авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Поморский государственный университет

имени М.В. Ломоносова

В.А. Пономарев

ИСТОРИЯ

ЧЕРЕВКОНСКОЙ ВОЛОСТИ

Краеведческие

материалы

Архангельск

Поморский государственный университет

имени М.В. Ломоносова

2002

Печатается но решению бюро

редакционно-изда гельского совета

Поморского государственного

университета имени М.В. Ломоносова Автор: ПОНОМАРЕВ В.А., учитель Черепковской средней школы, краевед Рецензенты: КУРАТОВ А.А., кандидат исторических наук.

профессор кафедры отечественной истории ПГУ имени М.В. Ломоносова:

ОСИПОВ В.В.. кандидат исторических наук, главный специалист отдела науки и высшей школы администрации Архангельской области Краеведом-энтузиастом В.А. Пономаревым собран уникальный материал по истории Черевковской волости - от первых упоминаний в писцовых книгах XVII века до 60-х годов XX века. Он оставил по томкам рукопись в нескольких вариантах. В публикуемом варианте.

оформленном автором в 1967 году, материал расположен по хроно логическому принципу: описание общественного устройства, кресть янского двора, занятий населения, религии, образования и т.д. дается относительно XVI века, затем XVII. XV1I1. XIX и. наконец, XX века.

Книга предназначается всем, кго изучает и береже! историю своею края.

© Поморский государственный HUBepcitii:i имени М.В. Ломоносова. СОДЕРЖАНИЕ Об авторе труда «История Черевковской волости»...

От автора Геология и природа нашей местности Как заселялся Север Из истории X V I века Черевково и Сидорова Едома в X V I I веке Из истории X V I I I века Век девятнадцатый XX столетие Материалы по истории Черевкова после 1917 года...

I. Черевково в административном делении в разные периоды Н. Список деревень и дворохозяев Черевковской волости в 1626 году III. Список деревень и дворохозяев Ляховского общества Черевковской волости в 1626 году IV. Список деревень и крестьян Сидоровой Едомы в 1676-1683 гг V. Список деревень Черевковского сельского совета в 1967 году 13!

VI. Личные имена крестьян Черевковской волости но писцовой книге за 1626 год VII. Личные имена крестьян Черевковской волости по 13 деревням в 1812 году V I I I. Изменения в составе населения и фамилиях, по 13 деревням Черевковской волости с 1626 по 1 8 1 2 гг IX. Промеры глубин озер Ерилово и Катище Жизнь - служение обществу. К 100-летию В.А. Пономарева (С.Я Тупнцаи) О происхождении топономов Черевково.

Блешково(Э.Я. Осшижа)... Ob A B I O I ' K ТРУДА --ИСТОРИЯ ЧЕРЕПКОВСКОЙ ВОЛОСТИ»

«ПОНОМАРЕВ ВАСИЛИИ АЛЕКСЕЕВИЧ (1894. Черепковская волость Сольвычегодского уезда - 1971. с. Черевково Архангельской обл.), краевед- Учитель Черевковекой ср. школы (с 1949);

R 1961 i.

организовал школьный краеведческий музей. Автор монографии "История Черепковской волосiи» ( р у к о п и с ь ) п ВОС1ЮЫИ11ВНИЙ «Исто рия народного образования в уезде и нашей волости» (рукопись);

сост. альбома документов и фоюграфий "История Черепковской средней школы» (хранится в чу tec с. Черепкова)".

Такую биографическую справку я написал в томе «История» Помор ской энциклопедии (Архангельск. 2001. С.319). Теперь я написал бы об этом замечательном человеке иначе, прочитав трогательную его автобио графию. 1филожеш1\ю к рукописи «История Черевковской волостнк Элина Николаевна Осипова. нодтювившая рукопись к изданию, попро сила меня написать несколько слов о груле черевковского краеведа.

Мы BcipeiTLTiicb с Василием Алексеевичем на одном in ежегодных собраний музейных работников в Архангельске. Кажется, ло было в 1966 ГОДУ, когла я был директором Архангельскою областною краевед ческого музея При знакомстве меня поразила его взвешенная оценка прослушанных докладов: тто не 1ак и тго не то... «Э\. какой едкий era рик». -сказал кто-то, а я ПОДУ мат "Опсулау этою краеведа такой чисто научный подход к метрическим источникам?» Позднее мы познакоми лись поближе, и я был поражен км. насколько он знаег источники, сво бодно читая скоропись пишовыч п переписных книг X V I - X V I I вв. Он рассказал оО истории Черевкова. 1 Кпмогорья и Красноборска, причем в ею устах зримо вставали образы двинских креа ьян.

И вот передо мной рукопись. 'С1ав.пенная Василием Алексееви чем потомкам. Она небольшая по объему - всего 15U страниц. Но тот труд весьма содержателен, i - 1 ^ содержание неакадемично, неко торые материалы устарели. OTCKIB or современной исторической науки Однако комментарии первоисточников. сделанные В.А.Пономаревым, заслуживают одобрения, при всех «ICKCTOBLIX»

разночтениях тех или иных документов. Ьолыиую ценность пред ставляю! девять приложений к основному тексгу рукописи.

Труд В.А. Пономарева рекомсн jyio к шданию Он послужит изу чению ролнито края, воспитании! иобви к исюрии Отечества.

/ s (Ц 2Ч'С.• llpofa,.чрА Л Kypumufi.

АВТОБИОГРАФИЯ Василия Алексеевича Пономарева Родился 10 февраля 1894 г. в деревне Ьорисовской (Бара новшкие) Холмовского (теперь Черевковского) сельского сове та в семье крестьянина-бедняка. Отец, Алексей Филиппович.

знал грамоту, мать. Анна Павловна, была неграмотная. У отца было три брата;

Егор, Степан. Андрей (бобыль) и сестра Нела гея (слепая). Деда я не знал, он рано умер.

У меня было два брата. Старший Александр окончил школу и с 14-ти лет жил и работал в Архангельске, умер 78-ми лет.

Младший брат Николай окончил начальную школу, городское 4-классное училище и поступил в педагогический институт, но был отозван на партийную работу в Кичменско-Городецкий райком партии. В декабре 1938 года он был арестован, осужден на 9 лет без нрава переписки и погиб в заключении спустя лет, впоследствии реабилитирован.

У меня было три сестры: Юлия окончила ликбез. Олимпиада и Августа - начальную школу.

Семья жила бедно. Отец на зиму уходил пешком в Архангельск (за 500 км) на приработки. Ксли оставался на зиму дома, то плотничал у Спиридонова А., у Алсуфьева 11.И.. платили по полтине в день. Сест ры клеили сшмечные киробки ятя фабрики Спиридонова. Мать брала муку в счет обработки в страду на сенокосе, жнитве. Родители были людьми религиозными, соблюдали посты.

Я окончил начальную школу, городское четырехклассное училище, двухгодичные педагогические курсы в Архангельске и одногодичную школу ротных фельдшеров в период военной службы. В армии служил 3 года 2 месяца (сентябрь 1915 г. ноябрь 1917 г.).

В школу я пошел с 9-ти лет. !го была двухлетняя школа грамоты, на ее базе о i крыли Холмовское 2-е земское начальное училище, которое я и окончил. Учительница Мария Викторов на Одинцова вела три класса и взяла меня в школу своим по мощником, платила ! рубль в месяц.

Осенью 1909 г. с юварищем Майковым Ваней \ехал вСольвыче голск и поступил в городское 4-классное училище. Как бедняки мы были приняты в приют от земства на бесплатное питание.

С 1912 по 1914 г.г. учился в Архангельске, окончил двухго дичные педагогические курсы и учебный год до призыва в ар мию проработал учителем Озерского начального училища в Ксмском уезде.

Служил в ротном полку в Красном Селе, год учился в Ста рой Руссе в школе фельдшеров, затем служил ротным фельд шером, был на австрийском фронте за Тернополем.

Демобилизовавшись в декабре 1917 года, работал учителем в начальном училище, в двухклассном училище в г. Коле на Мурмане, Никольской школе Холмогорского уезда, Усть Г-городской начальной школе (Корнилово), фабрично-заво дской школе-семилетке в Цигломеии (3 года).

Переехав в родные места, работал в БерезницкоЙ неполной средней школе Устьянского района, затем 5 лет - в Черевков ской неполной средней школе, 5 лет - в управлении строитель ства 11ечорской железной дороги, счетоводом в детском доме № 2 в Черевконе (2 года).

С 1949 года - в течение 7 лет - руководитель юннатских кружков и заведующий учебно-опытным участком в Черевков ской семилетней школе (директор Беляев Феодосии Василье вич). Затем эту же работу в течение 5 лет вел в Черевковской средней школе (директор Кскишев Евстафий Александрович):

организовал школьный музей. Последние десять лет - заве дующий школьным краеведческим музеем.

Всего учителем я проработал 19 лет и 12 лет садоводом, ру ководителем юннатов, почти 10 лет - в школьном музее и поч ти 12 лет на счетоводческой работе. Мой трудовой стаж, таким образом, составляет почти 52 года.

Женился я по любви, но семейная жизнь не сложилась. Же на, дочь состоятельною таможенного служащего в Архангель ске, образования не имела, не могла понять жизни нашей семьи и ненавидела нашу бедность. Эту ненависть она передала и сы ну Юрию. Я уже не жил с семьей. Сына мы потеряли в годы Великой Отечественной войны, когда сильно голодали, Юрий учился в 10 классе, тяжело болел.

В годы войны я также тяжело болел, шлодал. После войны, перейдя со счетоводческой работы из детского дома № 2 в Черев ковскую семилетку, заложил около школы плодово-ягодный сад, организовач в школе кабинет биологии, вел юннатскую работу со школьниками. 11роводили опыты, изготовляли торфо перегнойные горшочки, ездили в Мичуринск, Москву на экскур сии, выставку, я написал множество инструкций по выращива нию овощей и даже пьесу «Заседание зеленого штаба школы», которая с большим успехом шла на школьной сцене. Учебно оиытный огород, цветники были устроены и у детского дома № в деревне Вахне'вской (Кулига).

После закрытия семилетней школы я стал работать в Чсрев кове - в средней школе. Делился опытом работы в областном Институте усовершенствования учителей (читал лекции), писал заметки, статьи в районную гачегу «Колхозный путь». Черев ковская средняя школа за развитие садоводства и работу с юн натами получила 1 Всесоюзную премию.

