авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ИРКУТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Г.М. Костюшкина, Л.Г.Озонова, А.А.Попова, М.А.Федотова, ...»

-- [ Страница 11 ] --

(148) Кто-то ахнул, кто-то по спине его шлепнул, кто-то в гри ву коня заплел красную ленточку (Проханов. Иду в путь мой.

С.17) по дороге путнику встретилась празднующая толпа и, как бы поделилась с ним частичкой своего веселья – красной ленточкой.

Красный цвет, как самый красивый цвет у большинства народов, оп ределяется как нарядный и, соответственно, праздничный (149):

(149) Лошадь от залпа гаубиц шарахнулась, он вывалился из седла, сверкнув нарядными сапогами такого же красного цвета, как сед ло (Черемных. Лихолетье. С.333).

Пример (150):

(150) Торжественно и строго выглядела сцена, которую пересекал продолговатый стол, накрытый тяжелым красным сукном (Мар ков. Соль земли. С.82) также иллюстрирует глубокую связь красного цвета с праздником и опи сывает ситуацию празднования Дня победы коллективом одного из инсти тутов. Мы видим, что красный цвет – необходимая принадлежность празд нований независимо от пристрастий, государственной, общественной по литики.

Итак, имя цвета красный отражает периферийный концептуальный признак «праздник», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодейст вии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «власть»

Человеческое бытие изначально обусловлено определенной иерар хичностью отношений. На протяжении всего развития для человека было почетно право и возможность распоряжаться, повелевать, подчинять своей воле. Власть представляет собой духовное, политическое или экономиче ское превосходство. История показывает, что наиболее привлекательным атрибутом власти является красный цвет, характеризующийся в психоло гическом плане как сильный, влияющий на человека. Говорят, если вы хо тите, чтобы люди принимали вашу власть, влияние, используйте красный цвет (Psychology Of Colour. Use Of Colour Signals). Имя цвета красный от ражает это представление.

Рассмотрим примеры. Практически во всех словарях (см. BCDE, EDEL, PODCE, АLDCE и др.) встречаются выражения red tape, red-pencil и red box, в которых явно отражается концепт «власть». Red tape означает чрезмерную бюрократическую рутину, канцелярщину, волокиту. Термин вошел в обиход в 1736 году в связи с красной лентой, с помощью которой раньше сшивались юридические, официальные документы. Red-pencil оз начает «подвергать цензуре, исправлять», тем самым применять опреде ленную власть. Red box представляет собой кожаный ящик соответствую щего цвета, опять же, для официальных бумаг высших чинов – членов анг лийского правительства. Как мы видим, красный цвет является непремен ным атрибутом власти, заключая в себе конкретный смысл. Определенный отрицательный оттенок, запечатленный в вышеупомянутых выражениях, обусловлен субъективным восприятием людей (объективно представляю щих большинство), не обладающих преимуществами власти.

В примере (151):

(151) … I mean he had left the police through breaking some red-tape regulations and taking sort of risk and responsibility of his own (Ches terton. The Oracle Of The Dog. P.50) из рассказа своего рода свидетеля становится ясно, что один из подозре ваемых покинул полицейский участок, не дождавшись завершения проце дуры установленной законом, когда органы правопорядка применяют оп ределенную власть. Тем самым, человек, нарушающий данное ограниче ние, тем самым, берет на себя определенную ответственность, преступает указания власть имущих органов.

В примере (152):

(152) А если не это, то риск быть обвиненным в нарушении чести был бы остановлен красным пером цензуры (Мoртенсон. Красная лилия. С.35) человек в социальной организации своего общества всегда подчиняется и чувствует определенные ограничения со стороны вышестоящих по иерар хии чинов, осознавая силу их влияния.

Пример (153):

(153) Ефратский ограничился тем, что в одной из первых строк вста вил красным карандашом темпераментную запятую (Набоков. Ус та к устам. С.368) высвечивает черту характера персонажа, который пытается даже посредст вом мельчайшей детали подчеркнуть свою значимость, власть. Через по средство красного цвета редактор, не прочитав, как следует, произведения, пытается произвести впечатление крайне значимого, незаменимого чело века, как бы подчеркивая, без его пометки-одобрения никакие действия последующие невозможны.

Когда мы видим человека, например, с красной повязкой (154), ста новится понятно, что данная персона наделена определенными полномо чиями, властью:

(154) Служитель, почти еще мальчик, призванный следить за поряд ком, с красной повязкой, разъезжал на велосипеде (Проханов.

Вечный город. С.457).

Реализация концептуального признака «власть» в употреблении имя цвета красный заложена с древних времен. Так, например, в Древнем Риме только император имел право использовать красные чернила. Тем самым, мы видим, что красный цвет издревле служил конкретным атрибутом вла сти, ему отводилась роль, находящая свою актуализацию в семантике име ни цвета красный в настоящее время.

Итак, рассмотренные примеры ясно обрисовывают возможность реа лизации «власть», ее силы и контролирующего, организующего действия в имени цвета красный. Две смыслоорганизующие области «жизнь земная» и «жизнь духовная» контаминируют, устанавливая «+» оценочный смысл в своем взаимодействии.

Периферийный концептуальный признак «здоровье»

Жизнь человека, условия его существования зависят и оказывают ог ромное влияние на его физическое состояние, выражаемое термином «здо ровье», обусловливающее правильное его функционирование.

Выражение red as a cherry, являющееся фразеологическим, исполь зуется в контекстах, определяющих здорового человека. Признак красный служит характеристикой обладателя хорошего здоровья (155):

(155) Greta studied the gowns arranged on hooks along one of the cham ber walls. “The red one? It will give color to your face” (Bergstrom.

Baroness Of Blood. P.6).

Молоденькая баронесса имела довольно слабое здоровье, с рождения унаследовав от рано умершей матери слабые легкие. От этого она была по стоянно бледна, что не придавало ей привлекательности. Преданная слу жанка знала все тонкости своей подопечной и, учитывая праздничный по вод – встречу с отцом, выбирает для нее красное платье, которое должно придать баронессе здоровый вид.

В примере (156):

(156) – Больной? – недоверчиво переспросила та. А лицо красное как с мороза, девчонкам на загляденье (Черемных. Лихолетье. С.143) медсестра недоверчиво относится к жалобе солдата на проблемы со здо ровьем, интерпретируя цвет его лица (красное), как здоровый.

В примере (157):

(157) – Ишь дескать, как вы беднота, оборвались, – она кивнула го ловой в куть на стоявших там бедняков. – Оборваться-то ане шиб ко оборвались, а морды?! Морды у них всех красны, окромя Ак синьи (Черемных. Лихолетье. С.180) возмущенная сельчанка укоряет местную бедноту в лени, хотя, по ее мне нию, здоровья у них достаточно, чтобы работать для повышения собствен ного благосостояния.

Таким образом, имя цвета красный отражает периферийный концеп туальный признак «здоровье», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «комфорт»

Человек изначально выбирает для себя более комфортное место, об наруживая себя в центре Вселенной. Комфорт как условие существования человека заключается в создании удобств, прямо или косвенно влияющих на внутреннее состояние человека, способного в определенных благопри ятно сложившихся условиях испытывать покой и удовлетворение.

Эпитет «cosy» в ряду с именем цвета red в примере (158) дает четкое представление о том, что данное имя цвета способно отражать концепту альный признак «комфорт»:

(158) In front of him he could see the cosy, red light of the windows glimmering through the foliage (Conan Doyle. Lot 249. P.198).

Ощущение домашнего уюта часто передается посредством употреб ления описания элементов красного цвета. В данном конкретном случае (159):

(159) Nothing formal, of course, just a cosy little family gathering after tea, round the blazing hearth (coal was cheap in Sheffield then), red curtains drawn, and sweet domestic peace (Aldington. Death Of A Hero. P.39) это шторы красного цвета (red curtains).

В примере (160):

(160) В морозном металлическом мраке желтым и красным светом горели съедобные окна (Набоков. Приглашение на казнь. С.403), находясь в заточении, герой произведения, Цинциннат, вспоминал момен ты из своего детства, навевающие ему чувства комфорта и домашнего теп ла (красным светом).

Пример (161):

(161) Через улицу горела красными лампочками вывеска маленького кинематографа, обливая сладким малиновым отблеском снег (На боков. Камера Обскура. С.264) также иллюстрирует способность красного цвета вызывать чувство неко торого комфорта. Кречмар направлялся на деловую встречу, по дороге за метил, что его часы идут вперед. Необходимо было переждать где-нибудь это время. И, конечно же, со свойственным человеку стремлением к ком форту, он замечает манящий, многообещающий «сладкий» красный цвет.

Употребление имени цвета красный в определенных случаях способ ствует описанию уютной обстановки, создает ощущение комфорта даже, казалось бы, в неординарных ситуациях (162):

(162) Белели большие камни странной формы, не всегдашне мутен и тепел был красный свет месяца, и никогда еще не было в мире та кой тишины (Верeсаев. В тупике. С.506).

