авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

Испания и Латинская Америка: перезагрузка отношений Автор: П. П. Яковлев

............................................................................................................................... 1

О моих чилийских друзьях-товарищах Автор: И. Е. Рыбалкин......................... 18

Прямые иностранные инвестиции в Аргентине Автор: В. М. Кокорев............ 46

Колумбия: мирный процесс и перспективы урегулирования вооруженного конфликта........................................................................................................... 68 Незнакомое "черное" Перу Автор: Т. П. Петрова............................................. 79 Синдром неприятия современности Автор: Б. Ю. Субичус.............................. 88 Наши соотечественники за океаном Автор: А. И. Сизоненко........................ 100 "El RusoLatino de negocios" информирует Автор: АЛЕКСАНДР МОИСЕЕВ...... 1 ИБЕРО-АМЕРИКАНСКАЯ МОЗАИКА.................................................................. Заглавие статьи Испания и Латинская Америка: перезагрузка отношений Автор(ы) П. П. Яковлев Источник Латинская Америка, № 3, Март 2013, C. 4- ИБЕРИЙСКИЙ АСПЕКТ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 67.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Испания и Латинская Америка: перезагрузка отношений Автор: П. П.

Яковлев Одним из смысловых результатов мирового финансово-экономического кризиса стало то, что в отношениях между Испанией и латиноамериканскими государствами произошли качественные перемены, отражающие изменения в соотношении сил. Это обстоятельство серьезно повлияло на внешнеполитический курс Мадрида, вызвало перезагрузку испанско-латиноамериканского сотрудничества и, несомненно, окажет воздействие на процесс формирования единого иберо-американского экономического и политического пространства - возможного полюса складывающегося многополярного мира.

Ключевые слова: кризис, Иберо-американское сообщество наций, перезагрузка, саммит в Кадисе, "мультилатинас".

На рубеже первых десятилетий XXI в. Испания и страны Латинской Америки вступили в период значимых экономических и социально-политических трансформаций, которые приобрели системный характер и оказали ощутимое воздействие как на внутреннее развитие этих государств, так и на их положение в быстро меняющемся мире.

Можно констатировать, что в настоящее время они открыли для себя новую геополитическую и геоэкономическую эпоху, отмеченную сейсмическими по своим масштабам сдвигами в расстановке сил и радикальным изменением глобального ландшафта. Приметой времени стал международный экономический и политический рывок большой группы развивающихся государств, серьезно нарастивших свой хозяйственный и финансовый потенциал и открыто претендующих на более весомую роль в мировых делах. "Подъем развивающихся стран, - писал российский ученый Карен Нерсесович Брутенц, - едва ли не главная черта нашего времени, которая побуждает считать нынешнее столетие столетием великих перемен".

Латинская Америка как часть развивающегося мира не осталась в стороне от указанного доминирующего тренда и выдвинула собственных лидеров, имеющих реальные шансы стать очагом международного влияния, одним из ключевых драйверов глобального роста и динамичных центров Петр Павлович Яковлев - доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований ИЛА РАН (pctrp.yakovlcv@yandex.ru).

стр. геоэкономики и геополитики. В этих условиях весь уже сложившийся комплекс испанско латиноамериканских отношений пришел в движение, переживает глубинные метаморфозы и, в конечном счете, характеризуется целым рядом новых черт и явлений.

По сути, речь идет о попытке ребрендинга механизмов ибероамериканского сотрудничества.

ДИПЛОМАТИЯ САММИТОВ Начавшаяся в конце XV в. иберийская колонизация Нового Света придала религиозную и культурно-цивилизационную однородность разнообразным локальным обществам, существовавшим на этих территориях. В результате чего здесь (в качестве ведущих) утвердились два родственных языка - испанский и португальский и одна доминирующая религия - католическая. Эти факторы предопределили особый характер взаимодействия и глубину политических и экономических отношений Мадрида со странами Латинской Америки, что нашло свое выражение как на двустороннем уровне, так и в многостороннем формате. Последнее можно проиллюстрировать на примере генезиса и развития Иберо американского сообщества наций (Comunidad Iberoamericana de Naciones, CIN) межгосударственного объединения, в которое, наряду с Испанией, вошли латиноамериканских государств, Португалия и Андорра. По мнению испанских исследователей Кристиана Фререса Кауэра и Антонио Санса Трильо, CIN - "один из самых важных инструментов латиноамериканской политики Мадрида"2.

Идея объединить иберийские и латиноамериканские государства в единый политический и экономический блок, задействовав факторы культурно-языковой и исторической общности, своими корнями уходит в историю. В постфранкистский период перевод такого рода планов в практическую плоскость обсуждался в правящих сферах Испании уже во второй половине 70-х годов прошлого века, т.е. в самом начале демократического транзита. Но объективный анализ тогдашней ситуации в Латинской Америке, где в целом ряде случаев у власти находились военные режимы (включая такие одиозные, как пиночетовский в Чили и стресснеровский в Парагвае), заставил Мадрид отложить эти планы до лучших времен3.

Благоприятная обстановка для реанимации проекта CIN сложилась в самом начале 1990-х годов, когда на латиноамериканском пространстве произошел ощутимый сдвиг оси политических координат, и в большинстве государств региона установились и окрепли демократические порядки и институты гражданского общества. Одновременно в преддверии 500-летия открытия Америки (1992 г.) резко возросла интенсивность политико-дипломатических контактов Испании с Латинской Америкой. Как заметил профессор Университета Комплутенсе Педро Перес Эрреро, Испания предстала в роли "современного европейского брата" в единой ибероамериканской семье4. Возникла обоюдная потребность в преодолении своего рода географической гравитации иберийских и латиноамериканских стран, т.е. ограниченности их интеграционных усилий собственными регионами. В повестку дня встал вопрос о достижении позитивной взаимозависимости между ними путем создания своеобразного трансатлантического моста - постоянно действующей структуры эффективного межгосударственного взаимодействия, позволяющего согласовано выходить на конкретные стратегические решения5.

стр. Какие цели ставили перед собой правящие круги Испании и латиноамериканских стран, договариваясь о запуске механизма ибероамериканского сотрудничества? Со стороны Мадрида просматривалась следующая мотивация экономического и политического порядка. В начале 1990-х годов Испания, став полноправным членом Европейского сообщества, заметно активизировала свою международную деятельность, в основе чего лежали вполне определенные факторы внутреннего развития: укрепление демократического строя, ощутимый рост хозяйственного потенциала, значительное увеличение финансовых возможностей. Эти обстоятельства "работали" на кардинальное улучшение имиджа иберийского государства и повышение его международного престижа, в том числе - в Латинской Америке. Одновременно заметно окрепшие бизнес-структуры Испании (кандидаты на глобальную конкуренцию) проявляли повышенный интерес к новым рынкам для своих товаров и капиталов и все чаще обращали взоры на латиноамериканский регион, где справедливо усматривали подходящие условия для экономической экспансии. В 1990-е годы испанские транснациональные корпорации (ТНК) стали ведущими инвесторами в Латинской Америке из числа стран-членов ЕС (см.

таблицу 1), а официальный Мадрид превратился для наименее развитых государств в главного финансового донора.