Постоянно руководил посадками на селе, стремился облаго родить облик села, приусадебных участков сельчан.

Работал в Доме пионеров села Черевкова. вел фотокружок. Г !961 года начали создавать школьный краеведческий музей. От крыли его в небольшой комнате Дома пионеров, затем перевели в пустовавшую часовню около церкви. Вели дневник работы музея.

Я стал собирать материалы по истории Черевковской волости, выписывал материалы из центральных и областных архивов, ред кие книги, журналы. К сожалению, зрение мое утгало совершенно, глаукома победила окончательно. Надеюсь, тго дело мое буде:

продолжено, музей села Чсревкова будет развиваться, энтузиасты краеведения не дадут истории уйти в небытие.

В.А- Пономарев. 19^0 год.

ОТ АВТОРА Материалов по истории волости в Черевкове не оказалось.

Пришлось обращаться в музеи и архивы, делать выписки из книг, полученных из Архангельской и Вологодской областных библиотек, например, из «Таможенной книги Московского го сударства XVII века», книги М.И. Романова «История одного северного захолустья», из журнала «Записки Северо-Двинского общества изучения местного края» за двадцатые годы и других.

Большой материал получен из Центрального государственного ар хива древних актов в Москве (375 микрофильмов и 24 фотоотпечатка страниц писцовых и переписных книг XVII-XVIII веков), из Воло годского государственного архива (74 фотоотпечатка страниц книг), а также из музеев и архивов Архангельска и Великого Устюга.

Естественно, хотелось бы знать время возникновения нашего погоста и волости. К сожалению, в музеях и архивах, в том числе и Новгородском, документальных данных об этом не имеется.

Писцовые книги, церковные книги не содержат рассказов об отдельных событиях в нашей волости, о выдающихся личностях — наших дедах-черевковцах, но они знакомят нас с условиями жизни, хозяйствованием, бытом наших предков. Прадеды оста вили нам в наследство разделанную из-под леса пахотную зем лю, расчищенный Черевковский луг, луга в поймах лесных ре чек, проложили дороги. Все было сделано с помощью топора.

Гнет самодержавия и церкви был тяжел, и, протестуя против тягот жизни, наши прадеды уходили «в бега», оставляя «впус те» свои дворы и пахотную землю.

Страницы истории наших отцов и дедов всегда поучитель ны. Наши деды принимали участие в войнах Петра I, в Отече ственной войне 1812 года и других, платили подати, выполняли различные повинности и трудовые мобилизации по укрепле нию обороноспособности нашего государства.

Свою работу я довел до 1917 года, по 1920-60-м годам со брал небольшой материал. Смею надеяться, что другие иссле дователи допишут историю Черевковского района.

ИСТОРИЯ ЧЕРЕВКОВСКОЙ ВОЛОСТИ «Да ведают потомки...

земли родной минувшую судьбу.»

А. С. Пушкин ГЕОЛОГИЯ И ПРИРОДА НАШЕЙ МЕСТНОСТИ Наша местность - низменная равнина над Московской впа диной, фундамент которой образуют докембрийские кристал лические породы, перекрытые толщами до 2800 метров (под Котласом) палеозойских и мезозойских осадочных отложений.

Из них под нами наиболее мощными являются триасовые от ложения.

j Московская впадина, заполненная отложениями палеозойских и мезозойских пород t'.

f ~7~ -1 - _ Платформа Русской равнины ~~ I ': ~Г 1 —Г - 1-г т ----..— '-•'/ ' /,' / I ' 'I ме^ип рцвнины1 ^з дцкем^рцщк^х уристс&личеркш пдрод!

В четвертичный период наша местность находилась после довательно под тремя оледенениями: Окским, или Лихвинским, Днепровским и Московским;

четвертое оледенение - Валдай ское - не доходило до нас, его южной границей было нижнее течение реки Северной Двины.

В межледниковый период, между Днепровским и Москов ским оледенениями, наша местность была затоплена водами моря Северной Бореальной трансгрессии (наступления).

Направления речных долин Севера были предопределены неровностями кристаллического фундамента Русской плат формы и связаны с тектоническими нарушениями.

В периоды оледенения произошла перестройка речных долин:

наступавший к югу ледниковый щит явился запрудой для стекав ших на Север вод, образовал приледниковые озера;

реки были вы нуждены разработать новые русла. Воды древней Северной Двины потекли на юг череч долины рек Юга, Костромы и Ветлуги. После отступления ледника воды ее снова пошли на север по долинам рек Пинеги и Кулоя, сначала в Мезенскую губу, потом, прорвав Хол могорскую моренную гряду, в Двинской залив.

На поверхности нашей местности залегают молодые четвер тичные ледниковые, моренные и озерные отложения. Почвы подзолистые. Широкая пойма реки Северной Двины прорезает местность с юго-востока на северо-запад.

Координаты села Черевково: 61° 47' северной широты, 45° 16' западной долготы. Высота над уровнем моря 52 метра.

Средняя годовая температура воздуха +1°С. Средняя январ ская температура -10 -12°С. Средняя июльская температура +16 +18°С. Сумма температур выше +10°С - 1200-1800.

Годовая сумма осадков 400-500 мм. Число дней со снежным покровом около 170. Высота снежного покрова около 30-40 см.

Продолжительность отопительного периода 250 дней (с температурой ниже +8°С).

Средняя дата ледохода на Северной Двине в районе Черев кова- 25 апреля.

География, природа волости в прошлом и настоящем Деревни нашей волости и село расположены на высоком ле вом берегу Северной Двины на протяжении около 30 километ ров. Их отделяет от реки пойменный заливной луг шириной от двух до четырех километров. В пойме, на лугу, имеются мно гочисленные озера, все они - старицы реки Северной Двины.

В пределах волости в Северную Двину впадают речки Пйв ково, Ерйха, Лудонга, Тядима и многочисленные ручьи, между которыми на угорах и расположены деревни. В ручьях и угорах имеются обнажения мергелей, отложения древнейших морей.

На полях и в лесу встречаются камни-валуны - отложения бы лых ледников. Наиболее крупные поверхностные из валунов, очевидно, занесены айсбергами последнего моря.

В очень давнее время. 20-12 тысяч лег назад, водились ма монты, их костные останки и теперь встречаются в обнажениях ручьев и реки. Жил здесь также первобытный бык бизон. Кости такого быка (два рога и часть черепа) были найдены под Толо конкой на правом берегу реки Двины. Некоторое время они были в нашем школьном музее, а потом сданы в Архангель ский краеведческий музей. Это, кажется, единственная находка костей бизона в Архангельской области. Бизоны вымерли око ло 6000 лет назад.

Всего несколько столетий назад территория волости была по крыта дремучими хвойными лесами и непроходимыми болотами.

Не раз эти леса, зажженные молнией, выгорали на больших пло щадях. Обнаженная земля размывалась талыми и дождевыми во дами. Образовывающиеся ручьи и речки сотни лет выносили в пойму реки огромные массы земли. Поэтому левый материковый берег реки оказался изрезанным глубокими оврагами.

За последние 2-3 века леса полностью уничтожены человеком.

Мой отец (он родился в 1854 году) помнил, что против нашей де ревни Борисовской (в 5,5 км от с. Черевкова) хвойный лес рос в Среднем поле в 300-400 метрах от деревни. В поле у деревни Большой Клецовской (Оксеново) и теперь стоит одинокая сосна.

Ее крона уже шатровая, поэтому ей примерно 200-250 лет. Это останец от того леса, который некогда здесь рос.

Старожилы говорили, что в деревне Давыдовско-Иванов ской (Панушинская) у дома Ивана Ефимовича Булыгина стояла сосновая «баба» с журавлем для черпания воды из колодца. Эта сосна росла на веретье за озером Ериловом напротив этой де ревни. Говорили, что на этой веретье был настоящий сосновый лес, что долго сохранялись пни от срубленных сосен. Говори ли, что с этой же веретьи были заготовлена бревна на построй ку дома Степана Алсуфьева в деревне Борисовской (второй дом от угора). Шиловский А.Ф., старик 78 лет, также говорил, что под деревнями Байнь'ь Тарного, Тюкарй*, Верхне-Се'ргиев ская на поскотине в пойме реки рыбаки также дробили сосно вые пни, чтобы лучить рыбу. Это свидетельствует о том, что прежде Черевковский луг. кроме лиственных пород (ива, оль И ха), был покрыт и хвойными лесами. Есть предание, что у на ших далеких предков против Толоконки (высокого правого бе рега Северной Двины) была деревянная церковь, что она была построена из лесу, который тут же в пойме и рос. Поэтому ме сто, где рубили лес на постройку церкви, получило название Церковник. Село же стало называться ЧЕРЕПКОВО потому, что церковь эту вывозили в село в конце зимы по черепку (лед черепок), а потом название погоста переделали в Черевково.

Кто придумал эту «легенду», трудно сказать, нужно искать точный смысл названия нашего села.

Из писцовой книги Черевковской волости за 1626 год видно, что в то время, 340 лет назад, крестьяне заготовляли сено по «меж поль», «по врагом» (оврагам), по речкам Лудонге, Тяди ме, Морозовке и в Черевковском лугу (он так и назывался тогда - Черевковский луг), по Вагмасу и Черному Вагмасу, которые находились за рекой Двиной.

В Черевковском лугу крестьяне заготовляли сена всего волоковых копен, в Вагмасе и Черном Вагмасе -1000 копен, всего около 2500 копен. Вся волость заготовляла тогда сена 14293 коп ны. Луг и Вагмасы давали всего около 17 %. Это говорит о том, что Черевковский луг в то время был мало расчищен.

Сильно изменилась за столетия и пойма реки Двины. Ныне русло реки отошло далеко на восток. Примечательна цепь озер около левого берега поймы: Лебяжье, Кореневское, Виловатое, озеро Ерйлово (длиною около 3,7 км) и Катйще (около 1 км).

Они - свидетели отступления русла реки на восток. Современ ный правый материковый берег реки против села Пермогорья дугой уходит на юго-восток. Он округлый (сформировавший ся), покрыт лесом. Левый же берег (на нем расположено село Пермогорье) высокий, новый, возле него протекает Двина. За ее руслом - Пермогорский луг, также со многими озерами старицами, т. е. русло реки у Пермогорья перемещалось наобо рот, с востока на запад. И Черевковский, и Пермогорский луга образованы песчаными и иловатыми наносами Двины.

