авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Валерий Болотов С ФЕДОРОМ КОНЮХОВЫМ ПО МОНГОЛИИ Великий Шелковый путь Сквозь века загадочных цивилизаций ...»

-- [ Страница 2 ] --

- Это сродни шаманам. Они при камлании входят в другой мир, и их души гуляют по другим мирам. Камлание - одна из практик погружения в измененное состояние сознания. Оно представляет собой сильнейшее психическое и эмоциональное переживание, в которое одновременно вовлекаются не только шаман, но и его со племенники, присутствующие на камлании. Во время этого дейст ва, например, для исцеления больного, шаман прилагает огромные усилия, чтобы изменить у пациента обычное представление о ре альности, показывает ему, что он не одинок в своей борьбе с болез нью и смертью, что ему помогают могущественные силы для из гнания принесших болезнь злых духов. Срабатывает сильнейший психотерапевтический эффект, построенный на абсолютной вере и убежденности в исцелении. Аналогичным образом действует ша ман, когда его просят предсказать будущее. Федор, ты не просил предсказать будущее кого-нибудь перед тем или иным своим путе шествием.

- Как-то мне один шаман-колдун, унесшийся на облаках по мо ему маршруту, говорил, что там-то у него заболела голова, значит, я там тоже заболею, там-то его лодка перевернулась – значит, это случится со мной. Однако он достиг дающего свет духа. Значит, путешествие должно окончиться для меня счастливо. Что, впрочем, так и случилось: я заболел, перевернулся, но все кончилось благо получно – я закончил кругосветку вокруг Антарктиды.

- Да, Федор, считается, что любое предсказание так или иначе оказывает влияние на наше будущее, выступая в качестве подсоз нательной программы наших будущих действий.

- Поэтому я пытаюсь избегать всяких предсказаний. Со мной Бог, его апостол Николай Чудотворец – они меня ведут.

- И все же ты ищешь знания: как все это происходит - пыта ешься узнать. Гностики - ищущие знания - искали Истину с боль шой буквы. Основой ее они считали гносис (греч. gnosis - знание), то есть тайное знание о мире и подлинной духовной природе чело века, открытое пророками и сохраняемое эзотерической традицией.

Обладания подобным знанием могли удостоиться лишь избранные.

Зло в мире считалось возникшим изначально в результате «ошибки технологии».

- Вот здесь я согласен. Ошибки надо исправлять. Кто сделал пустыню Гоби? Человек - кочевники. Не да лек час, вся Монголия станет пустыней, сколько здесь голов скота пасется, миллионы.

- Федор, что ты прочитал на этих кам нях?

- «Я видел новое небо и новую землю;

потому что первое небо и первая земля ис чезли, а моря больше не существовало».

- Это писали атланты. Вот откуда у тебя название первой книги: «Я увидел новое небо и новую землю».

- И все же эти камни живые? Или это плод нашей фантазии.

- Есть много предпосылок, что это, возможно, кремниевая форма жизни со всеми признаками, свойственная белковой: анато мия, способ питания, наличие полов, размножение семенами, ско лов, трещин, образующие путь для выхода семян, кристаллическое тело - хранилище наследственной информации...

- Ты, Федор Филиппович, оказывается, хорошо проработал эту тему!

- Статью Боковикова читал, в которой представлены уникаль ные материалы, подтверждающие возможность кремниевой жизни:

это живые камни - агаты. Кроме того, французские учёные Демон и Эсколье сделали сенсационное открытие: некоторые земные камни - живые существа, представляющие другую форму жизни, с гро мадным жизненным циклом и медленным процессом жизнедея тельности. Проведённые ими исследования показали, что ряд видов камней не только способен двигаться, не только вибрирует, но ещё и имеют собственную пульсацию от двух дней до трёх недель.

- Давай сегодня ночью замерим пульсацию камней, на которых ты фразу атлантов прочитал - предложил. – Только чем замерять будем?

- У меня есть прибор радиацию замерять. Начнем с него. Мо жет, магнитные измерения что-то покажут. Ты песок, его магнит ные свойства, с помощью своего прибора замеряешь.

- Также биорамки запустим в дело. Камень этот уж сильно на живой похож.

27 мая. Ночью вышел из палатки и по колено оказался в снегу.

«Экспедицию Федора Конюхова в пустыне Гоби занесло снегом».

Это случилось на высоте 2800 метров. Идем через перевал. Подъем короткий, но вот спуск долог. Федор жалуется, что спуск трудным оказался, ноги все время в напряжении. Остановились в живопис ном месте. Сразу начали освежать барана. Я развел костер. Кругом лес, много сушняка. Монголы боятся – здесь заказник и разжигать костер запрещено, тем более об этом предупредил проезжающий лесник.

Сегодня день рождения погонщика Бориса Петровича из Кал мыкии. Я ему подарил седло и сапоги, отдам на границе – мне они все равно не понадобятся, а ему идти еще 4 месяца. Толпа уговори ла пару-другую «Чингисхана» – но это поскромнее, чем было на день рождения у Володи Бадмаева.

28 мая. Сегодня дневка, поэтому много разговоров и приклю чений.

Ноев ковчег найти – Федор Филиппович, знаешь, в Азербайджане есть уникальное село Кетиш (Кетш), которое находится в Араратских горах – там по преданию, Ной, увидев ровную местность, бросил якорь и велел всем спуститься на землю.

– Да, в Библии так и сказано, – Федор поддержал разговор:

«И остановился Ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца на горах Араратских». «И вышел Ной и сыновья его, и жена его, и жены сынов его с ним;

все звери и (весь скот, и) все гады, и все птицы, все движущееся по земле, по родам своим, вышли из Ковчега». «И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плоди тесь и размножайтесь, и наполняйте землю (и обладайте ею)». «На всей земле был один язык и одно наречие».

– Так вот, в селении Кетиш – сейчас его называют Хыналыг – живут далекие правнуки Ноя. Селение уникальное. Высоко в горах находится, говорят люди на языке, которого нигде больше нет. Но даже не в этом дело, а в том, что такой же народ живет на Енисее – и также их называют кетами. Причем кетиши на Араратских горах знают, что на Енисее есть их сородичи, только говорят на языке, не похожим на их.

– А люди Кетиша на каком языке говорят?

– На своем, такого нигде в мире нет. В их языке 77 букв – гласных и 59 согласных.

– Со времен Ноя чистоту языка сохранили.

– А у кетов на Енисее под Каменной Тунгусской, что за язык?

– Кетский – тоже считается единственным. Название от этнонима «кет» – «человек». По языковым и национальным особенностям ученые относят их к категории уникальнейших этно сов мира. В их мифологии явно присутствует миф горы-неба.

– А где же связь с кетами на горе Арарат?

– Принято считать: предки современных кетов сформировались на юге междуречья Оби и Енисея в результате смешения европеои дов Южной Сибири с древними монголоидами. Жили они от устья реки Тубы до самой Подкаменной Тунгуски.

– Может, они гипербореи – с Севера пришли, или первые люди с планеты Эрис, как ты часто утверждаешь.

– Тогда вопрос, что было вначале: курица или яичко? Кеты на горе Арарат или кеты в Сибири.

– Кеты Сибири – часть их в Месопотамию ушла. А когда потоп случился, в горах укрылись.

– Это уже не восстановить. Тех и других на генофом надо про верять – тогда выявится их родство. То, что индейцы Америки по томки кетов с Енисея, на 75 % доказанный факт, теперь надо гене тиков попросить связь между ними установить.

– Кто писал эти строки?

«...Много разных племен обитает на Кавказе, скрываясь в вы соких горах, как внутри осажденной крепости. Зимой из-за снеж ных заносов проникнуть туда невозможно. А летом они сами спус каются с гор вместе со своей кладью, лежа на шкурах и скользя по льду.

А сходят они на равнину за солью. Это дикие, воинственные и самобытные люди, однако при деловом общении честные и не об манщики. Не зная числа больше ста, они занимаются лишь меновой торговлей. От жителей низменных мест они отличаются красотой и высоким ростом. Их одежда – войлочная шапка, хитон с длинными рукавами и шерстяные штаны. Они любовно разрисовывают ее изображениями животных.

Закончив дела на равнине, они снова уходят в горы, подвязывая к ногам из-за снега и льда широкие куски сыромятной бычьей ко жи, утыканные шипами и по форме своей напоминающие литав ры...»

– Античные историки - Страбон и Плиний. Только вот на сколько античные, это вопрос. Вся история началась, когда печат ный станок появился, а до этого сплошная темнота – нет ни одного документа до этого.

– Ну, ты хватил, с этим я не согласен, – Федор на принятом ле тоисчислении стоит.

– Ты и с библейским летоисчислением не согласен то, что сейчас идет 7517-й год от сотворения мира. Тогда и с этим надо со гласиться.

– Надо жить, как кеты на Арарате. Они живут в ином простран стве – в послепотопном. Тогда все быстро менялось, вода спадала, и возрождалась жизнь. Мир был неустойчив. Вот и потребовалось им семнадцать падежей, – Федор удивляет знаниями. – Кеты на Кавказе - предмет изучения ученых-лингвистов;

здесь лингвист А.

Кибрик и тринадцать сотрудников Московского университета изу чали грамматику кетского языка.

– Откуда, Федор Филиппович, все это знаешь?

– Я же в аспирантуре учился и знаком с этим не понаслышке.

– А что изучал?

– Изучил я, может, мало чего, а вот найти Ноев ковчег пытался.

Изучил груду литературы, и Библию читал в кругосветном плава нии на «Формозе».

– В книге «И увидел я Землю» у тебя много ссылок на Библию.

А про Ноев ковчег не помню.

– Эти исследования не вошли в книгу. А где находится Ноев ковчег, я доподлинно установил. Мне казалось, что я вместе с Ноем в его челне по морю плыл.

– Челн – 150 метров длиной – современное судно. Однако, Фе дор, попрошу здесь подробней. Кто на корабле с Ноем плыл?

– Все, как по Библии: жена, три его сына с женами и всякая живность по паре.

– И где причалили?

– Не пришло еще время об этом говорить. Но скажу, от Алек сандра Евгеньевича Кибрика узнал: – кеты на Кавказе и кеты с Енисея владеют этой тайной. Причем, чтобы узнать место, где Ноев ковчег находится, надо ключ найти, который подскажет.

– Ба! Так есть такой ключ! Вон, смотри, на этом камне выбит, а справа на камне отпечаток ладони. Какое изображение является ключом?

