авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«КОНСТИТУЦИЯ 1993 ГОДА И РОССИЙСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ: К 20-ЛЕТИЮ РОССИЙСКОЙ КОНСТИТУЦИИ Пятые «Муромцевские чтения» Орел 2013 ББК ...»

-- [ Страница 8 ] --

Данная проблематика нашла свое отражение в либеральных проектах Основного закона России. В «освобожденческом» проекте ей посвящены три статьи (ст. 17-19), предусматривающие, что каж дому человеку обеспечивается свобода совести. Никто не может быть подвергнут преследованию за исповедуемые им верования или убеждения, никто не может принуждаться к участию в обрядах какого-либо типа вероисповедания. Граждане получали право вы ходить из состава вероисповедального общества. С другой сторо ны, все вероисповедальные общества получали равные права, в рамках, установленных законом, на свободу богослужения и от правления своих обрядов.

Свобода вероисповедания и свобода совести (в т.ч. и атеизм) при соблюдении общих законов государства (ст. 17-18) содержа лись в проекте Основного закона России С.А. Муромцева. Есть аналогичная норма и в конституционном проекте Московской го родской думы, который начинается с раздела «Основные права граждан российского государства», что также отличает его от иных проектов, которые относили этот раздел на второе место после Золотухина Екатерина Керимовна – кандидат исторических наук, старший пре подаватель кафедры конституционного и избирательного права Орловского гос ударственного университета.

глав, определяющих основные принципы организации государ ственной власти, территории («освобожденческий») и законности («муромцевский»), как основу всего государственного устройства.

Данный раздел «Герценштейновского» проекта содержит до статочно полный перечень основных прав и свобод, характерных для современной автору передовой юридической мысли и в их чис ле мы встречаем «свободу совести и вероисповедания, уравнива ние вероисповеданий в правах».

Проект Екатеринославской Думы вряд ли может быть квалифи цирован как полномасштабный проект Основного закона и статьи о свободе совести не содержит.

В отечественной историографии проект закона о свободе со вести, внесенный в Государственную думу первого созыва фракци ей конституционно-демократической партии, традиционно связы вают с законопроектом о неприкосновенности личности1. Установ лению подобной связи действительно есть немало оснований и, прежде всего, по их предмету правового регулирования, связанного с возможностью реализации личностью своих интеллектуальных прав.

Однако, анализ текста законопроекта о неприкосновенности личности дает, на наш взгляд, весьма веские основания считать его проектом нормативного акта, содержащего значительное количе ство процессуальных норм, направленных на установление дей ственного правового механизма защиты личности от произвола государственной власти. Что же касается проекта закона о свободе совести, то он в основе своей, как будет показано ниже, тяготеет скорее к реализации в сфере вероисповедания принципов граждан ского равенства, причем, не пытаясь конкретизировать весь массив правоотношений в данной сфере. Практически все статьи этого за конопроекта содержат нормы-принципы, в связи с чем, он и по структуре ближе к проекту «Общих положений гражданского равен ства», являясь своеобразной конкретизацией определенного в них второго разряда законов2. В этом же законопроекте мы видим и определенный материал, использованный либеральной частью Ду Шелохаев В.В. Либеральная модель переустройства России. М., 1996. С. 62;

Па тентов В.А. Кадетские фракции в I и II Государственных думах. Дисс.... к.и.н. М., 1993. С. 134.

Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг.: Документы и материалы. М., 2006. С. 465.

мы второго созыва при внесении в нее «Проекта основных положе ний об отмене ограничений в правах, связанных с национальностью или вероисповеданием»1. Первая статья «Проекта основных поло жений…» по смыслу, а, в значительной мере, и по тексту, совпадает с примечанием к первой статье законопроекта о свободе совести2.

Руководствуясь этими соображениями, представляется целесооб разным рассмотреть законопроект о свободе совести в совокупно сти с законопроектами, связанными с попытками установления гражданского равенства.

Важность правового урегулирования вопроса о свободе сове сти во многом определялась тем, что в отечественной правоприме нительной практике и традиции администрирования он крайне тес но переплетался с равенством граждан и национальностей3. Ре шить отдельно каждый из этих вопросов вряд ли представлялось возможным, но и пытаться создать некий единый нормативный акт, разрешающий все эти вопросы, означало обречь себя на сизифов труд. Прекрасно понимая сложность сложившейся ситуации, авто ры законопроекта в объяснительной записке обратили внимание на тесную связь вопроса о свободе совести с вопросом равенства прав различных национальностей, сразу же сделав своеобразную заявку на будущее направление законодательной работы.

Основные положения законопроекта о свободе совести, выра ботанные законодательной комиссией, обсуждались на заседании фракции конституционно-демократической партии 11 мая 1906 г., где было сказано о возможности «подачи проекта в Думу»4.

Исходной посылкой законопроекта, выработанного кадетской фракцией, был принцип религиозного самоопределения личности.

Этот совершенно «новый» принцип законодательства был выражен в статьях 1 и 3 «Основных положений…»: «Каждому гражданину Российской империи обеспечивается свобода совести. Посему пользование гражданскими и политическими правами не зависит от вероисповедания, и никто не может быть преследуемым и ограни чиваемым в каких бы то ни было правах за убеждения в делах ве Там же. С. 527.

Там же. С. 454.

Котляревский С.А. Свобода совести // Первая Государственная дума. Вып. II. СПб., 1907. С. 174.

Вестник народной свободы. 1907. № 8. Стб. 11.

ры», – гласила статья 1. Примечание к данной статье предусматри вало отмену действующих ограничительных нормативно-правовых актов. Статья 3 предусматривала, что «никто не может быть силой государственной власти принужден принадлежать к какому-либо исповеданию или исполнять обязанности, вытекающие из принад лежности к какому-либо вероисповедному обществу, или совершать религиозные действия, или участвовать в обрядах какого-нибудь вероисповедания» 1.

Статья вторая уравнивала различные вероисповедания в ча сти прав на распространение своих учений, чем ранее, как отмеча лось в объяснительной записке, пользовалась лишь православная церковь, свободу богослужений и отправления религиозных обря дов. Единственным ограничением в данном плане выступало со вершение деяний, рассматриваемых в качестве преступных дей ствующим уголовным законодательством2. Думается, что в данном случае законодатель создал определенную коллизию законов. Она состоит в том, что соответствующие статьи законопроекта «О неприкосновенности личности» (статьи 5-6) содержат нормы, предусматривающие ограничение неприкосновенности личности в случае совершения не только уголовного, но и административного правонарушения либо действий, угрожающих самому человеку, независимо от наличия в них состава правонарушения3.

Законопроект (статья 4) предоставлял свободу выбора в таком принципиальном для страны с государственной религией вопросе, как исповедовать определенное вероучение или не верить вообще.

Ограничением в данном случае выступала лишь дееспособность, наступавшая, согласно замыслу авторов законопроекта, с 17 лет;

до этого вопрос о религии, в которой воспитывается человек, ре шался родителями.

Одним из новых общественных отношений, следовавших из статьи 5, становилась принципиальная возможность заключения гражданских (в юридическом смысле) браков с сохранением веро исповедания супругов. Не искушая судьбу, законодатель ввел в проект «основных положений…» статью 6, где сделал отсылку к Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг. С. 454.

Там же.

Там же. С. 454-455.

особому закону, который «определяет порядок ведения актов граж данского состояния»1.

Таким образом, законопроект о свободе совести был основан на базовых принципах правового государства и гражданского обще ства. Во многом это объясняется тем, что в составе конституцион но-демократической партии и ее думской фракции были представи тели всех конфессиональных общин (сколь-нибудь крупных), суще ствовавших в России.

Оценивая законопроект в целом, представляется возможным говорить о том, что по степени разработанности он находился между технически проработанными текстами законопроектов: «О неприкос новенности личности», «О собраниях», «О печати», «О союзах» и правовыми декларациями, к каковым в той или иной мере относятся проекты законов «Об отмене смертной казни», «Основные положе ния законов о гражданском равенстве». Рассмотренный законопро ект в целом выдержан в едином стиле, состоит по преимуществу из принципов, дающих законодателю четкий и ясный ориентир в даль нейшей работе.

Начало работы комиссии по иным правительственным законо проектам было прервано роспуском Думы, и в консолидированном виде либеральные законопроекты в Думу II-IV созывов впослед ствии не вносились. Во II Думу кадеты не вносили специальный за конопроект о свободе совести, использовав основные положения законопроекта I Думы2. Определенная активизация работы в этом направлении отмечается в III Думе, которая рассматривала такие законопроекты, посвященные вероисповедальным вопросам, как «Об отмене ограничений политических и гражданских, связанных с лишением сана или добровольным снятием духовного сана или звания», «О старообрядческих общинах», «Об изменении законо положений, касающихся перехода из одного исповедания в другое».

Думской комиссией было предложено «признать как основное начало устройства всех вероисповеданий России, кроме право славной церкви, полное отделение от государства и его опеки всех иноверных исповеданий и сект» 3. По национальному вопросу, во Там же. С. 454.

РГИА Ф. 1278. Оп. 1. Созыв II. Д. 806. Журналы комиссии о свободе совести.

