м а л о то, что индейский петух для своих нападений выбирал иногда очень удач­ ные моменты. П о м н ю один из т а к и х случаев. П р и с л у ж и в а я за сто­ лом во время обеда, Митрич нес однажды большую суповую миску нам к столу;

руки у него б ы л и з а н я т ы. Митрич предпочитал путь из кухни через д в о р, как более короткий сравнительно с крытой ве­ рандою, соединявшей дом с кухнею. Из столовой нам все было видно, что делается во дворе, и вот, когда Митрич в ы ш е л из кухни на д в о р, на него накинулся индейский петух — взлетел ему па пле­ чо и стал клювом долбить голову. Н а с, детей, это первоначально очень позабавило, но когда увидели на лице М и т р и ч а кровь, то все п о в с к а к и в а л и со своих мест выручать его и отогнать петуха. На этот раз индейский петух порядком отомстил своему врагу, нанеся р а н ы, которые надо было ему з а к л е и в а т ь.

З н а ч и т е л ь н о труднее б ы л о о х р а н я т ь М и т р и ч а в Петрограде, где оп о к а з а л с я ф а н а т и ч н ы м игроком в кости. О т ц о в с к и х д е н щ и к о в этим соблазнить б ы л о н е л ь з я, ибо у них не было денег, и вот Мит­ рич у д и р а л в какой-то притон, где обыкновенно и п р о и г р ы в а л с я до последней нитки. Надо здесь прибавить, что пьяницей Митрич ни­ когда не б ы л. Бегство его из д о м а иногда п р о д о л ж а л о с ь несколько дней, р а с с ы л а л и с ь денщики для его отыскивания и несколько раз подавали объявку в полицию. Б о л ь ш е й частью приводили М и т р и ч а История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ с о в е р ш е н н о р а з д е т ы м, ибо и п л а т ь е его б ы л о п р о и г р а н о, и он б ы л о б ы к н о в е н н о с т р а ш н о голоден. Н и к а к и е угрозы и у в е щ а н и я на него не д е й с т в о в а л и, н а с т о л ь к о он б ы л этого д е л а ф а н а т и к о м. О т е ц не­ с к о л ь к о р а з одевал его з а н о в о, а он снова в каком-то вертепе все п р о и г р ы в а л, и о д н а ж д ы его, п р я м о с и л ь н о больного, п о л и ц и я из вертепа с в е з л а в б о л ь н и ц у, где он и у м е р. М ы, дети, очень л ю б и л и М и т р и ч а за его в е ж л и в о с т ь и всегдашнюю готовность все просимое и с п о л н и т ь, а потому, у з н а в о его смерти, т и х о н ь к о от р о д и т е л е й в с п л а к н у л и об у м е р ш е м.

И з д о м а ш н и х событий, у ж е незадолго д о п о с т у п л е н и я м о е г о в гимназию, мне особенно памятен день проводов моего старшего брата К о н с т а н т и н а на войну. П р о д о л ж а ю щ а я с я осада С е в а с т о п о л я требовала массу врачей, а брат мой т о л ь к о что окончил к у р с ы в то время Медико-хирургической академии. Т а к как наша к в а р т и р а б ы л а по соседству с Н и к о л а е в с к и м вокзалом, то решено б ы л о моими родителями весь выпуск моего брата, о т п р а в л я в ш и й с я на войну, пригласить к нам, накормить обедом и проводить на в о к з а л.

В то время меня крайне п о р а ж а л а необыкновенная ехидность неко­ т о р ы х из т о в а р и щ е й брата, а равно и та солдатская ф о р м а, в кото­ р у ю они б ы л и одеты, и их своеобразные погоны, где н а ш и в к и б ы л и наискось с р е з а н ы.

О б р е м е н е н н ы е большим семейством отец и мать вполне созна­ вали, что необходимо дать образование своим детям, а собственных средств д л я этого б ы л о недостаточно. Тем не менее, как сейчас ви­ дим, с т а р ш и й брат окончил Медико-хирургическую а к а д е м и ю, за ним с л е д у ю щ и й, П а в е л, окончил курсы а р х и т е к т у р ы в Строитель­ ном у ч и л и щ е ( И н с т и т у т г р а ж д а н с к и х и н ж е н е р о в ) и б л а г о д а р я бли­ зости отца к И м п е р а т о р у все сестры были воспитаны в институтах.

О к о л о 1854 года мой отец стал хлопотать о помещении меня пан­ сионером в одну из гимназий. То обстоятельство, что я был крест­ ником И м п е р а т о р а Н и к о л а я I, сильно облегчило х л о п о т ы, и я был п р и н я т во вторую в то время гимназию, что н ы н е на К а з а н с к о й улице, а в то время на Б. М е щ а н с к о й, т а к ж е пансионером Импера­ тора Н и к о л а я I.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Г л а в а II ГИМНАЗИЯ О с е н ь ю 1855 года совершилось мое поступление в г и м н а з и ю, куда п р я м о к директору отец мой меня и д о с т а в и л. Д и р е к т о р о м пашей гимназии в то время был П о с т е л ь с ( о т е ц ), к о т о р ы й в своей квартире и заставил меня писать под д и к т о в к у. Я у ж а с н о волновал­ ся и, вероятно, наделал массу ошибок, ибо д и р е к т о р, читая мою р у к о п и с ь, довольно печально на меня п о г л я д ы в а л и качал головою, но по поводу диктовки ничего не сказал и, п р о с т и в ш и с ь с отцом моим, повел меня в камеру, где и сдал д е ж у р н о м у гувернеру.

О ч у т и в ш и с ь одиноким среди н е з н а к о м ы х мне людей, я до того взгрустнул, что стал п л а к а т ь и твердить: «Пустите меня д о м о й ».

Мой плач почти перешел в истерику, так что д е ж у р н ы й гувернер, получивший меня от ди р ект о р а, счел долгом пойти к последнему и д о л о ж и т ь ему об этом. К моему удивлению, снова я в и л с я д и р е к т о р и стал меня уговаривать, но видя, что это на меня не действует, п р и к а з а л позвать «дядьку», которому и поручил отвести меня до­ мой до завтрашнего утра, что и б ы л о исполнено.

Гимназия в то время б ы л а семиклассная, а н а ш а гимназия б ы л а совершенно л и ш е н а греческого я з ы к а, л а т и н с к и й преподавался т о л ь к о с третьего класса, но взамен их б ы л о у с и л е н о преподавание естественных наук.

Я застал в гимназии еще старые а р х а и ч е с к и е п о р я д к и. Пансио­ неры, с небольшим количеством с в о е к о ш т н ы х п о л у п а н с и о н е р о в, б ы л и до четвертого класса совершенно отделены от п р и х о д я щ и х, хотя классы иногда и помещали р я д о м. Т а к ж е и сами пансионеры б ы л и р а з д е л е н ы и помещены в свободное от классов время в две к а м е р ы : м л а д ш у ю, куда входили гимназисты до третьего класса включительно, и с т а р ш у ю — от четвертого класса до седьмого.

По субботам, перед роспуском после у р о к а пансионеров по до­ мам в отпуск, д е ж у р н ы й гувернер читал нам громко ж у р н а л с резо­ л ю ц и я м и о н а к а з а н и я х, н а л о ж е н н ы х д и р е к т о р о м на п р о в и н и в ш и х с я в течение недели воспитанников. Наиболее с л а б ы м наказанием счи­ талось остаться на воскресенье без отпуска;

затем — без отпуска и к а р ц е р ;

далее без отпуска на два или три п р а з д н и к а и наконец без отпуска на долгое время и смотрение последней степени н а к а з а н и я.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Этой последней степенью б ы л а п о р к а настоящими розгами, а смот­ р я щ и х п р и в о д и л и, очевидно, д л я острастки. П о р к а всегда произво­ д и л а с ь в присутствии д и р е к т о р а, а совершителем ее был отставной и неподкупный в а х м и с т р лейб-уланского полка Л у н и к о в. М н е, к счастью, не п р и ш л о с ь испытать два последних н а к а з а н и я.

Гувернерами б ы л и люди малогуманные и большей частью озлоб­ ленные на подчиненную им м о л о д е ж ь. Их р а з д е л я л и на д е ж у р с т в а немецкие и ф р а н ц у з с к и е, причем такое подразделение было через день. Особенной суровостью отличались немецкие гувернеры и из них — Альбрехт, Л и л и е н т а л ь и Б ю р г е р с, четвертым б ы л у нас К р ю г е р, в то же время и преподаватель чистописания;

но он б ы л личность д о в о л ь н о бесцветная. Особенной свирепостью о т л и ч а л и с ь двое из в ы ш е у п о м я н у т ы х гувернеров, которые за м а л е й ш у ю про­ винность, а иногда просто по подозрению, з а п и с ы в а л и в ж у р н а л и непосредственно н а к а з ы в а л и постановкой на все время приготовле­ ния у р о к о в на середину к а м е р ы. Последнего н а к а з а н и я в старшей камере не б ы л о.

Альбрехт по виду б ы л крайне д р я х л ы й худощавый старик сред­ него роста, почти л и ш е н н ы й на голове растительности;

с о х р а н и л а с ь т о л ь к о одна коса, которую он при помощи какого-то липкого веще­ ства всю зачесывал наперед и д а ж е на часть лба. Когда он очень сердился, то его коса, как щетина у ж и в о т н ы х, поднималась кверху и д е л а л а его очень с м е ш н ы м. Ему постоянно к а з а л о с ь, что пансио­ неры не учатся, и он зачастую подходил к подозреваемому сзади и через спину последнего з а г л я д ы в а л, что тот делает. Во время при­ готовления уроков достаточно б ы л о кому-нибудь из пансионеров забыться и повторить часть урока громко, чтобы Альбрехт схватил его за шиворот и буквально выбросил на середину к а м е р ы. О т к у д а у такого д р я х л о г о с т а р и к а и сила для этой операции б р а л а с ь ? Лю­ бопытно то, что при т а к и х в ы б р а с ы в а н и я х Альбрехт почти всегда говорил:

Красный воротник имеешь, ничего не разумеешь.