– Надо обращаться к божеству у кетов на Енисее.

– Есть такое божество – самое северное каменное изваяние на ходится далеко в лесу. Нам удалось его найти, вот оно.

– И что дальше? Куда что прикладывать?

– Вот здесь как раз и тайна.

– На камне через иероглифы дана инст рукция, что нужно делать.

– То, что это инструкция, об этом давно известно. Но еще никто ее не прочитал, хотя известно, что она имеет обращении к божест ву кетов на Подкаменной Тунгуске. Ты же, профессор, умеешь читать рисуночное письмо в своей системе. Много раз хвастал.

– Умею. Но по пяти мало понятным зна кам-словам можно что угодно прочитать.

– Вот и читай.

– Будем в Шамбале – там все тайное становится явным. Там и прочитаем. Хотя, стоп, мне кажется, что здесь, в Монголии, мы тайну разгадать сможем. Давай спросим у Тамира – он должен что нибудь рассказать: в крови предков скрыта тайна.

– Тамир, - обратился я к нашему товарищу. – Вот смотри на эк ране ноутбука картинку, на которой изображен Соломонов ключ – звезда Давида. Встречал такое изображение?

– Соломонов ключ – сколько угодно в книгах встречал.

– Нет, я о другом. В твоей долине на камне Дракона я это изо бражение видел. Правда, оно стерто сильно;

вы, буддисты, не при ветствуйте этот знак.

– Да, на зубе Дракона есть этот знак, и мой дед даже знал его перевод.

– Вспоминай, что он говорил.

– О каком-то корабле – летающей тарелке. Что она давным давно с неба спустилась и с нее люди вышли, и стали зверей по па ре выпускать.

– Что, это серьезно? Твой дед так и говорил? А скажи, как вы глядел летающий объект?

– В виде большой лодки.

– Ба! Так это и есть Ноев ковчег. Значит, он и летательным ко раблем был. Вот Ной и выпускал зверей по паре там, где им положено было быть.

– А как кеты появились на Енисее? Похоже, кто-то из сыновей Ноя детьми обзавелся – они здесь вышли. Потом они на Енисей перекочевали – поселение кетов образовали.

– Кто ж из сыновей Ноя так горяч был? – Фе дор смеется.

– Кеты на Кавказе уверены, что они потомки третьего сына Иафета.

– Три сына Ноя – Сим, Хам, Иафет - в раз ные стороны разошлись. От первого сына Си ма слуги господние, израильтяне пошли. От Хама – негритянский народ. От Иафета по томство разделилось: одни на запад и север пошли – чисто европейцами стали, белой расой, другие на восток - Иран, Персия – арийская раса.

– А знаешь, Федор, у Ноя четыре сына же было. Четвертый не поверил, что потоп нагря нет – или народ не хотел предавать, решил с ним остаться.

– Умирать, так умирать со всеми.

– Как раз нет – в последний момент его силой доставили на ковчег вместе с женой. Кто приказал – неизвестно. На старинных миниатюрах мы явно видим, что с Ноем четыре сына на ковчеге были.

– На миниатюре он с усами и бородой, не считая самого Ноя, всего трое, а остальные жены, много жен, – Федор внимательно рассматривает снимок.

– Четвертый в трюме прячется.

– Но о четвертом сыне в Библии ничего не сказано – ни о его посадке на ковчег, ни о высадке.

– Это было сделано вопреки воле Бога, потому тайна. По этой же причине Ной высадил своего сына с женой в Монголии. Они и дали род монголам и кетам, что на Енисее живут.

– Как звали четвертого сына?

– Йам. Это имя у кетов до сих пор в почете. Что интересно, обычай скрупулезного выбора имени у кетов на Кавказе и кетов на Енисее сохранился. Я столкнулся с этим – долго пришлось подби рать одному сотоварищу по Интернету, который просил меня по добрать имя его сыну. Я думал сын только родился, а нет, оказыва ется, ему уже пять лет, а имя так и не выбрал. У кетов на Енисее та кая же проблема: имя дать ребенку – об этом я в Интернете вычи тал.

– В то, что кеты на Кавказе и на Енисее в родстве, я верю, – Федор кивает. – Вопрос в другом. Где Ноев ковчег спрятан?

– Давай информационное поле Земли подключим, оно здесь на высоте 2500 метров, близко к нам. Задачу перед собой поставим, а знаки нас сами на это выведут. Надо только их увидеть и правильно истолковать. Вон, гляди на те камни, что впереди. Что на них ви дишь?

– Вся проблема в том, то, что мы видим нам логика подсказы вает, которая наше подсознание тормозит, перебивает его. Потому задача – сознание отключить и смотреть подсознанием.

– Дорогу вижу, которая вверх уходит.

– Нам надо по ней идти.

Сначала мы так и сделали, по этой дороге пошли:

А потом вот сюда вышли. Вдоль дороги всякие мифические образы в скалах стали видеть. К чему бы все?

Через некоторое время перед нами такая картина открылась.

– Ноев ковчег на горе Арарат нашли! – Федор воскликнул.

– Да, ландшафт изменился. Может, мы действительно к горе Арарат вышли? Спросить не у кого. Разве вон у того вон образа, что за лодкой.

– Точно, я говорю, мы на горе Арарат!

– Федор Филиппович, я не удивляюсь. Не зря тебя самым зна менитым во времени и пространстве определили во Владивостоке.

Купец Алексей Старцев, писатель, путешественник Владимир Ар сеньев, первая женщина капитан Анна Щетинина, актер Юл Брин нер, родившийся во Владивостоке, американка Элеонора Прай, прожившая во Владивостоке 30 лет, и написавшая о нем несметное количество писем. Кстати, внук купца – Дима Старцев, наш друг с Вещуновым – хорошие рассказы пишет.

– Насчет знаменитостей… В Курагино ты среди знаменитых.

Кроме тебя кто еще?

– Князь Щедрый Курага, основавший Курагино в XVI веке.

Алексей Черкасов – автор бессмертных произведений «Хмель», «Черный тополь», «Конь рыжий». Григорий Федосеев – его книга «Мы идем по Восточному Саяну» – знаменитая. Среди путешест венников доска с его именем на мастерской обязательно должно висеть. Виссарион – мессия на земле курагинской, я тебе о нем рассказывал. Александр Лебедь – представлять не надо, мы с ним встречались. Виктор Астафьев – его книга «Царь-рыба» про рыба ков на Тубе, в том числе про моего отца;

я с ним неоднократно в Овсянке встречался, даже водочку попивал.

– А кто седьмой будет? – Федор спрашивает, как будто не знает.

– Ну, кто? Ваш слуга! Я, как и ты, седьмым иду.

– Поздравляю. «Заслужил, выстрадал», - как говорит твой друг из Курагино Виктор Жибинов. Его прадеда князя Жибо почему не включил? Он же тоже основатель Курагино – Мы говорим, Щедрый Курага, подразумеваем Щедрый Жибо, и наоборот. Так что все в порядке. Однако отвлеклись, где мы сей час?

– На горе Арарат, у его подножия. Вон окаменевший Ноев ков чег виднеется.

– Идем поближе, если увидим окаменевшие доски, то точно он.

Подошли, и ба! Вот они, стрингера и батоксы – на них следы пилы видны. Кусок шпангоута валяется.

– Ну что, Федор, убедился, что это Но ев ковчег?

– А я и не сомневался. Но в то, что мы так просто нашли его, не верится.

– Еще не то найдем и неизвестно, где побываем. Кстати, надо возвращаться. Я думаю, обратно по той же дороге пойдем.

– Веди, Сусанин, – Федор на меня решил положиться.

Пройдя с полчаса, мы деревню на орлиной сопке увидели.

– Федор, так это же Кетиш – здесь высечены скрижали Соло мона, его ладонь на камне отпечатана. Здесь родина моего знакомо го по переписке – Насруллаева;

это он долго никак своему сыну имя не мог дать, давай зайдем, на него сошлемся, нас как родных примут.

– Согласен. Надо самим убедиться, ключ Соломона увидеть.

Подходя к деревне, мужчину с подростком встретили.

– Салам олейкум! – поприветствовал Федор. – Как паренька зо вут?

– Рагим, а меня Алхас. А вы кто такие? – улыбается горец.

– Вот забрели случайно. Это знаменитый путешественник Фе дор Конюхов, а я его друг, – отвечаю.

– Никак Ноев ковчег ищите?

– И его тоже. Однако нас больше люди интере суют. Что вы тут делаете вдали от селения?

– Пришли нашего друга навестить, он здесь овец пасет.

– Так ни чабана, ни овец не видно. Одни ва луны, как в Монголии, по которой мы сейчас идем.

– Не скажи, мил человек. Приглядитесь, большой валун на кого похож?

– Лик человека на нас смотрит. Это я уже научился видеть – А вон 15 камней, те на кого похожи?

– На баранов.

– Все правильно. Нашего друга и бара нов ведьма в камни превратила, за то, что он ей молоко по ошибке с птичьим пометом подал.

– А как вы узнали?

– Пошли искать. Уста Дегота – так зва ли нашего друга – нигде нет. Потом видим – камни. Один большой, а вокруг, как овцы, маленькие. Их раньше не было. Откуда взялись?

– Может, сверху с горы скатились? – Федор заметил.

– Мы тоже так думали. А теперь посчитай, сколько этих кам ней.

– Пятнадцать...

– Столько же баранов было у нашего друга.

Что мы могли на это возразить? Все логично. В этом мире слу чайностей не бывает.

– Во всем просвечивается замысел Всевышнего. Всему нахо дится свое объяснение. После потопа человек должен был встать на твердь. И обрести устойчивость. И он ее обрел вот здесь, у нас в го рах, – Алхас объяснил.

– Учись, профессор, как надо мысли излагать, – Федор ирони зирует.

– Какая здесь высота? – спросил я Алхаса.

– Три тысячи метров над уровнем моря.

– Врет он! – смеется Рагим. – Нет здесь никакого моря!

– Молодец, Рагим, хорошо ответил, – Федор похвалил молодо го горца. – Однако нам пора возвращаться. Обратно – путь не близ кий.

– Федор, мы же не посмотрели ключ Соломона и его ладонь в камне.

– И то правда. Алхас, покажи камень.

– Идемте, – Алхас соглашается.

Я работал у Кибрика переводчиком.