Государственная Дума. Обзор деятельности комиссий и отделов. Третий созыв.

Сессия I. Приложения. СПб., 1908. С. 29.

просам вероисповедания представители либеральных фракций впоследствии также неоднократно выступали в Думе третьего созы ва, пытаясь противодействовать правооктябристскому большинству в части принятия законопроектов в правительственной редакции, хотя, как правило, без заметных результатов 1. Не было услышано концептуальное положение о том, что «обеспечить тот нравствен ный характер внутреннего убеждения, без которого ни личность, ни нация на своих ногах стоять не может, возможно, лишь пойдя по пу ти утверждения принципа свободы совести» 2, – озвученное в Думе лидером кадетов П.Н. Милюковым.

В IV Думе конституционно-демократическая партия вновь предложила законопроект, посвященный свободе совести, 23 фев раля 1913 г. переданный в вероисповедальную комиссию, напра вившую его на правительственную экспертизу. Итогом этих работ стало, по мнению П.Н. Милюкова, продвижение в данном вопросе не вперед, а назад.

В этой сфере в той или иной степени работали все политиче ские лагеря, представленные в Думе. Правые традиционно сделали акцент на правовой поддержке русской православной церкви, внеся законопроекты, связанные с финансированием постройки право славных храмов, обеспечении православного духовенства и ряда вопросов, связанных с преподаванием, не претендуя на формули рование общих норм, что вполне объяснимо охранительным харак тером их политики в данной сфере3.

Сходная проблематика была и у октябристов, внесших в Думу в 1913 г. законопроекты об обеспечении духовенства и образовании приходов 4. Однако при формальном сходстве названий и тематики Бутырская И.Г. Политическая борьба в III Думе по вопросам демократических пре образований. Дисс.... к.и.н. М., 1996;

Кондратенко Д.П. Проблемы национальных от ношений в программных документах либеральных партий России, конец XIX в. – февраль 1917 г. Дисс.... к.и.н. М., 1998;

Бельская И.В. Национальный вопрос в Госу дарственной думе Российской империи (1906-1917 гг.). Дисс.... к.и.н. М., 2001.

Государственная дума. Созыв III. Сессия II. Стенографический отчет. Т. 4. СПб., 1908. С. 1227.

Об отпуске из государственного казначейства средств на построение православных храмов. 3 декабря 1912 г. Основные положения для выработки законопроекта об обеспечении православного духовенства. 27 февраля 1913 г. // Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг.: Документы и материалы. М., 2006. С. 54, 62.

Об обеспечении духовенства Православной церкви определенным содержанием и об образовании православного прихода. 5 апреля 1913 г.;

Об образовании приходов данных законопроектов правых и октябристов, они различны по сво им сущностным характеристикам. В первом случае мы имеем дело скорее с актами управления, содержащими ограниченное количе ство декларативных норм. Во втором – речь идет о системных про ектах, предполагающих комплексное регулирование отношений, входящих в данную сферу. Однако и они не претендуют на решение принципиальных вопросов реализации свободы совести и вероиспо ведания. Аналогичную позицию занимали и прогрессисты, чье зако нотворчество в этом направлении вполне соответствовало по тема тике октябристскому, а по уровню технической проработки может быть оценено выше 1. Кроме того, не обошли они вниманием и поло жение иных религий 2.

Близок к законопроектам правых, не по тематике, по способу создания, проект левых «Об отмене вероисповедных и националь ных ограничений» 11 февраля 1916 г.3, состоящий из четырех, све денных в три статьи норм декларативного характера. Он не может соперничать по краткости с абсолютным рекордом левых, который принадлежит законопроекту «Об избирательных правах женщин» 4, состоящему из двух строчек, но его агитационно-пропагандистский характер достаточно очевиден.

В целом либеральные идеи в части обеспечения свободы сове сти не получили реального воплощения в законотворчестве начала века, что, впрочем было связано отнюдь не с несвоевременностью предлагаемых либералами вариантов урегулирования данного от ношения, а с общим неприятием обществом либеральных методов преобразования социально-политической системы страны.

и материальном обеспечении православного духовенства. 8 мая 1913 г. // Законо творчество думских фракций. 1906-1917 гг. С. 208-211, 226-229.

Об организации православного прихода и об изменении в порядке содержания православного духовенства. 23 ноября 1911 г. // Законотворчество думских фракций.

1906-1917 гг. С. 267-285.

Об учреждении особого духовного управления (муфтиата) для мусульман Северно го Кавказа. 3 декабря 1913 г. // Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг.

С. 402.

Об отмене вероисповедных и национальных ограничений». 11 февраля 1916 г. // Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг. С. 705-706.

«Об избирательных правах женщин» 15 февраля 1912 г. // Законотворчество дум ских фракций. 1906-1917 гг. С. 705-706.

В.А. Суровнева ДУМСКОЕ ЛИБЕРАЛЬНОЕ ЗАКОНОТВОРЧЕСТВО НАЧАЛА ХХ В. В СФЕРЕ РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКА ТРУДА ЖЕНЩИН И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Длительное время в отечественной историографии господство вала оценка дореволюционного нормативно-правового обеспечения процессов в российской экономике как явления однозначно отрица тельного, направленного, по преимуществу, на охрану интересов собственников средств производства и максимизацию извлекаемой ими нормы прибыли. В полной мере данное положение распростра нялось на такую специфическую часть рынка труда, как труд женщин и несовершеннолетних. Вместе с тем, современная отечественная наука, отказавшись от априорно отрицательной оценки данного вида государственного регулирования, перешла к основанному на прин ципах историзма и научной объективности анализу нормативно правового материала в данной сфере2, правоприменительной прак тики и степени эффективности регулирования соответствующих об щественных отношений. Отдельное внимание при этом уделяется правовому регулированию рынка труда для таких уязвимых катего рий населения как женщины и несовершеннолетние.

Начало этого процесса относится к 80-м гг. XIX в., когда можно говорить о появлении системного нормотворчества в сфере фор мирования законодательства о труде несовершеннолетних. Прин ципиально важным представляется сам факт, что государственная власть выделяет отдельные категории населения по возрастному принципу. Прежде всего, речь идет о нормотворческой деятельно сти, связанной с ликвидацией сложившихся в стране форм эксплу атации, воспринимавшихся обществом как явные пережитки сред невековья. Вместе с тем, нельзя не отметить, что первый норма Суровнева Валентина Александровна – кандидат экономических наук, Орловский государственный университет.

В современной российской историографии см. например: Васильев Д.А. Фабричное законодательство России конца XIX-начала XX вв. Дисс.... к.ю.н. М., 2001;

Богдан В.И. Становление и развитие фабричного законодательства Российской империи в конце XIX – начале ХХ века (историко-юридическое исследование). Дисс. … к.ю.н.

М., 2002;

Сбитнева И.Н. Развитие законодательства о социальном обеспечении в России в конце XIX – начале ХХ веков (историко-правовой аспект). Дисс. … к.ю.н.

Ставрополь, 2002 и др.

тивный акт с «говорящим названием» появляется в середине XIX в., это было Положение Комитета Министров «О воспрещении фабрикантам назначать в ночные работы малолетних менее две надцатилетнего возраста», которое было утверждено Императо ром 7 августа 1845 г. 1 По времени это совпадает с формировани ем системного рабочего законодательства в Европе, в частности в Пруссии.

В рамках этого направления 1 июня 1882 г. высочайше утвер жденным мнением Государственного совета «О малолетних рабо тающих на заводах, фабриках и мануфактурах» 2, как и воспоследо вавшими позднее актами, было нормативно ограничено использо вание труда малолетних 3. Симптоматично, что одновременно был создан и специальный контрольно-надзорный орган – фабричная инспекция4. В 1884 г. издается закон, предусматривающий обуче ние в школе детей, работающих на фабриках5. Это меру, при всей сложности и неоднозначности последующей правоприменительной практики, следует, несомненно, признать мерой, направленной именно на социализацию данной группы молодежи. В следующем, 1885 г. 3 июня вступил в действие закон «О воспрещении ночной работы несовершеннолетними и женщинам на фабриках и ману фактурах» 6.

Положение Комитета Министров «О воспрещении фабрикантам назначать в ноч ные работы малолетних менее двенадцатилетнего возраста» // ПСЗ. Собр. 2-е.

СПб., 1830-1881. Т. 20. Отд. 1. № 19. С. 262.

«О малолетних работающих на заводах, фабриках и мануфактурах» // Собрание узаконений 1882 г. 29 июня. Ст. 426.

«Об изменении постановлений о работе малолетних, подростков и лиц женского пола на фабриках, заводах и мануфактурах и о распространении правил о работе и обучении малолетних на ремесленные заведения». Высочайше утвержденное апреля 1890 г. мнение Государственного совета. // ПСЗ. Собр. 3-е. СПб. Т. 10. № 6742.

«Наказ чинам фабричной инспекции». Утвержден Министерством финансов по со гласованию с Министерством внутренних дел и Министерством народного просве щения 11 июня 1894 г.;

«По проекту правил о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих и об увеличении числа чинов фабричной инспекции». Высочайше утвержденное 3 июня 1886 г. мне ние Государственного совета // ПСЗ. Собр. 3-е. Т. 6. № 3769.