О б ы к н о в е н н о сейчас же за произнесением этих слов, д о в о л ь н о д р у ж н о, почти вся камера хором п р о д о л ж а л а слова Альбрехта:

Посмотри на потолок, там написан твой урок.

Это последнее обстоятельство совершенно выводило с т а р и к а из себя, и он большей частью начинал бегать по камере, о т ы с к и в а я в и н о в н ы х. Гимназисты дали Альбрехту довольно х а р а к т е р н о е на­ звание — К р ы с а.

Л и л и е н т а л ь представлял несколько иной тип. Он обладал очень некрасивою, но весьма массивною ф и г у р о ю, что н а з ы в а е т с я, История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 34 http://history.museums.spbu.ru/ «неладно скроен, но крепко сшит». Л и ц о его б ы л о обрюзглое, тол­ стое, с толстым носом и массивною нижнею губою.

Особенно п о р а ж а л и его необыкновенно толстые ноги и громад­ ные ступни. Мы прозвали его Бегемотом. З л о с т ь и какая-то бес­ причинная нелюбовь к молодежи всюду п р о с к а л ь з ы в а л а у этого че­ ловека;

в особенности он отличался злопамятностью и если наказы­ вал, то обыкновенно сам с а ж а л п р о в и н и в ш и х с я или п о д о з р е в а е м ы х в к а р ц е р д н я на два, на т р и. У нас н а к а з а н и я в к а р ц е р б ы л и т о л ь к о дневные, на ночь выпускали спать в своей постели. Да и д л я спанья к а р ц е р ы ( и х было рядом д в а ) б ы л и п р я м о н е п р и г о ж и : это б ы л и помещения, отгороженные от широкого к о р и д о р а, и к а ж д ы й к а р ц е р имел не более чем три а р ш и н а в длину и д в а в ш и р и н у. К а р ц е р с з а к л ю ч е н н ы м з а п и р а л с я на ключ д е ж у р н ы м гувернером, но двери карцера б ы л и не до самого верха — довольно значительное про­ странство оставалось свободным. Н а к а з а н н ы й о б ы к н о в е н н о ухит­ рялся подняться до существующего отверстия и висеть в нем до прихода гувернера, когда он от последнего и п р я т а л с я. В это же от­ верстие товарищи снабжали наказанного казенными п и р о ж к а м и, а некоторые и своею провизией — это взамен хлеба и воды, полагав­ шихся н а к а з а н н о м у. З л о с т ь Л и л и е н т а л я п р о с т и р а л а с ь до того, что он, ж е л а я проверить, сидит ли в карцере н а к а з а н н ы й им на д в а или па три д н я, приходил на следующий день, свободный д л я него, во ф р а н ц у з с к о е дежурство проверить свое р а с п о р я ж е н и е. Но здесь у него иногда с ф р а н ц у з с к и м д е ж у р н ы м в ы х о д и л и с т о л к н о в е н и я. Гу­ вернеры во ф р а н ц у з с к о е дежурство были добрее и иногда д е л а л и вид, что з а б ы л и р а с п о р я ж е н и е Л и л и е н т а л я.

Гимназисты неоднократно пробовали узнать степень образова­ ния Альбрехта и Л и л и е н т а л я. О б р а щ е н и е за каким-нибудь разъяс­ нением к Альбрехту оканчивалось тем, что он о б ы к н о в е н н о очень крепко постучит вам согнутым пальцем по лбу и скажет: « П о д у м а й с а м ». Л и л и е н т а л ь отсылал таких приставал у ж е п р я м о к тому учи­ телю, который задал урок.

Из ф р а н ц у з с к о г о дежурства у меня в памяти с о х р а н и л а с ь сим­ патичная ф и г у р а т о л с т я к а Пренса, других не помню. П о м н ю, что вместе с немногочисленными ф р а н ц у з с к и м и гувернерами б ы л и и русские, к а к С о к о в. Пренс был необыкновенно о б щ и т е л ь н ы й чело­ век, и его почти постоянно о к р у ж а л и в свободное время пансионе­ р ы, с которыми он вел на ф р а н ц у з с к о м я з ы к е р а з г о в о р ы, тогда как в немецкое дежурство мы с л ы ш а л и немецкую речь т о л ь к о тогда, когда гувернеры р а з г о в а р и в а л и между собой. Н а д о откровенно ска­ зать, что только в Пренсе и Сокове мы встречали к нам человече­ ское отношение. В смысле воспитания все остальные гувернеры бы­ ли совершенно и н д и ф ф е р е н т н ы, и при затруднении иногда с приго­ товлением уроков не [к] кому б ы л о и обратиться. С ч а с т л и в был тот из пансионеров, который имел з н а к о м ы х пансионеров 6-го или 7-го классов, но опять-таки т о л ь к о с р а з р е ш е н и я гувернера можно б ы л о обратиться к этому знакомому за помощью.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ У пас, пансионеров, б ы л еще один начальник — это « д я д ь к а ».

Все воспитанники б ы л и еще, в свою очередь, р а з д е л е н ы на партии, и д л я к а ж д о й партии б ы л свой д я д ь к а. Его ведению п о д л е ж а л о ка­ зенное платье и белье, полагающиеся пансионеру. Эти принадлеж­ ности х р а н и л и с ь вашим д я д ь к о ю в цейхгаузе;

перед отпуском он обязан был приготовить вам мундир с п р и н а д л е ж н о с т ь ю, пальто и чистое белье, а при вашем возвращении платье опять убрать;

он же перед отходом вашим ко сну п р и х о д и л осведомляться, не о т о р в а н ы ли пуговицы, и брал до утра, отдавая в починку казенному портно­ му. Эти же д я д ь к и были в столовой р а з д а в а т е л я м и и р а з н о с и т е л я м и нам п и щ и. О б ы к н о в е н н о их избирали из старых с л у ж и т е л е й гимна­ зий, и с л у ж б а их считалась к р а й н е спокойною, но и д о в о л ь н о при­ б ы л ь н о ю, т а к как д я д ь к и часто получали от воспитанников на чай, а по б о л ь ш и м п р а з д н и к а м и д о в о л ь н о с о л и д н у ю награду.

Остается с к а з а т ь и о нашем размещении в здании гимназии.

Среди ее построек был д о в о л ь н о правильной ф о р м ы к в а д р а т н ы й д в о р, на к о т о р ы й в х о р о ш у ю погоду пансионеров в ы п у с к а л и гулять и играть под надзором гувернера;

из этого д в о р а б ы л и т о л ь к о одни ворота на т а к н а з ы в а е м ы й г р я з н ы й д в о р ;

эти ворота б ы л и под осо­ бой о х р а н о й. Три ф а с а д а второго этажа, в ы х о д я щ и е во д в о р, заня­ ты б ы л и комнатами д л я пансионеров, а четвертый — рекреацион­ ной классной залой, в которую в ы х о д и л и некоторые к л а с с ы. По фасаду н ы н е ш н е й К а з а н с к о й у л и ц ы помещена б ы л а м л а д ш а я каме­ ра, несколько б о л ь ш и х размеров, чем с т а р ш а я ;

эта последняя отде­ л я л а с ь глухою стеною и шла п а р а л л е л ь н о младшей камере. По длине этих двух зал б ы л и п р и д е л а н ы наклонные столы, а к ним скамейки, т а к что к а ж д ы й пансионер сидел спиною к середине з а л ы. В концах этих зал были поставлены громадные ш к а ф ы с от­ д е л е н и я м и, куда к а ж д ы й пансионер помещал свою ш к а т у л к у, запи­ р а ю щ у ю с я на замок, и где х р а н и л свои пожитки до книг включи­ тельно. В начале каждой камеры был стол д л я д е ж у р н о г о гуверне­ ра. В младшей камере в конце ее был поставлен большой образ, перед которым как утром, так и перед отходом ко сну читались мо­ л и т в ы. Из м л а д ш е й камеры ш л а д в е р ь в у м ы в а л ь н у ю для с т а р ш е г о класса, за которою у ж е и был вход в с п а л ь н ю. Две с п а л ь н и, выхо­ д я щ и е во д в о р, были р а с п о л о ж е н ы под прямым углом д р у г к другу, и п а н с и о н е р ы и здесь р а з м е щ а л и с ь по классам;

в помощь гувернеру при у к л а д ы в а н и и пансионеров ко сну назначался еще д е ж у р н ы й пансионер седьмого класса, который мог оставить х о ж д е н и е по спальне т о л ь к о после того, как убедится, что все заснули и что все п р а в и л ь н о с л о ж и л и на табурет, стоящий в ногах кровати, свое белье и платье.

Не отставали от гувернеров и некоторые из учителей. П о м н ю у нас в первом классе учителя русского я з ы к а М., которому мы д а л и прозвище К о с у ш к а. Этот учитель приходил в класс почти всегда в нетрезвом состоянии, и мало того, в боковом его кармане всегда б ы л а ф л я ж к а, которую он тщательно вынимал и ставил под к а ф е д История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 36 http://history.museums.spbu.ru/ ру, но д о в о л ь н о часто к ней п р и к л а д ы в а л с я, а нам говорил, что это микстура. О д н а ж д ы, довольно сильно выпивши, он забыл эту ф л я ж к у на месте х р а н е н и я, и гимназисты убедились, что это водка.

Этот учитель все преподавание ограничил задаванием выучить наи­ зусть басню К р ы л о в а и, устроившись на к а ф е д р е, в ы з ы в а л кого либо из учеников и требовал ответа. Частое п р и к л а д ы в а н и е к своей микстуре мешало М. д а ж е с л у ш а т ь ответ. М о ж н о б ы л о, т о л ь к о не останавливаясь, нести ему всякую ахинею, но не смеша класс, и в конце з а я в и т ь, что ответ закончен, чтобы получить х о р о ш и й б а л л.

Д р у г и х учителей первого класса я не помню, ибо они т а к часто сменялись, что калейдоскоп их не сохранился в моей п а м я т и. Пом­ ню, что п е р в ы й класс особенно был переполнен у р о к а м и чистописа­ ния, р и с о в а н и я и географии, которую преподавал Л е б е д к и н. Этот преподаватель томил нас зазубриванием как притоков б о л ь ш и х рус­ ских рек, т а к и в особенности искусственных путей сообщения и з а с т а в л я л по р а з л и ч н ы м водным системам путешествовать туда и обратно.