Он никак понять не мог, откуда наш язык взялся. Говорил, что праязык отделился от общего праязыка наро дов Кавказа на самом первом уров не. А я ему отвечал: «Если Иафет – сын Ноя – праотец всех народов Кавказа, то мы говорим на его языке. Иафетическом...»

– Кибрика я тоже знаю, – заметил Федор. – С его отцом, ху дожником Евгением Кибриком, был знаком.

– Вот вы говорите: «Плиний, Плиний...» – Алхас нас за ученых историков явно принимает. – Хотите увидеть такое, о чем никто еще не писал? Ни Геродот, ни Страбон, ни Плиний. Пойдемте, по кажу вам нашу письменность.

– Конечно, хотим! – воскликнули разом с Федором.

– Здесь нам сложно что-то понять, пусть Кибрик разбирается, увидев знаки на камнях, мы в отказ пошли.

– Тогда обернитесь назад, –Алхас предложил, – что вы видите справа?

– Как будто след от корабля. Неужели Ноев ковчег! – я вос кликнул.

– След от него, что он у нас приземлялся. Длина 150 метров и ширина 26, и даже высота 15, как по Библии, совпадают.

– Что-то не верится, – засомневался я. – Мы другую картину видели у горы Арарат.

– Не верите! Давайте историю расскажу.

«Жил человек – пастух овец – по имени Суал. Он обладал ка кими-то интересными силами – чем точно, сказать не могу, не знаю. В один из обычных дней пастухи на одном из склонов гор присели на обед. День солнечный, теплый месяц, как сейчас. На крыли стол: хлеб – лаваш соленый, сыр – брынза и кислой закваски молоко с зеленью – айран;

развели огонь, зажарили пару кур и при нялись обедать.

Отобедав, завели разговор, сколько овец стало, сколько было.

Только Суал молча сидит, слушает, а сам смотрит на самую высо кую гору, на которой снег круглый год лежит. Пришло время рабо тать, все встают, только Суал не встает. Его зовут, а он как будто не слышит. Глаза открытые, и смотрит на вершину горы. Ибрагим решил растолкать его, но как только коснулся его руки, Суал оч нулся, и все выдохнули облегченно. «Ты что нас пугаешь?» Суал улыбнулся и сказал: «В Мекку ходил». Все рассмеялись, приняв его слова за шутку. «Лучше бы сходил баранов посчитал». Суал после этого встал и давай ногами друг о друга стучать, и с них снег на траву стряхивать», – закончил рассказ Алхас.

После этого вдруг он встал и тоже ногами постучал, и снег с них посыпался. Здесь мы с Федором рты открыли: там, где Алхас стучал ногами, на зеленой траве появился снег. Не веря своим гла зам, мы подошли поближе. Давай его в руках мять, он так и таял, обжигая холодом наши руки. Не веря даже своим ощущениям, уст ремили взгляды на складки ботинок Алхаса, и там белел ещё не растаявший снег.

– Алхас, а зачем Суал в Мекку ходил?

– За четками, там он на базаре их купил. Хотел, чтобы они в его доме были и счастье приносили. Пойдемте, покажу – Значит, Суал, твой прадед, ходил в Мекку?

– Мой отец.

– Вот это чудеса, после этого поверишь, что на склоне действи тельно остатки Ноева ковчега лежат. Специально к вам приедем и все обстоятельно изучим, – Федор пообещал.

Попрощавшись с Алхасом и Рагимом, мы обратно по нашей дороге в Монголию помчались. Не прошло и полчаса, в лагере бы ли. В палатку нырнули, здесь нас подарок ждет – коньячок – надо от пережитого в чувства прийти...

– Палыч, давай порисуем. Вон перед нами юрта и горы инте ресные.

– Никаких проблем, держи альбом, – он твой же.

– Валера, пока рисую, рассказывай про кетов с твоей родины, они же в Курагино проживают.

– В Курагино кеты не живут. Да и в районе Подкаменной Тун гуски их чуть больше тысячи осталось. А насчет интересного, что рассказать – есть истории. Тайну Тунгусского метеорита кеты зна ют – их деды были свидетелями, как он упал в 1908 году.

– Опять скажешь, что это космический корабль.

– А тут и говорить нечего - он. Надо тебе у енисейских кетов побывать, там многое увидишь, и расскажут такое, не поверишь.

– Может, к ним отсюда подобная дорога есть, по которой мы к горе Арарат попали.

– Дорога есть, но сейчас там комаров – ужас! Съедят! Хотя стоп! Какое число сегодня? 28 мая. Значит, еще нет комаров там.

Потому можно перед сном наведаться к ним – у костра посидеть, и в ярангу не надо заходить.

– Какой маршрут выберем? Куда, в какую сторону пойдем?

– За юртой есть пещера – оттуда и выйдем прямо к ним. Я уже навел мосты. И знаешь, кто у нас проводником будет? Наш друг снежный человек Секу. Он, как и обещал нам в Африке, на озере Виктория в районе Лунных гор, нас найти, так и сделал. А сейчас к кетам, что на Подкаменной Тунгуске, проведет.

– Не соскучишься с вами! Чудеса каждый день. А то и по два на день. Однако, если Секу здесь, значит, успех обеспечен.

После ужина мы с Федором незаметно в горы удалились, что сразу за юртой, там пещера, и Секу ждет. И точно, вот он нас у пе щеры встречает. Первым делом с Федором обниматься давай?

– Федор, Федор, здравствуй дорогой! – помнит, слова, которым его Сурен когда-то научил в Саянах.

– Раздобрел, раздобрел! – Федор тоже рад встретить друга. – Шкура так и лоснится. Как твои дети поживают? Дочки?

– Замуж вышли. Сурен обещал жениться на младшей, а не вы полнил обещание.

– Сурен, как честный человек, жениться был обязан, потому сейчас с нами его нет. Позже в Улангоме присоединится. Тебя приглашаем, – я уже с Секу веду разговор. – Обидел тебя Сурен, потому он должен выставиться. 16 литров самогону приготовил, после Улангома доставит.

Пока такой разговор вели, в полной темноте только фонари на лбу светятся, наши монгольские товарищи нам вручили.

– Федор, не боишься, что заблудимся? – спрашиваю у друга.

– С нами Секу, и я ему верю.

– Что ж, спасибо! За это ты должен ему подарок сделать. Что подаришь?

– А что он хочет? Водки? Где-то у меня есть НЗ. Футболку с портретом Путина подарить могу, кепку.

– Достаточно. Как нас обратно выведет, так и подари.

Пока вели разговор, впереди нас свет забрезжил, и мы словно в далекое прошлое попали. Такими экзотичными кеты предстали.

– Секу, мы что, в прошлом времени оказались?

– Да на 1000 лет назад вернулись. Когда кеты по всей Сибири жили – их много было – миллион человек.

– Секу, не знал я, что ты счетом владеешь и телепартацией впридачу.

– Недавно от своих сородичей научился. А когда жил в Саянах не умел.

– И о чем мы с кетами говорить будем? – Федор спросил озабо ченно, – Мы же их языка не знаем. Надо было лингвиста Кибрика с собой брать – он бы запросто перевел.

– Лучше все его семейство.

– Да, у Александра Евгеньевича – жена лингвист, сын – лин гвист, правда, дочь – художница – по стопам знаменитого деда по шла,– Федор все знает.

– А какие проблемы? Секу, мигом за ними сбегает.

– Не надо, не надо! – Федор запротестовал. – Я думаю мы сами разберемся, Секу поможет, правда?

– Да я понимаю их язык, – Секу кивает.

И мы тут на поляну вышли, на которой кеты какой-то обряд собрались делать. В центре камень – каменное изваяние, нам уже знакомого ихнего божества – 4-го сына Ноя, прародителя кетов, Йама. Причем перед нами он в разных ипостасях предстает, как будто его кто в фотошопе обрабатывает, только в трехмерном про странстве.

Жутко стало. Как бы на мистерии с жертвоприношением не попасть – забеспокоился.

Нет, оказалось, шаман собрался нижний и верхний мир посе тить, попросить там удачной охоты. И просто повеселиться – дико го мамонта они удачно убили. Вот оказывается, в какое время по пали, по Сибири живые мамонты бродят.

– Секу, спроси, как они мамонта одолели? Теми луками, что у них, разве на косачей можно ходить.

– Не скажи. – Секу по-русски, как на своем родном говорит. – Наконечники стрел специальным наркотиком намазаны и попади стрела в любого зверя, он сразу парализованным становился. Потом его убивали, или ручным делали. Так кеты многих зверей одомаш нили. Мамонты у них ручные – на слонов Африки похожие, осо бенно летом, когда шерсть сбрасывают.

Фрески народа майи в Америке – То-то на фресках майи в Америке слоны изображены с хобо тами – значит это приученные мамонты, которых кеты в Америку привели при переселении.

– Они самые, – Секу знает.

– Секу, а что у кетских женщин на поясе за колбы, точь-в-точь как у скифских баб в Европе и Азии. Наркотики?

– Отвар грибов – мухомора. Мы, снежные люди, не употребля ем его, а вот кеты и люди Сибири за милую душу. Шаман с помо щью его в нижние и верхние миры путешествует.

– Может, нам попробовать? – предлагаю Федору.

– Пробуй, я не буду.

– Секу, попроси колбу у той симпатичной кетянки.

Не прошло и минуты, как я колбу в руках держал.

– Не урина? – заволновался, вспомнив, что отвар мухомора по нескольку раз пьют.

– Нет, вон из той чаши, что на огне стоит, шаманка набрала, – Секу успокоил.

– И сколько пить надо?

– Один глоток, – Секу пояснил.

Короче, сделал я глоток, и чудо случилось, у меня все в радуж ных тонах поплыло. Куда ни посмотрю, новые образы.

– Федор, пей, полный кайф почувствуешь и такое увидишь… Захочется здесь навсегда остаться.

– Этого и боюсь. Давай лучше одну колбочку с собой попросим и на маршруте будем пить понемногу, – Федор практично смотрит.

– Секу, оформишь заказ?

– Колба, что у тебя, ваша, – Секу обрадовал. – Её надолго хва тит.

– Как надолго, мы знаем. Од нако поесть бы что? Вон мясо жа рится. Секу, тащи, вижу, куски го товы.

Точно, сразу на деревянных противнях перед нами огромные куски от хобота – самой вкусной части мамонта – поставили. Мясо какими-то специями приправлено – так и тает во рту.

– А здесь все цивильно, – Федор радуется. – А недельку согла сен пожить. Хотя нет, у меня же там жена, сын, я не могу их одних оставить. Давайте еще час-другой, и домой пора возвращаться. На до только с вождем племени пообщаться.

