авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |

«Коллекция биографий Сто замечательных финнов вышла на русском языке. Биографий могут быть прочитаны также в Интернете (pdf). Электронная ...»

-- [ Страница 20 ] --

в пространной публикации, в которой критиковал представленный проект программы создаваемой тогда либеральной партии. Снельман довольно пренебрежительно отзывался о предложенной программе, называя ее собранием смешанных и оторванных от практики мыслей и «белибердой из фраз». Речь шла о борьбе за власть, и Снельман заимствовал французскую фразу, позднее часто употребляемую в финляндской политической полемике: «tez-vous en que je m’y mette» («отойдите, чтобы я смог занять ваше место»). Фенноманам необходимо было войти во власть, но это не означало социальной рево люции. Подобную опасность уже можно было разглядеть в России, и Снельман категорически отмежевался от нигилизма и терроризма.

Твердая позиция Снельмана, которую с энтузиазмом поддерживало фенноманское движение, процветавшее тогда в студенческой среде, получила неожиданный резонанс, когда 13 марта 1881 г. был убит император Александр II. Либеральный период закончился, и в про цессе формирования партий Финляндии либерализм и шведомания начали растворяться друг в друге.

Снельман умер вскоре после своего императора, 4 июля 1881 г.

в своем летнем доме в Данскарбю недалеко от Киркконумми. Его жена Жанетт умерла много раньше, в 1857 г. Старшая из детей, жившая вместе с отцом Ханна, умерла сразу после отца, в возрасте 35 лет. Андерс Хенрик стал юристом, затем сенатором юридического департамента. Йохан Людвиг стал секретарем-докладчиком в Сенате, Вильгельм – окружным врачом и советником здравоохранения, Карл – начальником управления дорог и водных путей и действительным статским советником;

два ребенка умерли во младенчестве.

Снельман довольно рано стал культовой фигурой. В своем извест ном стихотворении 1840 г., посвященном эпохе, Сигнеус назвал Снельмана важным мыслителем того времени. В период издания «Саймы» он стал объектом преклонения студентов, а затем, когда в 1849 г. он стал жертвой политической системы – объектом симпатий.

Его назначение профессором в 1856 г. было отмечено большим студен ческим праздником, а уже в 1850-е гг. для галереи великих людей будущего Студенческого дома был заказан его бюст. Затем, когда студенты-фенноманы набрали силу, в Студенческом доме появилось несколько бюстов Снельмана. Собственное студенческое землячество Снельмана – Похъянмаа – особенно ревностно поддерживало этот культ.

Празднования по случаю 75-летия Снельмана в мае 1881 г.

превратились в общенациональную кампанию по распространению идеологии фенномании, устроенную радикально настроенными студентами-фенноманами. Главный праздник состоялся в велико лепно украшенном по этому случаю Студенческом доме. Эта пропа гандистская кампания способствовала усилению тенденции попра вения в лагере либералов.

На похоронах Снельмана 7 июля 1881 г. с речью выступил Ц. Топе лиус. В 1877 г. Снельман сам выступал на могиле Рунеберга. Топелиус говорил о Снельмане, о его поколении, Снельман был «гранитом, сильнейшим в действиях и самым волевым». Крестьянское сословие установило Снельману надмогилый памятник на кладбище Хиета ниеми в Хельсинки. В 1892 г. вышло в свет собрание сочинений Снельмана на шведском языке в 10 объемных томах. Издание было снабжено пространной, главным образом политической биографией, написанной Т. Рейном, учеником и преемником Снельмана на посту профессора;

в дальнейшем эта биография неоднократно переиздава лась. Собрание сочинений, дополненное томами с письмами Снельмана, в 1928–1933 гг. вышло в переводе на финский язык.

Столетний юбилей Снельмана в 1906 г. проходил в обстановке накаленной политической активности и был использован как повод и мотив для гигантской политической манифестации – массовой смены фамилий со шведских на финские.

Важнейший из памятников Снельману – работы Эмиля Викстрёма, был открыт в 1924 г. перед Финляндским Банком. Проходящая рядом улица Николаинкату была переименована в Снельманинкату. В 1920-е и 1930-е гг. студенты-фенноманы, в особенности Академическое Карельское общество, ежегодно устраивали перед памятником большую манифестацию. В 1930-е гг. Снельмана вспоминали, в частности, как сподвижника идеи распространения финского языка.

В 1940-е гг. левые интеллектуалы стали подчеркивать значимость радикального периода деятельности Снельмана. В 1981 г. мероприятия в связи со столетием смерти Снельмана проводились по плану, разработанному государственным юбилейным комитетом. Однако обнаружилось, что событие вызвало неожиданно широкий отклик, став предметом дискуссий и интереса самых разных слоев общества и представителей различных идейных течений. Мероприятия увенчались решением Государственного совета об издании ранее опубликованных и неопубликованных произведений Снельмана в виде научно-критического собрания сочинений. Издание вышло в свет в двенадцати томах в 1992–1999 гг.

Снельман стал первой исторической личностью Финляндии, чей портрет появился на банкнотах: на самой большой денежной купюре 1940 г. достоинством в 5 000 марок было помещено его изображение в старости. В 1945 г. году эта банкнота была модифицирована. Когда в 1955 г. были введены в оборот новые банкноты меньшего формата, изображение Снельмана по-прежнему размещалось на крупнейшей из них, достоинством в 10 000 марок, а после денежной реформы 1963 г. – на купюре в 100 марок. Портрет сохранился почти без изменений на серии банкнот 1975–1980 гг. На серии банкнот 1986 г. портреты Снельмана и других государственных деятелей были заменены изображениями деятелей культуры, в числе которых был современник Снельмана Лённрот.

– МАТТИ КЛИНГЕ Приложение:

Йохан Вильгельм Снельман, род. 12.5.1806 Стокгольм, умер 4.7. Данскарбю, Киркконумми. Родители: Кристиан Хенрик Снельман, морской капитан, и Мария Магдалена Рёринг. Жена: 1845–1856 Йоханна (Жаннетт) Ловиса Веннберг, род. 1828, умерла 4.6.1857, родители жены: Андерс Веннберг, аптекарь, и Аврора Олсон. Дети: Ханна, род. 1846, умерла 1882;

Андерс Хенрик, род. 1848, умер 1911;

Йохан Людвиг, род. 1850, умер 1909;

Вильгельм, род. 1851, умер 1933;

Карл, род. 1855, умер 1928;

два ребенка умерли во младенчестве.

Георг Магнус Спренгтпортен (1740–1819) финляндский генерал-губернатор, генерал инфантерии, граф Г еорг Магнус Спренгтпортен был военным и чиновником. Его переход на сторону России, активные попытки добиться отде ления Финляндии от Швеции, а также некоторые отрицательные личностные качества привели к тому, что его фигура в финляндской историографии получила весьма противоречивые оценки. Однако его деятельность мотивировалась идеей создания финляндского государства, и он сыграл важную роль в образовании Великого кня жества Финляндского.

Представители рода Спренгтпортенов проявили себя на военном поприще уже в 17 в., играя заметную роль в восточных районах государства. В возрасте четырех лет Георг Магнус потерял отца.

Во время поездки короля Адольфа Фредрика в Финляндию мать Спренгтпортена добилась королевской милости: ее сын был принят в королевскую кадетскую школу в Стокгольме. Однако вследствие разногласий между королем и риксдагом это учебное заведение было закрыто уже через четыре года. Тем не менее, юный кадет был направлен в чине младшего офицера (кондуктора) в форти фикационные части крепости Свеаборг, где он служил под началом Аугуста Эренсверда. Судя по всему, в Свеаборге служба Георга Магнуса Спренгтпортена проходила успешно и была замечена начальством: когда в 1757 г. началась Померанская война, Эренсверд взял его с собой в поход. Поначалу Спренгтпортен служил при штабе шведских войск адъютантом графа Фредрика Акселя Ферсена. Позже он служил в элитной части под командованием своего сводного брата Якоба Магнуса Спренгтпортена и, как говорят, проявил в этой войне большую храбрость. Он был дважды ранен и в 1761 г. за заслуги был произведен в капитаны.

С наступлением мира молодой капитан в течение долгого времени оставался без постоянной должности. Они в основном закреплялись за офицерами регулярных войск, и постороннему было довольно сложно заполучить должность, по крайней мере, без больших денег. В 1766 г.

Спренгтпортен входил в комиссию по мероприятиям, необходимым для обороны Финляндии и выполнял разнообразные картографические и разведывательные задания. Одновременно он ознакомился с при граничными территориями Швеции, как на востоке, так и западе, что позволило ему составить мнение о ведении военных действий в особых условиях этих районов. Известно, что в это время он активно изучал труды по военным наукам. Лишь в 1770 г. Спренгтпортен был произведен в майоры и направлен в легкий драгунский полк под командованием своего сводного брата. В этом же году род получил баронский титул, по причине чего фамилия, которая до сих пор писалась «Спренгтпорт», была изменена на Спренгтпортен.

Георг Магнус Спренгтпортен участвовал в последнем риксдаге так называемой «эры свобод» и стал свидетелем его недееспособности.

Поэтому он без больших колебаний присоединился к планам своего брата Якоба Магнуса Спренгтпортена, поддержавшего в 1772 г.

государственный переворот Густава III. Он помог Якобу Магнусу взять под контроль Свеаборг и склонить его гарнизон на сторону короля. За эту помощь король произвел его в подполковники, но Спренгтпортен считал эту награду недостаточной. На следующий год он получил звание полковника и должность командира легких драгун, заняв место отошедшего от дел сводного брата. Через два года Спренгтпортен был назначен командующим расквартированных в Саво легких соединений. Ему в подчинение был придан Савоский полк и его егерская часть, драгуны Карелии и Кюменкартано, а также частично пехотные соединения Хяме и Уусимаа. Из этих частей была сформирована Савоская (Саволакская) бригада, командовать которой был назначен Спренгтпортен.