К счастию д л я гимназии, этот архаический режим Постельса очень скоро д о л ж е н был уступить место другому, что б ы л о в ы з в а н о назначением нового директора. Т а к о в ы м был назначен гуманный педагог А. С. В о р о н о в. Д о в о л ь н о скоро из нашего горизонта ис­ чезла б о л ь ш а я часть немецких гувернеров, я в и л и с ь новые, иногда только что окончившие или Университет, или Педагогический ин­ ститут. Т а к о в а я же смена наблюдалась и среди некоторых препода­ вателей. Н о в ы е гувернеры внесли совершенно новый дух человече­ ского отношения к молодежи, которого мы б ы л и совершенно лише­ ны при старом р е ж и м е. С новыми гувернерами мы р а з г о в а р и в а л и по д у ш а м, иногда о т к р ы в а я им и свои з а д у ш е в н ы е мысли, тогда как ничего подобного не б ы л о при старых гувернерах. Из этого более гуманного времени мне особенно памятны гувернеры С о к о л о в и А в е н а р и у с. П е р в ы й из них со временем б ы л начальником ж е н с к и х гимназий ведомства М а р и и. Он у нас постоянно б ы л о к р у ж е н пан­ сионерами, с которыми то вел беседы, то вступал в горячий с п о р.

Л ю б и м ы м его разговором б ы л а русская литература, и ему мы, пан­ с и о н е р ы, б ы л и о б я з а н ы рядом указаний о том, что нам надо читать, ибо без таких у к а з а н и й наше чтение обыкновенно ограничивалось чтением под сурдинку только романов. Авенариус не б ы л настолько экспансивен, и в нем говорила, кажется, шведская кровь;

он б ы л очень серьезный и с виду как бы сердитый, но в действительности это б ы л д о б р е й ш и й и б л а г о ж е л а т е л ь н е й ш и й человек, у з н а в его ко­ роче, мы, пансионеры, очень полюбили его и часто беспокоили своими недоразумениями при приготовлении уроков.

П р и вступлении А. С. Воронова в д о л ж н о с т ь директора, конеч­ но, немедленно были отменены розги и некоторые другие бесчело­ вечные н а к а з а н и я ;

я в и л и с ь сравнительно большие свободы и в сно­ шении пансионеров младшей и старшей камер, в силу чего завяза История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ лись знакомства, а с ними д л я пансионеров младшей к а м е р ы [яви­ лась] и помощь в приготовлении у р о к о в.

Д л я некоторой х а р а к т е р и с т и к и гуманного отношения А. С. Во­ ронова к гимназистам я д о л ж е н рассказать о случае, к о т о р ы й б ы л со мной в четвертом классе гимназии. Весною, когда д е р е в ь я у ж е значительно п о к р ы л и с ь зеленью, я д о л ж е н был в понедельник р а н о утром, к у р о к а м, возвратиться с Песков из отпуска в пансион гим­ назии. В то время со мной очень д р у ж и л один из пансионеров моего класса — М и х а й л о в. За эту нашу д р у ж б у меня постоянно пресле­ довал наш д о б р е й ш и й инспектор X. И. П е р н е р и неоднократно уго­ варивал меня беречься М и х а й л о в а, но мотивов д л я этого не гово­ р и л. Т а к о е вмешательство постороннего л и ц а меня еще более свя­ з ы в а л о с этим новым другом и сильно сердило, ибо я о М и х а й л о в е ничего д у р н о г о не с л ы х а л. М и х а й л о в ходил в отпуск к своему д я д е и тетке, ж и в ш и м в то время у Таврического сада. По понедельни­ кам то он з а х о д и л за мной, чтобы идти в гимназию, то я, в свою очередь, заходил за ним. В один из понедельников, в п р е к р а с н о е весеннее утро, когда мы ш л и от него в гимназию мимо Таврическо­ го сада, у ж е в значительной мере позеленевшего и о ж и в л е н н о г о пе­ нием птиц, мне вспомнилась наша деревня, куда я до гимназии по­ падал и ранней весной. Н а д о заметить, что местность ( к а к Казан­ ская у л и ц а ), где помещалась гимназия, совершенно б ы л а л и ш е н а растительности, что на меня всегда производило н е п р и я т н о е впечат­ ление. М и х а й л о в, заметив мое н е с к о л ь к о угнетенное состояние ду­ ха, сделал мне предложение вместо гимназии пойти вверх по р. Не­ ве прогуляться с тем, чтобы к вечеру прийти в гимназию и выду­ мать какой-нибудь предлог, о б ъ я с н я ю щ и й нашу задержку дома.

Я согласился. Не буду вдаваться в подробности нашего путеше­ ствия, а скажу только, что к вечеру мы б ы л и у ж е в К о л п и н о, отку­ да р е ш и л и возвратиться в город более коротким путем, т. е. избра­ ли р е л ь с ы ж е л е з н о й дороги. Возвратиться в тот же день в город нам не удалось, ибо застала нас на дороге весьма х о л о д н а я ночь.

П р и ш л о с ь выпросить себе у ж е л е з н о д о р о ж н о г о с т о р о ж а к о р о т к и й ночлег в его незатейливой хате. Д л я о п р а в д а н и я перед ним Михай­ лов в ы б р а л наше обещание совершить пешком и обратно переход д л я богомолья в К о л п и н о. В городе р а н о утром мы очутились в ка­ кой-то роте И з м а й л о в с к о г о п о л к а, куда привел меня М и х а й л о в, у в е р я я, что мы идем к его знакомой купчихе, которая напоит нас чаем, а к началу уроков мы будем в гимназии. С о в е р ш е н н о д л я нас неожиданно на почти пустой в это время улице я увидел тетку Ми­ хайлова, идущую к нам навстречу;

она т а к ж е нас у в и д е л а и напра­ вилась к нам. Н а м снова п р и ш л о с ь сочинять предлог нашей встре­ чи, и мы стали ей говорить, что за отсутствием двух учителей ран­ них часов нас отпустили погулять. О н а уже з н а л а о нашем отсутствии из гимназии, по сделала вид, что поверила, и категори­ чески п р е д л о ж и л а лучше поехать домой. О н а н а н я л а извозчика, уселась с нами и сперва отвезла М и х а й л о в а к дяде, а затем доста История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 38 http://history.museums.spbu.ru/ пила и меня домой. Радость моих родителей б ы л а н е с к а з а н н а я и, вместо выговора, меня напоили кофеем и накормили, но я сам был страшно с к о н ф у ж е н этим происшествием.

После обеда отец повез меня в гимназию, где и сдал меня п р я м о директору. О к а з а л о с ь, что наше совместное отсутствие в понедель­ ник на у р о к а х обратило на себя внимание нашего инспектора X. И. П е р н е р а и он послал нарочного как к моим родителям, т а к и к р о д н ы м М и х а й л о в а с вопросом о причинах нашей неявки в гим­ назию. Этот запрос в ы з в а л у нас в доме целый переполох. Н а с ста­ ли искать, а тетка М и х а й л о в а, зная за племянником какие-то грехи, прямо н а п р а в и л а с ь к той купчихе, куда иногда, под б л а г о в и д н ы м предлогом, уходил М и х а й л о в. Вот на этой-то улице, где ж и л а куп­ чиха, и п р о и з о ш л а наша встреча.

Отпустив отца, А. С. Воронов очень мягко попросил меня сесть к его письменному столу и откровенно рассказать о мотивах моего поступка. Я ему самым подробным способом р а с с к а з а л, к а к меня соблазнили весна, пение птиц, как все это напомнило мне пребыва­ ние в деревне и т. п. После моего рассказа А. С. заметил, что, мо­ жет б ы т ь, и он, будучи гимназистом, поступил бы т а к ж е, но к а к д и р е к т о р гимназии д о л ж е н меня за прогул репетиций образцово на­ казать. На меня было н а л о ж е н о наказание: целую неделю к а р ц е р а и три воскресенья без отпуска домой. После меня д я д я привел и М и х а й л о в а, и нас посадили сейчас же в два (и е д и н с т в е н н ы е ) с м е ж н ы х карцера, в ы п у с к а я т о л ь к о на уроки, а на свободное время опять з а п и р а л и. После отбывания карцера М и х а й л о в куда-то исчез, и я никогда больше в своей ж и з н и его не встречал. О к а з а л о с ь, что за ним ч и с л и л и с ь какие-то проделки и он был исключен из гим­ назии.

В то время б ы л и в нашей гимназии введены перед э к з а м е н а м и репетиции, на которых по частям п р о в е р я л и у гимназистов прой­ д е н н ы й курс. Кто сдавал репетиции удовлетворительно, тот допус­ кался к экзамену, а кто получал высший балл, тот совершенно был избавлен от экзамена того предмета. Н а к о н е ц, кто получал на репе­ тиции отметку неудовлетворительную, тот совершенно не допускал­ ся к экзамену и оставался в том же классе на второй год. Конечно, моя прогулка во время репетиций и сидение в карцере не могли не о т р а з и т ь с я и на репетиции: я получил, кажется, две неудовлетвори­ т е л ь н ы е отметки и не был допущен к экзамену, т. е. был оставлен в том же классе на второй год.

Это оставление на второй год в том же классе произвело на ме­ ня глубокое и о т р е з в л я ю щ е е впечатление. В младших классах я у ч и л с я, что называется, через пень-колоду, т. е. едва набирал бал­ лов д л я перехода в следующий класс, по мое путешествие в К о л п и но сразу меня о б р а з у м и л о. Я стал более п р и л е ж н ы м учеником и особенно по предметам, которые мне н р а в и л и с ь, как-то: математи­ ка, история и в особенности естествознание. Этим старанием на История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ второй род я з н а ч и т е л ь н о исправил свои отметки почти по всем предметам, т а к что перешел в пятый класс без экзамена.

