авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ИРКУТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Г.М. Костюшкина, Л.Г.Озонова, А.А.Попова, М.А.Федотова, ...»

-- [ Страница 15 ] --

Первая точка зрения (Kamp, Rohrer 1993) рассматривает временные формы, участвующие в организации темпорального порядка. Схематично Понятие «точки отсчета» (point of reference) введено Х. Рейхенбахом для соотношения перфектных и неперфектных форм в английском языке (Reichenbach 1947: 287 298). Понятие точки отсчета и связанные с ним термины «момент наблюдения», «видовой ориентир» неоднократно использовались при описании семантики видо-временных форм как в русском, так и в других языках (Гловинская 1982;

2001;

Козинцева 1991;

Comrie 1985;

Delport 1995).

время продвигается с passe simple и не продвигается с imparfait. Однако в нашем исследовании будет оспорен вопрос о том, что imparfait не продвигает дискурсное время. Любое время – внутренне динамичное явление (концепция Г. Гийома (Guillaume 1984) и Л. Госслена (Gosselin 1996). Анализ фактического материала показывает, что в сложноподчиненном предложении с придаточным времени довольно часто употребляется нарративный имперфект. Исследователи определяют темпоральные отношения на основе автономного или неавтономного характера временных форм для уточнения их собственной временной референции. В русском языке глагольный вид является основным средством выражения соотношения динамичности и статичности, играющего важную роль в структуре временного порядка.

Второе предположение (Dowty 1986) касается природы аспектуального класса предикатов. Время продвигается с предельными процессами (accomplissement et achvement) и не продвигается с процессами, выражающими состояния и непредельные действия (tats et activits) (цит. по: Reboul, Moеschler 1998: 115).

Анализ темпоральности дискурса должен определить, согласно А.

Ребуль и Ж. Мошлер, темпоральные отношения между высказываниями.

Определение этих отношений осуществляется с помощью прагматического анализа, характеризующегося тем, что комбинирует лингвистическую и нелингвистическую информацию. Функции трех типов информации (контекстуальные гипотезы, концептуальное содержание и процедурное содержание) предопределяют результат интерпретации высказываний.

Что касается средств выражения временного порядка, то на вершине иерархии находится последовательность глагольных форм в нарративном тексте – форм прошедшего времени (а также форм настоящего времени в функции настоящего исторического).

С глагольным центром поля временного порядка активно взаимодействуют обстоятельства, обозначающие определенные моменты и интервалы, выделенные на временной оси (через два дня, два часа спустя и т.п.), а также союзы, участвующие в выражении временного порядка (Бондарко 2002: 527). Тем самым, особого внимания заслуживает анализ значений видо-временных маркеров в сложноподчиненном предложении с придаточным времени, прямо участвующих в выражении данной категории. Ниже мы перейдем к описанию видо-временных маркеров, поскольку рассмотрение сразу целой группы языковых средств позволяет обнаружить новое в их значении, выявить особенности их речевой реализации и яснее представить их семантическую нагрузку в выражении темпорального порядка в частности, и темпоральной организации в целом. В рассматриваемых ниже видо временных маркерах, при функционировании в нарративе, обнаруживаются различные сдвиги в их значениях.

Видо-временные формы прошедшего времени Наиболее широкий спектр видо-временных значений представлен в художественном дискурсе. Здесь нет никаких ограничений, что связано с многообразными коммуникативными установками. Особенность функционирования видо-временных маркеров состоит в том, что они обладают богатой полисемией. Неявность многих смысловых компонентов, входящих в состав значений, их разветленная квазисинонимия и полисемия позволяет обнаружить новое в их значении.

Полифункциональность глагольных форм отражает широкую асимметрию формы и содержания в системе французского глагола.

Для традиционного нарратива базовое время – прошедшее нарративное. Таким образом, мы рассмотрим только временные формы прошедшего, такие как pass simple, imparfait, plus-que-parfait, pass antrieur, акцентируя внимание на первых двух, так как они характеризуются наибольшей степенью распространенности в нарративе.

Согласно традиционной концепции, время воспринимается как кадр (статически), в котором говорящий может перемещать или не перемещать момент референции (рейхенбаховская модель временных отношений). Эта точка зрения предполагает, что в повествовании динамика передается обычно аористными формами, обозначающими смену действий и их результатов в хронологической последовательности. Имперфектные формы функционируют, когда внимание привлекается не к движению и смене прошедших действий, а к воспроизведению самих этих действий в их течении. Таким образом, pass simple рассматривается как динамическое, так как предполагает продвижение момента референции, что влечет за собой следование процессов. Напротив, imparfait воспринимается как статичное, поскольку требует «задержания» момента референции, приводящего к одновременности процесса.

Приведем примеры со сложноподчиненными предложениями с придаточным времени, в которых употребляются в главном и придаточном предложении pass simple (простое прошедшее):

13) Elles se refugirent, quand la pluie redoubla, dans une entre du cinma (Simon,48);

14) A l’intrieur, elle retint un cri quand le boy alluma la lampe (Topin, 78).

Инструкции к pass simple (PS) могут быть следующими: PS – прошедшее время, так как интервал референции (I, II) предшествует интервалу высказывания;

представляет процесс в аористе, то есть интервал референции (I, II) совпадает с интервалом процесса (В1, В2).

В данных примерах временная форма pass simple глаголов предикатов se refugirent, redoubla (пример 13) и retint, alluma (пример 14) производит типичный эффект значения;

pass simple предполагает в видовом отношении аористивный взгляд на действие, автономность, точечность и инхоативность действий;

располагаясь в хронологической последовательности, действия создают темпоральную динамику секвенции дискурса. Рass simple, форма литературы и письменного стиля, представляет действие как целостное и глобальное, обладающее началом и концом, то есть заключенное в определенные временные рамки. Именно это значение позволило некоторым грамматистам указывать на перфективность действия в претерите (Olsson 1971;

Zdenka 1978;

Vetters 1993).

В случаях, когда реализуется основное значение imparfait, данная временная форма выражает прошедшее действие в его совершении, выражает аспектуальное значение имперфективности, то есть интервал процесса (В1, В2), «покрывает» или включает интервал референции.

В сложноподчиненном предложении с придаточным времени имперфект может употребляться как в главной, так и в придаточной частях:

15) Tandis que David jouait au serf volant, en cet instant prcis, Cavaignac montait la tribune (Piat, 58);

16) Elina s’affairait devant la crmaillre, tandis que Fantille et Angeline pluchaient des pommes de terre (Signol 1, 68).

Представляется, что временная форма imparfait глаголов-предикатов jouait, montait (пример 15) и s’affairait, pluchaient (пример 16) выражает свое основное значение. Типичный смысловой эффект имперфекта состоит в том, что в текущем процессе не уточняется его начальная и конечная границы. В приведенных примерах действия придаточной части находятся в отношениях одновременности с действиями главной части.

Очень часто, по мнению М. Пере, имперфект противопоставляется простому прошедшему своим дуративным (секущим и нелимитативным) аспектом (Perret 1994: 94). Отсюда возможны два подхода к определению системного значения imparfait: выражение действия в совершении, в процессности и выражение действия привычного и повторяющегося (Пицкова 1982;

Dauzat 1947;

Sensine 1958;

Chevalier 1964;

Imbs 1968).

В сложноподчиненном предложении с придаточным времени часто встречается такая комбинация видо-временных форм, как придаточное предложение в imparfait, главное – в pass simple, или наоборот – главное в imparfait, придаточное предложение – в pass simple:

17) l’apritif, pendant que ces dames allaient se laver les mains, Edouard dit Fausto (Antonio, 165);

18) Au moment o il franchissait la porte, un archer l’arrta (Piat, 53).

Многие лингвисты связывают эти отношения с передним и фоновым планом высказывания, где предложение в pass simple представляет наиболее значимое действие в тематической прогрессии, а предложение с imparfait создает фон, на котором разворачивается главное событие. Так, например, наиболее выделенным и информационно значимым признается действие главного предложения Edouard dit Fausto (пример 17), un archer l’arrta (пример 18), а действие придаточного предложения выступает в качестве фона.

В работах французских лингвистов не раз обсуждалась проблема семантического различия между pass simple и imparfait:

немеронимическое / меронимическое (non-mronimique / mronimique) – А.-М. Бертоно, Ж. Клейбер (Berthonneau, Kleiber 1993);

передний / фоновый план – Ж.-П. Декле (Dscls 1995);

глобальное видение / частичное видение (vue globale / vue partielle) – Л. Госслен (Gosselin 1996).

Данное различие также определяется с помощью понятия «фаза процесса», где imparfait акцентирует внимание на срединной фазе процесса и, по мнению Р. Рьежель, представляет секущий вид (aspect scant):

В данной схеме imparfait представляет первую половину процесса как реальное до точки Т, а вторую половину процесса как нереализованное, виртуальное. Так, например, в сложноподчиненном предложении с придаточным времени «Il mangeait un sandwich, lorsque, soudain il sentit qu’un de ses molaires s’tait cass», imparfait в главном предложении выражает незаконченность действия (содержит виртуальную часть) (цит. по: Vet 1999: 113).