В цепи пойменных озер-стариц под деревнями Черевковско го сельсовета и теперь еще встречаются большие глубины. Так, в озере Ерйлове - до 7 метров 60 см, в озере Катйще - до метров 90 см. (См. Приложение IX).

Речки Пивково, Ериха и многие ручьи вынесли в Двину ог ромные массы земли. Особенно много вынесла ее река Ериха:

этой массы было бы достаточно для того, чтобы засыпать пол ностью озера Ерилово и Катйще. Однако они и теперь еще глу боки. Следовательно, в очень давние времена все выносы речек и ручьев попадали непосредственно в Двину, протекавшую возле левого материкового берега, и уносились ею далеко по течению. Но работа речки Ерихи и ручьев продолжалась, и но вые выносы земли отлагались теперь уже в пойме, засыпая озе ра Ерилово, Катйще и другие. Они стали мелеть и уменьшаться в размерах. Так, 340 лет назад верхний конец озера Ерилова был под деревней Денисовской (Пано'вщина), а ныне он под деревней Панушинской, т.е. на полтора километра ниже.

Значительные изменения произошли в пойме реки и за по следние 115 лет. На рисунке с карты участка Северной Двины, сделанном старшим землемером Сигаевым в 1850 году, видно, что русло реки проходило там, где теперь находится большой остров Ботово, и что река при помощи залива соединялась с озером Ериловом. а озеро Катйще являлось его продолжением.

В настоящее время между озерами Ерилово и Катйще боль шой разрыв и в этом месте - озеро Гоголь. Верхний конец Ка тища соединен с протокой Курьей широкой канавой - Копан цем, который был устроен после 1850 года. Говорят, что его копали несколько лет. Он необходим был торговцам-скупщи кам, чтобы по нему выводить из Катища в реку суда, гружен ные товарами.

Залив из реки в озеро Ерилово бывает заметен в весеннее половодье и ныне. От реки он идет к устью речки Манихи.

Фабрикант Н.Н. Спиридонов переплавлял по нему из реки в озеро паромы с осиной для своей спичечной фабрики.

О происхождении полоя Шанява бытует такое предание: лет 180-190 назад этого полоя не было, на его месте находилось несколько озер. Рыбачка девка Шанява соединила эти озера пе рекопами (канавами), чтобы в них можно было ловить киньга ми рыбу. Во время весенних половодий через озера и перекопы от полоя Меледихи до речки Лудонги прорвало новый полой, который и получил название Шанява.

На карте у Сигаева показано, что через озеро Ерилово к устью речки Манихи имелся переход Большой, или Столбовой, торговой дороги. Видимо, здесь имелась паромная переправа через озеро, потому что на Манихе стояла водяная мельница.

Позднее же переход дороги через озеро Ерилово устраивался под деревней Панушинской в виде земляного моста с плитой из бревен посередине.

Я сам, еще ребенком, примерно в 1900-1901 годах был оче видцем того, как крестьяне всем миром капитально ремонтиро вали этот мост: подвозили бревна, фашины - связки хвороста, камни, землю, песок и делали из них насыпь. Только на сере дине моста оставили проход для протока воды из речек Невод ницы и Ерихи. Над проходом уложили плиту из бревен. На время весеннего половодья плиту снимали и ставили на прикол к берегу. С этого моста столбовая дорога шла по лугу к озеру Бобровцу, у него через Иванцевские ворота переходила на луг и лугом шла на юг к Пермогорью. Ныне этот мост пришел в полную непригодность и никакой дороги от него нет.

Устройство и поддержание столбовой дороги Красноборск Холмогоры (через Черевково) лугом, как сказано, а не горой, было более практичным, выгодным. Несколько увеличивалась длина пути, но устройство переходов дороги через разные ло говины, протоки было легче, и для настилов тут же около доро ги можно было рубить деревья и кустарники. А главное, на до роге лугом не было крутых и высоких подъемов, оврагов.

Лес. болота и луг были в XVII веке еще очень богаты зверя ми и птицами. Весной и осенью над поймой реки летели ог ромные стаи пролетных лебедей, гусей, уток, куликов, чаек. В экономических примечаниях при межевании земель в 1783 го ду называются такие звери в нашей местности: медведь, волк, лисица, заяц, белка, горностай. Совсем не упоминаются лоси, олени, барсуки, куницы, а они у нас водятся и теперь;

в Право двинье около болот есть, говорят, и дикие олени. Из птиц упо минаются тетерева (очевидно, полевой и глухарь), рябчики, ку ропатки, дикие голуби, дятлы, клесты, синицы, вороны, сороки, галки, воробьи;

из перелетных - лебеди, гуси, утки, кукушки, чижи, дрозды, овсянки, щеглы. Земноводные и пресмыкаю щиеся не упоминаются, но они, несомненно, были.

Из рыб в Двине, истоках и заливах называются нельма, сем га, лох (самец семги), язь, голавль, щука, окунь, лещ. плотва, пескарь, уклейка, ерш, хариус и налим, в озерах - карась, щука, налим. Стерлядь появилась у нас только в 30-х годах XIX века.

В многотомном труде по русской истории В.О. Ключевского указывается, что в 1786 году были начаты работы по устройст ву Северного Екатерининского канала между реками Северная и Южная Кельмы. В 1788 году работы были прекращены, затем вновь начаты в 1803 году. К 1812 году канал был проложен, но сооружения на нем приостановлены. В 1830 году решили, что шлюзы пришли в ветхость и сам канал не нужен. Разрушение канала сослужило другую службу: через реки Кельмы в Двину пришла стерлядь.

В озерах Ерилове, Катище, в реке водились речные раки.

Мой отец помнил, что раков было много. Изредка и теперь ра ки попадают в невод в озере Ерилове. Много раков в речках Устье, Сойге и в озере Соезерье.

Вот уже несколько десятков лет осенью после ледостава в течение полутора-двух месяцев рыбаки ведут богатые уловы миноги. Она идет в Двину из Белого моря для икрометания.

Был ли ход миноги в Двине в давние годы - неизвестно.

Животный мир в давние времена был несравненно богаче современного. Даже мы. старики, помним, что лет 60-65 назад весной пролетали огромные стаи лебедей, гусей и не только над рекой и над поймой ее, но и над деревнями. В лесу, на бо лоте, на лугу гнездилось много уток. Во время сенокоса вспуг нутые с лугов утки перемещались на ляги и озерины на поско тине (пастбище для скота) поблизости от деревень. Огромными стаями пролетали весной журавли и держались на полях непо далеку от деревень. Осенью во время жатвы хлебов большие косяки журавлей кружили над полями, набирая высоту, и тру били свое прощальное «до весны». Теперь редко видишь гусей.

А чтобы увидеть лебедей, надо во время их пролета при ледо ходе быть у реки. Значительно меньше стало чаек, куликов, не стало кулика-сороки, редок стал чибис («пигалица»). Не стало белой куропатки. Уменьшилось количество деревенских голу бей, ворон. Из зверей особенно уменьшилась численность (почти исчезает) зайца-беляка. Возможно, «прогнали» зайца трактора, работающие на полях.

В речках Неводнице и Ерихе, ныне сильно обмелевших, раньше (на нашей памяти) было много пескарей и небольшой рыбы серой окраски, с усами - «пищули», сходной по форме с налимом. Количество рыбы всех видов и в реке, и в озерах те перь намного уменьшилось. Особенно ощутимо наблюдается это за последние годы, когда воды Северной Двины стали за грязняться отходами Котласского ЦБК на Вычегде.

КАК ЗАСЕЛЯЛСЯ СЕВЕР Ученые предполагают, что север Европейской части СССР заселялся дважды. Сначала, 30 тысяч лет назад. - выходцами с Урала и Предуралья, затем, 6-7 тысяч лет назад, - выходцами из северо-западных районов.

До появления русских людей здесь, на Севере, жили народы финно-угорских племен: на северных берегах Белого моря саамы (лопари), по Онеге, Двине и даже до Урала - чудь бело глазая (или заволоцкая), по Мезени и низовью Печоры - пред ки ненцев (самоеды).

Новгородская колонизация Впервые в Двинской земле русские люди появились в X ве ке. Это были вооруженные отряды новгородских ушкуйников, снаряженные новгородскими купцами и промышленниками для поисков новых богатых земель. Походы ушкуйников пока зали новгородцам, что Двинская земля, или Заволочье, как на зывали ее потом новгородцы, богата пушниной, морским зве рем и солью, но была слабо населена. Поэтому в XI веке новго родцы приступили к ее колонизации, заселению. В Двинскую землю переселялись новгородские купцы, промышленники и другие богатые люди с крестьянами, переселялись и ремеслен ники, монахи и просто гулящие люди. Сначала приходили мо лодые, физически крепкие люди, а затем и «со чады и домо чадцами», т.е. семьями, с детьми, домашним скотом. Путями их следования на Север были: 1) реки Сухона и Двина;

2) река Волхов. Онежское озеро, река Выг, Поморье;

3) Онежское озе ро, Кенозеро, реки Водла, Онега;

4) река Онега, верховье реки Емцы, Северная Двина.

Народом двинским, жившим здесь в то время, с которым встретились новгородцы, была чудь белоглазая («чудной, от сталый» народ). Этническая родословная чуди до сих пор не установлена. Чудь говорила на языке финской ветви финско угорской семьи языков.

По Онеге. Двине и их притокам чудь жила редкими неболь шими селениями. Жилищами в летнее время служили шалаши, зимой - землянки, наполовину выкопанные в земле и крытые к орой, жердями и дерном. Площадь такой землянки была 12- квадратных метров. По середине землянки устраивался очаг из камней, служивший как для приготовления пищи, так и для отопления и освещения. Управлялась чудь князьками, по рели гиозному верованию были язычниками. Чудь занималась охо !

°и, звероловством, рыболовством. Им было знакомо и земле делие. Разводили лошадей. Орудиями охоты и труда были то °Р (каменный и медный), лук и стрелы, копья. Археологиче ские находки говорят, что чудь около Урааа еще 3 тысячи лет назад занималась выплавкой меди.

Между чудью и новгородцами, сначала ушкуйниками, шла борьба. Хорошо вооруженные ушкуйники грабили чудь, отни мая ценные меха. Затем купцы, промышленники захватывали у чуди промыслы, участки земли, различные угодья. Борьба со провождалась и кровавыми эпизодами. Так, в Никоновской ле тописи под 1038 годом есть запись: «Убиен бысть Глеб, сын Святославлъ, в Заволочье».