Во второй гимназии существовала привилегия хорошо сдавшему экзамен из четвертого класса в пятый перейти на к а з е н н ы й счет в Ц а р с к о с е л ь с к и й лицей, что мне и было п р е д л о ж е н о нашим инспек­ тором. Мои родители, в особенности мать, б ы л и очень р а д ы этому п р е д л о ж е н и ю, но такому переходу энергично воспротивился мой брат д о к т о р К. А., д о к а з ы в а я родителям, что заранее делать из брата ч и н о в н и к а не п р и х о д и т с я : надо, чтобы он сам в ы б р а л себе специальность. Доводы брата как раз совпадали и с моими соб­ ственными воззрениями на будущую ж и з н ь и окончательно убедили меня от этого перехода отказаться. На моего отца и д я д ю С. М. До­ бровольского этот отказ произвел хорошее впечатление, но моя мать б ы л а этим очень огорчена. Вместо меня, к с о ж а л е н и ю, пошел в Лицей мой талантливый, но довольно ленивый товарищ В. Н. Май н о в. Я сказал «к с о ж а л е н и ю » потому, что хотя из него со време­ нем и в ы ш е л д о в о л ь н о заметный э т н о г р а ф, но систематическая под­ готовка, которую он мог бы получить в Университете, у него отсут­ ствовала. М о ж е т быть, если бы не р а н н я я его смерть, он и успел бы восполнить пробелы, но этого при ж и з н и сделать не удалось.

С р е д и учителей и при р е ж и м е А. С. Воронова остались несколь­ ко из бывших в гимназии. К числу таких принадлежали В. Ф. Эвольд, Е. X. Р и х т е р и некоторые д р у г и е. В. Ф. Э в о л ь д читал нам исто­ р и ю, и его чтение пользовалось среди гимназистов полным внима­ нием — класс к а к бы в ы м и р а л, наступала полнейшая т и ш и н а. Про­ в и н и в ш и х с я учеников он никогда не н а к а з ы в а л, но д о с а ж д а л сло­ вами с такой тонкой иронией, что виновный готов был п р о в а л и т ь с я сквозь землю. И н т е р е с н о то, что хотя по о б р а з о в а н и ю своему в Университете В. Ф. был ф и л о л о г, но он до фанатичности л ю б и л т а к ж е ботанику и знал ее настолько хорошо, что состоял членом Ботанического отделения Петроградского общества естествоиспы­ тателей и почти каждое лето совершал ботанические поездки по России.

Н е с к о л ь к о иной тип представлял Е. X. Р и х т е р. Он был чрезвы­ чайный педант и преподавал нам алгебру и геометрию. Н е с м о т р я на его педантичность, внимание учеников б ы л о во время чтения крайне н а п р я ж е н н ы м, так как следить за его выводами б ы л о и легко, и не­ обходимо, чтобы понять то, о чем говорилось. Этому преподавате­ лю о б я з а н ы многие из его учеников, и я в том числе, ибо б л а г о д а р я Е. X. Рихтеру полюбил математику, столь необходимую будущему натуралисту. Б л а г о д а р я ему из второй гимназии в ы ш л о н е с к о л ь к о профессоров математики и физики ( П. П. Ф а н - д е р - Ф л и т, К. А. Пос се, И. И. Боргман и д р у г. ).

Ф и з и к а б ы л а поставлена ниже всякой к р и т и к и. Не хочу назы­ вать д а ж е имени преподавателя этого предмета. Этот предмет в гимназическом образовании вмещал и химию, о которой мы ничего никогда не с л ы х а л и от нашего учителя. Он приходил в класс со История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 40 http://history.museums.spbu.ru/ вершенно неподготовленный. К нашему счастию, учитель естест­ венной истории по части химии я в и л с я на своих чтениях его замес­ тителем.

В. Ф. Эвольд и Е. X. Р и х т е р я в и л и с ь со временем п е р в ы м и на­ садителями в России реального о б р а з о в а н и я. В. Ф. о т к р ы л первое реальное училище и был его организатором и д и р е к т о р о м ;

на своем посту он и скончался. Е. X. Р и х т е р б ы л еще счастливее в этом от­ ношении, и ему п р и н а д л е ж и т о р г а н и з а ц и я и о т к р ы т и е д в у х реаль­ ных у ч и л и щ. К с о ж а л е н и ю, из-за недоразумения он конец своей многоопытной ж и з н и провел в отставке и скончался весьма недавно.

С третьего класса нас з н а к о м и л и с естественной историей. Ее читал нам магистр зоологии К. К. С е н т - И л е р. Он н а ч и н а л свои чтения с к р и с т а л л о г р а ф и и, д л я которой и выписал из-за г р а н и ц ы довольно полную к о л л е к ц и ю моделей. Эти з а н я т и я очень н р а в и л и с ь гимназистам, а мне в особенности. Многие из нас к р и с т а л л о г р а ф и ю того времени изучили настолько основательно, что у д и в л я л и про­ ф е с с о р о в. Т а к, когда мы уже были студентами, я помню, что п р о ф. П. А. П у з ы р е в с к и й, читавший нам на первом курсе кри­ с т а л л о г р а ф и ю, о д н а ж д ы, дойдя до комбинации между собою про­ стых ф о р м, дал мне на лекции какую-то модель такой к о м б и н а ц и и, я без всякой ошибки сразу назвал простые ф о р м ы, которые в нее входили. Это так его удивило, что он спросил меня, в каком я уни­ верситете с л у ш а л к р и с т а л л о г р а ф и ю.

В с т а р ш и х классах гимназии преподавал естественную историю известный ф и л о с о ф, т а к ж е магистр зоологии Н. Н. С т р а х о в (псевдоним — К о с и ц а ). Несмотря на обширность его эрудиции, он, по-видимому, не обладал ни малейшей любовью к педагогике, и его уроки прошли д л я меня почти бесследно. О с т а л о с ь в памяти т о л ь к о несколько у р о к о в, когда Н. Н., невольно у в л е к а я с ь, у к л о н я л с я от естествознания и вдавался в ф и л о с о ф и ю, излагая нам вкратце фи­ л о с о ф и ю Канта.

Из учителей латинского я з ы к а я помню т о л ь к о Л е в а н д о в с к о г о и Л. Ф. Радлова, из них первый преподавал в младших классах, вто­ рой — в с т а р ш и х. Левандовский представлял д о в о л ь н о оригиналь­ ный тип. По виду это был довольно типичный католический свя­ щенник, хотя в действительности им не б ы л, но с л у ж и л в католиче­ ской семинарии не знаю в какой д о л ж н о с т и ? ? Он был п р я м о посме­ шищем всего класса, с ним гимназисты п р о д е л ы в а л и н е в е р о я т н ы е с к а н д а л ы вплоть до з а б р а с ы в а н и я его обломками мела, за что, ко­ нечно, страдал ц е л ы й класс, и после уроков его о с т а в л я л и, под надзором гувернера, в классе еще часа два. Л е в а н д о в с к и й совер­ шенно не умел сам прекратить какой-либо скандал;

он очень скоро т е р я л с я. В своем преподавании он донимал нас, з а с т а в л я я з у б р и т ь исключения без всякого применения их к тексту. Эти исключения, много з а з у б р е н н ы е, еще и до сих пор, без всякого п р и м е н е н и я, д е р ж а т с я у меня в голове, а проснувшись от сна, где я сидел будто бы в классе Левандовского, я начинаю твердо произносить: ponis, История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ piscis, crines и т. д. О ч е н ь часто б ы л о ж а л к о этого у ж е д о в о л ь н о пожилого человека, и некоторые из нас делали п о п ы т к и п р е к р а т и т ь эти с к а н д а л ы, но д о в о л ь н о т щ е т н ы е.

С о в е р ш е н н о другой тип представлял собою Л. Ф. Р а д л о в — это был к р а й н е о б р а з о в а н н ы й ф и л о л о г, по-видимому ф а н а т и к своего предмета. П р и чтении к л а с с и к о в, которых мы изучали в с т а р ш и х классах, он в п р о с т р а н н ы х и крайне интересных описаниях изо­ б р а ж а л нам их ж и з н ь, и здесь мы узнавали о ж и з н и как д р е в н и х р и м л я н, т а к и их врагов. Из т а к и х объяснений о б ы к н о в е н н о состав­ л я л а с ь полная и я р к а я к а р т и н а. Мы слушали Л. Ф. с полным вни­ манием и большой благодарностью, хотя на своих у р о к а х он был всегда к р а й н е серьезен и строг. Б л а г о д а р я Л. Ф. мы д о в о л ь н о ско­ ро освоились и легко переводили некоторых классиков.

Не буду останавливаться на преподавании других учителей, не п р е д с т а в л я ю щ и х д л я моей а в т о б и о г р а ф и и никакого интереса, по у к а ж у, что в нашей гимназии д л я пансионеров были о б я з а т е л ь н ы т а н ц к л а с с ы и гимнастика. П о л у п а н с и о н е р ы и п р и х о д я щ и е т а к ж е могли участвовать в этих з а н я т и я х, но за особую плату;

из послед­ ней категории принимали здесь участие очень немногие.

Т а н ц к л а с с был по четвергам после обеда и до вечернего ч а я.

Учителем танца был артист балетной т р у п п ы И м п е р а т о р с к и х теат­ ров Эбергарт, очень больно щ и п а в ш и й н е х о р о ш о т а н ц у ю щ и х и н е п о в о р о т л и в ы х. В заключение т а н ц к л а с с а обыкновенно мы танце­ вали мазурку, причем меня Эбергарт ставил в первую пару, а за даму д а в а л мне болезненно толстого гимназиста Соболева из млад­ шего класса. М а з у р к у обыкновенно почти все танцевали с увле­ чением.

П р и поступлении в гимназию я застал еще обучение гимнази­ стов м а р ш и р о в к е — вероятно, это создалось под влиянием Крым­ ской к а м п а н и и. Обучал какой-то гвардейский о ф и ц е р. Марши­ р о в к а скоро в ы ш л а из употребления, и тот же о ф и ц е р стал учить гимнастике, причем были устроены и н а д л е ж а щ и е д л я нее приспо­ с о б л е н и я. П р а в д а, скоро и этот наставник исчез с нашего горизонта, но б л а г о д а р я приспособлениям среди пансионеров д о в о л ь н о с к о р о в о з н и к гимнастический спорт, и у нас я в и л и с ь д о в о л ь н о х о р о ш и е гимнасты. Я тоже любил и з р я д н о заниматься гимнастикой.