Как объясняет Ко Вет, встречаются высказывания с imparfait, в которых невозможно выявить эту виртуальную часть. Например:

19) Quand Joseph essayait de le dissuader, il rpondait (Piat, 255);

20) Quand la voiture tournait le coin de la rue, je croyais ma mre perdue jamais (Anissimov, 64).

В данных предложениях предикаты в imparfait приобретают точечное значение, значение завершенности действия, иначе его называют нарративным (imparfait narratif) или прерывистым имперфектом (imparfait de rupture). Если обратиться к пропозициональной форме высказывания, то можно заметить, что в пропозиции представлены аспектуальные классы предельного действия essayer, rpondre (пример 19), tourner (пример 20).

Значение данных аспектуальных классов предполагает недлительность протекания события. Исследователи, занимающиеся вопросами способов действия и взаимоотношением глагольных форм с видо-временными наречиями, свидетельствуют о том, что как imparfait, так и pass simple могут обозначать действия законченные, завершенные, достигающие своей цели. Это имеет место с глаголами терминативными по своей природе или становящимися таковыми благодаря контексту. Французский имперфект используется во вторичной функции транспозиции (Гак 1981). Такое употребление является одним из элементов асимметрии системы прошедших времен французского глагола. Точно также обстоит с употреблением формы pass simple, приобретающей в контексте значение длительности действия. Приведем примеры:

21) Il s’abma longtemps dans son affliction (Vautrin, 227);

22) Pendant un long moment, elle sembla prive de mouvement et de chaleur (Vautrin, 37);

23) Durant ces jours o nous fmes seuls, je l’emmenai un corrida (Sollers, 48).

В представленных выше высказываниях глаголы-предикаты sembla (пример 22) и fmes (пример 23) имеют аспектуальный класс непредельного действия на пропозициональном уровне. Несмотря на их оформление в точечную временную форму, действия представляются длительными, поскольку в семантике глаголов-предикатов заложена идея временной протяженности. В примере (21) эффект длительности создается в результате использования дополнительного временного наречия longtemps со значением длительности.

Таким образом, не всегда можно сказать, что текстовое время останавливается с imparfait, а с pass simple – продвигается. Важную роль играет семантическая информация, представленная на пропозициональном уровне, а также контекстуальное окружение.

Cуществует мнение, что высказывание, которое продвигает время, фиксирует автономным образом временную референцию (Saussure 1996:

220).

В развитии времени повествования в рейхенбаховской модели момент референции перемещается на оси времени по мере того, как продвигается рассказ. Л. Госслен считает, что существуют случаи, когда субъект (позиция, занимаемая повествователем или читателем) перемещает свой «взгляд», то есть поле наблюдения.

Ко Вет рассматривает характеристику временных форм, предложенную Г. Рейхенбахом, по мнению которого форма прогрессива в английском языке и имперфекта во французском языке выражает то, что процесс занимает определенный отрезок времени (статическое значение), а форма простого прошедшего (pass simple) обозначает точечный процесс.

Как показывает в своей работе Ко Вет, в контексте эти видо-временные формы получают различные семантические реализации.

Что касается plus-que-parfait (предпрошедшего), Л. Госслен дает следующую инструкцию для этой временной формы:

participe pass (причастие прошедшего времени) выражает относительное темпоральное значение предшествования, где интервал референции (I, II) совпадает с интервалом процесса (В1, В2), представляя аористивное видение;

вспомогательный глагол в imparfait выражает темпоральное значение прошедшего, где интервал процесса (В1, В2) включает интервал референции (I, II), представляя имперфективное видение.

Предпрошедшее время в своем функционировании схоже с временной формой pass compos (сложного прошедшего), в отличие от нее, эта форма связана с другим интервалом процесса, реализуя два типичных аспектуальных значения – значение аористивности действия и имперфективности действия. Plus-que-parfait с аспектуальной характеристикой имперфективности имеет эффект значения, аналогичный imparfait, так называемого прерывистого имперфекта, поддерживающего отношение одновременности с другими процессами в контексте.

Например:

24) Dеpuis qu’elle vivait chez les sorfaty, elle avait appris cacher son dsarroi (Moiti, 53).

25) Cependant Mom’zelle Grand-Doit avait bien cru aperevoir la btaille par un jour o elle cueillait de l’herbe (Vautrin, 192).

В примере (24) временная форма plus-que-parfait глагола-предиката avait appris реализует дискурсивное значение, свойственное имперфекту:

действие воспринимается как одновременное, а не предшествующее действию vivait главного предложения. Здесь мы сталкиваемся с контекстуально-обоснованным пониманием ситуации как процессуально длительной. В высказывании (пример 25) действие, выраженное avait bien cru, понимается также как протяженное: значение временной формы imparfait глагола-предиката cueillait и семантика наречия сependant создают контекстуальное условие для актуализации данного значения.

Plus-que-parfait с аспектуальным значением аориста функционирует как pass simple, на передний план выступает значение причастия прошедшего времени, тем самым представляет процесс как точечный и инхоативный, поддерживающий отношение следования с другими процессами. Например:

26) Quand elle avait bifurqu, il s’tait arret pour prendre cong (Perrein, 188).

В данном примере (26) представлены действия avait bifurqu и s’tait arret, которые следуют друг за другом, временная форма plus-que-parfait реализует свое основное значение. Употребление временной формы с таким значением позволяет продвигать дискурсное время.

Отличие pass anterieur от pass compos и plus-que-parfait состоит в том, что вспомогательный глагол, спрягаемый в pass simple, выражает видовое значение аориста, а, следовательно, инхоативное и точечное значение. Согласно Л. Госслену, pass anterieur, в отличие от pass simple, акцентирует внимание на конечной фазе процесса, как показывают примеры:

27) а) Ds qu’il mangea, il se sentit mieux;

b) Ds qu’il eut mang, il se sentit mieux.

С точки зрения темпоральной динамики, кажется противоречивым представлять конечную границу как имеющую большую значимость («выделенность» 2 ) по отношению к их начальной границе. Процесс в pass simple репрезентирует «выделенность» начальной границы, как в примере (27а). Так, в высказывании (пример 27b) действие eut mang в pass antrieur полностью завершилось до наступления действия se sentit главного предложения.

Специфика pass antrieur объясняется в значительной степени аспектуальными оттенками, присущими этой форме. Рass antrieur постоянно выражает полную исчерпанность действия, и это ограничивает его текстообразующие возможности. Сочетание значений plus-que-parfait и pass antrieur по линиям категорий времени (прошедшее, прерванное с настоящим) и временной отнесенности (перфектность) обусловливает более широкое применение plus-que-parfait по сравнению с pass antrieur в повествовании. Однако, во временных придаточных после таких союзных выражений, как ds que, sitt, aprs que употребляется довольно часто pass antrieur для выражения предшествования.

Что касается формы настоящего времени, следует признать, что его характерной особенностью является многообразие смещенных употреблений. Транспозиция настоящего в план прошедшего формирует значение prsent historique. Стилистически-функциональное употребление настоящего исторического хорошо известно – нарративные жанры (историческое и художественное повествование). Значение настоящего времени отчасти сохраняется в том, что говорящий представляет Выделенность (профилирование) в точном значении этого слова имеет у Лангакера несколько иное, более узкое содержание (Лангакер 1992) (см. также Талми 1999). Мы употребляем это понятие более широко, как своеобразную перспективу, позволяющую в описываемом явлении видеть главные (профилированные) и второстепенные (принадлежащие фону) элементы.

прошедшее действие как бы разворачивающееся у него на глазах непосредственно в момент речи. Например:

28) Mais les soldats tirent sur la petite fille aussitt qu’ils la voient (Poulin, 226);

29) Ds qu’il en voit un, il le chasse courre et la bte affole ne lui chappe (Perrein, 31).

В представленных выше высказываниях действия (пример 28) tirent, voient и voit, chasse (пример 29) в контексте получают интерпретацию произошедших событий. Временная форма prsent реализует дискурсивное значение нарративного настоящего.

Как известно, нарратив, или повестование, прежде всего, характеризуется темпоральным развитием. Вопрос, к которому обращается семантика дискурса, затрагивает проблему продвижения времени в повествовании. Как показывают примеры, не всегда формы с видовым значением имперфекта выражают фоновую информацию и останавливают развитие нарративного времени. Временные маркеры могут иметь схожие смысловые эффекты и представляться в некоторых контекстах как квазисинонимы.

Темпоральные и аспектуальные наречия Наречия и временные выражения, входящие в непредикативную группу, репрезентируют различные темпоральные отношения к моменту речи с точки зрения говорящего.