Таблица ПРЯМЫЕ ИНВЕСТИЦИИ СТРАН ЕС-15 В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ (1992 - гг., млн. долл.) Страна ЕС-15 Португалия Испания Доля Испании,% Латинская Америка 143821 9040 71630 Аргентина 33746 33 24097 Бразилия 63390 8810 23484 Венесуэла 6508 2 1472 Колумбия 7038 0 2714 Мексика 11943 31 6009 Чили 10686 5 8180 Источник: La inversion extranjera en America Latina у el Caribe. 2001. CEPAL, 2002, p. 112.

По существу испанский крупный бизнес сделал заявку на то, чтобы стать фактором экономического развития государств Латинской Америки. Именно такого рода аргументы и устремления определяли курс на возрождение широких связей этой экс метрополии с ее бывшими заморскими колониями.

В свою очередь латиноамериканские страны, ощущая ограниченность собственного "переговорного потенциала" и уязвимость своих позиций на мировых рынках, испытывали "особую потребность в факторах, обеспечивающих определенную свободу маневра в сфере международных отношений, и, соответственно, в противовесах одностороннему влиянию, а тем более диктату извне"6. В концептуальном плане курс на формирование CIN укладывался в теорию открытого регионализма, принятую на воору стр. жение дипломатией ведущих латиноамериканских стран и придающую особое значение коллективным действиям на международной арене, в том числе - с партнерами вне Западного полушария.

С учетом этой особенности легче понять ту готовность, с которой руководство государств Латинской Америки приняло участие в ибероамериканском процессе, рассматривая его, в частности, в качестве важного дополнительного канала переговоров с Евросоюзом по всему спектру экономических и политических отношений. При этом учитывалось настойчивое стремление Испании играть роль неформального лидера в осуществлении латиноамериканской политики ЕС, и строились расчеты на использование Мадрида (и в меньшей степени - Лиссабона) в качестве проводника интересов Латинской Америки в Европе.

На практике все началось с I Иберо-американского саммита (встречи глав государств и правительств иберийских и латиноамериканских стран), прошедшего в мексиканском городе Гвадалахаре 18 - 19 июля 1991 г. Он был созван по инициативе Мексики, активно поддержанной, в первую очередь, Испанией. Мехико и Мадрид выдвинули идею укрепления исторического взаимодействия ибероамериканских наций с помощью особого форума - Иберо-американской конференции, позволяющей на высшем уровне в регулярном режиме (ежегодно) обсуждать актуальные проблемы политического и социально-экономического развития стран-участниц и вырабатывать согласованную платформу действий.

Кардинальную роль в становлении и развитии этого проекта сыграли двусторонние отношения Испании с группой ведущих латиноамериканских государств (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика, Чили), а также собственно латиноамериканская политика Мадрида в 90-х годах прошлого века и в начале нынешнего тысячелетия. По мере осуществления демократических преобразований в Испании и укрепления ее позиций на европейском континенте дипломатическая активность в Латинской Америке становилась безусловным приоритетом всех без исключения испанских правительств, долговременной, неконъюнктурной составляющей их внешней политики. Можно сказать иначе:

латиноамериканское направление стало главным вектором растущего геополитического влияния Испании.

Ежегодные встречи в верхах продемонстрировали, что на иберо-американском пространстве происходило создание системы многосторонних политических, экономических, культурных, научных и гуманитарных отношений. Все это расширяло международные горизонты Мадрида и способствовало укреплению сотрудничества латиноамериканских и иберийских государств вне зависимости от колебаний глобальной конъюнктуры и действий правящих кругов отдельных - даже весьма влиятельных - стран.

В этом смысле ключевое значение имело начало деятельности в Мадриде Генерального иберо-американского секретариата (ГИС), во главе которого по решению совещания министров иностранных дел ибероамериканских государств (май 2005 г.) встал Энрике Иглесиас, деятель глобального масштаба, 17 лет занимавший пост президента Межамериканского банка развития. Само это назначение, по мнению многих наблюдателей, свидетельствовало о решимости лидеров CIN продвигаться вперед в деле совместного политического и экономического "освоения" иберо-американ стр. ского пространства, повысить международный статус сообщества, придать ему новый институциональный формат.

"Дорожная карта" вновь созданного секретариата ставила конкретные цели и задачи его деятельности на ближайшую перспективу. В соответствии с принятыми решениями ГИС становился своего рода рупором ибероамериканской конференции, органом, координирующим ее политику и представляющим интересы CIN на международных форумах. Заметную роль ГИС стал играть в подготовке очередных Иберо-американских саммитов.

В целом в 1991 - 2011 гг. состоялась 21 встреча в верхах стран Иберийского полуострова и Латинской Америки. По два саммита прошли в Испании, Аргентине и Чили, и по одному в Мексике, Бразилии, Колумбии, Португалии, Венесуэле, Панаме, Парагвае, Перу, Боливии, Доминиканской Республике, Коста-Рике, Уругвае, Сальвадоре и на Кубе. Таким образом, дипломатия саммитов охватила подавляющее большинство государств - членов CIN.

ШАНСЫ ИБЕРО-АМЕРИКИ В ПОЛИЦЕНТРИЧНОМ МИРЕ В последние годы исследователи все чаще обращают внимание на такой сравнительно новый и чрезвычайно перспективный феномен международной жизни, как динамичное формирование транснациональных пространств - обширных регионов, характеризуемых наличием развитых политических и экономических связей, а также институтов и механизмов, обеспечивающих широкое взаимодействие на различных уровнях и в разных областях.

На наш взгляд, CIN вполне подпадает под такое определение и вплоть до мирового кризиса 2008 г. эволюционировало в направлении складывания особой иберо американской подсистемы международных отношений. Из числа факторов, детерминирующих ее конфигурацию и архитектуру, можно выделить следующие.

История. В формирующуюся подсистему вошли государства, связанные между собой тесными историческими узами. В результате отношения в рамках CIN накладывались на глубокие пласты вековых взаимодействий между бывшими метрополиями (Испанией и Португалией) и колониями (латиноамериканскими нациями).

Культура. В культурном отношении ибероамериканские государства чрезвычайно близки, можно сказать, родственны. Это - моноцивилизационный район мира. Культурная однородность подсистемы существенно облегчает стилистику общения первых лиц стран - участниц СПЧ и представителей бизнес-сообществ, делает ее менее формальной и более свободной.

География. С географической точки зрения ибероамериканский мир (транснациональное экономическое и политическое пространство) представляет собой сложную континентально-океаническую структуру, занимающую огромные территории и расположенную в двух важнейших мировых регионах - атлантическом и тихоокеанском.

Экономика. В большинстве своем СЕЧ образуют страны, чей экономический потенциал еще далеко не реализован. Этот мегарегион располагает всем необходимым, чтобы не только удерживать, но и расширять свои позиции в мировой экономике: растущую и сравнительно квалифицированную рабочую силу;

разнообразные природные ресурсы, включая критически важные энергоносители и стр. продовольственные товары;

емкие и расширяющиеся рынки;

уникальные технологии.

Уже сегодня на пространстве Иберо-Америки созданы крупные трансграничные производственно-экономические комплексы: иберийский (Испания - Португалия), североамериканский (Мексика - США), южноамериканский (государства Mercosur).

Геополитика. Для иберо-американской подсистемы характерна асимметричная региональная биполярность, которая во многом определяет взгляд ибероамериканских государств на окружающий мир. Отсюда - отличия в подходах к ряду международных проблем Испании и Португалии, с одной стороны, и большинства латиноамериканских стран - с другой. Но и в самой Латинской Америке просматриваются различные геополитические ориентации, отражающие разнонаправленность векторов внутреннего экономического и политического развития, а также уровень и характер отношений с главной державой Западного полушария - Соединенными Штатами.