М о я мать, со всеми остальными домочадцами, п р о в о д и л а в де­ ревне не т о л ь к о весь август, но часто з а х в а т ы в а л а и весь с е н т я б р ь.

О т е ц обыкновенно был в отлучке, т а к что в нашей к в а р т и р е обык­ новенно оставляли только верного д е н щ и к а. В гимназию мне надо б ы л о в о з в р а щ а т ь с я в начале августа, т а к что мне некуда б ы л о по п р а з д н и к а м ходить в отпуск, что д л я мальчугана моих лет б ы л о б о л ь ш и м лишением. М а т ь устроила так, что я стал ходить на п р а з д н и к и к моей бабушке Д о б р о в о л ь с к о й. Б а б у ш к а имела в Ко­ л о м н е, на набережной Екатерининского канала, свой собственный т р е х э т а ж н ы й каменный дом, в котором и з а н и м а л а д о в о л ь н о значи­ т е л ь н у ю квартиру. С бабушкой ж и л и у ж е у п о м я н у т ы й много в ы шпространстве История Санкт-Петербургского университета в виртуальном е http://history.museums.spbu.ru/ ее старший сын холостяк Семен М и х а й л о в и ч ;

б а б у ш к и н а дочь Ю л и я М и х а й л о в н а, старая дева;

внучка бабушки от старшей доче­ ри, тоже старая дева, Александра Матвеевна Б о р е с к о в а и наконец опять старая дева Авдотья И в а н о в н а Анкудинова. Эта последняя б ы л а дочерью того х у д о ж н и к а Ф а р ф о р о в о г о завода, у которого мои д я д я и бабушка много лет ж и л и на даче. Авдотью И в а н о в н у т а к полюбила моя бабушка, что п р и г л а с и л а ее погостить, и это событие, т. е. гощение, п р о д о л ж а л о с ь в семье моей бабушки о к о л о тридца­ ти лет.

Второй сын моей бабушки, З а х а р М и х а й л о в и ч, т а к ж е холостяк, с л у ж и л в Комитете иностранной цензуры.

Он т а к ж е ж и л в бабушкином доме, но з а н и м а л внизу, над воро­ тами, небольшую к в а р т и р к у. Это был тип, с о в е р ш е н н о противопо­ л о ж н ы й серьезному своему старшему брату. 3. М. б ы л постоянным членом Б л а г о р о д н о г о С о б р а н и я, где столовался и проводил все ве­ чера до раннего утра, а потому вставал очень поздно. Он иногда обедал у бабушки по воскресеньям и несколько о ж и в л я л эти обеды.

М н о г о п о з ж е, когда иностранная цензура переехала в б и р ж е в о й ко­ нец Университета, я, будучи студентом, иногда забегал к д я д е по­ болтать с ним и выпить стакан чаю. Я не раз заставал у него двух н а ш и х поэтов — М а й к о в а и Полонского, б ы в ш и х членами ино­ странной цензуры, и был моим дядей с ними п о з н а к о м л е н.

М л а д ш и м сыном бабушки был Василий М и х а й л о в и ч — это тот д я д я Вася, которого я знал ребенком. Он был военным и с л у ж и л все время в В а р ш а в е, ж е н и в ш и с ь, против воли своих родителей, на польке, а потому очень редко п р и е з ж а л в П е т р о г р а д. Я его не видел до получения мною у ж е звания доцента, когда о д н а ж д ы услы­ хал, что д я д я Вася в Петрограде и очень хочет меня видеть и у ж е узнал мой адрес. Действительно, вскоре после этого как-то вечером он и п р и е х а л к нашему чаю. Я с л ы х а л р а н ь ш е, что это необыкно­ венный толстяк, но что я увидел — это п р я м о б ы л о п о р а з и т е л ь н о.

Во всей моей к в а р т и р е, среди мягкой мебели, н а ш л о с ь т о л ь к о одно кресло, чтобы усадить его, да и оно при его вставании поднималось вместе с седоком.

Во время своего визита к нам Василий М и х а й л о в и ч б ы л у ж е п о л к о в н и к о м и командовал отдельным саперным батальоном, стоя­ щим в В а р ш а в е. Н р а в о м он сильно отличался от своих старших братьев — был более житейским, веселым, много видавшим на сво­ ем веку человеком. На меня и мою жену он произвел крайне симпа­ тичное и хорошее впечатление. После этого я у ж е никогда его больше не видел;

в Петроград он не п р и е з ж а л, я в В а р ш а в е не б ы л, а он там умер и похоронен. После себя он оставил д о в о л ь н о много­ численную семью, из среды которой в ы ш л и несколько очень дея­ т е л ь н ы х военных.

П е р в о н а ч а л ь н о, в первом классе, я приходил к бабушке, доб­ рейшей круглейшей старушке, по субботам после уроков и уходил в гимназию, чтобы не беспокоить остальных в доме ж и в у щ и х ранним История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ вставанием, в воскресенье вечером;

потом стал приходить в воскре­ сенье утром и уходить в тот же день вечером, дабы и з б е ж а т ь ночле­ га. Б а б у ш к а б ы л а превосходная х о з я й к а и обыкновенно к о р м и л а всех нас превосходно;

среди б л ю д бывали крайне р а з н о о б р а з н ы е кулебяки, п и р о ж к и, печенья, а р а в н о и р а з н о о б р а з н ы е мясные блю­ да. О н а б ы л а необыкновенно хлебосольная и д а ж е о б и ж а л а с ь, ко­ гда мало брали и мало ели. В особенности помню превосходные сладкие шипучие воды, изготовлением и рецептами к о т о р ы х бабуш­ ка очень гордилась. О т п р а в л я я с ь в гимназию, я был всегда снабжен р а з л и ч н ы м и мучными продуктами, которые мне в готовом пакете передавала Авдотья И в а н о в н а, а при прощании с бабушкой я у ж е от нее получал д в а п р е к р а с н ы х я б л о к а, между которыми всегда бы­ ла р у б л е в а я б у м а ж к а ;

это последнее, вероятно, д е л а л о с ь по просьбе матери, ибо когда она была в Петрограде, то тоже на неделю мне полагался р у б л ь.

Ходить в отпуск к бабушке не с к а ж у, чтобы мне б ы л о особенно п р и я т н о. Х о л о с т я к и, как д я д я, тетка и кузина, совершенно не уме­ ли о б р а щ а т ь с я с ребенком, хотя иногда и старались. К р о м е того, несмотря на б о л ь ш у ю к в а р т и р у б а б у ш к и, все комнаты имели свое назначение, и д л я временного посетителя места не б ы л о. М н е все казалось, что я здесь всех стесняю. У бабушки мне б ы л о х о р о ш о только с нею да с Авдотьею И в а н о в н о й, которая хотя т о ж е б ы л а старая дева, но человек ж и т е й с к и й, с веселым х а р а к т е р о м. П о с е щ а л я бабушку вплоть до ее смерти, которая п р о и з о ш л а, когда я б ы л в третьем классе гимназии. Д а л ь н е й ш е е постоянное посещение этого д л я меня гостеприимного дома прекратилось, т а к как д я д я Семен М и х а й л о в и ч вышел в отставку и принял место главного управляю­ щего всеми делами известного богача П. П. Д е м и д о в а, позднее князя С а н - Д о н а т о. Д я д я совместно с сестрами, племянницей и все той же Авдотьей Ивановной переехал на Васильевский остров, в 4 л | и н и ю ], в о б ш и р н у ю и р о с к о ш н о обставленную квартиру в доме Демидова, назначенную д л я главного у п р а в л я ю щ е г о. Это место дя­ дя з а н и м а л лет семь до самой своей смерти. З д е с ь он ж и л д о в о л ь н о ш и р о к о б л а г о д а р я превосходному с о д е р ж а н и ю ;


у с т р а и в а л и с ь вечера с у ж и н а м и, на которые собиралось довольно много [гостей] и в особенности его университетские старые т о в а р и щ и : К. Ф. Кес слер, Ш а к е е в, М а к и н, три брата Э в о л ь д ы и т. д. На некоторых вечерах был и я, но уже студентом. Я предпочитал, на зов тетки, приходить нередко просто поболтать, а после обеда дядя учил меня играть с ним на б и л ь я р д е, имеющемся в квартире. Это была един­ ственная игра, которую я очень полюбил и сделался хорошим игроком.

Когда д я д я умер, то П. П. Демидов назначил п о ж и з н е н н ы е пен­ сии его сестре Ю л и и М и х а й л о в н е, его племяннице Александре Матвеевне и д а ж е, д о л ж н о быть за продолжительный период нахо­ ж д е н и я в гостях, Авдотье Ивановне. За эту последнюю я был очень рад.

44 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Позднее, тоже в отсутствие матери, т. с. в августе и в сентябре, когда я был у ж е в третьем и четвертом классе гимназии, мне при­ ходилось ходить в отпуск к моему старшему брату Константину Александровичу. Он ж и л особняком в х о р о ш о обставленной квар­ тире в Космо-Демьяновском переулке, что п р е д с т а в л я л о мне из гимназии порядочную прогулку. В это время мой брат был у ж е по рекомендации Н. И. Пирогова, у которого работал в К р ы м с к у ю кампанию, ассистентом в Медико-хирургической академии у проф. За­ болоцкого. Кроме того, он и сам имел довольно з н а ч и т е л ь н у ю практику. К а к эта последняя, так и его довольно светский образ жизни делали постоянно дома его отсутствие. Я обыкновенно его видел т о л ь к о тогда, когда он возвращался домой ночевать. Главным хозяином его к в а р т и р ы был его же д е н щ и к Т р о ф и м М а с ю к. Этот симпатичный хохол и в то же время прекрасный повар прежде б ы л в д е н щ и к а х у моего отца, но при отъезде брата в Севастополь отец как-то устроил и о ф и ц и а л ь н ы й перевод М а с ю к а в д е н щ и к и к брату.