В аспектуально-темпоральной области выделяют обстоятельства времени, конструирующие обстоятельственный интервал (Сt1, Сt2) на временной оси, и наречия вида, которые модифицируют отношения между построенными интервалами, в частности, интервала референции и интервала процесса.

Среди темпоральных обстоятельств выделяются:

a) обстоятельства длительности, определяющие размер обстоятельственного интервала без его локализации;

b) обстоятельства локализации, располагающие обстоятельственный интервал более или менее точным образом по отношению к 1) календарю (абсолютная локализация);

2) интервалу процесса (дейктическая локализация);

3) другому процессу (относительная локализация).

Последний тип локализации является характерным для обстоятельственных придаточных (Gosselin 1996: 234).

Темпоральные адвербиальные выражения (непредикативные) могут распределяться на следующие классы: собственно временные наречия, наречия частотности и на наречия, которые указывают на очередность (premirement), завершенность действия и некоторые другие признаки (Vet 1980).

В лингвистической литературе высказывается мнение, что наречия и адвербиальные словосочетания, так или иначе, связаны с выражением квантификации: всегда, иногда, никогда, все время, каждый раз, регулярно, постоянно, много раз, время от времени, часто и др.

(Падучева 1986б: 417;

Зельдович 1995: 86).

Л. Госслен подразделяет аспектуальные наречия на итеративные (частотности и нумерации) и пресуппозитивные наречия (dj, encore).

Наречия частотности распределяются на временном континууме, где toujours и jamais занимают крайние границы: (см. также Nef 1986: 220) следующим образом:

Toujours Всегда Presque Почти всегда toujours Gnralemen Обычно t (habituellement) Trs souvent Очень часто Souvent Часто Parfois Иногда Rarement Редко Trs rarement Очень редко Exceptionnell В ement исключительных случаях Presque Почти никогда jamais Jamais никогда Повторяемые серии (нумеративные наречия) являются маркерами внутренне ограниченной итерации (une fois, plusieurs fois, trois reprises), тогда как фрекантативные (частотные) наречия служат для построения серии процессов, ограниченных внешним образом (Gosselin 1996: 236).

Как уже было сказано выше, во французском языке выделяются дейктические обстоятельства (demain, aujourd’hui, l’anne dernire, mardi prochain) и обстоятельства внутренне анафоричные (le lendemain, ce jour l, l’anne prcdente). Они различаются, согласно общепринятой точке зрения, функционированием в различных регистрах речи. Так, например, дейктические обстоятельства употребляются в режиме высказывания (Dscls 1995: 12), тогда как анафорические обстоятельства времени встречаются в нарративном режиме интерпретации. Тем не менее, данный аргумент не может считаться абсолютным, поскольку ряд фактов, наблюдаемых на уровне реализованной речи, в частности, анализ сложноподчиненных предложений с придаточным времени в нарративе показывает, что дейктические обстоятельства времени могут сочетаться с нарративными временными формами, где временная локализация устанавливается не относительно момента речи (в нашем случае относительно интервала высказывания), а относительно другой точки отсчета. Очень часто в нарративной секвенции употребляется дейктическое наречие времени.

В одних случаях временные наречия конкретизируют, уточняют временные отношения, передаваемые временными формами глаголов сказуемых главной и придаточной частей, то есть указывают на один и тот же временной план, что и временные формы:

30) Un quart d' heure plus tard, lorsque Seth arriva dans le bureau, il se crut dans le brouillard (Segal, 487).

В данном примере временное адвербиальное выражение un quart d’ heure plus tard указывает на временной план прошедшего, что и временные формы pass simple в предикатах обеих частей. В других же случаях мы имеем дело с дисреляцией указания на временной план:

31) Mais elle ne put danser longtemps, quand l’motion, maintenant, lui coupait les jambes (Signol 2, 202).

Наречие maintenant является дейктическим показателем момента речи, настоящего (актуального) временного плана, тогда как временные формы предикатов указывают на прошедший план и являются нарративными временами.

По предположению И.М. Богуславского, многие наречия, в частности аспектуальные наречия, накладывают вполне конкретные ограничения на значение глагола, поскольку они воздействуют на определенную сему в составе его значения (Богуславский 1999: 13).

Если говорить о сочетаемостных свойствах временных форм со словами аспектуальной семантики, то можно привести примеры (см.

подробнее в гл. II), где, например, сложные наречия sans cesse, de plus en plus, указывающие на непрерывность, продолжительность, развертывание действия, противятся употреблению с pass simple, или же, например, любая глагольная форма в сочетании с наречием toujours не выражает завершенности (то есть полной исчерпанности процесса). Сочетание pass simple с наречием toujours выражает постоянство действия.

Итак, можно заключить, что временные и аспектуальные наречия, иначе называемые темпоральными адвербиалами (Бидагаева 2001), определяя и характеризуя временные параметры описываемой ситуации, находятся в отношениях сложного взамодействия с другими аспектуально-темпоральными маркерами.

Аспектуальные классы глаголов Первая классификация аспектуальных классов была была предложена З. Вендлером (Vendler 1967). Вендлер, выделив четыре класса глаголов, а именно глаголы «состояния» (states), «деятельности»

(activities), «исполнения» (accomplishements), «достижения»

(achievements), мотививирует это разбиение главным образом тем, может ли данный предикат сочетаться с так называемыми инклюзивными обстоятельствами времени (типа in twenty minutes ‘за двадцать минут’) и / или употребляется в форме прогрессива по отношению к определенной точке отсчета.

Занимаясь общей природой концептуальной структуры в человеческом сознании, Л. Талми предлагает модель распределения действия во времени, которая образует основу традиционной категории «вида» или «аспекта».

В данном случае обратимый тип однонаправленного действия отличается от необратимого своей сочетаемостью с итеративными выражениями:

He fell three times «Он упал три раза»;

необратимый тип здесь не может появиться: he died three times «Он умер три раза». Градуальный тип может появиться с наречиями нарастания: the river progressively widened, в отличии от типа неизменного состояния и т.д. (Талми 1999б: 98).

Многие зарубежные лингвисты разрабатывали типологию предикатов, исходя из классификации З. Вендлера. Так, например, К.С.

Смит дополняет четыре типа классов семельфактивами (Smith 1991);

А.

Шопф выделяет шесть групп глаголов, для которых понятие квантифицированности является важной характеристикой (цит. по Удина 1998: 82).

Многие исследователи (Rochette 1993: 67;

Brs 1998: 269;

Reboul, Moeschler 1998: 116 и др.) отмечают трудности, связанные с установлением границ между типами предикатов З. Вендлера, уточняя и перегруппировывая списки аспектуальных классов глагола. Так, Ж. Жае рассматривал вопросы, связанные с разницей между accomplishments и achievements, прибегая к тестам, проверяющим их сочетаемостные свойства (Jayez 1996: 280). С. Флейшман характеризует эти четыре типа по таким признакам, как предельность (tlcit), продолжительность (dure) и динамизм / переходность (dynamisme-transitivit) (Fleishman 1995: 126). Ж. Бонот и А. Кайфер различают предикаты по признакам динамичности, дуративности, результативности и итеративности (Bonnotte, Kaifer 1993: 82).

Вслед за Ж. Франсуа и Р. Мартэн, Л. Госселен характеризует предикаты по таким свойствам, как динамичность, предельность и точечность. Тип процесса, по Л. Госслену, может быть охарактеризован с помощью когнитивной схемы изменения, где состояния представляют стабильную ситуацию без изменения;

непредельные процессы – стабильную ситуацию с серией изменения, границы которой не имплицированы самим процессом;

предельные процессы – ситуацию с серией изменения с начальной и конечной границей;

скачки и достижения предполагают атомарное изменение (Gosselin 1996: 56).

Семантические исследования глаголов-предикатов (см. Бондарко 1984) направлены на выявление различий разных типов ситуации, то есть онтологического характера глагольного действия.

Все явления, которые происходят в мире, концептуализируются одним из трех способов: как состояния, события или процессы. Эти категории являются столь фундаментальными, что в точном смысле определения им дать невозможно (Демьянков 1984;

Зализняк, Шмелев 2000).

Итак, как можно было убедиться, выделение аспектуальных классов глаголов формируется аспектологами различным образом. Изложенная класcификация З. Вендлера в той или иной форме и мере лежит в основе всех современных классификационных работ по глаголу, в частности тех, которые непосредственно связаны с аспектологией.

В настоящей работе использовалась классификация З. Вендлера (Vendler 1967), которая представлена четырьмя группами глаголов, каждая из которых имеет свои семантические особенности. Важную роль в исследовании темпоральных отношений играют аспектуальные классы глаголов. Установление их в пропозиции является необходимым для анализа сложноподчиненного предложения с придаточным времени, поскольку аспектуальность глагола предицирует внутреннюю семантику каждой из частей структуры и влияет на организацию временных параметров предикатов главного и придаточного предложений.