В тот период граница между Швецией и Россией проходила по долине реки Кюмийоки и Сайменской озерной системе, и провинция Саво представлялась наиболее уязвимой с точки зрения обороны провинцией королевства. Новый командир бригады с энтузиазмом взялся за свое непростое дело. Его официальная резиденция, поместье Брахелинна в Ристиина стало центром, в котором он разрабатывал новые формы военных действий. По инициативе Спренгтпортена для легких частей был составлен подробный устав, который с военной точки зрения следует считать вполне удачным и новаторским, в чем то даже опережавшим свое время. Спренгтпортен уделял внимание мобильности войск в условиях лесной местности с обилием водоемов, огневой мощи и стрелковым навыкам, а также использованию особен ностей ландшафта. По его инициативе в Савоской бригаде было взято на вооружение короткоствольное ружье, так называемый «штуцер Спренгтпортена», которое было введено для легких драгун еще его сводным братом и которое было гораздо легче в обращении, нежели привычное длинноствольное ружье, состоявшее на вооружении у регулярных войск. Спренгтпортен даже тратил на вооружение своей бригады собственные средства, когда не хватало коронных ассигнований. Бригада регулярно участвовала в военных учениях, а офицеры должны были участвовать в разнообразных штабных и полевых учениях. В своем служебном имении Спренгтпортен устроил неофициальную кадетскую школу для мальчиков, избравших карьеру военного. На все это он расходовал не только свои средства, но и все свое время. Такой деятельностью он снискал уважение и почитание не только своих подчиненных, но и всего финляндского офицерства.

Отношения между королем и полковником вскоре расстроились.

Хотя Густав III ценил энтузиазм Спренгтпортена, он испытывал подозрения по отношению к своему энергичному подчиненному. В 1778 г. Спренгтпортен не получил приглашения на сессию риксдага, которое обычно посылалось всем высшим военачальникам. Задетый этим, он попросил у короля разрешения на поездку за рубеж для знакомства с военным искусством и был отпущен. До своего отъезда Спренгтпортен обратился к королю с предложением об открытии кадетского корпуса в Саво, что, действительно, привело к открытию кадетского корпуса в Хаапаниеми.

В ходе своей заграничной поездки Спренгтпортена побывал в России, Польше, Пруссии и Франции. Его появление привлекло боль шое внимание в России, где знали о его деятельности в Савоской бригаде. Во время путешествия Спренгтпортен сильно повздорил с Густавом III по причине недостаточности командировочных средств.

Находясь в затруднительном финансовом положении, в 1780 г. он из Парижа направил королю прошение об отставке, которое было также незамедлительно удовлетворено, правда, без запрошенных им финансовых привилегий: пенсии и единовременной компенсации.

Спренгтпортен попытался отправиться в Америку, чтобы принять участие в Войне за независимость. Во Франции набирались для этого войска, однако, несмотря на усилия шведского посла, его попытки не увенчались успехом. В результате в крайне подавленном состоянии ему пришлось вернуться на родину. В 1782 г. он поселился в имении жены Сееста в Настола, где, не имея никакой официальной должности, вынужден был проводить время в бездействии, с чем никак не мог смириться.

В это время Спренгтпортен стал размышлять об отделении Фин ляндии от Швеции при помощи России. Толчком для появления таких мыслей, по-видимому, послужила обида на короля: Спренгтпортен считал себя жестоко преданным. С другой стороны, оставшийся без должности полковник во время своего путешествия увидел всю мощь России и понял, что Швеции вряд ли удастся долго удерживать Финляндию. В конце концов, Россия уже дважды на непродолжи тельное время оккупировала Финляндию. Во время своей заграничной поездки Спренгтпортен узнал о войне за независимость США и о попытках американцев создать свободную форму правления. Все это породило мысль о независимом, или частично независимом фин ляндском государстве, которое находилось бы под защитой России и уже одним фактом своего существования способствовало бы преодо лению извечной вражды между Россией и Швецией. Поскольку у Спренгтпортена было много почитателей среди финляндского офи церства, ему было легко распространять свои мысли в этой среде.

Вскоре у него уже была группа единомышленников, во главе которых стояли Карл Хенрик Клик и Ян Андерс Егергорн.

Однако вне офицерской среды идея независимости вряд ли могла найти поддержку. Страх перед Россией и ненависть к русским были слишком распространены среди образованных кругов и народа. Кроме того, народ традиционно хранил верность своему государю.

С разрешения и при финансовой поддержке короля Спренгтпортен в 1785 г. отправился в Голландию, где он планировал принять участие в военных действиях между Нидерландами и Австрией, которая владела Бельгией. С войной на этот раз ничего не вышло, но, находясь в Голландии, Спренгтпортен продолжил развитие своей идеи независимости. В начале 1786 г. он передал российскому послу в Голландии памятную записку по этому вопросу. Об этом было доложено императрице Екатерине II, а также сообщено российскому послу в Швеции.

По возвращении на родину Спренгтпортен участвовал в сессии риксдага 1786 г., на которой он присоединился к антикоролевской оппозиции. В это же время он передал российскому послу написанный на французском языке проект, касавшийся независимости Финляндии и баланса сил между государствами на Севере. Об этом документе, а также о беседах Спренгтпортена с послом было доложено императрице, которая предложила ему перейти на российскую службу. После неко торых сомнений он принял предложение и в сентябре 1786 г. прибыл в Петербург. Императрица приняла его с большими почестями. Ему были пожалованы титул камергера императорского двора, звание генерал-майора русской армии и большое денежное вознаграждение, позволившее устроить жизнь. Спренгтпортен сделал решающий шаг и не считал себя более подданным Швеции.

Проект конституции Финляндии под покровительством России, подготовленный Спренгтпортеном, основывался на идее респуб ликанского устройства. В соответствии с этим документом, Финляндия должна была бы стать федеративным государством, в которой провинции обладали бы широким самоуправлением.

Проект предполагал наличие четырехсословного сейма, но при этом высшей государственной властью должен был обладать конгресс, в который провинции избирали бы представителей высших сословий.

Предполагалось, что крестьяне будут иметь право голоса, но не могут быть избранными в конгресс. В качестве органа исполнительной власти предполагался государственный совет, во главе которого должен был стоять президент, избираемый пожизненно. Проект конституции был выдержан в духе эпохи Просвещения, и на него со всей определенностью оказали влияние конституции Нидерландов и США. Но ее основы были все же местными.

Поначалу казалось, что в России Спренгтпортен вряд ли сможет сделать что-либо существенное на благо Финляндии. Правда, импе ратрица включила его в свою свиту во время поездки по югу России, но ее больше волновал турецкий, а не финляндский вопрос. Но когда Густав III в 1788 г. начал войну против России, для Спренгтпортена наступила горячая пора. В начале войны он был направлен в Олонецкую Карелию с целью формирования отрядов для нападения на Финляндию, но когда Я.А. Егергорн прибыл в Петербург с так называемой Лиикальской нотой, Спренгтпортен был срочно вызван в столицу для участия в переговорах. Вскоре он отправился на границу с Финляндией, где пытался побудить своих бывших приверженцев к активной деятельности на благо независимости страны. К своему разочарованию, он не получил достаточного отклика. Несмотря на это, он составил план проведения сейма в Хямеенлинне, который должен был отделить Финляндию от Швеции. Кроме этого, он подготовил пропагандистскую брошюру, предназначенную для населения Фин ляндии и озаглавленную «К Родине». Когда армия в октябре разошлась на зимние квартиры, планы Спренгтпортена относительно восстания, возглавляемого офицерами, разрушились.

Зимой 1788–1789 гг. Спренгтпортен разработал план боевых действий русской армии на будущее лето. И действительно, русская армия в основном действовала в соответствии с этим планом.

Спренгтпортен и сам участвовал в боевых действиях, в частности, в сражении при Поррассалми, где был ранен выстрелом из штуцера савоского егеря. Говорят, что когда его привезли для лечения в его бывшую усадьбу Брахелинна, он пробурчал: «Покусали свои же собаки». Война означала для Спренгтпортена окончательный разрыв со Швецией, поскольку в феврале 1790 г. надворный суд в Турку заочно приговорил его к смертной казни за предательство.

В последующие годы Спренгтпортен проводил много времени за границей. Вследствие серьезного ранения он проходил лечение на водах. И поскольку интересы России теперь сосредотачивались на иных направлениях, для Спренгтпортена не всегда находились под ходящие обязанности. Когда в 1798 г. он вернулся в Россию, император Павел I произвел его в генералы от инфантерии. Через два года он, будучи посланником Павла в Голландии, занимался возвращением русских солдат, попавших в плен к Наполеону. В ходе этой поездки Спренгтпортен встретился с Наполеоном, который отнесся к нему весьма уважительно.

В начале правления Александра I Спренгтпортен, как представ лялось, оказался в тени. Правда, к его услугам прибегали для выпол нения различных миссий в отдаленных приграничных районах импе рии, но ему не удалось добиться близости к монарху. Тем не менее, в 1805 г. он представил императору пространную записку о положении Польши и о Финляндии. Он предложил воссоздание Королевства Польского и независимость Финляндии.