Яркую картину истребления чуди в нашей местности дает инок Соезерской пустыни, что была в XVII веке в 70 километ рах от Черевкова в Ягрышской волости:

«По той велицей реце Двине жиша прежде людие яко дивие зверие, зовомые чудь, зане истинного бога не знающа, ни зако на его не ведающе, да яко же изволи пресвятая троица тем нечестивым людем от славян побиенным быти. и от страха того те нечестивии... в сию пустыню со князцем своим зово вым Соею отбегоша и ту при велицем езере окаяннии начата жити... и по сем праведным судом божиим без вести суть в конец погибоша и исчезоша».

По преданию, чудь иногда шла на массовые самоубийства, обрушивая на себя своды больших землянок с камнями на крыше. Но летописцы не говорят о завоевании Севера новго родцами. Кровавые эпизоды чередовались с мирными уступка ми, куплей-продажей участков земли и угодий у чудских князьков. Местами новгородцы жили с чудью мирно. Посте пенно, сближаясь с колонизаторами, чудь усваивала их язык, обычаи, нравы и религию, изменила своим обычаям, утратила сознание своего происхождения. Так, русея, она вошла в состав русской народности. Чудь исчезла. Об ее исчезновении сложи лась легенда: «Чудь в землю ушла».

Следы древнего обитания чуди в Архангельской области со хранились в виде прямых названий: например, деревня Ново селец, где было чудское, городище, деревни «Городок чуд ской», «Чудской починок», «Чудской порог» - в Федьковском сельсовете (Ягрыш). В Вельском и Яренском районах указы вают также на чудские ямы.

Новгородские промышленники шли. главным образом, к Бе лому морю - ловить рыбу, добывать морского зверя (шкуры, сало), морской зуб (клыки), соль;

предприимчивые новгород ские купцы шли на Печору и за «Камень» (Урал) за пушниной.

Земледельцы и ремесленники шли на Север, чтобы избавиться от феодально-крепостнического гнета. Главными приобретате лями земель на Севере были новгородские посадники. Они приобрели обширные владения по Ваге, пожни и «ловы» в дельте Северной Двины, солеварни на Белом море, также земли на Ваге и Мезени. Для обработки земель посадники использо вали холопов и половников, работавших за часть урожая. В конце XI века Двинская земля уже была подчинена новгород цам, в XII и XIII веках заселялась ими.

На основных путях продвижения колонизаторов появились первые поселения, города, монастыри. Важнейшие из них: Ракула (1137 г.), Кола (1246 г.), Шенкурск (1315 г.), Холмогоры (1328 г.), Орлецы (1342 г.), Каргополь (1380 г.), Нижняя Тойма (1397 г.).

Утвердясь в Заволочъе, Великий Новгород стал посылать для сбора ясака своих данников. Сбор дани в Обонежье и Заволочье производил княжеский слуга, который вместе с отрядом воору женной охраны объезжал карельские и чудские поселения. Из За волочья, с Беломорья и с Печоры шли в Великий Новгород пуш нина, продукция морского промысла, рыба, соль, железо.

Монастырская колонизация Вслед за новгородскими колонизаторами на Север двинулись монахи, особенно из Сергиевского монастыря (от Москвы). Мо настырская колонизация имела для Севера положительное зна ^ние. Монахи проникали в глухие необжитые места, устраива ли дороги, расчищали леса, разбивали огороды, пахали пашни, •азводили скот, строили монастыри и пустынные обители, рас ространяли на Севере письменность: просветитель зырян Сте фан Пермский изобрел азбуку для зырян. Возникли монастыри:

Ошевенский, Успенский около Каргополя, Николо-Карельский на Белом море (1410), Михайло-Архангельский (1414 г.) в устье Двины, Соловецкий (1429-1433 гг.) и другие.

Монастыри являлись центрами хозяйственной жизни края, иногда укрепленными пунктами, защищавшими рубежи госу дарства. За стенами монастыря находили защиту окрестные жители при нападении врагов.

Власти содействовали возникновению монастырей как своих помощников в колонизации Севера. Но местные крестьяне вели с монастырями борьбу, не желая уступать им лучшие земли, сенные и другие угодья. Так было при основании Антониево Сийского монастыря на Двине и в Соезерской пустыне Ягрыш ской волости. Монах Соезерской пустыни писал, что крестьяне «.многащи начат устрашати да от места отидут, к келиям их приходяща, в нощи всякими привидение устрашая, иногда же медведем ревущем и волком воющим».

Московская колонизация Север колонизировался также и переселенцами из Ростово Суздальской земли, с Оки и Волги. Впервые они появились в районе слияния Сухоны и Юга, Двины и Вычегды еще в XI ве ке. Это продвижение в Заволочье из Ростово-Суздальского княжества особенно усилилось в XIV-XV веках в связи с тата ро-монгольским игом на Руси и сопровождалось проникнове нием и расширением в верхнем течении Северной Двины вот чинного землевладения ростово-суздальских князей и бояр.

С увеличением вотчинного землевладения усилилось влия ние московских князей. Это видели новгородцы, поэтому во зобновились их прежние распри, в частности, из-за пути по Су хоне и Вычегде, по которому новгородцы плавали на Печору и Югру. Случалось, устюжане грабили, а иногда и убивали воз вращавшихся с Печоры новгородских сборщиков дани.

С 1336 по 1478 гг. между Москвой и Новгородом проходила упорная борьба за обладание Заволочьем. Она закончилась по бедой Москвы. В 1471 году Новгород уступил Москве земли Мезени, часть Ваги и морское побережье, а в 1478 году Москва окончательно сломила сопротивление новгородских бояр и бо ярская вечевая республика перестала существовать. Власть и влияние новгородских бояр на Севере были уничтожены, их обширные владения переданы в государственную казну, а зем ледельческое население стало называться «сиротами государя московского», т.е. крестьянами на земле государевой. Вскоре Москва сбросила и татарское иго. Создалось Русское централи зованное государство.

На Двине и ее притоках возникли новые города и населен ные пункты: Сольвычегодск на Вычегде - в 1492 году, ставший резиденцией именитых купцов Строгановых;

город Архангель ский - в 1584 году, где ранее стоял Михайло-Архангельский монастырь, селение Вавчуга - родина северного лесопиления, Красноборск - в 1550 году. На месте Котласа еще в 1379 году существовало зырянское селение Пырас.

ИЗ ИСТОРИИ XVI ВЕКА Во второй половине XVI века на Севере произошли два со бытия, которые оказались важными для судеб Родины Первое: в 1553 году в устье Северной Двины прибыло под начальством Р. Ченслера первое иностранное судно. В Москве состоялись переговоры между Ченслером и царем Иваном 1 розным, положившие начало обширной внешней торговле России с англичанами и почти одновременно с голландцами.

Был открыт выход России в страны Западной Европы. Россия стала экспортировать воск, сало. кожи, ворвань, меха пушных зверей, лен. пеньку, канаты, мясо, моржевую кость (клыки), мачтовый лес. Иностранные купцы завозили к нам шелк, узо рочье (драгоценности), дорогие сукна, бумагу, фарфор, оружие, свинец, порох и др. Стал возможным и прямой приезд ино ^фанных специалистов в Россию. Ранее в Польше и Швеции х часто задерживай!, чтобы не допустить Россию к европей ским достижениям.

И второе: в 1581 году сольвычегодские купцы Строгановы организовали поход Ермака в Сибирь. По преданию, Ермак го товился в этому походу в окрестностях Красноборска. Он вы шел в поход с дружиной в 840 человек, из них 550 - донские казаки, остальные были набраны в Сольвычегодске, Красно борске и их окрестностях. Возможно, в дружине Ермака были и наши прадеды-черевковцы.

Из своих кладовых Строгановы отпустили Ермаку в поход:

- 3 пушки, - 15 тысяч ружей, - 15 тысяч фунтов пороху, - 15 тысяч фунтов свинцу, - 15 тысяч пудов ржаной муки, — 10 тысяч пудов крупы и толокна, - 5 тысяч пудов сухарей, - по 5 тысяч пудов соли и коровьего масла, - 5 тысяч ломтей ветчины, - 50 знамен, украшенных драгоценными образами.

(Из книги Б. Розена «Северная соль». Архангельск, 1957).

Всего с Ермаком пошло в поход около 3000 человек: дружин ники, проводники, толмачи (переводчики) и другие. Поход Ермака закончился присоединением к России Сибирского ханства.

ЧЕРЕВКОВО и СИДОРОВА ЕДОМА в XVII веке XVII век в истории нашей Родины богат событиями. В 1601 1603 годах страну постигло страшное бедствие: неурожай и го лод в центральных и северных уездах, чума. За эти годы только в Москве умерло около 127 тыс. человек. Тяжелым положени ем страны воспользовались поляки. С помощью самозванцев Лжедмитрия I, Лжедмитрия II и семибоярщины поляки заняли Москву. Силами народных ополчений, особенно нижегород ского под водительством Минина и Пожарского, они были из гнаны из Москвы и русских земель. Польско-литовские отряды занимались грабежами и убийствами. Такой отряд разорил Сольвычегодск. Другой отряд проходил через Черевково.

Голод, эпидемия и польско-литовская интервенция унесли в нашей стране около двух миллионов человеческих жизней (в середине XVI века население в России составляло 14,5 млн. че ловек, к 20-м годам XVII века стало 12.5 млн. человек).

Повсюду сильно сократились запашки, пашни стати порас тать лесом. Некому было обрабатывать землю. Тяжел был и налоговый гнет. Повышение правительством цены на соль вы звало удорожание и других продуктов. Многие крестьяне были вконец разорены. Начались волнения горожан и крестьян, в том числе в Устюге и Сольвычегодске. В 1670-1671 годах на огромной территории страны вспыхивает крестьянская война под предводительством Степана Разина.

В XVII веке возникает мануфактурная промышленность, первые железоделательные заводы. На них применяются водя ные двигатели, сверлильные станки, воздуходувные меха.

Большую роль начинает играть торговый капитал. Между про изводителями и потребителями появляется купец-скупщик.