Действие происходит во время полного хаоса в России – революция, граж данская война. Девушка стреляет в махновца и затем вместе со своим бра том пытается скрыться от погони. Они пережидают время в логове под скалой, которое представляется ей уютным и прекрасным местом, залитым красным теплым светом месяца.

Пример (163):

(163) Через день вечером, в кафе. Красный диванчик. Двое.… Молчание. Красный диванчик мягок (Набоков. Уста к устам.

С.365-366) с использованием в описании имени цвета красный также создает теплую комфортную атмосферу.

В примере (164):

(164) А вдали приветливо мигали желтые и красные огни уходящего варшавского поезда … (Пикуль. Честь имею. С.100) замечание автора о приветливости красных огоньков навевает ощущение комфорта.

Итак, имя цвета красный обладает периферийным концептуальным признаком «комфорт» (отражая естественное стремление человека в рам ках его бытия), устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «милосердие»

Понятие милосердия напрямую связано с человеком, точнее сказать, оно основано на отношении одного человека к другому, готовности ока зать помощь, проявить снисхождение из сострадания, человеколюбия.

Имя цвета красный выражает концептуальный признак «милосер дие». Главными, а может быть и единственными, случаями его реализации являются выражения типа Красный крест, Red Cross, red heart. Наиболее частотным является, конечно же, Red Cross (Красный крест). Крест как символ христианства и страдания в сочетании с именем цвета красный приобретает другой смысл и в этом случае становится символом милосер дия.

Любой обратившийся к служащим под Красным крестом получит свою «порцию» милосердия, поскольку помощь и сострадание являются их целью. Красный крест – знак для страждущих, так необходимый, осо бенно в трудные минуты/периоды жизни (165, 166):

(165) A Red Cross car of wounded bumping its way from the Advanced Dressing Station in M – – was shelled all down the road by field artil lery (Aldington. Death Of A Hero. P.254);

(166) У крайней хаты болталась белая тряпка с Красным крестом (Краснов. От двуглавого орла к красному знамени. Т.2. С.127).

В примере (167):

(167) She was dressed in white and the only colour on her habit was the red heart that burned on her breast (Maugham. The Painted Veil.

P.126) главная героиня произведения после бурных перипетий судьбы посещает монастырь в китайском городе, где бушует эпидемия холеры. Она беседует с матерью-настоятельницей монастыря, покоренная ее манерой держаться, силой воли, самопожертвованием и милосердием, материально выражае мом в виде красного сердца на груди (the red heart … on her breast).

Итак, имя цвета красный передает периферийный концептуальный признак «милосердие», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодей ствии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «успех»

Красный цвет служит для выражения успеха как положительного, удачного завершения или общественного признания, одобрения чего-либо, чьих-либо достижений.

Так, в примере (168):

(168) It might seem a bit ostentatious that on certain occasions, he changes into a red shirt for the last game of a match… «The red shirt is how I celebrate,» he says. «In Thailand, red is considered the lucky color, the color of winning» (Two gentlemen bring grace, honor to the game. San Francisco Chronicle. Wednesday, September 3, 2003: P. C 2) человек надевает красную рубашку (the red shirt), в какой-то степени, для выставления на показ своей уверенности в победе, поскольку красный цвет представляется цветом успеха (red is considered the lucky color, the color of winning).

Пример (169):

(169) Их имена заносились на красную доску, а наши – на черную, и нас каждое утро отчитывал то бригадир, то председатель колхоза (Черемных. Лихолетье. С.42) вырисовывает картину, знакомую для носителей русского языка, среди ко торых еще довольно свежи в памяти применяемые в период Советского Союза меры для повышения производительности труда, когда особенно популярна была, так называемая доска почета (красная доска), предназна ченная для упоминания имен победителей, отметки их успехов.

Итак, имя цвета красный отражает периферийный концептуальный признак «успех», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «надежда»

Бытие человека всегда наполнено надеждой, поскольку ожидание че го-либо желаемого, благоприятного, соединенное с уверенностью в воз можности осуществления характерно для человеческих существ. Имя цве та красный представляет собой прекрасный материал для передачи кон цептуального признака «надежда».

В примере (170):

(170) Many people dream about the harvest or about their ancestors, and dreams tend to be highly symbolic or predictive. For example, in one tribe, a dream about red cattle portends a good harvest, and a dream about red snakes indicates rain is coming (San Francisco Chronicle.

Friday, June 13, 2003 P 3. Photographer chases myths and dreams.

Show explores spiritual world of remote tribes) сны в отдаленных племенах интерпретируются своеобразно. Качество красный различных объектов (в данном случае рогатого скота и змей) оформляет определенные факты благоприятного характера, наличие или обладание которыми соответствует желаниям людей. Так, качество «red»

крупного рогатого скота служит предзнаменованием хорошего урожая, а змей – дождя, то есть того, что, в конечном счете, определяет надежды че ловека на благоприятные условия для жизни, обусловливающие его жизне способность.

Концептуальный признак «надежда» находит свое отражение в име ни цвета красный в примере (171):

(171) Это было в те дни, когда красные знамена с надписями: свобо да, равенство и братство, гордо реяли над городом и совершалась воспеваемая газетами великая бескровная революция! (Краснов.

От двуглавого орла к красному знамени. Т.1. С.17) Красный, символизируя политические взгляды, революционное движение, служит своеобразным выражением надежд людей. Люди используют крас ный цвет в тех случаях, когда они стремятся привести в жизнь желаемые изменения, которые, по их мнению, являются благоприятными для обще ства, тем более, неоспорима при этом уверенность в исполнении задуман ного.

Итак, имя цвета красный содержит периферийный концептуальный признак «надежда», устанавливая «+» оценочный смысл в контаминации с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «изобилие»

Неоспоримо упорное желание человека добиваться в своей жизни все больших благ, включающих богатство и достаток, другими словами, стремиться к изобилию в широком смысле этого слова. Многочисленные примеры указывают на то, что имя цвета красный в своей семантике за ключает периферийный концептуальный признак «изобилие».

Характеристика красный является признаком богатства. Так, в при мере (172):

(172) He was dressed in red, grandly as though it were a court dress, with broad-toed velvet shoes on his feet and a flat velvet cap on his head (Maugham. The Razor’s Edge. P.270) красный цвет одежды (dressed in red) создает впечатление дворцового на ряда (grandly as though it were a court dress).

Дворцовые развлечения не обходятся без красного цвета как символа богатства и изобилия, когда не только знать надевала одежды соответст вующего цвета, но и прислуга (в красной ливрее, в красных фраках и каф танах) как необходимое обрамление, создавала ощущение изобилия (173):

(173) У каждого стола стоял швейцар в красной ливрее с громадной булавой и толпились лакеи и скороходы в красных фраках и каф танах (Краснов. От двуглавого орла к красному знамени. Т.1.

С.280).

Характеристика красный является признаком изобилия. Так, пример (174):

(174) – Можно было бы подумать, что такие роскошные цветы попа ли сюда с юга, а не из наших бедных краев, не правда ли, Габри ель? …В нашей северной стране слишком холодно для таких замечательных красных лилий … (Мoртенсон. Красная лилия.

С.31) иллюстрирует контраст между географическими зонами – югом и севером – как ареалами, соответственно, изобилия и скудности, в данном случае, растительности. Такой яркий красный цвет, по мнению автора реплики, характерная принадлежность юга как символа изобилия.

Итак, имя цвета красный содержит периферийный концептуальный признак «изобилие», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодейст вии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «сила»

Под силой понимается совокупность физических и духовных свойств человека как основа деловой и творческой активности;

жизненная энергия, жизнеспособность (БТС, С.1184).

Имя цвета красный заключает в своей семантике периферийный концептуальный признак «сила», основываясь как на физических, так и психологических характеристиках красного цвета. Характеристика челове ка как red-blooded дает нам возможность сделать выводы о нем, как о сильном и энергичном, обладающем высокой жизнеспособностью (CIDI, P.332), впрочем, как и об отличающемся храбростью.

В примере (175):

(175) A 1,000-square-foot white box of a storefront, the gallery already bursts with painting and sculpture – much of it red – owing to limited storage and Steel's unlimited enthusiasm for her new venture (Danielle Steel to open gallery for lesser-knowns. San Francisco Chronicle.

Tuesday, September 30, 2003: P. D-1) Даниель Стил устраивает выставку для малоизвестных творческих людей, подавляющее большинство работ на которой красного цвета, что мотиви ровано желанием и силой устроителя побороть общепринятые установки, предоставляющие большие возможности только для уже популярных ху дожников, скульпторов и т.п.

В примере (176):

(176) Но больной, само собою разумеется, придавал этому красному кресту особое, таинственное значение. … Красный цвет для не го сила. Он сравнивал цвет креста с цветом цветка и по яркости определил, что цветок побеждает (Гаршин. Красный цветок.

С194) красный цвет напрямую соотносится с силой, которая необходима челове ку для определенной борьбы. В борьбе со злом больному нужны силы, оп ределителем и мерилом которых является для него цвет красного креста.

Пример (177):

(177) В его склеротичной голове бился красный горячий ключ (Про ханов. Вечный город. С.232) показывает, что у пожилого больного человека, потерявшего вкус жизни, было нечто, что согревало его душу – воспоминание о его молодых годах, о его бурной деятельности в полные сил годы – его стройках, проектах.

