авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |

«УДК 94(4) ББК 63.3(4 Алб) С51 Издание осуществлено при содействии и поддержке Шакира Вукая, Посла Республики Албании в ...»

-- [ Страница 12 ] --

Вместе с тем продолжала декларироваться ориентация на со хранение внеэкономических методов, к которым относились требования укрепления трудовой дисциплины и порядка во всех звеньях хозяйственного аппарата, а также усиления раз личных форм контроля за его деятельностью.

Все эти робкие поиски новых методов решения назревших и перезревших социально-экономических проблем не выходи ли за рамки старых идеологических установок. В этом плане был характерен упомянутый выше IX съезд партии. Он прошел под знаком преемственности внутренней и внешней политики, верности духу и букве учения Э. Ходжи. Не подвергался сомне нию ни один принцип создававшейся долгие годы политиче ской и социально-экономической системы. В области экономи ки подтверждались все три старые установочные догмы: опора главным образом на собственные силы, запрещение иностран ных кредитов, строго сбалансированная внешняя торговля, укладывавшаяся в лаконичную формулу "без экспорта нет импорта".

Новым стало появление строго дозированной критики сла бостей и ошибок в области экономики, что свидетельствовало о накопившихся внутренних трудностях. На повестку дня выно силась задача поисков прагматических решений, открывавших перспективы улучшения условий жизни народа. Из уст Р. Алии прозвучал призыв обратиться к "экономической логике", т.е.

к "более активному и сознательному использованию экономи ческих категорий в целях обеспечения роста производительно сти труда, снижения расходов на производство". Большее вни мание предполагалось уделять материальному стимулирова нию производственной деятельности трудящихся. В области сельского хозяйства это выразилось в признании возможно сти, правда в очень осторожной форме, содержать на крестьян ском подворье некоторое поголовье мелкого скота и птицу.

Внешнеполитическая часть доклада выглядела вполне тра диционной, в духе прежней позиции непримиримости к импе риалистическим и ревизионистским странам. Но именно во внешней политике был сделан первый ощутимый шаг на пути освобождения от старых догм. Им стало установление 2 октяб ря 1987 г. дипломатических отношений с ФРГ, которую во вре мена Ходжи называли не иначе, как фашистской и реваншист ской страной. Вскоре Рамиз Алия в "дружеской беседе", как было сказано в официальном коммюнике, с министром ино странных дел ФРГ Гансом Дитрихом Геншером выразил надеж ду "на сближение и дружбу между двумя странами и народа ми". Далее излагался такой общий взгляд на внешнеполитиче ское будущее страны, который свидетельствовал о фактиче ском отказе от застарелых догм, от психологии "осажденной крепости", хотя преемственность политики Ходжи подчерки валась при любом удобном случае. Албания, говорилось в ком мюнике, "стоит за создание подлинной атмосферы доверия и дружбы между народами, а также за установление нормальных взаимовыгодных отношений со всеми государствами, уважаю щими принципы, на основе которых регулируются отношения между суверенными государствами".

В августе 1987 г. греческое правительство заявило о прекра щении состояния войны с Албанией, которое существовало с октября 1940 г., когда фашистская Италия напала на Грецию и входившая в ее состав оккупированная Албания как бы разде лила ответственность за этот акт агрессии. В 1987— 1989 гг. бы ли повышены до уровня послов дипломатические отношения Албании с ГДР, Болгарией, Венгрией и Чехословакией, устано влены тщательно скрываемые от общественности торговые связи с Советским Союзом посредством реэкспорта товаров через третьи страны. Албанская хозяйка, открывая пакет с ри сом, могла вдруг обнаружить маленький листочек, на котором незнакомыми буквами на незнакомом языке значилось: "Фа совщица №... Краснодарская рисоразвесочная фабрика".

С особой радостью встречали такие подарки с родины совет ские женщины, не покинувшие своих албанских мужей после разрыва советско-албанских отношений в 1961 г. и отсидевшие по 12—13 лет в концлагерях по обвинению в шпионаже. 1987-й стал годом освобождения и для албанских "врагов народа", "троцкистов", "шпионов", "триботистов", и прочих "либера лов", тихо возвращаемых из тюрем, концлагерей, мест ссылки.

Одной из новых форм развития связей с другими странами стали соглашения об экономическом, промышленном и техни ческом сотрудничестве, посредством которого предполагалось обновить производственный потенциал и технологии, не при бегая к получению займов и кредитов в их классической фор ме, что категорически запрещалось конституцией. Уловкой, по зволявшей преступить закон, явилось подписание с некоторы ми фирмами западных стран контрактов на компенсационной основе, в частности по обогащению руд и их частичной перера ботке в стране.

В целях подготовки квалифицированных кадров и стажи ровки специалистов для народного хозяйства активно использо вались соглашения о культурном и научном обмене с Австрией, Швецией, Финляндией, Францией, ФРГ и некоторыми другими странами. Преимущественным правом учебы и повышения ква лификации на Западе, как это практиковалось по примеру СССР во всех социалистических странах, пользовались члены семей, принадлежавших к партийно-государственной верхуш ке, и партийцы — обладатели "чистых" анкет, которые не могли и помыслить о получении политического убежища. По этой ли нии попал на стажировку во Францию в 1978 г. на стипендию ЮНЕСКО кардиолог Сали Бериша, выходец из небольшого го родка Тропой, затерявшегося в горах Северной Албании.

В 1986 г. в качестве представителя Албании он стал членом Евро пейского комитета медицинских исследований в Копенгагене.

К концу 80-х годов Албания поддерживала отношения бо лее чем со 100 государствами, активно участвовала в работе ря да международных организаций. Изменилось отношение к многостороннему сотрудничеству в балканском регионе. Впер вые в феврале 1988 г. албанская делегация приняла участие во встрече министров иностранных дел балканских государств в Белграде. Политические комментаторы расценили этот факт как свидетельство существенных перемен во внешней полити ке Албании. Возглавлявший делегацию тогдашний министр иностранных дел Реиз Малиле не очень убедительно парировал утверждения типа: "Это не мы меняемся, а меняются другие..."

Выступая в югославской столице, Малиле поддержал идею превращения Балкан в зону, свободную от ядерного и химиче ского оружия, высказался за вывод с полуострова иностранных войск и ликвидацию военных баз. Символичным стало обраще ние к участникам белградской встречи Рамиза Алии: "Мы уве рены, что у балканских стран окажется достаточно доброй во ли и мудрости, чтобы преодолеть негативные факторы и старые предрассудки и пойти вперед по пути дружбы между народа ми". Вне рамок форума в конструктивной атмосфере прошли беседы Реиза Малиле с союзным секретарем по иностранным делам Югославии Будимиром Лончаром, которые способство вали углублению взаимопонимания между двумя странами, хо тя и не смогли уменьшить накал полемики, развернувшейся в печати обеих стран вокруг обострения обстановки в Косово.

Представители Албании участвовали во встречах замести телей министров иностранных дел в Софии, в совещании ми нистров транспорта балканских государств, встречах ученых, деятелей культуры стран этого региона и других мероприятиях.

В январе 1989 г. в Тиране состоялась встреча заместителей министров иностранных дел балканских стран, а в марте мини 12. Н.Д. Смирнова стры экономики и внешней торговли региона собрались в Анкаре.

Таким образом, формально об изолированности Албании от внешнего мира уже не могло быть и речи. Однако во многом это сотрудничество было дозированным, осуществлялось в строго ограниченных пределах. Албанское общество продол жало оставаться закрытым: срабатывал инстинкт самосохране ния от новых веяний, исходивших из Советского Союза и соци алистических стран Центральной и Юго-Восточной Европы.

Наметились положительные сдвиги во внутренней полити ке. Обнаружилось, что звучавшие несколько декларативно положения о повороте государственной политики к человеку обрели конкретное содержание. В 1987 г. Совмин принял важ ные постановления "О стимулировании роста производства при помощи заработной платы", "О более правильном исполь зовании дополнительных материальных стимулов и специаль ных фондов", "О критериях оценки финансово-экономической деятельности предприятий". Цель этих постановлений — ис пользование экономических рычагов для стимулирования про изводственной деятельности трудящихся прежде всего в отрас лях, имеющих первостепенное значение для народного хозяй ства. Аналогичные тенденции, но более медленно начали про являться и в сельском хозяйстве.

В феврале 1987 г. в официальной албанской пропаганде ста ли постоянно раздаваться призывы к развитию "прогрессивно го нового мышления и новых революционных идей", что проти вопоставлялось "бюрократическим проявлениям" и "инертно сти мышления". В административном аппарате и в какой-то степени в партии зародились процессы омоложения кадров.

По результатам выборов в Народный кувенд 1987 г. его состав обновился почти на 32%, причем около половины депутатов со ставляли люди моложе 40 лет. В последующие полтора-два года эти процессы начали набирать силу.

Обычная для албанских условий практика планирования, когда приоритет отдавался развитию отраслей промышленно сти группы А, была нарушена при утверждении планов на и 1990 гг. Их скорректировали в сторону поощрения промыш ленности, производящей товары народного потребления, при гарантировании стабильных цен на товары первой необходи мости.

С 1989 г. в сельскохозяйственных кооперативах и госхозах вводилась новая система оплаты труда. Устанавливались допол нительные надбавки к оплате на трудодни за производство всей сверхплановой продукции в размере до 50%. Заработная плата руководящим работникам и специалистам также устанавлива лась в зависимости от конечного результата.