Масюк знал меня давно, очень любил и б у к в а л ь н о о т к а р м л и в а л ме­ ня по субботам и воскресеньям. Главными моими собеседниками у брата б ы л и книги, п р е д с т а в л я ю щ и е д л я меня особый интерес, т а к как с о б р а н и я такой запрещенной в то время л и т е р а т у р ы, за хране­ ние которой сильно преследовали, я нигде не видал. Б л а г о д а р я сво­ ему обширному знакомству он энергично собирал эту л и т е р а т у р у и был подписчиком известного « К о л о к о л а », который получал до­ вольно а к к у р а т н о. « Б ы л о е и д у м ы » Герцена я перечитал, к а ж е т с я, раза т р и, а некоторые стихотворения О г а р е в а не т о л ь к о переписы­ вал себе и т о в а р и щ а м, но многие из них я выучил наизусть. Разби­ раясь в своих впечатлениях того времени, [могу с к а з а т ь, что] на меня эта л и т е р а т у р а п р о и з в о д и л а в политическом отношении не особенно сильное впечатление. Это я о б ъ я с н я ю тем, что большинст­ во авторов этой л и т е р а т у р ы всей тяжестью своей критики обруши­ вались на существующее в России крепостное право, которым и возмущались, но реального в ы х о д а из бывшего скверного состояния моей р о д и н ы не д а в а л и. О б ъ я с н я ю я это сравнительно слабое впе­ чатление от з а п р е щ е н н о й л и т е р а т у р ы тем, что, как с к а з а н о выше, я уже б ы л знаком с крепостным правом, к которому относился в бо­ лее з р е л о м возрасте вполне отрицательно и сильно в о з м у щ а л с я его у нас существованием. Много позднее, когда я был у ж е студентом, это политическое мое образование, по братниным книгам, па мне не о т р а з и л о с ь, хотя из моих товарищей по гимназии и Университету и в ы ш л и т а к и е деятели революции, как Т к а ч е в и Л о п а т и н.

Седьмой класс в нашей гимназии имел от других классов неко­ т о р ы е о т л и ч и я. Н а ш а ф о р м а в гимназии д л я пансионеров б ы л а куртка с красным воротником, что и д а в а л о гувернеру Альбрехту повод, к а к с к а з а н о в ы ш е, сочинять стихи. В отпуск же нас отпус­ кали в однобортных мундирах, у которых на красном воротнике были с е р е б р я н ы е нашивки. П о л у п а н с и о н е р ы и п р и х о д я щ и е имели д в у б о р т н ы й сюртук тоже с красным воротником. Гимназии одна от пространстве История Санкт-Петербургского университета в виртуальном http://history.museums.spbu.ru/ другой отличались т о л ь к о кантами п а верхушке ф у р а ж к и. Н а ш а гимназия имела белый кант. П а н с и о н е р ы седьмого класса у нас имели на куртке петлицы, какие б ы л и и на м у н д и р а х, т а к что их легко б ы л о отличить от других пансионеров. Кроме того, пансионе­ ры седьмого класса, как увидим далее, пользовались большей сво­ бодой и некоторыми перед другими преимуществами. В нашей гим­ назии установился обычай, что в случае отсутствия учителя в клас­ се (от первого до третьего включительно) туда, з а н я т ь класс, посылался, по выбору д е ж у р н о г о гувернера, один из пансионеров седьмого класса. И он д о л ж е н был д е р ж а т ь класс в т и ш и н е и по­ р я д к е, а самый способ д л я этого п р е д с т а в л я л с я у ж е п о с ы л а е м о м у.

М е ж д у такими и з б р а н н и к а м и особенно часто и неизвестно почему такая участь в ы п а д а л а на мою д о л ю и нередко о т в л е к а л а меня от с л у ш а н и я иногда крайне интересного чтения в своем классе. Д л я водворения п о р я д к а и т и ш и н ы я или читал вслух классу какое-либо литературное произведение, например из Гоголя, или мы совместно р е ш а л и какую-нибудь трудную, по у к а з а н и я м самих воспитанников, математическую задачу. Ч а с т а я замена мною отсутствующего учи­ теля о з н а к о м и л а меня с составом класса. З н а л я и з а ч и н щ и к о в бес­ п о р я д к о в и потому при своем появлении в классе в ы з ы в а л такие л и ц а и р а с с т а в л я л их по углам, где мне б ы л о более удобно наблю­ дать за их поведением. О д н и м из т а к и х, кажется, во втором классе, был м а л е н ь к и й, ю р к и й, большой шалун Ш. Когда я через много времени позднее стал с ним встречаться, то он иначе не н а з ы в а л меня как «наш в а р в а р ». На такую характеристику мне всегда при­ ходилось отвечать (а Ш. в то время был у ж е сенатор и член Госу­ дарственного совета), что не такою х а р а к т е р и с т и к о ю надо б ы л о ме­ ня встречать, а выговором, что я Вас мало н а к а з ы в а л. То, что ста­ вил Вас в угол, в конце концов довело Вас до крупного п о л о ж е н и я члена Государственного совета, а н а к а з ы в а й я Вас. с т р о ж е, может быть, сегодня я подходил бы к Вам под благословение и Вы б ы л и б ы митрополитом ( Ш. л ю т е р а н и н ).

М о я репутация (помимо моего личного влечения) как педагога сделала то, что уже с шестого класса наш младший инспектор стал меня рекомендовать родителям некоторых пансионеров м л а д ш и х классов как репетитора. К а к шестой, так и седьмой класс я имел, по тому времени, хороший заработок, достигавший иногда до 40 рб.

в месяц. О т с т а ю щ и х в науках пансионеров мне иногда у д а в а л о с ь соединять в небольшие группы и репетировать с ними совместно, что отнимало у меня меньше времени. Этот мой заработок д а в а л мне возможность быть д а ж е абонированным в И т а л ь я н с к у ю оперу, где я участвовал в складчину с моим зятем и имел место в л о ж е четвертого я р у с а. Тот же заработок давал мне возможность посе­ щать и публичные лекции, читаемые некоторыми п р о ф е с с о р а м и по случаю з а к р ы т и я в то время Университета. О т н о ш е н и е нашего начальства, и особенно нашего инспектора X. И. П е р н е р а, к посе­ щению театра пансионерами шестого и седьмого классов б ы л о самое История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве 46 http://history.museums.spbu.ru/ гуманное. Н а м д а ж е после театра или лекции о с т а в л я л и в пансио нерской столовой горячий чай и булку. Оба эти р а з в л е ч е н и я до­ с т а в л я л и мне много удовольствия.

Из публичных лекций я особенно у в л е к а л с я химией, которую читали двое — Петрушевский ( а р т и л л е р и й с к и й генерал, брат наше­ го ф и з и к а ) и Ходнев. Мое увлечение было первым из этих лекто­ ров, и я не пропустил ни одной его л е к ц и и. Это мое увлечение вы­ разилось в гимназии тем, что я обратился к учителю естественной истории К. К. Сент-Илеру с просьбою помогать ему в химических опытах. Химия входила в состав преподавания ф и з и к и, по, как ска­ зано в ы ш е, учитель этого предмета совершенно игнорировал хи­ мию, а потому гимназисты просили К. К. С е н т - И л е р а д а т ь им неко­ торое понятие о химии. На мою просьбу К. К. с охотою согласился, ибо сам он был зоолог и в опытной части химии был недостаточно подготовлен. В маленькой библиотеке гимназии у меня б ы л а препа­ ровочная, где я усердно приготовлял приборы д л я о п ы т о в.

Не могу не упомянуть еще о довольно интересном событии, бывшем во время моего пребывания в нашей гимназии. К а ж е т с я, по поводу 25-летнего юбилея службы в гимназии инспектора X. И. Пер нера мы затеяли отпраздновать этот день спектаклем и балом.

Очень сочувственно отнесся к этому и д и р е к т о р Власов, который был у нас в роли режиссера. Б ы л а выбрана старая пьеса, к а ж е т с я, она н а з ы в а л а с ь « Б у л о ч н и к немецкий», а может быть, и по-дру­ гому. В дополнение к ней б ы л взят один из актов комедии Остров­ ского, з а г л а в и я не помню. Б л а г о д а р я тому что я был в гимназии в числе певчих, товарищи в о з л о ж и л и на меня роль К а р л у ш и в первой пьесе, а в комедии Островского досталась роль кучера. В этих ро­ л я х п р и х о д и л о с ь мне петь, что страшно меня с м у щ а л о. Тем не ме­ нее с п е к т а к л ь и бал п р о ш л и вполне благополучно, и мне как публи­ кой, т а к и т о в а р и щ а м и б ы л а устроена целая о в а ц и я, и во время с п е к т а к л я к а ж д ы й д о в о л ь н о глупый, по веселый куплет К а р л у ш и з а с т а в л я л и пропеть по два раза.


Когда п р о и з о ш л о освобождение крестьян, я был в 5-м классе гимназии и мне было у ж е 16 лет. Мои родители ж и л и все в том же деревянном домике па 8-й Рождественской у л и ц е Песков, куда я и х о д и л в отпуск. Н а к а н у н е о б ъ я в л е н и я об освобождении кресть­ ян от крепостной зависимости отец сообщил мне, что в воскресенье в ц е р к в а х будет об этом прочитан манифест. Мы вместе с ним от­ п р а в и л и с ь к обедне в нашу приходскую церковь Рождества Богоро­ д и ц ы. К началу обедни церковь б ы л а переполнена посетителями, среди которых было очень много крестьян. Под конец обедни вы­ шел из п р и д е л а архиерей и отчетливо и ясно стал читать знамени­ т ы й м а н и ф е с т. При первых словах «Осени себя крестным знамени­ ем» и т. д. вся толпа богомольцев, как один человек, опустилась на колени, и при гробовой т и ш и н е мы в ы с л у ш а л и до конца этот ма­ н и ф е с т. Но затем церковь быстро наполнилась р а з н о о б р а з н ы м и благодарственными возгласами;

люди, совершенно н е з н а к о м ы е д р у г История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ с другом, стали обниматься и целоваться и высыпали из церкви на улицу, свою радость по поводу этого события люди стали в ы р а ж а т ь криками « У р а ! ». Этот к р и к р а з д а в а л с я на улице почти ц е л ы й день.