Важно подчеркнуть, что грамматическое время не входит в пропозицию, а появляется только на уровне предложения. Выбор временной формы во многом зависит от той информации, которая представлена на уровне пропозиции, в частности аспектуальными классами глаголов и различными временными выражениями.

Временные союзные выражения Как известно, союзы оформляют синтаксические связи словоформ или предложений, и связующая функция для них является основной. Но благодаря своему лексическому значению они обычно выражают семантико-синтаксические отношения между главным и придаточным предложениями. Значение союза полностью раскрывается только при выражении отношений между величинами.

Современные нормативные грамматики приводят внушительный по величине список временных союзов, который продолжает увеличиваться за счет наречий и существительных, выступающих в функции временных союзов. Средства выражения подчинительных отношений расширяются за счет составных союзов (союзных выражений). Они образуются с союзом que (реже o) по такой модели, как наречие +que (alors que), предлог+que (avant que, pendant que), глагольные формы +que (en attendant que) и др.

По мнению многих лингвистов, средства связи становятся всех более разнообразными, а сами отношения – все более тонкими и дифференцированными. Совершенствуясь, язык вырабатывает все новые и новые способы этих отношений. Сложноподчиненные предложения с придаточным времени, вводимыми различными союзами, по-разному относятся к видам временных отношений одновременности и разновременности: для некоторых из них характерна универсальность, способность выражать все возможные подвиды временных отношений (структуры с союзом quand), другие характеризуются избирательностью, которая является следствием их семантических особенностей. При этом придаточные могут выражать отношения предшествования (в таких случаях их вводят союзные сочетания avant que, en attеndаnt que, jusqu'au moment o);

одновременности (tandis que, pendant que, cependant que, tant que, mesure que, chaque fois que, toutes les fois que, quand, comme);

следования (aprs que, dеpuis que, ds que, aussitt que, quand, lorsque, comme) по отношению к грамматической точке отсчета, представленной временной формой глагола-сказуемого.

Практически все изученные грамматики (Реферовская 1969;

Пицкова 1982;

Bidois 1971;

Dubois 1969 и др.) приводят данный перечень временных союзных выражений. Некоторые лингвисты (Полянский 1990;

Гусман 1993) выделяют союзы дифференцированного и недифференцированного значения. Союзы дифференцированного значения – сложные структурные образования – представляют информацию более частного характера. Они обеспечивают носителям языка возможность выражать тонкие оттенки между событиями. Может быть указана не только полная или частичная одновременность, но и длительность, наличие или отсутствие интервала между действиями или событиями, неожиданность, ограничительный момент, регулярность, прерванность и т.д. Так, структуры с союзом aprs que, и avant que употребляются для выражения следования и предшествования, значение союза mеsure que вносит в структуру сему «нарастание и прогрессирование действия относительно другого»;

союз pendant que содержит в своем значении элемент некоторой длительности, протяженности во времени. Союз ds que выражает значение временной сопредельности и указывает на то, что событие главной части с минимальным разрывом следуют за событием придаточной части.

Отметим, что для настоящей работы существенным является тот факт, что семантические союзы как лексические единицы фиксируют смысл;

они соотносительны с определенными единицами содержания. В дискурсе значения временных союзов вступают также во взаимодействие со значениями других аспектуально-темпоральных маркеров в высказывании.

7.1.5. Способы разрешения семантического конфликта Композициональный подход в разрешении семантического конфликта Основной тезис эгоцентрической парадигмы (господствующей в конце 20 века) является следующим: каждый акт высказывания должен рассматриваться как практика, преобразующая и обновляющая значение (семантику);

значение и субъект одновременно производятся в динамике текста, « в дискурсе» (Степанов 1985: 277).

Подлинная жизнь языка состоит в оперировании знаками, и поэтому анализ их сочетаемости и закономерность подобной сочетаемости всегда привлекали к себе ученых разных лингвистических школ и направлений.

Введенное впервые Г. Фреге понятие композициональности имело своей целью объяснить природу семантики комплексных знаков, которые по своему составу представляли собой комплексы или композиции из нескольких готовых знаков языка – их объединение, их сочетание.

Самого Г. Фреге более всего интересовала семантика предложения как сложной языковой формы, объединяющей функцию с аргументами и служащей объективизации определенного суждения о мире. Это положение долго трактовалось как сложение значения (цит. по:

Кубрякова 2002: 14). Но слова в языке соединяются друг с другом не вполне свободно, то есть не только на основе информации об их значениях;

процессы построения словосочетаний и предложений подчиняются особым сочетаемостным ограничениям – лексическим и конструктивным (Виноградов 1947), даже в относительно свободных сочетаниях значение целого словосочетания далеко не всегда складывается из значений образующих его слов по простому закону суммирования, существуют и более интересные правила взаимодействия значений, дающие не «сумму значений», а некий более сложный продукт (цит. по: Апресян 1995а: 7).

Изучить композиционную семантику с указанной точки зрения означает установить вклад каждого из компонентов (видо-временного маркера в настоящем исследовании) в результативное интегративное значение высказывания. Современное когнитивное понимание композиционности не отвергает комбинаторности семантики сложных языковых единиц, но ставит акцент на креативном характере построения значения в дискурсе.

Если понимать концептуальную интеграцию широко, в духе Л.

Талми, который говорит об особом типе мышления – событийном, то оно заключается в способности интегрировать разнородные предметы и явления в единую концептуальную структуру, закрепляя связи между элементами в языковой единице. Для формирования указанных значений необходимо, чтобы сочетающийся с другим элементом маркер «вытащил» соответствующую долю значения, и сочетающиеся понятия оказались кореферентными, совместимыми. Согласование происходит при естественной их совместимости, для чего необходимо когнитивное связывание (cognitive linking термин Фоконье) двух разных ментальных пространств, понимание возможностей их объединения в одно интегрированное целое.

Таким образом, ещё раз доказывается факт, что принципы композициональности не следует понимать слишком механистично.

Значение лексем, морфем, синтаксических конструкций и других значимых единиц языка объединяются в одно единое целое на основе довольно сложных правил, и поэтому значение предложения нельзя рассматривать как простую сумму входящих в него элементов.

Соединение значения элементов предложения может быть столь неочевидным, что часто нелегко определить, каким именно элементом предложения привнесено в него то или иное значение. Существуют особые языковые механизмы, которые соединяют значения отдельных единиц в более крупный семантический комплекс на основе синтаксической семантики (Богуславский 1996: 10). Во-первых, смыслы взаимопроникают один в другой, притом в разных случаях по-разному.

Во-вторых, при соединении в единое целое неизбежно происходит преобразование смыслов частей (Падучева 1999: 4), модификация или даже частичное или полное переосмысление значений (Болдырев 1994:

19).

В настоящей работе акцент ставится на анализе видо-временных маркеров, значения которых могут быть как совместимыми, так и несовместимыми. В практической части работы мы будем опираться на принцип композициональности, который покажет, как именно взаимодействуют (не складываются) значения маркеров и какие типы взаимодействия наблюдаются в структурах с придаточным времени.

Композициональный неатомарный подход к лингвистическому значению позволяет выдвинуть тезис о том, что, возможно, значения маркеров предсказуемы. При такой постановке проблемы акцент делается на выяснение правил восприятия и на тех выводах и умозаключениях, которые совершает говорящий при определении реальных значений маркеров, а также на установление сфер влияния слов на его ближайшее окружение.

Прежде чем перейти к анализу сочетаемостных свойств маркеров, подробно остановимся на ментальных операциях, совершаемых слушающим / читателем при понимании высказывания.

Разрешение конфликта на концептуальном уровне Гипотеза о том, что в голове человека существует определенный уровень, на который стекается информация, полученная извне, и на котором перерабатываются результаты восприятия, принадлежит Р.

Джеккендофу. Концептуализация рассматривается как некоторый сквозной для разных форм процесс структурации знаний из неких минимальных концептуальных единиц (КСКТ: 93). Концептуальная система (структура) – система мнений и знаний о мире, отражающая познавательный опыт человека, ментальный доязыковой уровень, на котором осуществляется переработка информации, полученной извне (Павиленис 1983: 12). В создании концептуальной картины мира участвуют различные типы мышления, в том числе и невербальные (Даниленко 1999: 498). В уме человека ментальные процессы могут быть опосредованы не только языком, то есть вербальными формами, но и воображением, образами.

Согласно когнитологам, грамматика рассматривается как инструкции в ментальной деятельности человека. Грамматические единицы, морфемы, синтаксические конструкции, используемые для кодирования, предназначены для того, чтобы привести в действие особые ментальные операции в сознании слушающего / читателя.