– Секу, организуй и переводчиком побудь, – предложил снеж ному человеку.

Не прошло и минуты, Федор с вождем племени – перьями раз украшенным – беседу повел. Секу - толмач у них. Я решил в танцах поучаствовать – после наркотика душа поет и плясать хочется.

Встал я в круг, и завертелось все кругом. Молодые кетянки так и разжигают пыл – век бы так!.. С трудом Секу по просьбе Федора меня из круга вывел – пора в лагерь возвращаться...

29 мая. Ночевка у леса. С утра большой колодник обложил чурками – внутри костер. Вчера сытный ужин, сегодня сытный зав трак. Опоздал на старт каравана – ехал на джипе, и удачно. Заехали в город Цецэрлэг, подсмотрел сцены из жизни монголов. Звонил Сурену в Курагино – он к нашей встрече заготовил 16 литров само гона – неплохой стимул для экспедиции. Сурен собирается после июня влиться в нашу компанию – это после Улангома. Сходили в душ, горячая вода чуть-чуть теплая. Но и это хорошо, дальше на пути будем принимать только холодный душ. На стоянке среди скал нашел интересные образы – русских казаков с усами. Высота за 2000 метров, встречаем много яков, Федор просит сфотографи ровать их поближе – фото под номером 1330.

Сейчас лежу в палатке, холодно, жду призыва идти на жор.

Сходил на гору. Поющий камень – так окрестил её при разго воре по телефону Виктор Жибо из Курагино. На самом деле, это камень Зуб дракона.

Обо Обо – пирамида высотой около полутора метров, сложенная из камней, обычно на вершине гор или вдоль дороги. Своеобразный памятник горным духам – хозяевам здешних мест. Так считают ев ропейцы. Однако сами монголы думают по-другому. Они хоронят своих предков – просто кладут на камни где-нибудь в пустынном, недоступном месте, высоко в горах. Туда они не ходят в течение трех лет. Так вот, обо - это своеобразное поминальное место.. Люди приходят сюда, чтобы помянуть духов своих предков. Есть обо, по священное духам гор. Чтобы умилостивить их, у священных обо приносились жертвы - закалывали овец, приносили молоко и ку мыс, совершали шаманские обряды. И теперь каждый путник счи тает своим долгом остановиться у обо и положить на счастье кусок камня или монету – у кого что есть. Иногда среди простых камней можно встретить полудрагоценные и даже драгоценные камни.

Вот и сегодня, взобравшись на гору, я сразу увидел обо. И чу до, среди камней увидел камень темного цвета. Осторожно его вы тащил и замер: камень явно имел вулканическое происхождение, на сколотом участке светился яркой зеленью набор мелких прозрач ных зерен. Это же оливиновая бомба, которая соседствует с более драгоценным камнем пиропом, за ним когда-то были снаряжены сюда в Хангай научные экспедиции. Я положил оливиновую бомбу на старое место, а затем приложил к остальным дарам сотенную бумажку тугриков. Да будут великодушны духи Хангая к «бледно лицому пришельцу», осмелившемуся проникнуть в их царство.

С вершины горы голубеет река. Это река Тамир, названа по имени нашего главного руководителя от монголов - Тамира. Он и его предки отсюда. Тамир, как и все монголы, немногословен. Кое как нам удалось упросить его рассказать о камне Тайхар - отвесной гранитной скале высотой метров 20, словно вросшую в землю в его долине.

Сказание Тамира о камне Черный Дракон Очень давно над нашим благодатным краем нависла смертель ная опасность. Вон из-за тех гор приполз под землей в нашу долину страшный дракон. Он был так огромен, что, когда голова его поя вилась здесь, где мы стоим, хвост еще оставался там, в горах.

От огненного дыхания дракона поникла трава, почернили паст бища, стал погибать скот. Горе пришло в наши кочевья, и, казалось, нет спасения от владыки зверей. Но встал на защиту молодой воин по имени Тамир. Был он силен как лев. Он поднялся на гору, под нял камень Тайхар и бросил его в голову дракона. Меткий и страш ный был удар, от которого задрожала земля. Дракон от такого уда ра под землю ушел. Народ был спасен. После этого и стоит камень Тайхар. И сейчас в земле находится дракон. Особенно страшны очи дракона. Они черные снаружи, а внутри зеленые и сверкают, как битое стекло. Тот, кто посмотрит в очи дракона, тот оживит его, и жди тогда беды от него.

- А откуда выполз дракон? - спросил я Тамира, представив, что все начиналось с извержения вулкана.

- Там за горами, - показал рукой Тамир. - Возле грозного тогоо, то есть жерла вулкана. Потом мы туда съездим.

Вулканы Монголии Обычно вулканы на материках редки. Есть они в Тибете, Маньчжурии и вот в Монголии – в горах Хангая, там, где пролегает наш путь. Есть они и в Большом Хингане на юго-востоке страны, где в следующем году наш путь с Федором по пустыням Гоби и Такла-Макана. Там располагается самое крупное (площадью тыс. кв. км) вулканическое плато Дариганга. Вулканы Монголии небольшие и действовали совсем недавно. Легенды об их активной деятельности до сих пор кочуют по юртам Монголии. Считается, что эти вулканы не окончательно угасли, а лишь уснули и способ ны проявить активность и в настоящее время. То, что вулканы дей ствовали недавно, подтверждает их названия: например, Взрываю щийся обрыв. Дариганга: дарь – взрыв;

Ганг - обрыв, пропасть.

Может, это название произошло от реки Ганг, только река не вод ная, а горящая лава.

Вулкан Дзодол-хан возвышается на высоте 300 метров над ок ружающей местностью;

небольшой, но люди обходят его с опаской.

Еще недавно видели там, как зимой из отверстий на склонах вулка на клубится пар. В Дариганге насчитывается 222 вулкана. Они имеют конусообразные вершины и кратеры. Лавовые потоки вул канов слились в единый огромный покров, образовав почти ровное плато.

Вулканы плато Хангая напоминают вулканы Дариганги, однако они более глубинные, с выбросами драгоценных камней: огненного камня – граната, хризолита и лунного камня. Первым, кто изучал этот камень, был русский географ Дмитрий Клеменц. Он, сослан ный в Минусинск сначала проводил исследования на базе музея имени Мартьянова, потом попал в Монголию на раскопки Карако рум и затем сюда, в Хангай. В районе озера Цаган-нур (нур - озеро) он обнаружил несколько потухших вулканов и среди них главный – Хоргийн-тогоо (тогоо – означает котел, так образно окрестили здесь вулканы, эти природные котлы с кипящей лавой).

Мы так же, как когда-то Клеменц, пробираемся к нему, но не пешком, а на джипе, и не по реке, а по мосту через реку Суман, прорезавшую мощный базальтовый покров. Теперь этот район на зывают Тариатской впадиной, недалеко от небольшого селения Та риат на высоте 2500 метров над уровнем моря. На центральной его площади обелиск, увенчанный звездой. Проезжаем поселок, и через мост дорога к вулкану. И, как Клеменц, совершаем восхождение на него с севера-востока. Во времена Клеменца монголы панически боялись подниматься на гору в царство духов, как они говорили, дабы не потревожить потусторонние силы. Мы не боимся духов и лезем вверх. «Нам не помешал ни ветер, ни трудный подъем, ни духи гор», - писал Клеменц. Нам же помогали фотоаппараты, с по мощью которых загоняем духов внутрь. Как и Клеменц, очарованы жерлом кратера вулкана. В глубине пропасти, среди глыб лавы по блескивало изумрудно-зеленое озеро. Долго здесь искали пироп – огненный камень, однако никто не мог найти, только медь, свинец и были найдены.

После спуска с вулкана Тамир пригласил нас в юрту молодого арата, так называют здесь кочевников. Хозяин с обветренным ли цом протянул нюхательную табакерку из «халтан мана» - желто коричневого халцедона. Сколько, интересно, стоит такая табакер ка? Тселмег называл баснословную сумму - 50 тысяч долларов.

Спросить хозяина об этом неудобно.

После небольшой беседы мы поехали в наш лагерь. Пока ехали, вспомнилось, что Центральный Хангай – эта система складчатых хребтов, разделенных впадинами. Наиболее крупная из них – Тари атская, расположенная в бассейне рек Суман-гол и Чулутын-гол (гол - река), достигает 80 км в длину и 16 км в ширину. В западной части впадины находится живописное озеро Хангая – Цаган-нур, а рядом с озером возвышается вулкан Хоргийн-тогоо. Река Суман гол прорезала в базальтовом покрове озера узкую долину – каньон.

Глубина каньона 15-20 метров, местами до 100 метров. На стенах каньона можно увидеть картины когда-то проходивших здесь бата лий. Так в каньоне, по дну которого текла река, меня поразил образ Чингисхана, увиденный в базальте. «Вот это да! - воскликнул я Полная материализация духа. Как все здесь вечно: на дне каньона мерно течет река, перебирая черные глыбы базальта, шумит водо пад, под которым в тихой заводи плещется таймень...»

И вот мы в лагере. Сегодня ужин по-калмыцки. Усевшись на бревнах, с удовольствием уплетаем приготовленную баранину. А в невдалеке, за Суман-голом, возвышался, как сторожевая башня, ко нус грозного Хоргийн-тогоо, на котором мы только что были. Лучи заходящего солнца коснулись его черной шлаковой вершины, и она зажглась красным пламенем – будто отблески некогда бушевавше го здесь подземного пожара.

30 мая. Озеро Тэлмэн. Ехал на своем гнедом. Полцарство за коня - не получилось. Конь упал после двух часов хода. Похоже, хитрит гнедой, знает, что его заменят. Я тоже стал хитрить – по обедал и сразу на джип. Умеренность – дар богов. После обеда едем час, разбиваем лагерь: разгружаем камаз, ставим кухню, я свою палатку и свободен – пишу дневник. Иду в горы – ищу клад барона Унгерна, рисую. В Интернете, в подтверждении слов Тсел мега, вычитал, что некоторые чабаны курят трубку за тысячу дол ларов, а за нюхательную трубку могут выложить и 50 000 тысяч зе леных. Вот вам и бедные монголы. У них так: 2 000 баранов – сред ний монгол;

10 000 – богатый;

1 000 – бедный. Продолжаем идти по плато – высота более 2000 метров.