Мы с отцом, тоже с радостным настроением, вернулись домой и поделились этим настроением с нашими д о м а ш н и м и. О т е ц уже р а н ь ш е наделил крестьян землею, продал кому-то усадьбу, т а к что в это время у нас крепостных не б ы л о. Б ы л а т о л ь к о ч у ж а я крепо­ стная — н а ш а н я н я ш а П а х о д о в а, которую я обнял и сообщил ей это радостное известие, на которое она, в полном недоумении, меня спросила: «А я-то к а к же буду?» На этот вопрос со стороны всех нас последовало уверение, что она наша всей душой и что до конца ж и з н и мы не оставим ее одинокой, что и и с п о л н и л и. В этот день я несколько р а з в ы х о д и л на улицу и был два раза на Невском про­ спекте, где всюду видел т о л ь к о р а д у ю щ и й с я народ и полное отсут­ ствие п ь я н ы х, что меня особенно п о р а ж а л о. На другой день, поде­ л и в ш и с ь с товарищами впечатлениями, я тоже у с л ы х а л и с их сто­ роны подтверждение отсутствия в этот день п ь я н ы х, хотя водка и б ы л а по ценам вполне доступна.

Р а с с к а з ы в а я о жизни пансионеров, не могу не остановиться на питании подрастающей молодежи. Со времен Постельса я застал в гимназии следующий п о р я д о к п и т а н и я : утром горячий чай, в кото­ р ы й, обходя столы, неподкупный старый д я д ь к а всыпал д о в о л ь н о глубокую л о ж к у сахарного песку;

к этому чаю д а в а л а с ь с в е ж а я булка (нечто среднее между трех- и полуторакопеечной п р о д а ж н о й б у л к о й ). В 12 ч. дня был з а в т р а к, состоящий из двух бутербродов, обыкновенно с натертым сыром и со следами масла, или д а в а л и по д о в о л ь н о крупному п и р о ж к у, чаще с говядиной, р е ж е — с капу­ стой. На обед в 4 ч. дня мы получали три блюда: суп, ж а р к о е, со­ стоящее большей частью из куска вареной говядины, политой ка­ ким-то коричневого цвета соусом;

эта последняя иногда з а м е н я л а с ь котлетою, а на третье д а в а л и какую-нибудь кашицу ( ч а щ е м а н н у ю ), п о с ы п а н н у ю с а х а р н ы м песком. Вечером в 8 часов опять чай и бул­ ка. Н а д о отдать справедливость, что со времени Постельса до моего в ы п у с к а нам все приготовлялось из свежих продуктов;

пи разу я не заметил чего-нибудь в этом отношении неладного. У к о р м о ж н о бы­ ло сделать разве только за относительную миниатюрность отпуска­ емых порций, не вполне отвечающих аппетиту подрастающей моло­ д е ж и, хотя как бы подспорьем был и хороший ломоть черного хле­ ба, н а х о д и м ы й пансионером на своей -тарелке при начале обеда.

Вскоре после обеда у нас обыкновенно о б р а з о в ы в а л а с ь с к л а д ч и н а ;

мы нанимали одного из служителей, обыкновенно д е ж у р и в ш е г о у черной л е с т н и ц ы, и посылали его за провизией. З д е с ь главную р о л ь играли горячие сосиски, покупаемые служителем у Ш п и ц а на Горо­ ховой и недалеко от гимназии, и пеклеванный хлебец. О б ы к н о в е н н о каждому полагалось две сосиски и хлебец, что стоило всего 9 копе­ ек, да с л у ж и т е л ю 5 к. Итого 14 копеек. Т а к к а к мне из дому давал­ ся на неделю рубль, то я в течение пяти дней недели, п р о в о д и м ы х в История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ гимназии, вполне п о к р ы в а л свои р а с х о д ы. Но не все имели д а ж е рубль в неделю. Эти последние, не стесняясь н и к а к и м и в ы с ш и м и соображениями, добывали себе дополнительную пищу другим путем.

В н и ж н е м этаже гимназии, рядом со столовой, н а х о д и л а с ь н а ш а п е к а р н я, где д л я пансионеров пекли булки и хлеб. Готовый и горя­ чий хлебец д л я о х л а ж д е н и я выносился п е к а р я м и в соседний кори­ д о р, в ы х о д я щ и й на черную лестницу. Н а х о д и л и с ь х р а б р е ц ы, кото­ рые, подкупив в складчину за 10 к. с л у ж и т е л я, д е ж у р и в ш е г о у ле­ стницы, по ней осторожно спускались в к о р и д о р и к р а л и целый хлеб. Д о с т а в л е н н ы й наверх, он моментально, без всяких н о ж е й, р в а л с я пансионерами на куски и тут же у н и ч т о ж а л с я. На несколько дней после этой к р а ж и наступало затишье, но потом оно снова на­ р у ш а л о с ь новой к р а ж е й и т. д. Конечно, если б ы л пойман такой от­ в а ж н ы й пансионер, то его очень строго н а к а з ы в а л и, и б ы л и случаи, что за эти поступки исключали из гимназии вместе со сторожем.

По п р и е м н ы м д н я м ( р о д н ы м и з н а к о м ы м д л я нашей гимназии б ы л установлен четверг от 4 — 6 часов вечера) мои л и ч н ы е у с л о в и я существования несколько изменялись, в особенности при наступле­ нии санного пути. В это время из деревни п р и х о д и л ц е л ы й обоз с р а з н о о б р а з н о й провизией, д л я заготовки которой в деревне остава­ л а с ь н а ш а общая д л я всех детей И н о с т р а н ц е в ы х н я н я ш а — Праско­ вья Паходова;

она б ы л а крепостной Д о н д у к о в ы х - К о р с а к о в ы х, но с л у ж и л а у моих родителей по крайней мере лет т р и д ц а т ь, до глубо­ кой старости и своей смерти;

хотя под конец ж и з н и она и ослепла, но все-таки п р о д о л ж а л а помогать моей матери по хозяйству. В при­ емные четверги н я н я ш а п р и е з ж а л а в гимназию и обыкновенно при­ возила целую корзину р а з н о о б р а з н ы х продуктов. З д е с ь б ы л и в изо­ билии напеченные ею п и р о ж к и, вареные яйца, масло, хлеб, и все это с о п р о в о ж д а л о с ь иногда целым ж а р е н ы м гусем или индейкою, а иногда бывал и ж а р е н ы й поросенок. Кроме того, были и лакомства:

р а з н о о б р а з н ы е п р я н и к и, пастила, из нашего сада яблоки и т. п. На трапезу я п р и г л а ш а л как некоторых из симпатичных мне товари­ щей, т а к и некоторых из старших классов. Если же на д е ж у р с т в е б ы л и гувернеры, относящиеся по-человечески к гимназистам, то я предлагал мои л а к о м с т в а и им. П о н я т н о, что этот мой запас в тот же д е н ь и у н и ч т о ж а л с я очень быстро и с благодарностью, и я об этом нисколько не с о ж а л е л, ибо ласкал себя надеждою, что скоро наступит суббота, в которую я попаду домой, и та же н я н я ш а на­ кормит меня вдосталь.

К концу моего п р е б ы в а н и я в шестом классе гимназии б ы л, по­ сле з а к р ы т и я в 1861 г., снова открыт Петроградский университет и б ы л о к о н ф и д е н ц и а л ь н о з а я в л е н о, что кто чувствует себя достаточно подготовленным, тот может д е р ж а т ь в Университет вступительный э к з а м е н. Ж е л а ю щ и х н а ш л о с ь сравнительно немного, и в том числе, если не ошибаюсь, б ы л и и известный ныне наш юрист А. Ф. К о н и, путешественник М и к л у х о - М а к л а й и еще два-три человека. Хотя я и имел достаточный возрастной ценз, но сознавал необходимость пространстве История Санкт-Петербургского университета в виртуальном http://history.museums.spbu.ru/ закончить полное гимназическое образование и не д е р ж а л этого эк­ замена;

к а к о к а з а л о с ь потом, п р о ф е с с о р а сами б ы л и экзаменатора­ ми и экзамен был очень легкий.

Не в д а в а я с ь в д а л ь н е й ш и е подробности моего п р е б ы в а н и я пан­ сионером в гимназии, я сообщу т о л ь к о еще об одном происшествии, б ы в ш е м со мною при окончании гимназии. Случай этот я сообщаю д л я х а р а к т е р и с т и к и человеческого отношения педагогического сове­ та к своим ученикам.

В ы п у с к н ы е э к з а м е н ы из гимназии обыкновенно р а с т я г и в а л и с ь на целый месяц. Б ы л о поэтому время и д л я подготовки, но д л я нас в ы п а л а д р у г а я участь. В ы ш е л н е о ж и д а н н ы й п р и к а з из Министерст­ ва, чтобы все э к з а м е н ы з а к о н ч и л и с ь в одну неделю. Этот п р и к а з произвел п о н я т н ы й переполох среди нас, и как мы ни хлопотали, наши с т а р а н и я были т щ е т н ы. Подготовка к экзаменам по всем пред­ метам п р е д с т а в л я л а большие затруднения. Мы н а п р я г л и всевоз­ м о ж н ы е старания д л я усиленного окончания экзаменов. Ц е л ы е ночи проводили в этой подготовке, принимали всякие меры, чтобы не спать ночью, на случай з а с ы п а н и я п р и в я з ы в а л и иногда руки к но­ гам, чтобы чаще просыпаться. Я за всю неделю спал каких-нибудь 6 — 7 часов, а потому был сильно измучен, но тем не менее весьма удовлетворительно сдавал все предметы до последнего.

На этом-то последнем экзамене и случился со мною тот казус, о котором хочу говорить. Экзамен был из немецкого я з ы к а и обыкно­ венно состоял из следующего: предварительно я д о л ж е н был устно сделать перевод с немецкого я з ы к а на русский, а у ж е затем нам да­ вался русский текст и мы д о л ж н ы были письменно перевести его на немецкий я з ы к. Я вполне благополучно перевел текст с немецкого я з ы к а на русский, после чего учитель дал мне какой-то о т р ы в о к из прозы П у ш к и н а. Я отлично помню, что в этом тексте б ы л о описа­ ние какой-то усадьбы, в котором говорилось о стареньком д о м и к е с зелеными ставнями.