СЕМ - это сообщество многовекторных связей и разноуровневого партнерства, которое практически выражает и подпитывает тенденцию к сближению иберийских и латиноамериканских государств. Иберо-Америка уже сегодня является важной кладовой сырьевых и продовольственных ресурсов для всего мира. Причем большинство стран Латинской Америки (основной массив CIN) все еще находятся далеко от границ своих производственных, инвестиционных и внешнеторговых возможностей и не исчерпали имеющийся в их распоряжении потенциал экономического роста.

До настоящего времени иберо-американский регионализм воплотился преимущественно в экономико-финансовых и культурно-образовательных формах. Актуальной задачей остается вовлечение максимального количества стран в процессы динамичной модернизации, смещение центра тяжести происходящих в данном районе процессов в сферу комплексного инновационного развития. Для этого необходимо теснее соединить ибероамериканские государства плотной сетью торгово-экономических, инвестиционных, научных, технологических и политических связей, двинуть вперед европейско латиноамериканское сотрудничество. Стратегической целью может быть превращение Иберо-Америки в одну из несущих конструкций формирующегося полицентричного миропорядка. В этом случае Испания будет одновременно представлена в двух центрах новой мировой системы - ЕС и CIN. Это обстоятельство в исторической перспективе может дать Мадриду важные геоэкономические и геополитические шансы.

Важно также отметить тренд, направленный на расширение иберо-американского цившшзационного пространства, в частности, за счет массовой латиноамериканской эмиграции в США, а также развития многообразных связей стран Иберо-Америки с государствами и народами на всех континентах. В современном мире формируется новый глобализм, в контексте которого Иберо-Америка может (и должна) попытаться расширить свое присутствие в международной экономике и политике. Но для этого необходимо придать политике иберо-американского сотрудничества эффективность и жесткость XXI в., которые позволят иберийским и латиноамериканским странам успешнее конкурировать на мировых рынках и добиваться продвижения собственных интересов.

И еще одно соображение. Практика иберо-американских саммитов и весь процесс формирования CIN явились составным элементом общего движения международного сообщества в направлении нового (многополярного, или по стр. лицентрического) мирового порядка. Говоря о потенциалах Иберо-Америки, нельзя не видеть того, что в докризисный период внешне не очень броско, но последовательно повышалась роль этого суперрегиона в современном мире. Не переоценивая достигнутых результатов и не преуменьшая существующих проблем и трудностей, следует признать, что иберо-американский политический динамизм доказал свое существование, а баланс имевшихся плюсов и минусов процесса складывания СПМ в целом был позитивным.

Дальнейшее поступательное развитие этого тренда - при прочих благоприятных условиях - способно в перспективе создать мощное силовое поле трансатлантического сотрудничества и укрепить международные позиции ибероамериканских государств, сделать их одной из опор глобальной архитектуры. Но кризисные потрясения, начавшиеся в 2008 г., привнесли в процесс реализации иберо-американского проекта дополнительные нюансы и трудности.

Вполне можно утверждать, что кризис подвел черту под первоначальным периодом эволюции CIN и стал точкой отсчета нового политического времени, началом более сложного этапа в развитии иберо-американского сотрудничества.

ИЗМЕНЕНИЯ В РАССТАНОВКЕ СИЛ Мировой кризис оказал на иберийские страны глубокое негативное воздействие. И в Испании, и в Португалии он материализовался обвалом спроса и предложения, падением объемов инвестиций и внешней торговли (в том числе с Латинской Америкой, см. таблицу 2), резким ростом безработицы, обернулся другими тяжелыми социальными и политическими последствиями9. Для целого ряда испанских компаний и банков особое значение в условиях кризиса приобрела деятельность их филиалов в Латинской Америке.

Объяснение простое: многие страны региона экономически устояли перед кризисными испытаниями и в целом ряде случаев показали положительную динамику хозяйственного развития. Их товарные и финансовые рынки не только не "сжались", как в США или Евросоюзе, но напротив, расширились. Как заявил генеральный секретарь CIN Э.

Иглесиас, в настоящее время "Латинская Америка - это не проблема мировой экономики, а часть ее решения".

В Испании эту новую аксиому поняли (и приняли) лучше и охотнее, чем во многих других европейских странах, и поставили целью использовать растущий потенциал латиноамериканского региона для продвижения своих экономических и политических интересов на международной арене. "Ставка крупнейших испанских корпораций делалась, делается и будет делаться на Латинскую Америку", - констатировала в ноябре 2010 г.

газета "ABC" и привела конкретные факты. Так, ведущая телекоммуникационная компания "Telefonica" за все годы деятельности в общей сложности инвестировала в регионе порядка 100 млрд. евро и по этому показателю стала в латиноамериканских странах главным зарубежным инвестором. Компания поставила целью довести число своих клиентов в этом районе мира со 180 до 210 млн. В последние годы порядка 65 - 70% прибылей "Telefonica" были получены за рубежом, в том числе в Латинской Америке свыше 40%.

Другой пример - группа "Santander". "Кризис предоставляет новые возможности" - такая сентенция стала руководством к действию менеджмента этого крупнейшего испанского коммерческого банка в условиях стр. Таблица ТОРГОВЛЯ ИСПАНИИ СО СТРАНАМИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ И КАРИБСКОГО БАССЕЙНА (млн евро) Страна 2000 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

ЛАКБ 14423 19664 24829 23511 24852 Мексика 3197 5366 5739 6194 6009 Бразилия 2581 3093 3287 4359 4770 Аргентина 2126 1957 2174 2627 3077 Чили 981 1405 1787 1808 1871 Венесуэла 932 1255 2363 2100 1977 Колумбия 495 637 850 864 908 Куба 773 627 774 815 923 Перу 422 645 847 1071 1031 Источник: Ministerio de Industrie, Turismo y Comercio. - http://www.comercio.mityc.es/ мировых финансовых потрясений. Позиции банка в латиноамериканском регионе чрезвычайно сильны. Речь идет о 5,8 тыс. отделений, 86 тыс. служащих и 37 млн.

клиентов. Стоимость региональных активов банка оценивается в 70 млрд. долл. или 50% общих активов группы. На долю "Santander" приходится 9,4% всех депозитов банковских систем Латинской Америки и 11,6% совокупного кредитного портфеля. По данным Франсиско Лусона, возглавлявшего операции банка в регионе, финансовый сектор латиноамериканских стран и в период кризиса продемонстрировал высокие показатели эффективности. Так, уровень прибыльности в среднем составил 15,7% по сравнению с 8,9% в развитых странах. Это - сильнейший стимул для испанского бизнеса, понесшего серьезные потери на национальном рынке. На таком фоне не вызывает удивления тот факт, что подавляющее большинство (свыше 90%) испанских компаний, имеющих интересы в Латинской Америке, в течение 2012 г. расширили свои операции в странах региона13.

Но заметим, что в период кризиса процесс укрепления позиций испанских ТНК в латиноамериканском регионе протекал не всегда гладко. В целом ряде случаев возникали острые конфликтные ситуации, которые требовали вмешательства официального Мадрида. В частности, под давлением правительства Уго Чавеса "Santander" был вынужден продать венесуэльскому государству свой филиал, который был третьим по величине финансовым учреждением в этой стране. Причем размер компенсации (1, млрд. долл.) далеко не соответствовал претензиям менеджеров банка - 1,800 млрд. долл.14.