Когда в 1808 г. началась война со Швецией, Спренгтпортен вновь оказался вовлечен в составление военных планов, став одной из ключевых фигур. Именно в соответствии с составленным им талантли вым и вполне современным планом боевых действий русская армия начала наступление и перешла границу. Одновременно он продолжал подчеркивать важность создания финляндского государства. Это проявилось, в частности, в манифесте, написанном Спренгтпортеном и распространенном главнокомандующим русскими войсками графом Фридрихом Вильгельмом фон Буксгевденом, в котором содержалось обещание созыва сейм в Турку.

Спренгтпортену было предложено участвовать в завоевании Финляндии в качестве военного, но он не принял это предложение.

Вместо этого в начале войны он состоял дипломатическим советником при графе Буксгевдене. Однако их отношения вскоре расстроились, поскольку, если Спренгтпортен выступал за создание финляндского государства, то фон Буксгевден желал присоединения Финляндии к России в качестве обычной провинции. Спренгтпортен непременно желал созыва сейма и делал все возможное для осуществления этого.

В этом вопросе его оппонентами, помимо главнокомандующего, выступили и некоторые его прежние сторонники, выступавшие за то, чтобы Финляндия стала неотъемлемой частью России.

В Петербург из Финляндии была приглашена большая депутация, которая должна была рассказать императору о нуждах новой терри тории. Спренгтпортену, который в марте 1808 г. был отстранен от функций советника Буксгевдена, удалось в Петербурге добиться того, что депутации было сообщено о намерениях императора созвать сейм. Осенью 1808 г. Спренгтпортен подготовил для Александра I предложения об организации временного управления Финляндией.

Этот план был рассмотрен комитетом, в который, кроме самого Спренгтпортена, входили еще два генерала: военный министр Алексей Андреевич Аракчеев и новый главнокомандующий русскими войсками в Финляндии Богдан фон Кнорринг. 1 декабря 1808 г. император Александр I одобрил план. Однако, вопреки этому плану, император предписал, чтобы финляндские дела докладывались непосредственно ему, минуя российских министров. Одновременно он назначил Спренгтпортена финляндским генерал-губернатором, а статс-секретаря Михаила Сперанского – докладчиком по финляндским делам.

В соответствии с планом Спренгтпортена, одобренным импе ратором, предстояло созвать сейм и учредить временный прави тельствующий комитет во главе с генерал-губернатором. Пред полагалось, что члены комитета будут избраны сословиями, половина от дворянства, половина от прочих сословий. Видимо, из-за вмешательства ведущих финляндских консерваторов идея правительства, избираемого сословиями, была низведена до пре доставления сословиям права вносить предложения по составу пра вительствующего совета. Сам же Спренгтпортен еще до сейма в Порвоо (Боргоский сейм) был отстранен от дальнейшей разработки этого плана.

В начале февраля 1808 г. в Хямеенлинне Спренгтпортен с большим энтузиазмом приступил к исполнению обязанностей генерал-губернатора, но он столкнулся с большими сложностями. В стране издавна не было центрального бюрократического аппарата, и подготовка к сейму была трудной. Вдобавок он столкнулся с проявлением ненависти со стороны многих своих соотечественников, которые обычно считали его предателем. Несмотря ни на что, ему в целом удалось справиться с задачей и, по крайне мере поначалу, сохранить расположение императора. На сейме в Порвоо он, в частности, зачитывал монаршие заверения. Рассорившись с новым главнокомандующим генералом Богданом фон Кноррингом, он, однако, подал прошение об отставке с поста генерал-губернатора, которое было весьма милостиво удовлетворено в июне 1809 г. За свои заслуги Спренгтпортен получил графский титул.

Остаток жизни Спренгтпортен провел как частное лицо. Зимой он жил в Петербурге в своем доме на Васильевском острове, а летом – в своем имении Хиетала недалеко от Выборга. В 1812 г. он составил проект создания национальных вооруженных сил Финляндии, но в целом более не участвовал в процессе руководства развитием госу дарства, на начальном этапе которого сыграл столь важную роль.

Георг Магнус Спренгтпортен – одна из наиболее примечательных фигур в истории Финляндии. В разные исторические эпохи его деятельность оценивалась по-разному. Переход на русскую службу и смертный приговор, вынесенный в Турку, наложили на него печать предателя, что не могло не сказаться на его посмертной репутации. Отчасти вследствие политической конъюнктуры, его бегство в Россию понимался когда лучше, когда хуже. Историография первых лет независимости судила о нем иначе, чем историография эпохи республики Кекконена. Стоит все-таки помнить, что во времена Спренгтпортена именно военное сословие было весьма интернационально ориентировано. Сам по себе переход на службу другого государства не был чем-то необычным или постыдным. Но участие в боевых действиях против своей родины и тогда считалось неприемлемым, однако, Спренгтпортен, надо полагать, мог бы сказать, что у него на то было достаточно причин. Можно предположить, что на представления потомков о нем более всего повлияло то, что по своему характеру он, судя по всему, не был ни особенно добродетельным, ни бескорыстным. Его обвиняли в неумеренном стяжательстве, безудержной жажде власти, безмерном эгоизме и бесцеремонном использовании других людей в своих интересах. Кроме того, он был большим сердцеедом и в своих отношениях с противоположным полом далеко не всегда вел себя благородно.

Как военный, Спренгтпортен, без сомнения, был одним из наиболее передовых в истории Финляндии. Ему так и не удалось продемонстрировать свои умения в качестве военачальника в каком либо большом и значительном сражении. Но то, чего он достиг, к примеру, на посту командира Савоской бригады, а также планы, которые он разработал для наступательных операций русской армии в Финляндии, указывают на то, что он обладал видным тактическим и стратегическим мышлением.

В качестве государственного деятеля Спренгтпортен также проявил себя как новатор. Его многочисленные проекты формы правления и административного устройства Финляндии свидетельствуют о том, что он хорошо ориентировался в современных направлениях учения о государстве и политического мышления, а также был способен выдви гать новые идеи. Свидетельством его творческого политического мышления является и то, что его представления о государстве порой развивались в совершенно противоположном направлении по сравнению с тем, что он говорил ранее. Единственной неизменной целью для него оставалась идея создания финляндского государства.

Ему довелось увидеть осуществление этой великой идеи, и хотя в дальнейшем он практически не участвовал в первых шагах молодого государства, воплощение своих идей, должно быть, приносили ему удовлетворение. Независимо от того, насколько сурово осуждаются его известные слабости и ошибки, бесспорно, что его значение в создании автономной Финляндии было во многих отношениях решающим.

– ВЕЛИ-МАТТИ СЮРЬЁ Приложение:

Георг Магнус Спренгтпорт, с 1770 Спренгтпортен, род. 16.8.1740 приход Порвоо, умер 13.10.1819 Санкт-Петербург. Родители: Магнус Вильгельм Спренгтпорт, майор, и Эльза Катарина Ульфспарре ав Бруксвик. Первая жена: 1764–Анна Элизабет Гласеншерна, род. 1740, умерла 1785, родители первой жены: Лоренс Гласеншерна, подполковник, и Вендела Элеонора Турвигге;

вторая жена: 1789–1797 Анна Шарлотта Д’Омаль;

третья жена 1798–Варвара Замыская, графиня, умерла 1850, родители третьей жены:

Николай Замыский, статский советник, граф. Ребенок: Магнус Вильгельм, род. 1801.

Каарло Юхо Стольберг (1865–1952) Президент Республики К.Ю. Стольберг, первый президент Финляндской Республики, заложил фундамент для осуществления государственной власти в соответствии с Формой правления 1919 г. – консти туцией Финляндии, своеобразно сочетавшей парламентаризм и суве ренные президентские полномочия. Он утвердил на практике новую форму правления, подготовкой которой руководил лично. В частности, Стольберг разработал интерпретацию путей осуществления внешней политики в соответствии с этим документом.

К.Ю. Стольберг по образованию был одновременно гуманитарием, кандидатом философии, и юристом, доктором юриспруденции.

До прихода на пост президента он прошел долгую и приведшую к высоким постам карьеру как в качестве правоведа и практикующего юриста, так и в качестве политика. Он, в частности, был чиновником в сенате, депутатом сейма от бюргерского сословия, сенатором, про фессором административного права, депутатом и председателем парламента, а также президентом высшего административного суда.

По окончании своего периода президентского правления он не стал выдвигаться на новый срок, а стал старейшиной в законоподгото вительной комиссии, проработав там двадцать лет. Позднее он вы двигался кандидатом на президентских выборах 1931 и 1937 гг., но в обоих случаях не был избран, не добрав буквально одного голоса. В период 1930–1932 гг. он был рядовым депутатом парламента.

К.Ю. Стольберг родился в 1865 г. в семье Юхана Габриэля (Йанне) Стольберга, помощника пастора в Суомуссалми, позднее служившего в Алавиеска, а затем Хаапаярви, и Аманды Густавы Кастрен. При кре щении он получил имя Карл Юхан, которое во время учебы в школе было изменено на Каарло Юхана, а в студенческие годы – Каарло Юхо.

Уже с 1880-х гг. он подписывался как К.Ю. Стольберг. Из используемых близкими людьми имен – Каарло, Калле, Юсси и Йон (John) – закрепилось только последнее из упомянутых. К.Ю. Стольберг родился средним из пяти детей. Первенец, девочка, умерла, не прожив года.

Предки К.Ю. Стольберга как со стороны отца, так и со стороны матери были в основном священниками и служащими в Северной Похьянмаа. Дед по отцу, Фредрик Август Стольберг был ленсманом, прапорщиком («старый прапорщик», как его называли). Во время Финской войны 1808–1809 гг. он был произведен в прапорщики, но оставил военную карьеру по окончании войны. Бабушка по линии отца – Анна Маргарета Снельман, которая вышла замуж за Фредрика Августа Стольберга, оставшись вдовой после первого брака с помощ ником пастора Якобом Кастреном. «Старый прапорщик» был угрюмым стариком, который, хоть и был сыном священника, ненавидел священ ников, но любил детей и лошадей. Дед по матери, Рейнольд Кастрен, был волостным писарем в Соткамо, а бабушка – Йоханна Элизабет Кайян.