В порядке очередного эксперимента в 1989 г. девяти сель скохозяйственным кооперативам представлялась большая, чем прежде, самостоятельность, значительно сокращалась дирек тивная регламентация их деятельности. Им было разрешено реализовывать на рынке сверхплановую продукцию, за исклю чением зерновых и технических культур. С 1990 г. такие прин ципы стимулирования производства и реализации продукции распространились на все сельскохозяйственные кооперативы страны.

Постепенно по инициативе сверху началось очищение сис темы организации народного хозяйства от воспринятых в 60 — 70-е годы волюнтаристских внеэкономических наслоений.

Государственно-партийные структуры сохранялись в неизмен ности, но в их рамках и в строго регламентируемых пределах стала допускаться хозяйственная самостоятельность "низов" и даже критика среднего административного звена. Шло как бы обновление и совершенствование социалистических отноше ний. Слова реформа и деформация социализма еще не появи лись в политическом лексиконе албанских лидеров, считавших эту терминологию присущей исключительно восточноевро пейским и советским ревизионистам. В Албании все еще про должалась провозглашенная Э. Ходжей "революционизация всех сторон жизни".

Стимулом дальнейшей и весьма существенной корректи ровки внешней и особенно внутренней политики Албании ста ли бурные события 1989 г. в Центральной и Юго-Восточной Ев ропе. Правящие коммунистические партии столкнулись с од ними и теми же проблемами, главная из которых состояла в том, как реформировать систему, не потеряв власти. Лихора дочные поиски путей выхода из кризиса привели в лучшем слу чае к добровольно-вынужден ному отказу от руководящей роли при условии перераспределения властных функций между все ми политическими партиями и движениями, а в худшем — к полной потере политического веса и авторитета в стране и об ществе, к расколу и даже к самороспуску. Расставание с казар менным социализмом проходило по-разному. Албания пошла по эволюционному пути.

Год перелома 1990-й...

Ветер перемен, пронесшийся в 1989 г. по социалистическим странам Центральной и Юго-Восточной Европы, не достиг Албании. По крайней мере так могло показаться любому чело веку, листавшему тогдашние албанские газеты. Свергаются многолетние диктаторы, летят головы в прямом и переносном 12* смысле, рушится берлинская стена, а в Тиране все спокойно.

В январе 1990 г. собирается IX пленум ЦК АПТ, который выра батывает оценку происшедшего: народы осуществили свои давнишние чаяния, сбросив ревизионистские режимы, но этим воспользовались правые силы и поддерживающая их мировая буржуазия;

трудящиеся, к сожалению, выступили на стороне новых властей, ибо ошибочно связали господство ревизиониз ма, засилье бюрократических структур, состояние застоя в этих странах с социализмом, с идеологией марксизма-лениниз ма. Албанские коммунисты, говорилось в резолюции пленума, всегда сознательно боролись за то, чтобы народ понял опас ность дискредитации социализма, его революционной идеоло гии и политики: "Произошла трагедия, мы ее болезненно пере живаем, но не впадаем в отчаяние".

Вставал вопрос о возможности существования много партийности в Албании, на что пленум ответил отрицательно:

"Сохранение ведущей роли АПТ является главным условием продолжения социалистического строительства в Албании", а создание других политических партий "привело бы к ослабле нию национального единства, к потере независимости и к уничтожению социализма".

Экономическое положение в стране расценивалось как вполне стабильное. Созданный в стране экономический меха низм, как утверждалось в решении, "гарантировал прогресс производительных сил, проложил пугь к созданию и консоли дации многоотраслевой структуры, гармонизировал экономи ческие и социальные аспекты и поддержал развитие прогрес сивных тенденций в стране", которая подошла к этапу интенси фикации. Однако за этими общими фразами скрывался вполне конкретный невысокий уровень жизни народа. Три засушли вых года углубили кризисное состояние экономики. Сохраня лось рационирование мяса, сыра, растительного масла. В от крытой торговле можно было встретить лишь лук и стеклянные консервные банки с подозрительным содержимым. Пример Албании являлся еще одним подтверждением того феномена, присущего сталинской модели казарменного коммунизма, ко гда соблюдение идеологической "чистоты" неизменно сопро вождалось "чистотой" прилавков.

Пленум постановил повысить уровень партийной пропаган ды, добиться повышения производительности труда в целях ре ализации плановых заданий, особенно по предназначенной на экспорт продукции и товарам первой необходимости. Задача текущего момента формулировалась весьма расплывчато: эко номическими методами следует обеспечить условия для более полного удовлетворения некоторых потребностей трудящихся.

Однако имелись и более конкретные рекомендации, предусма тривавшие дальнейшее материальное стимулирование произ водственной деятельности как предприятий в целом, так и от дельных работников.

Тогда, в январе, был сделан еще один важный шаг по совер шенствованию государственного механизма, а именно призна валось необходимым строительство правового государства, в результате чего появились рекомендации по восстановлению министерства юстиции, по учреждению института адвокатуры, по пересмотру статуса местных судов и т.д. В мае сессия Народ ного кувенда приняла соответствующие решения. Претерпело значительные изменения существующее законодательство, а точнее уголовный и другие кодексы. По сообщениям печати, заметно сокращалось число статей {5 вместо 21), по которым ранее выносились смертные приговоры. Сенсацией стало изве стие о предоставлении гражданам права на свободу вероиспо ведания. Наконец, была сформирована комиссия по пересмот ру ряда устаревших статей конституции 1976 г., чем заверши лась законодательная деятельность албанского парламента в первой половине 1990 г.

Но поистине революционный шаг был сделан в области внешней политики. В новый, 1990 г. Албания вступила с новой концепцией международных отношений. Приобретенный к то му времени двухлетний опыт активного балканского сотрудни чества подвел руководство страны к пониманию необходимо сти включаться в общеевропейский процесс. На январском пленуме ЦК АПТ, посвященном главным образом экономиче ским проблемам страны, в качестве первоочередной задачи внешней политики провозглашалось расширение взаимоотно шений с соседями, а в отношении других стран — налаживание связей "с любым государством, которое отвечает дружбой на предлагаемую нами дружбу". Отказ от идеологических шор во внешней политике позволил сделать еще один шаг к многосто роннему сотрудничеству и коренным образом пересмотреть позиции по вопросу об отношении к СССР и США. В апреле Р. Алия недвусмысленно заявил о заинтересованности Албании в создании системы европейской безопасности, в сотрудниче стве с Европейским сообществом, а также о том, что в свете но вых подходов к происшедшим на Европейском континенте из менениям "на повестку дня встал вопрос о восстановлении от ношений с США и Советским Союзом".

В СССР благожелательно отозвались на инициативу албан ской стороны. Соответствующее заявление было сделано во время встречи тогдашнего министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе с министром иностранных дел Китая Цянь Цичженем 25 апреля в Москве. Подчеркнув негативное влияние существовавшего 25 лет отчуждения между СССР и КНР на развитие международных отношений не только в Азии, но и во всем мире, Шеварднадзе сказал, что нечто подоб ное произошло и в отношениях СССР с Албанией. Мы не соби раемся снимать свою долю ответственности за то, что про изошло, говорил министр. Приветствуя заявления представи телей албанского руководства, он сказал, что Советский Союз готов к восстановлению и развитию дружественных отноше ний с Албанией на основе полного равенства, уважения суве ренитета, независимости и территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга и взаимной выгоды. Был положен конец вялотекущей дискуссии в около правительственных кругах насчет того, кто более виноват в разрыве отношений в 1961 г. и нужно ли дистанцироваться от волюнтаризма Н.С. Хрущева, не уронит ли это авторитет СССР.

В июне —июле 1990 г. на встречах делегаций МИД СССР и Албании в Софии и Тиране была достигнута договоренность о нормализации двусторонних отношений. В августе в Москву прибыла албанская экономическая делегация во главе с замес тителем министра внешней торговли Костандином Ходжей.

Переговоры завершились соглашением о возобновлении пря мой торговли, отказавшись от практики товарообмена через третьи страны. Через месяц в Албанию прибыла группа совет ских экспертов-экономистов, чтобы оценить возможности на лаживания производства на предприятиях, сооруженных с со ветской помощью в конце 40-х — начале 50-х годов. Выводы оказались неутешительными: дешевле разрушить и построить новые. Забегая вперед, необходимо отметить, что выработан ные в 1990 г. планы двустороннего экономического сотрудни чества остались нереализованными ввиду разрушения систе мы связей на всем постсоветском пространстве.

Возобновление деятельности посольств в столицах обоих государств произошло в феврале (Тирана) и в апреле (Москва) 1991 г. Аналогичные переговоры между представителями Алба нии и США состоялись в конце августа 1990 г., во время кото рых был подготовлен базовый документ. Официальное подпи сание протокола о восстановлении албано-американских отно шений последовало в марте 1991 г. в Нью-Йорке.

Большое значение для развития процесса приобщения Ал бании к Европейскому сообществу имел первый в истории страны визит генерального секретаря ООН X. Переса де Куэль яра в Тирану в мае 1990 г. Готовясь к нему, Народный кувенд принял 10 мая закон, разрешающий гражданам республики свободный выезд из страны, в том числе и на постоянное жи тельство, но... с 1 июля. Не дожидаясь наступления срока, один из столичных жителей попытался ускорить процедуру отъезда и прорвался на территорию французского посольства. Его не медленно выдворили оттуда сотрудники "сигурими", которые без колебаний нарушили экстерриториальность дипломатиче ского представительства, применив при этом силу к послу и его супруге, пытавшимся отбить нежданного гостя. Инцидент уда лось замять, и визит генсека состоялся.