Значительные финансовые потери понесли испанские компании и банки в результате девальвации в начале 2010 г. венесуэльской национальной денежной единицы - боливара.

Определенная перенастройка стала необходимой в испанско-боливийских хозяйственных отношениях. Левонационалистический режим Эво Моралеса заметно усилил государственное вмешательство в экономику, вызвав беспокойство ТНК, работающих в этой стране15. Как отмечал боливийский лидер, его режим хочет видеть в иностранных компаниях "парт стр. неров, а не хозяев". Основные интересы испанского бизнеса в Боливии сосредоточены в добыче природного газа, электроэнергетике и банковском секторе. Принятие в 2009 г.

новой Конституции ощутимо изменило правовую базу положения иностранного капитала в этой стране, что побудило Мадрид предпринять дипломатические усилия для получения юридических гарантий деятельности испанских ТНК. Эти вопросы стали главными на встречах официальных представителей двух стран.

В феврале-апреле 2012 г. острый характер приобрел конфликт правительства Аргентины с ведущей испанской нефтегазовой корпорацией "Repsol", чья дочерняя компания "YPF" являлась крупнейшим производителем углеводородов в этой южноамериканской стране.

Аргентинские власти обвинили руководство "Repsol" в недостаточных инвестициях в разработку новых месторождений и пригрозили национализацией "YPF". Мадрид приложил энергичные дипломатические усилия, чтобы перевести конфликт в более спокойный диалоговый формат. Тем не менее Розовый дом (аргентинский президентский дворец) занял жесткую позицию, повышал градус напряженности и 16 апреля объявил о национализации "YPF", тем самым лишив "Repsol" крупных активов, которые испанская сторона оценила в 10,5 млрд. долл.17.

Пример Аргентины оказался заразительным: уже через две недели, 1 мая 2012 г., президент Э. Моралес провел национализацию компании "Transportadora de Electricidad" ("TDE"), являвшейся филиалом испанской корпорации "Red Electrica". Несмотря на сравнительно скромные размеры (по сравнению с той же "YPF"), "TDE" играет ключевую роль в боливийской экономике, контролируя порядка 80% высоковольтных линий электропередачи. В самом конце декабря 2012 г. Ла-Пас пошел дальше и издал декрет о национализации четырех филиалов испанской энергетической компании "Iberdrola".

По мнению экспертного сообщества, экспроприация собственности испанских компаний в Аргентине, Боливии и Венесуэле содержала в себе "весомый политический компонент" и дорого обошлась Мадриду, поскольку нанесла ущерб его международному престижу, продемонстрировала изменение в соотношении сил между Испанией и Латинской Америкой и поставила перед испанской дипломатией дополнительные сложные задачи.

В начале 2010-х годов изменилась роль Мадрида как главного источника экономической помощи наименее развитым странам Латинской Америки. Если в 2007 - 2009 гг. размер помощи составлял порядка 1 млрд. долл. в год, то в 2011 г. он снизился до 465 млн. долл., т.е. более чем вдвое. Место Испании заняли ведущие государства региона - Аргентина, Бразилия, Мексика. Эта "большая тройка" в общей сложности одновременно спонсировала реализацию 586 хозяйственных проектов в соседних странах 19. "Латинская Америка помогает сама себе", - писала в данной связи испанская печать20.

В мощные инструменты экономического и политического влияния превращаются крупнейшие производственные, торговые и банковские бизнес-структуры государств региона, перешагнувшие национальные границы и получившие наименование "мультилатинас"21. Речь идет о том, что в последние годы, включая период мирового кризиса, сотни ведущих латиноамериканских компаний не только успешно конкурировали с иностранными фирмами на местных рынках, но и активно осуществляли транснационализацию своих операций, превращаясь в полноценные "классические" ТНК и занимая все более высокие позиции в рейтингах глобальных корпораций.

стр. В таблице 3 приведен список 50 крупных "мультилатинас" десяти стран региона, которые реализуют за рубежом от 43 до 80% производимой продукции (услуг).

Обращает на себя внимание сравнительно широкая отраслевая диверсификация "мультилатинас". В их числе фигурируют энергетические и нефтегазовые компании;

предприятия, занятые в других сырьевых отраслях;

промышленные и строительные корпорации;

частный коммерческий банк, медиаконцерн, а также торговые и транспортные фирмы. Принципиально важно присутствие в приведенном списке компаний высокотехнологичных секторов: телекоммуникации, инжиниринга, фармацевтики, авиации и космоса.

Более пристальное изучение деятельности "мультилатинас" способно ощутимо пополнить наши знания хозяйственных реалий современной Латинской Америки и расширить существующие представления о новейших тенденциях как в региональной, так и в глобальной экономике.

Справедливости ради отметим, что до настоящего времени в географическом распределении активов "мультилатинас" отчетливо проявляются эффекты соседства и традиционных культурных связей. Другими словами, главными объектами экспансии "мультилатинас" являются рынки соседних латиноамериканских стран и США. Но и здесь наблюдаются определенные подвижки. В частности, свидетельством происходящих перемен стало стремление латиноамериканцев ко все большей диверсификации внешних связей за пределами региона, их пристальное внимание к новым формирующимся рынкам, отход от традиционной ориентации на США и Европу. Пример - создание в начале июня 2012 г. "Тихоокеанского альянса" в составе Колумбии, Мексики, Перу и Чили (Коста-Рика и Панама получили статус наблюдателей)22. Цель объединения - активизировать взаимодействие на ключевых азиатско-тихоокеанских рынках. Именно там, в первую очередь, складывается новое глобальное пространство, на котором "мультилатинас" попытаются закрепиться. Другими словами, латиноамериканцы быстро приобретают вкус к более диверсифицированным международным контактам.

В результате в отношениях между Испанией и странами Латинской Америки в ходе разразившегося кризиса четко обозначились качественные подвижки, которые не могли не сказаться на алгоритме иберо-американского сотрудничества. О чем идет речь?

Основное состоит в том, что в период глобальных потрясений общественные тенденции и изменения, которые происходили и накапливались в Латинской Америке в последнее десятилетие, достигли критической массы и начали определять геоэкономическую и геополитическую обстановку в регионе. Выделю главное из того нового, что, на мой взгляд, характеризует современное положение латиноамериканских стран и их роль в мировых делах23.

- Существенно возросший экономический потенциал, модернизация хозяйственных структур, положительные социальные и политические сдвиги, укрепление международной субъектности ведущих государств региона.

- Сравнительно успешное преодоление последствий глобального финансово экономического кризиса, что способствовало улучшению внешнего имиджа латиноамериканских стран и продвижению их рецептов обеспечения хозяйственной устойчивости.