Только это давало ему силы.

В рассказе «Красный сок» (178) мы встречаем размышления, в кото рых цвет этого напитка ассоциируется с силой:

(178) Чаша плыла по рукам, полная сока, полная силы и солнца …. Растокин…тянулся к ней, к этой чаше, к этим людям, в поры ве своей к нм любви, своей благодарности, открывая свою кровную с ними связь. С их судьбой, с их жизнью. Связь, которую они дари ли ему вместе с алым напитком (Проханов. Красный сок. С.219).

Итак, имя цвета красный отражает периферийный концептуальный признак «сила», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «счастье»

Состояние человека, которое соответствует наибольшей внутренней удовлетворенности условиями своего бытия, полноте и осмысленности жизни, осуществлению своего человеческого назначения называют счасть ем. Счастье является чувственно-эмоциональной формой идеала. Понятие счастья не просто характеризует определенное конкретное объективное или субъективное состояние человека, а выражает представление о том, какой должна быть жизнь человека, что именно является для него блажен ством (ФЭС, С.668).

Полная моральная удовлетворенность своей жизнью, ощущение того самого блаженства мы наблюдаем в примере (179), где молодой человек только что признался в любви девушке и узнал, что его чувство взаимно.

Он на вершине счастья:

(179) … he was at the highest turn of that happiness that is given in its mortal life, and the whole red sea within him was at the top of its tide (Chesterton. The Doom Of The Darnaways. P.99).

В примере (180):

(180) Корзины с красными яблоками. Бабушка берет яблоко, подно сит к его глазам, и все занавешивается красным пахучим заревом, радостью, красотой и любовью (Проханов. Вечный город. С.386) составляющие ассоциации (радость, красота, любовь), вызываемые крас ным цветом яблок в детстве, возвращает взрослому уже человеку ощуще ние того полного блаженства, безграничного счастья, реально осуществи мого только в детские годы.

Итак, имя цвета красный передает концептуальный признак «сча стье», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «мечта»

Жизнь человека непосредственно связано с понятием «мечта», по скольку человек без мысленного образа чего-либо, представления чего либо сильно желаемого приближается к любому живому организму, ин теллектуально необремененному. Имя цвета красный обладает способно стью реализовывать периферийный концептуальный признак «мечта».

Так, в рассказе Дж.Стейнбека «Хризантемы» посредством красного цвета воплощается мечта зрелой женщины, проживающей со своим мужем на ранчо (181):

(181) Behind her stood the neat white farm house with red geraniums (Steinbeck. The Chrysanthemums. P.8).

Как выясняется в момент случайной встречи хозяйки с постоянно кочую щим работником, зарабатывающим на хлеб насущный ремонтом старой утвари, жизнь которого представляется женщине привлекательной, по скольку в глубине души она лелеет мечту о свободной жизни путешест венника. («That sounds like a nice way to live... I wish women could do such things»). Мужчина, чтобы смягчить сердце хозяйки и заработать немного денег на обед, заговаривает о ее любимом занятии – выращивании цветов и намекает, что он бывал в одном наикрасивейшем саду, где было все что угодно, но только не такие красивые бутоны, как у нее. Хозяйка просит от вести туда ростки ее любимцев и помещает их в горшочек красного цвета, как бы отправляя в путешествие частичку самой себя (182):

(182) And she returned carrying a big red flower pot (Steinbeck. The Chrysanthemums. P.15).

Чуть позже, отправившись с мужем развлечься по случаю удачной его сделки, по дороге ее охватывает отчаяние, что работник мог выбросить ее посылку, тем самым, видимо, разрушив мечту о свободной, кочевой жиз ни.

В примере (183):

(183) Ему казалось иногда, что вот книга написана, и он ясно видел набор, полосы гранок с красными иероглифами по краям, а потом свеженькую брошюрованную книгу, хрустящую в руках, а дальше был чудесный розовый туман, сладостные награды за все неудачи, за все обманы славы (Набоков. Защита Лужина. С.146) отец Лужина, так и не нашедший нужного пути в жизни, в мыслях лелеет свою мечту. Предмет его желаний, стремлений – стать автором книги, ко торая наконец-то принесет ему долгожданную славу. Воплощение мечты окрашивается в его сознании в красный цвет (с красными иероглифами).

Итак, имя цвета красный передает периферийный концептуальный признак «мечта», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «стимул», «интерес»

Красный цвет, обладая большой психологической силой, особым об разом влияет на человека, порождая представления, отражающиеся в се мантике данного имени. В семантике имени цвета красный закладываются представления, необходимо руководящие поступками людей, выступая в качестве стимула, порождающего действие.

В примере (184):

(184) The famed French calligrapher Jean Larcher wrote «War is» in flowing brushlike red italics … American artist Annie Ciciale offers partially illegible text written over the word WAR, drawn in giant brown letters and intercut in red with a familiar pop lyric: «What is it good for? Absolutely Nothing!» (The power of words is enhanced by beauty of the script in calligraphy show. San Francisco Chronicle.

Saturday, July 5, 2003: P. D-1) указывается сила цвета как определенного стимула, посредством которого усиливается власть слов. Красный цвет вызывает интерес, стимулирующий наилучшее усвоение смысла.

В примере (185):

(185) Глядя на красного окутанного паром барана, Растокин остро и сладко почувствовал возможность изобразить весь окрестный солнечный мир (Проханов. Красный сок. С.210) писатель находится в состоянии творческой депрессии, которая заключа ется в растерянности при поиске нужной темы и ограниченности собст венных стремлений. Красный объект служит для него своеобразным толч ком, стимулирующим к определенному действию.

В примере (186):

(186) Я помню, у него на полке собрание сочинений Ленина стояло, толстые книги, красные, загадочные (Росляков. Добрая осень.

С.279) книги красного цвета вызывают интерес, цвет, судя по эпитету «загадоч ный» является стимулом-мотивом для ознакомления с ними.

Пример (187) иллюстрирует способность красного цвета служить стимулом, подталкивающим к продуктивной деятельности:

(187) – Слушай, вот тут нам плакатик устрой! Металлурга изобрази, настоящего! Красной краской, погуще! Чтоб как глянул человек, так работал охотней (Проханов. Медведь. С.193).

Итак, имя цвета красный содержит периферийный концептуальный признак «стимул», «интерес», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с областью «жизнь духовная».

Периферийный концептуальный признак «храбрость»

Человек, проявляющий мужество и решительность в поступках, уме ние преодолеть страх, определяется смелым, а его качества обобщаются в понятии храбрость. Красный позволяет реализовать периферийный кон цептуальный признак «храбрость».

В примере (188):

(188) At times he regarded the wounded soldiers in an envious way. He conceived persons with torn bodies to be peculiarly happy. He wished that he, too, had a wound, a red badge of courage (Crane. Red Badge Of Courage. P.49) на фоне военных действий имеет место духовная борьба, смерть и переро ждение молодого человека, имеющего романтичные, юношеские пред ставления о войне и оказывающегося в экстремальных ситуациях жестоко сти и опасности. Война дает возможность стать героем, доказать свою храбрость посредством собственной крови (a red badge of courage).

В примере (189):

(189) Солдаты смотрели на порхающие в танце лезгинки полы чер кесок, на красные штаны под ними и алые башлыки (Краснов. От двуглавого орла к красному знамени. Т.2. С.141) солдаты были поражены, по их мнению, безрассудством казаков по отно шению к выбору формы и различных аксессуаров на войне. Их вызываю щая, по цвету, одежда привлекала внимание, в то время как все остальные стремились остаться как можно более незаметными в бою. Подобный вы зов солдаты интерпретировали как обладание необычайной храбростью, сравнивая казаков с чертями, не знающими страха.

Итак, имя цвета красный передает периферийный концептуальный признак «храбрость», устанавливая «+» оценочный смысл во взаимодействии с об ластью «жизнь духовная».

Реализация концептуальных признаков в имени цвета красный на основе контаминации концептуального ядра «жизнь земная» с областью «смерть»

Взаимодействие пространства «земная жизнь» с пространством «смерть» с опорой на «–» сторону оппозиции хорошо/плохо порождает со ответствующие ассоциативные связи.

Рассмотрим их подробнее. Последовательность перечисления «–»

периферийных концептуальных признаков обусловлена степенью их час тотности. Из 1050 примеров, представляемых общую картину периферий ных концептуальных признаков, на долю концептуальных признаков с «–»

оценкой выпадает 41 % (около 430 единиц) (см.: Таблица 1) Периферийный концептуальный признак «зло»

Зло представляет собой все дурное, плохое, вредное. Имя цвета красный являет собой прекрасный материал для иллюстрации зла как тако вого. Начнем с представления абсолютного зла, которое олицетворяется дьяволом (190) и он в сознании людей красный:

(190) People imagine the devil is red (LDELC, P.785).