«Об изменении постановлений о работе малолетних, подростков и лиц женского пола на фабриках, заводах и мануфактурах и о распространении правил о работе и обучении малолетних на ремесленные заведения». Высочайше утвержденное апреля 1890 г. мнение Государственного совета // ПСЗ. Собр. 3-е. СПб. Т. 10. № 6742.

«О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах». Высочайше утвержденное 3 июня 1885 года мнение Госу дарственного совета. // ПСЗ. Собр. 3-е. Т. 5. № 3015.

Закон 1 июня 1882 г. устанавливал запрет и временные ограни чения на работу следующих возрастных категорий населения: детей до 12 лет, для детей 12-15 лет до 8 часов в день (не более 4 часов без перерыва), им же запрещалась ночная смена (с 9 вечера до 5 утра) и воскресные дни, запрещался детский труд на вредном для здоровья производстве. Владельцам предприятий была вменена обязанность давать возможность детям, не закончившим одно классного народного училища или аналогичного учебного заведения, посещать школы не менее 3 часов в день (18 часов в неделю)1.

Также предполагалось распространить действие закона о рабо те детей на все промышленные заведения. Однако Государствен ный совет, став на позицию постепенности во введении столь не обычных новаций, предложил для начала ограничить сферу дей ствия закона исключительно фабричным производством. Закон предполагалось ввести в действие с 1 мая 1883 г., но оно было пе ренесено на 1 мая 1884 г. по просьбе московских фабрикантов. Для смягчения отрицательных последствий для производителя на про тяжении двух лет, с разрешения Минфина, допускались в случае необходимости работа детей 10-12 лет и ночная работа (однако продолжительностью не более 4 часов) детей 12-15 лет.

В это же время была создана и фабричная инспекция для наблюдения за выполнением закона. Были назначены главный ин спектор (Е.Н. Андреев) и два окружных инспектора, в Москве (про фессор И.И. Янжул), во Владимире (доктор П.А. Песков), занимав шиеся ранее изучением фабричного быта. 12 июня 1884 г. был принят закон «О школьном обучении детей», было произведено первое изменение в законе 1882 г. Оно допускало шестичасовую непрерывную работу детей вместо восьмичасовой с перерывом.

Состав инспекции был расширен до девяти окружных инспекторов с десятью помощниками. Формально надзор инспекции распростра нялся только на европейскую часть России, но малочисленность ее состава привела к вменению ее функций институту акцизных надзирателей, осуществлявших эти функции на фабриках, которые уплачивали акцизные сборы2.

3 июня 1885 г. был принят закон «О воспрещении ночной рабо ты несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и ма «О малолетних работающих на заводах, фабриках и мануфактурах» // Собрание узаконений 1882 г. 29 июня. Ст. 426.

«О преобразовании учреждений фабричной инспекции и должностей губернских механиков». Высочайше утвержденное 14 апреля 1894 г. мнение Государственного совета. // ПСЗ. Собр. 3. Т. 14. № 16420.

нуфактурах». Им была запрещена ночная работа подростков до 17 лет, а также лиц женского пола на хлопчатобумажных, шерстя ных и полотняных фабриках. Этот закон вступил в силу 1 октября 1885 г. Министр финансов был наделен полномочиями распростра нить действие данного закона и на другие типы предприятий. Одна ко это произошло только в отношении предприятий с вредными для здоровья работами в спичечном и фарфоровом производстве. В 1897 г. действие закона был распространено на все, а не только хлопковое, текстильное производство.

Законы 1882 и 1885 гг. носили характер временных правил;

ми нистр финансов был наделен правом внести в Государственный со вет окончательные предположения по тексту закона, соответственно через два и через три года. Впоследствии срок был продлен до 1890г.

Законопроект, внесенный министром финансов И.А. Вышнеградским, корректировал принятые законы в пользу ра ботодателей. Для малолетних при необходимости рабочий день мог быть продлен до 9 часов. Законодательно определенное ночное время было сокращено до промежутка с 10 часов вечера до 4 часов утра. Новый вариант закона под названием «Об изменении поста новлений о работе малолетних, подростков и лиц женского пола на фабриках, заводах и мануфактурах и о распространении правил о работе и обучении малолетних на ремесленные заведения» прошел Госсовет и был подписан Императором 24 апреля 1890 г.

Рабочее законодательство стало предметом внимания и перво го законодательного учреждения России – Государственной думы, и Государственного совета. В думской практике известен целый рад законов, изменивших правовое положение различных категорий работников на рынке труда. К деятельности либеральных партий можно отнести пакет законов о торговых служащих, регулировав ших порядок трудоустройства, заключения и прекращения действия трудового договора, условий оплаты труда, времени отдыха и т.д.

Не были забыты в думском законотворчестве либеральных партий и особые права женщин. Весьма репрезентативным, на наш взгляд, здесь является законопроект «О введении женской фабрич ной инспекции»1.

Государственная дума. Созыв 4-й. Сессия 1-я. Приложения к стенографическим отчетам. СПб., 1913. Т. 1. № 114.

Данный законопроект был внесен в IV Думу 13 февраля 1913 г.

от имени 33 депутатов. Его авторы указывали на следующие об стоятельства необходимости данного законопроекта в Российской правовой системе. Прежде всего, на то, что институт женской фаб ричной инспекции уже давно существует во всех ведущих западно европейских странах. При этом отмечалось, что институт фабрич ных инспектрис действует в такой части Империи как Финляндия.

Значимым было также то обстоятельство, что в России в первое десятилетие ХХ в. за счет роста промышленного производства применение женского труда выросло в несколько раз, создав осо бый сегмент рынка труда. Согласно данным, содержащимся в отче тах фабричных инспекторов, количество женщин, работающих на промышленных предприятиях, подпадающих под надзор инспекции, с 1901 по 1910 гг. выросло на 33,8%, а мужчин – на 8,6%. Женский труд при этом начал широко применяться и в новых отраслях про мышленности.

По мнению либеральной части Думы, это настоятельно требо вало усовершенствовать систему контроля за условиями женского труда. В частности, указывалось, что в связи с введением в новый страховой закон пункта об ограничении труда рожениц, на фабрич ную инспекцию возлагалась обязанность контроля за его соблюде нием. По мнению инициаторов проекта, женщины-инспектрисы об ладают гораздо большими знаниями и опытом, чем мужчины, чтобы понимать значимые для регулирования трудовых отношений осо бенности женской физиологии и психики. Одновременно предпола галось возложить на женскую фабричную инспекцию надзор за тру дом малолетних, поскольку темпы привлечения девочек к фабрич ному труду были в то время заметно активнее, чем мальчиков.

В ходе разработки законопроекта депутаты исходили из следу ющих положений: женщинам-инспектрисам должны быть подчинены те фабрики, где применяется труд женщин и малолетних, им предо ставляются те же права и самостоятельность, что и мужчинам фабричным инспекторам;

численность женщин-инспектрис рассчи тывалась из соотношения 1 инспектриса на 15 тыс. работниц1.

Положительное заключение о желательности данного законо проекта было дано комиссией по рабочему вопросу. В ходе обсуж дения доклада были сформулированы позиции специалистов, счи Законотворчество думских фракций 1906-1917. Документы и материалы. М., 2006.

С. 590.

тавших, что женщины не смогут выполнять функции фабричных ин спекторов, поскольку они не владеют необходимыми техническими знаниям и не готовы к выполнению обязанностей по испытанию па ровых котлов, открытию промышленных предприятий, предупре ждению несчастных случаев, проведению технической экспертизы и т.д. Вместе с тем, введение женской фабричной инспекции было целесообразно в сфере мелкой и ремесленной промышленности.

Дума согласилась с мнением депутатов, высказанным в ходе обсуждения, признала законодательное предположение желатель ным в целом и передала его в комиссию по рабочему вопросу для разработки соответствующего законопроекта. Со своей стороны, Комиссия предложила дополнить текст закона рядом положений: «1) надзору женской фабричной инспекции подчиняется труд не только малолетних вообще, но и подростков-мальчиков (15-17 лет);

2) стро го разграничиваются обязанности женской фабричной инспекции от общего фабричного надзора в смысле указания как района деятель ности каждой фабричной инспекции, так и ряда ее обязанностей;

3) женщины-инспектрисы обладают не только равными правами, но равной обязанностью по службе вместе с мужчинами инспекторами» 1. 24 марта 1916 г. доклад комиссии поступил в Думу, а 18 июня в Думе обсуждался доклад бюджетной комиссии, которая поддержала редакцию законопроекта, предложенного думской ко миссией по рабочему вопросу. Ее предложения касались переноса срока введения закона в действие на 1 января 1917 г. 20 июня зако нопроект был принят Государственной думой в пленарном заседа нии в третьем чтении (с указанной выше поправкой бюджетной ко миссии). Однако дальнейшего движения законопроект не получил.

Таким образом, представляется возможным говорить о том, что рабочее законодательство дореволюционной России в части регу лирования правового положения уязвимых категорий населения (женщин и несовершеннолетних) получило развитие как в прави тельственном, так и парламентском законотворчестве. Принимае мые в данной сфере нормативно-правовые акты различного уровня объективно оказывали влияние на рынок труда, формируя его но вую конфигурацию по мере приближения отечественного законода тельства к общеевропейским стандартам соответствующей эпохи.