Думай о других, тогда и тебе хорошо будет - Тамир, мы скоро Тариатскую долину и весь Хангай пройдем, а про огненный камень толком ничего не узнали. Здесь же на Хан гае его нашли.

- Предлагаю еще к одному арату съездить, он недалеко здесь живет. Вот он вам расскажет об огненном камне, а повезет, и пока жет, - Тамир откликнулся.

- Так в чем дело, едем! Сегодня у нас дневка.

- Хорошо, позавтракаем и поедем, - как всегда, спокоен и рас судителен Тамир.

Не прошло и часа, как мы двинулись на север. Ехали часа два.

Близко оказалось не так близко. Но вот мы уже в юрте пожилого арата, сидевшего в позе Будды. Арат дремал или делал вид, что дремлет, однако на нас не обращал никакого внимания. Мы терпе ливо ожидали его пробуждения. В Монголии так принято. Жена старика все время подкидывала аргал (сухой помет – основной вид топлива у скотоводов) в железную печку с длинной трубой, уходя щей в тоно (отверстие в крыше юрты). Брошенный в печку, аргал, иссушенный солнцем и хангайскими ветрами, вспыхнул ярким оранжево-красным пламенем, освещая юрту. И от струящегося све та вспыхнувшего огня старый арат проснулся и открыл глаза. Не меняя позы, он неторопливо достал длинную монгольскую трубку – ганц – с мундштуком из серо-белого камня. Это был белый нефрит, камень спокойствия. Старик и сам был олицетворением традицион ного монгольского спокойствия. Не обращая на нас внимания, он медленно набил трубку душистым табаком – дунцом, достал из своего голубого дэла спички, слегка прокашлялся перед затяжкой и, наконец, испустил первый клубок сизого дыма.

- Я рад вас видеть, бледнолицые братья.

Может, он сказал что-нибудь другое, но я понял так.

- Бледнолицые братья редкие гости у нас, и потому желанные, я продолжаю свободный перевод. – Слышал, что вы идете по Вели кому шелковому пути. Вы делаете большое дело, и почет вам.

- Тамир, ты попроси рассказать про огненный камень, - про шептал я.

- Не спеши, когда цель наметил, - шепчет Федор, - старик знает, когда начать рассказ.

- Молодец, Федор! Ты становишься оракулом, вон какие мысли высказываешь.

- Тихо! Слушаем! – Тамир нас приструнил.

- Вас интересует огненный камень? - словно читая наши мысли, спросил старик и продолжил: Да есть такой камень у нас в Хангае.

Многие смелые люди искали этот священный камень, в котором навеки застыл подземный огонь наших гор. И редко кому удавалось увидеть его. Есть и сокровенное сказание о нем.

Огненный камень - Давно это было, - начал старик свой рассказ. – Когда древние люди еще не знали огня. Они ели сырое мясо, ходили в звериных шкурах и боялись всего: зверей, грома, извержений вулканов. Тогда никто из них не смел подняться в горы, дабы не навлечь на себя гнев лусов – горных духов. Но вот однажды один из охотников, преследуя оленя, попал в места, где синие горы Хангая сливаются с синим небом, и, заглянув в пасть земного котла тогоо, увидел его священный огонь. Это был мирный огонь: возле него сидели лусы – горные духи, грелись и ели поджаренное на вертелах мясо оленя.

Охотник не мог оторвать взгляда от огня, который горел и горел.

Особенно он был потрясающ в темноте, давая свет и тепло. Вер нувшись к своим сородичам, охотник рассказал о чуде. И решили люди похитить у лусов огонь. Сначала они решили послать ёола – горного орла, но потом передумали и послали более незаметную и проворную хараацай – ласточку, которая и выполнила миссию, до была огонь. Огонь этот был особенный - это был камень, он све тился ночью так, что вокруг становилось светло, а когда его клали на сухой аргал или хворост, рождался огонь. Это и был таинствен ный Галын-чулуу – огненный камень. Мудрые люди говорили: кто найдет этот камень, тому откроется большое сокровище. Наши от цы и деды не пытались найти огненный камень – ведь ламы запре щали аратам касаться земли и нарушать ее вечный покой под взглядом всевидящего и всемогущего Будды. Многие иноверцы пытались добыть огненный камень в Хангайских горах, но не вер нулись оттуда. Крепко хранит свои тайны Хангай и раскрывает их только добрым людям, - при этих словах старик как-то странно по смотрел на нас и продолжил:

- У которых душа и помыслы чисты, как лепестки розы. Человек рожден для того, чтобы от него и дру гим хорошо было. Думай о других, тогда и тебе хорошо будет. Я вижу, вы хорошие люди, и дам вам на счастье по кусочку огненно го камня, держите, - протянул он капельки застывшей крови, ма ленькие зернышки, величиной с горошину красного минерала.

- Неужели пироп? Тот самый огненный камень, - воскликнул я, - который искали многие, но найти так и не смогли. Значит, он где то здесь.

- На реке Нарын-гол ищите, - загадочно улыбнулся старик. – Я эти камешки с геологами из России нашел, когда был молодым.

Вот на фотографии это место.

После этих слов старик замолчал и снова стал неподвижным и бесстрастным, как Будда. Камни же в наших руках засверкали так, что в юрте при давно погасшем очаге стало светло, как днем.

Когда мы уже сидели в машине, из юрты вышла хозяйка, с пиа лой молока. По старому монгольскому обычаю, она плеснула мо локом на колеса машины, а остатки – в сухую пыль дороги. На сча стье! Чтобы легкой и светлой, как помыслы, была наша дорога!

*** Стоим около озера. Искупался. Вода соленая. Федор рассказал, как привез собаку – смесь волка и лайки с Аляски. Вывели погу лять, а она не может понять, куда попала – снег кругом черный.

Жила у сына Федора Оскара дома, потом отдали чабану в Калмы кию. Так вот, она в первую ночь загрызла пять овец. Права посло вица: сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит.

На ужин жаркое из барана по-монгольски. Калмыкам не нра вится – не так готовят, и баран нежирный, как у них. Мне же нра вится, мясо постное. Федор рассказывал, как у них проходили ком сомольские собрания в экспедиции со Шпаро. «Федор, ты не ком сомолец, потому будь добр, покинь собрание!» История похожа, на описанную Френкелем, когда они с Папаниным зимовали в Аркти ке в экспедиция Северный полюс – 1. Только у них партийные соб рания и многие вопросы рассматривались на закрытых собраниях.

Френкель был беспартийным, вот его и выгоняли.

Федор не доволен нашим школьным образованием. Как учили сто лет назад, так продолжают и сейчас. В первом классе он уже читал Шекспира, а его заставляли: «Маша ела кашу». Хотел рисо вать, петь, заниматься физкультурой. Всего это и не было. Под раться, попасть в тюрьму, это - пожалуйста.

Федор рассказал, как он проводил научные исследования в Ан тарктиде. Ему поручили провести замеры радиации по маршруту.

Дело в том, что американцы, после того как объявили Антарктиду безъядерной, вроде бы не вывезли отработанный реактор, а спрята ли там. Федору было поручено выяснить, так ли это. Дали счетчик Гейгера – вот с его помощью он и искал реактор. Конечно, ничего не нашел. Другой пример. Когда шел с Дмитрием Шпаро на полюс, нужно было определить физические возможности участников экс педиции – каждый день надо было собирать мочу. Федору надоела эта канитель и вместо своей в пробирку мочу белого медведя под ложил, хорошо, не снежного человека. Потом в НИИ гадали, откуда у Федора такие сильные показатели. Потом Федор в океане планк тон собирал для кого-то, и так удачно, что тот кандидатскую, а за тем и докторскую защитил. Рассказывал, как его в партию прини мали, чтобы за границу выехать, Чтобы в команду Шпаро на ка кую-то льдину попасть, надо было партийным быть. Для этого Фе дору пришлось пройти курс молодого бойца – в дружинники запи сался. Пока в дружину ходил, льдину оторвало и в море унесло, экспедиция сорвалась, не нужна стала партия, и, тем более, пере стройка началась – партийные билеты все давай сдавать. Брат Фе дора с 1946 года в колхозе работал. Так вот, чтобы ему выделили шифер на дом пришлось в КПСС вступить.

Ужин – мясо, мясо и мясо. Я уже не беру гарнир, ем только мя со. Завтра на дневке будет баран – привезли живого, бегает по ла герю на привязи. Вот бы сюда моих друзей, с которыми мы прошли Саяны, Камчатку, Якутию, когда перекус по одной конфетке бла гом считался. Порадовались бы такой еде, да и трудностей в меру – хочешь, на лошади или верблюде едешь, хочешь, на джипе. В Мон голии может выжить тот, кто любит природу, буддизм и экстрим.

Последнего на полную катушку - как-никак средняя высота не ме нее 2000 метров. Тибет на высоте 4000 метров – будет покруче. У Рериха там из 108 верблюдов только 8 выжило. У нас тоже начи нают падать. Не знаем, сколько потеряем.

Находимся: 48 градусов, 49 минут – NORD. 97 градусов, минут – EST. Высота - 1805 метров. Озеро большое-пребольшое.

Не видно края. Где-то здесь спрятано золото барона Унгерна. Рам ки должны нас вывести.

Вулканы на озере Цаган-нур Вулканы – это страх и уважение. У монголов свидетельство тому каменные пирамиды – обо, которые постепенно складывались на вершинах или у подножия вулканических сопок. Вулканы по винны во многих грехах, однако они и полезны. Несут созидатель ный характер: медь, олово, молибден, золото, серебро, сера, кино варь и нашатырь, самоцветы – пироп, сапфир, циркон – все это час то добывается благодаря вулканам. В Монголии благодаря вулка нам добывают и наиболее экзотические ювелирные камни - пироп, хризолит и лунный камень. А из вулканической породы – базальтов – делают облицовку зданий, кислотоустойчивые изделия, высоко вольтные изоляторы, искусственное волокно. Из пористых шлаков, пепла делают легкий бетон, являющийся хорошим теплоизолято ром. Пепел является также прекрасным удобрением, содержащим все необходимые вещества для роста растений. Виноград, рис, ко фе, злаковые культуры прекрасно растут рядом с вулканами. Дайте воду и тепло, и Монголия зацветет.