Согласно Л. Госслену, разрешение конфликтов состоит в деформации (изменении) репрезентаций таким образом, чтобы все требования (лингвистические и экстралингвистические) были удовлетворены. Эти семантические столкновения могут быть разрешены посредством следующих изменений процесса: перемещением (dplacement), стяжением (contraction), растяжением (dilatation), дублированием (duplication). Объясним функционирование принципов деформации интервалов. Условно обозначим интервал процесса, занимаемый глаголом-предикатом на временной оси как (i, j).

a) Перемещение интервала процесса может произойти к будущему:

На первой линии представлено обозначение интервала процесса (i, j), занимаемого глаголом-предикатом в высказываниях с семантическим конфликтом. На второй линии представлен результат его разрешения:

перемещен интервал процесса в будущее.

b) Перемещение интервала к прошлому:

На схеме b) интервал процесса (i, j), находящийся на первой линии, переместился в прошлое на временной оси. Данный способ разрешения, например, применим в высказываниях с временной формой настоящего, которая получает эффект значения прошедшего нарративного.

с) Стяжение может произойти на начальной границе:

d) или на конечной границе:

Схемы с) и d) репрезентируют ментальную операцию стяжения. На первой линии расположен интервал процесса некоторой протяженности (в большинстве случаев выражается глаголами-предикатами в imparfait).

Под воздействием значений точечности других единиц, длительные действия получают интерпретацию точечных действий.

е) Растяжение затрагивает в основном точечный интервал:

Схема е) представляет ментальную операцию растяжения. На первой линии помещен точечный интервал (i, j), на второй – неточечный интервал, результат разрешения семантического конфликта. Данная операция выполняется в случае употребления временной формы pass simple, которая в особых контекстуальных условиях приобретает процессуально-длительное значение. f) Дублирование может быть представлено следующим образом:

Схема f) показывает, что некоторые конфликты разрешимы операцией дублирования. Если первая линия репрезентирует интервал процесса (i, j) с однократным действием, на второй линии интервал процесса дублируется и представляет многократное действие.

Итак, при интерпретации высказываний с семантическим конфликтом применимы четыре типа изменения интервалов процесса, совершаемых адресатом для понимания высказываний, реализацию каждого из них проверим далее (см. главу II) на языковом материале.

Итак, для разрешения семантического конфликта между видо временными значениями маркеров предлагается его разрешение как на концептуальном, так и на языковом уровнях, которые дополняют друг друга. На концептуальном уровне при интерпретации высказывания адресатом совершается ряд ментальных операций, состоящих в изменении интервалов процессов. Особыми правилами композициональности можно установить вклад каждого видо-временного маркера в интегративное значение высказывания.

7.2. Видо-временные маркеры в структуре сложноподчиненного предложения с придаточным времени: стандартная (без семантического конфликта) и нестандартная (с семантическим конфликтом) сочетаемость Напомним основные положения предлагаемого подхода к описанию видо-временных маркеров в структурах с придаточным времени.

Исходным является понятие пропозиции, или пропозициональной основы высказывания, которая впоследствии подвергается темпорализации в зависимости от коммуникативного замысла при введении грамматических форм времени. Синтаксическая структура рассматривается как конечный продукт многоступенчатого процесса формирования предложения высказывания. Глубинный уровень охватывает все собственно семантические процессы.

Для нас существенным в данном случае оказывается закон семантического согласования и валентность. Как известно, закон семантического согласования (Гак 1972) состоит в том, что каждая определенная, значимая для содержания сема должна иметь в составе других сем, присутствующих в предложении, свою «партнершу», которая ее поддерживает и как бы подтверждает. Данный закон является определяющим при стандартной сочетаемости. Само понятие валентности мы рассматриваем, вслед за Ю.Д. Апресяном и И.М. Богуславским, как свойство слова L описывать ситуацию, в которой есть участник X.

Валентностью обладают не только слова, но и формы слов. Так, глагол предикат в форме прошедшего времени получает валентность на другой видо-временной маркер со значением прошлого, то есть мы имеем дело с согласованием между темпоральными репрезентациями, или же аспектуальный класс предиката достижения (предельный процесс) получает валентность на обстоятельства точечного, лимитативного значения, в этом случае происходит согласование между аспектуально темпоральными репрезентациями.

В силу того, что анализируемые сложноподчиненные предложения с придаточным времени были рассмотрены и изучены довольно подробно как средство соотносительной локализации (предшествование – следование – одновременность), особое внимание уделяется объемной локализации действия, а именно анализируются данные структуры по таким признакам, как точечность – длительность – повторительность. В соответствии с этим выделяются придаточные времени, которые представляют минимальный (точечный), неминимальный (неточечный) и повторяющийся как минимальный, так и неминимальный интервалы. Для каждого случая рассматривается взаимодействие значений видо временных маркеров, которые находят друг у друга соответствующую сему, выявляют в своем значении компонент, который согласуется с семами других маркеров.

Под стандартной сочетаемостью мы понимаем то явление, при котором языковые единицы находятся в отношениях семантической совместимости как на пропозициональном, так и на поверхностно синтаксическом уровнях, при этом для семантического согласования значений видо-временных маркеров, в частности, лексическое значение временных союзных выражений, обстоятельств времени, аспектуальных наречий могут модифицировать значения аспектуального класса глаголов исходной пропозиции, вводя нужную временную форму для взаимодействия с ним.

Под нестандартной сочетаемостью в работе понимается то явление, при котором языковые единицы находятся в отношениях семантической несовместимости. Разрешение семантического конфликта осуществляется правилами композициональности, в частности, реструктуризацией толкования значений. Также мы предполагаем, что существование нетривиальной сочетаемости приводит в действие особые ментальные операции при интерпретации высказывания, состоящие в изменении интервала процесса, занимаемого глаголами-предикатами на временной оси.

При анализе материала мы исходим из того, что в дискурсе совершается акт инференции, когда говорящий рассчитывает на понимание адресата, на распознавание его интенций и на определенную реакцию в соответствии с таким распознаванием, а адресат действует соответственно и не нарушает (или нарушает) ожидания говорящего.

Иначе говоря, в дискурсе рассматривается весь комплекс прагматических компонентов целого произведения (Формановская 2002: 34-35).

В силу ограниченности объема работы не представляется возможным рассмотреть все союзные временные сочетания, вводящие придаточное предложение. Тем не менее, мы полагаем, что нижеприведенные примеры достаточно иллюстративны для обсуждаемого вопроса.

7.2.1. Взаимодействие видо-временных маркеров в рамках структур с придаточным времени: прототипическая (стандартная) сочетаемость Стандартная сочетаемость видо-временных маркеров в рамках структур с придаточным времени, вводящим минимальный интервал Придаточные времени с союзами ds que, peine que, aussitt que, sitt que, l’instant o Референциальный показатель придаточных времени с союзами ds que, peine que, aussitt que, sitt que представляет минимальный, имеющий малую протяженность, интервал. В данном типе придаточных можно обнаружить такие признаки в действиях, как «законченность», «предельность» и «результативность». Для взаимодействия семантический компонент точечности в структуре придаточного предложения ищет точечный компонент в семантической структуре глагола-предиката главной части. Придаточные с такими союзными выражениями детерминируют пределы действия главного предложения. Например:

32) Sitt qu’elle eut franchi la porte, la duchesse disparut de sa vie (Segal, 423);

33) Ds que le voyant lumineux rouge de la camera s’teignit, Pfeiber invita son acolyte son club pour le petit djeuner (Segal, 522);

34) Ds que le jour pointa, elle rejoignit son quipage (Signol 2, 261).

В данных высказываниях действие главного следует за действием придаточного, выражается временное отношение следования. В примере (32) маркерами, выражающими точечность, выступают точечный союз sitt que, а также глаголы-предикаты franchir и disparatre, относящиеся к аспектуальному классу глаголов предельного действия. Уже на пропозициональном уровне аспектуальность глагола предицирует внутреннюю семантику времени каждой из частей структуры и влияет на организацию временных параметров предикатов главного и придаточного предложений. Точечный союз sitt que не меняет аспектуальный тип глаголов исходной пропозиции. На поверхностном уровне временной союз и глаголы предельного действия задают временные формы pass antrieur et pass simple, непосредственно обладающие точечным временным значением.

В примере (33) мы также сталкиваемся с прототипической сочетаемостью видо-временных маркеров. Компонентами, выражающими точечное значение, являются союз ds que, глагол-предикат s’teindre, имеющий аспектуальный тип предельного процесса;

в главной части предложения глагол-предикат inviter относится, по классификации З.

Вендлера, к предельным действиям или исполнениям. Семантика союза ds que предполагает, что действия следуют друг за другом незамедлительно, тотчас же (DALF, 321;

DDF, 208;

DHE, 533;

GRLF 3, 399;

Larousse, 321). Как известно, временная локализация главного предложения устанавливается относительно временной локализации придаточного предложения. В придаточной части вначале точечный компонент временного союза ds que находит точечный компонент в семантике глагола-предиката s’teindre, задавая на поверхностно синтаксическом уровне временную форму pass simple.