Несмотря на то что на переговорах с албанскими официаль ными лицами речь шла об общих принципах взаимоотношений Албании с международным сообществом, попутно затрагива лись и некоторые другие вопросы. В результате визита гене рального секретаря ООН окончился плен шестерых албанцев, получивших убежище в итальянском посольстве в декабре 1985 г. Им гарантировали беспрепятственный выезд из страны.

По предварительной договоренности, Перес де Куэльяр посе тил места заключения, в частности и печально знаменитый ла герь в Бурреле. Он был шокирован увиденным, хотя админист рация предварительно произвела элементарную санацию всей территории и помещений. Завершая визит, высокий гость, с од ной стороны, приветствовал выход Албании на общеевропей скую арену, а с другой — довольно решительно заявил своим собеседникам, что без демонтажа репрессивной системы, без коренного улучшения положения с соблюдением прав челове ка Албания не может рассчитывать на полномасштабное уча стие в международных организациях.

В целом албанское правительство стремилось не только со здать впечатление открытости, но и на деле предпринимало ша ги по либерализации режима. Общество "перегревалось", по лучая импульсы извне и изнутри, необходимо было выпустить пар из котла, готового вот-вот взорваться. Такими мерами ста ла отмена смертной казни за попытку перейти границу и уже упоминавшееся право беспрепятственного получения загра ничного паспорта. Однако одно только выражение желания действовать цивилизованными методами привело к разруши тельным последствиям, не поддававшимся прогнозам. Закон о иыезде вступал в силу с 1 июля. Тем не менее недоверие к пра вительственным декларациям настолько глубоко вошло в плоть и кровь простых людей, натерпевшихся сверх всякой меры от этой власти, что многие из них, не дожидаясь того, когда непо воротливая бюрократическая машина в законном порядке под нимет шлагбаум на границе, ринулись к свободе через ино странные представительства.

В первых числах июля около 6 тыс. молодых людей укры лись в посольствах иностранных государств, прося политиче ского убежища. Сначала в ход пошла сила — полицейские дубинки. Мирная молчаливая демонстрация в Тиране в под держку беженцев и в защиту прав человека была с жестоко стью разогнана. Но люди продолжали осаждать иностранные представительства. Пытаясь поддержать перед европейской общественностью представление об Албании как о стране, уве ренно вставшей на путь демократизации и либерализации, пра вительство распорядилось выдать беженцам паспорта и обес печило их выезд воздушным и морским путями. 31 июля про изошел новый пересмотр уголовного кодекса, в результате не легальный переход границы перестал квалифицироваться в ка честве измены родине.

Вскоре с принятием новых упрощенных правил получения виз и паспортов, с созданием комитета по трудоустройству ал банских граждан за рубежом обстановка стала несколько нор мали зовываться. Но возникли трудности с получением въезд ных виз, что не остановило желающих эмигрировать, С конца декабря 1990 г. и до начала марта 1991 г. албанские граждане с заграничными паспортами, но без въездных виз тысячами пе реходили в Грецию, плыли на самовольно захваченных парохо дах в Италию. Греческое и итальянское правительства оказа лись вынужденными принять ограничительные меры против наплыва албанских иммигрантов, всячески способствуя их воз вращению на родину.

"Беженский кризис" июля 1990 г. стал первым крупным по трясением в жизни албанского общества. Июльские события вызвали противоречивую реакцию в верхах. На состоявшемся в июле 1990 г. пленуме ЦК АПТ Р. Алия осудил в резких выра жениях непатриотическую акцию молодых людей, которые вместо того чтобы воспользоваться открытой дверью, ринулись через заборы в иностранные посольства, подрывая тем самым доверие к правительству. На пленуме произошли кадровые из менения. Покинули свои посты в политбюро и правительстве четверо представителей "старой гвардии", в том числе верные соратники Ходжи — Мануш Мюфтиу и Рита Марко. Их места заняли представители все той же партийной номенклатуры из состава действующего ЦК АПТ.

"Партия вдовы", как называли кружок людей, сгруппиро вавшихся вокруг Неджмие Ходжи, продолжала оказывать вли яние на высшее руководство страны, и опасения того, что на чавшийся робкий процесс социально-политических преобра зований может застопориться в результате противодействия партийных догматиков, сохранялись. Наступило время "гос подства темных сил", как определили впоследствии период до мартовских выборов 1991 г., в течение которого стражи энве ровской ортодоксальности судорожно цеплялись за любую возможность сохранения старого порядка. Система, созданная насилием, сдавала позиции только под угрозой силы, а отсту пив, вновь пыталась взять реванш.

Неопределенность сложившейся в стране ситуации вызы вала неоднозначную реакцию среди интеллигенции. В ряды по литических эмигрантов неожиданно перешел писатель Исма ил Кадаре. 25 октября 1990 г., когда в Тиране открылось сове щание министров иностранных дел балканских стран, он на правил письмо Р. Алии, в котором утверждал, что албанский на род продолжает жить в условиях, когда ущемляются элемен тарные гражданские права. Страна движется к катастрофе, пи сал он, а руководство не может отрешиться от каких-то архаич ных и абсурдных концепций, способствующих приближению этого конца. "Ввиду невозможности существования легальной оппозиции, — заявил писатель, — я избрал путь, который нико му не хотел бы рекомендовать". И, Кадаре по-своему был прав.

Оппозиции в стране вроде не существовало. Да и откуда ей взяться, если исторические традиции многопартийности отсут ствовали, а инакомыслие во все времена искоренялось вместе с его носителями. Итак, отчаявшиеся уезжали, а не потерявшие надежды оставались, чтобы бороться.

8—11 декабря студенты Тиранского университета вместе со своими преподавателями и при поддержке молодежи других городов во время не прекращавшихся все эти четыре дня мас совых манифестаций отстояли право на демократию и плюра лизм, как гласили лозунги на их транспарантах. Столицу захле стнула митинговая стихия, наступило время уличных поли тиков.

Уже находясь в тюрьме, Рамиз Алия вспоминал в интервью газете "Коха йон" ("Наше время") в мае 1995 г., что именно он выбрал известного кардиолога и активиста тиранскои партор ганизации Сали Беришу для контактов с устраивавшими голод ные забастовки и митинги студентами. Очень скоро Бериша осознал обреченность на провал порученной ему миссии, сме нил лагерь и вместе с преподавателями Тиранского универси тета и другими представителями интеллигенции создал Пар тию молодежи и интеллектуалов, куда вошли экономист Гра моз Пашко, археолог Неритан Цека, врач-кардиолог Шахин Кадаре, юрист Люан Омари, лидер студенческого движения Азем Хайдэри и др. Эта группа составила ядро возглавленной впоследствии Беришей Демократической партии (ДП).

19 декабря 1990 г., день официальной регистрации Демо кратической партии, считается днем рождения многопартий ности в Албании. Вслед за ДП образовались Республиканская (РП) и Экологическая партии, Форум в защиту прав человека (январь 1991 г.), Аграрная партия (февраль 1991 г.), Демократи ческий союз греческого меньшинства ("Омония"), "Чамрия", или Общество защиты прав чамов в Греции, Партия националь ного единства (март 1991 г.). Появилась оппозиционная пе 36!

чать — газеты "Рилиндья демократике" ("Демократическое единство"), орган ДП, и "Республика", орган РП. Все вновь об разованные партии включились в борьбу за отсрочку назначен ных на 10 февраля 1991 г. выборов в Народный кувенд на том основании, что в столь короткий срок они не могут подгото виться, чтобы вести предвыборную кампанию наравне с АПТ.

Лишь 15 января 1991 г. удалось договориться о переносе голосо вания на 31 марта.

Резкий подъем общественно-политической активности за ставил правящую партию выступить инициатором выработки новой концепции развития страны. Еще на ноябрьском плену ме ЦК АПТ 1990 г. Р. Алия признал просчеты в политике пар тии. Но он связал их с некритическим использованием считав шегося универсальным опыта Советского Союза, Китая и дру гих стран. Он поставил вопрос так: "Былли мировой опыт соци ализма, который мы считали точкой отсчета в нашей практике, абсолютно чистым, и является ли он таковым сейчас?" Ответ содержался в опубликованной 3 января 1991 г. пред выборной платформе АПТ, которая так формулировала новые задачи: "Осуществить коренные экономические реформы в це лях замены централизованной административно-командной системы механизмом рыночной экономики, в рамках которой будут конкурировать и взаимодействовать крупномасштабный государственный сектор с кооперативным и частным при урав новешивающей свободную инициативу роли государства".

Признавалась необходимость рационального использования внутренних ресурсов в сочетании с привлечением иностран ных кредитов в целях создания рентабельной экономики, насы щения потребительского рынка. Развитие конструктивного ди алога со всеми политическими силами должно было обеспечить политическую стабильность в обществе.

Особое внимание АПТ уделяла улучшению положения в де ревне. В январе 1991 г. Р. Алия выступил в газете "Зери и попу лыт" с изложением конкретных мер в области аграрной поли тики, обещая увеличить инвестиции в сельское хозяйство.

1000 новых тракторов, ввезенных из Китая, были распределе ны по районам. Предполагалось также к новой посевной кампа нии увеличить производство и распределение собственных хи мических удобрений.

В области внешней политики платформа подтвердила твер дое намерение включиться в общеевропейский процесс, по кончив с предрассудками периода "холодной войны". Подчер кивалось, что албанец должен ощущать себя не только гражда нином своей страны, но и гражданином Балкан и Европы. Деви зами АПТ стали: "Реализм и обновление", "Интересы родины и нации превыше всего".