Помощник пастора Йанне Стольберг умер в 1873 г., не дожив до 41 года. И хотя семья оказалась в трудном экономическом положении, детей отправили в школу в Оулу. В 1879 г. их мать Аманда Стольберг, чьи лучшие годы давно уже прошли, также переехала в Оулу, где она сначала работала сторожем в школе для девочек, а затем заведовала снабжением продовольствием в губернской больнице. Старшая сестра К.Ю. Стольберга Альма (1863–1929) работала в дальнейшем почтовой служащей, а младший брат, рано умерший Фредрик (1866–1895), сдал экзамен на юриста и работал начальником губернской конторы в губернском правлении Оулу. Младшая из сестер Анна (1868–1888) умерла в возрасте 19 лет.

В семье Стольбергов всегда выступали за распространение и использование финского языка, поэтому из трех школ Оулу естественным образом выбор остановился на финском частном лицее.

Каарло Юхана все школьные годы был первым учеником в классе. В старших классах он был одним активистов школьного товарищества.

Он также много писал – как стихи, так и тематические статьи – для газеты «Тойвон тяхти» («Звезда надежды»), рукописного органа товарищества, главным редактором которого был сам. Стольберг был «spes nostratium et decus» – нашей надеждой и украшением, так написал о нем ректор лицея А.О. Форсман в школы матрикуле.

В 1884 г. Стольберг сдал экзамен на аттестат зрелости с оценкой «лаудатур» («отлично»), с исключительно высоким для того времени средним баллом аттестата – 9,20. В университете он сначала получил степень кандидата философии, которая была условием осуществления его основной цели – степени кандидата юриспруденции, которую он получил в 1889 г. Во время стажировки в судебном округе Коккола он приступил к написанию докторской диссертации, имея своей целью получение создаваемой в университете должности ассистента по административному праву и народному хозяйству. С подготовкой диссертации была связана полугодичная научная поездка в Германию.

После защиты диссертации «Бродяжничество в законодательстве Финляндии» и сдачи лицензиатского экзамена он получил степень доктора юриспруденции, а вскоре и назначение на должность ассис тента в университете.

Во время учебы Стольберг активно участвовал в политической жизни студентов в качестве члена землячества провинции Похьянмаа.

Политическим прибежищем для него стала группа «Валвоя» («Наблю датель»), либеральная группировка младофиннов, в которую входил также его профессор истории Э.Г. Пальмен. Во время учебы Стольберг также работал, в частности, учителем шведского языка в гимназии в Хямеенлинна и главным редактором газеты «Финланд». Став юристом, он соприкасался с политикой, главным образом работая секретарем комиссии в сейме.

В период работы секретарем экономической комиссии сейма в 1891 г. Стольберг начал ухаживать за своей троюродной сестрой Хедвиг Вольберг и обручился с ней. Брак между доктором юриспру денции К.Ю. Стольбергом и учительницей Хедвиг Вольберг был заключен 17 декабря 1893 г. Благодаря женитьбе и постоянной долж ности в университете жизнь Стольберга вошла в устоявшуюся колею.

В сентябре 1894 г. в семье родился первый из шести детей.

В 1894 г. Стольберг перешел из группы «Валвоя» в кружок, группиро вавшийся вокруг газеты «Пяйвялехти». В этой газете он опубликовал серию из трех статей «Трудовые книжки и бродяжничество», после чего инициалы «К. Ю. С.» довольно часто встречались на страницах газеты, особенно в следующие два года. Можно считать, что в том же году, приняв участие в разработке программы «молодой партии», Стольберг окончательно превратился в активного политика. В работе сейма он участвовал по-прежнему в качестве секретаря комиссии, а на сессии 1894 г. – секретаря экспедиционной комиссии.

В своей должности ассистента в университете Стольберг сосредо точился на преподавании, а также на добывании дополнительных заработков. За это время он написал шесть научных статей и перевел на финский язык две книги по юриспруденции. В 1898 г., очевидно, по экономическим соображениям, Стольберг подал документы на занятие должности протокольного секретаря (второй по рангу доклад чик) гражданской экспедиции сената. Утверждение Стольберга на эту должность парадоксальным образом стало одним из первых официальных действий нового финляндского генерал-губернатора Н.И. Бобрикова. С появлением Бобрикова и обнародованным в 1899 г.

Февральским манифестом в Финляндии началось так называемое «лихолетье». Отношение к русификаторским начинаниям разделило чиновников и политиков Финляндии на два лагеря: соглашателей и конституционалистов. На рубеже веков сенат превратился в так называемый «соглашательский» сенат. Но для Стольберга его конституционализм был естественным продолжением его прежней политической линии. Теперь получалось, что он занимает должность «конституционного протокольного секретаря соглашательского сена та». В это же время Стольбергу было оказано первое настоящее поли тическое доверие: в 1901 г. его избирают членом совета городских уполномоченных Хельсинки.

Несмотря на расхождения во взглядах, отношения между сенаторами и протокольным секретарем Стольбергом были хорошими. Хотя сенат и смотрел часто сквозь пальцы на твердую конституционалистскую линию Стольберга, в 1902 г. ему удалось в одном деле, касающемся закона о воинской повинности 1901 г., завести ситуацию в тупик. Он не только не удовлетворился тем, что, будучи докладчиком, предложил не отправлять, как противоречащее закону, одно официальное письмо, но и отказался составить и завизировать письмо, соответствовавшее решению сената. Сенат немедленно отстранил Стольберга от испол нения обязанностей, а по распоряжению Бобрикова от 14 января 1903 г. сенат 15 апреля 1903 г. уволил Стольберга. Увольнение произо шло на основании так называемого положения об увольнениях от 1902 г., законность которого ставилась под сомнение. С другой сторо ны, по закону докладчик не имел (и по-прежнему не имеет) права отказываться от составления и визирования выписок из протоколов.

Увольнения в порядке осуществления постановления 1902 г. оказались в сенате очень немногочисленными: кроме Стольберга был уволен один секретарь докладчика и один протокольный секретарь.

Увольнение из сената не оставило Стольберга без работы и без доходов. Он дорабатывал комментарий к закону об аренде земли, был председателем правления страхового общества «Суоми» и зани мал предоставленную ему должность помощника в канцелярии счетной палаты Хельсинки, не требовавшую больших усилий. После поражения России в войне с Японией, после всеобщей стачки в России и Финляндии в 1905 г., правительственный курс изменился как в России, так и в Финляндии. «Соглашательский» сенат ушел в отставку, и ему на смену пришел сенат конституционный, вице-пред седателем хозяйственного департамента которого был Л. Мехелин, а вице-председателем юридического департамента – Р.А. Вреде.

К.Ю. Стольберг был назначен сенатором хозяйственного департа мента и начальником отдела по торговле и промышленности.

Одной из наиболее важных задач конституционного сената на начальном этапе было рассмотрение проекта парламентской реформы, подготовленного комитетом под председательством профессора Ро берта Германсона. Согласно проекту, сословный сейм следовало заменить парламентом, выбираемым на основе всеобщего и равного избирательного права, с предоставлением женщинам права избирать и быть избранными. Стольберг не был сторонником однопалатного парламента. Он предлагал сформировать из дворянства и духовенства первую, а из бюргерства и крестьянства вторую палаты. На сейме 1904–1905 гг. он по тактическим соображениям выступал против изби рательного права для женщин, считая, что это помешает одобрению бюргерской и крестьянской коллегиями внесенного на рассмотрение всеобщего и равного избирательного права (для мужчин). В сенате он все же заявил, что пропорциональная избирательная система развеяла его сомнения, и что теперь он поддерживает как однопалатную систему, так и избирательное право для женщин. Проект комитета был принят в сенате с небольшими изменениями. Стольберг также участвовал в разработке сенатом Мехелина проекта формы правления, хотя, насколько известно, проект в свое время не пошел дальше канцелярии генерал-губернатора.

Хотя в самом начале века «соглашательский» сенат пытался уберечь служащих-конституционалистов, таких, как Стольберг, от жесткости Бобрикова, теперь в конституционном сенате больше не было места для согласия. Сенат Мехелина провел закон, изданный в порядке издания коренных узаконений, по которому служащие, назначенные в законном порядке на место уволенных в административном порядке судей и других служащих, освобождались от должности. Принцип добровольной отставки, поддержанный Стольбергом, не был одобрен.

В 1907 г. первые выборы, основывавшиеся на всеобщем и равном избирательном праве в соответствии с сеймовым уставом 1906 г., превратились для «правящих партий» в болезненное поражение.

Младофинны получили 25, а шведская партия 24 места, так что сенат в парламенте поддерживало всего 49 депутатов. Даже одни только старофинны располагали большим количеством мест (59). Крупнейшей партией стали социал-демократы с 80 местами.

В сенате в связи с неудачей на выборах образовалось два направления: парламентское под руководством Стольберга и анти парламентское под руководством Вреде. По инициативе Стольберга хозяйственный департамент принял решение «в частном порядке»

проинформировать парламентские фракции о готовности сената сло жить свои полномочия, но Вреде и его юридический департамент занял совершенно противоположную позицию, и конституционный сенат не подал в отставку по результатам выборов. Стольберг, однако, осуществил принципы парламентаризма на практике, уйдя в отставку в декабре 1907 г. и мотивируя это тем, что парламент, вопреки отстаиваемой им позиции сената, принял сухой закон, основывающийся на полном запрете алкоголя.