стр. Таблица ВЕДУЩИЕ "МУЛЬТИЛАТИНАС" ПО ИНДЕКСУ ТРАНСНАЦИОНАЛИЗАЦИИ Компания Страна Отрасль N TNI* Бразилия Пищевая 1 "Grupo JBS-Friboi" 80, Боливия Телекоммуникации 2 "Brightstar" 80, Чили Авиаперевозки 3 "LAN" 79, Мексика Цементная 4 "CEMEX" 79, Аргентина Металлургия 5 "Tenaris" 77, Мексика Телекоммуникации 6 "TELMEX" 71, Мексика Конгломерат 7 "Grupo Alfa" 68, Бразилия Горнодобывающая 8 "Vale" 66, Бразилия Металлургия 9 "Gerdau" 66, Перу Напитки 10 "AJEGROUP" 65, Аргентина Энергетика 11 "IMPSA" 64, Бразилия Строительство 12 "Odebrecht" 64, Мексика Пищевая 13 "Grupo Bimbo" 64, Аргентина Фармацевтика 14 "Laboratorios Bago" 62, Чили Инжиниринговая 15 "Sigdo Koppers" 61, Мексика Телекоммуникации 16 "America Movil" 61, Бразилия Нефтегазовая 17 "Petrobras" 60, Колумбия Электроэнергетика 18 "ISA" 59, Мексика Торговля 19 "Grupo CASA SABA" 59, Бразилия Пищевая 20 "MARFRIG" 59, Сальвадор Авиаперевозки 21 "AVIANCA-TACA" 58, Колумбия Пищевая 22 "Grupo Nutresa" 58, Чили Морской транспорт 23 "Sudamericana de Vapores" 55, Чили Морской транспорт 24 "Interoceanica" 54, Мексика Нефтехимия 25 "MEXICHEM" 53, Бразилия Пищевая 26 "Brasil Foods" 53, Бразилия Целлюлозно-бумажная 27 "FIBRIA" 53, Бразилия Цементная 28 "INTERCEMENT" 53, Чили Торговля 29 "Cencosud" 53, Бразилия Машиностроение 30 "WEG" 52, Чили Высокие технологии 31 "Sonda" 51, Чили Деревообработка 32 "Arauco" 51, Мексика Пищевая 33 "GRUMA" 51, Чили Напитки 34 "Vina Concha y Toro" 51, Чили Деревообработка 35 "CMPC" 51, Бразилия Авиаперевозки 36 "TAM" 51, Колумбия Цементная 37 "Grupo Argos" 50, Мексика Напитки 38 "Grupo Modelo" 49, Бразилия Цементная 39 "Votorantim Cimentos" 48, Гватемала Пищевая 40 "Polio Campero" 48, Венесуэла Нефтегазовая 41 "PDVSA" 48, Бразилия Авиакосмическая 42 "Embraer" 47, Бразилия Стройматериалы 43 "Grupo Tigre" 47, стр. Чили Торговля 44 "Falabella" 46, Мексика Бытовая техника 45 "P.L. Mabe" 45, Бразилия Бытовая техника 46 "Metalfrio" 44, Аргентина Пищевая 47 "ARCOR" 44, Бразилия Финансы 48 "Itau Unibanco" 43, Бразилия Целлюлозно-бумажная 49 "Papel e Celulose" 43, Мексика Медиаконцерн 50 "Grupo Televisa" 43, * TNI - доля зарубежных продаж в общем обороте, в %.

Источник: AmericaEconomia 2012.

- Усложнение региональной обстановки: одновременное углубление интеграционных процессов и "дивергенция" политических и иных траекторий развития на пространстве Латинской Америки.

- Проведение рядом стран региона (Аргентиной, Боливией, Венесуэлой) активного курса на ограничение деятельности испанского капитала. В этом плане особая миссия принадлежит Каракасу, играющему роль "нефтяного кулака" группы латиноамериканских леворадикальных режимов.

- Диверсификация и интенсификация внешних связей, формирование трансрегиональных альянсов, более широкое участие в работе глобальных институтов (например, в Группе 20, где представлены Аргентина, Бразилия и Мексика), освоение механизмов сетевой дипломатии.

Таким образом, кризис высветил изменение в соотношении сил между Испанией и ведущими странами Латинской Америки. Конечно, Испания все еще далеко превосходит все без исключения латиноамериканские государства по уровню и качеству социально-экономического и политического развития, но этот разрыв неуклонно сокращается. Что же касается абсолютных макроэкономических показателей, то сегодняшняя ситуация разительно отличается от положения дел даже пятилетней давности. Это отчетливо видно при сравнении динамики и размеров ВВП Испании и ведущих стран региона (см. таблицу 4).

Весьма показательно, что в период 2008 - 2012 гг. ВВП Испании в текущих ценах сократился на 16%, тогда как данный показатель Мексики вырос на 6%, а Бразилии и Аргентины - на 47%. В результате, если в 2008 г. ВВП Аргентины составлял лишь 20% от испанского, то в 2012 г. он вырос до 35%, а аналогичные показатели Мексики и Бразилии увеличились (соответственно) с 68 до 87%) и со 103 до 181%. Другими словами, в 2012 г.

ВВП Бразилии почти в два раза превысил ВВП Испании. На основании этого высказывается мнение, что Латинская Америка кардинально усилила свои финансово экономические и, соответственно, международные переговорные позиции и "больше не нуждается в Испании и ЕС для того, чтобы достичь собственных глобальных целей..."24.

По замечанию заместителя главного редактора влиятельного журнала "Politica Exterior" Ауреи Мольто, новые международные реалии потребовали внесения изменений в латиноамериканскую политику Мадрида с двойной целью: понизить градус риторики и переосмыслить национальные интересы Испании на латиноамериканском пространстве в целом и в отношениях с отдельными государствами региона25.

стр. Таблица ВВП ИСПАНИИ И ВЕДУЩИХ ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИХ ГОСУДАРСТВ (млрд долл., текущие цены) Страна 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2011г. г.

Испания 1132 1236 1444 1601 1468 Бразилия 881 1089 1366 1650 2493 Мексика 849 952 1035 1094 1154 Аргентина 181 213 260 324 445 Источник: International Monetary Fund. - http://www.imf.org В Испании, как отмечают местные специалисты, до сих пор отсутствует специализированный "think-tank" по проблемам Латинской Америки, который был бы в состоянии комплексно оценить происходящие в регионе процессы и сформулировать обоснованные предложения и рекомендации по корректировке политики Мадрида в этом важнейшем для него районе мира. Такое положение дел неизбежно ведет к известной дисперсии экспертных мнений. Аналитики, работающие в университетах и исследовательских центрах, нередко выражают весьма различные (если не прямо противоположные) точки зрения. Но общим знаменателем многих оценок в последние годы стал тезис о том, что латиноамериканская политика Мадрида, осью которой было формирование CIN, заходит в тупик. Как отметил один испанский дипломат, "усилия огромны, но результаты не всегда им соответствуют". Ему вторит А. Мольто: "Износ ибероа-мериканского процесса очевиден"26.

Тем самым, вызовы, брошенные кризисом, стали определять главную политическую линию действий правительства Мариано Рахоя, пришедшего к власти в Испании в декабре 2011 г. На латиноамериканском направлении Мадриду предстояло сформулировать новый экономический и политический дискурс, поскольку старый, уходящий корнями в прошлый век, в значительной мере утратил свою актуальность и общественную привлекательность. По сути Испания должна была предложить странам региона всесторонне продуманную и реалистичную концепцию ускоренного экономического роста на основе постоянно расширяющегося иберо-американского взаимодействия.