В январе 1991 г. в предвыборную кампанию включились со зданные к тому времени оппозиционные партии. Главным со перником правящей партии стала ДП. Ее программа отличалась от программы АПТ более радикальным подходом к таким воп росам, как земельная реформа и приватизация. Планировалось превращение Албании в "современную и демократическую страну" путем строительства правового государства и установ ления полной демократии. Тремя основными программными принципами объявлялись частная собственность, проведение аграрной реформы и улучшение условий жизни народа. При ватизацию предусматривалось проводить под контролем госу дарства при условии гарантии прав личности и общества, а пре кращение субсидирования крупных госпредприятий-монопо листов должно было способствовать превращению их в акцио нерные общества. Провозглашалась приоритетность развития отраслей обрабатывающей и легкой промышленности. Кресть янам обещали государственные земли, а также право добро вольного выбора форм землевладения и землепользования — от частной до коллективной собственности. Права на собствен ность крупных землевладельцев, экспроприированных в 1945 г., не признавались.

Один из "отцов-основателей" ДП, Грамоз Пашко, вернув шись из США, заявил о готовности политических и деловых кругов этой страны поддержать партию в случае ее победы на выборах материально путем предоставления гуманитарной по мощи и введения в круг таких международных кредиторов, как Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европей ский банк реконструкции и развития. В органе ДП газете "Ри линдья демократике" стали появляться статьи, знакомящие с потенциальными партнерами и друзьями. В рубрике "Наши ис торические союзники" рассказывалось об Италии, о которой ранее иначе, как об оккупационной державе, не говорилось.

А в рубрике "Наши естественные соседи" фигурировала Гер мания.

Тем временем экономическое положение страны резко ухудшилось, несмотря на обнадеживающее заявление в ноябре 1990 г. председателя Совмина Адиля Чарчани, что именно в пер вом квартале 1991 г. падение жизненного уровня будет остано влено. Но даже официальная статистика засвидетельствовала сокращение производства мяса, молока, яиц. Исчезли из прода жи картофель, фасоль, капуста. В январе 1991 г. промышленное производство товаров составляло 65 — 70% по сравнению с тем же периодом 1990 г. Ухудшение продовольственного снабже ния вызывало в стране глухое недовольство. Оно выливалось время от времени в стихийные разграбления голодными людь ми государственных продовольственных складов. Но принци пиальное значение для включения протестного движения в за конное русло имела начавшаяся 14 февраля забастовка шахте ров на угольных разработках в Валиасе к северу от Тираны.

Эта первая в истории социалистической республики забастов ка после издания 25 января 1991 г. правительственного указа, провозгласившего право трудящихся на забастовки, стимули ровала к тому же создание независимых профсоюзов.

Новый общенациональный кризис разразился в феврале 1991 г. Он начался с голодовки 720 студентов и преподавателей Тиранского университета, Высшего художественного лицея и сельскохозяйственного института. Первоначально выдвига лись требования улучшения бытовых условий в студенческом городке, но затем они приобрели политическую окраску: за претить изучение марксизма-ленинизма, диамата, истмата и трудов Э. Ходжи, изъять его имя из названия университета. Ес ли правительство не выполнит эти требования, то ему предлага лось уйти в отставку. Акция во многом носила демонстратив ный характер, так как 25 января Совмин наряду с провозглаше нием прав на забастовки издал распоряжение о государствен ной охране национальных исторических памятников, в число которых вносились сооружения, связанные с именами Скан дербега, братьев Фрашери и... Энвера Ходжи. Повреждение па мятников каралось тюремным сроком от 3 месяцев до 6 лет.

Официально пиетет в отношении обожествлявшегося вож дя сохранялся, и все попытки пересмотреть роль и место Э. Ходжи в истории Албании решительно отвергались властя ми. К его многочисленным прижизненным монументам добав лялись новые, наиболее значительными из которых являлись беломраморный Энвер, сидящий в стилизованном кресле на вершине холма в Гирокастре, огромный десятиметровый Эн вер, шагающий по площади Скандербега в Тиране и музей его имени в Тиране, прозванный в народе "пирамидой", в сооруже нии которого принимала участие дочь диктатора, носящая поэ тическое имя Пранвера, т,е. Весна. В народе отношение к Ход же стало к тому времени довольно равнодушным, величествен ный музей пустовал. Однако политически активная часть об щества раскололась. Партийная печать клеймила студентов и помещала многочисленные письма трудящихся в защиту памя ти "основателя партии и государства". На юге страны организа ционно оформился Союз добровольцев имени Э. Ходжи.

Рамиз Алия оказался в чрезвычайно сложном положении, так как его считали не просто преемником Э. Ходжи на посту первого секретаря ЦК АПТ, но и соавтором теории и действую щей модели "истинного" социализма. Став в 1960 г. секретарем ЦК АПТ, он весьма усердно "обосновывал" линию тандема Ходжа—Шеху, а после устранения последнего превратился в "альтер эго" вождя, одряхлевшего умственно и физически. Тем не менее Р. Алия первым из состава энверовского политбюро понял, что по-старому жить невозможно, и пожертвовал тем, что давно стало анахронизмом. Темной декабрьской ночью 1990 г. демонтируется памятник Сталину на столичном Бульва ре Павших Героев. Простертая рука стоявшего напротив него Ильича оказалась устремленной в никуда. Вскоре также неза метно исчез и этот монумент. По решению правительства в Ал бании была ликвидирована символика, связанная с именем Сталина, в частности возвращено имя городу Кучове (бывш. го род Сталин). Народ воспринял эти действия спокойно и даже с одобрением, согласившись с официальным обоснованием о не целесообразности сохранения памяти об иностранном деятеле, от которого открестилась даже собственная страна. Но к лик видации культа "своего" вождя, верного последователя Стали на, отношение в обществе еще не сформировалось.

Р. Алия не рискнул взять на себя ответственное решение и созвал 19 февраля 1991 г. пленум ЦК АПТ, который, рассмотрев политические требования студентов, отклонил их. На следую щий день в результате спонтанного (или хорошо срежиссиро ванного под спонтанность) выступления жителей Тираны ог ромную статую Э. Ходжи на центральной площади, столицы свалили при помощи металлического троса, вынесенного с тер ритории завода его имени. Вечером того же дня Р. Алия обра тился по телевидению с воззванием к народу. Он резко осудил акты вандализма, совершенные экстремистами не только в Ти ране, но и в других городах, призвал сограждан к спокойствию и выдержке. Р. Алия заявил о решимости взять в свои руки вос становление порядка и стабильности, пойдя по сути дела на введение военного положения. Прибывшие в столицу войска охраняли правительственный квартал. Уличная толпа ответила кострами, на которых сжигались портреты Ходжи и его печат ные труды. В центре Тираны стали совершаться акты вандализ ма. "Пирамиду" не тронули, но другой мемориальный музей — табачную лавку "Флора", где Э. Ходжа якобы встречался со своими сторонниками-коммунистами в 1939 г. — смели с лица земли. Хулиганствующие элементы провоцировали беспоряд ки. 22 февраля появились первые жертвы: четверо ни в чем не повинных людей были убиты "силами правопорядка", многие ранены, в том числе и две девочки 12 и 14 лет.

На юге страны вновь подняли голову приверженцы старого {энверовского) режима. Они срывали портреты Р. Алии, кото рый, по их представлениям, не проявил решительности в защи те памяти Э. Ходжи и дела социализма, призывали к походу на Тирану и к переносу столицы Албании во Влёру. Они требова ли восстановить разрушенные монументы. С декларацией, осу ждающей как акты вандализма, так и произвол властей, высту пила ДП. Аналогичное заявление сделало руководство РП, при зывая положить конец спекуляциям на памяти Э. Ходжи. "Раз гул насилия — это главная опасность, угрожающая демокра тии", — утверждалось в нем. Обе оппозиционные партии под держали позицию Р. Алии, который на встрече с представите лями ряда городов Албании предложил отложить решение воп роса о восстановлении памятников и другие связанные с этим проблемы на послевыборный период.

Стремясь нейтрализовать основной источник осложнений, а именно продолжающуюся студенческую голодовку, Совмин принял 22 февраля решение о том, что Тиранский университет не будет носить имя Э. Ходжи. Оказались удовлетворенными и все другие требования бастующих вплоть до смены правитель ства. В тот же день Р. Алия издал декреты о создании Прези дентского совета из восьми человек и о назначении нового ка бинета министров. Председателем правительства стал еще за год до этого мало кому известный 38-летний кандидат экономи ческих наук, один из лидеров реформаторского крыла в АПТ, Фатос Нано, проработавший в Совмине немногим более двух месяцев сначала генеральным секретарем, а затем заместите лем премьера.

Прекращение голодовки в Тиранском университете не ис черпало всех сложностей, с которыми встретилось правитель ство Нано. 7 марта 1991 г. вновь возникла угроза исхода из стра ны очередной волны беженцев. В меньших размерах повторял ся вариант "беженского кризиса" 1990 г. 2 марта 1991 г. власти объявили о создании Комитета по трудоустройству албанских граждан за рубежом, и тут же начался несанкционированный выезд, минуя официальные каналы. Люди пытались прорваться в Италию через порты Дуррес, Шенгини и Влёра, захватывая пароходы и другие плавсредства. Правительство срочно пере крыло доступ в портовые сооружения Дурреса, а итальянские береговые службы блокировали свое побережье. Большинство незаконных иммигрантов были депортированы из Италии об ратно в Албанию, Аналогичная попытка перейти границу с Югославией (в Черногории) предпринималась в то же время двумя тысячами сербов, проживавшими на севере Албании в деревне Брака.