Уйдя из сената, Стольберг во второй раз оказался без должности.

Однако должность для него довольно скоро нашлась. Кафедра Роберта Германсона в 1906 г. была разделена на две. Германсон себе выбрал кафедру государственного и международного права, при этом оставалась вакантной профессура по административному праву. На эту должность был лишь один претендент, доктор юриспруденции Онни Талас. Между Стольбергом и Таласом было заключено джентльменское соглашение, согласно которому Талас отозвал свое заявление в пользу Стольберга, а Стольберг пообещал, что, как только представится возможность, он откажется от места в пользу Таласа. По истечении срока подачи заявлений на должность был заявлен лишь один соискатель – Стольберг. Эксперты, дававшие заключение, бывший профессор Л. Мехелин и бывший ассистент по административному праву Ю.К. Паасикиви, посчитали Стольберга компетентным для этой должности, хотя и обратили внимание на его слабость в систе матических и теоретических вопросах. Факультет также считал Стольберга компетентным и пояснял, что его «практическую слу жебную деятельность вполне можно рассматривать как весомую заслугу», что, вероятно, должно было указывать на то, что собственно научная деятельность Стольберга была сравнительно скромной.

Стольберг был назначен профессором административного права 26 августа 1908 г. Будучи профессором, он написал свой главный труд «Административное право Финляндии I и II» (1913–1915), объемную и основополагающую работу, которая долгое время служила учеб ником на юридическом факультете. Произведение по-прежнему имеет большое значение не только с точки зрения истории права и административного управления, но и с точки зрения исследований в области административного права.

Занимая должность профессора, Стольберг мог активно участвовать в политике. В 1908 г. он был избран в центральный комитет Младо финской партии. Он был депутатом парламента созывов 1908, и 1917 гг. В 1914 г. Стольберг был избран председателем парламента.

Парламент был недоволен тем, что многократно избиравшийся пред седателем П.Э. Свинхувуд, помимо своего отсутствия в начале сессии по болезни, практически парализовал работу парламента, своими провокационными речами при открытии сессий вызывая роспуск парламента, обычно уже в начале сессии.

Свержение императорской власти в России в марте 1917 г. означало также отставку функционировавшего в качестве «правительства чиновников» и частично русифицированного так называемого «адми ральского сената». Так как парламент был распущен, решение о составе нового сената принималось представителями буржуазных партий совместно с партийными органами социал-демократов. Хотя Стольберг получил наибольшее количество голосов членов делегации буржуазных партий для занятия поста вице-председателя хозяйствен ного департамента, его кандидатура не получила поддержки социал демократов, что сам Стольберг считал необходимым условием. Вице председателем стал социал-демократ Оскари Токой, половина членов департамента была назначена из представителей буржуазных партий, а половина – от социал-демократов.

Оказавшийся вне сената, Стольберг стал председателем консти туционного комитета, созданного еще весной 1917 г. Важнейшей задачей комитета было обсуждение новой формы правления. За ее подготовку отвечали главным образом собравшиеся летом 1917 г. в местечке Вредебю недалеко от Аньяла К.Ю. Стольберг (младофинн), Р.А. Вреде (Шведская народная партия) и Антон Котонен (социал демократ). За основу формы правления был взят проект консти туционного сената Мехелина 1907 г., который, по сути, являлся кодификацией конституционных актов Густава III и основывался на принципе разделения власти. «Поверх» него комитет «надстроил» свою модель, основывающуюся на парламентаризме, так что проект стал уникальным сочетанием идеи разделения власти и парламентаризма.

На парламентских выборах 1916 г. социалисты получили большинство.

Их голосами летом 1917 г. парламент принял так называемый закон о власти. Когда вопрос рассматривался в хозяйственном департаменте сената Токоя, генерал-губернатор Николай Некрасов в первый и единственный раз принял участие в заседании и поддержал правых.

Исходя из позиции сложившегося таким образом большинства, российское Временное правительство не утвердило закон о власти и назначило проведение новых выборов, в результате которых в парламенте вновь образовалось буржуазное большинство.

После принятия решения по закону о власти сенаторы социал демократы ушли в отставку. После Октябрьской революции в России и всеобщей забастовки в Финляндии 27 ноября 1917 г. парламент после горячих и острых дискуссий принял буржуазный список правительства П.Э. Свинхувуда. 4 декабря 1917 г. сенат Свинхувуда представил парламенту декларацию независимости и проект формы правления Финляндии. Конституционный комитет Стольберга составил проект формы правления Финляндской Республики в составе России, теперь же он был спешно переделан в проект формы правления независимой Финляндской Республики.

После гражданской войны в так называемом «урезанном парла менте», в котором из депутатов социал-демократов остался только один, на сессии созыва 1917 г. и чрезвычайной сессии 1918 г. происхо дила горячая борьба по вопросу о форме правления, в которой сенат продвигал идею конституционной монархии, а возглавляемое Стольбергом меньшинство – идею парламентской республики.

Сенат отказался от проекта республиканской конституции 1917 г. и представил в парламент проект монархической формы правления.

В так называемом «протесте республиканцев» Стольберг вместе с Сантери Алкио из Аграрного союза подготовил новый проект конституции Финляндской Республики. Монархический проект был все же принят, но из-за отсутствия квалифицированного большинства был перенесен на повторное рассмотрение после парламентских выборов. То же произошло с проектом конституции, представленным на чрезвычайную сессию парламента 1918 г., созванную для выборов короля.

Стольберг был председателем конституционной комиссии на сессии парламента созыва 1917 г., но ему пришлось отказаться от обязанностей депутата, когда в 1918 г. он был назначен первым президентом высшего административного суда. Он, таким образом, не участвовал в «сессии по выборам короля» 1918 г.

Поражение Германии в мировой войне изменило политическую ситуацию в Финляндии. Действующий как глава государства пред седатель сената Свинхувуд ушел в отставку, и 12 декабря 1918 г.

регентом был назначен главнокомандующий финской белой армией генерал кавалерии Густав Маннергейм. Вскоре после этого избранный королем Финляндии принц Фридрих Карл Гессенский отрекся от престола. На парламентских выборах в марте 1919 г. парламент получил республиканское большинство. Сформированное в марте 1919 г. коалиционное правительство Каарло Кастрена, состоявшее из представителей Национальной прогрессивной партии, Аграрного союза и Шведской народной партии, летом 1919 г. представило парламенту второй проект республиканской формы правления. Этот проект также был отложен, но, в конце концов, парламент доработал проект, опираясь на поправки Хейкки Ритавуори и некоторых других членов парламента таким образом, что после нескольких компро миссных решений он получил необходимое большинство голосов в парламенте. Регент Маннергейм после некоторых сомнений 17 июля 1919 г. утвердил форму правления Финляндии.

Конституционный комитет Стольберга выступал за прямые выборы президента, но члены комитета бывшие руководители монархистов Ю.К. Паасикиви и Р.А. Вреде в своем особом мнении потребовали проведения выборов, совершаемых коллегией выборщиков. Это, по их мнению, отвечало требованиям демократии и создавало возможность для переговоров. Сторонники Алкио из Аграрного союза и социал демократы, в свою очередь, выступали за выборы президента в парламенте. В «протесте республиканцев» Стольберг и Алкио пришли к «историческому компромиссу», по которому, как уступка монархистам, были одобрены непрямые выборы и широкие полномочия президента.

Это решение было принято также в отношении конституции 1919 г., несмотря на то, что правительство Кастрена предлагало – как уступку социал-демократам – выборы президента парламентом. Тем не менее, первые выборы президента было решено провести в парламенте.

Первые выборы президента Финляндской Республики прошли в парламенте 25 июля 1919 г. Стольберг изначально упоминался как возможный кандидат, но сам он не хотел менять должность президента административного суда на пост главы государства. Стольберг считал, что будет избран Маннергейм, к нему приходили делегации как с просьбой выдвинуть свою кандидатуру, так и требующие отказаться в пользу Маннергейма. Сам Стольберг изначально был искренне против своего выдвижения, но в конце июня он, по всей видимости, пришел к заключению, что, по-прежнему оставаясь противником своего выдвижения, он не был вправе отказываться, тем более что по слухам в кругу активистов планировалось проведение военной провокации или переворота.

На выборах 25 июля 1919 г. Стольберг получил 143 голоса, Маннер гейм – 50 голосов, а Лаури К. Реландер и Вяйнё Таннер – каждый по одному голосу. Два социал-демократа не получили ни одного голоса. Председатель парламента Реландер, согласно парламентской традиции, не голосовал, а два депутата отсутствовали. За Стольберга проголосовали все депутаты от Прогрессивной партии (26), 39 из депутатов от Аграрного союза (все кроме председателя Реландера), 76 депутатов от социал-демократов из 79, один депутат от Шведской народной партии и один из двух депутатов от Христианской рабочей партии.

На следующий день Стольберг выступил в парламенте с торжест венным заявлением, во вступлении к которому он по обыкновению скромно заявил: «Я должен исполнить решение, принятое парламентом Финляндии в соответствии с конституцией. Я должен занять ответст венный пост президента Финляндской Республики». Согласно укоре нившемуся анекдоту, Стольбергу пришлось из парламента (дом Хеймола) идти домой пешком;


на самом деле любивший ездить на автомобиле Стольберг мог отправиться домой на предоставленной военным министром Рудольфом Вальденом машине, поскольку посол Швеции увел из-под носа машину, заказанную для президента. Из присланных домой букетов цветов и телеграмм с поздравлениями Стольберга особенно порадовала телеграмма монархиста Ю.К. Пааси киви, в которой тот, ссылаясь на почти тридцатилетнее знакомство, высказывал от всего сердца самые лучшие пожелания счастья и успеха.