Тепло – это постоянно светящее солнце. Миллион солнечных батарей, и Монголия превратится в оазис, а мир избавится от страха перегрева – глобального потепления. Солнечные батареи также начнут качать воду из артезианских колодцев, пока не будет нала жено сжатого производства воды и льда. Одной таблетки будет достаточно оросить пустыню Гоби. Вулканы дают и здоровье. Вода многих из них является целебной. Монголия богата минеральными источниками - аршанами – холодными углекислыми и горячими азотными. Особенно известны теплые радоновые воды из аршанов Худжирту. Люди едут сюда полечиться, попить воды и набрать ее в свои термосы.


Все это мы вспомнили с Федором, сидя у костра на озере Ца ган-нур (Белое озеро). Озеро вытянуто в широтном направлении на 15 км. Ширина 3-4 км. Белое у монголов олицетворяет самое чис тое, самое священное. В озере водятся щука, налим, окунь и тай мень, достигающий 1 м. Мы поймали две фляги тайменя, нажарили, наварили ухи. Ели русские и калмыки, монголы вежливо отказа лись.

Утром с Федором встали, как всегда, первыми. Подошли к озе ру. Над озером из-за гор выплывает алый диск солнца – знакомый нам уже образ. Под ногами бесшумно пружинила прибрежная галь ка. Озеро было тихо и молчаливо – оно спокойно лежало в своей огромной чаше.

- Федор, - обратился я к другу, - а не является ли это озеро кра тером еще большего вулкана? Жаль, что он потух, а то бы была здесь своего рода кальдера с гейзерами и грязевыми вулканчиками, наподобие тех, что имеются на Камчатке в кальдере Узона.

- Надо разбудить вулкан, не главный, а вон тот маленький, что напротив, - предложил Федор. - Будет мощный источник энергии.

Одного вулкана достаточно, чтобы озеленить этот район. Однако люди консервативны, не могут отойти от старых стереотипов – ста рых источников энергии, старых автомобилей, старых перегружен ных дорог. В Москве невозможно проехать, а мы все цепляемся за доисторические автомобили – ремонтируем их, что-то дорабатыва ем. Десять лет - и на Земле должна происходить техническая рево люция: образование в первую очередь, автомобили, источники энергии, дороги все должно меняться в корне.

- Федор, давай берись, сделай жизнь сказкой. Вон тебе какие фантастические проекты удаются. Я помню, как ты мечтал на яхте три раза обогнуть земной шар. Я подумал тогда, что с головой у те бя не в порядке. А тебе это удалось и много другое. Что не год, то фантастический проект и его свершение. Чего стоят одиночные по ходы на Северный и Южный полюсы. А восхождение на самые вы сокие вершины всех континентов, в том числе на Эверест. А пере сечь Атлантический океан в одиночку на шлюпке – это разве не фантастика. Честно – я бы даже не подумал об этом. Великий фи зик, лауреат Нобелевской премии Нильс Бор сказал про один про ект: идея недостаточно сумасшедшая, чтобы быть верной. Сейчас ученый мир, особенно с учетом проблем глобального потепления, готовы подписаться под парадоксальными словами Бора. Федор Филиппович, скажи, есть у тебя идея, как решить проблему гло бального потепления?

- Идей много, хотя бы вот - разбудить этот вулкан, а их здесь тысячи, и сделать Монголию зеленым оазисом.

- Найдутся ученые, которые будут доказывать, что пустыня Го би и песчаные бури полезны.

- А кто сделал эти места пустыней? Человек. Сколько миллио нов скота бьет и било эту землю? Миллионы, миллиарды. Сначала южные районы превратил в пустыню, сейчас на север двинул. По смотри на эту землю, ей приходит конец. Человек - дармоед! От слов «даром ест» – и лучшим образом подходит к жизни кочевни ков (не в обиду монголов), особенно в старые времена, когда пасли овец на Аравийском полуострове. Все пустыни, в том числе в Сау довской Аравии, Сахары, кочевниками созданы. В Гоби сейчас на ходят окаменевшие яйца динозавров и их кости, значит, там была растительность. Где она сейчас? Нет её. Так что природа Земли первоначально была совсем другой.

- Ладно, Федор, что было, того не вернешь. Точнее, как раз вернуть можно, вопрос: как? Если еще недавно ученые категориче ски отвергали любые экзотические проекты по спасению планеты, сейчас же готовы рассматривать самые безумные.

И, скажу, для этого есть стимул: приз в 25 миллионов долларов, который миллиардер Ричард Брэнсон готов выплатить тому, кто предложит действенный способ борьбы с углекислым газом. Среди уже появившихся проектов, которые можно назвать сумасшедши ми, пока четыре.

- Какие?

- 1. Сбросить в океан железные опилки. Они должны способст вовать размножению планктона и морских водорослей, которые будут забирать углекислый газ из атмосферы. Поглотив всего одну тонну железа, океан в ответ заберет из атмосферы 100 тысяч тонн углекислоты. Если опыт окажется удачным, то в перспективе таким способом авторы обещают удалить из атмосферы 3 млрд тонн угле кислоты - половину необходимого. Показательно, что эти работы финансируют компании и частные лица, вынужденные покупать квоты на выбросы углерода.

2. Искусственный вулкан. Когда 15 лет назад на Филиппинах произошло извержение вулкана Пинатубо, температура на Земле снизилась из-за частиц, поднявшихся в верхние слои атмосферы и отражавших часть солнечного света. Ряд ученых предлагают ско пировать этот механизм природы и самим управлять климатом. Для этого можно с помощью пушек или воздушных шаров закачать в стратосферу около 600 тысяч тонн аэрозоля, скажем, капелек сер ной кислоты, которые будут интенсивно отражать солнечное излу чение. Эффект похолодания продлится год-два, пока частицы не осядут на землю. Такая технология, хотя и снизит температуру ат мосферы, не уменьшит в ней уровень углекислого газа. А главное, не сможет остановить рост кислотности Мирового океана, который происходит одновременно с глобальным потеплением. Это само по себе способствует еще большему выделению углекислоты. В итоге получается замкнутый круг.

3. Солнечный зонт. Суть его: разместить между Землей и Солн цем небольшие космические аппараты в виде тарелок, которые бу дут отражать идущее к планете солнечное излучение. Потребуется 16 триллионов дисков и 20 млн ракетных стартов. Кроме того, на изготовление дисков для солнечного зонтика потребуется 20 млн тонн материалов. А в целом затраты на проект составят минимум триллиона долларов в течение 30 лет.

4. Засадить Землю деревьями - искусственными, из металла! По сути это фильтры, которые будут улавливать в атмосфере углекис лый газ. Затем его надо сжать до состояния жидкости и утилизиро вать. Имея перед глазами стимул в 25 млн долларов, автор проекта Лакнер уже взялся за реализацию идеи. По словам Лакнера, наибо лее затратной частью проекта может оказаться утилизация. Есть идея о захоронении углекислого газа под землей в старых нефтя ных скважинах или глубоко под морским дном.

- В этих проектах я не вижу ни одной сумасшедшей идеи, - Фе дор отреагировал.

- Я согласен! Имея в природе такой мощный инструмент, как фотосинтез в растительном мире, перерабатывающий углекислый газ в кислород, так необходимый на Земле, и фитосинтез, когда морские водоросли употребляют для своего роста углекислый газ, мы обращаемся к таким утробным, затратным проектам.

- Может, еще есть, другие проекты? Например, озеленить пус тыню.

- Федор, ты же был в пустыне Гоби, когда подыскивал верблю дов. И знаешь, что там есть двугорбые верблюды, есть медведи особой породы, есть кочевники-скотоводы. А чего там нет? Так это тени. С них, может, и начнем.

- Тень создают деревья. Надо садить их.

- Правильно. Батчулуун Дооров, живущий в Даланзадгаде, пы тается исправить этот недостаток. Каждое утро он отправляется на мотоцикле в отдаленный участок пустыни, будит своих помощни ков и вместе с ними приступает к поливу тысяч неказистых ма леньких деревьев, торчащих из песка. Деревца были посажены три года назад, и сегодня они образуют тоненькую зеленую полоску, протянувшуюся через один из самых безжизненных ландшафтов на Земле. Монгольские энтузиасты убеждены, что Зеленая стена жиз ненно необходима: она должна защитить не только Монголию, но и другие страны Азии от проблемы, которая становится все более и более серьезной. Это пыль пустыни Гоби и ветер, столь сильный, что иногда уносит автомобили. Ураганный ветер поднимает тучи пыли и несет их в соседние с Монголией страны и даже за пределы Азии. А что такое ветер, пылевые бури, мы испытали на себе. Ко гда не испытаешь сам, то и не поверишь, что могут быть такие вет ра, которые дуют день, два, три, неделю, месяц. Вот почему у мон голов такие узкие глаза: от постоянного прищура. Все, кто с узкими глазами, – тот из мест с ураганными ветрами. И эти места – степи и плато Монголии.

- Надо встретиться с Дооровым. Сколько лет он собирается по садить деревьев, чтобы создать Великую монгольскую стену из них?

- Длина Зеленой стены составит 3500 км. Рассчитано на 30 лет.

Стоимость проекта —$150 млн. Ты же на следующий год задумал пройти по этому пути и можешь точно сказать – утопия это или ре альность.

- Я и сейчас скажу, что это утопия. Повторю слова Бора: эта идея не достаточна сумасшедшая, чтобы быть верной. Однако мон гол Батчулуун мне нравится своим энтузиазмом. Больше бы таких энтузиастов.

- Федор Филиппович, мы что-то сильно размечтались, давай на землю спустимся. Что про озеро Цаган-нур скажешь?

- Сайнбайну, Цаган-нур! – скажу. Как ты каждое утро привет ствуешь монголов. А они тебе отвечают: «Здравствуй, Россия!» На до объединяться, в мире жить и вместе решать глобальные пробле мы.

- Смотри, Федор, гуси-лебеди плывут к нам. У буддистов ле бедь священная птица, в них могут переродиться только люди с доброй душой. Нам этого не надо, поэтому пусть плывут. Хотя стоп! У монголов есть поверье: если лебедь смотрит в глаза челове ку, то сбудется его желание. Загадал? Я тоже загадал – значит сбу дется. А что загадал – не скажу, уж извини, Федор.

- Я тоже загадал, - Федор улыбается. – И тоже не скажу.

- Федор, вот мы вчера на вулкане были. Видел там полевой шпат – санидин - лунный камень. Это прозрачные, как стекло, кри сталлы. Однако не каждый кристалл является лунным камнем. Он становится таким, когда в нем находят своеобразный оптический эффект, который делает прозрачный полевой шпат прекраснейшим самоцветом – лунным камнем.

- Почему лунным его назвали? В названии что-то магическое.