Отдельные элементы дьявольской натуры, как в примере (191), яв ляющиеся непременной его характеристикой, также представляются крас ными (red horns):

(191) There are only so many hours in the day, and exactly how does one reply to a reader who thinks the writer is the Antichrist? … «Thank you, sir, for your kind note, and let me assure you that there are no red horns protruding from my skull» (San Francisco Chronicle.

Sunday, September 7, 2003. Ten Commandments story brings out per sonal demons.).

Известный психологический роман О.Уайлда описывает внутрен нюю биографию, переживания и страсти его героя, Дориана Грея (192), ко торый в определенный период своей жизни, поддавшись порочному влия нию, раскрывает свою истинную, столь же порочную сущность, в частно сти выказывая неподдельный интерес, можно сказать, упиваясь злом, тво римым знаменитыми людьми:

(192) …whose melancholy could be cured only by the spectacles of death, and who had a passion for red blood as other men have for the red wine … (Wilde. The Picture of Dorian Gray. P.194).

Подобные увлечения только ускоряют процесс полного завоевания его души злом. В примере (193):

(193) What was that loathsome red dew that gleamed, wet and glistening, on one of the hands, as though the canvas had sweated blood? (Wilde.

The Picture of Dorian Gray. P.229), убив, он уговаривает бывшего друга избавиться от трупа и, ведя его в ком нату с трупом, Дориан вдруг вспоминает, что забыл закрыть злополучный портрет, который представлял собой отражение его настоящей сущности, и в настоящий момент говорил одним из своих фрагментов, что данный по ступок не случайность, а закономерность.

В примере (194):

(194) В этот яркий красный цветок собралось все зло мира... Цветок в его глазах осуществлял собою все зло;

он впитал в себя всю не винно пролитую кровь (оттого он и был красен), все слезы, всю желчь человечества (Гаршин. Красный цветок. С.197) чувства человека, заточенного в сумасшедший дом, обостренны до преде ла. Для него цветок именно красного цвета олицетворяет собой абсолют ное зло.

Пример (195):

(195) Она боялась узнать подробности, боялась услышать, что он, кого она так любила, был с ними, служил под красными знамена ми, поклонялся дьяволу (Краснов. От двуглавого орла до красного знамени. Т.3. С.281) также иллюстрирует непосредственную связь представлений красного цве та и зла. Способы и методы борьбы революционеров были настолько жес токи и бесчеловечны, что приравнивались к действиям дьявола. Поэтому, несмотря на девиз революции «за правое дело», люди видели то зло, кото рое прикрывалось этим лозунгом и красным цветом.

Приписывание красному цвету такого качества, как «злой» наблюда ем в следующих примерах (196, 197):

(196) Away in the distance was an angry redness of sunset (Lawrence.

Women in Love. P.411);

(197) Уже летели со свистом и грохотом гранаты. Глаза у взводного, став еще шире, горели стальными точками, красными злыми вспышками (Проханов. Светлей лазури. С.547).

Таким образом, имя цвета красный передает периферийный концеп туальный признак «зло», устанавливая «–» оценочный смысл во взаимо действии с областью «смерть».

Концептуальный признак «зло», заключая в себе все плохое, дурное, вредное, объединяет концептуальные признаки «опасность», «порок», «та инственность», «нечистоплотность в делах», «депрессия».

Периферийный концептуальный признак «опасность»

Пространство обитания человека, его бытия представляет для него определенную опасность, поскольку человек имеет непосредственное со прикосновение с ним. Именно этот мир – земная жизнь – заключает в себе конкретную, близкую опасность, грозит человеку какой-либо бедой, ката строфой.

Имя цвета красный довольно широко ассоциируется с опасностью. В различных источниках, особенно в средствах массовой информации, часто встречается выражение «red alert», что определяет наивысшую степень на висшей угрозы. В американском обществе принята определенная схема градации уровня опасности, каждая из которых обозначена определенным цветом, где красный цвет определяет такой уровень, который информирует о неизбежности надвигающейся опасности.

Фразеологические единицы – be in the red (быть в долгу, работать с убытком), come out f the red (выпутаться из долгов, начать давать при быль), go into the red (приносить дефицит, стать убыточным), put into the red (привести к банкротству, сделать нерентабельным, убыточным) гово рят об опасности в экономической области деятельности. Красный «кри чит» об опасности. Выражение «to see the red light» обозначает «почувст вовать приближение опасности».

В примере (198):

(198) But, whether you believe it or not, I did from the first feel an op pression, both physical and psychical. It increased when we went in doors and the dining-room curtains cut us off from any actual sight of the storm. They were old-fashioned, dark-red curtains, with heavy, gilded tassels;

and it was as if everything was steeped in the same dye.

You’ve heard of a man seeing red;

well, what I saw was dark red.

That’s as near as I can get to the feeling;

for it was a feeling from the first;

and I guessed nothing (Chesterton. The Ring Of Lovers. P.121) Мистер Кроум приглашает в свой дом гостей для того, как позже стано вится понятным, чтобы выяснить, кто же из них состоит в любовной связи с его женой. Ужин заканчивается плачевно – любовник предпочитает смерть во имя спасения репутации женщины. Один из приглашенных, об суждая произошедшее, рассуждает о том, что вся обстановка с самого на чала предвещала опасность. Чувство опасности обострилось в обстановке, пропитанной красным цветом штор (dark-red curtains) в гостиной.

В примере (199):

(199) Nothing moved in the fog, though the fog itself was moving.

Patches of it thickened into phantasmal creatures. Red eyes shone out from the amorphous faces, then vanished as smoothly as they’d ap peared. A promise of things to come, Jorani thought, and shivered (Bergstrom. Baroness Of Blood. P.293) кровожадность баронессы приводит к проклятью ее владений, ситуация выходит из-под контроля, события приобретают необъяснимый, но пу гающий характер. Замок окружает густой туман, который кажется напол ненным призрачными, подвижными существами с горящими красными глазами (red eyes). Туман с красными огнями представляется предзнамено ванием приближающейся опасности.

Рассмотрим пример (200):

(200) It had changed from a greenish-yellow to a dusky sullen red (Conan Doyle. The Playing With Fire. P.24).

В комнате собирается компания, объединенная общим интересом к мисти ческому, сверхъестественному, члены которой намерены провести спири тический сеанс – разговор с духом. В результате сложных манипуляций в углу комнаты появляется свечение зелено-желтого цвета, которое вследст вие действий одного из присутствующих окрашивается в красный цвет, что сразу же вызывает тревогу в кругу гадающих.

Пример (201):

(201) Nothing will hurt me if I keep away from the Red Room after dark (Conan Doyle. Why New Houses Are Haunted. P.35) показывает, какой смысл кроется за именем цвета red во многих контек стах. Красный цвет часто ассоциируется с опасностью. Тем самым, писате ли, желая передать атмосферу опасности, часто используют данное имя цвета с обозначенной целью. Так, молодой человек вступает в наследство недвижимости и, когда он осматривает дом, его состояние, положение комнат, лестницы, различные неожиданные пути создают впечатление комфортного места для привидений. На его вопрос смотритель отвечает, что опасности нет, если держаться подальше от Красной Комнаты (the Red Room).

В примере (202):

(202) It was a white, tattered scrap of paper scrawled with red ink and the agile inventor had snatched it up almost as soon as the door flew open.

He handed it to Angus without a word. The red ink on it actually was not dry and the message ran: «If you have been to see her today, I shall kill you». Chesterton. The Invisible Man. P.170) необычные события, сами по себе вызывающие чувство опасности, ослож няются прямой угрозой смертью, оформленной посредством красных чер нил. В данном случае красный цвет чернил способствует созданию атмо сферы, сулящей нечто опасное.

В случае (203):

(203) The wild red figure reeled an instant against the sundial;

the next it had rolled down the steep bank … (Chesterton. The Strange Crime Of John Boulnois. P.237) журналист случайно оказывается свидетелем убийства. Окружающая пу гающая обстановка обостряет восприятие и фигура в красном (the red fig ure) кажется дикой. Таким образом, здесь красный цвет опять выступает в роли фактора, вызывающего чувство страха перед потенциальной опасно стью.

В примере (204):

(204) Вечером, кода Аннелиза вынула теплую стеклянную трубочку из-под мышки у дочери, она с радостью увидела, что ртуть едва перешла через красную черточку жара (Набоков. Камера Обскура.

С. 330) наблюдается ситуация серьезной болезни дочери Аннелизы, существовала опасность осложнений. В тот момент, когда мать увидела, что ртуть на градуснике едва перешла красную черточку, она поняла, что опасность не велика – дочь на пути к выздоровлению.

В следующем примере (205) мы встречаем описание некоего дома, чрезмерное преобладание красного цвета и красных элементов интерьера в котором создает атмосферу, навеивающую чувство опасности:

(205) Теперь эту дачу с красными занавесками балкона, красными жалюзи и красными флоксами, покрывавшими куртины возле балкона, заливали закатные лучи солнца и она казалась кровавой в красных цветах (Краснов. От двуглавого орла к красному зна мени. Т.1. С.405).

Контекст произведения в примере (206):

(206) Комната, куда он вошел, тоже была красная. Вся фигура Нико лая Ильича на фоне красной занавеси, озаренной лучами солнца, была кровавая (Краснов. От двуглавого орла к красному знамени.