Там же. С. 556.

Н.Г. Карнишина ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА И РЕШЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОПРОСА В РОССИИ В ЛИБЕРАЛЬНЫХ ПРОЕКТАХ РУССКИХ ГОСУДАРСТВОВЕДОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА XX ВВ.

В конституционных проектах, программных документах партий, в официальных записках, законопроектах конца XIX – начала XX вв.

одной из центральных становится трактовка проблем государ ственного устройства. В Российской империи государственно правовые формы отношений центра и окраин приобрели особую актуальность в период перехода от абсолютной монархии к пред ставительной системе правления.

Авторы, изучавшие в своих трудах проблематику государствен ного устройства: С.А. Котляревский, А.Д. Градовский, В.И. Сергее вич, И.Е. Андреевский, Н.М. Коркунов, Б.Н. Чичерин, К. Кульчицкий (Мазовецкий) и др.

В юридической литературе второй половины XIX в. понятия «государственный строй» и «государственное устройство» зача стую использовались как синонимы.

Например, у А.Д. Градовского в работе «Начала русского госу дарственного права» дается следующее определение: «Россия по форме своего государственного устройства есть монархия неогра ниченная» 2.

Б.Н. Чичерин в работе «Курс государственной науки» писал:

«Государственное устройство определяется строением верховной власти, которая является владычествующим элементом в государ стве. Различное строение верховной власти составляет различие правления»3.

Карнишина Наталья Геннадьевна – доктор исторических наук, зав. кафедрой «Государственно-правовые дисциплины» Пензенского государственного универ ситета.

Градовский А.Д. Начала русского государственного права. Т. I. О государственном устройстве. СПб., 1875. С. 1.

Чичерин Б. Курс государственной науки. Ч. I. Общее государственное право. М., 1894. С. 103.

Н.М. Коркунов не дает четкого разграничения терминов «госу дарственный строй», «государственное устройство», «форма прав ления»1. Аналогом современному понятию «государственное устройство» были в основном такие термины, как «соединения гос ударств», «способы присоединения государств» и др. По формам таких соединений чаще всего встречаем термины «унитарное», «союзное государство», «федеративное государ ство». Так, И. Андреевский выделял единое государство, союз гос ударств, союзное государство3. Н.М. Коркунов выделял две основ ные формы соединений государств: унию и федерацию. Последняя также имеет две формы – союз государств и союзное государство4.

Относительно федеративного государства различия начинают ся уже на этапе определения самого понятия. По мнению И. Андре евского, союзное государство «представляет государство с точной верховной государственной властью, исключающей отдельные верховные власти в своих союзных землях;

эта верховная власть такого союзного государства ставит к себе членов союза в отноше ниях действительного подданства, проявляется в деятельности за конодательной, судебной и финансовой: здесь власть может учре ждать налоги, делать займы и пр.»5.

В.С. Сокольский писал: «Союзное государство есть такое госу дарство, которое состоит из государственных образований под од ной верховной властью, но где сия последняя господствует не только над самими государственноподобными образованиями, но в известных средах отношений и непосредственно над народонасе лением и территорией» 6.

В.С. Сокольский выделял виды государств по структуре власти:

«Простое государство, где единая верховная власть непосред ственно господствует во всех отношениях над подчиненными и Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. I. Введение и общая часть.

Изд. 7. СПб., 1909. С. 113, 116, 125.

Шульженко Ю.Л. Из истории федерации в России (монархический период). М., 2005. С. 89.

Андреевский И. Русское государственное право. Сочинение. Т. I. СПб., М., 1866.

С. 29-37.

Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 149, 151-152.

Андреевский И. Русское государственное право. С. 34.

Сокольский В.С. Краткий учебник русского государственного права. СПб., 1890.

С. 12.

территорией;

сложное государство, где верховная власть вообще не господствует непосредственно над населением и территорией или же, если и господствует непосредственно, то только в извест ной сфере отношений. В первом случае мы имеем дело с так назы ваемым государством государств, а в последнем с союзным госу дарством. Государство государств есть такое государство, верхов ная власть которого господствует непосредственно только над гос ударственноподобными образованиями, возникшими внутри госу дарства. Примерами такого государства называются отношения Турции к Болгарии в XIX в.» 1.

Н.М. Коркунов выделял следующие признаки союзного государ ства: «Союзная власть получает самостоятельное, независимое существование, не опирается на общее соглашение соединяющих ся государств, но действует только через посредство их правитель ств;

не имеет договорного характера;

его устройство определяется не договором соединяющихся государств, а союзным законода тельством, которое развивается самостоятельно, не требуя для каждого изменения союзного устройства общего соглашения;

по становления союза осуществляются самостоятельными союзными учреждениями;

союзная власть имеет свое войско, свои финансы, свою администрация, свои суды, свое законодательство;

есть дей ствительно государство, наделенное самостоятельной принуди тельной властью»2.

В конце XIX-начале XX вв. в трудах А.С. Ященко, С.А. Котля ревского, С.А. Корфа, А.А. Жилина формируется некоторое едино образие в терминологии. В частности, разграничение понятий «фе дерализм» и «федерация», «союзное государство» и «федератив ное государство»3.

Обобщающей работой по данной проблематике является, несомненно, труд Александра Семеновича Ященко «Теория феде рализма. Опыт синтетической теории права и государства».

А.С. Ященко определил федерацию как форму государственного Там же. С. 10-11.

Коркунов Н.М. Указ. соч. С.151, 153.

Котляревский С.А. Конституционное государство: Опыт политико морфологического обзора. СПб., 1907;

Корф С.А. Федерализм. Пг., 1917;

Жилин А.А.

Теория союзного государства. Киев, 1912.

устройства и четко отграничил ее от федерализма как принципа устройства государства.

По определению А.С. Ященко, «теория федерализма, стремя щаяся в своеобразной политической организации примирить поли тически центробежные и центростремительные силы общества, есть история права и политики. Для точного исследования этой теории необходимо показать, насколько она отвечает сложной и двусторонней природе общества, насколько она соответствует лич но-общественному принципу нравственной деятельности и как она гармонирует с индивидуально – коллективной природой права и власти»1.

В этот период выходит ряд учебников по государственному праву, авторы которых проводят анализ сложившихся на тот мо мент представлений о государственном устройстве. Среди авторов:

А.С. Алексеев, М.М. Ковалевский, В.В. Ивановский, Ф.Ф. Кокошкин, Н.И. Палиенко, Н.И. Лазаревский, Б.А. Кистяковский, Н.М. Коркунов, М.И. Свешников, В.М. Гессен, Б.Э. Нольде, А.В. Романович Славатинский2.

Практически все авторы, затрагивавшие проблему форм госу дарственного устройства, выделяли тип сложного государства, рас ходясь по терминологической формулировке, выдвигая его в про тивовес унитарному. Так, А.С. Алексеев выделял три формы: фе деративные государства, в которых области сохраняют относи тельную самостоятельность (Германская империя, США, Швейца рия);

имперские государства, составные части которых сохраняют самостоятельность, но метрополия господствует над ними (Британ Ященко А. Теория федерализма. Опыт синтетической теории права и государ ства». Юрьев, 1912. С. 2.

Алексеев А.С. Конспект лекций по русскому государственному праву. 1891-1892 уч.

год. М., 1892;

Ковалевский М.М. Государственное право европейских держав. 1883 1884 уч. год. М., 1884;

Ивановский В.В. Русское государственное право. Казань, 1895.Вып.1;

Кокошкин Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. М., 1912;

Палиенко Н.И. Учение о существе права и правовой связанности государства. Харь ков, 1908;

Лазаревский Н.И. Русское государственное право. Пг., 1917;

Кистяковский Б.А. Сущность государственной власти. Ярославль, 1913;

Коркунов Н.М. Лекции по общему государственному праву. СПб., 1914;

Свешников М.И. Очерк общей теории государственного права. СПб., 1896;

Гессен В.М. Теория конституционного государ ства. М., 1914;

Нольде Б.Э. Очерк русского государственного права. СПб., 1911;

Ро манович-Славатинский А.В. система русского государственного права в его истори ко-догматическом развитии. Киев, СПб., 1886.

ская империя), и единые государства, в которых составные части утратили самостоятельность (Россия)1.

И.Е. Андреевский называл три типа государственного устрой ства (единое государство, союз государств и союзное государ ство)2. Н.М. Коркунов выделял две формы государственного устройства: уния и федерация 3, К. Кульчицкий – союз государств и союзное государство4, Б.Н. Чичерин – соединения (унии) и союзы (союз государств и союзное государство)5.

Б.Н. Чичерин выделял восемь признаков, отличающих эти две формы. Во-первых, союзное государство основано на понятии о народе как едином целом, хотя и составленном из частей, образу ющих раздельные союзы. Союз государств основан, напротив, на полной самостоятельности отдельных государств, правительства которых соединяются для общих целей.

Во-вторых, союзное государство имеет целью не только внеш нюю и внутреннюю безопасность, но и общеполезные учреждения:

дороги, банки и т.п. Здесь соединяются более или менее все госу дарственные цели, хотя и не в полном объеме. Союз государств ограничивается охраной безопасности.