На Севере не было крепостного права. Северные крестьяне, наши прадеды, назывались государевыми черносошными кре стьянами. Они имели участки тяглой («черной») земли. Свой участок они могли передавать по наследству, продавать и за кладывать. За свой земельный участок, а также за сенные и промысловые угодья крестьянин был обязан платить государ ству прямые денежные налоги, поставлять хлебные запасы для Сибири, нести тяжелую ямскую повинность, служить по выбо рам в таможенных и кабацких головах, целовальниках. Очень тяжела была ратная (воинская) повинность. Поэтому в Смутное время (1600-1613), во время крестьянских войн крестьяне от гягот жизни уходили «в бега».

Погост Чсревково Черевково и Сидорова Едома в XVII веке были уже извест Ыми С лениями. Черевково называлось погостом. На Двине и притоках у новгородцев было более 20 погостов и крупных 1ений. Погосты были объединяющими центрами для разбро санных вокруг деревень, служили местом совершения религи озных обрядов, местом для сходов и оформления сделок. По писцовым книгам погост - это место, где была церковь, цер ковь с селениями. По словарю Брокгауза и Ефрона, слово «по гост» имеет несомненную связь со словом «гостить». В преж ние времена гостями назывались купцы. Отсюда погост - место для торга. Погосты были с большим числом поселений (дере вень), свыше 50, с малым числом деревень и даже без деревень.

Черевковский погост был большим, он объединял до 190 дере вень. Погост включал в себя дворы попа, дьячка, пономаря, проскудницы, дворы бобылей.

Кроме погостов, были по Двине и Вычегде городища. Так, по Вычегде было 6 городищ. Городище - это укрепленный пункт.

Например, городище Еренск (позднее город Яренск): в начале XVII века в нем было «городового наряду в онбаре 4 пищали за тинные без станков, да 8 рушниц в станках, да 3 рушницы без станков невелики. Да в онбаре зелья (пороху) полтретья пуда ( с половиной пуда), да ядер затинных пищалей 1150, да 320 пулек свинцовых малых пищалей» («Записки Северо-Двинского обще ства изучения местного края». 1928. Вып. V).

Из писцовой книги 1626 года видно, что деревни нашей во лости были расположены, как и теперь, по левому материково му берег}1 поймы Двины и за редкими исключениями сохрани ли свои названия. Начиналась волость с деревни Ситковской (на юге), тянулась берегом узкой полосой и заканчивалась де ревней Фоминской (в Ляхове). Примерно по середине волости находился погост. Деревни волости назывались «государевыми деревнями». Их было 193, «да три починка, да два двора мона стырских, два двора поповых, один двор дьяконов, один двор дьячков и четыреста тридцать пять дворов крестьянских, а людей в них 567 человек да четыре двора пустых».

Деревни были маленькие. Из 182 деревень (писцовая книга имеет вырванные листы) в 67 деревнях было по 1 двору, в 68 по 2 двора, в 29 - по 3 двора, в 11 - по 4 двора, в 4 - по 5 дво ров, в 5 - по 6 дворов и в 1 деревне (Ляховской) было 9 дворов.

Писцовая книга учитывает только мужское население взрослых и детей. Есть целые деревни, в которых крестьяне бездетны (не имеют детей мужского пола), таковы деревни се верного конца Ляхова: Фоминская - 3 двора, Фоминская другая - 2 двора, Демьяновская - 4 двора, Алферовская - 2 двора, Бе ляевская - 2 двора, Ляховская - 9 дворов, Аверкиевская - двора, Тимошинская - 5 дворов и некоторые деревни Черевко ва и Холмова. Очевидно, хозяева дворов в этих деревнях вновь прибывшие поселенцы. В итоговой записи этой писцо вой книги читаем: «и с теми, которые прибыли после дозора 1620 года». Откуда прибыли, почему и сколько человек - в книге не сказано. Вновь прибывших, очевидно, распределили по деревням в административном порядке.

В волости, очевидно, на погосте, было еще 11 бобыльских оброчных дворцев (уменьшительная форма слова двор), 8 об рочных дворцев находилось на Становой слободке, «да один старой кабацкой». Кроме того, по деревням на купленных мес тах стояло 14 бобыльских дворцев, было еще 3 бобыльских дворца, «а ныне впусте», один из них «смыло водой».

Бобыли - это обезземеленные крестьяне, потерявшие или за бросившие землю. Жили они на чужой земле, за что платили «бобылыцину»;

работали по найму или занимались ремеслами (кузнецы, столяры, плотники, сапожники, портные, коновалы и проч.). До тридцатых годов XVII века, не имея земли, они были свободны от государевой подати. А после замены поземельной подати подворной были обязаны наравне с пашенными крестья нами нести «тягло», т.е. платить государству подворный оброк.

Начинается писцовая книга 1626 года так:

«В Черевковской волости погост на истоке на Курье. А на погосте церковь Николая Чудотворца древяна верх о пяти вер хах. Да у тоя лее церкви три придела, придел святого пророка Илии, да придел святого мученика Флора и Лавра, да придел страстотерпца Христова Георгия, да теплая церковь архи епископов александрийских Офонасия и Кирилла.., да в приделе святого мученика Власия Севастьянского, а в церквах образы и книги, и свечи, и ризы, и сосуды церковные, и колокола, и всякое церковное строение прихоцких волостных людей».

Никольская церковь в июне 1657 года сгорела от удара молнии.

«На погосте двор пономаря Бессонко Федоров Чупров, двор трапезник Федька Васильев, двор просвирницы Овдотьицы да на погосте же три кельи, в них живут нищие старицы, пита ются о церкви божий да старице лее Сундулее дано под келью местечко порозжее».

Затем в писцовой книге идет описание деревень волости. А дальше читаем: «на треть деревни Куфтеревской поставлен мо настырь, а в нем церковь Живоначапьныя Троицы да теплая цер ковь Благовещения Пресвятые Богородицы да в приделе усекнове ние честные главы святого и славного пророка и предтечи кре стителя господня Иоанна древяна клетции, а в церквах образы и книги, и свечи, и ризы, и сосуды церковные, и колокола, и всякое церковное строение Сийского монастыря игумена Ионы, а на мо настыре... черной поп Сийского монастыря Иона да старец инок Анокентий». Антониево-Сийский монастырь на Двине (ниже Емецка) возник в двадцатые годы XVI века.

Все черевковские церкви были деревянные, из них две холод ные и две теплые. Кроме того, в 1632 году на погосте была по строена деревянная часовня во имя иерея Петра Черевковского.

В брошюре «Историческое сказание о жизни иерея Петра Че ревковского» рассказывается, что. по преданию, в Черевково в 1613 году приходил отряд ляхов (поляков-литовцев), что они замучили священника Петра: привязали его к конскому хвосту и волочили по улице села. Факт захода в Черевково отряда поля ков не подлежит сомнению. В наш край заходило три отряда по ляков-литовцев;

один шел по Сухоне, разорил Сольвычегодск, второй вышел на Двину через Вагу, третий вышел на Двину по реке Емце. Очевидно, в Черевкове был второй отряд.

В «Памятной книжке Вологодской губернии на 1893-1894 гг.»

говорится, что 22 сентября 1612 года поляки совершили набег на Вологду и разорили ее. В 1612 году поляки напали на Соль вычегодск и разорили его, в том же году они напали на Устюг, Вагу и разорили Вельский погост. В 1614 году совершили вто рой набег на Важский уезд и разорили многие местности. В 1619 году был новый набег поляков и литовцев на Вагу.

О том, что поляки (по-народному - ляхи) были в Черевкове, подтверждает такая запись в писцовой книге: «починок, что был поляка Егуповского на ручье па Мореме». Кроме того, одна из деревень волости называется Ляховская.

На погосте в Черевкове были лавки: Олешки Васильева Свиньина, Онашки Иванова, Нехорошко Карелина, Петуньки Морозова, Первушки Волкова, Кондрашки Спиридонова, Якунь ки Кошеля, Томилко Коршунова, Тишки Романова, Олешки Мо кеева, Ивашки Шелехова и три лавки Никольские церковные, од но лавочное место Нехорошко Кулакова и онбар двойной Бориса Ортемьева, онбар Пятуньки Мысова и онбар Никольской церкви.

Всего 14 лавок, 1 лавочное место и 3 амбара.

Описание всех 193 деревень волости дается в таком плане:

«Деревня Омельяновская над озером над Источ... в ней кре стьян: двор Гришка Онаньев да Карпушка Старожилов, двор Поспелко Солоницын, двор Петрушка Филиппов. Пашни паха ные середние земли одиннадцать четь с осминою в поле, а в дву по тому ж, сена меж;

поль и по врагом сто пятнадцать копен, лесу пашенного четыре десятины, а не пашенного семь десятин выть с четью выть, а за остальное сено за пятьде сят за пять копен оброку пять алтын по три денг».

В писцовую книгу вносились изменения с приправочной книги, например: «Починок Жилинский, а Поспелков тож на верх речки Тядимы. В приправочной книге Юрия Стромилина с товарищи 1620 года тот починок не написан, а в нем крестьян Гаврилко Киприянов, пашни паханые середние земли...» и т.д.

Государство периодически проводило по волости перепись, или «дозор». Такой дозор был проведен в 1620 году Юрием Стромилиным «с товарищи» и записан в приправочную книгу, которая была главным документом по учету «черных» крестьян.

Система земледелия была трехпольная. При определении размера земли у владельца «пашня паханая» измерялась «четя ми» («четь» - четверть десятины), лес пашенный и лес непа шенный измерялся десятинами, сено - волоковыми копнами.

В писцовую книгу записывалось так: «пашни паханые...

семнадцать четь с осминою в поле, а в дву по тому ж». Это значит - размер одного поля семнадцать четей с осминою, а в двух других полях по столько же («по тому ж»), т.е. всего паш ни паханой в трех полях пятьдесят одна четь три осьмины.

Всего волость имела: пашни паханой - 2146 четей, лесу па шенного - 481 десятину, лесу непашенного - 980 десятин;

сена собирали - 14293 копны. Сено заготовляли «меж ноль», «по врагом», по речкам Лудонге, Тядиме, Морозовке, в Черевков ском лугу и в Вагмасе за рекой. Крестьяне тринадцати деревень заготовляли в Черевковском лугу, Вагмасе 2500 волоковых ко пен, или 17 % всего заготовлявшегося сена.

За пашни паханые, лес пашенный и лес непашенный в году было начислено с волости за год оброку государю и наме стнику и пошлины 215 рублей 25 алтын полторы денги. Из со бранного сена 5568 копен были необлагаемый минимум, а за остальное сено - всего за 8725 копен - было начислено оброку 20 рублей 27 алтын с полуденг.