«Лихолетье» и так называемый «второй период русификации»

разделили буржуазию Финляндии на два враждебных лагеря – соглашателей и конституционалистов, – которых в период граж данской войны на время объединил общий враг. Но после гражданской войны борьба за государственное устройство породила новый раскол между республиканцами и монархистами. В ходе этой борьбы мировая война «вывела из игры» потенциальных претендентов на престол, и истинные лидеры монархистов Вреде и Паасикиви после поражения не таили злобу, так что Стольберг мог в дальнейшем считать обоих своими старыми друзьями. Настоящими противниками Стольберга остались поддерживающие Маннергейма монархисты и активисты.

Отношения Маннергейма и Стольберга оставались прохладными на протяжении всего срока президентского правления Стольберга.

Известной параллелью между ситуацией, господствовавшей в период «лихолетья» и в первые годы существования республики можно считать политические убийства соглашателя, прокурора Элиэла Йогансона (Сойсало-Сойнинен) в 1905 г. и подопечного Стольберга, министра внутренних дел Хейкки Ритавуори в 1922 г.

Стольберга на посту президента сравнивали в первую очередь с Маннергеймом. Маннергейм был военным и владеющим ино-странными языками «политиком в области международных отношений»;

Стольберг был юристом и «знатоком внутренней политики». Маннергейм был светским человеком и аристократом, знающим придворные порядки;

в сравнении с ним Стольберг был чопорным чиновником-фенноманом.

С другой стороны, по свидетельствам современников, он производил на окружающих величественное впечатление своим сугубо деловым поведением и выдерживаемой дистанцией. Это, правда, могло быть результатом застенчивости, скрываемой с помощью огромной силы воли и жесткой самодисциплины. Стольберг, в частности, избегал неподготовленных выступлений, потому что боялся своей склонности запинаться в подобных ситуациях. Во избежание этого он все свои речи, даже небольшие выступления и поздравления на семейных торжествах, заранее записывал на бумаге, что, с одной стороны, означало огромную дополнительную нагрузку. С другой стороны, это очень хорошо гармонировало с «протестантской этикой», характерной как для его служебной деятельности, так и для всех остальных сторон его жизни, несмотря на то, что в публичных выступлениях он тщательно избегал ссылок на религию и старался не произносить имени Бога. Стольберг также не любил официальные церемонии. Его отказ от государственного визита в Швецию или приглашения короля Швеции или кронпринца посетить Финляндию был связан не только с внешнеполитическими причинами.

Трагедией в личной жизни Стольберга в 1917 г. стала смерть его жены Хедвиг. Он был вдовцом, когда стал президентом, поэтому его дочерям пришлось взять на себя роль первой леди государства.

Стольберг письменно попросил руки вдовы Элли Вегелиус (сестра Маисси Эркко, жена его друга Ээро Эркко), но получил отказ. Получив письмо от подруги юности, вдовы Эстер Хелстрём, Стольберг в своей неуклюжей манере стал за ней ухаживать. В результате 7 июня 1920 г.

состоялось бракосочетание президента. Свадьбу сыграли в семейном кругу в доме Эстер Хелстрём в Хельсинки. Супружеская пара получила многочисленные поздравления. Союз с точки зрения непрактичного Стольберга был удачным и разумным решением, но Эстер Стольберг заплатила за свою любовь большую цену, так как дети Стольберга относились к ней враждебно. С другой стороны, брак помог Эстер Стольберг в ее карьере писательницы, так что оставшуюся часть своей жизни она провела не только как супруга бывшего президента, но и как признанная и любимая писательница. Для Стольберга было вполне типичным, что он занял беспристрастную и нейтральную позицию «политика» во взаимоотношениях между новой женой и детьми, несмотря на то, что возникавшие противоречия были по большей части порождены им самим.

Находясь на посту президента, Стольберг действовал в том же порядке, какой установился в сенате при Свинхувуде, а протокол заимствовался из периода регенства Маннергейма. Его задачей становилось осуществление принципа разделения властей и парла ментаризма в соответствии с конституцией 1919 г. и особенно форму лирование «правильной» интерпретации статей формы правления, касающихся внешней политики.

На период президентства Стольберга, с одной стороны, наложили отпечаток трудности периода становления независимой Финляндии, с другой стороны, специфические политические проблемы данного времени. Враждебность со стороны представителей радикальных монархистов и сторонников Маннергейма переходила – не говоря уже об убийстве Ритавуори – все границы дозволенного. Вопрос о статусе Аландских островов привел к кризису в отношениях со Швецией;

спор был передан для рассмотрения в Лигу наций. Президент, будучи главнокомандующим армии, постоянно конфликтовал с офицерским составом. Приказ, отданный генерал-майору Карлу Эмилю Бергу о наведении порядка в отрядах шюцкора, был выполнен, но привел к самоубийству Берга. Позже Стольберг оказался в затруднительном положении, столкнувшись с массовыми отставками офицеров. Беспо койства возникали и в связи с осуществлением Тартуского мирного договора 1920 г. и выводом финских войск из Восточной Карелии.

Кровь пролилась и в этот момент: ребольский ленсман, студент Боби Сивен застрелился, услышав о подписании Тартуского мира.

В Финляндии, как и во многих других европейских странах, в нестабильной обстановке 1920-х гг. правительства были недолго временными. Обычно Стольберг опирался на центристские кабинеты.

Когда «нормальный парламентаризм» не действовал, Стольберг сам брался за формирование «парламентских правительств чи новников». Он также распустил парламент, пойдя против позиции правительственного большинства, когда парламент стал неполным после ареста министра юстиции, и.о. министра внутренних дел Отто Окессона и тюремного приговора, вынесенного надворным судом Турку всем 27 депутатам от Социалистической рабочей партии. В этих случаях Стольберг не стеснялся прибегать к независимому положению главы государства и выступать в роли «нейтральной власти» (pouvoir neutre) в ситуациях, угрожавших парламентаризму и системе разделения властей.

После окончания срока президентства Стольберг более не выдвигал свою кандидатуру. С одной стороны, его президентство было в такой степени неспокойным, что он не хотел продолжения, с другой стороны, он как «отец конституции», возможно, хотел закрепить практику президентства на один срок. Стольберг лично внес в форму правления статью, по которой оклад президента в период его правления не мог быть ни увеличен, ни уменьшен. Но случилось так, что именно во время его президентства в Финляндии разразилась невиданная ранее инфляция, так что последние годы нахождения Стольберга на посту президента стали для него попросту убыточными.

После окончания президентского срока Стольберг сначала жил в квартире, купленной на средства Эстер Стольберг, а позже на вилле в Кулосаари, купленной на ссуду. После отставки Стольбергу был среди прочих предложен нетрудоемкий и хорошо оплачиваемый пост канцлера Хельсинкского университета, на что Стольберг заметил, что, освободившись от офицеров, он не хочет иметь неприятности от студентов и выбрал должность старейшины законоподготовительной комиссии, оставлявшую возможность для приработка. Стольберг пытался попасть в эту комиссию еще в 1900 г. Став членом законо подготовительной комиссии четверть века спустя, он на этом посту на протяжении 1926–1946 гг. успел проделать столько, что хватило бы на отдельную карьеру, а то и две.

Будучи членом законоподготовительной комиссии, Стольберг как старшейший государственный деятель мог бы почивать на лаврах, но политика по-прежнему была у него в крови. На президентских выборах 1931 г. он и во втором и в третьем туре получил 149 голосов из 300 и лишь с минимальным разрывом уступил П.Э. Свинхувуду. На выборах 1937 г. он набрал 150 голосов, но не был избран: социал-демократы во втором туре «на всякий случай» проголосовали за Кюёсти Каллио, чтобы не допустить повторного избрания Свинхувуда.

В период между парламентскими выборами 1930–1932 гг.

Стольберг был рядовым депутатом парламента. В это время он, в частности, принимал активное участие в отклонении законопроектов, направленных на отказ от парламентаризма. Конфликт между правыми радикалами и Стольбергом с годами не утих, и в октябре 1930 г.

сторонники Лапуаского движения попытались выдворить Стольберга с супругой в Советский Союз, но отказались от своего замысла в Йоенсуу. Этот инцидент ускорил, в свою очередь, спад Лапуаского движения.

Выйдя на пенсию в 1946 г., Стольберг проводил дни своей старости на вилле в Кулосаари и консультировал по сложным юридическим вопросам своего старого друга Ю.К. Паасикиви. Оставаясь почти всю свою жизнь спорным и противоречивым политиком, Стольберг умер в 1952 г., будучи единодушно почитаемым всей нацией государственным деятелем. Со временем уважение к нему росло, на что указывает, в частности то, что если ни одна, так другая политическая группировка незаслуженно пыталась спекулировать на его славе. Усердие, само дисциплина, личное бескорыстие и неприхотливость были теми качествами К.Ю. Стольберга, которые было трудно повторить более поздним политикам.


– МАРККУ ТЮЮНИЛА Приложение:

Каарло Юхо (Карл Юхан) Стольберг, род. 28.1.1865, Суомуссалми, умер 22.9.1952, Хельсинки. Родители: Юхан Габриэль Стольберг, помощник пастора, и Аманда Густафа Кастрен. Первая жена: 1893–1917 Хедвиг Ирене Вольберг, умерла 1917, родители первой жены: Густав Вильгельм Вольберг, губернский землеустроитель, и Эва Фредрика Стольберг. Вторая жена: 1920–1950 Эстер Хельстрем, род. 1870, умерла 1950, родители второй жены: Карл Оскар Эльвинг, бургомистр, и Енни Нюман.