В-третьих, в союзном государстве имеется настоящая государ ственная власть, хотя и ограниченная правами его членов, а во главе союза государств стоит собрание уполномоченных от от дельных государств.

В-четвертых, в союзном государстве лишь центральная власть представляет государство во внешних сношениях, она одна имеет право войны и мира. В союзе государств право войны, мира, внеш него представительства предоставляется отдельным членам, по скольку это не противоречит целям союза.

В-пятых, союзное государство может иметь собственные вой ска, которыми оно распоряжается по своему усмотрению. Союз же государств собственных войск не имеет – имеются только контин Алексеев А.С. Русское государственное право. М.,1905. С.163.

Андреевский И.Е. Русское государственное право. Т. I. CПб., М., 1866. С. 29-37.

Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.I. C.141-144.

Кульчицкий К. Автономия и федерация в современных конституционных государ ствах. М., 1907. С. 129.

Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. I. М., 1894. С. 182-184.

генты от дельных членов, которые ставятся под общее руковод ство.

В-шестых, имея в своих руках принудительную власть, союзное государство в случае непокорности какого-либо члена само испол няет свои решения. Союз государств, как правило, возлагает ис полнение на того или другого своего члена.

В-седьмых, союзное государство имеет свои собственные фи нансы, свои источники дохода и может от своего имени делать дол ги. В союзе государств финансы состоят из взносов отдельных гос ударств и своих источников. Дохода он не имеет и долгов делать не может.

В-восьмых, союзное государство имеет непосредственное от ношение к подданным и может от своего имени издавать законы об их обязанностях и принуждать к повиновению. Поэтому здесь под данство двоякое – одно местное, другое общее. В союзном госу дарстве нет этого непосредственного отношения и двоякого под данства. Законы, издаваемые центральной властью, становятся общеобязательными для граждан в том случае, если они обнаро дованы местной властью. Последняя вправе также осуществлять и принуждение. Ярче всего эти признаки проявляются при рассмот рении устройства конкретных сложных государств. На практике встречаются смешенные и переходные формы1.

А.С. Ященко выделял три типа государственного устройства:

конфедерация, федерация и унитарное государство2.

В 1870-х гг. А.Д. Градовский в своих статьях подчеркивал, что «разнообразие национальных особенностей есть коренное условие правильного хода общечеловеческой цивилизации» 3. По мнению ученого, нужно не подавлять и сглаживать национальные различия и особенности, а, наоборот, создавать условия для нормального и самобытного существования и развития народов. Важнейшим из таких условий он считал политическую самостоятельность народа, наличие у него национальной государственности.

В статье «Государство и народность» ученый привел следую щие размышления: «Группа лиц, поставленная в условия нацио Чичерин Б. Указ. соч. С. 184-185.

Ященко А. Теория федерализма. Опыт синтетической теории права и государ ства». Юрьев, 1912. С. 264.

Градовский А.Д. Сочинения. СПб., 2001. С. 28.

нального развития, сделавшаяся народностью, неизбежно выраба тывает два понятия, имеющие неотразимое влияние на ее внеш нюю и внутреннюю жизнь, – понятие о своем единстве и о своей независимости. Понятие о единстве есть не что иное, как сознание своей собирательной личности, своего «я» между другими народа ми. Понятие независимости есть требование свободы, оригиналь ности, самостоятельности во внешнем и внутреннем развитии. Дру гими словами, понятие о единстве построено на сознании полной общности интересов и оригинальности общей всем творческой си лы;

требование независимости вытекает из сознания своего права на проявление этой творческой силы в самостоятельной культуре, в оригинальном историческом развитии. И то и другое понятие рас тет вместе с историей каждого народа, действуя первоначально как темный инстинкт, потом как сознательная идея»1.

А.Д. Градовский писал: «Национальная теория видит условия народного прогресса не в той или другой компликации государ ственных форм, не в том или другом сочетании частей государ ственного механизма, а в возрождении духовных сил народа, в его самосознании и обновлении его идеалов»2. Ход рассуждений авто ра строится на признании двух типов государств: однородных в от ношении всех своих элементов и государства, состоящие из раз личных народностей, сохранивших воспоминание о своей самосто ятельности и беспрерывно стремящихся к ней. По его мнению, «каждая народность, т.е. совокупность лиц, связанных единством происхождения, языка, цивилизации и исторического прошлого, имеет право образовать особую политическую единицу, т.е. особое государство. Такова политическая основа национального вопроса в современном смысле этого слова»3.

А.Д. Градовский исходил из того тезиса, что «изучению частно стей каждого государственного устройства должно предшествовать определение его родовых и видовых признаков, только с определе нием общего принципа известной государственной формы возмож на научная конструкция и критика соответствующего ей конституци онного права»4.

Там же. С. 71-72.

Градовский А.Д. Национальный вопрос в истории и в литературе. М., 2009. С. 18.

Там же.С. 26.

Градовский А.Д. Германская конституция. Т. 2. СПб., 1876. С. 1.

Интересны в этой связи историко-правовые исследования М.М. Ковалевского. В частности, изучая адатское право, М.М. Кова левский сделал вывод, что «без определения тех элементов, из ко торых сложилась кавказская государственность, всякие попытки достигнуть правильного ее понимания неизбежно останутся бес плодными. Точно также как без выяснения туземных и чужеродных элементов кавказского права, русское правительство навсегда останется в неизвестности на счет того, что оно должно сохранить, а что отвергнуть в действующем адате. Этнография и история обя заны прийти на помощь законодательству и судебной практике»1.

Итак, основным вопросом, вызывавшим оживленную дискуссию, в либеральных конституционных проектах и в трудах ученых – госу дарствоведов, выступал вопрос о вариантах решения национально го вопроса в России.

Исторически сложившийся многонациональный состав Россий ской империи с неизбежностью порождал усложнение ее государ ственного механизма, и, как следствие, одна из основных задач за ключалась в обеспечении интересов, как всего государства, так и отдельных народов, населявших его. Высокий удельный вес терри торий с иноязычным населением, зачастую имевшим значительные культурные особенности, а порой и государственно-правовые тра диции такие же, а иногда более древние, чем у русского народа, вызывал необходимость поиска вариантов государственного устройства, сочетавших, как опыт международного федерализма, так и специфику российской государственности.

Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. М., 1898. С. 3.

О.Л. Протасова УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ ЛИБЕРАЛИЗМА В ПРОГРАММЕ ПАРТИИ НАРОДНЫХ СОЦИАЛИСТОВ В современной России происходит неизбежная в условиях по литической модернизации либерализация общественной жизни.

Идет процесс становления и укрепления новой российской государ ственности, продолжается поиск наиболее приемлемых и эффек тивных путей выхода из политического, экономического и духовного кризиса. В связи с этим отечественными исследователями обществоведами переосмысливаются применительно к условиям нашей страны основные нормы и ценности либерализма, который имеет на Западе богатые традиции. При этом о судьбе и перспекти вах либерализма в России высказываются мнения достаточно ши рокого спектра. Именно либерализм, по убеждению многих, может сыграть ключевую роль в процессе формирования гражданского общества и правового государства, т.к. исходит из высоких и уни версальных ценностей и способен обеспечить эффективность об щественного развития. В отечественной истории имеются примеры того, как в кризисных ситуациях либеральные ценности играли по ложительную, конструктивную роль: это, в частности, эпоха Великих реформ 1860-1870-х гг., а также Февральская революция 1917 г., ко гда Временное правительство пришло к власти, провозглашая именно либеральные ценности 2. Существует и другой, более пес симистический подход к либерализму, выражающийся в вопросе «а нужен ли он России?», при этом высказывается мысль о том, что «демократия в России не либеральна, а либерализм не демократи чен» 3. Но бесспорным остается тот факт, что сегодня либерализм в России, несмотря на все сложности и разноречивые мнения о нем, уверенно пробивает себе дорогу.

Протасова Ольга Львовна – кандидат исторических наук, доцент кафедры свя зей с общественностью Тамбовского государственного технического универси тета.

Ильин В.В., Панарин А.С., Ахиезер А.С. Реформы и контрреформы: циклы модерни зационного процесса. М., 1996. С. 356-359.

Либерализм и демократия. Материалы дискуссии // ПОЛИС (Политические исследо вания). 1994. № 3. С. 118.

Сила и популярность этой идеологии во многом определяется тем, что либерализм, провозглашая свободу и права граждан, спо собствует их вовлечению в политический процесс. Либерализм ставит и пытается решать сложные социально-политические про блемы. К их числу относится и исследование политической власти.

Основополагающие идеи либерализма были заложены еще в XVII в. Дж. Локком. В дальнейшем классические положения ранне го либерализма дорабатывались и совершенствовались, и цен нейшим вкладом английского либерализма XIX в. в развитие миро вой общественной мысли являются идеи всеобщего избирательно го права, невмешательства государства в экономическую деятель ность, полной свободы предпринимательства. Благодаря этим ключевым для человека нового и новейшего времени ценностям, либерализм стал одной из самых популярных идеологий мира, определяя общественное сознание населения развитых стран.