Остановленные югославскими пограничниками, они вернулись в свои дома. Правда, уже в 1992 г. им представилась возмож ность выехать в Югославию на законных основаниях в порядке репатриации. Однако многие из них вернулись, так как их посе лили в Косово, раздираемом этнополитическими конфликтами.

К тому же их не устраивало проживание не среди сербов, а в ал банской среде, из которой они стремились вырваться.

Усилиями всех политических партий и общественных орга низаций установилось относительное спокойствие в стране.

Внутренние потрясения в Албании начала 90-х годов впервые стали европейской проблемой. Нестабильная обстановка в этой стране на фоне бурно развивавшегося процесса распада Югославии таила в себе опасность еще большего обострения общебалканского кризиса. Поэтому западные правительства оказали активную экономическую и политическую поддержку коммунисту-реформатору горбачевского типа, каким воспри нимался в то время Рамиз Алия. Начав в марте с гуманитарной продовольственной помощи из Италии и Швейцарии, между народные финансово-экономические организации и некото рые фирмы стали договариваться об инвестициях в отдельные отрасли добывающей и перерабатывающей промышленности, в сельское хозяйство и туризм. Наибольшую активность прояв ляли германские фирмы, выказавшие намерение производить капиталовложения в добычу нефти, меди, хрома, в гидроэнер гетику, сельское хозяйство и др. Американская "Оксидентал петролеум" подписала два протокола о предполагавшемся уча стии в разведке и эксплуатации нефтерождений. Датская и гол ландская фирмы приступили к реконструкции фабрики сти ральных порошков.

Состоявшиеся 31 марта и 7 апреля 1991 г. выборы в Народ ный кувенд принесли победу кандидатам, проходившим по списку АПТ. Они получили 169 из 250 депутатских мест. Одна ко, к удивлению многих, сам Р. Алия не прошел. Он вел свою кампанию в традиционном "партийном" стиле, как это было принято у первых лиц в социалистических странах. Если Са ли Бериша приглашал народ на площади и стадионы, агитируя до хрипоты в голосе за программу ДП, то Р. Алия полагался на налаженный пропагандистский аппарат. За день до голосова ния он выступил с большой речью перед активом "своего" из бирательного округа, по которому безальтернативно проходил в прежние времена, и оказался побежденным мало кому из вестным кандидатом от ДП инженером Франко Крочи.

За Алию отдали голоса только 36% избирателей. В коммюнике ЦК АПТ по результатам выборов говорилось о большой победе партии на выборах, но также признавалось, что неизбрание Р. Алии "явилось неожиданным и несправедливым". Пораже ние лидера АПТ контрастировало с абсолютной победой в Ка вае его главного соперника — Сали Бериши.

ДП завоевала 75 мест, что свидетельствовало о несомнен ном успехе политической организации, оформившейся только за три с половиной месяца до выборов. Причем она завоевала голоса преимущественно городских избирателей, а АПТ — сельских. Забитое, нищее крестьянство, привыкшее во всем следовать "указаниям партии", послушно проголосовало за ее кандидатов, 5 мест получила "Омония" и 1 — Комитет ветера нов войны.

Результаты выборов имели сильный резонанс в стране и за ее пределами. Аккредитованные на выборах иностранные обо зреватели (около 260 человек) поражались низкому уровню по литической культуры и в особенности деструктивным настрое ниям, проявившимся сразу же после обнародования результа тов выборов. 2 апреля в Шкодре прошла демонстрация молоде жи, протестовавшей против злоупотреблений, допущенных из бирательной комиссией города. Попытка участников шествия изложить претензии перед партийным руководством города окончилась разгоном демонстрации с применением органами правопорядка огнестрельного оружия. Жертвами пали четве ро, в том числе Арбен Броци, один из руководителей шкодрин ского отделения ДП. Многие получили ранения. Министр вну тренних дел Грамоз Ручи в специальном заявлении назвал де монстрантов террористами и обещал навести порядок "всеми законными средствами". Оппозиция потребовала расследова ния событий 2 апреля, пригрозив бойкотом Народного кувенда.

Конфликты между сторонниками основных партий спора дически происходили по всей стране. Причем, как правило, страдали голосовавшие за коммунистов и... общественная соб ственность. В Шкодре избили крестьян, приехавших торговать на местный базар, мстя им за поддержку на выборах коммуни стов. В Фиери, где кандидаты АПТ завоевали все 19 парламент ских мест, молодежь переворачивала машины и била стекла в административных зданиях. Пострадали от актов вандализма железнодорожный транспорт и школы, оставшиеся без стекол.

Один из студентов, участвовавший в погромах, так объяснил находившемуся тогда в Албании в составе группы наблюдате лей английскому историку Ноэлю Малькольму причины разгу ла страстей: "Государство грабило нас 45 лет. Теперь наша оче редь отобрать все это у государства". В стране создавалась уг роза анархии и многие стали вспоминать "старые времена, ко гда был порядок".

Тем не менее общественно-политическая жизнь продолжа лась. Депутаты от ДП поначалу отказались участвовать в рабо те кувенда до тех пор, пока не будут наказаны виновники рас стрела демонстрантов в Шкодре, и пришли на заседание только после создания комиссии по расследованию инцидента. На от крывшейся 22 апреля первой сессии Народного кувенда была учреждена президентская форма правления в Республике Ал бания, как стала называться страна согласно новой редакции статьи 1 конституции. На заседании 30 апреля 1991 г. Ра миз Алия был избран президентом, получив 172 голоса из 250.

Чтобы выборы имели вид альтернативных (иначе они просто не могли бы состояться), в список внесли еще одну фамилию — главного редактора газеты "Зери и популыт" Намика Докле, по лучившего 2 голоса. ДП своего кандидата не выдвигала и почти вся ее парламентская фракция в голосовании не участвовала:

71 бюллетень был признан недействительным. У ДП не было шансов на выигрыш.

4 мая на пленуме ЦК АПТ Рамиза Алию освободили от обя занностей первого секретаря ЦК, члена ЦК и политбюро в свя зи с избранием президентом.

Так, через 45 лет после введения в Албании республикан ского строя произошло возвращение к общедемократическим принципам мартовской конституции далекого 1946 г.

Глава VIII Проблемы последнего десятилетия XX века На пути в Европу М артовскиеОвыборы 1991им принеслибыло иоднопартийное г. победу коммунистам (АПТ), что позволило сформировать правительство. коалиционном тогда не речи. ДП изна чально отвергала такую возможность в соответствии с принци пом "все или ничего" и перешла в активную оппозицию. Парла ментская фракция ДП одержала победу при рассмотрении воп роса о конституции, отклонив предложение коммунистов под держать проект, разработанный старым аппаратом. Она насто яла на принятии Закона об основных конституционных поло жениях, включив в него статью о департизации государствен ных органов. Так, согласно статье 6-й политические партии от делялись от государства, их деятельность запрещалась в воин ских частях и в учреждениях, министерствах, дипломатиче ских представительствах за рубежом, прокуратуре, следствен ных органах и др. Основной текст конституции предполагалось доработать и утвердить новым составом Народного кувенда.

После продолжительной дискуссии были определены сроки новых выборов — май —июнь 1992 г.

9 мая 1991 г. премьер-министром стал Фатос Нано, который сохранил в основном состав своего первого (февральского) ка бинета. Он начинал свою деятельность в обстановке развалива ющейся экономики. Инфляция достигала 250% в месяц, резко возросла безработица. Программа, с которой Нано выступил в кувенде, предусматривала ряд кардинальных реформ в интере сах быстрейшего перехода к рыночной экономике. Однако ДП заблокировала деятельность правительства, ведя дело к его от ставке и в конце концов добилась этого.

В середине мая истекал срок "джентльменского соглаше ния" АПТ с оппозицией, согласно которому вводился морато рий на акции протеста, дестабилизирующие положение. Неза висимые профсоюзы не преминули воспользоваться этим для организации всеобщей забастовки, выдвинув нереализуемые на тот момент требования, среди которых фигурировали увели чение зарплаты на 100% и пенсий, шестичасовой рабочий день и др. Около 300 тыс. рабочих включились в движение. Прави тельство отказалось пойти на уступки, и тогда начались голо довки. Р. Алия выступил по национальному радио, призывая приступить к работе. "Положение в стране чрезвычайно тяже лое, — убеждал он. — Экономическая и политическая жизнь почти что застыла на мертвой точке". Руководитель шахтерско го стачкома Сами Каричи ответил на это так: "Мы не стремим ся разрушить страну. Мы хотим только избавиться от комму нистов".

Правительство Нано подало в отставку. В результате рабо ты согласительной комиссии, в которой участвовали предста вители всех (в том числе и непарламентских) партий, 11 июня оформилось коалиционное правительство, или правительство национальной стабильности, во главе с коммунистом Юлы Бу фи (министр продовольствия в правительстве Нано). Его заме стителем и одновременно министром экономики стал один из ведущих деятелей ДП, доктор экономических наук Грамоз Пашко. Половину министерских постов (12 из 24) заняла АПТ, 7 — ДП, по 2 — республиканцы и социал-демократы, 1 — аг рарии.