Т.1. С.415) подтверждает первоначальное восприятие читателя, объясняя, что вла дельцем дачи является человек несомненно опасный для общества, каждое слово которого дышит разрушением и кровью. Это человек, которому са мому подходит кровавое одеянье, замышляет дьявольский, бесчеловечный план во имя достижения своей цели. Все окружающее этого человека спо собствует созданию образа, предвещающего опасность.

Даже видения, возникающие в больном воображении этого человека, рисуются в красных тонах, помогая, тем самым, представить читателю картину серьезной опасности, исходящей от героя (207):

(207) Лучи, заходящего солнца заливали его красным блеском, и ка залось, что струи крови текут по его бороде (Краснов. От двугла вого орла к красному знамени. Т.1. С.405).

В примере (208):

(208) Солнце скрылось за горизонт, и на западе горела только узкая темно-красная зловещая полоса (Краснов. От двуглавого орла к красному знамени. Т.1. С.540) актуализируется концептуальный признак «опасность», где даже важные реалии, выделяемые человеком как жизненно необходимые, несущие, ка залось бы, понятие о жизни и всех сопутствующих ей положительных по нятий, обрастают специфическими смыслами в сочетании с определением красный. Очень часто в этом случае имя цвета красный отягощено эпите том «зловещий».

Атрибуты красного цвета используются в различных требующих особого внимания ситуациях, например, для получения информации об опасности и своевременного ее устранения (209):

(209) Карта Европы стала казаться мне доской аварийного пульта:

красная лампочка вспыхивала там, где лежит польский Гданьск (Данциг), она тревожно мерцала по соседству с литовским Клай педом, бывшим германским Мемелем … (Пикуль. Честь имею.

С.107).

Интересно отметить, что в некоторых весьма редких случаях атрибут красный служит передаче противоположного «опасности» смысла, т.е. пе редает концептуальный признак «безопасность». Этот случай характеризу ется высокой степенью субъективности, в основном зависит от конкретной ситуации. Так, в примере (210):

(210) He turned, and with a cry of terror he ran for his life up the avenue.

There were the red lights, the signals of safety, almost a stone’s-throw of him (Conan Doyle. Lot 249 or Strange Doings In Oxford. P.199) по пути к дому друга Смит замечает, что кто-то крадется за ним. Перепу ганный не на шутку, он видит красные огни, которые представляют для не го место, где он будет чувствовать себя в безопасности.

Таким образом, имя цвета красный отражает концептуальный при знак «опасность», устанавливая «–» оценочный смысл во взаимодействии с областью «смерть».

Периферийный концептуальный признак «порок»

Сущность человека не исключает такой его характеристики, как по рочность, набора предосудительных недостатков, позорящих свойств, без нравственного поведения.

Имя цвета красный часто используется в ситуациях, требующих опи сания порочных стремлений человеческой натуры. Практически универ сальным является представление о конкретных институтах, предназначен ных для удовлетворения физических, плотских желаний – о домах терпи мости, основывающихся на пороке – которые ассоциируются с красным цветом.

«Красные лампы» (red lamp) представляют собой заведения, предос тавляющие особые услуги, греховные, по моральным представлениям – публичные дома, требующиеся особым спросом в военное время, как в описываемой ситуации (211, 212):

(211) One man grumbled because there was no ‘red lamp’ in the village (Aldington. Death Of A Hero. P.243);

(212) Иногда офицерская молодежь после загула ночью…мчалась с пьяными криками в заведение Фанни Михайловны на окраине го рода у Виленского шоссе, где призывно горели фонари с красны ми стеклами, а из окон с алыми занавесками томно пахло пома дой, рисовой пудрой и Варшавскими духами (Краснов. От двугла вого орла до красного знамени. Т.3. С.454).

Красный является атрибутом публичных домов: окон с алыми зана весками (212), red-plush salon (213):

(213) Although they were forever talking about girls and boasting of their conquests, they felt an obscure repugnance for brothel women and red plush salon where they performed their trade (La Mure. Moulin Rouge.

P.63).

Обслуживающий персонал домов терпимости в обязательном поряд ке должен был иметь при себе документ и тоже красного цвета (the red card) (214):

(214) Caught without her card – the famous red card delivered to prosti tutes by the Prefecture de Police – she had been sent to Saint-Lazare, the dreaded prison hospital for street women (La Mure. Moulin Rouge.

P.138).

В произведении В.Набокова «Камера Обскура» идет речь о том, что семейный мужчина в возрасте вдруг влюбляется в молоденькую разврат ную девчонку. Из-за чего вся его размеренная, привычная, комфортная жизнь абсолютно меняется, превращаясь в хаос – череду серьезных непри ятностей, унижений. Автор на протяжении всего произведения проводит линию порочности девушки, используя предложения, содержащие в ее описании предметы красного цвета (215, 216, 217, 218, 219):

(215) Через год она уже была чрезвычайно мила собой, носила ко роткое ярко-красное платьице и была без ума от кинематографа (Набоков. Камера Обскура. С.267);

(216) В назначенный день Левандовская накупила пирожных, нава рила много кофе, посоветовала одеть как раз то красное платьице …(Набоков. Камера Обскура. С.271);

(217) Магда, в коротком ярко-красном платьице, с открытыми рука вами, улыбаясь, взглянула в зеркало, потом повернулась на одной ноге, приглаживая затылок (Набоков. Камера Обскура. С.283);

(218) Зеркало отразило: бледного, серьезного господина, идущего рядом с девочкой в красном платье (Набоков. Камера Обскура.

С.283);

(219) «Вообще, нам придется еще о многом поговорить, я не наме рена выслушивать грубости от твоих идиотов родственников», – продолжала она, расхаживая по комнате в красном шелковом ха латике, дымя папиросой (Набоков. Камера Обскура. С.297).

Периферийный концептуальный признак «порок» отражается в име ни цвета красный не только в узком значении разврата, но и в более широ ком смысле. Так, попавший под пагубное влияние, Дориан из чистого ро мантичного юноши превращается в чудовище, скрывающееся под краси вой маской. Его грехи определяются посредством красного цвета (your sins be as scarlet). В данном примере используется имя цвета scarlet, что можно мотивировать тем фактом, что если имя цвета, входящее в лексико семантическую группу красного цвета, выражает определенный концепту альный признак, то доминанта рассматриваемой группы также может реа лизовать данный признак (220):

(220) Though your sins be as scarlet, yet I will make them as white as snow (Wilde. The Picture Of Dorian Gray. P.209).

В следующем примере (221):

(221) Собственно, это история о том, почему лилии стали красными.

…И на том месте, где она опустилась в темную воду, всплыла на поверхность темно-красная лилия (Мoртенсон. Красная лилия.

С.30) водяной использует любовь юной, чистой девушки в своих корыстных це лях. Сущность опороченной женщины напрямую соотносится с цветом красной лилии в противопоставлении с белой лилией – символом чистоты.

Итак, имя цвета красный передает периферийный концептуальный признак «порок», устанавливая «–» оценочный смысл во взаимодействии с областью «смерть».

Периферийный концептуальный признак «таинственность»

Люди устроены таким образом, что всегда стремятся к познанию не изведанного, особенно если это нечто не вписывается в рамки здравого смысла и не поддается логическим умозаключениям. Особенно привлека тельным выступает то, что, в силу своей неизведанности, представляется опасным, то есть несет угрозу для человека. Подобные вещи всегда поль зуются у человека успехом, который в силу своей неосведомленности ок ружает их ореолом таинственности. В разговоре на тему, например, при видений (222):

(222) “For all – you’ve been saying – it doesn’t seem to me – that any of you – have really seen – a ghost. Now I have! …He had a deep voice, somewhat hollow in tone. Upon the present occasion it seemed to me to possess almost a sepulchral quality. For a moment the hot coal lit up his face with peculiar red glow… (Conan Doyle. George Venn and the Ghost. Р. 56) даже простые естественные и привычные вещи наделяются особым таин ственным, угрожающим смыслом (peculiar red glow).

В случае (223):

(223) Wood said, laughing, that the red lamp had reconciled him to van dalism;

as that bloodshot darkness was as romantic as an alchemist’s cave (Chesterton. The Doom Of The Darnaways. P.90) попадая в загадочный, полуразрушенный замок, обитатели которого до сих пор живут старыми предрассудками, поверьями, наблюдатели, помимо своей воли, погружаются в эту атмосферу и становятся участниками таин ственной истории, а красная лампа (the red lamp) только обостряет на строение таинственности, описываемой посредством сравнения с пещерой алхимика, всегда характеризуемой таинственной странной пугающей ат мосферой.

Пример (224):

(224) Чья-то папироса долго пыхала таинственным красным огонь ком (Краснов. От двуглавого орла до красного знамени. Т.1.

С.512) обрисовывает определенный момент в военных действиях, где самый без обидная ситуация рисуется в напряженных тонах. В данном примере под тверждается факт наличия периферийного концептуального признака «та инственность» в имени цвета красный, подтверждаемый эпитетом «таин ственный» в сочетании с рассматриваемым именем цвета.