В примере (34), как и в вышеприведенных примерах, временной союз ds que не меняет аспектуальный класс глагола;

в данном случае глаголы предельного действия pointer и rejoindre имеют в своей семантике уже на пропозициональном уровне сему «предельности» и «лимитативности», вследствие чего на семантическом уровне данные компоненты влияют на выбор временной формы pass simple, стандартно сочетаясь друг с другом. В примерах (32-34) в результате семантического согласования действует правило зачеркивания одной из однотипных сем «точечность».


Рассмотрим те случаи, когда аспектуальный тип глаголов предикатов не имеет значения предельности на пропозициональном уровне. Временные обстоятельства и временные союзы в данном случае меняют аспектуальность глагола на поверхностно-синтаксическом уровне, задавая нужную временную форму.

Например:

35) Aussitt, ds que les rayons de soleil touchrent la surface de l’eau, la Dordogne parut prendre feu (Signol 2, 217);

36) A peine eut-il le temps de repousser les couvertures que grinaient les marches de l’escalier sous les pas familiers (Signol 1, 22).

37) A peine Marie eut-elle aval une soupe bien chaude que deux gendarmes firent irruption et lui demandrent de les suivre (Signol 2, 257).

В примере (35) в придаточной части компоненты, выражающие точечное значение аussitt, ds que и глагол-предикат toucher (исполнение), имеют стандартную сочетаемость, так как обнаруживают в своей структуре общую сему «предельность». В главной части глагол-предикат paratre представляет собой непредельный процесс, который не имеет эту сему на пропозициональном уровне. Для взаимодействия видо-временных маркеров придаточной части с предикатом paratre главной части достаточно поставить непредельный глагол paratre в точечное время для того, чтобы он смог приобрести значение предельности и быстроты действия. В данном высказывании выбор временной формы pass simple в главной части обусловлен значениями видо-временных маркеров придаточной части в частности, и общим значением точечного действия всего придаточного предложения в целом.

В примере (36) представлена противоречивая информация на уровне пропозиции. Под воздействием союза меняется аспектуальный класс глаголов при переходе на поверхностно-синтаксический уровень. Здесь действует правило добавления смысла в значение глагола-предиката: В придаточной части рассматриваемого примера меняется аспектуальный тип глагола непредельного действия на предельное действие. Для реализации значения, заданного союзом peine que, выступающим в качестве оператора перфективизации, глагол-предикат avoir при актуализации высказывания приобретает временную форму pass simple в придаточном предложении.

Значение временного союза меняет аспектуальный класс глагола предиката придаточной части на поверхностно-синтаксическом уровне и в примере (37). Семантика союза peine que содержит идею кратковременного протекания события (DHE, 1415;

Littr, 837;

RDA, 735;

Robert, 1387). В данном высказывании значение глагола-предиката avaler придаточной части для взаимодействия со значением глаголов-предикатов главной части faire irruption, demander, а также с союзом peine que в своей структуре получает временную форму pass anterieur. Если обратиться к значению самого глагола avaler, то его можно сформулировать в виде дизъюнкции процессного и событийного (однократного действия). При использовании временной формы с аспектуальным значением имперфективности, например, imparfait и prsent актуализируется значение процессности, длительности, а при употреблении pass simple реализуется значение однократного действия:

Ср.: Pierre l’avalait lentement (мультиплексная);

Pierre l’avala tout de suite (однократное действие).

Перейдем к рассмотрению примеров с придаточным времени, которые вводятся союзом avant que, где действие придаточного предложения следует за действием главного. Данный союз предпочитает начальную точку события, которая всегда определена как свойственная событию. Поэтому он сочетается практически со всеми классами глаголов, как, например:

38) Avant que Baye Aly ne commence parler d’un ton conciliant, Birame vit le mange (Ousman, 118);

39) Avant mme qu’elle ait le temps de prononcer un mot, l’aubergiste referma la porte derrire elle (Signol 2, 229).

Как видно из высказывания (38), avant que вводит придаточное, которое следует за действием главного. Временной союз avant que, значение которого выделяет начало события, легко сочетается с глаголом предикатом, имеющим в своём значении компонент инхоативности (начинательности). Как и в следующем высказывании, придаточная часть точечно локализует действие главного предложения. События следуют друг за другом, находясь в тесном соприкосновении на временной оси.

Значение avant que взаимодействует со значениями временных форм, выделяющих начальную точку события, как, например, с prsent du subjonctif. Проблемы возможны с глаголами, которые являются предельными процессами и которые в своём значении выделяют конечную фазу события. Употребление форм прошедшего времени в придаточном предложении не всегда приемлемо, поскольку союз avant que стремится к усилению начальной точки, а формы прошедшего времени подчёркивают конечную точку. Напротив, значение союза aprs que в прототипической сочетаемости взаимодействует со значениями временных форм plus-que parfait, pass antrieur:

40) Cinq minutes aprs qu’Elina eut accost au quai de la Bastide, il s’empressa d’aller serrer la main (Signol 2, 117);

41) onze heures, aprs qu’Elina eut dit des contes et chant au milieu des hommes rassembls autour du feu, les femmes preparrent pour la messe de miniut (Signol 1, 86).

Форма pass antrieur в данных высказываниях показывает, что событие полностью предшествует точке отсчёта, оно полностью завершено до наступления действия в главном, поэтому подчеркивает конечную точку события и, как следствие, легко сочетается с союзом aprs que и ему подобными союзными выражениями, как в высказывании (40) cinq minutes aprs que.

В рассматриваемых высказываниях (40) и (41) выражается обстоятельственное отношение предшествования, то есть действие в придаточном предшествует действию главного предложения. Временное союзное выражение в примере (42) cinq minutes aprs que, взаимодействуя с аспектуальным значением глагола-предиката accoster и оформляя его во временную форму pass antrieur при актуализации пропозиции, точечно локализует действие главного предложения в виде наикратчайшего интервала. В следующем высказывании (пример 41) темпоральному значению предшествования, выраженному формой pass antrieur, в придаточном предложении сопутствует, как мы уже выше отметили, аспектуальное значение результативной завершенности. Высказывание сопровождается точечным временным детерминантом onze heures, который входит во взаимодействие с другими маркерами, также имеющими компонент точечности.

Как было ранее сказано, для одних союзов характерна избирательность, которая является следствием их семантических особенностей, для других характерна универсальность, возможность выражать все возможные виды и подвиды временных отношений, как, например, союзы quand, lorsque, alors que и другие. Обратимся к придаточным времени с союзами недифференцированного значения, которые также точечно локализуют действие главного предложения.

Придаточные предложения с союзами quand, lorsque, alors que и др.

Референциальный показатель придаточных времени в нижеуказанных примерах представляет наикратчайший интервал, благодаря присутствию в них лексических показателей времени, которые взаимодействуют со значением аспектуального класса глагола и имеют в своей семантике семы «точечность», «лимитативность». Представим, к примеру, высказывания с союзом quand, которые характеризуются тем, что в основном сочетаются свободно со всеми аспектуально-темпоральными маркерами, например:

42) Cet t, dans la cour de rcrаtion, ils avaient russi projeter un film de cow-boys quand, soudain, les rebelles avaient commenc (Moiti, 176);

43) Son regard, quand elle s’adressa Marie, changea d’expression presque de couleur (Moiti, 23);

44) Soudain, elle rougit de confusion et de gne quand elle aperut l’homme (Moiti, 42).

В высказывании (пример 42) придаточное времени точечно локализует действие главного предложения avaient russi. В придаточной части значение quand входит во взаимодействие с аспектуальным наречием soudain, непосредственно выражающим семантику точечности, и аспектуальным значением предиката commencer, имеющим также cему «инхоативность». В главной части имеется темпоральный адвербиал cet t, характеризущий временной период, в котором разворачивается данное событие. Придаточное времени quand, soudain, les rebelles avaient commenc конкретизирует и уточняет этот временной период, включаясь во временной промежуток cet t. Придаточное в данном случае служит для выражения более конкретной обстоятельственной функции.

Как известно, действие в plus-que-parfait актуализирует значение как перфекта, так и имперфекта в разных контекстах. В данном случае на передний план выходит значение перфекта, благодаря взаимодействию со значением наречия soudain, указывающего на точечность совершения действия, и аспектуальными классами глаголов предельного действия russir, commencer. В следующем случае (пример 43) придаточная часть выступает в качестве точечного локализатора действия главной части.

Этому способствует семантика аспектуального клаccа глаголов. На уровне пропозиции мы обнаруживаем у глаголов-предикатов s’adresser и changer d’expression сeму «предельность» действия. На поверхностном уровне при актуализации они оформляются во временную форму pass simple. Союз quand, взаимодействуя с глаголами-предикатами, также получает значение моментальности и завершенности. В предложении (44), как и в высказываниях (42) и (43), придаточная часть точечно локализует действие главной части.

В главном предложении rougir de confusion относится, по классификации З. Вендлера, к непредельным процессам. При актуализации меняется его аспектуальное значение непредельности на предельность.