Формирование правительства и обнародование его про граммы совпали с проведением очередного съезда АПТ, прохо дившего с 10 по 13 июня в Тиране. Явное и стремительное паде ние авторитета партии в народе требовало от ее руководства принятия неординарных решений. Непродолжительная пред съездовская дискуссия наметила ближайшую перспективу — идейное и организационное преобразование в социалистиче скую партию европейского образца. А как быть с 50 годами ста линско-ходжевской азиатчины?

Из триумвирата секретарей ЦК АПТ, руководивших подго товкой съезда, представление коллективного отчета выпало на долю Джелиля Гьони, слывшего в партийных кругах сторонни ком политики "твердой руки". По всей вероятности, мнение традиционалиста, выходца из консервативного округа Дибра должно было убедить в необходимости перемен. С этого он и начал: "Политический плюрализм, который вывел на албан скую сцену политические партии и силы с противоречащими нашей партии идеями и программами, есть объективная дан ность и неизбежность". Вся ситуация показывала, что рожде ние новых партий — дело времени. Но студенческое движение этот процесс ускорило. "В условиях политического плюрализ ма партия, теряющая инициативу, рискует потерять историче ский шанс на победу", — продолжал Гьони.


Остановившись на завоеваниях социализма (бесплатное образование, гарантированное медицинское обслуживание, социальная справедливость в распределении материальных благ и др.), Дж. Гьони акцентировал внимание на том новом, что партия внесла якобы по собственной инициативе в жизнь албанского общества. Это — принятые в начале 1991 г. законы, способствовавшие переходу к рыночной экономике, опираю щейся на все виды государственной, коллективной и частной собственности и привлечение иностранных кредитов и фирм.

Исходя из климатических условий страны, ее географического положения, наличия запасов полезных ископаемых, приори тетным направлением экономики признавалось развитие инф раструктуры промышленности средств потребления, сферы обслуживания вообще и туризма в частности.

Значительное место в отчете ЦК АПТ съезду заняли вопро сы теории. Жизненность социалистической идеи как таковой признавалась, но ее конкретное воплощение подверглось кри тике. Оказалось, что была принята не та модель, которая соот ветствовала условиям Албании. "Экспресс-анализ процессов, развернувшихся в Советском Союзе и в других странах Вос точной Европы, — утверждал оратор, — свидетельствует о кра хе модели, ставшей воплощением марксистского идеала социа лизма", ибо она "открыла дорогу административно-командной, централизованной, бюрократической политике". Произошла идеологизация всех сторон жизни, а абсолютизация тезиса "опоры на свои силы" привела к экономической изоляции от мира, что нанесло ущерб не миру, а Албании.

И в обширном докладе, и в выступлениях делегатов содер жалась критики отдельных сторон деятельности партии, но по рочность созданной в стране социально-политической системы в целом осуждению не подверглась, не произошло переосмыс ления истории АПТ и роли ее бессменного лидера Энвера Ход жи. К тому времени вернулись из ссылки и тюрем тысячи ос тавшихся в живых политзаключенных и членов их семей. Но на съезде никто не произнес ни слова об ответственности вождя за репрессии, за физическое уничтожение своих товарищей по партии, не говоря уже о признании его вины за преступления против своего народа. Гьони попытался вывести Ходжу из-под огня критики, подчеркнув значение его личности, определяв шей развитие албанской политической жизни в течение полу века. Ошибки были у партии, но не у "товарища Энвера".

Это другие абсолютизировали его значение, его идеи и указа ния, создавая культ личности, против которого только он и бо ролся. Ход развернувшихся дискуссий показал, что собравшая ся на съезд партийная элита в своей массе не была готова по рвать с прошлым.

Члена партии с 40-летним стажем писателя Дритро Аголы, выступившего с резкой критикой партийного руководства, включая и Ходжу, пытались согнать с трибуны. Он призвал присутствующих поразмыслить над тяжелыми ошибками (они же — болезни), без преодоления которых невозможно строи тельство демократического государства. Во-первых, это систе ма подавления свободной мысли в условиях созданной Ходжей железной диктатуры (культ партии и культ органов безопасно сти), вобравшей в свой высший эшелон приспособленцев и карьеристов, чьи интересы не шли дальше обладания виллами и разнообразными привилегиями;

во-вторых, это порочная эко номическая политика, приведшая Албанию к изоляции и вы толкнувшая ее сейчас нищей попрошайкой собирать милосты ню;

в-третьих, это линия на подавление прав и свобод человека под лозунгами обострения классовой борьбы;

в-четвертых, это ущербная внешняя политика, которая под предлогом сохране ния чистоты идеологии рассорила Албанию со всем миром, ли шила ее друзей и тем самым выполнила завет Энвера Ходжи жить в бедности и нищете.

Аголы признал, что, как и все члены партии из числа интел лигенции, он должен нести свою долю ответственности за сло жившуюся в стране ситуацию. А закончил он свое эмоциональ ное выступление вопросом, оставшимся без ответа: "Почему же все партии, включая и нашу, не анализируют перспективы развития общества, а думают только о том, чтобы выпрашивать подачки у Европы и Америки"?

Подвергся критике и Р. Алия. В вину ему вменялось то, что, курируя долгие годы вопросы агитации и пропаганды, он за малчивал недостатки, а также не стремился к обновлению выс шего эшелона власти, питая сентиментальные чувства к своим старым товарищам. Признавая его заслуги в выработке курса на демократизацию, авторы доклада и выступавшие в прениях ставили ему в вину медлительность в поисках новых пугей и да же то, что выдвинутые им прогрессивные идеи не подкрепля лись его собственными практическими делами. К чести Алии надо отметить, что в выступлении на съезде он принес покая ние, проанализировав свою деятельность на посту первого сек ретаря. Он заявил об ответственности Э. Ходжи за просчеты в выработке политики партии, хотя и с оговоркой, что один чело век, какого бы масштаба он ни был, не может быть судим за ошибки каждого из членов политбюро или правительства.

Съезд завершился принятием решений, знаменовавших разрыв с прежней линией КПА/АПТ. Изменилось название партии ~ она стала именоваться Социалистической партией Албании (СП, СПА), символом которой стала красная гвоздика, а не привычные пятиконечные красные звезды и серпы с моло тами. Исчез сакральный пост генерального, или первого, секре таря, уступив место нейтральной должности председателя пар тии. Им стал Фатос Нано. Изменился персональный состав ру ководства, полностью очистившийся от последователей Ход жи. Они или сами вышли из партии или были исключены из нее. Характерно, что Д. Аголы, самого решительного критика режима, избрали в состав ЦК, а главному докладчику на съезде Дж. Гьони не досталось никакого руководящего поста вообще.

Относительная легкость устранения "старой гвардии" из общественной жизни страны объяснялась тем, что параллельно процессу обновления развивалась борьба против привилегий партийно-государственной верхушки. В Албании, как и в лю бой другой "стране победившего социализма", сформирова лась узкая номенклатурная каста, жившая по коммунистиче скому принципу: "От каждого по способностям, каждому по потребностям". Способности многих из 34 глав семей, прожи вавших в правительственном квартале, или "блоке", как назы вали его в народе, были ниже среднего уровня, а потребно сти — значительно выше. Они неплохо жили в своем квартале в Тиране и в его "филиалах" в других городах, что гарантирова лось спецрешением политбюро от 23 марта 1976 г. Они жили в "блоке" семейными кланами. По данным газеты "Зери и попу лыт", в особняке семейства Ходжи насчитывалось 25 холодиль ников, 28 цветных телевизоров и магнитофонов. На террито рии квартала располагались оранжереи, парники и даже ферма на 150 коров породы "джерси", отличающейся не столько высо кими надоями молока, столько его необыкновенными вкусовы ми качествами.

В начале 1991 г. состоялось решение о ликвидации "блока" и расселении семейств по обычным городским квартирам. Они покидали номенклатурный рай с неохотой. Особенно упорно сопротивлялись недавние выходцы из рабочего класса и трудо вого крестьянства, как, например, член политбюро Ленка Чуко, сменившая руководство сельскохозяйственным кооперативом на кресло вершителя кадровой политики АПТ. К 15 июня опе рация по ликвидации привилегий была завершена, а "блок" от крыт для посещения всеми желающими. Сначала виллы пре вратились в коммунальные квартиры, а затем (к концу 1999 г.) уступили место многоэтажным зданиям. Остался только особ няк Э. Ходжи, используемый для представительских целей.

Скандалы, связанные с ликвидацией привилегий номенкла турной верхушки, а также весь процесс трудного расставания с наследием "культа личности" Энвера Ходжи серьезно ослож няли деятельность кабинета Юлы Буфи. Мрачная тень АПТ продолжала падать на СП, несмотря на все попытки отмеже ваться от нее и начать заниматься конкретным делом. Страна пребывала в тяжелейшем экономическом положении, и все по литические партии сходились в одном: без привлечения ино странного капитала невозможна модернизация материально технической базы промышленности и сельского хозяйства, развитие инфраструктуры туризма, насыщение внутреннего рынка продуктами и товарами первой необходимости. Самый популярный лозунг о необходимости интеграции в Европу под хватили все партии и движения.

13 июня Буфи изложил основы внешней политики кабине та: стабилизация экономики с помощью Запада;

полная инте грация в Европу;

активное участие в СБСЕ, куда Албания была принята полноправным членом на заседании в Берлине 18 ию ня;

развитие многостороннего сотрудничества на Балканах и в Адриатике;

углубление всесторонних отношений с Турцией, развитие дружественных отношений с Грецией, Болгарией и Румынией. Премьер акцентировал внимание на особой заинте ресованности в установлении и поддержании стабильных по литических отношений с Югославией.