Д л я оканчивающего гимназию перевод с русского я з ы к а на не­ мецкий представлял большие з а т р у д н е н и я. Такое п о л о ж е н и е вполне понимал и наш учитель Ф р е й, а потому заранее он объявил нам, что исписанная четверть листа перевода будет достаточною. Я напи­ сал р а з м а ш и с т ы м немецким ш р и ф т о м целую страницу, но встретил в тексте совершенно мне по-немецки незнакомое слово «ставня» и этим был поставлен в затруднительное положение. Переводил я из какой-то хрестоматии, которую видел впервые, а потому, перелис­ т ы в а я ее, я увидал, что в конце книги помещен краткий с л о в а р ь д л я некоторых слов, н а х о д я щ и х с я в тексте. З д е с ь я нашел слово «ставня». Поставив это слово во множественном числе и надлежа­ щем падеже, я отдал свое писание учителю в о ж и д а н и и его оконча­ тельного приговора. Мой листок еще не был просмотрен Ф р е е м, как совершенно неожиданно на экзамен я в и л с я правительственный инспектор Михельсон в вицмундире и с серым цилиндром в р у к е.

Ему объяснил учитель, в каком положении в д а н н ы й момент был 50 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ экзамен, а Михельсон стал брать и п р о ч и т ы в а т ь н а п и с а н н ы е нами переводы. Прочитав один из них, он стал неистово смеяться и пока­ зывать его то нашему инспектору, то Ф р е ю. О к а з а л о с ь, что это б ы л мой перевод, и М и х е л ь с о н, не переставая смеяться, в ы з в а л меня к столу. В весьма грубой ф о р м е, но с иронической у л ы б к о й он стал допытываться у меня, как по-немецки будет с т а в н я ;

я, конечно, от­ мечал так, к а к у меня б ы л о написано. О к а з а л о с ь, что я в з я л из сло маря хрестоматии вместо немецкого английское слово, т а к как хре­ стоматия б ы л а составлена д л я перевода на а н г л и й с к и й и француз­ ский я з ы к и. Проведя почти целую неделю практически без сна, чувствуя, что моя ошибка не особенно т я ж е л а, и имея у ж е 19 лет от роду, я сильно возмутился грубым обращением М и х е л ь с о н а и наго­ ворил ему, в свою очередь, р я д дерзостей, з а к о н ч и в тем, что он прислан в гимназию не д л я насмешек. З а т е м я повернулся и ушел прямо в нашу с п а л ь н ю. Это б ы л о о к о л о 2 часов д н я, но я все-таки разделся и улегся в постель, р е ш и в это происшествие так;

в Уни­ верситет в то время п р и н и м а л и только с аттестатом, а с о р в а в ш е м у с я из одного предмета в ы д а в а л и свидетельство об окончании гимназии, с этим свидетельством принимали во все в ы с ш и е технические учи­ л и щ а. Считая себя сорвавшимся из одного предмета, я р е ш и л по­ ступить в Технологический институт, где т а к ж е ш и р о к о преподава­ лась х и м и я. П р и д я к такому р е ш е н и ю, я к р е п к о заснул на своем л о ж е. Утром следующего д н я, часов в 8, я б ы л р а з б у ж е н и когда о т к р ы л глаза, то увидал, что на соседней со мной кровати сидел наш д и р е к т о р гимназии Власов. П е р в ы м и его словами, когда я оч­ нулся, был выговор за резкое мое обращение с правительственным инспектором, а затем он перешел к рассказу о том, что б ы л о вече­ ром после экзамена в педагогическом совете гимназии, который был в то время окончательной ступенью п р и с у ж д е н и я аттестатов и сви­ детельств. В заключение Власов сообщил мне, что совет п р и з н а л мой экзамен из немецкого я з ы к а, несмотря на протест М и х е л ь с о н а, удовлетворительным. Этим утверждением о т к р ы в а л и с ь д л я меня опять двери Университета, составлявшего постоянную мечту моей ж и з н и. М н е, конечно, п р и ш л о с ь извиниться перед д и р е к т о р о м за мою н е в ы д е р ж а н н о с т ь, благодарить его за заступничество и оправ­ д ы в а т ь себя несуразным распределением э к з а м е н о в, истомивших нас вконец. После ухода д и р е к т о р а ко мне в с п а л ь н ю п р и ш л и неко­ т о р ы е из товарищей в ы р а з и т ь мне свое с о ж а л е н и е по поводу слу­ чившегося со мной происшествия, но когда у з н а л и, что я получу ат­ тестат, радость их б ы л а и с к р е н н я я, и они стали б л а г о д а р и т ь меня за изгнание с экзамена М и х е л ь с о н а. О к а з а л о с ь, что после моей от­ поведи М и х е л ь с о н имел к р у п н ы й разговор с членами экзаменаци­ онной комиссии, после которого, схватив свой серый ц и л и н д р, бы­ стро у д а л и л с я из гимназии. По мнению товарищей, это его удале­ ние спасло многих из них от провала на экзамене. В з а к л ю ч е н и е этого происшествия мои т о в а р и щ и всей пришедшей ко мне компа­ нией о т п р а в и л и с ь к директору и здесь от имени всего выпуска бла История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ подарили его и просили передать такую же благодарность педагоги­ ческому совету за то, что в ы р у ч и л и меня из весьма неприятного по­ ложения.

О к о н ч а н и е гимназии б ы л о с в я з а н о д л я меня с д о в о л ь н о тяже­ лыми м а т е р и а л ь н ы м и у с л о в и я м и. Отец, получающий н и ч т о ж н у ю пенсию, на которую надо б ы л о с о д е р ж а т ь весь дом, платить про­ центы, ибо дом был з а л о ж е н, а равно и платить за с т р а х о в а н и е, б ы л, конечно, лишен возможности оказать мне какую-либо помощь.

В то время студенты Университета л и ш е н ы были ф о р м ы, а потому надо б ы л о купить штатское платье. К счастью, я с о х р а н и л малую толику денег от своих репетиций и смог найти себе в дешевом мага­ зине готового платья п и д ж а к, брюки и жилет;

на покупку пальто моих денег не хватило, а [ я ] д о л ж е н был сдать в гимназию казен­ ную о б м у н д и р о в к у. После з н а ч и т е л ь н ы х колебаний мне п р и ш л о с ь обратиться к директору гимназии Власову с просьбой о том, не мо­ гу ли я навсегда оставить себе казенное пальто, брюки и то белье, которое б ы л о на мне, ибо собственного белья у меня б ы л о всего две смены. Директору я о б ъ я с н и л мои материальные з а т р у д н е н и я, и он любезно д а л свое согласие. Ч е р н о е казенное пальто взамен метал­ лических пуговиц снабжено б ы л о черными, и таким способом я б ы л до некоторой степени одет.

Когда б ы л и окончены мои э к з а м е н ы, родители ж и л и на даче в П о л ю с т р о в о, куда я и я в и л с я. П р е б ы в а н и е мое здесь б ы л о очень тоскливое. П р и в ы к ш и й к постоянной работе, я скучал без дела, да к тому же не б ы л о и книг д л я чтения. К некоторому моему счастью, в мезонине нашей дачи помещалось семейство моего зятя П. П. Мер­ кулова, женатого на моей старшей сестре и т о в а р и щ а по выпуску моего второго брата а р х и т е к т о р а П. А. Р а з г о в о р ы и споры с П. П.

несколько отвлекали меня от скуки, да изредка мы ходили с ним в к а ф е, помещающееся в п а р к е на острове Тивичи, где был б и л ь я р д, играли на его счет.

К большому моему счастию, вскоре по делам приехал и мой брат Павел Александрович. Он как архитектор был командирован д л я р е м о н т н ы х строительных работ в Н о в у ю Ладогу, где и б ы л а его р е з и д е н ц и я. Этот брат был на 8 лет старше меня и всегда отно­ сился ко мне очень сердечно. Видя мою тоску без дела, он решил меня р а з в л е ч ь и п р е д л о ж и л поехать вместе с ним па все лето в Но­ вую Ладогу. С ним я и сделал несколько поездок, по его д е л а м, по уезду. Б р а т б ы л очень о б щ и т е л ь н ы й человек, очень х о р о ш о пел и б ы л, что называется, «душа общества»;

его везде л ю б и л и, а потому у него б ы л о много в уезде з н а к о м ы х, с которыми п е р е з н а к о м и л с я и я. О д н а ж д ы, будучи в Старой Ладоге, я узнал от брата, что народ говорил, будто из одной из башен я к о б ы Р ю р и к а существовал подземный ход на п р о т и в о п о л о ж н ы й берег под рекой В о л х о в о м. Я упросил его попытаться найти этот ход, он поставил н е с к о л ь к и х рабочих, и под моим наблюдением рабочие стали о ч и щ а т ь пол в у к а з ы в а е м о й башне. В одном месте этого пола мы нашли начало История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ сложенной плитами известняка лестницы, откопав несколько сту­ пенек которой, мы встретили постоянный уровень воды и на этом остановились, ибо не имели никаких средств бороться с водою. Во время р а с к о п о к я ж и л в так называемой гостинице, н а х о д я щ е й с я здесь при женском монастыре, и совершал отсюда прогулки вверх по течению р. Волхова. Выше Старой Ладоги начинаются волхов­ ские пороги, где речкою сильно подмыты берега, в о з в ы ш а ю щ и е с я до 15 сж. над ее уровнем. К а р т и н а порогов очень меня п о р а ж а л а, так как ничего подобного я до тех пор не видал. В особенности мое внимание обратили на себя каменные стены, а в о б в а л и в ш и х с я кам­ нях я заметил д о в о л ь н о много окаменелостей, о которых у ж е имел некоторое понятие, и стал с большим азартом их выбивать, д л я чего у старой монахини, надзирающей за гостиницей, я к а ж д ы й день в ы п р а ш и в а л большой молоток.

К началу августа я возвратился в Петроград, где д л я меня у ж е б ы л а в доме родителей приготовлена отдельная м а л е н ь к а я комната с мезонином.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.