авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«SELECTA. Программа серии гуманитарных исследований, 2003–2012 1.  О. Р. Айрапетов. Генералы, либералы и предприниматели: Работа на фронт и на рево- люцию. 1907–1917. М., 2003. ...»

-- [ Страница 8 ] --

Характерно, что локации для изоляции выбирались либо на террито рии, ранее принадлежавшей Австро-Венгрии, либо на севере недавнего Ко ролевства Сербии. Глубже внутри страны или на территории Черногории не существовало ни одного лагеря. Возникновению лагерной сети пред шествовало интернирование на военных объектах, однако в них не хватало места (Белград, Петроварадин, Баранья), а также тщетная попытка интерни рования без физического ограничения передвижения в городе Смедерево и Валево. Лагерями интернирования в сложившемся виде можно считать, прежде всего, Смедеровскую крепость и мостарские бастионы. Есть не впол не достоверная информация, что подобные объекты существовали в Ливно, крепости Клис и Пожаревце. В переписке государственных институций, Горан Милорадович КАРАНТИН ИДЕЙ подыскивавших наиболее подходящие локации для лагерей, в качестве иде ального места не раз упоминался «какой-нибудь далматинский остров». Эта идея между тем воплотилась только после Второй мировой войны, когда в Югославии образовалось партийное государство и в рамках его репрес сивного аппарата лагеря на Голом Отоке и Святом Гргуре.

До ноября 1919 г. лагеря в Королевстве СХС находились в ведении армии, а затем были переданы полиции, хотя у армии сохранилась вспомогательная роль. Армейские органы за всё время существования лагерей организовыва ли транспортировку репатриантов, врачебный уход и дезинфекцию, снаб жали их одеждой и провиантом, поддерживали дисциплину, полиция же проводила освидетельствование и следствие, обеспечивала безопасность и следила за поведением изолянтов после выхода на свободу. Для основания приёмных лагерей подыскивались наиболее подходящие для этого локации в крупных городах вблизи границы, а также на главных транспортных ма гистралях. Субботицкий и мариборский лагеря использовались исключи тельно для приёма репатриантов из России, в то время как в люблянский и дубровницкий направлялись преимущественно репатрианты из Италии, из России же значительно меньше. Обращались с репатриантами из России и Италии совершенно по-разному: с репатриантами из России значительно суровее, что объясняется меньшей интенсивностью враждебной индоктри нации, которой подверглись репатрианты из Италии.

Для размещения лагерников, как правило, использовались фортифи кационные объекты и бараки за колючей проволокой, питание осуществля лось по армейским стандартам и из армейских ресурсов, предпринимались также меры по охране здоровья, особенно профилактика заразных болезней.

В лагерях интернирования самой длительной была изоляция сроком в семь месяцев, а в приёмных лагерях самое краткое пребывание составило восемь дней, самое же длительное — один месяц. Порядок следственных процедур был стандартным и состоял из обыска, допроса, провокации, устрашения и применения некоторых форм физического насилия, а затем сопоставле ния и проверки полученных таким образом сведений. В этих лагерях никто не был убит, а все намёки на это, встречающиеся в югославской историог рафии, безосновательны и тенденциозны. Через приёмные лагеря прошло по меньшей мере 82 тыс. человек: 57 тыс. репатриантов из России и 25 тыс.

репатриантов из Италии. Действительное количество бывших пленных, ко торые выжили и вернулись из России, было значительно большим, однако на данный момент документально это никак подтвердить нельзя.

Эффект от принятых тогда мер идеолого-политической предосторож ности оказался двояким: в отношении безопасности цель была достигнута, так как первые попытки создания нелегальных революционных организа ЗАКЛючЕНИЕ ций в Королевстве СХС потерпели неудачу в самом начале. С политической точки зрения был нанесён серьёзный урон, так как вследствие обращения с ними в лагерях многие репатрианты разочаровались и озлобились на но вое государство, что породило новую нетерпимость. Суровые и порой чрез мерные действия власти, с одной стороны, были продиктованы психозом, вызванным победой большевиков в России и угрозой «экспорта» револю ции, а с другой — являются следствием недостатка политического такта, особенно у служащих государственной структуры, непосредственно имев шей дело с репатриантами. Тем самым только усугубилась уже назревшая взаимная ненависть среди бывших пленных, некоторые из которых сража лись по разные стороны в русской гражданской войне.