Идеальная модель социально-экономического и политиче ского развития Албании виделась в достижении ею среднеев ропейского уровня развития. Но методы достижения этой цели не представлялись ясными. Состояние материально-техниче ской базы промышленности, транспорта и сельского хозяйства свидетельствовало о застарелом и глубоком кризисе, ввергнув шем албанский народ в нищету. За часто появлявшимися во всех органах печати призывами к цивилизованным методам приобщения к общеевропейскому интеграционному процессу скрывался вполне определенно подтекст: а подготовлен ли к этому среднестатистический житель Албании культурно и пси хологически, если он на протяжении 45 лет был вынужден жить в условиях интеллектуальной и экономической дегра дации?


Правительство рассчитывало на нормализацию положения в стране при условии отказа трудящихся от забастовок и де монстраций, наносивших ущерб народному хозяйству. Но унаследованный от прежнего правительства бюджетный дефи цит в 3,2 млрд леков и дефицит платежного баланса в сумме около 400 млн долл. продолжали увеличиваться. Летом 1991 г.

сообщалось, что в портах и на пограничных пунктах застрева ли значительные объемы продовольствия (сахар, масло, рис, мука, маргарин). Расстроенная транспортная система не справ лялась с перевозками. Иностранные партнеры, не чувствуя уверенности в том, что товары доходят до потребителя, притор маживали поставки. Из-за нехватки транспорта и горючего ос танавливались лишенные сырья фабрики и заводы, а одновре менно росла и социальная напряженность.

Зыбкость относительной стабилизации внутреннего поло жения в Албании вызывала обоснованную тревогу на Западе.

Балканский регион в целом не только не успокоился после по трясений 1989— 1990 гг., но оказался на грани нового взрыва.

Нарастал процесс дезинтеграции Югославии, обострилось по ложение в Косово, где в результате отмены автономного стату са края и введения прямого правления Белграда стали созда ваться параллельные сербским албанские органы власти. В Ал банию зачастили зарубежные политики.

Вслед за министрами иностранных дел Италии М. Де Мике лисом и ФРГ Г.-Ф. Геншером Тирану посетил 22 июня с одно дневным визитом госсекретарь США Дж. Бейкер, который вос пользовался своим пребыванием в албанской столице, чтобы обозначить принципы взаимоотношений Запада со странами Восточной Европы. Он несколько поумерил надежды албанцев на получение безвозмездной помощи под декларации о готов ности немедленно перейти к рыночным отношениям. Проведе ние радикальных реформ в социальной и экономической обла стях, широкая демократизация, создание условий для возмож но полного развития рыночных отношений, строительство пра вового государства — таковы предварительные условия плодо творного сотрудничества для включения Албании в европей ское пространство, о которых говорил Бейкер на многотысяч ном митинге на площади Скандербега и на заседании Народно го кувенда. Албания должна наверстать упущенное за долгие годы изоляции, и в этом Запад готов оказать содействие.

В Албании Бейкер встретил фантастический прием, как он сам его охарактеризовал. Он был удостоен звания почетного гражданина Тираны, его имя присвоили одной из улиц в Эльба сане. Несмотря на легкое разочарование обещанием мизерной суммы американской единовременной помощи — 6 млн долл., — пресса оценила его визит как еще одно свидетельство поддержки Албании в ее стремлении войти в Европейское со общество.

Внешнеполитические шаги правительства Буфи продемон стрировали отход от принципов односторонней ориентации Албании на одну великую державу. В июле состоялись визиты в Тирану государственного министра Франции по гуманитар ным вопросам Бернара Кушнера, а также ряда государствен ных деятелей Румынии и Македонии.

Вместе с тем внутреннее положение страны продолжало ос таваться напряженным. На бумаге — в планах и правительст венных постановлениях — все выглядело вполне пристойным и осуществимым. Реформирование экономики предполагало ор ганизованный (регулируемый) переход от социалистической собственности к частной под жестким контролем государства, определение различных схем и форм приватизации, рассчи танной на ближайшие 10—12 лет. Только выверенный научный подход, а не сомнительной ценности эксперимент, предостере гали эксперты в области экономики, позволит избежать скаты вания к "дикому капитализму" в стадии первоначального нако пления. Однако на практике все происходило с точностью до наоборот.

Предварительное подведение итогов за 1991 г. засвидетель ствовало падение производства на 50%. Если Ф. Нано в марте говорил о внешней задолженности в сумме 350 млн долл., то в декабре она составила почти 600 млн. Либерализация цен при вела к галопирующей инфляции, достигшей 600%.

В стране воцарился правовой произвол. Если суд выносил решение о возвращении собственности, например дома, ее за конному владельцу, то добиться выселения теперешнего хозяи на никто не мог ввиду отсутствия соответствующих исполни тельных структур. Работникам остановившихся в результате нехватки сырья государственных промышленных предприятий полагалось выплачивать за вынужденный простой до 80% зара ботной платы. Оказалось, что и администрация, и сами рабочие предпочитали получать от государства гроши за ничегонедела нье, чем налаживать работу. Иждивенческие настроения поощ рялись самим правительством, которое связывало надежды на оздоровление экономики с получением чрезвычайной (или гу манитарной) помощи из-за рубежа и с иностранными инвести циями. Возник и утвердился феномен потребительской психо логии в обществе в целом. Да и доходы государство получало в основном не от производства, а от торговли. Цивилизованный рынок не складывался, уступив место базарам, толкучкам, ба рахолкам, подпитываемым контрабандой.

В сельскохозяйственной политике правительство придер живалось принципа возвращения земли ее прежним владель цам. Однако многократные укрупнения и разукрупнения сель скохозяйственных кооперативов, процесс урбанизации, заня тие обрабатываемых земель под промышленное строительство и дороги создавали трудности при возвращении и разделе зе мель. К концу 1991 г. официальная статистика зафиксировала завершение раздела земель на 51%. Причем эта средняя цифра складывалась как из показателей округов Эльбасана и Пермети (около 90%), так и Тропой и Гирокастры (соответственно 1,4% и 0%). Новые владельцы сразу же столкнулись с трудностями: де кларированное властями предоставление банковского кредита на переходный период не обеспечивалось наличными денеж ными средствами;

не хватало посевного материала, удерживае мого у себя кооперативами, из которых выходили собственни ки;

отсутствовали химические удобрения;

механизаторы за прашивали запредельные суммы за обработку индивидуальных наделов. Многие крестьяне-единоличники вынужденно воз вращались к сохе и другим примитивным орудиям производст ва времен натурального хозяйства.

При разделе кооперативной собственности возникали кол лизии, связанные с невозможностью справедливого распреде ления поголовья скота и его просто забивали. На юге страны, на побережье Химары, где оливковые рощи наследовались из по коления в поколение представителями одной семьи, сплошь и рядом нарушались сложившиеся веками традиции. Обобщест вленные в 1948 г., они были чисто механически перераспреде лены в 1991 г. между теми членами кооперативов, которые чис лились в них в самое последнее время независимо от того, явля лись ли они собственниками этих деревьев в прошлом.

Культура выращивания оливковых (маслинных) деревьев и изготовления из их плодов масла пришла в Албанию из сосед них Италии и Греции в незапамятные времена и стала ведущей отраслью сельского хозяйства. В 1953 г. албанское правительст во приняло постановление о 15-летнем плане развития масли новодства. С конца 60-х годов увлечение различного рода тру довыми акциями породило массовые кампании по закладке маслинных насаждений на склонах обращенных к западу и к юго-западу холмов вдоль побережья Адриатического и Иониче ского морей. Бесконечные полукружья террас, словно по ни точке засаженные ровными рядами деревьев, поражали вооб ражение иностранцев, посещавших страну после выхода ее из изоляции. Они удивляли почти так же, как и многочисленные бункеры больших и малых размеров, сооруженные якобы для отражения нападения 6-го американского флота и советского социал-империализма. Осенью 1991 г. на старых и на части но вых плантаций созрел небывалый урожай. Правительство об ратилось к населению с призывом помочь его собрать. И тогда начались хищнические набеги неорганизованных толп людей, которые обламывали плодоносящие ветви, нанося непоправи мый ущерб вековым и совсем еще молодым деревьям, Всплески насилия и мародерства, наблюдавшиеся всякий раз, когда в стране или отдельной ее части возникали форс-ма жорные ситуации, способствовали появлению устойчивого де структивного синдрома. Общество быстро люмпенизирова лось, Массовая безработица с неизбежностью вела к тому, что активное трудоспособное население или покидало страну, или превращалось в резерв быстро набиравших силу мафиозных структур. Страна погружалась в хаос, и все чаще простые люди начинали ностальгически вспоминать: "А при Энвере был по рядок, было спокойно".

7 декабря 1991 г. декретом Совмина вводилось по сути дела военное положение. В декрете говорилось, что поскольку силы правопорядка не могут обеспечить охрану складов, магазинов, промышленных и торговых центров, хлебопекарен, электро станций, водохранилищ и других объектов, то правительство возлагает выполнение этих функций на армию. Декрет стал по следним актом кабинета Юлы Буфи в цепи мер, которые долж ны были способствовать выходу страны из кризисной ситуа ции*. 29 ноября на совещании у президента представителей пя ти партий, входивших в коалиционное правительство, достигли договоренности о предоставлении кабинету трехмесячного срока на осуществление программы действий. Однако совер шенно неожиданно для всех Сали Бериша заявил на пресс-кон ференции, что из-за отказа СП санкционировать досрочные парламентские выборы министрам-членам ДП предписано выйти из состава правительства.