Дети: Каарло, род. 1894, профессор, дипломированный инженер, жена Керстин Мария Ельт;

Айно, род. 1895, муж горный инженер Ханс Йозеф Черман;

Элли, род.

1899, лицензиат медицины, муж главный врач Эрик Рафаэль Шауман;

Ауне, род.

1901, инспектор по делам детей;

Юхо, род. 1907, помощник судьи, жена Мари Аурора Равандер;

Кюллики (Туоминен), род. 1908, старший учитель, муж Ойва Юхана Туоминен, магистр философии.

Йоханнес Таканен (1849–1885) скульптор В ыходец из бедной среды, Йоханнес Таканен благодаря своему таланту поднялся до вершин в истории искусства Финляндии 19 в., стал одним из великих мастеров. Притягательная сила его самых известных произведений, «Венера и Амур», «Ребекка у колодца», «Андромеда, прикованная к скале» и «Айно, смотрящая на море», не уменьшается. Все свои главные работы Таканен создал приблизи тельно за 10 лет. Он умер в Риме в самом расцвете своих творческих сил в возрасте 35 лет.

Когда очень молодой студент Йоханнес Таканен, которому не было и 20 лет, впервые представил свои работы на совместных выставках художников в 1860-е гг. в Хельсинки, финское искусство и в осо бенности скульптура были еще молодыми и отчасти неразвитыми.

Финское художественное общество, правда, с самого своего основания в 1846 г. энергично способствовало развитию изобразительного искусства, и такие великие таланты международного уровня, как Альберт Эдельфельт, Аксели Галлен-Каллела и Ээро Ярнефельт, а в области скульптуры Вальтер Рунеберг, уже смогли продемонстриро вать свой блестящий талант.

Обычно художники были выходцами из высших социальных слоев финских шведов, но Йоханнес Таканен из Виролахти был исклю чением. Он происходил из очень бедной семьи. Продвижению Така нена помогла идея феннофильства (финская национальная идея), кото рую так лелеял просвещенный привилегированный класс и одной из форм проявления которой был поиск и поддержка молодых талантов из финского народа в их стремлении развиваться и получать образование в области искусства. Став известными художниками, они стали бы живым примером того, что финский народ имеет равные права на место в числе других европейских культурных народов.

Отец, батрак Эркки Таканен, в детстве остался сиротой, и родной дом отошел опекунам. Те вели хозяйство плохо. Мальчик-сирота просил милостыню и был пастухом, пока не попал в работники в дом пастора в Элимяки, где познакомился со своей будущей женой.

Осенью 1844 г. семья переехала со своим первым ребенком Марией в Юля-Урпала в Виролахти, где позже родились девочки Хелена и Анна-Лийса и мальчик Йоханнес. Когда в начале 1850-х гг. семья переехала в Ала-Урпала в работники в усадьбу Фредрика Альфтана, Йоханнесу было три года. У Йоханнеса Таканена не было бы никакой возможности развивать свои прирожденные способности, если бы внимательные и образованные работники усадьбы не поняли, о чем на самом деле идет речь.

Таканен, которого отправили на учебу в Выборг к Т.А. Спренгелю, ставшему его первым учителем рисования, благодаря убедительным проявлениям своего таланта приобрел немало поклонников, и го родская интеллигенция организовала несколько сборов средств для его обучения. Таким образом, в 1865 г. Таканен наконец смог поехать в столицу в художественную школу Финского художественного общества, где его преподавателем стал переехавший из Швеции в Фин ляндию и работавший здесь К.Э. Шёстранд.

За пару лет Таканен так продвинулся в обучении, что в 1867 г.

его отправили в Копенгаген к профессору Х.В. Биссену и его сыну скульптору В. Биссену. После Бертеля Торвальдсена в Копенгагене активно действовала Художественная академия. В свое время там учился и Вальтер Рунеберг. Таканен обучался в Королевской академии художеств Копенгагена шесть лет. Они занялся как изображением живой натуры, так и работой по мрамору. «Датская скульптура в то время начала отходить от неоклассицизма с его идеальной красотой, опирающегося на античность, которому Бертель Торвальдсен придал скандинавские черты. Стали приобретать цену естественность и реализм с акцентом на деталях, как в романтических, так и в обыденных сюжетах. Частью этого процесса стал и Йоханнес Таканен», – так Юха Илвас в 1985 г. написал в издании, выпущенном к выставке к 100 летнему юбилею Йоханнеса Таканена в Виролахти.

В Копенгагене Таканен постепенно начал утверждаться как художник. Самые значительные заказы приходили из Финляндии.

Для датских заказчиков Таканен делал главным образом портреты, самым примечательным из которых был гипсовый бюст, сделанный в 1871 г. с портрета Фридриха, маленького сына его друга Магдалуса Колда. Большая гипсовая скульптура «Мальчик, играющий с собакой»

(1870) также привлекла в свое время внимание. Для Таканена работа была академически холодной, но очень хорошо демонстрировала его хорошо развитое чувство формы. Самой известной работой периода пребывания в Копенгагене является заказанная для парка «Монрепо»

в Выборге цинковая скульптура «Вяйнямёйнен, играющий на кантеле»

(1872), которую жители города хотели установить вместо злодейски разрушенного гипсового Вяйнямёйнена работы Готхилфа Борупа.

Скульптура пропала во время последней войны, и длительные поиски не дали результата.

Как и у многих скульпторов того времени, путь Таканена после Копенгагенской академии художеств лежал в Рим, куда скульпторов привлекали хорошие возможности для работы, дешевый мрамор и сильные традиции в этой области. В Риме также жил Вальтер Рунеберг с семьей. Таканен получил мастерскую вместе с другим молодым финским скульптором Робертом Стигелем.

Однако в Риме работа пошла неважно. Финляндия была далеко, письма порой шли несколько недель и даже месяц. Обстановка на родине была в то время очень плохой, что уменьшало шансы на полу чение государственных или частных заказов. Так как поклонники Таканена находились в Финляндии, а доходы зависели от заказов, ему часто приходилось ради заработка воплощать в камне планы других скульпторов. К тому же, со свойственной ему некоторой богемностью, Таканен не всегда мог сконцентрироваться и не всегда серьезно отдавался работе.

Но понемногу творческое влечение преодолело все преграды.

Первой высеченной из мрамора скульптурой стала композиция «Венера и Амур» (1875), заказанная жителем Выборга Вильгельмом Хакманом. Она была необычайно хороша для первой работы в камне.

Скульптура, выполненная в классическом стиле, хотя и с теплом и нежностью, свойственным Таканену, сейчас принадлежит Музею изобразительных искусств Лахти. Затем последовала великолепная серия женских скульптур – известный сердцеед умел ваять женщин.

Самым известным произведением Таканена является «Ребекка у колодца», которая была изготовлена в гипсе в 1877 г. Капитан инженерных войск А.В. Лагерборг заказал мраморную версию Ребекки. В 1878 г. на выставке Финского художественного общества скульптура выиграла государственную премию. Таканен сам сделал на заказ в мраморе еще четыре скульптуры Ребекки, меньшие по размеру, чем первая. Две из них приобрели в Финляндии Юлиус аф Линдфорс и советник коммерции Антти Альстрём, одна ушла в Берген и одна в Петербург. Библейская тема была близка Таканену: позировала художнику его будущая жена итальянка Джачинта Бьаваско, которая в момент создания скульптуры была, как и Ребекка обрученной невестой. Единственная мраморная Ребекка, имеющаяся в публичных коллекциях Финляндии, принадлежит Музею изобразительных искусств Тампере, где она установлена на нижнем этаже в углублении главной лестницы. Скульптура «Ребекка у колодца» до сих пор не потеряла своего очарования. Нежный образ девушки, любующейся подаренным женихом золотым браслетом, пленяет и приковывает своей живостью.

Если Ребекка является символом человеческого счастья, то «Айно, смотрящая на море», скульптура на тему «Калевалы», воплощает трагическую сторону жизни. Обнаженная длинноволосая красавица Айно, подняв ко лбу руку, опустошенным взглядом смотрит на море, в объятия которого готова броситься в следующий миг. Смерть для нее – лучший выбор, только бы не становиться женой старика Вяйнямёйнена. Над терракотовым эскизом Таканен начал работать уже в 1874 г. В нем Айно одета, тогда как в окончательном варианте скульптуры она предстает в своей великолепной наготе. Это вызвало скандал, когда, к ужасу финской публики, скульптура в 1876 г. была доставлена в Хельсинки на выставку Художественного общества.

Зрителям была больше по нраву Айно, скромно одетая в древний наряд в терракотовом эскизе. Прообразом обнаженной Айно была итальянская жена скульптора, и ее округлые формы и чувственная эротичность выходили за пределы допустимого для добропорядочного светского общества. Но Таканен никогда не воплотил в жизнь свой терракотовый эскиз. Он также не выполнил и гипсовую Айно в мраморе, как намеревался сначала, настолько скандал расстроил его.

«Айно, смотрящая на море» была воплощена в мраморе лишь десять лет спустя после смерти Таканена. Было также отлито несколько скульптур из бронзы. Первоначальная гипсовая «Айно» осталась в собственности наследников художника в Риме.

Третья знаменитая женская скульптура, «Андромеда, прикованная к скале» (1882), основывается на античном мифе. Прекрасная Андромеда была принесена в жертву чудовищу, но она спасается с помощью своего возлюбленного. Таканен выполнил Андромеду непосредственно в мраморе великолепного качества. Скульптура находится в музее Атенеум в Хельсинки на почетном месте, где ее великолепными пропорциями и совершенной красотой можно восхищаться со всех сторон. Знакомые художники Таканена в свое время приезжали посмотреть скульптуру в его мастерской в Рим.