По писцовой книге между деревнями Денисовско-Роман цевской и Холмовской находилось две деревни - Тещинская и Тимофеевская. Ныне на том месте одна деревня Борисовская (Бара'новщина). Деревня Рухлятинская — это южная часть ули цы Комсомольской. Деревня Церковная Никольская (в ней жил дьячок), - возможно, это деревня или улица Подгорная. Была деревня Скрябине на Шиловском ручью. В ней жил половник Сийского монастыря Андрюшка Гаврилов.


/ На Шелавском ручью (он же, возможно, Шиловский ручей) была деревня Куфтыревская, а в ней были двор дьякона Ни кольской церкви, двор крестьянина, а на трети деревни Куфты ревской - две церкви Сийского монастыря. То есть они нахо дились на левой стороне нынешней Комсомольской улицы ме жду Троицким местом (где еще недавно стояла часовня) и ручьем Шелавским.

Деревня Якимовская (или Ямская) была, возможно, на том месте, которое и теперь называют «болотом» по Октябрьской улице метрах в трехстах от Первомайской улицы.

Где была Становая слободка с бобыльскими дворцами? По рассказам старожилов, это участок по Первомайской улице — примерно от нынешнего универмага к Троицкому месту (юж ный конец Первомайской улицы). В начале XX века он при надлежал Холмовскому обществу и назывался Становой горой.

Очевидно, здесь и была Становая слободка 1626 года с бобыль скими дворцами. В начале XX века участок был продан («про пит») холмовцами Гусевым под постройку домов.

Следующая писцовая книга за 1677-1683 гг. начинается так:

«В Черевкове на погосте церковь Николая Чудотворца хо лодная древяная шатровая о девяти главах. Да в приделе ж служба Пресвятой Богородице Одигитрии да Вознесения Гос пода нашего Иисуса Христа и святого пророка Илии и святого великомученика Флора и Лавра, и церковь теплая великим свя тым Афанасия Великого и Кирилла, да в приделе служба свя того священномученика Власия Севастийского древяна клет ци, а в церквах образы и книги, и свечи, и ризы, и сосуды цер ковные, и на колокольне восемь колоколов весом сто десять пудов, и всякое строение церковное приходящих волостных лю дей, и около церкви старо кладбище, и вновь отмерено со все четыре стороны тридцать сажен, и тех церквей кладбища велено огородить приходским людем».

На погосте были двор пономаря, просвирницы, трапезника, двор мирской, «а в нем.живет земской пристав, изба бога дельная, в ней нищие, пять келий, в них нищие старицы, пита ются о церкви божий и от приходских людей».

На погосте же лавки Мишки Иванова, Федота Титова, Федь ки Иванова, Якушки Черепанова, Стеньки А., Ивашки Денисо ва, 3 лавки гостя Даниле, 4 лавки Никольские церковные, лавка Сийского монастыря, лавка Архангельского монастыря, что на Устюге, 3 лавочных места, 2 лавочных места Никольской церк ви, один амбар торговцев, место амбарное устюжанина Ивашки Ходутина, 1 амбар устюжанина Семко Ходутина, 2 амбара Ни кольской церкви. Всего пятнадцать лавок, 5 лавочных мест, амбара и 2 амбарных места.

На погосте 7 дворов церковных причетников, на погосте и в деревнях 40 бобыльских дворов, в них людей 58 человек взрос лых и дети;

11 дворов бобыльских пустых и на погосте же еще разных 10 пустых дворов.

Всего деревень в волости 191 с 412 дворами, живут в них 872 человека и детей у них около 350 человек.

По деревням же живут половники:

у Сийского монастыря - 2 половничьих двора - 6 человек;

у Архангельского монастыря - 3 половничьих двора - 7 человек;

у монастыря Важского уезда - 3 двора - 7 человек и детей - 1:

у церковн. казен. - 2 двора - 6 человек и детей - 2;

у устюгского посадского человека Сеньки Сусарева - 1 двор - 1 человек;

у крестьян - 9 половничьих дворов - 20 человек и детей - 2.

Всего половников 20 дворов, в них 48 человек и трое детей.

На положение половников переходили обезземелившиеся тяглые черносошные крестьяне, потерявшие землю, но сохра нившие скот и орудия обработки земли. За свой труд они полу чали, за вычетом семян, от двух пятых до одной трети урожая.

Хотя в Черевковской волости была церковь Антониево Сийского монастыря, половники и лавки этого и других монастырей, но их хозяйственная деятельность была незначительной.

Всего в волости населения мужского пола всех возрастов было 1397 человек. По сравнению с 1626 годом мужское насе ление увеличилось на 830 человек. По «Запискам Северо двинского общества изучения местного края» (1928. Вып. V.

С. 29), от естественного прироста население удваивается за лет. Значит, в 1678 году должно было составлять всего 955 че ловек. Отсюда следует, что за эти 52 года примерно 422 чело века прибыли из других местностей, в частности, переселились из волости Сидорова Едома.

Сидорова Едома В XVI веке Сидорова Едома была самостоятельной воло стью. Считается, что это поселение возникло раньше Черевко ва. Писцовая книга 1626 года отмечает: «Церковь Георгия Страстотерпца древяная клетции, а в церкви образы и книги, и свечи, и ризы, и сосуды церковные, и колокола, и всякое цер ковное строение мирян. На погосте же двор проскудницы Оленки», Лавок и амбаров на погосте не было.

В 1677 и 1683 годах на погосте Сидорова Едома была «церковь страстотерпца Георгия древяна клетци, а в церкви образы и книги, и свечи, и ризы, и сосуды церковные, и колокола, и всякое церковное строение мирских прихоцкш людей..., а около тоя церкви под клад бище отмерено со все стороны по тридцать сажен и велено огоро дить людем». Лавок и амбаров на погосте не было.

В 1676-1683 годах в Сидоровой Едоме в трех деревнях Займище (Церковная тож), починке Шиловского и Петровской - жили поп, дьячок, пономарь и крестьянин с сыном - всего человека. Имелись на Сидоровой Едоме и другие деревни, ко торые раньше были населены и их население «несло тягло», но «по нонешнему писцовому дозору эти деревни, дворы в них и пашенная земля оказались впусте». Новый писцовый дозор не объясняет, что случилось в этих деревнях, почему дворы в них оказались «впусте», а пашенная земля заброшенной.

Далее читаем: «По указу великого государя и наказу велено те пустые деревни, дворы в них и пашенную землю отдать на роспашъ на льготу и во льготные годы велено на пустых зем лях дворы построить и пашни-распахать и сенные покосы рас чистить и впусте не покинуть».

30 деревень волости были сданы на оброк на льготу сроком на 10 лет, начиная с 1677 года. Вот пример записи в писцовой книге о сдаче одной из деревень на оброк и льготу:

«Деревня Резцовский починок на речке на Морозовке, поло вина Девятку Максимову сыну Попову с 1677 года апреля де вятого числа;

половина Тимошке Андрееву сыну Хамкину июля четвертого числа впередь на десять лет до 1687 года апреля и июля до тех же чисел. А в ней Девятко Максимов - длина дво ру восемь сажен поперег пять сажен, двор пуст Петрушка Анфилофеев - длина двору шесть сажен поперег четыре са жени, двор пуст Пашки Латышева - длина двору восемь са жен поперег полпяты сажен, двор пуст Бориска Афанасьева длина двору шесть сажен поперег пять сажен. Пашни перело гом худые земли семь четь в поле, а в дву по тому ж. Живо тинкой выпуск в гору с миром вместе, сена по за полю и по врагом наверх Лудонги тридцать копен. Лесу ж пашенного полчетверти десятины, а не пашенного семь десятин. Во льготу выть без полчеть выти, остальное сено за двенадцать копен оброку один алтын. С вытного письма оброку двадцать алтын четыре денги, пошлин один алтын полторы денг, дани и всяких доходов десять алтын четыре денг. Всего рубль полто ры денг. Межа той деревни с деревней Порискою по ручью, а другую сторону деревнею Резцовскою другую от леса и по ого роду. Порутчики: по Девятке - Коземка Иванов сын Ожегин, Васька Михайлов сын Костров, Ерасимко Прокопъев сын Луки ных, по Тимошке - Федька Семенов сын Парамонов, Никифор ко Иванов сын Попов, Ивашко Андреев сын Хамкин».

Эти 30 деревень взяли на оброк 49 хозяев. Из них 7 человек черевковцев, 1 пермогорец, 1 уфтюжанин. В шести деревнях из 30 не было дворов, в других деревнях было восемь дворов и три дворовых места пустых. Из 49 человек, взявших деревни на рок, жили в деревнях только 23 хозяина и шесть половников.

Они занимали 22 двора, и было еще 9 домохозяев. Остальные хозяева пахали пашни наездом. Во всех 30 деревнях было дворов крестьянских и 3 двора половничьих. Таким образом, все население Сидоровой Едомы составляло 52 человека, и еще в трех оброчных деревнях - 4 человека, не считая просвирницы.

В 1677-1683 гг. волость имела: пашни перелогом худые земли - 141 четь, лесу пашенного - 109 десятин, лесу непашен ного - 100 десятин, сена заготовляла 1074 копны.

Мы не установили, когда Сидорова Едома вошла в состав Черевков ской волости как четвертое сельское общество - Фоминское. В «Вологод ских епархиальных ведомостях» (№ 3 за февраль 1886 г.) читаем: «При Едемскай Введенской церкви с декабря 1884 года для приходящих, детей обоего пола есть бесплатная одноююссная школа Учение со 2 октября по 15 мая. Учащихся 12 мальчиков. Помещение тесное, низкое, устроено на средства прихожан. Школа получила от сельского общества единст венную помощь 7 рублей. От церковно-приходского попечительства вы дано отставному унтер-офицеру Егору Кошелеву за труды по обучению б рублей. Учебников и учебных пособий недостаточно. Заведует школой священник Рафаил Дементьев».

Около 1895 года была открыта Едомская церковно приходская школа, около 1902 года в двух верстах от школы Фоминское земское училище. В 1909-1911 гг. в них училось и 44 учащихся соответственно.