Если сети лагерей, последовательно существовавших на территории Югославии, рассмотреть в расширенном историческом контексте, то мож но заметить связь и взаимозависимость этого феномена с явлениями, про цессами и событиями в плоскости международной истории. Для этого необходимо попытаться установить их роль в отношении общественной структуры, в которой они появились, а также дать им более широкое про странственное и временное определение. Первый важный аспект, который обнаруживается, касается демографических потерь и наших знаний о них, а второй указывает на двойственность функции лагерных систем, действо вавших на территории Югославии, внешнеполитическую и внутриполити ческую, переплетавшихся и дополнявших друг друга.

1. Не требует специальных доказательств тот факт, что лагеря — со путствующее явление кризисов и войн и тесно связаны с вопросом демо графических потерь. Между тем в современной сербской историографии никогда не указывалось точное число югославов из Габсбургской монархии, участвовавших в Первой мировой войне, сколько их погибло, сколько ис калечено, сколько находилось в плену и там умерло. Впрочем, эти данные остались тайной и для сербов из Королевства Сербии. Следствием это го явилось то, что невозможно было точно установить количество солдат и мирных граждан, вернувшихся из плена, а также сколько их прошло че рез лагеря в Австро-Венгрии и Королевстве СХС. Принимая во внимание, что в сербской истории эта проблема касается и других войн за последние двести лет, начиная от Первого сербского восстания и заканчивая война ми 1990-х гг., становится понятно, какой титанический труд ещё предстоит исторической науке. Одна из причин такого отношения к этому сегменту прошлого кроется в сфере политики. Когда известно число жертв, причины их гибели возлагаются на тех, кто несёт ответственность, а это чаще всего элита или её часть. С другой стороны, после войны к «мертвым душам» очень удобно взывать для разжигания патриотизма, во имя их можно требовать Горан Милорадович КАРАНТИН ИДЕЙ возмещение военных убытков и т. д. Другая причина заключается в осо бенности сербского менталитета, подразумевающего самоотверженность и культ самопожертвования. Такой менталитет, с одной стороны, является плодом особого исторического развития, в котором часто присутствовала массовая гибель, а с другой — подобное самосознание делает возможным дальнейшие манипуляции и новые массовые жертвы.

2. Советский Союз ныне стал частью истории. Та же участь постигла и Югославию. Возникнув после Первой мировой войны и исчезнув в конце «холодной войны», эти два государства существовали параллельно, хроноло гически совпав с течением «краткого ХХ века». Если системы лагерей, сущес твовавших на территории Югославии, рассмотреть в свете международных отношений, можно отметить, что их появление в значительной мере связы валось с существованием и функционированием Советского Союза, неже ли с каким-либо другим международным субъектом в отдельности. Лагеря, организованные непосредственно после образования Югославского Коро левства, имели своей главной целью защиту от большевизма. Сеть лагерей, существовавшая в Югославии с 1939 г. по 1941 г., преимущественно пред назначалась для защиты от коммунистов, которых властвующая структура считала экспонентами Советского Союза. В лагеря, организованные на тер ритории раздробленной Югославии и за её пределами оккупационными силами, заключали, прежде всего, сербов (подозреваемых в русофильстве), коммунистов (имеющих партийные связи с Советами) и евреев (считавших ся творцами большевизма). После победоносного прорыва Красной Армии в Центральную и Восточную Европу были созданы условия для заключе ния в лагеря и последующей экстрадиции из страны представителей не мецких и итальянских меньшинств в Югославии со стороны коммунистов.