- Лунным его назвали за холодное свечение. Первыми, кто его открыл, были индийцы, они поклонялись Луне. Ученый древности Аль-Бируни писал в манускриптах: «Среди жителей Индии распро странена молва о лунном камне, и они называют его джандараканд, т.е. лунные лучи». Древние народы признавали за лунным камнем магическую силу, наделяли его сверхъестественными свойствами.


Куприн в одном из своих рассказов писал: «Лунный камень, блед ный и кроткий, как сияние Луны, - это камень магов хадлейских и вавилонских. Перед прорицаниями они кладут его под язык, и он сообщает им дар видеть будущее».

Из всех вулканов Тариатской впадины только один имеет вы бросы лунного камня в глыбах базальтовых лав. Я не зря настоял, чтобы мы съездили туда. Я взял несколько таких камешков. Естест венно, не с вершины, откуда брать нельзя, а внизу в каньоне реки.

Один камешек положил под язык и увидел нерадостную весть. Ко го-то из нас каракурт укусит. После этого он в больницу попадет.

- Мне не страшен укус клеща и тем более каракурта, - Федор заявил. – Я все прививки сделал.

- «Не спеши, не спеши!» - обычно говорит мой друг Жибо, ко торому ты вчера в Курагино звонил. Никто не застрахован. У меня есть предложение, после озера Хиргис-нур подмену сделать – вме сто нас в экспедицию двойников запустить, пусть их кусают.

- Как это?

- Просто! Именно такое желание я загадал, оно и сбудется. Хо тя, стоп, извини, насчет тебя я загадал, а вот про себя забыл. Друж ка выручил, а себя подставил. Ладно, я буду осторожен. А вот в твоей бороде каракурт запросто спрячется. Хотя, Федор, сознаюсь, я видел, как каракурт тебя укусил, потому и будем готовить двой ника. Ты же на время в Шамбалу соскользнешь – будешь структуру Новой страны Федора Конюхова разрабатывать. Это ненадолго, по ка твой двойник за тебя будет отдуваться.

- Это с лунным камнем такие чудеса, а что будет, когда огнен ный камень найдем.

- Ты прав, Федор. Я как раз найти огненный камень пожелал, когда лунный камень под языком держал. В Тариатской долине он должен быть. И кто его первым обнаружил? Академик Ферсман. А ему его привез в Россию какой-то монгол, мол, нашел в Хангайской долине. А Хангай вон какой, вот и ищи его здесь.

- Надо пораспрашать местных, Тамира - он отсюда и должен знать, где искать огненный камень. Может, он есть у кого-нибудь в коллекции.

С Тамиром я быстро договорился: завтра едем в урочище Чулу тын-гола.

На другой день я, Федор и Тамир выехали в указанном направ лении. По дороге заехали к арату, у которого, по словам Тамира, интересная коллекция камней. Огненный камень есть. Пословица гласит: «Счастлив тот, у кого бывают гости, радостен тот дом, у коновязи которого всегда кони приезжих». Сейчас, правда, стоят не кони, а пара мотоциклов, а то и джипов. Беспокойна жизнь кочев ника, многим не по плечу этот нелегкий труд. Скот - богатство Монголии, и без кочевников не обойтись. Арат всю свою жизнь на едине с природой. Он умело выберет пастбище для скота, с лихо стью ковбоя заарканит лошадь. Он же и врач – среди растений най дет то, которое вылечит, знает лечебные свойства минералов. Про зрачный и холодный, как лед, хрусталь останавливает кровотече ние. Порошок, приготовленный из красного карала, помогает исце лению глазных болезней, а обожженный полевой шпат, смешанный с растительными компонентами, помогает лечению желудочных заболеваний. При этом он знает из тибетской медицины, что алт (золото) укрепляет здоровье и продлевает жизнь, мянга (серебро) лечит гнойные заболевания, сан (медь) лечит печень и сердце.

Жемчуг, бирюза, киноварь, селитра, гипс, лимонит, горная смола бракшаун используются при лечении той или иной болезни. Пото му так внимателен арат, когда пасет овец или просто путешествует из одной долины в другую Попав в юрту к арату, мы внимательно рассматриваем его кол лекцию. Чего только здесь нет. Хотя, честно, на многое бы не обра тил внимание, такие они невзрачные. Только на один камень я бро сил взгляд. Это оказался хризолит - легендарный камень дракона, прозрачные зерна бутылочно-зеленого минерала величиной с го рошину. Оказывается, хозяин юрты, точнее, его отец нашел его у норы тарбагана. Он знает это место, там, где есть наскальные ри сунки. На отвесных скалах реки Чулутын-гол изображены люди и священные животные – бык, лебедь, рыба. От хозяина юрты узна ли, что там же надо искать огненный камень. Это говорит о том, что древние люди, оставившие петроглифы, знали об этом камне.

После гостеприимного приема в юрте мы выехали в район Чу лутын-гола. Преодолев пару перевалов, мы оказались на высокой речной террасе, усеянной глыбами базальтовой лавы, и увидели чу до: река Чулутын – правый приток Сумангола – прорезала в базаль товой террасе узкий каньон глубиной 100-150 м. Нам надо было спуститься на дно, чтобы увидеть стены каньона. С большим тру дом нашли место, где можно было это сделать. Однако перед нами неожиданно возник всадник – монгол с пепельно-серым лицом, словно из преисподней, и яростно, крутя кнутом, стал объяснять, что Чулутский каньон – ворота подземного царства, и духи его – лусы – разгневаются, если мы вторгнемся в их владения.

- Тамир, выручай, - обратился я к нашему вожатому. – Ты в этой долине родился, твои предки многие века здесь проживали, может, кто-то из них, видишь, какой он доисторический.

Тамир что-то по-монгольски стал говорить со стражником каньона, жестикулируя. После небольшой беседы всадник так же неожиданно ускакал, как и появился.

- Тамир, таможня дает добро? Напугал нас всадник до смерти!

- Это мой дед, он умер давно и стоит здесь на страже ворот в подземный мир. Я объяснил, что дальше мы не пойдем, а просто посмотрим стены каньона. Он и пропустил нас.

Спустившись на дно каньона, мы были поражены обилием по кровов лав. Я сразу увидел множество ликов людей, животных и целые сцены баталий. Вот колоннада из шестигранных колонн, на поминавших крепостные сцены средневековых замков с чернею щими среди них, как бойницы, углублениями. Но больше всего ви жу воинов, бегущих с мечами и луками навстречу друг другу. А вот лик самого Чингисхана. Смотрит внимательно, спрашивая: чего вам здесь надо? И, кажется, сделай мы один шаг, и окажемся в том ми ре. Страх нахлынул на нас, и только узкий лоскут голубого неба связывал нас с нашим миром. Мы не стали испытывать судьбу и быстро ушли из каньона. Не увидели петроглифов, не нашли ог ненного камня. Однако увидели то, что вряд ли увидит кто. Не уда лось и сфотографировать. Попытаюсь нарисовать все это. Но вряд ли смогу изобразить то богатство образов, которое увидел там.

После, можно сказать, сказочного посещения каньона, охра няемого пращуром Тамира, я уговорил его проехать дальше по ле вобережью реки Чулут – от ручья Алтагину до ее левого крупного притока Шаварын-гол. Здесь, по данным геологов, проходит глу бинный разлом – участок, наиболее подходящий для контакта с мантией Земли. Знаю, что туда не просто добраться, надо преодо леть перевал в 2500 метров, но то, что мы можем там увидеть, этого стоит. И опять наш джип пробирается по пепельно-серой дороге среди причудливых застывших вулканических лав. Ползем вверх и вот мы на вершине перевала. За ним спуск в неведомое. С обеих сторон теснят нас крутые каменистые склоны, в которых я вижу сцены кочевой жизни наших предков. Наконец мы попадаем на ровную и широкую террасу Чулутын-гола. Проехав еще 50 км по левобережью реки, попадаем в зеленую рощу – сказочный оазис среди безжизненных скал. Поистине сказка. Целая роща зеленых деревьев. Одно из них было разукрашено разноцветными ленточ ками. Внизу возле дерева лежали более крупные дары – рога яков и баранов, овечьи кости. Это дерево обо – памятник хозяину здешних мест, духу вязовой рощи. Мы тоже не отступаем от вековой тради ции и кладем к чудо дереву свои подношения. Я кладу наши рос сийские монеты с надеждой, что в этой долине найдется еще не од но чудо. И действительно, спустившись к реке, мы увидели в ней дно, сплошь усеянное хариусом. У Тамира нашелся спиннинг, и че рез полчаса у нас было наполнено полное ведро рыбы. По этому случаю решили заночевать прямо здесь. Позвонили в лагерь, пре дупредили, что задерживаемся. Развели костер, сварили уху. Тамир - продвинутый монгол, учился в русской школе, потому рыбу ловит и ест её, может поохотиться и на уток. Вот и сейчас с удовольстви ем ест уху вместе с нами. Стемнело, ярко горит костер, разгоняя мрак ночи. У костра тепло и уютно, на удивление, безветренно, и все располагало к беседе.

- Нигде нет, наверное, такого хариуса, как у нас в Хангае, - хва стается Тамир.

- Наслышаны, - соглашаюсь.

- Имя этой рыбы чисто монгольское. Хаар, по-нашему, черная;

ус - вода. Вот и получается: хариус - это черная вода.

- Тамир, а почему у вас всегда вода хар - черная: черная река, черное озеро?

- А почему у вас Черное море?

- Неужели ему такое имя монголы дали?

- Конечно, сам Чингисхан! – улыбается Тамир.

- Это проверить надо, как оно называлось на древних картах.

Хотя найди их сейчас. Может, Геродот что-то об этом пишет. И то непонятно, в каком веке он сам жил. Однако насчет названия Чер ное море интересная гипотеза. Давай дальше анализировать. Белый цвет, что о нем скажешь?

- Белый – цагаан – это священный цвет для каждого монгола.

Это цвет символа Земли лотоса, юрты, молока, которое всегда свя зано с белой душой человека. По старым поверьям, не допускалось, чтобы белая душа соприкасалась с нечистой черной водой. Вот по чему мы сторонились воды, не купались в реках и озерах. По на родным поверьям, считалось, что, моясь водой, смываешь свое сча стье – хишиг. Омовение совершается только в определенных мине ральных источниках – аршанах, которыми так славится Хангай.

- Как новый год по-монгольски? – спросил Федор.