За 50 лет - с 1626 по 1676 год - в волости произошли значи тельные изменения. Путем покупки и заклада устюгские посад ские люди завладели многими землями. Так, Усовы, Иван и Савва Ходутины в 1654 году владели в Черевкове четырьмя де ревнями и в двух деревнях имели земельные участки. На них работали 9 человек половников, из них 8 человек работали на хозяйских лошадях. Эти устюжане в зимнее время держали на откорме в Черевкове и Сидоровой Едоме своих быков. Устюжа нину Ивану Ходутину принадлежали в Сидоровой Едоме три деревни. В них на его лошадях работали 5 человек половников.


В 1626 году было в волости всего 2 половника: у устюгского посадского человека Пыхова в деревне Давыдовско-Иванов ской (Панушенской) и у Сийского монастыря в деревне Скря бине. В 1677-1678 гг. половников уже было 20 дворов с 48 че ловеками. Кроме монастырей и устюжан, половников стали иметь и местные крестьяне: 9 дворов с 22 человеками.

Увеличилось количество бобыльских дворов: в 1626 году их было 33 и 2 двора пустых;

в 1677-1678 гг. их стало 40 и 11 дворов пустых.

Особую группу бедноты в волости составляли монастырские «детеныши». Сколько их было у Сийского и Сестринского мо настырей в нашей волости - неизвестно. Под прикрытием благо творительности монастыри брали на свое иждивение детей сирот, а потом с возрастом использовали их на сельскохозяйст венных работах. Принимали к себе также бездомных и одиноких престарелых людей и под названием также «детенышей» ис пользовали на работах истопниками, сторожами. Все это давало монастырям возможность расширять запашки. Оплата труда «детенышей» и место за монастырским столом определялись выполненной ими работой. Ни сам «детеныш», ни монастырь за него оброка государству до конца XVII века не платили.

Были в волости и нищие. Например, нищие старицы на по госте и другие. Есть в писцовой книге такая запись: «Бобыль Завьялко умер. Во дворище живут нищие завьялковы дочери.

Девки ходят по миру».

Отсюда следует, что во второй половине XVII века в волос ти происходило расслоение крестьянства. Из среды самих кре стьян стала выделяться верхушка богатеев и увеличиваться ко личество бедноты. Продукты сельского хозяйства становятся товарной продукцией, и ее производство основывается на экс плуатации чужого труда.

Интересны имена 1 -и половины XVII века: Макарко Яковлев сын Тверитинов, Федька Онофриев. Все имена в писцовой кни ге записаны в пренебрежительной форме, кроме имен попов священников: поп Федос, поп Иван. У крестьян одни имена хри стианские: Ивашка, Пронька, другие - производные от числи тельных: Первушко, Пятко, т.е. которым по счету родился ре бенок в семье - первым, пятым. Некоторые имена указывают на характер человека: Несговорко, Бессонко, другие особенности его жизни: Нечайко.

Особенно распространены имена Ивашка, Васька, Федька.

Женские имена (приводятся только вдовы, хозяйки дворов) Маврица, Анница, Огафьица, Овдотьица. В конце XVII века встречаются только христианские имена. (См. Приложение VI).

Из современных черевковских фамилий встречаются Амо совы, Ананьины, Андроновы. Ануфриевы, Вирачевы, Власовы, Зайковы, Карамзины, Коршуновы, Максимовы, Морозовы, Осиповы, Пиликины, Питухины, Пономаревы, Постоевы, Ро мановы, Солоницыны, Сопляковы, Тороповы, Шашковы и др.

Управление В XVII веке наша волость входила в состав Двинской трети Велико-Устюгского уезда и управлялась земской избой, зави симой от уездного воеводы. В земскую избу народ выбирал на сходе из числа зажиточных крестьян земского старосту, тамо женных и кабацких голов и целовальников. Земская изба со вершала суд над черно-тягловым населением, проводила рас кладку и несла ответственность перед государством за сбор по датей и оброков и выполнением повинностей, также ведала торговыми делами. Основные вопросы разрешались земскими сходами. Все это в значительной степени ограничивало свобо ду передвижения людей.

Кроме земской избы, на погосте была таможенная изба. В ней сидели целовальники - 4-6 человек - и голова, собиравшие различные пошлины (сборы) в пользу государевой казны. Был кабак, в котором целовальники продавали водку и соль.

«Двор рекше дом». Хозяйственные постройки В писцовой книге все записи о деревнях сделаны примерно так: деревня такая-то, а в ней крестьян: двор Михалко Павлов, двор Завьялко Иванов сын Бехтерев. В писцовой книге нет разъяснения, что следует понимать под словом двор: то ли это двор в нашем современном понимании, т.е. дом с жилой избой, скотным двором (стаей для скота), крыльцом, сараем, колод цем, амбаром, земельной площадкой для проезда и прохода или это только собственно дом.

В писцовых книгах не упоминаются овины, бани, крестьян ские амбары. Не говорится и о размерах жилой части двора.

Упоминаются бобыльские дворцы. Пожалуй, под словом двор надо понимать дом. В пользу этого говорят такие записи в пис цовой книге: «во дворище живут нищие завьялковы дочери», у бобыля Федьки Чулкова «дворишко снесло водой», а также вы ражение в словаре XV века: «Дворрекше дом».

Вот размеры дворов (домов) XVII века.

На Сидоровой Едоме:

- двор попа - 10 сажен на 4 сажени (21 х 8,5 м), - двор дьячка - 8 сажен на 3 сажени (17 х 6,4 м), - у крестьян: 10 сажен на 4 сажени (21 х 8,5 м), 8 сажен на 5 саженей (17 х 10,6 м), 6 саженей на 5 саженей (12,8 х 10,6 м), 4 сажени на 3 сажени (8,5 х 6,4 м).

В Черевкове:

- двор пономаря - 10 с третью на 6 с третью саженей, - двор просвирницы - 7 на 4 две трети саженей, - двор трапезника - 8 на 5 саженей, - двор земского пристава - 8 на 5 с половиной саженей.

В Черевкове размер лавок: 2 на полторы сажени, 2 сажени на одну с полуаршином, 2 сажени 2 аршина на 2 сажени;

размер амбаров: полторы сажени на одну с аршином.

Можно считать, что двор (дом) наших прадедов состоял из пе редней жилой части - избы и задней его части - скотного двора (хлев, назем), соединявшихся сенями («мостом»). С этого «моста»

был вход в избы и в скотный двор. Скотные дворы в XVI-XVII веках устраивались холодными (в виде сарая на столбах). В зим нее холодное время молодняк скота («животинок») держали в жилой избе, устраивая для них около дверей «стайку».

Во дворе дома около скотного двора устраивался колодец. У колодца устанавливался столб - «баба» - с «журавлем», на од ном конце которого подвешивалось на шесте деревянное ведро, или воду черпали из колодца ведром, привязанным на веревке.

При постройке домов в то время пользовались только топо ром, скобелью и долотом. Пил еще не было. Стены выкладыва лись из бревен-кругляшей. Пол и потолок настилались из рас колотых пополам бревен. Крыша крылась из досок-«тесаниц», полученных путем раскалывания бревна и отесывания их топо ром. Изготовить доску в то время было нелегким делом.

Изба, быт семьи Передняя часть дома состояла из одной или двух жилых изб, разделенных двойной стеной;

над хлевом (назёмом, назьмом) поветок (поветь), куда складывалось сено на зиму.

Жилые избы в доме были курными, черными. Глинобитная печь не имела дымохода (трубы). Во время топки печи весь дым скапливался под потолком и выходил на улицу через окно или два небольших оконца в стене. Они назывались волоковы ми и закрывались изнутри избы деревянными досками-за движками. Недаром избы назывались черными: весь потолок и верхняя часть стен были черными от сажи. Большую часть года потолок, стены и пол в избе не мылись. Грязь с пола просто со скабливали изредка скребком, лопатой. В щелях пола в боль шом количестве водились блохи.

В избе для света устраивалось одно красное, или «косяща то», окно - с деревянными косяками. В него вставлялся бычий пузырь, богатые люди вставляли пластинки слюды (прозрачно го камня) - один пуд слюды по стоимости равнялся 200 пудам ржи. Слюда добывалась близ Соловецкого монастыря и внача ле была дешева, но цена на нее поднялась, когда ее стали выво зить иностранцы. Они называли ее «московским стеклом».

Зимой вечерами для освещения служили лампы с фитилем и маслом, затем - лучина в светильне - корыте со столбиком и железкой-держателем лучины. Лучину заготовляли березовую.

Применялись и «маканые» свечи, а позднее свечи, отлитые в формах. Недостаток света, дым, сажа, оседавшая на потолке и стенах, - таковы были условия жизни в избе.

В переднем углу избы стоял стол, сколоченный из колотых тесаных досок. Вдоль передней и боковой стен устанавлива лись широкие лавки для сидения. Выше окна над лавками ши рокие полицы. Они заменяли нашим дедам шкаф. Около угла печи - бочка или деревянный ушат для воды. Воду из колодца носили в деревянных ведрах или ушате. Очевидно, для носки воды ушатом и тогда применяли коромысло. Для грудных де тей устраивалась подвесная «зыбка» на очепе.

В хозяйстве были ложки, солонки, ведра, ушаты, шайки, по дойники, кадки, лохани, корыта - они изготовлялись из дерева;

кринки (ставки), чашки, горшки, ладки, корчаги - из глины;

корзины, пестери - из щепы, ивовых виц, корней;

лапти, кузо ва, корзины - из бересты;

из железа, стали - топоры, долота, скобели. Богатые люди имели и медные котлы.

Вилки, самовары, тарелки были еще не известны. Важней шим, необходимейшим орудием труда в хозяйстве был топор.

Пользуясь только топором, наши деды создавали замечатель ные постройки. Эти умельцы «думали с топором в руках», строили так, «как топор скажет».

Вся одежда, как верхняя, так и нижняя, готовилась нашими де дами домашним способом. Изо льна ткали холст тонкий и толстый, из овечьей шерсти ткали домашнее сукно. Холст красили краской из коры деревьев и кустарников. Для зимы из овчин и шкур диких животных шили шубы и полушубки. Шапки шили из овчины и шкурок зайца, белки. Головные платки вязали из шерсти.

Основной обувью в летнее время были лапти из бересты, носили их с онучами. Лапти плели сами. Носили и кожаные са поги, зимой - валенки, скатанные из овечьей шерсти.

Основным в питании наших дедов был ржаной и ячменный («ясный») хлеб. Лет двести тому назад, говорят литературные источники, люди среднего достатка, как в городе, так и в де ревне, ели такой хлеб, какого мы теперь не стали бы есть: раз мол зерна был плохой, и выпекать хлеб не умели. Ели горох.