В определенных случаях концептуальный признак «таинственность»

проявляется не в совсем открытой форме. Так, в примере (225):

(225) Адъютант поднес командиру полка бумаги, запечатанные в красные конверты, на которых крупными буквами было написано:


«вскрыть по объявлении мобилизации» (Краснов. От двуглавого орла до красного знамени. Т.1. С.439) важные документы (красные конверты) должны оставаться под завесой тайны до определенного момента, что создает определенную напряжен ность неизвестности, чем это обернется. Мы видим, что помимо таинст венности в данном примере посредством имени цвета красный актуализи руется концептуальный признак «важность» и «власть».

Таким образом, имя цвета красный заключает в себе периферийный концептуальный признак «таинственность», устанавливая «–» оценочный смысл во взаимодействии с областью «смерть».

Периферийный концептуальный признак «нечистоплотность в делах»

Нечистоплотного в делах человека можно охарактеризовать как не честного, неразборчивого в средствах для достижения какой-либо цели.

Использование имени цвета красный в произведениях может быть направлено на то, чтобы подчеркнуть нечистоплотность человека в его должностных обязанностях. Так, пример (226):

(226) Час от часу нелегче, теперь мы занялись ботаникой, – засмея лась Барбру нервозно. – Белые и красные лилии и что там ещё (Мoртенсон. Красная лилия. С.31) содержит подтекст, который указывает на то, что у молодого целеустрем ленного политика не все чисто за душой. Разговор происходит с использо ванием образных выражений. Тем не менее, идея понятна людям, имею щим определенную дополнительную информацию и не только. Сравнива ются белые цветы – символ чистоты и красные, как символ нечистоплот ности в делах.

Следующий пример (227):

(227) – Можно было бы подумать, что такие роскошные цветы попа ли сюда с юга, а не из наших бедных краев, не правда ли, Габри ель? …В нашей северной стране слишком холодно для таких замечательных красных лилий, хотя надо признать – кроваво красный цвет бывал популярен и у нас (Мортенсон. Красная ли лия. С.31) также описывает ситуацию нечестного отношения к людям, связанную со стремлением достичь вершин карьеры. В высказывании, казалось бы, идет о красоте цветов, но из контекста становится понятен намек на то, что за Габриелем водились грешки, связанные с его официальной должностью на определенном этапе карьеры.

Итак, имя цвета красный передает периферийный концептуальный признак «нечистоплотность в делах», устанавливая «–» оценочный смысл во взаимодействии с областью «смерть».

Периферийный концептуальный признак «депрессия»

Депрессия проявляется в угнетенном, подавленном состоянии чело века, сопровождаемым физическим и духовным бессилием. Имя цвета красный используется в случаях описания депрессивного состояния или обстановки, навеивающей депрессивные эмоции.

В примере (228):

(228) … стены и своды были выкрашены темно-красною масля ною краскою …. Ванная комната в сумасшедшем доме произ водила удручающее впечатление. Среди прочих отталкивающих характеристик были красные стены (Гаршин. Красный цветок.

С.199) описывается депрессивное настроение, мы видим внутреннее убранство клиники для душевно больных, преобладающий цвет которой является красным.

Таким образом, имя цвета красный передает периферийный концеп туальный признак «депрессия», устанавливая «–» оценочный смысл во взаимодействии с областью «смерть Общая картина периферийных концептуальных признаков имени цвета красный может быть выражена через посредство схемы (рис. 7). В результате контаминации смыслооганизующих областей «жизнь земная» и «жизнь духовная», «жизнь земная» и «смерть» образуется в общей слож ности двадцать два концептуальных признака. В левой части расположены концептуальные признаки, отражающие центральные ценности жизни с положительным оценочным смыслом, а в правой – с отрицательным.

Рис. Таким образом, выявлено шестнадцать периферийных концептуаль ных признаков с положительным оценочным смыслом и шесть – с отрица тельным, что позволило сделать выводы о когнитивных основаниях вы членения его ядерных и периферийных концептуальных признаков. Имена цвета, являясь продуктом человеческого сознания, требуют соответствую щей методики анализа. Одной из наиболее плодотворных методик изуче ния имен цвета обладает антропоцентрический подход, обусловливающий их рассмотрение в непосредственной связи с человеком, сущность которо го раскрывается совокупностью физических, психических и социальных факторов, что способствует привлечению данных других наук.

Анализ имени цвета красный показывает, что в его семантике отра жены глубоко психологические характеристики, обусловленные характе ром объекта, основывающегося, в первую очередь, на зрительном воспри ятии. Употребление термина «объемлющего зрения» позволяет оправдать отражение в семантике имени цвета красный других видов восприятия, обеспечивающих единство человека и окружающей реальности, цвет в ко торой является постоянной характеристикой.

В основе концептуализации имени цвета красный лежит понятие мо дели мира, посредством которой происходит адаптация человека к окру жающей действительности. Модель мира выступает своеобразным универ сальным звеном в процессе получения и переработки информации, катего рии которого представляют собой так называемые отправные точки в фор мировании мировоззрения человека. На основе универсальных категорий модели мира человек формулирует свои собственные представления, опо средуемые в картине мира.

Обращение к мифопоэтической модели мира, обусловленной опре деленной двойственностью восприятия мира как единого целого и «мате риально» воплощенной в мифологии – наиболее древнем представлении человека о мире, в мифах, служащих в этом отношении, важной структу рой передачи знаний, позволяет принять миф о Мировом древе в качестве идеального объективного упорядочивания пространственных представле ний как некоего универсального звена, отражаемого в семантике имени цвета красный. Не универсальные черты имени цвета могут быть обуслов лены, в первую очередь, социальными и культурными рамками языка, раз вивающегося в определенных исторических и географических условиях, а также особенностями восприятия того или иного носителя языка.

Имя цвета красный концептуально на основе психофизического опы та человека помещается им в пространство собственного бытия, сущност ные характеристики которого позволяют объяснить неоднозначность име ни цвета красный в плане размещения его на оценочной шкале.

Посредством процедуры концептуального анализа, базирующегося именно на поиске смысла как когнитивно обусловленного, в семантике имени цвета красный были выявлены три обширные группы, составляю щие категорию ядерных концептуальных признаков, определяемые зонами приобретения конкретного опыта: «жизненно важные реалии», «человек», наиболее интересным в которой является эмоциональный аспект, объеди няющий все составляющие системы человека, и «артефакты».

Распределение ядерных концептуальных признаков в такой последо вательности не случайно. Оно мотивировано общим развитием мышления в человеческой эволюции. Отмечалось, что вначале человек не выделяет себя из мира природы, рассматривая себя и окружающую действитель ность в единстве;

затем человек дифференцирует собственное бытие, его границы и вычленяет продукты собственной деятельности, обусловленные самим его существованием.

Также вычленена категория периферийных признаков, концептуаль ным центром которой является смыслоорганизующая область «жизнь зем ная», контаминирующая с областями «жизнь духовная» и «смерть». На ос нове данной схемы выявлены двадцать два концептуальных признака, ше стнадцать из которых отражают центральные ценности жизни с положи тельным оценочным смыслом, а шесть – с отрицательным. Немногочис ленность концептуальных признаков с отрицательной оценкой объясняется выявлением концептуального признака «зло», обладающего обобщающим характером, способного вмещать многочисленные представления с отри цательной оценкой.

В целом следует сделать вывод о том, что можно говорить об имени цвета красный как о языковой универсалии в английском и русском язы ках, справедливо обусловленной как полным совпадением категории ядер ных концептуальных признаков, выделение которых предопределено кон кретным, психофизическим опытом носителей языка, так и практически полным совпадением области периферийных признаков.

В результате проведенного исследования выявлено, что концепту альные признаки имени цвета красный, определяющие центральные цен ности жизни с положительным оценочным смыслом, полностью совпадают в английском и русском языках. Расхождения же в его семантике наблю даются в области периферийных концептуальных признаков с отрицатель ной оценкой и выражены отсутствием примера реализации концептуально го признака «депрессия», а также концептуального признака «нечисто плотность в делах» в английском языке, что не умоляет универсальности данного имени цвета в рассматриваемых языках, поскольку компенсирует ся посредством реализации концепта «зло» в обоих языках, аккумулирую щего в себе представления обо всех отрицательных понятиях.

РАЗДЕЛ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФРЕЙМА «ЛЮБОВЬ»

ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ 6.1. Dыделение когнитивных компонентов фрейма «любовь»

Существование человека в реальном мире побуждает его к познанию окружающего мира и всего того, что его непосредственно окружает, в том числе и взаимоотношения с другими людьми. Процесс и результат этого познания отражается в сознании индивида и выражается посредством чувств и эмоций.

Как всякое сложное и многогранное явление, эмоции изучались в различных аспектах, с разных сторон раскрывались их структура, генезис, функции и т.д. Среди авторов, чьи работы послужили основой для терминологических определений эмоций и выявления различий между эмоциями и чувствами, необходимо назвать И.П. Павлова, А.Н. Леонтьева, П.К. Анохина, П.В. Симонова, С.Л. Рубинштейна, К.К. Платонова, Б.