Возможность дальнейшего расширения советского влияния сподвигла За пад на поддержку стабильной Югославии без воздействия СССР. Конфликт вокруг Информбюро спровоцировал создание сети лагерей для тех, кто по дозревался в пророссийских взглядах. Крушение СССР обессмыслил эту проблему и обусловил рекомпозицию югославской территории. Вспыхнула гражданская война, Югославия распалась, что сопровождалось появлением новых лагерей. Так закончилась история многонациональной Югославии, произошла национальная гомогенизация и образовались новые государ ства. Из вышесказанного можно сделать вывод, что в истории Югославии скрыта нить, ведущая к самому эпицентру истории ХХ в., — Октябрьской революции, которая тянется до исчезновения важнейшего последствия это го события, советского государства. Хотя судьба Югославии во многом оп ределяется этим фактом, он всё же недостаточно учитывается при оценке исторического значения страны и роли, которую сыграли её народы. Оши ЗАКЛючЕНИЕ бочная оценка между тем может привести к серьезным девиациям в само перцепции и понимании международного положения государства.

3. Когда речь идёт о происхождении, социальном и политическом про филе людей, прошедших через первую сеть лагерей, анализ расположения этих лагерей и факт предшествующего существования объектов в Дуалис тической монархии порой в тех же самых местах заставляет задуматься, не была ли массовая изоляция в Королевстве СХС отчасти преемником габ сбургского наследия. Поскольку, хотя институции, её создавшие, являлись, по сути, расширенным государственным аппаратом Королевства Сербии, корни феномена лагерей для политических противников уходят в соци альную структуру, политические проблемы и революционный психоз, сотрясавший Дуалистическую монархию перед её распадом. Королевство Сербия и Черногория не обладали таким потенциалом. Это, вопреки госу дарственно-правовому дисконтинуитету, указывает на континуитет между общественной структурой рухнувшей империи и новообразованного госу дарства, причем лагеря стали лишь одной манифестацией многочисленных проблем, обременявших Австро-Венгрию и Югославское Королевство: на циональная и религиозная гетерогенность, экономическая отсталость, инс титуциональная неэффективность, политическая разрозненность, культур ная неразвитость, географическое положение и запаздывание в процессах модернизации. В бессилии Югославии на протяжении всего её существова ния справиться с этими проблемами кроются предпосылки для многократ ных попыток создания сетей лагерей на территории этого государства. Если национальный аспект проблемы в первой сети лагерей в какой-то степени был завуалирован борьбой против большевизма, а в сети лагерей для сто ронников Информбюро идеологическими и стратегическими причинами, то в период Второй мировой войны, в первые послевоенные годы и после распада Югославии появляются лагеря для заключения преимущественно представителей других наций и религий, лагеря, ставшие одним из средств для создания этнически чистых территорий. В этом проявилось стремление уничтожить одну из ярчайших особенностей югославского государ ства, ту самую, которая была унаследована от предшественников — Габсбургской и Оттоманской империй.

оГлаВление Предисловие к русскому изданию......................................................................................... ПРЕДИСЛОВИЕ..................................................................................................................................... ВВЕДЕНИЕ Лагеря изоляции: возникновение, развитие,       стереотипы, типология................................................................................................. ГЛАВА I Королевство СХС и революционная угроза........................................................ ГЛАВА II «Губительные бациллы большевизма» и их носители............................ ГЛАВА III Лагеря интернирования............................................................................................... ГЛАВА IV Приёмные лагеря................................................................................................................ ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................................................................. Горан Милорадович КАРАНТИН ИДЕЙ Лагеря для изоляции «подозрительных лиц»

в Королевстве сербов, хорватов и словенцев в 1919–1922 гг.

Редакторы русского текста О. В. Эдельман и М. А. Колеров REGNUM Издательский Дом «Регнум»

115088, г. Москва, 2-й Южнопортовый проезд, д. 16, стр. 1, офис www.ridr. ru Серия SELECTA под редакцией М. А. Колерова Подписано в печать 09.07.2010. Формат 60 90 1/16. Бумага офсетная.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 14,25. Тираж 500 экз. Заказ № Отпечатано в ООО «МТК press».

Ярославль, ул. Промышленная, дом 1, стр. 5.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.