Изучением феномена политической власти, ее сущности, ме ханизма занимались мыслители разных времен и народов. Эта те ма является, по существу, центральной и в политической науке.


Однако, несмотря на обилие исследований, многие вопросы все же остаются открытыми, т.к. власть – понятие многоаспектное. В свя зи с этим и появляется необходимость обратиться к теоретическо му наследию прошлого, в частности, к творчеству представителей английского либерализма XIX в. – Иеремии Бентама (1748-1832), Джона Стюарта Милля (1806-1873), Герберта Спенсера (1820 1903). К плеяде либералов Англии XIX в. относится и Уолтер Бедж гот (1826-1877).

Либеральная мысль в России зарождалась в постоянном про тивостоянии и преодолении традиций самодержавия и крепостни чества, инертности и лености мышления. Она была направлена на поддержку и обоснование дальнейших реформ, на признание за индивидом права на достойное существование. Центральной те мой отечественной либеральной публицистики стало воспитание уважения к праву.

Крупнейшей фигурой в либеральной философской мысли вто рой половины XIX в. был Б.Н. Чичерин;

среди других представите лей российского либерализма выделяются С.А. Муромцев (первый спикер русского парламента – Государственной думы), один из ос нователей отечественной социологии М.М. Ковалевский.

Если говорить о воплощении либеральных идей на практике – в реальной политической деятельности – то, безусловно, самая известная и активная в этом смысле сила – партия народной сво боды, больше известная как партия конституционных демократов (кадетов). Рядом с ней «справа» располагались либерально буржуазная партия прогрессистов и октябристы, а «левее» кадетов находилась созданная в 1905-м и зарегистрированная в 1906-м г.

партия народных социалистов, выражавшая идеи неонародниче ского толка. Либеральные идеи, содержащиеся в программе этой партии, мы рассмотрим ниже.

Российский либерализм, несмотря на уникальность обще ственно-политических условий своего функционирования, так или иначе идейно ориентировался на классический английский либе рализм, и российские теоретики и практики-либералы в своих про граммных установках не отступали от одноименных зарубежных ценностей и стремлений.

Сложность и некоторая расплывчатость либерализма как идеологии объяснялась разноплановостью поднимаемых им про блем. Одна из основных – это, безусловно, проблема свободы.

Причем свободу либерализм рассматривал не как высшую цель, а, скорее всего, как средство. Это право делать то, что человек счи тает своим долгом. И каждый свободный поступок не рассматри вался как беззаконный или аморальный – собственная свобода всегда ограничена свободой других индивидов, т.к. она направля ется не другими людьми, а, прежде всего, самим человеком. Бо гатство и порождаемая им коррупция зачастую ведут к злоупо треблениям властью. Отсюда вытекают проблемы морали, активно обсуждавшиеся в либерализме, ибо между разумной свободой и моралью, применяемой на практике, всегда существовала опреде ленная связь. В центре внимания английских либералов – изуче ние функционирования политических институтов, системы пред ставительства и многое другое. В экономической сфере либера лизм интересовал вопрос о месте и роли государства в экономике, а также проблемы экономической свободы, свободы торговли и предпринимательства. Идеологи либерализма отстаивали идею незыблемости частной собственности и право конкуренции, высту пая с требованием установления такого общественного порядка, при котором выполнение государством своих функций сводится до минимума.

Английский либерализм XIX в. исследует еще одну очень важ ную (и не только в рамках либеральной традиции) проблему – вза имоотношения личности и государства. Его представителями обосновывается положение, что если сообщество индивидов со гласно с действующей системой законов, то для общества это означает путь развития без революций и других социальных по трясений. По сути своей либерализм – это система представлений о роли личности, для которой высшей ценностью является свобо да. И в либерализме разрабатываются политико-правовые условия ее обеспечения, решается вопрос, какими должны быть законы, чтобы гарантировать эту свободу. Законы, с точки зрения либера лизма, имеют двойственный характер: с одной стороны, они со здаются людьми (правит сам народ), а с другой – нет ничего выше закона (правит сам закон).

Наиболее значительными представителями английского либе рализма XIX в. являются И. Бентам, Дж. С. Милль и Г. Спенсер.

Они разрабатывали вопросы о роли государства и определяли границы его вмешательства в жизнь индивида, рассуждали о необ ходимости разделения властей по вертикали и горизонтали, о местном самоуправлении, о роли чиновничества в структурах гос ударственной власти, о контроле за деятельностью должностных лиц, обсуждали проблемы федерализма. Вне их внимания не мог ла остаться и проблема прав человека и гражданина. Английские либералы намного обогнали свое время, выступая с требованием равноправия для женщин, предоставления им избирательных прав. Рассматривая проблему электората, либералы решали ее следующим образом: с одной стороны, предлагали расширить число избирателей, с другой – провести конкретные меры некото рого ограничения всеобщего избирательного права. У Дж. Милля мы находим, по сути, основополагающие элементы элитических концепций (вопрос о том, кто должен управлять государством и на какой основе, Дж. Милль решает в пользу определенного слоя лю дей в государстве – наиболее просвещенных, компетентных и т.д.).

В XIX в. были заложены основы для дальнейшего развития си стемы буржуазной демократии уже ХХ столетия. Эта система была сформирована либералами в общих чертах. Буржуазия в XIX в. все более укрепляла свои экономические и политические позиции, и необходимо было всю систему буржуазного конституционализма привести в соответствие с новыми общественными силами. Нема ловажную роль в этом процессе сыграли английские либералы.

Так, например, И. Бентама называют «знамением преобразова ний» в плане конкретных политических мер по созданию «разум ной системы морали и управления», а его призывы к реформиро ванию существующей системы власти вошли в арсенал классиче ских требований буржуазного либерализма. Все предлагаемые им реформы – это, в сущности, не что иное, как последовательное утверждение принципа демократизма. Другой классик либерализ ма – Дж. Милль – полагал, что в целях гармоничного сочетания ин тересов личности и общества необходимо совершенствовать представительную систему правления. В его трудах сформулиро вана вполне конкретная программа реформ, многие из которых и были осуществлены в Англии в 60-х г. XIХ в. Именно его взгляды в значительной степени ознаменовали либерально-реформистское начало в развитии английской политической мысли. Высказанные Г. Спенсером взгляды (в частности, о возможности узурпации гос ударством свободы личности) нашли отражение в теоретических платформах ряда общественных движений (например, фабианско го социализма).

Что касается связи российской партии энесов (народных соци алистов) с классической либеральной идеологией, то эта связь – самая непосредственная. Разумеется, универсальные ценности либерализма и возможности их «посадки» на российскую социаль ную почву тщательно переосмысливались с учетом российских же общественных, экономических и политических реалий. Народные социалисты, хотя сами считали себя в первую очередь привержен цами социализма (это отражено и в названии партии), именова лись также либеральными народниками. Последнее определение часто встречается при оценке политической окраски энесов пред ставителями других политических сил. Действительно, программа народных социалистов, их идейные пристрастия являются насто ящим симбиозом либерализма и социализма. В общем, «чистые»

либералы – кадеты, прогрессисты, октябристы – не включали их в свою «компанию», а «истинные» социалисты – эсеры, меньшевики и особенно большевики, – разумеется, также не считали их «свои ми». Впрочем, большевики, за малыми исключениями, вряд ли до 1917 г. и догадывались о существовании такой политической пар тии. Словом, народные социалисты находились на стыке двух идеологий, совмещая слабости подобного «разброса» и сильные стороны свободы от идеологических шор.

В партии не было формального председателя, не было и стро гого учета членства;

ее наиболее авторитетные фигуры примерно равноценны по своему интеллекту и общественной значимости.

Это были в основном так называемые «разночинцы», представи тели разных профессий, пришедшие в политику из публицистики, захваченные водоворотом насыщенной и интересной политиче ской реальности начала ХХ в. Среди теоретиков и практиков народнического либерализма выделяются А.В. Пешехонов (глав ный автор программы партии, особенно ее аграрного раздела, в 1917 г. – министр продовольствия Временного правительства при А.Ф. Керенском), Н.Ф. Анненский – старейший неонародник либерал, любимец и авторитет всей партии, В.А. Мякотин – исто рик, председатель Организационного комитета партии, врач и пи сатель С.Я. Елпатьевский, известный историк С.П. Мельгунов и другие. Все это были личности неординарные, широко известные и пользовавшиеся неподдельным уважением в обществе. Поэтому, хотя саму народно-социалистическую партию из-за ее немногочис ленности и некоторой структурной аморфности кое-кто мог не при нимать всерьез, считая ее своеобразной «забавой интеллигентов», к лидерам народных социалистов, их авторитету это пренебреже ние никак не относилось.

Программа энесов пережила саму партию, хотя была неодно кратно «похоронена» ее критиками. Ряд ее положений сейчас вы глядит даже актуальнее, чем тогда – именно благодаря выросше му пониманию роли либеральных ценностей в справедливом об ществе. Это был настоящий сгусток политической, экономической, социологической, правовой мысли российской интеллигенции, не скованной догмами какого-либо вероучения. В отличие от про грамм других партий, она не предписывала России строго заданно го пути и даже формы правления: как сказал в 1906 г. В.А. Мяко тин, в мире есть и свободные монархии, и недостаточно свобод ные республики, поэтому дело не в форме, а в содержании.