САММИТ В КАДИСЕ: НЕОДНОЗНАЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ Дипломатической сверхзадачей Мадрида стало успешное (в организационном и содержательном смысле) проведение 16 - 17 ноября 2012 г. в Кадисе XXII Иберо американского саммита. Для испанского правительства было крайне важно, во-первых, добиться максимально большого участия в саммите первых лиц латиноамериканских государств и, во-вторых, предметно рассмотреть на нем весь комплекс вопросов расширения торгово-экономического сотрудничества в рамках ИСН и принять конкретные и субстанциальные решения.

стр. Приморский город Кадис был выбран для проведения саммита неслучайно. 200 лет назад, в 1812 г. именно здесь была принята "Политическая конституция испанской монархии", в подготовке которой приняли участие и представители американских колоний Испании будущих независимых латиноамериканских стран.

"Кадисская конституция" создавалась под сильным влиянием идей французского Просвещения и носила либеральный и буржуазно-демократический характер. Новый основной закон испанского государства ликвидировал феодальные привилегии, провозгласил свободу слова, право частной собственности, неприкосновенность жилища, равенство граждан перед законом и т.д. Носителем верховной власти провозглашалась нация, законодательная власть предоставлялась парламенту (кортесам), а исполнительная - королю, но под парламентским контролем. Положения, закрепленные в "Кадисской конституции", не только положили начало испанскому конституционализму, но и оказали влияние на идейное наполнение освободительных движений в Латинской Америке, что в значительной степени объясняет популярность этого документа в странах региона. Тем самым, назначив проведение саммита в Кадисе, испанские власти рассчитывали на то, что он пройдет в атмосфере благожелательности и солидарности. Этой цели отвечал и лозунг очередной иберо-американской встречи в верхах: "Обновленные отношения в год 200 летия Кадисской конституции".

Однако, несмотря на усилия Мадрида добиться максимального участия в саммите первых лиц латиноамериканских стран, эта цель достигнута не была. На встречу в верхах под разными предлогами не приехали руководители семи государств региона: Аргентины (Кристина Фернандес де Киршнер), Венесуэлы (Уго Чавес), Гватемалы (Отто Перес Молина), Кубы (Рауль Кастро), Никарагуа (Даниэль Ортега), Парагвая (Федерико Франко), Уругвая (Хосе Мухика). Бросалось в глаза отсутствие большинства лидеров левой ориентации во главе с венесуэльским президентом, недавно переизбранным на этот пост. Какими бы ни были официальные объяснения их отказа приехать в Кадис, было очевидно, что в основе такого решения лежали существенные расхождения с Мадридом по целому ряду экономических и политических вопросов. Отказ группы глав латиноамериканских государств участвовать в работе саммита - тревожный сигнал, свидетельствующий о латентных центробежных тенденциях в рамках CIN, дальнейшее развитие которых может нанести существенный урон межрегиональному сотрудничеству, развалить изнутри иберо-американское сообщество.

С учетом этих обстоятельств испанское руководство в стремлении нащупать новый вектор движения вперед старалось перевести дискурс иберо-американского взаимодействия в русло обсуждения таких тем, которые, во-первых, отвечали насущным потребностям Испании, а, во-вторых, соответствовали устремлениям латиноамериканских государств, не вызывая у них негативной реакции.

Выступая в Кадисе, король Хуан Карлос подчеркнул, что в условиях продолжающегося финансово-экономического кризиса Испания обратила свой взор на Латинскую Америку, а М. Рахой призвал в рамках CIN руководствоваться принципом "единства в многообразии" и отставить в сторону имеющиеся разногласия. По сути испанские лидеры открыто признали: их страна для преодоления кризиса нуждается в экономической помощи государств латино стр. американского региона (что само по себе было беспрецедентным). На этом фоне на встрече в центр дискуссии были помещены принципиально новые вопросы, ранее не обсуждавшиеся на саммитах и отражавшие радикально изменившуюся макроэкономическую и политическую реальность. В том числе:

- необходимость активного подключения малых и средних предприятий к экономическому взаимодействию на иберо-американском пространстве. Это - огромный резерв расширения межрегионального хозяйственного сотрудничества, поскольку малый и средний бизнес во всех странах - членах CIN образует основной массив делового сообщества. В ряде случаев испанские малые предприятия добились неплохих результатов на латиноамериканских рынках, и Мадрид явно стремится реплицировать их успех на другие компании;

- разворот инвестиционной активности транснациональных корпораций латиноамериканских стран в сторону иберийских рынков. До настоящего времени, как отмечалось, инвестиции "мультилатинас" направлялись в соседние страны региона или в США. Задача стратегического значения для Мадрида - привлечь латиноамериканские капиталы и тем самым восполнить нехватку финансовых ресурсов в реальном секторе экономики;

- участие испанских и латиноамериканских корпораций в масштабных бизнес-проектах в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С этой целью предусматривается присоединение Испании к деятельности недавно образованного "Тихоокеанского альянса". Тем самым испанские предприятия (прежде всего ведущие ТНК) рассчитывают использовать страны латиноамериканского тихоокеанского побережья в качестве плацдарма для экспансии на азиатские рынки.

По традиции на саммите были приняты заключительные документы: "Декларация Кадиса", "Программа действий" и 16 специальных коммюнике по актуальным вопросам международной жизни (в том числе: о борьбе с терроризмом, ситуации на Ближнем Востоке, защите окружающей среды и т.д.). В отдельном коммюнике была выражена поддержка дипломатических усилий Испании, претендующей на пост непостоянного члена Совета Безопасности ООН.

Содержание итоговых документов иберо-американской встречи в верхах зафиксировало те изменения, которые в последние годы произошли в отношениях между иберийскими и латиноамериканскими странами. Так, в "Декларации Кадиса" указывалось, что значительная часть государств Латинской Америки в условиях мирового кризиса "сумела поддержать экономический рост", и это открывает новые возможности для сотрудничества в целях развития на иберо-американском пространстве, в частности, более полного использования и сопряжения потенциалов двух региональных рынков28. В "Программе действий", в свою очередь, в качестве одной из конкретных задач называлась подготовка "дорожной карты" мер, направленных на повышение эффективности ибероамериканских организаций и усиления международных позиций CIN29.

Одним из практических решений явилось образование рабочей группы под руководством бывшего президента Чили Рикардо Лагоса, в задачу которой входит подготовка предложений по совершенствованию механизмов деятельности CIN и обновлению его институтов. Эти рекомендации должны быть рассмотрены на следующем XXIII Иберо американском саммите в октябре 2013 г. в Панаме.

стр. Таким образом, Иберо-Америка находится в самом начале нового политического и социально-экономического цикла, главной задачей которого является адаптация ибероамериканских стран к меняющимся мировым и региональным реалиям и с учетом изменений в соотношении сил между Испанией и Латинской Америкой.

ПРИМЕЧАНИЯ К. Н. Брутенц. Великая геополитическая революция. - Мировая экономика и международные отношения. М., 2012, N 11, с. 4.

La politica exterior de Espafia (1800 - 2003). Barcelona, 2003, p. 289.

A. Fraerman. Existe Iberoamerica? - http://www.cumbresibero-americanas.com 4 La politica exterior de Espafia, p. 327.

См.: Las Cumbres Iberoamericanas. Una mirada global. Santiago de Chile, 2000.

В.М. Давыдов. Латинская Америка в мировой системе. - Современные международные отношения и мировая политика. М., 2004, с. 675.