«Андромеда, прикованная к скале», возможно, самая драгоценная жемчужина в творчестве Таканена.

Популярность Таканена у публики сумел предвидеть Магнус фон Вригт, владелец фирмы по формовке изделий из гипса, находившейся в Хельсинки, который выкупил права на производство и продажу копий «Ребекки», «Андромеды», а позднее и «Айно». Вызывавшие восхищение скульптуры Таканена стали появляться как украшение в богатых домах, и они стали известными всем.

Последним женским образом стала «La Nuova modella» (1885), кото рую скульптор сначала создал в нескольких терракотовых эскизах, известных также под названием «La Tutta Nuda». Эти произведения, в отличие от предыдущих, не связаны ни с какими известными прообразами или легендами. Большая, патинированная в черный цвет гипсовая скульптура представляет молодую полуобнаженную красавицу, опущенная голова и плечи которой словно показывают покорность перед неизбежностью судьбы. Ее образ можно трактовать как аллегорию или предвидение приближающейся смерти художника.

Перед «La Nuova Modella» был создан эскиз памятника Алек сандру II, с которым Таканен участвовал в престижном государст венном конкурсе на создание памятника императору на Сенатской площади. Победа в этом конкурсе обещала бы Таканену большое буду щее как художника и положила бы конец постоянным финансовым проблемам. Судьба распорядилась по-другому. Таканен постоянно страдал от затяжного воспаления легких. Лихорадка отнимала много сил, и работать над эскизом он мог лишь несколько часов в день. Остальное время он лежал в постели. Однако ему удалось достать копию костюма, в который император был одет на некоторых фотографиях, и он надел его на человека, позировавшего ему. Лицо императора и фигуру он создавал по фотографиям. В сентябре 1885 г.

Йоханнес Таканен умер. Его похоронили в ставшем для него родным Риме на кладбище для некатоликов в Порта Сан Паоло.

В конкурсе на создание памятника императору принимали участие все ведущие скульпторы. Работа Таканена, по мнению жюри, была даже лучше, чем Вальтера Рунеберга, чей прекрасный проект постамента вызвал восторг. Хотя Таканен выиграл конкурс, окончательное решение жюри гласило, что Таканен создает фигуру самого императора, а Рунеберг делает постамент согласно эскизу. Так как Таканен умер, не завершив проект, Рунеберг сделал памятник целиком, однако таким образом, что образ императора точно соответствовал эскизу Таканена.

Таканен был одним из лучших портретистов своего времени.

Особенно выразительно и нежно он воплощал женские и детские об разы. В постоянной экспозиции Атенеума представлен мраморный «Бюст молодой девушки», который изображает баронессу Ханну Гри пенберг в молодости. Находящаяся в частной коллекции «Мариетта», так же как и «Бюст госпожи Томмаси-Крудель», высечена в мраморе.

Многие женские портреты исполнены в патинированном гипсе, напри мер, бюст римской красавицы «Пеппина» и «Бюст госпожи Ольги Людекен».

В 1884 г. был создан «Бюст Й.В. Снельмана», установленный в парке при церкви в Куопио после смерти Таканена. Сделать эскизы Таканену удалось дома у Снельмана во время поездки в Финляндию в 1878–1879 гг. На этом выразительном портрете Снельман представлен скорее как скромный, обычный человек, чем как могущественный и известный государственный деятель и философ.

О популярности Таканена-портретиста говорит то, что портрет известного как ярого шведомана К.Г. Эстландера был заказан именно ему, сыну батрака, а не шведу и представителю привилегированного класса Вальтеру Рунебергу, который мог бы рассматриваться как несомненный претендент на эту работу.

Таканен был непритязательным и скромным человеком. Из-за недостаточного школьного образования ему не хватало знаний ино странных языков, что ограничивало его общение в международных кругах художников. С его импульсивным характером и свойственной карелам живостью, он страдал от невозможности свободно изъяс няться на других языках. В этом отношении его положение остава лось таким же, как и в юности: владея только родным языком, он оказался в кругу людей, разговаривающих по-шведски, сначала в Выборге, затем в Хельсинки. В Копенгагене шведский язык сменился на датский, который он выучил лучше, чем шведский, и на котором мог хоть как-то общаться. В «Circolo Scandinavo», кружке, объединившем скандинавских художников в Риме, Таканен чувствовал себя намного хуже, чем среди простого люда в маленьких ресторанчиках и питейных заведениях вечного города.

Брак и создание семьи усмирили привыкшего к непостоянному и легкомысленному образу жизни художника и сделали из него ответст венного отца семейства. К великому горю молодой пары, их старший сын Куллерво умер в возрасте двух лет. Куллерво стал прообразом для скульптуры «Амур мучает сердца», которую отец создал в мраморе.

Произведение сейчас находится в постоянной экспозиции Атенеума.

У Таканенов родились еще дочь Мелина, которая стала пианисткой, а также второй сын Тойво, единственный продолжатель рода. Некоторую финансовую поддержку семье Йоханнеса Таканена составляла пенсия, получаемая из Финляндии.

Йоханнеса Таканена часто сравнивают с другим великим финским скульптором – Вальтером Рунебергом. Творчество Рунеберга, опира ющееся на волшебный античный мир, является чистым классицизмом.

В нем отсутствует то теплое, личное настроение и человеческая естественность, которая свойственна искусству Таканена. Таканен не очень-то углублялся в стили и всевозможные «-измы» своего времени, прежде всего неоклассицизм и реализм. Он больше полагался на свое видение и интуицию художника. Этим личностным моментом объясняются неограниченность во времени и свежесть его искусства.

– МАРЬЯТТА РЯСАНЕН Приложение:

Юхо Эркинпойка Таканен, Йоханнес род. 8.12.1849 Виролахти, умер 30.9. Рим. Родители: Эркки Юхонпойка Таканен, батрак, и Мария Аатаминтютяр, служанка в доме пастора в Элимяки. Жена: 1879–1885 – Джачинта Бьаваско, умерла 1926. Дети: Куллерво Ээрикки, род. 1880, умер 1882;

Мелина, род.

1883, умерла ок. 1919, пианистка;

Тойво Джованни Риккардо, род. 1885, художник по керамике.

Мартти Талвела (1935–1989) оперный певец М артти Талвелу можно считать одним из наиболее значи тельных финских оперных певцов всех времен и лучшим басом своего поколения. Во многом благодаря его заслугам вокалиста, а также деятельности в качестве первого художественного руководителя оперного фестиваля в Савонлинне в 1972–1979 гг. фин ляндское музыкальное исполнительское искусство добилось мирового признания.

Благодаря своей большой одаренности и упорству Мартти Талвеле в 1960-е гг. удалось войти в международную элиту исполнителей вокалистов. Его обычно считали лучшим басом своего поколения. Он производил неизгладимое впечатление не только на оперной сцене, но и очаровывал слушателей как пламенный исполнитель песен.

Талвела хотел, чтобы вся музыкальная жизнь Финляндии, подобно ему самому, достигла бы мировой известности. Под его руководством оперный фестиваль в Савонлинна в 1970-е гг. стал явлением мировой музыкальной жизни. После своего назначения руководителем Финс кой национальной оперы в новом здании театра Мартти Талвела дал обещание превратить ее в ведущую оперу Европы, однако неожи данная смерть помешала осуществлению этих замыслов.

Мартти Талвела родился на Карельском перешейке в деревне Таусъярви прихода Хийтола. Его отец Тойво родился по соседству, а мать Йенни – родом из Керимяки, оба были из простых семей. В семье Мартти было десять детей. Оба родителя активно пели в хоре, отец играл на скрипке. В ходе Зимней войны и Войны-продолжения семье пришлось эвакуироваться. После долгих мытарств семья осела поблизости от Ориматтила, где отец купил на выплаченную госу дарством компенсацию небольшой надел.

После окончания средней школы Талвела поступил в учительскую семинарию в Савонлинне, готовившую учителей для народных школ, где и встретил свою будущую супругу Аннукку Кяярияйнен, приехавшую из Иисалми. В дальнейшем у них родилось две дочери и сын. Семья была очень дорога для Талвелы, и частые приступы подавленности в начале его международной карьеры объяснялись исключительно тем, что он тосковал по оставленной в Финляндии семье. Находясь рядом, Аннукка умела взбодрить, поддержать и орга низовать супруга на его тернистом пути артиста.

Интерес к пению появился у Талвелы довольно рано, хотя система тические музыкальные знания он начал получать лишь в семинарии.

В период летних каникул он посещал летние курсы вокала под руко водством Тауно Кайволы в музыкальном училище Лахти. Помимо увлечения вокалом двухметровый Талвела увлекся боксом, в чем также добился значительного успеха.

После службы в армии Талвела начал учиться пению более систематически. Впервые страна узнала его имя после того, как Тал вела победил на конкурсе певцов в Ваасе, организованном в январе 1960 г. училищем Клеметти. По-видимому, тогда он еще не слишком верил в собственные силы, признавшись в одном из интервью: «Страх перед рампой был настолько велик, что я даже почувствовал слабость перед выступлением в Ваасе».

После окончания семинарии Талвела некоторое время работал учителем народной школы сначала в Анттола, затем в Порвоо. Однако увеличившееся количество предложений о выступлениях и растущая известность заставили его осенью 1960 г. принять окончательное решение полностью посвятить себя музыке.

Первый свой концерт Талвела провел в Хельсинки в марте 1960 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.