Говоря о предтечах народных социалистов, можно указать за падников, но дело отнюдь не сводилось к простому заимствованию или подражанию. Каждый из теоретиков народничества вносил в характер направления нечто новое, и постепенно это идейное те чение перестало быть «западническим» и стало русским, не утра тив главного – общечеловеческого характера. Именно человек за нимал центральное место в системе координат энесов, идея само ценности и верховенства человеческой личности была для них ос новополагающей (в отличие от социал-демократов или эсеров, у которых личность растворяется в общественном коллективе, а то и вовсе приносится в жертву общему благу). Ни одна из обществен ных форм не рассматривалась ими как самодовлеющая сущность, вне связи с благом личности. Для народных социалистов не было довода: «это разрушает общину или вредит государству»;

довод мог быть только один: «это пагубно для личности»1.

«Пусть личность в массе своей невежественна, – писал А.В. Пешехонов, разъясняя основные постулаты программы пар тии, – пусть ее человеческое достоинство принижено, пусть она беспомощна, – это не мешает нам признать ее верховенство. Мы знаем ее язвы и несовершенства. Тем сильнее наше желание вся кого темного, забитого и голодного человека сделать умным, силь ным и довольным – сделать счастливым. Свобода и независи мость человеческой личности, ее всестороннее развитие и беско нечное совершенствование – такова цель, которую ставит наша программа» 2. Однако, признавая «социологическое» первенство за личностью, народные социалисты не мыслили ее иначе как в об ществе. Сущности задачи, поставленной партией – найти и со здать такие общественные формы, которые обеспечивали бы пол ноту жизни каждой личности.

К личности народные социалисты были намерены предъявлять высокие требования, которые, по их признанию, мог выполнить не Пешехонов А.В. Программные вопросы. Пг., 1917. С. 12.

Там же.

каждый человек. Главное же требование, предъявляемое к каждо му – труд. «Лишь в процессе труда, во всестороннем упражнении своих сил и способностей личность может развиваться и совер шенствоваться… Лишь трудящаяся личность может быть суверен ной. Потому и народ, – тот народ, верховенство которого постули рует наша программа, – мы не можем мыслить иначе, как совокуп ность трудящихся личностей, … трудящихся классов»1 – заявляли теоретики партии.

Приоритет личности – черта либерализма, но у народных со циалистов в программе, в отличие от английских либералов, много внимания уделялось государству. Государственный аппарат, по глубокому убеждению правых народников, должен быть крепким и сильным, управление страной – твердым, но гибким, власть обяза на учитывать чаяния всего народа и оперативно реагировать на перемены его настроений и насущных нужд. Политические силы России, уделявшие внимание исключительно смене правительства и мало думавшие о многочисленных народных массах, населяв ших Россию, их психологии и культуре, совершали ошибку. Но не меньшую, а даже большую ошибку совершали те, кто, решив пере вернуть весь общественный строй, всю страну, уничтожить все су ществующие органы власти, не задумывались о том, что стране нужна будет государственная власть, новое правительство, и не строили на этот счет никаких планов.

Переход к социализму мыслился как процесс постепенный, длительный, эволюционный, без потрясений, с рядом последова тельно сменяющихся этапов. Деления программы на «минимум» и «максимум» по этой причине у народных социалистов не было. Не было вписано в программу и требование демократической рес публики (вообще вопрос о конкретной форме правления был обойден). Знатоки народа не в теории, а на практике, либераль ные народники прекрасно понимали, что непонятными словами, за которыми для темных масс кроется неведомый смысл, можно только отпугнуть и отвратить народ, прежде всего крестьянство, от борьбы за свои политические права, за «землю и волю». При ходилось считаться и с консервативно-монархическими, пусть наивными и неглубокими, мужицкими представлениями. Демокра Там же. С. 14-15.

тическая республика как форма правления в социалистическом государстве, конечно, присутствовала в их взглядах, но они счи тали этот идеал достижимым через продолжительное время, ко гда все население России осознает необходимость этой формы власти и изберет ее посредством Учредительного собрания, доб ровольно и обдуманно 1.

Немыслимо, по мнению народных социалистов, немедленно взять «всю волю», установив демократическую республику в Рос сии, было и потому, что для этого требовался «известный период творческой государственной работы» 2, которая еще не проделана.

Для этого, помимо политического развития масс, нужно объеди нить разрозненные революционные силы, убедив их, что «земля и воля» – это две части одного лозунга, а не два разных требования.

О желательной форме власти в программе партии говорилось: од нопалатный парламент, избранный всеобщим, равным и тайным голосованием, со всей полнотой законодательной власти и ответ ственным перед ним правительством3.

Осторожность, поступательность в программе народных соци алистов вызвали шквал уничтожающих насмешек со стороны ра дикалов. Для большевиков слово «либерализм» было едва ли не бранным, а тут партия, называющая себя социалистической… В.И. Ленин который никого не щадил и в выражениях никогда не стеснялся, посвятил несколько статей А.В. Пешехонову и его пар тии. Так, в одной из них А.В. Пешехонов был назван «одним из во ждей эсеровских оппортунистов»4.

В общественной борьбе энесы как социалисты признавали роль классовой борьбы, но не ставили ее во главу угла. По их мне нию, интересы человеческой личности отнюдь не исчерпываются ее хозяйственными отношениями. Народные социалисты понима ли народовластие как власть народа, не связывая его с диктатурой какого-либо одного класса, какой-либо одной группы. Правда, учи тывая громадную разницу между людьми в интеллектуальной об Пешехонов А.В. Хроника внутренней жизни // Русское богатство. 1906. № 8. С. 84.

Аноприева Г., Ерофеев Н. Трудовая народно-социалистическая партия // Политиче ские партии России. Конец XIX – первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996. С.

620.

Программы политических партий России. М., 1995. С. 211.

Ленин В.И. ПСС. Т.13. С. 399.

ласти, народные социалисты возлагали идейную работу, необхо димую для успешной борьбы за человеческую индивидуальность, на прогрессивно мыслящую интеллигенцию. Ее они считали «неоплатным должником народа», ибо ей доступны вершины зна ния за счет непроглядной темноты, в которой пребывали массы.

Идеи народнического социализма в его либерально государственной трактовке, представленные идеологами народно социалистической партии, при всей своей взвешенности и трезво сти, не были, к сожалению, по достоинству оценены и тем более поддержаны ни политической элитой, ни народными массами в начале прошлого столетия. Сами идеи показались расплывчаты ми, половинчатыми: Россия признавала только резкие, контраст ные тона, а сочетание идей либерализма и социализма был слиш ком сложным, чересчур абстрактным, следовательно, чуждым яв лением. В настоящее время либерализм и социализм уже давно не являются несовместимыми элементами в программе какой-либо политической партии или даже в политической линии государства.

Но, поскольку речь идет о России начала ХХ в., следует учитывать низкий уровень ее политической и общей культуры, политическую неопытность (речь идет даже о передовых людях – высокообразо ванной интеллигенции), отсутствие партийных и парламентских традиций и прочих атрибутов развитого общества. Поэтому совсем не удивительно, что основные элементы идейного наследия либе ральных народников, такие разумные и взвешенные, не нашли от клика в их родной стране, у народа, для которого неустанно рабо тали энесы.

П.А. Меркулов ЛИБЕРАЛЬНЫЕ И ЛЕВОРАДИКАЛЬНЫЕ ПАРТИИ РОССИИ В БОРЬБЕ ЗА МОЛОДЕЖЬ Начало ХХ в. в России было эпохой, когда вышедшие на арену политической борьбы новые акторы – политические партии России, активно занимались поиском собственного электората, среды, из которой была бы возможна мобилизация активных носителей пар тийной идеологии. В этом поиске, с учетом общей ограниченности социальной среды, доступной в то время для политического влия ния в России, они учитывали, что именно студенчество, учащаяся молодежь вообще, являются не только наиболее образованной ча стью молодежи, но и той частью поколения, которая наиболее склонна к переменам и может вполне осознанно работать над пре образованием общества. Значение учащейся молодежи видел и В.И. Ленин. Однако в контексте своего стратегического подхода к поиску ключевого элемента в социальной структуре общества пер воочередное внимание он уделял пролетарской молодежи. В своих работах зимы 1905 г. В.И. Ленин указывал, что «молодежь решит исход всей борьбы, и студенческая, и еще больше рабочая моло дежь» 2. В 1902 г. в тогдашнем органе большевиков «Искре» была опубликована его статья «К учащимся средних школ». На рубежном для большевизма II съезде РСДРП в 1903 г. был внесен проект ре золюции «Об отношении к учащейся молодежи». В 1908 г. в период спада революции В.И. Ленин пишет статью «Студенческое движе ние и современное политическое положение», а в 1912 г. в период нового революционного подъема в России статью «Вопрос о пар тийности среди демократического студенчества», содержащие об щий политологический анализ места и роли молодежи в проектиру емом им революционном преобразовании общества.

Для иных политических партий и их лидеров подобное творче ство не характерно. Они, как правило, имели свои взгляды на мо лодежь и ее место в обществе и политических процессах, но ориен Меркулов Павел Александрович – кандидат философских наук, Российский госу дарственный университет туризма и сервиса.