Подробнее см.: П. П. Яковлев. Иберо-американское сообщество наций: генезис, эволюция, перспективы. - Латинская Америка в современной мировой политике. М., 2009, с. 297 - 322.

Подробнее см.: Транснациональные политические пространства: явление и практика.

М.,2011.

Подробнее см.: Иберийские страны: трудный старт в XXI век. М., 2012.

Cinco Dias. Madrid, 06.VII.2010.

El Pais. Madrid, 12.XI.2010.

Ibidem.

Una cumbre necesaria. - ABC. Madrid, 17.XI.2012.

http://www.negocios.com/22/05/ Подробнее см.: Боливия - время левоиндихенистского эксперимента. М., 2009.

El Pais, 15.IX.2009.

Подробнее см.: Н. М. Яковлева, П. П. Яковлев. Большая нефтяная игра. Причины и последствия национализации компании YPF. - Латинская Америкам., 2012, N 11,12.

Nacionalizacion de empresas en Bolivia, 29 de diciembre de 2012. http://www.lamoncloa.gob.es/ Cooperacion Iberoamericana. Informe de la Cooperacion Sur-Sur en Iberoamerica.

http://segib.org/ Latinoamerica se ayuda a si misma. - El Pais, 17.XI.2012.

J. Santiso. La Decada de las Multilatinas. Madrid, 2011.

C. Malamud. La Alianza del Pacifico: un revulsivo para la integracion regional en America Latina. - http://www.realinstitutoelcano.org/ Подробнее см.: Латинская Америка в современной мировой политике.

J. -I. Torreblanca. Foreign policy needs a rethink above and beyond Europe. - The Financial Times. London, 9.VI.2010.

A. Molto. Por una relacion contemporanea con Latinoamerica. - http://www.politica exterior.com/articulo/?id=43 5 Ibidem.

Cumbre Iberoamericana, Cadiz, 2012. -http://www.cumbreiberoamericana.cs/17.11. XXII Cumbre Iberoamericana. Declaration de Cadiz. - http://segib.org/ XXII Cumbre Iberoamericana. Programa de Action. - http://segib.org/ стр. Заглавие статьи О моих чилийских друзьях-товарищах Автор(ы) И. Е. Рыбалкин Источник Латинская Америка, № 3, Март 2013, C. 20- СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 85.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ О моих чилийских друзьях-товарищах Автор: И. Е. Рыбалкин В 2013 г. исполняется 40 лет со времени военного переворота в Чили, положившего конец "социалистическому эксперименту" правительства президента Сальвадора Альенде.

Читателю представлены воспоминания человека, в течение 50 лет занимавшегося связями между нашей страной и Чили, тесно общавшегося с людьми, которые сыграли существенную роль в судьбах своей родины как до, так и после переворота, добиваясь ее развития по демократическому пути.

Ключевые слова: Чили, демократия, диктатура, впечатления об участниках политического процесса.

Несколько лет назад, кажется, в начале 2000-х годов, я стал писать воспоминания о своей жизни не для публикации, а для сыновей, чтобы знали, чем занимался их отец.

Воспоминания охватывают работу в Высшей партийной школе при ЦК КПСС, затем с 1961 г. в Международном отделе ЦК КПСС, потом в посольстве СССР/России в Чили и после выхода на пенсию в 1993 г. в представительствах чилийских фирм в Москве и в издательстве "Международные отношения". За эти годы много раз довелось побывать в Чили и Боливии, на Кубе и не так много в других странах (Мексике, Аргентине, Перу, Коста-Рике, Гватемале, Никарагуа, Гондурасе, Эквадоре и даже Парагвае), общаться с нашими видными государственными деятелями (Хрущев, Косыгин, Кириленко, Горбачев, Черненко, Суслов, Пономарев, Рашидов, Соломенцев, Алиев и, конечно, Брежнев) и лидерами Кубы, Чили, Боливии, Мексики, Перу.

Главным моим делом было участие в развитии отношений с Чили. Теперь, на склоне лет, а родился я в 1929 г., захотелось рассказать о чилийских друзьях, которые стали существенной частью моей жизни. С теми из них, кто остался в живых, я связывался по электронной почте, чтобы сделать повествование более точным.

Мои герои - деятели прогрессивно настроенные, посвятившие себя демократическому развитию страны, входившие в руководство коммуни Игорь Евгеньевич Рыбалкин - кандидат исторических наук, Чрезвычайный и Полномочный посланник 1 го класса в отставке, автор работ по новейшей истории ряда стран Латинской Америки (igryb@mail.ru).

стр. стической, социалистической и других левых партий и сыгравшие видную роль в истории своей родины новейшего времени.

Поскольку речь идет о деятелях периода, предшествовавшего победе Сальвадора Альенде на президентских выборах 1970 г. и приходу к власти правительства Народного единства (Unidad Popular, UP), а также о времени после сентябрьского военного переворота 1973 г.


и борьбе за устранение диктаторского режима, хотелось бы остановиться на социально политической эволюции Чили тех лет, развитии демократического движения в противоборстве с его врагами. Это не была поступательная демократизация жизни страны.

Она наталкивалась на серьезные препятствия, расширяя свою сферу и отступая.

Важной вехой на этом пути стало создание в 1936 г. в противовес политике правительства Алессандри, шедшего на установление связей с нацистской Германией, Народного фронта в составе радикальной, социалистической и коммунистической партий, к которым примкнула Конфедерация трудящихся Чили. Кандидат Народного фронта Агирре Серда победил на президентских выборах 1938 г. Его правительство (1938 - 1941) расширило демократические свободы, приняло меры против профашистских группировок, создало Корпорацию развития производства (Corporation del Fomento, CORFO), ставшую основой государственного сектора экономики.

стр. После смерти Серды в 1941 г. президентский пост занял кандидат широкой коалиции Демократический альянс Хуан Антонио Риос Моралес (1942 - 1946), продолживший курс Народного фронта.

На президентских выборах 1946 г. победу одержал кандидат Демократического альянса Габриэль Гонсалес Видела. В его правительстве участвовали три министра от Коммунистической партии Чили (Partido Comunista de Chile, PCCh), но под давлением правых сил и правящих кругов США он удалил коммунистов из правительства и разорвал дипломатические отношения с СССР, мотивируя это "высокими национальными интересами" и утверждая, что по его конфиденциальной информации через три месяца вспыхнет третья мировая война. Настоящей же причиной было желание Вашингтона предотвратить "нарастание угрозы коммунизма", так как на муниципальных выборах г. PCCh получила 91 тыс. голосов по сравнению с 32 тыс. в 1944 г., а вместе с кандидатами PCCh, включенными в списки радикальной партии, - 127 тыс. Поэтому, мол, чтобы избежать давления США, пусть коммунисты добровольно уйдут из правительства, а Видела будет выполнять обещанную программу. Вместо этого президент обрушил репрессии на левых профсоюзных и политических руководителей вплоть до заключения их в концлагеря. В народе его стали называть "предателем", а принятый при нем "Закон о постоянной защите демократии", запрещавший деятельность компартии, "проклятым".

Этот акт был отменен лишь в 1958 г.1.

В 1964 г. президентом был избран кандидат христианско-демократической партии (Partido Democrata Cristiano, PDC) Эдуардо Фрей Монтальва, провозгласивший лозунг "революции в условиях свободы", означавший проведение реформ вместо настоящих революционных преобразований. В числе слагаемых его политики были так называемая чилинизация крупных горнорудных и коммунальных предприятий, контролируемых иностранным, преимущественно американским, капиталом, а также осуществление "глубокой" земельной реформы.