Глагол-предикат оформляется во временную форму pass simple для согласования с темпорально-релевантными компонентами всего предложения. Многие наречия, по мнению М.И. Богуславского (Богуславский 1996), накладывают вполне конкретные ограничения на значение глагола и при вербализации пропозиции находят для глагола предиката нужную временную форму. Более того, адвербиальный атрибут может изменить толкование глагола таким образом, чтобы создать в обозначаемой ситуации подходящую для себя сферу действия (Падучева 1999: 10). В анализируемом высказывании наречие soudain изменяет аспектуальный класс глагола rougir, обусловливая выбор точечного времени pass simple;


на поверхностно синтаксическом уровне rougir переходит в класс предельного действия. Лексические показатели времени в нашем случае оказываются семантически сильнее.

Если в предложении-высказывании нет временных актуализаторов, и значение союза не дифференцировано, то в этом случае отмечается приоритет аспектуального класса глагола (семантической информации), как в примерах:

45) Il remarqua ses yeux rougis et cerns lorsqu’il ouvrit la porte (Segal, 545);

46) Alors qu’elle avait peine franchi le seuil du salon, Mathilde clata (Moiti, 53).

В примере (45) глагол-предикат ouvrir относится к аспектуальному классу предельного действия, что и влияет на выбор грамматической формы pass simple. Придаточное времени lorsqu’il ouvrit la porte, как и во всех вышеуказанных примерах, производит точечную локализацию действия главного предложения. В следующем примере (46) временной союз alors que, как и lorsque, не влияет на выбор временной формы, выбор обусловлен значением глагола-предиката franchir, непосредственно выражающим идею моментальности.

Стандартная сочетаемость видо-временных маркеров в рамках структур с придаточным времени, вводящим неминимальный интервал Придаточные времени с союзами mesure que, au fur et mesure que, pendant que Придаточные времени функционируют как временные наречия и представляют собой интервалы. Эти интервалы должны быть рассчитаны с учетом семантики аспектуальных классов глаголов, грамматического времени и временных союзов и предлогов.

Референциальный показатель придаточных времени, выражающих неточечную локализацию действия главного предложения, представляет неминимальный интервал (имеющий некоторую протяженность). Такие признаки, как длительность, континуальность, процессность, разворачиваемость во времени свойственны ситуациям данных высказываний. Если придаточные времени с союзами aussitt que, ds que и др. характеризуются как минимальные интервалы и более употребительны с теми аспектуальными классами глаголов, которые имеют в своем значении идею точечности, то неминимальные интервалы предоставляют большие возможности для интерпретации темпоральных отношений и не показывают строгой зависимости от аспектуальных классов глагола. Тем не менее, при этом аспектуальные классы участвуют в семантическом представлении временной локализации действия. Представим следующие высказывания:

47) Au fur et mеsure qu’il s’avanait vers le portail, Edouard dcouvrait ses traits aigus (Antonio, 174);

48) Ils prenaient tranquillement leur anisette pendant que leurs enfants s’accrochaient eux pour leur demander de rentrer (Moiti, 206);

49) Le lit du fleuve paraissait s’largir de plus en plus mesure que les bateaux avanaient dans la plaine (Signol 2, 125).

В структурах с такими союзами в большинстве случаев выражаются отношения одновременности с последующей его дифференциацией:

наложения, включения, совпадения и т. д. Неточечный компонент в семантике союза au fur et mesure (пример 47) ищет неточечный компонент в семантической структуре глагола-предиката avancer. На уровне пропозиции (то есть на глубинно-семантическом уровне) отношения между темпорально-релевантными компонентами могут частично или полностью предоставить информацию о локализации действия. Для того, чтобы конкретнее выделить значение неточечности при преобразовании пропозиции в предложение, избирается временная форма imparfait, у которой актуализируется категориальное значение – значение прошедшего действия в его совершении. В примере (48) союз pendant que вводит неминимальный временной интервал. Временной союз pendant que сочетается обычно с глаголами состояния и непредельного процесса, реже с глаголами предельного процесса, но с глаголами однократного действия практически не сочетается, поскольку семантика союза включает компонент длительности (DALF, 840;

GRLF 7, 233;

Larousse, 762;

RDA, 737;

Robert, 1391). Вначале pendant que входит во взаимодействие с глаголом-предикатом s’accrocher, предопределяя грамматическую временную форму imparfait, затем вступает во взаимодействие с временными маркерами главной части, где аспектуальный тип предиката prendre – глагол исполнения при переходе на поверхностную структуру приобретает форму imparfait.

В придаточных времени с союзом pendant que употребление указанных аспектуальных классов обусловлено характеристикой длительности (стремлением охватывать какой-либо временной промежуток), заложенной в их временную семантику.

В высказывании (49) придаточное вводится союзом mеsure que, имеющим значение длительности и нарастания действия. Семантический компонент длительности союза ищет компонент длительности у глаголов предикатов. Уже на уровне пропозиции полностью представлена информация о временной протяженности. Внутренняя детерминация длительности действия обусловлена его собственными аспектуальными признаками, заключенными в лексической семантике глагола, например, аспектуальное значение paratre в главной части и avancer в придаточной предполагают элемент временной протяжённости. Идея длительности сопряжена с идеей нарастания действия, как, например, компонент значения наречия de plus en plus согласуется с семой «нарастание действия» временного союза mеsure que. При переходе на уровень синтаксического оформления указанные глаголы-предикаты приобретают временную форму imparfait, у которой актуализируется процессное значение. Как уже было отмечено, на уровне пропозиции может быть представлена противоречивая информация между значениями видо временных маркеров, как в высказываниях, типа:

50) Pendant qu’il s’ouvrait cet instant d’motion, Rosine se mettait genoux devant le bahut et prenait sur le rayon le plus bas un couvre livre de cuir (Antonio, 72).

Идея длительности (долговременности) не заключена в значении аспектуального класса глаголов-предикатов s’ouvrir, se mettre, prendre.

Значение союза pendant que меняет аспектуальный тип предикатов и, для того чтобы с ними взаимодействовать, обусловливает выбор формы процессного значения. Особенность структур с союзами длительности, характеризующими неминимальный интервал, заключается в том, что они способны сочетаться почти со всеми аспектуальными классами глаголов.

Перейдем к рассмотрению структур с придаточным времени с союзами недифференцированного значения.

Придаточные времени с союзами quand, lorsque, alors que В предложениях с союзами недифференцированного значения доминирующую роль играет не семантика союза, а семантика временных форм и временных маркеров адвербиального типа – лексических уточнителей времени. Придаточные времени с вышеуказанными союзами могут также иметь в качестве референциального показателя и неминимальный интервал, который в объемном отношении неточечно локализует действие главного предложения. Например:

51) Durant les journes suffocantes d’aot, quand le sirroco soufflait, il faisait sa sieste sur sa barque attache au pilotis de sa maison (Moiti, 59);

52) Lorsqu’il l’observait la drobe, il croyait dceler entre ses rides les premiers symptmes de la maladie (Antonio, 187).

В первом высказывании (пример 51) на передний план выдвигается значение временного адвербиального выражения durant les journes suffocantes d’aot, выражающего протяженность, то есть указание на то, что ситуация занимала длительный интервал на временной оси.

Согласимся с утверждением Ю.Д. Апресяна о том, что сирконстанты подчинены предикатному слову только синтаксически, но семантически подчиняют его (Апресян 1995а: 304). Взаимодействуя с аспектуальным значением глаголов-предикатов, значение длительности сирконстанта в пропозиции влияет на выбор грамматической формы imparfait, реализующей значение процессности. В данном случае выражается отношение одновременности между действиями главного и придаточного предложений. Возможно и то, что идея временной протяженности заложена на пропозициональном уровне, как в примере (52).

В семантике аспектуального класса глаголов observer и croire имеется компонент непредельности, представлена внутренняя детерминация длительности. На поверхностном уровне глаголы-предикаты оформляются в грамматическую форму imparfait. Ситуация при imparfait описывается как интратерминальная, то есть изображается «изнутри», как бы в момент своего развертывания.

Особого внимания заслуживают примеры, в которых придаточное предложение представляет неминимальный интервал, а главное – минимальный. Например:

53) Un soir, alors qu’ils le baignaient, Barney, angoiss, demanda......

(Segal, 773);

54) Un jour, alors qu’ il abrevait son cheval un petit oued ombrag par un massif de palmiers, il aperut une femme drape dans les voiles bariols (Moiti, 10).

В данных структурах реализуется временное значение включения, где действие придаточного предложения, имеющее более широкий временной интервал, «поглощает» действие главного предложения, определяющееся как минимальный интервал, или точка на временной оси.

В свою очередь, действие как главного, так и придаточного входят во временной промежуток, представленный обстоятельством времени un soir в примере (53) и un jour в примере (54). Данные обстоятельства, выступающие в роли сирконстантов, представляют еще более широкий промежуток времени, в течение которого разворачиваются события в высказывании. Отношения включения встречаются в структурах с придаточными времени, вводимыми союзами au moment o:

55) Au moment o Benjamen parvenait se soustraire aux effusions de sа soeur, Emeline Lombard surgit souriante (Signol 1, 73).