- Цагаан-сар, что значит, белый месяц, - пояснил Тамир и фи лософски продолжил:

- Белое и черное всегда рядом: свет и тень, день и ночь, жизнь и смерть.

Долго мы еще сидели у костра, вглядываясь в черноту ночи.

Возникло желание спуститься в каньон и в отблесках реки попы таться рассмотреть образы на каменных стенах. Федору не привы кать одному оказаться в подобных ситуациях, я же давно не испы тывал таких ощущений, дающих адреналин. Решил не испытывать судьбу и подождать до утра, когда взойдет на востоке крупная и яркая Венера – планета, издавна считавшаяся покровительницей кочевников. А мы в душе все кочевники, и со словом «Аминь» я за брался в палатку и в спальник.

Утром проспал и уже не видел ни Луны, ни Венеры – сверкало Солнце. Однако завтрак уже готов – вчерашняя уха и жареный ха риус, приготовленный Федором. Но самое удивительное было то, что напротив через реку паслись архары. Как еще сохранились в Монголии такие экзотические животные? По их осанке и громад ным закрученным рогам я понял, что древний человек рисовал на скалах в петроглифах здесь в Монголии именно этих животных.

Попив воды, архары, почувствовав дым от костра, стремглав бро сились вверх из каньона и вскоре исчезли из вида.

- Тамир, как у вас толкуют о тех, кто суетлив и спешит?

- Не спеши, если ты еще ничего не успел сделать. Тем более не спеши, если удалось сделать что-то стоящее. Совсем не спеши, ко гда цель еще только наметил.

- Видишь, Федор, как мудро. Такие постулаты должны в Новой стране Союз путешественников быть приняты.

- Тамир, а разве спешить так плохо? - решил я до конца понять, в чем здесь фишка.

- Поспешность часто переходит к суетливости, а это, по старо монгольским представлениям, один из пороков. Главные пороки у нас облачены в страшные маски, которые призваны изгонять злых духов – носителей пяти пороков. Эти пороки – трусость, жадность, зазнайство и суетливость.

- А пятый порок?

- Чрезмерная увлеченность женщинами, - засмеялся Тамир.

- Это уж вы зря: Как же не увлекаться женщинами? - возражаю.

- Не волнуйся и не спеши – дней в году много, - поговоркой от ветил Тамир.

Действительно, только в Монголии на ее просторах мы начали постигать золотое правило – не спешить. Оно выковано временем, и только здесь начинаешь постигать весь его смысл. И я рад, что нам представилась такая возможность пройти через всю Монголию, повторяя путь далеких кочевников и переселенцев. А сядьте вы на коня, и в вас сразу начинает вскипать горячая кровь предков кочевников;

наступает желание отдаться безудержной и быстрой, как ураган, гонке, скакать, скакать и скакать.

- Валерий-сан, - Федор обратился ко мне по-японски. – Ты на рисуй пять пороков – пять масок. Ты их видишь здесь в скалах, го рах?

- Я вижу много всяких образов. Надо бы их классифицировать.

И насчет образов пяти пороков надо поработать. Трудно будет пя тый порок изобразить.

- Уж постарайся. К классическим примерам обратись, к средне вековью, когда этот порок особенно процветал.

- Надо этот порок – пороком пьянства заменить. В Новой стра не Союз путешественников так и сделаем.

- Не убей, не возжелай жены ближнего, - это из христианских пороков?

- Все правильно.

Однако время идет, и нам пора в лагерь возвращаться. Пока ехали, оду тарбагану сочинил.

Ода тарбагану Тарбаган – довольно крупный и весьма примечательный сурок.

Его желтовато-серая с серебристым отливом шкурка – ценная пуш нина, идущая на экспорт. Тарбаганы меломаны – любители горло вой музыки, на что и покупаются. Услышав музыку, они гурьбой вылезают из своих убежищ и, усевшись на задние лапки, слушают музыку. Вот здесь их охотники и ловят на мушку ружей. Зимой тарбаганы находятся в глубокой спячке. Летом роют и роют норы, запутывая вход и выход. Кроме того, тарбаганы помогают искать ископаемые, драгоценные и полудрагоценные камни, клады. Имен но эти зверьки помогли найти нам клад барона Унгерна. Спросите, где? И куда дели? В казначейство Монголии отдали? Сознаюсь, не отдали. Дело в том, что Унгерн завещал клад, а это 24 ящика золо тых монет царской чеканки и золотой Будда метровой высоты, Священному Союзу Азии. А это ни что иное, как Новая страна Фе дора Конюхова - Священный Союз путешественников. Так что все законно и, кроме того, проверь, был ли клад барона Унгерна. Реестр артефактов известен – китайцы скрупулезно описали контрибуцию, что они с монгольских монастырей в свое время изъяли, а потом у них ее барон Унгерн отнял. Потому, всплыви этот клад, миру сразу известно станет.

- Федор Филиппович, а знаешь, что написано на одной из вер тикальных стен одного из высокогорных перевалов Памира?

- Не знаю, но догадываюсь - про наш бренный путь.

- Правильно: «Путник, будь осторожен, твоя жизнь, как слеза на ресницах».

- Умеренность – главный принцип должен быть в жизни, - Фе дор вспомнил, что я ставлю во главу в Новой стране Федора Коню хова.

На этом мы закончили разговор - к нашему лагерю подъехали.

Здесь нас потеряли. Я, как всегда, сразу на цай (чай) налег, потом кофейку попил, а потом налег на баранину, которую нам повар це лый противень выставил. Вот чем закончилась наша поездка по Та риатской долине. Спасибо Тамиру!

Барон Унгерн - Федор, знаешь, Оргодол сказал, что монголы чтят барона Ун герна и собираются о нем фильм ставить, - на другой день я разго вор затеял. - Давай поговорим о нем, кто он, откуда и за что ему та кие почести. В чем его заслуга?

- Барон Унгерн в 1921 году освободил Монголию от китайских оккупантов, вызволил из-под ареста правителя Монголии Богдо Гэ гэна и власть ему вернул.

- Однако он прибрал к своим рукам контрибуцию, которую ки тайцы с монголов взяли. А это ни много ни мало – 12 ящиков монет золотой чеканки, метровый золотой Будда. Когда позднее ЧК вело розыск казны, ее сотрудники установили, что барон располагал ог ромными суммами. Одна только контрибуция, собранная с монго лов китайцами, а позже захваченная Унгерном, составляла 10 мил лионов рублей в царских деньгах! В момент захвата Унгерна диви зионная касса отсутствовала. Чекистам, занимавшимся ее розыска ми, удалось выяснить, что барон поручил офицеру Ергонову на дежно спрятать награбленное. Унгерн указал на карте несколько подходящих мест. Ночью, взяв с собой 16 верных людей, Ергонов покинул лагерь. Нашлись даже свидетели, видевшие небольшой отряд всадников, сопровождавших тяжело нагруженные арбы. Но куда именно они направлялись, чекистам узнать так и не удалось.

Поэтому наша задача - найти этот клад. Мне лама в Хархорине ска зал, что мы мимо клада пройдем, не обратив на него никакого вни мания. Хотя некоторые артефакты окажутся в наших руках: золо той Будда в 4-х ипостасях и перстень Чингисхана.

- И что, ты поверил?

- Поверишь, когда начали сбываться многие пророчества. Кста ти, барон Унгерн тоже получил пророчество, и тоже от ламы.

- Что он через 40 дней расстрелян будет.

- Пророчество и Оссендовский получил, которому лама пред сказал, что в его смерти будет виноват Унгерн. Что потом и случи лось в 1945 году, только в смерти будет виноват не сам Унгерн, а его племянник – эсэсовский офицер. Вообще жизнь барона Унгерна полна мистических событий. Увлечение Азией и созданием на ее основе Центральноазиатской Федерации (Монголия, Сибирь, Ал тай, Тибет) схожа с амбицями Гитлера на владычество миром.

Летом 1917 года генерал-майор российской армии барон Ун герн фон Штернберг отбыл из Петрограда в Забайкалье в качестве эмиссара Временного правительства. Обратно ему уже не было су ждено вернуться, поскольку осенью в столице установилась совсем другая власть. После Октябрьской революции Унгерн служил под началом Семенова. За свою жестокость он получил прозвище Чер ный Барон. В 1920-м, после сокрушительных поражений в боях, Семенов бежал в Маньчжурию, а Унгерн с Азиатской дивизией, сформированной им из остатков армии Семенова, казаков, монго лов и бурят, вторгся в оккупированную Китаем Монголию. В фев рале 1921-го войско Унгерна численностью менее 2000 человек ов ладело Ургой, столицей страны, которую защищали 10 000 китай цев. Барон Унгерн - национальный герой Монголии, и не освободи он тогда её, она могла бы остаться китайской, как сейчас Внутрен няя Монголия Китаю принадлежит.

В мае 1921 года Унгерн с 10-тысячным войском вторгся на территорию Советской России, надеясь поднять казачьи станицы, провести мобилизацию в бурятских улусах и дойти до Читы. Через три недели его отряды были разгромлены красноармейцами.

Преследуемый противником, Унгерн вместе с остатками войска ушел обратно в Монголию. Вслед за ним двинулся экспедицион ный корпус Красной Армии. Началось безостановочное преследо вание изрядно потрепанной, таявшей на глазах армии Черного Ба рона. Погоня закончилась тем, что оставшиеся от всего войска не сколько десятков бурят сдали Унгерна красным. Барона увезли в Иркутск, а затем отправили в Новониколаевск (Новосибирск), где он был приговорен к расстрелу.

- И все же куда сокровища делись?

- Следы затерялись. Их поиски советскими и монгольскими экспедициями, а также вольными кладоискателями из числа рус ских эмигрантов не увенчались успехом. Казалось, что сокровища пропали навсегда, но в 1930-х годах о золоте Унгерна заговорили в Польше. Двое граждан этой страны располагали информацией о судьбе клада.

Первый источник - путешественник и литератор Антоний Фердинанд Оссендовский. В мае 1920 года он совершил поездку по Монголии и был гостем Унгерна. Позднее Оссендовский описал это путешествие в своих мемуарах. Там можно прочесть и о том, как он вместе с бароном посетил Гандан, город-монастырь мон гольских лам. Причем Унгерн в присутствии поляка якобы вручил настоятелю свое завещание и план местонахождения тайника, где спрятано золото. Завещание гласило, что если в течение пятидесяти лет не объявятся наследники, то эти сокровища должны быть ис пользованы для распространения буддизма во всем мире.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.