Спинозу, Э. Клапереда, Ж.П. Сартра, У. Джемса.

По классификации американского психолога К. Изарда, выделяется десять основных эмоций: интерес, радость, удивление, горе, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина. Все остальные эмоции, в том числе любовь, по мнению автора, являются производными от основных, их вариантами или комплексами (Изард 1980: 84-88;


Изард 2000).

Некоторые психологи понимают любовь как потребность и что потребности порождают эмоции, характер же этих эмоций зависит не только от того, какова потребность, но и от того, насколько реальной представляется возможность ее удовлетворения. Так, например, такая потребность, как любовь, являющаяся именно потребностью, хотя и очень сложной, сформированной влияниями социальной среды, этикой и мировоззрением данного общества, порождает эмоции радости, восторга, благодарности, печали, негодования и т.д.

6.1.1. Эмоции как фреймовые структуры Многие современные философы и психологи связывают эмоции с идеями когнитивизма. Например, Р.С. Соломон и Ч. Кэлхаун считают, что между эмоциями и оценочными мнениями существует логическая связь.

Мнение об оценке входит в логику описания эмоционального состояния, оценка входит в логику эмоции (эмоционального состояния), т.е. эмоции логически зависят от своего внешнего проявления (голоса, выражения глаз и т.п.). Эти свойства описания любви отражаются в способах их описания в языке. Р.С. Соломон и Ч. Кэлхаун высказывают предположение о том, что значение эмоций (т.е. их концептуальное понятие) является одинаковым для всех представителей данной культуры, хотя и может различаться в разных культурах (Solomon 1984). Следовательно, и физиологические проявления и выражения эмоций также являются одинаковыми в рамках данной культуры.

Обладая общими знаниями о физиологических признаках эмоций и способах их выражения, типичных для данной культуры, можно представить их в виде терминалов некой структуры, или фрейма, хранящих информацию об определённой эмоциональной реакции, а значит и об эмоциональном состоянии индивида. Когда эта информация активизируется в сознании индивида, то активизируется и весь фрейм, содержащий информацию об определённом эмоциональном состоянии и о ситуации, которые либо были испытаны самим индивидом, либо являются аналогами этих состояний. Поэтому по физиологическим признакам эмоции можно восстановить весь фрейм или сценарий эмоционального состояния индивида. Создание прототипических сценариев протекания тех или иных эмоций производилось на материале различных языков. Ю.Д.

Апресян, пытаясь реконструировать наивную картину мира эмоций, как она отражается в русском языке, предложил следующий сценарий развития эмоций.

1) Первопричина эмоции;

2) непосредственная причина эмоции;

3) собственно эмоция;

4) обусловленное той или иной интеллектуальной оценкой или собственно эмоцией желание продлить или пресечь существование причины, которая вызывает эмоцию;

5) внешнее проявление эмоции.

В качестве обобщающего примера Ю.Д. Апресян рассматривает эмоцию страха. Страх – это неприятное чувство, подобное ощущению, какое бывает при холоде;

он возникает, когда человек (или другое живое существо) воспринимает объект, который он оценивает или ощущает как опасный для себя и в контакт с которым он не хотел бы входить. В состоянии страха человек бледнеет, у него учащается сердцебиение, прерывается голос и возникает желание сжаться, спрятаться, убежать от опасности (Апресян 1995: 368-370).

Создание подобного рода сценариев прототипических ситуаций возникновения и развития эмоций при раскрытии концептуального содержания эмоциональных наименований особо значимо, поскольку эмоции недоступны прямому наблюдению. В этом отношении они подобны другим внутренним состояниям, например, ментальным. Однако ментальные состояния достаточно легко вербализуются самим субъектом, в отличие от эмоций, которые очень непросто перевести в слова.

Опираясь на исследования эмоций учеными в области психологии и когнитивной лингвистики, мы считаем правомерным представление концептуального содержания эмоции любовь в виде фрейма. При этом под фреймом понимается как ситуация переживания субъектом и/или объектом эмоционального состояния любви, так и вся информация, связанная с этим состоянием. В нашей работе проводится сопоставительный семантический анализ представления любви в научном (словарные дефиниции) и обыденном (лексика литературных источников) сознаниях.

В семантическом составе лексических единиц, передающих понятие любви в естественном языке, выделяются три уровня признаков. Прежде всего, это дефиниционные семы, совокупность которых совпадает с дефиниционной частью полного (но не избыточного) определения и позволяет выделить предмет из класса ему подобных. Признаки избыточные, с информацией, превышающей достаточный минимум сведений для такого выделения, являются энциклопедическими.

Промежуточные семантические признаки, представляющие собой интерпретацию дефиниционных признаков, называются импликативными.

Для построения семантической модели интерперсональной любви (обобщенного прототипа), базирующейся на анализе представлений о ней в научном типе сознания, нами были использованы энциклопедические, лингвистические, специальные словари, философские, этические, психологические исследования. Она выглядит следующим образом.

Любовь – это интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность (объект), которая занимает центральное место в системе личностных ценностей субъекта при немотивированности выбора объекта, его идеализации и желания ему блага.

Любовь – чувство спонтанное, «любовные» желания блага неутолимы. Любящий испытывает желание получить объект любви в свою собственность, желает ему добра и процветания, готов идти ради него на жертвы, заботится о нём, берёт на себя ответственность за его благополучие. Он находит в любви смысл своего существования и высший моральный закон.

Любовь – чувство зарождающееся, развивающееся и умирающее, способность любить у человека зависит от природного и возрастного ресурса. Влюбленность сопровождается изменением взгляда на мир и на любимого, а также депрессивно-эйфорическими проявлениями.

Любовь полна противоречий: она амбивалентна – включает в себя момент ненависти к объекту любви, вместе с наслаждением приносит и страдание, она – результат свободного выбора объекта и крайней от него зависимости. Любовь – высшее наслаждение, ее суть заключается в гармонии, взаимодополнении.

6.1.2. Выделение облигаторных и необлигаторных компонентов фрейма «любовь»

Принцип центра и периферии 1 является важным для дальнейшего исследования при выделении облигаторных компонентов фрейма «любовь». Фрейм мыслится как иерархически организованная структура, в которой при неизменности общего содержательного наполнения некоторые аспекты могут выдвигаться на первый план, а другие уходить на уровень фона или вообще на время как бы «исчезать» из поля зрения.

В соответствии с принятой точкой зрения об иерархически организованной структуре фрейма, мы выделяем облигаторные и необлигаторные компоненты фрейма «любовь».

Под облигаторными компонентами мы понимаем основные компоненты, которые присутствуют в ситуации переживания субъектом эмоционального состояния любви. Необлигаторные компоненты включают те элементы, которые могут проявляться факультативно.

В основе каждой из выделенных единиц фрейма лежит своя денотативная ситуация, выступающая в качестве варианта общей стереотипной ситуации переживания чувства любви. Последняя является своеобразным инвариантом и может включать наряду с облигаторными компонентами, присущим всем типам ситуации любви, и факультативные компоненты, варьирующиеся от одной ситуации к другой. Например: (2) «Deux anneaux briss au creux de ma paume. Je les fais rouler, les rchauffe, ils me blessent si je serre la main sur eux. Deux anneaux d’or jamais quitts.

Rompu le lien qui fit de ta vie ce qu’elle fut. Passion. Attache. Soumission.

Alliance. Le meilleur, le pire et le reste » (Chaix 1976: 128). Данный пример показывает, что сломанные обручальные кольца вызывают у персонажа воспоминания о счастливой любви, он как бы заново переживает целую гамму чувств и состояний: любовную страсть, душевную привязанность, покорность, супружество. Причём, полисемия слова alliance, которое означает не только брак, союз, супружество, но и обручальное кольцо, которое символизирует супружеский союз, брак, как правило, по любви, возвращает нас (читателя) к началу фразы, к денотату, т. е. как бы замыкает образный строй факультативного компонента фрейма «любовь»

– «обручальное кольцо».

Итак, мы видим, что предмет, фигурирующий в ситуации переживания чувства любви, может вызвать воспоминания о ней, следовательно, единица фрейма, репрезентирующая свою (инвариантную) денотативную ситуацию, выступает в качестве варианта общей стереотипной ситуации переживания чувства любви и представляет собой О выделении у фрейма центра и периферии см.: (Беляевская 1992: 41) репрезентацию факультативного (не облигаторного) компонента фрейма «любовь».

6.1.3. Облигаторные и необлигаторные компоненты фрейма «любовь»

Облигаторные компоненты фрейма «любовь»

Облигаторные компоненты фрейма «любовь» выделялись нами на основе рассмотрения денотативных ситуаций глаголов ближней и дальней периферии фрейма. При этом мы исходим из того, что понятию облигаторного компонента соответствует понятие семантического актанта.

Мы согласны с Е.М. Вольф, которая полагает, что высказывания, описывающие эмоциональные состояния человека, можно представить в виде системы фреймов. При этом фрейм определённого эмоционального состояния включает в себя основные элементы ситуации переживания субъектом данного эмоционального состояния, к которым, по её мнению, относятся следующие три элемента – субъект эмоции, само эмоциональное состояние и его причина (Вольф 1989: 55).