Ленин В.И. ПСС. Т. 9. С. 247.

тировались на разделение политической деятельности, относя ее к возрасту совершеннолетия и вступления молодых людей в партий ные организации, а собственно молодежные организации видели вне явной политической деятельности. Примером может служить отношение классической для России центристской либеральной партии Партии народной свободы (конституционно – демократической) к политизации деятельности университетских студенческих организаций 1.

В 1903 г. дифференциация в российском студенчестве заметно усиливается, как, впрочем, и в российском обществе в целом. На ноябрьском – третьем по счету – Всероссийском студенческом съезде была даже принята специальная резолюция «О дифферен циации студенческой среды и движения». Ее сущность заключалась в признании необходимости деления студенческих организаций на партийные и непартийные2. Политизацией студенчества не преми нули воспользоваться формирующиеся политические партии Рос сии и, прежде всего, нелегальные, ориентированные на использо вание партийного механизма на захват власти. Так, на судьбонос ном для российской социал-демократии Втором съезде 1903 г. бы ла принята специальная революция с «говорящим» названием «Об отношении к учащейся молодежи». По словам В.И. Ленина 3, она стала этапным документом в становлении молодежной политики большевиков как партийной, дореволюционного периода, так и гос ударственной, постреволюционной.

На основе документов, прежде всего большевистской партии, мы можем сделать вывод о том, что именно большевики иницииро вали создание политически ориентированных молодежных органи заций, естественно, в русле своей идеологии. Еще в 1903 г. в резо люции II съезд РСДРП указывалось на необходимость «оказывать всяческое содействие этой (учащейся) молодежи в ее стремлении Меркулов П.А. Молодежь и либеральные партии России – между принципами и по литической целесообразностью // «Время выбрало нас: Путь интеллектуала в поли тику» IV Муромцевские чтения. Сб. материалов научной конференции. 25-26 октября 2012 г. Орел, 2012. С. 186-191.

Гусятников П.С. Революционное студенческое движение в России. 1899-1907. М., 1971. С. 75.

Ленин В.И. ПСС. Т. 7. С. 253.

организоваться»1. Соответственно, в число задач парторганизаций входила и организация молодежи.

На начальном этапе зарождения молодежного движения в Рос сии в среде большевиков еще обсуждался вопрос о политической и организационной самостоятельности объединений молодежи. Хо рошо известно высказывание В.И. Ленина о «полной самостоятель ности союзов молодежи», его надо оценивать в совокупности с взглядами лидера большевиков на возможности партии влиять на молодежное движение, изложенными им в заметке «Интернацио нал Молодежи» в 1916 г. В ней В.И. Ленин писал, что он «за полную самостоятельность союзов молодежи, но и за полную свободу то варищеской критики их ошибок! Льстить молодежи мы не должны»2.

В августе 1917 г в резолюции VI съезда РСДРП(б) «О союзах молодежи» задачи партийной линии в организации молодежного движения формулировались следующим образом: «Съезд считает …необходимым, чтобы партийные организации на местах обратили самое серьезное внимание на дело организации молодежи. Вме шательство партии в организационное строительство рабочей мо лодежи не должно носить характера опеки над нею»3. В данном случае можно говорить о том, что РСДРП(б), признавая возмож ность вмешательства в создание, построение и деятельность орга низаций пролетарской молодежи, не ставит задачи полного – орга низационного и идейного – контроля над ними. Это, скорее всего, связано с тем, что в условиях подполья партия подобную установку и не смогла бы реализовать. Тем более, что подобная практика могла бы оттолкнуть не желающих подчиняться жесткой партийной дисциплине. Однако, по мере усиления влияния партии большеви ков в обществе, в т.ч. в период двоевластия 1917 г., получают раз витие именно вождистские, императивные элементы взаимодей ствия с окружающей политической средой. На практике подобное вмешательство имело место и со временем его роль постоянно возрастала. Собственно, и сам тезис о необходимости того, чтобы «партийные организации на местах обратили самое серьезное внимание на дело организации молодежи» предполагал непосред Наследникам революции. Документы партии о комсомоле и молодежи. М., 1969.

С. 32.

Ленин В. И. ПСС. Т. 30. С. 226.

Наследникам революции. С. 33.

ственное вмешательство парторганизаций в процесс конституиро вания самодеятельных молодежных движений.

Если говорить об идеологической и политической стороне про цесса, то у большевиков она была вполне прагматична и сводилась к тому, что на известном этапе «партия должна стремиться к тому, чтобы рабочая молодежь создала самостоятельные организации, организационно не подчиненные, а только духовно связанные с партией»1. Эта духовная связь выступала основой организационно го подчинения хотя бы в контексте известного тезиса о связи члена партии с организацией, расколовшего российскую социал демократию в 1903 г., давшего конспиративную партию как орудие борьбы за власть и более близкую к политическому клубу либе рального толка организацию меньшевиков.

Объясняя приведенный выше тезис, большевики (причем об ращает на себя внимание само «оформление» и переход на VI съезд РСДРП(б), проходивший накануне октябрьских событий) за дачи в части оргработы ставили гораздо более конкретно: 1. партия оказывает влияние;

2. чтобы организации рабочей молодежи изна чально имели социалистический характер;

3. а создаваемый Союз «при самом возникновении примкнул к Интернационалу молодежи»;

4. а также «преследовал по преимуществу цели развития классово го самосознания»;

5. вел «пропаганду идей социализма», «энергич ную борьбу с шовинизмом и милитаризмом»;

6. и одновременно с этой «защищал экономические и политические правовые интересы несовершеннолетних рабочих и работниц» 2. В этих тезисах четко и последовательно изложены требования к организации, которая в силу своей идеологии будет неразрывно связана с большевизмом без формальных упоминаний об общности оргструктур.

Фактически нетрудно заметить, что в отличие от других полити ческих партий и течений России начала ХХ в., партия большевиков изначально планировала создание Союза молодежи, имеющего политические цели своей деятельности, стоящего исключительно на позициях социалистической идеологии. Цель работы по созда нию организаций пролетарской молодежи партия большевиков ви дела в привлечении их к участию в политической борьбе исключи Там же.

Там же.

тельно на ее стороне. В своей резолюции «О союзах молодежи» VI съезд РСДРП(б) без экивоков сформулировал задачу партии по со зданию именно «классовых социалистических организаций рабочей молодежи» 1. Дополнительным аргументом в пользу данного тезиса выступает анализ текста резолюции «О курсах для конструкторов», казалось бы не имеющей, судя по названию, политического контек ста. Однако в ней съезд предлагает ЦК создавать курсы инструкто ров «по организации и руководству союзами социалистической мо лодежи»2. Ключевое слово, как следует из последующего развития событий, все-таки «руководство».

Материалы съезда дают убедительные доказательства того, что большевики видели свою задачу в контроле за процессом управления развитием молодежного движения, руководстве дея тельностью возникающих организаций молодежи. В партийный прагматизм периода борьбы за власть в стране легко вписывался отказ от декларировавшихся ранее принципов равноправности от ношений с самодеятельными молодежными организациями.

Большевики, как и в случае с их общими подходами к борьбе за власть в стране, не ждали милостей от природы и результатов мед ленного, по их меркам, процесса самоорганизации молодежи и со здания ею своих организаций, за влияние в которых теоретически предстояло бороться. Союзы молодежи образовывали усилиями са мой партии как инструменты в достижении ее стратегической цели – захвате политической власти. Фактически в 1917 г. ЦК партии ставит в повестку дня задачу по «руководству союзами», что диктовалось потребностями текущего политического момента, ибо тогда вопрос о победе большевиков отнюдь не выглядел предрешенным3. В этом контексте решение вопроса о возможности организационной само стоятельности союзов молодежи в пользу молодежи с переходом большевиков на позиции правящей партии было весьма призрачно.

Весьма репрезентативной была теория и практика конституци онных демократов. Эта основная либеральная партия России не только активно работала с молодежью в ходе текущей политиче ской практики, но и генерировала теоретические основы молодеж Там же. С. 33–34.

Там же. С. 34.

Там же.

ной партийной политики, активно обсуждая вопросы теории и прак тики в ходе работы как центральных руководящих органов партии, так и многочисленных съездов и конференций.

На общем подъеме политической активности населения в годы Первой русской революции, в течение нескольких месяцев после конституирования партии, молодежные группы прокадетской моло дежи возникают во всех университетах России и в прочих вузах крупнейших городов. Кадеты предоставляли молодежи помещения своих партийных клубов, готовили специальные кадры агитаторов, оказывали помощь в создании координационных структур, приме ром подобной практики вступает, например, Главный общегород ской комитет учащихся Петербурга 1.

Вместе с тем, в связи со свойственной всем настоящим либе ралам ограниченности в использовании средств и методов полити ческой борьбы, каковая, собственно, и отличает либерализм от ра дикальных партий, использующих псевдолиберальную риторику, кадеты вели постоянные дискуссии относительно допустимости во влечения тех же студенческих университетских организаций непо средственно в политическую борьбу. У иных партий такие сомнения не возникали.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.