Заместитель премьер-министра и член руководства ДП Гра моз Пашко, находившийся в Лондоне на церемонии принятия Албании в Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), выступил с критикой шага Бериши. Правительство должно сохраниться до выборов в прежнем составе, чтобы из бежать погружения беднейшей страны Европы в состояние ха оса и анархии, говорил он. Пашко надеялся убедить коллег в правильности своей позиции, предрекая в противном случае раскол в ДП. Правда, впоследствии он признал правильность выхода из правительства, ссылаясь на неуступчивость социали стов. Но в отношении грядущего раскола в ДП он оказался прав.

6 декабря Ю. Буфи подал в отставку, а 19 декабря в газетах появилось сообщение о сформировании нового кабинета ми нистров во главе с 40-летним инженером Вильсоном Ахмети, занимавшим пост министра продовольствия в предыдущем со ставе правительства. В кабинет вошли беспартийные интеллек туалы, и только сам премьер и еще два министра являлись чле нами СП. Именно принцип беспартийности, а не профессиона лизм стали критерием при формировании кабинета, получив шего тем не менее название правительства экспертов. Строго говоря, деловые качества министров имели второстепенное значение, ибо их единственной задачей на зимний период ста ло обеспечение элементарного порядка в стране в преддверии досрочных парламентских выборов, назначенных на 22 марта 1992 г.

Когда правительственный кризис только начал развивать ся, министр экономических связей Юлы Чабири предвидел по * Последним внешнеполитическим актом правительства Ю. Буфи, а вернее Народного кувенда, стало признание Республики Косова как суверенного и независимого государства, основанного на свободном и полном равенстве со всеми другими народами. Кувенд также признавал временное правительст во, возглавленное доктором Буяром Букоши.

вторение кошмара голодной зимы 1990/91 г. Политическая не стабильность могла помешать получению гуманитарной помо щи (главным образом, из Италии) и дополнительных кредитов.

Задерживалось выполнение заранее согласованных поставок:

из 150 тыс. т каменного угля, в котором нуждалась страна, к на чалу декабря было получено по импорту только 80 тыс. Прави тельству надо срочно продолжить переговоры, сетовал ми нистр, а его гонят в отставку.

Помощь тем не менее продолжала поступать от Общего рынка и отдельных стран. В первую очередь снабжалось населе ние северо-восточных районов. Туда направлялись сахар, рас тительное и животное масло, мука, рис. Бывали дни, когда в пор ту Дурреса разгружалось до девяти торговых судов. Но не все продовольствие доходило до адресата. Несмотря на жесткий контроль, часть его неизменно оказывалась на черном рынке.

Руководство СП прилагало большие усилия, чтобы убедить и свой народ и особенно Запад в способности вывести страну из кризиса и обеспечить ее нормальное развитие. В "устано вочных" статьях, появлявшихся в партийной печати, констати ровался крах монистской (однопартийной) системы тоталитар ного государства и централизованной экономики. Будущее ви делось в продвижении Албании по пути полной демократиза ции, рыночной экономики с последующей интеграцией в евро пейские структуры. Призыв "Интересы Албании превыше все го!", появившийся на первой полосе газеты "Зери и популыт" 24 декабря, должен был определить приоритетность общенаци онального единения над партийными интересами ради дости жения этих целей.

Однако главный оппонент СП Сали Бериша думал и дейст вовал иначе, отрицая любое сотрудничество с социалистами.

Выходец из той же среды, что и Нано, он признавал только за собой право на эволюцию взглядов, оставаясь по сути дела приверженцем все тех же авторитарных ("большевистских") методов.

ДП прочно захватила лидерство в избирательной кампании, надеясь на поддержку с мест не только от своих партийных структур, но и от органов исполнительной власти. В большинст ве административных округов она смогла завоевать господ ствующие позиции. Лишь в Тропое, Кукесе, Скрапари и Грам ши СП имела абсолютное большинство, но и там наметилось падение ее авторитета. В конце января в городе Тропоя намеча лась встреча Ф. Нано с его потенциальными избирателями. На кануне состоялись два митинга — сторонников Нано и против ников, вышедших с антикоммунистическими лозунгами. В ито ге лидеру социалистов не удалось даже покинуть машину, так как ее закидали камнями.

Постепенно СП скатывалась на оборонительные позиции.

Даже создание в сентябре 1991 г. Коммунистической партии Албании и открытие в январе 1992 г. судебного процесса над представителями старой энверовской гвардии, в числе которых была и Неджмие Ходжа, не убедили общественное мнение в от сутствии преемственной связи между СП и АПТ. Социалистам не удалось вступить в Социалистический интернационал, окон чательно открестившись таким образом от коммунистического прошлого. Албанскую нишу на правах ассоциированного члена заняла образовавшаяся в апреле 1991 г. Социал-демократиче ская партия (СДП), получившая рекомендацию от Социал-де мократической партии Германии и лично Вилли Брандта. Пред седателем СДП стал профессор математики Скендер Гьинуши, занимавший пост министра просвещения в одном из последних коммунистических правительств.

Предвыборная кампания выявила преимущество нового ди намичного стиля ведения агитации, продемонстрированного Беришей. Он, как и в первую свою кампанию, не боялся массо вой аудитории, обещая в случае победы ДП принять новую кон ституцию, возродить промышленность, вытащить из нищеты деревню. Повторяя от митинга к митингу утверждение, что только после устранения коммунистов от власти станет воз можным получение полновесной западной помощи, он развер нул масштабное шоу на футбольном стадионе в Корче. Посвя тив значительную часть своего выступления описанию того, как перед албанцами откроются "все двери Европы", он предо ставил слово американскому послу Уильяму Райерсону, обе щавшему поддержку новой Албании.

ДП выиграла выборы. По результатам двух туров 22 — марта демократы получили 92 места из 140, социалисты — 38, социал-демократы — 7, республиканцы — 1, Партия прав чело века — 2.

Многочисленные иностранные наблюдатели не зафиксиро вали существенных нарушений в ходе голосования, которые могли бы кардинально повлиять на конечный результат.

Так завершился период перехода от монистской (однопар тийной) к плюралистской (многопартийной) системе, как тогда говорили в Албании. Позже время от декабря 1990 г. до марта 1992 г. назовут годами анархии.

Победа демократии или победа над демократией?

Парламентская фракция ДП, завоевав квалифицированное большинство голосов в Народном кувенде, получила возмож ность принимать нужные руководству партии решения. Сразу же началась масштабная расчистка поля деятельности для "но вой политической касты, жаждущей власти", как назвал тогда еще не очень многочисленную группу тесных соратников Сали Бериши публицист и правозащитник Фатос Любонья. Став с юных лет изгоем общества (его родители были репрессирова ны), он познал на собственной шкуре все тяготы тоталитарного режима и определил смысл происходивших перемен как про стую смену политических полюсов. В то время слова демократ и демократический еще не были девальвированы, и предполо жение Любоньи, что их можно будет идентифицировать с по нятиями, относящимися к коммунистическому прошлому, к пе ремене знаков, воспринималось с известной долей скепсиса, особенно зарубежными комментаторами.

4 апреля 1992 г. подал в отставку Рамиз Алия, и новым пре зидентом был избран Сали Бериша. По конституции глава стра ны должен стоять вне партий. Однако, отказавшись от поста председателя ДП, Бериша не вышел из ее руководства, сохра нив тем самым в своих руках все бразды правления. Вступив в должность, он поручил формирование правительства инжене ру-строителю по образованию, специалисту по византийской архитектуре, 53-летнему Александру Мекси, исполнявшему до того функции вице-председателя кувенда. 13 апреля премьер представил кабинет, составленный преимущественно из демо кратов, с включением двух беспартийных (министры юстиции и промышленности), одного республиканца (министр транс порта и коммуникаций) и одного социал-демократа (генераль ный секретарь кабинета министров). Перед новым правитель ством стояли старые задачи — восстановление приходящей во все больший упадок экономики и достижение социального ми ра и стабильности.

Политический климат в стране определяли две основные партии — находящаяся у власти ДП и оппозиционная СП.

Председателем ДП после "ухода наверх" Бериши стал выпуск ник Тиранского университета молодой философ — ему едва исполнилось 30 лет — Эдуард Селями. В 1989 г. он вышел из АПТ и вскоре присоединился к возглавленному Беришей дви жению. Партия пользовалась славой непримиримого врага ста рой коммунистической системы и заняла нишу справа от цент ра, к которому с известной долей условности можно отнести небольшие по численности Республиканскую, Аграрную пар тии и Партию национального единства.

СП являлась самой крупной и самой организованной пар тией, насчитывающей в конце 1991 г. 100 тыс. человек. В ходе трансформации из АПТ до СП она потеряла около 50 тыс. чле нов, являясь ведущей оппозиционной партией, и, несмотря на поражение на парламентских выборах, ощущала в себе силы при определенных обстоятельствах бросить вызов демократам.

Объективные процессы подталкивали ее в направлении соци ал-демократии, но партия с таким названием уже существова ла. На крайнем левом фланге непродолжительное время нахо дилась созданная в ноябре 1991 г. верными последователями Энвера Ходжи — их так и называли энверистами — Коммуни стическая партия Албании. На выборах в марте 1992 г. она по лучила всего 8 тыс. голосов и в июле того же года была распу щена на основании указа кувенда, запретившего все тоталитар ные партии и организации.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.