Проанализируем примеры, которые вводятся союзом недифференцированного значения quand, вводящим неминимальный повторяющийся интервал.

56) Il y avait toujours un moment de panique quand Serge ramenait la charcuterie (Moiti, 81);

57) Constamment quand il se trouvait avec elle, il tablissait une comparaison (Antonio, 41).

Данный тип высказываний относят к высказываниям, нелокализованным во времени (Бондарко 1984;

2002). Идея повторительности выражается значениями итеративных наречий toujours в высказывании (пример 56) и constamment в высказывании (пример 57). Как известно, кроме аспектуального класса глаголов состояния, остальные классы легко поддаются итерации. Для взаимодействия видо-временные маркеры должны находить друг у друга общую сему. При комбинации глаголов-предикатов с аспектуальными наречиями добавляется идея многократного действия, поэтому глаголы-предикаты в вышеуказанных высказываниях приобретают итеративное значение. Благодаря значению сирконстантов, на поверхностном уровне актуализируется одно из значений грамматической формы imparfait – значение повторяющегося действия. Тем самым она всегда связана с той или иной мерой типичности для какого-то периода в прошлом.

Итак, мы отмечаем, что в придаточных времени с союзами, выражающими все виды и подвиды временных отношений, в действие вступает значение сирконстанта, обстоятельства времени, выраженного аспектуальным наречием.

Существует еще большая группа предложений с союзами, семантика которых прямо указывает на идею повторительности.

Придаточные времени с союзом chaque fois que Референциальный показатель придаточных времени с данным видом союза представляет неминимальный (в основном) повторяющийся интервал:

58) chaque fois que le clan Livingston allait dner chez les Castellano, Barney s’merveillait de son don... (Segal, 31);

59) Comme chaque fois que son regard se posait sur, en effet, la fiert l’embrasait (Signol 1, 16).

Указанные примеры представляют тип простой повторяемости.

Существенным признаком данного типа повторяемости действия является конкретность субъекта. В таких случаях временная нелокализованность ограничена определенным отрезком времени, то есть включена в более широкую ситуацию временной локализованности. В частности, Т.В.

Булыгина рассматривает предикаты, описывающие реальные события, повторяющиеся неопределенное число раз (вроде каждый раз когда я открывал дверь, замечал….), как имеющие значение временной локализованности, хотя и неопределенной.

В вышерассматриваемых примерах пропозициональные компоненты связаны с квантификацией события. Возможности квантификации событий зависят от аспектуального типа. Например, в высказывании (пример 58) глаголы-предикаты aller и s'merveiller являются непредельными процессами и, взаимодействуя с итеративным временным союзом, реализуют значение повторяемости действия временной формы imparfait.

В высказывании (59) предикаты se poser, embraser являются глаголами исполнения;

в прототипическом значении они описывают ситуации, которые развиваются по направлению к некоторому пределу;

под воздействием семантики союза другие видо-временные маркеры высказывания приобретают в своем значении итеративный компонент при актуализации пропозиции.

Некоторые примеры представляют вневременные, гномичные ситуации, где проявляется наивысшая степень генерализации ситуации:

60) Toutes les fois que l’poque, mais pas l’homme, est mre pour les grandes dcisions, cette fidlit singulire entre en jeu (Segal, 286).

В таких случаях позиция, или точка зрения говорящего сохраняет свою значимость, однако, высказывая подобные общие истины, говорящий становится выразителем опыта «людей вообще» (в его представлении).

Идея итеративности тесно сопряжена с идеей длительности, в большинстве случаев вышепроанализированные примеры представляют неминимальный интервал. Значение длительности действия уже заложено на уровне пропозиции в семантике временного союза chaque fois que, а также в значении некоторых аспектуальных классов глаголов непредельного действия.

В русском языке существуют формальные показатели суффиксы повторительности действия:

-ыва / - ива, - ва, -а (сиживать, знавать, бывать и т. д.) (Зализняк, Шмелев 2000: 121). Во французском языке, как видно из высказываний, определяющую роль играют лексические уточнители и временные формы при выражении этого значения.

7.2.2.Взаимодействие видо-временных маркеров в рамках структур с придаточным времени: непрототипическая (нестандартная) сочетаемость В данном разделе работы остановимся на примерах с семантическим конфликтом видо-временных значений в структуре сложноподчиненного предложения с придаточным времени. Следует сначала коротко остановиться на схематическом представлении высказываний, позволяющем показать механизм разрешения конфликта с помощью правил построения интервалов. Нами были выделены четыре типа изменения интервалов процесса. Рассмотрим операции стяжения и растяжения, наиболее часто применяемые, на наш взгляд, при интерпретации высказываний с семантическим конфликтом видо временных значений. Например:

61) Ds que Victorien disparaissait, elle partait sa recherche (Signol 1, 187).

В данном примере ds que – точечное временное союзное выражение, за которым обычно следует процесс в аористе, выраженный pass simple или pass antrieur. Предикат disparaissait имеет временную форму имперфекта, имеющую нетипичную смысловую реализацию, выражая внутренне точечный процесс, поскольку в последующих и предыдущих высказываниях представлены действия однократные, создающие темпоральную динамику дискурса. По нашему мнению, на выражение точечного процесса влияет и аспектуальный тип предиката, disparatre относится по классификации З. Вендлера к «achievements» (скачки, достижения). Данный конфликт разрешается стяжением. Многие лингвисты считают, что точка, момент, линия всегда могут быть растянуты. Рассмотрим пример, заимствованный у Ко Вета:

62) Le premier coureur cycliste franchissait la ligne d’arrive 9 heures 37 m, 54 sec et 27 centimes.

Высказывание производит эффект, который «растягивает» момент пересечения в виде «фотофиниша». Таким образом, возникает противоречие: с одной стороны, мы обнаруживаем развитие процесса в его течении, что свойственно имперфектному значению, с другой стороны – пересечение финиша «моментальное» (перфективное видение).

Высказывание (пример 61) имеет следующую схему на временной оси:

Схема 9 а На схеме интервал референции (I, II) включается в интервал процесса (B1, B2), так как глаголы-предикаты оформлены во временную форму imparfait, основное значение которой состоит в выражении прошедшего незаконченного действия (имперфективное видовое значение). (Ct1, Ct2) является интервалом обстоятельства, вводимым временным союзом ds quе. Значения временной формы и точечного союза противоречат друг другу.

Предположительно, здесь имеет место ментальная операция стяжения, можно изменить схему следующим образом:

Схема 9 b В данном случае происходит стяжение интервала процесса (B1, B2), где интервал референции совпадает с интервалом процесса (I, II), представляя аористивный взгляд на действие. Рассматривая темпоральную динамику в дискурсе, французские лингвисты выявили «эффект значения»

у формы imparfait, которая функционально схожа с временной формой pass simple в особых контекстуальных условиях.

Приведем пример, заимствованный из работы Л. Госслена. В высказывании типа:

63) Ds qu’ils furent en train de manger le tlphone sonna временная форма придаточного предложения приобретает значение незавершенности действия в связи с употреблением конструкции tre en train de manger, предполагающей значение длительности процесса, тогда как предикат главного предложения sonna выражает типичную смысловую реализацию pass simple. В этом случае ds que является точечным обстоятельством, предикат furent приближается по смыслу к taient в imparfait.

Согласно правилам построения интервалов, данное предложение имеет схему:

Схема 10 а На схеме интервал референции (I, II) и интервал процесса (B1, B2) совпадают в обеих частях высказывания, поскольку глагол-предикат tre стоит во временной форме pass simple. В данном высказывании pass simple вследствие употребления конструкции со значением длительности получает дискурсивное значение неточечности.

На концептуальном уровне при разрешении конфликта мы изменяем интервал процесса (B1, B2) и интервал референции (I, II) придаточного предложения посредством растяжения процесса;

предположительно высказывание имеет следующую схему:

Схема 10 b Через мысленное растяжение интервала процесса (B1, B2) мы получаем имперфективное видение ситуации, представленной в придаточном предложении: интервал референции (I, II) включен в интервал процесса (B1, B2).

Другой вид разрешения конфликта – перемещение (сдвиг), который может быть проспективным, к будущему:

64) J’ai termin dans un quart d’heure;

или же ретроспективным:

65) Ils cessent l’enroulement ds qu’il se produit une lgre rsistance afin de ne pas casser le verre (Segal, 283).

Общепринятой интерпретацией категориального значения форм настоящего времени – обозначение ситуации, имеющей место в момент речи, вместе с тем, характерной особенностью форм настоящего времени является многообразие «смещенных» употреблений, ретроспективных и проспективных. В высказывании (65) мы имеем дело с ретроспективным смещением на временной оси.

Следующим типом разрешения конфликта является дублирование, которое может быть мысленно представлено как дублирование интервала процесса на временной оси.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.