По нашему мнению, фрейм эмоционального состояния (интерперсональной) любви включает ещё один обязательный компонент – объект эмоции (чувства). Так, ситуация, описываемая глаголом идентификатором фрейма aimer, включает следующих участников или семантических актантов: Х испытывает чувство любви к Y, это значит, что лицо Х испытывает чувство любви к лицу Y в результате положительного восприятия субъекта Y.

Для ситуации переживания чувства любви облигаторными являются следующие семантические актанты (или «участники» ситуации любви):

субъект чувства (тот, кто испытывает чувство любви), само эмоциональное состояние (чувство любви), причина эмоционального состояния (симпатия, влечение, внезапно вспыхнувшая страсть, половое созревание и т.д.) и объект чувства (тот, к кому испытывают чувство любви). Эти компоненты достаточны и необходимы для адекватного понимания ситуации переживания состояния интерперсональной любви. Устранение любого из них может привести к неадекватной интерпретации данной ситуации.

Устранение «субъекта ситуации» недопустимо из-за того, что чувство должно испытываться одушевлённым субъектом;

устранение «причины чувства» повлечёт за собой непонимание того, почему субъект находится в данном эмоциональном состоянии. И, наконец, отсутствие «объекта любви» сводит на нет саму ситуацию интерперсональной любви. Таким образом, к облигаторным компонентам эмоционального состояния любви относятся: субъект ситуации любви, причина эмоционального состояния любви, само эмоциональное состояние любви и объект ситуации любви.

Субъект и объект эмоционального состояния любви Чувство любви – сложное психо-эмоциональное состояние, инстинкт продолжения рода, половое влечение и система, объединяющая различные компоненты, форма социального общения мужчины и женщины, целостное биологическое, психическое, эстетическое и моральное переживание. Чувство любви во всей сложности и полноте свойственно лишь человеку.

В «наивной картине мира» физический субъект – носитель чувства или эмоции представлен как некая целостность. И чувство любви охватывает субъекта полностью: (3) «Une grande tendresse l’envahit dont il ne savait si c’tait reconnaissance de retrouver chez quelqu’un ce reflet gai, oubli, de lui-mme ou simplement piti anticipe au cas o il ne reviendrait pas » (Sagan 1990: 587).

В основе любви всегда лежит взаимная симпатия, взаимное предпочтение. Это относится к любому человеку в его телесной, психической, наследственной и культурной целостности. Любовь соединяет двух индивидов – мужчину и женщину. Один для другого, оба одновременно, они являются субъектом и объектом любви, даже если любовь безответна, роли участников ситуации любви распределяются именно так: субъект – объект. Восприятие объекта чувства любви субъектом всегда субъективно и избирательно. Это обусловлено не только необходимо возникающими любовными эмоциями, индивидуальными особенностями субъекта, но и различными внешними и социальными факторами. Любят по различию, по контрасту, по антагонизму склонностей, когда качества одного восполняются, нейтрализуются или исправляются качествами другого. Любят по подобию, по тождеству характеров, интересов. В этом антиномия, указывающая на внутреннее противоречие чувства любви, на его сложность и многогранность.

Формирование любви начинается после получения конкретной информации о человеке. Это взаимное «узнавание» происходит на уровне органов чувств, но с участием разума. Чувственные данные постоянно анализируются и обобщаются. Психика всегда функционирует целостно.

Субъект и объект сопоставляют образ данного лица противоположного пола с теми мыслями, представлениями, ценностными ориентациями, взглядами, которые уже существуют в сознании. Восприятия органов чувств подвергаются логической обработке. Это процесс их осмысления, их оценка с точки зрения критериев разума. Объект, в большей или меньшей степени, отдаёт себе отчёт в том, насколько внешний облик и качества субъекта эмоционального состояния любви отвечают его представлениям, его идеалу. Отсюда возникают ситуации, когда человек не может найти в жизни придуманный им идеал любимой (любимого) или когда объект любви, интуитивно чувствуя, что субъект ищет в нём те или иные идеальные (придуманные) черты, притворяется, что он ими наделён и старается предстать перед ним в лучшем свете. Например: (4) « C’est Tine qui se trompait. Il a aim une fille que j’ai invente force, force de vouloir lui plaire » (Duras 1996: 216). Персонаж отрывка Тиен, обнаружив, что его возлюбленная на самом деле не обладает теми чертами характера, которые он ей приписал и за которые он её полюбил, был обескуражен, разочарован и в конце концов – потерял чувство любви к героине.

Воспринятая и переработанная информация об объекте любви получает эмоциональную окраску. Если объект созерцания отвечает влечению и душевной настроенности субъекта, неизбежно возникают определённые чувства. На первом этапе это может быть лёгкое влечение, удовольствие от общения, симпатия. Они придают особенную эмоциональную атмосферу переживаниям и могут быть объединены понятием «нравиться». Например: (5) « Que je ne lui dplaisais pas et que mme je lui plaisais jusqu’ lui donner quelquefois envie de m’aimer » (Duras 1996: 216). Данный пример иллюстрирует ситуацию, когда девушка нравится персонажу, причём до такой степени, что вызывает желание физической близости (в данном контексте предикат aimer означает эротическую любовь – в нашей терминологии – микрофрейм 4). Но традиционно, на первом этапе узнавания, образ, который начинает завоёвывать симпатии, становится предметным содержанием психического наслаждения. Чувства субъективируют познавательные моменты отношения к объекту любви.

Любовь всегда имеет определённое познавательное содержание. Это даёт нам право говорить о её специфической гносеологической основе.

Первый обязательный духовный контакт любви состоит во взаимном восприятии участников ситуации любви, взаимном созерцании индивидуальных качеств. Без предметного содержания в человеческой психике никогда бы не могли существовать эмоции, чувства, мечты, надежды, красота, моральные ценности.

Реакция субъекта (положительная или отрицательная) по отношению к объекту восприятия всегда предполагает определённое познавательное содержание. Рассматривая этот вопрос, Гегель отмечает, что для того, чтобы возникло данное чувство как переживание, следует найти в сознании человека определённое «содержание, проистекающее из созерцания или представления» (Гегель 1956: 285). Радость, удовольствие, надежда имеют гносеологическую предпосылку, которая объективно возникает в процессе восприятия действительности.

Участники ситуации любви всегда воспринимают друг друга идеализировано, духовно приукрашено. Эстетизация – это отрицание стандартизации. Понимание индивидуальности образа ведёт к осознанию его исключительности и незаменимости как объекта любви. Субъект эстетически обогащает объект чувств, приукрашивая то внешность объекта своих чувств, то его духовные качества. Любовь настолько сильное чувство, что оно способно приукрасить (эстетизировать) не только образ любимого, но и всё вокруг – окружающих людей, обстановку, природу и т.д. Эстетизация требует определённых качеств объекта любви, которые в условиях эмоционального общения питают фантазию. Именно в этой связи очень важна взаимная ответственность субъекта и объекта любовных отношений за их прочность.

Причина эмоционального состояния любви Знание явлений – это, прежде всего, знание их возникновения и развития. В этом смысле знание возникновения чувства любви неразрывно связано с причиной. Вследствие этого, описание семантики исследуемых лексических единиц требует обращения к понятиям каузации и причины.

Причина, по Дж. Ст. Миллю, может быть определена следующим образом: все события могут быть разделены на классы таким образом, что за каждым событием некоторого класса А следует событие некоторого класса В, который может отличаться или может не отличаться от А. Если даны два таких события, то событие класса А называется причиной, а событие класса В называется действием (Цит. по Рассел 2001: 484).

Аналогично рассуждает А. Ивин, рассматривая причинную связь, называя первое событие (явление) причиной, второе – действием или следствием. Он приводит следующие свойства причинной связи: 1) причина всегда предшествует во времени следствию;

2) причинная связь необходима: всякий раз, когда есть причина, неизбежно наступает и следствие. Необходимость, присущая причинной связи, является физической необходимостью, присущей законом природы и называется также онтологической, или каузальной необходимостью. Физическая необходимость, как принято считать, слабее логической необходимости, присущей законам логики. Этот постулат может в некоторых случаях объяснить причину ослабленного чувства любви или его быстротечность при наличии, казалось бы, объективной причины;

3) причина не только предшествует следствию и всегда сопровождается им, она порождает и обусловливает следствие. Понятие «порождения» не является ясным и носит во многом антропоморфный характер и служит, например, для того, чтобы отличить причину от повода и причинную связь от постоянного следования явлений друг за другом (смена времён суток и т.д.);

4) для причинной связи характерно, что с изменением интенсивности или силы действия причины соответствующим образом меняется и интенсивность следствия;

5) причинность всеобща: нет и не может быть беспричинных явлений;

всё в мире возникает только в результате действия определённых причин. Это – так называемый закон, или принцип причинности, требующий естественного объяснения явлений природы и общества и исключающий их объяснение с помощью каких-то сверхъестественных сил (Ивин 1998: 285-286).

В нашем исследовании значение источника – предметное или пропозитивное учитывается при разграничении значений исследуемой лексики.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.