«Держали на мясо» телят, овец. Мясо давала и охота. Лови ли речную и озерную рыбу. Широко использовались в питании продукты леса - грибы сушеные и соленые, свежие;

различные ягоды - брусника (брусница), клюква, черника. Суп мясной и уху заправляли крупой (картофеля тогда еще не было). Пили квас и воду. На праздники и к свадьбам варили пиво. Своего хмеля не было, его привозили из Устюга (выращивался на Су хоне). В царских кабаках продавалась водка.

Вся пища наших дедов делилась на постную, не содержавшую жиров и мяса, и «молосную» - молоко и его продукты, жиры и мя со. Христианская религия запрещала употребление «молосной»

пиши в посты (Великий, Петров, Успеньев, Филиппов), а также по средам и пятницам каждой недели, кроме Светлой, первой недели Пасхи. Несоблюдение этого запрета считалось большим грехом.

Исключение делалось лишь для грудных детей и тяжелобольных.

Наши прадеды строго придерживались постов.

Жили деды большими семьями, иногда до 20 и больше человек в одном дворе. Главой семьи был отец. Если женатый и уже се мейный сын уходил из дому, семья (отец и др.) ставила ему но вый двор (дом) в своей же деревне или на новом месте. Поселе ние на новом месте назьюалось починком. Починок был началом новой деревни. Родители сами выбирали невесту своему сыну.

Согласие сына или дочери было не обязательным. Брак узакони вался записью в церковной книге и венчанием в церкви.

Занятия Основными занятиями наших прадедов были землепашество и скотоводство. В северных лесистых районах в XVI-XVII веках бы ла распространена подсечно-огневая система земледелия. Она за ключалась в том, что на участке вырубался лес и, когда деревья подсыхали, их сжигали. Удобренную золой землю засевали. Полу чали высокие урожаи. Через два-три года участок забрасывали и использовали его под выпас скота или сенокос. Затем подсечную систему заменила залежная. При ней ежегодно часть пашни оста валась в залежь, а другая распахивалась под полевые культуры.

Через несколько лет залежь использовали снова, она вновь давала хорошие урожаи. Из этой системы путем сокращения срока залежи развивалась переложная. При подсечной, залежной и переложной системах использовались только обрабатываемые земли.

В XVII веке получила распространение паровая, или трехполь ная, система. При ней ежегодно возделывалось две трети земли и одна треть занималась паром. Стали употреблять навоз как удоб рение, для его запахивания служила coxa-косуля. Каждый уча сток-полосу огораживали и окапывали канавами для осушки.

В первой четверти XVII века каждый крестьянин имел в своем хозяйстве от 2 до 5 четей пашни паханой (0,5 до 1 с чет вертью десятины средней по качеству земли), от 1 до 2 десятин лесу пашенного и от 1 до 2 десятин лесу непашенного. Лес па шенный использовался под разработку новых пашен, а непа шенный - на дрова и бревна на постройки. В Сидоровой Едоме, например, на каждого крестьянина приходилось пашни паха ной в среднем по 3,3 чети (три четверти десятины), лесу па шенного 3 десятины и непашенного - около 5 десятин. Качест во пашни паханой - «земля перелогом, худые земли». Урожай зерновых был «сам-друг», «сам-я».

Тягловой силой была лошадь, орудиями обработки земли - со ха, борона. Убирали урожай серпом (по-крестьянски «черв»). Же лезо в то время было дорого. Оно добывалось из болотной руды в Белой Слуде. Там и выделывались сошники, серпы, топоры.

Сеяли рожь, ячмень, овес, горох, лен, коноплю, репу. Устю жанин Ходутин имел на Сидоровой Едоме посевы пшеницы.

Писцовая книга называет только одну мельницу для размола зерна. Она стояла на речке Манихе напротив деревни Вахнев ской (Никольской) и была на оброке за крестьянином Федькой по прозвищу Сокол, «а ныне та мельница за устюжским за посацким человеком Дмитрием Калининым сыном Пыхова, об року за нее платит 26 алтын 4 денги на год».

Черевковцы собирали сена от 21 до 39 копен на хозяйство, а едомцы до 27 копен. Косили траву косой горбушей. Выпас (по скотина для скота) был общим, «мирским». Из скота держали лошадей, коров и быков, овец. Быков выращивали до трех го лов (сенные быки) для уплаты налогов, оброков, на приданое дочери. Устюжане Иван и Савва Ходутины в 1654 году держа ли в Черевковской волости 7 лошадей, на которых для них ра ботали половники, а на Едоме на откорме держали 16 быков.

Так как деревни были маленькие и скота в них было немного, то пасли скот на поскотине члены семьи. Но в писцовой книге по Едоме есть и такая запись: «с животинкой выпуск с миром вместе», т.е. скот двух-трех смежных деревень пасли вместе.

Важным промыслом у дедов была охота на птицу и зверя.

Огнестрельного оружия тогда в деревне еще не было. На охоте, возможно, пользовались еще луком и стрелами, но в основном разными давящими ловушками: проскоками на горностая, слопцами и петлями (силками) из конского волоса - на рябчи ка, куропатку, тетерева, уток. На крупного зверя применяли ловчие ямы, маскируя их травой, мхом, устраивали загон зве рей «миром» в большие сети - «тенета», например, на волков.

В охоте на медведя применяли различные копья, рогатины, то пор. Помощником на охоте была собака. В хозяйстве могли держать их несколько.

Охота давала мясо, шкуры (лося, оленя, медведя, волка), пушнину, которой можно было платить государству подати, оброк. Лес давал и другие продукты питания - грибы, ягоды.

Рыбы в озерах и реке было в то время много. Ловили ее круглый год, сроки лова не устанавливались. Основными ловушками на рыбу были морды («киньги»), сплетенные из ивовых прутьев-виц, также сети, сачки, полозки, бредни, невода. Готовили их сами в своем хозяйстве. На речках устраивали «еза» («езовища»): речка перегораживалась поперек плетнями из фашины или бердами из дранок. В проходах езовища ставились (загружались) морды.

Отдельные водоемы, например, речки Неводница, Ериха, Маниха, некоторые озера сдавались на оброк отдельным рыбо ловам-крестьянам. Так, в 1626 году была сдана на оброк речка Маниха: нижняя ее часть устюжскому посацкому человеку Дмитрию Калинину сыну Пыхову, верхняя половина - кресть янину Черевковской волости Власку Чиркову. Сдавалась на оброк и речка Ериха и некоторые озера, например, верхняя часть озера Ерилова. На этих оброчных местах ловля рыбы другим лицам была запрещена.

У народа была потребность в посуде, в пошиве одежды, обуви, в кузнечных изделиях. Зимой, когда у крестьян было много свободного времени, женщины пряли лен, куделю, шерсть, ткали холсты, сукна, шили одежду;

мужчины - отец и взрослые сыновья - занимались охотой, рыбной ловлей, до машними ремеслами. Одни занимались гончарным делом, дру гие - бондарным, изготовляя глиняную и деревянную утварь для своего хозяйства и на обмен-продажу.

Постоянно были заняты ремеслом бобыли. Среди них были кузнецы, плотники, столяры, швецы, гончары, гребенщики, коно валы и др. Продукцию своего ремесла бобыли или сами продавали на погосте, или ее скупали у них торговцы-скупщики. Некоторые из бобылей нанимались «казакамшь-работниками к зажиточным и богатым людям или уходили в бурлаки на перегон плотов и карба сов с товарами в Устюг, Сольвычегодск, Холмогоры.

В Таможенной книге Московского государства XVII века есть такие записи: «1652 года августа в 3-й день черевковец Артемко Андреев да... пришли с Волги,...1652 года августа в 17 день Семейко Михайлов, Омелъко Аносов да пинежанин Марко Степанов пришли с Волги,...1655-1656 год февраля в день из Черевково в Пермь Семейко Давыдов, Елфим Иванов да Пятко Лукянов, Семенко Петров, Ивашко Иванов, Семейко Трофимов и... (из других местностей на Двине) всего 47 чело век, довелось с них прохожих пошлин...».

Путь на Каму, Пермь совершали пешком. Зимой шли с сан ками, на которых везли хлебный запас в дорогу, летом - с ко томкой за плечами. Шла, в основном, молодежь на отхожие за работки на Каму и Волгу: на соляные промыслы, гонить на плотах и в дощаниках соль или на речной транспорт для по грузки и выгрузки товаров и другие работы.

Торговля В обращении были медные и серебряные деньги. Основной единицей был рубль. Он делился на алтыны и деньги: в рубле было 200 денг или 33 алтына и 2 денги.

Торговля развивалась слабо. Этому препятствовали государ ственные монополии, таможенные пошлины (сборы), много численные тяжелые налоги и повинности, отсутствие заработ ков и бедность крестьян.

Торговым местом в волости был погост, где находились лавки местных и приезжих торговцев из Устюга, Сольвычегод ска, товаров в них было немного. Были также лавки Черевков ской Никольской церкви и Сийского монастыря. В церковных лавках торговали церковными свечами, ладаном, оловянными и медными нательными крестиками и др.

В воскресные и праздничные дни шла торговля на рынке с возов, с рук. Продавалось коровье масло, свежая рыба, грибы, ягоды, сушеная репа, толокно, глиняная и деревянная посуда, сани, санки детские, лыжи, короба из щепы, корзины, туеса, лапти, берда, прялки, веретена и прочее.

Отдельные торговцы, местные и устюжане, скупали у кре стьян в Черевкове скот, коровье масло, мясо, сало говяжье, ов чины, домотканые холст и сукно и везли на продажу в Сольвы чегодск и Устюг. В Холмогоры везли рожь, ячмень, овес, кру пу, толокно. Скупали также пушнину и кожи. Мелкие скупщи ки из крестьян волости М. Шиткин, Я. Максимов, Васильев, Крутик Федоров, Афанасий Федоров скупали в деревнях и привозили в Устюг на широкий рынок домашние ткани, одеж ду, промысловое снаряжение.

Например, в сентябре 1633 года черевковец Яков Аксенов пригнал в Устюг и продал 6 быков за 6 рублей. В 1636- году устюжский посацкий человек Ревякин купил в Черевкове 60 пудов говяжьего сала. В 1645-1646 году несколько партий скота - всего 61 голову - продал за 195 рублей Я. Белоносов. В 1646 году черевковец Т. Иванов продал 18 пудов льна.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.