"Чилинизация" проводилась на основе, предложенной американской компанией "Кеннекот коппер". Чили предоставлялось большинство акций ее рудников за компенсацию, которая обычно превышала их номинальную стоимость. При этом контроль за операциями оставался в руках компании. Другая американская фирма "Анаконда" сначала поартачилась, но с ростом цены на медь во время вьетнамской войны согласилась с условиями "Кеннекот", получившими название "национализация по договоренности".

Обе компании посредством заключения контрактов на управление и продажу продукции продолжали сохранять свои позиции. Хотя Чили владела большей частью акций, она не могла распоряжаться своей медью.

Аграрная реформа преследовала цель снизить накал борьбы земледельцев за свои права путем ликвидации чрезмерно больших поместий, передачи земли в собственность некоторой части крестьян. По закону помещикам полагалась компенсация наличными и облигациями в течение 25 лет. На экспроприированных землях создавались землеустроительные объединения типа кооперативов - "асентамьенто", управляемые их членами и правительственной "Корпорацией аграрной реформы" (Corporacion de Reforma Agraria, CORA).

При осуществлении реформы правительство Фрея столкнулось с сопротивлением крупных землевладельцев. В результате к концу его пребывания стр. у власти были экспроприированы лишь 1408 поместий, т.е. только треть подлежавших экспроприации. Из планировавшихся для поселения в "асентамьенто" 100 тыс. семей были поселены лишь 32 тыс. Итоги деятельности правительства христианских демократов вызвали разочарование значительной части чилийцев, упал престиж правящей партии. От нее стали отпочковываться диссидентские течения, присоединяясь к возникшей коалиции левых сил - блоку Народное единство (UP), ядром которого стали Социалистическая партия Чили (Partido Socialista de Chile, PSCh) и PCCh, расширившие свой электорат в конце 60-х годов: PSCh с 10,6 % на парламентских выборах 1965 г. до 12,8% в 1969 г., a PCCh с 12,7% до 16,6% в те же годы3. Показательно, что влияние PCCh росло быстрее, чем PSCh.

Сказывалась более здравая позиция PCCh нежели левацкие тенденции в PSCh. В новую коалицию вошли также Радикальная партия (Partido Radical, PR) и Радикально демократическая партия (Partido Radical Democrata, PRD), две небольшие левые группировки - Независимое народное действие (Accion Popular Independiente, API) и Социал-демократическая партия (Partido Socialdemocrata, PSD). К ним присоединилось отколовшаяся в 1969 г. от PDC левая фракция Движение единого народного действия (Movimiento de Accion Popular Unitaria, MAPU).

Крах реформистской политики правительства PDC открыл перед Народным единством возможность бороться за власть для осуществления действительно революционных преобразований на президентских выборах 1970 г. Этому благоприятствовали ослабление PDC, не сумевшей остановить революционный процесс, наличие опытного лидера социалиста Сальвадора Альенде, участвовавшего в избирательной президентской кампании в четвертый раз с 1952 г., а также достаточно детально разработанной программы действий.

На состоявшихся 4 сентября 1970 г. выборах за Альенде проголосовали 36,3 % избирателей, за представителя промышленно-финансовых кругов Алессандри - 34,9% и за кандидата PDC Томича - 27,8%4. Альенде получил лишь относительное большинство, хотя и меньше, чем в 1964 г. (38,9%). По действовавшей конституции в этом случае конгресс должен был выбирать президента из двух кандидатов, набравших наибольшее количество голосов. Христианские демократы, от которых прежде всего зависело голосование, согласились поддержать Альенде в обмен на подписание так называемого Статута конституционных гарантий, ограничивавшего власть будущего правительства, но открывавшего возможность сотрудничества левых с умеренными политическими силами.

После этого за Альенде проголосовали более % парламентариев. 24 октября он был провозглашен президентом Чили.

Таким образом Альенде пришел к власти через выборы конституционным путем. Но Народное единство не располагало большинством в парламенте, что не гарантировало стабильность его власти и сказалось на последующих событиях, став фактором, способствовавшим военному перевороту 1973 г.

Альенде был последовательным сторонником осуществления "чилийской модели" продвижения страны к социализму, не сопряженной с вооруженной борьбой или острыми формами насилия. Он говорил: "Чили открывает путь, по которому могут пойти другие народы Латинской Америки и мира. Жизненная сила единства сметет диктатуры и откроет путь к освобождению народов, к строительству такой жизни, которую они выберут для себя"5.

стр. Касаясь особенностей революционного процесса в Чили, президент подчеркивал, что его развитие происходило в рамках буржуазно-демократической законности, при существовании различных партий и идеологических течений, при сохранении свободы политической деятельности для сил, находящихся в оппозиции к народному правительству. Он видел в этом черты, отличавшие чилийский процесс от того, что происходило в других странах, в частности в России 1917 г., и поэтому говорил о "второй модели перехода к социализму", которую предстоит осуществить в его стране. Из высказываний, содержавшихся в его первом послании пленарному заседанию Национального конгресса Чили 21 мая 1971 г., следовало, что "вторая модель" могла обойтись без установления диктатуры пролетариата, которую он рассматривал лишь как "одну из форм построения социалистического общества".

Кстати, в своей последней книге "Коммунизм и демократия" (2008 г.) Луис Корвалан вернулся к положению ленинского учения о диктатуре пролетариата. "Возможно, - писал он, - что, знакомясь с этой книгой, читатель подумает или скажет: правда, что коммунисты всегда боролись за демократию, но правда также, что они - за диктатуру пролетариата и были на стороне Советского Союза, где была диктатура и не разрешалось более одной партии. А сегодня продолжают оставаться и на стороне Кубы, где другая диктатура, также с одним политическим объединением". Отметим смелость соображения Корвалана, назвавшего существовавшие в СССР и на Кубе режимы диктатурой.

Суждения Корвалана о диктатуре пролетариата, как представляется мне, обнаруживают биение мысли, творческий подход, не связанный с привер стр. женностью прошлым жестким идеологическим схемам: диктатура одного класса при одной партии, тогда как он отстаивает многопартийность, укладывающуюся в развитие демократии.


Правительство Альенде осуществило ряд глубоких революционных преобразований в интересах народа. Учитывая огромную экономическую важность крупных предприятий по добыче медной руды - главного богатства чилийских недр, селитры, угля, железной руды, принадлежавших иностранным компаниям, оно приняло при парламентской поддержке PDC закон об их национализации. Он предусматривал компенсацию американским владельцам с учетом амортизации и "чрезмерной прибыли", вывезенной компаниями из страны. Ведя курс на укрепление государственного сектора производства, правительство Народного единства поставило под государственный контроль предприятия сталелитейной, текстильной, цементной промышленности. На остававшихся в частном секторе устанавливался рабочий контроль. Путем выкупа акций была национализирована банковская система. Государство стало контролировать внешнюю торговлю. В 1971 г. госсектор охватил 2/3 промышленной продукции. Ускоренно проводилась аграрная реформа. Экспроприации подверглись почти все поместья площадью свыше 80 га поливных или соответствующего эквивалента других земель.

Крестьянам были переданы 5 млн. га земли. Господству латифундизма был положен конец. Зарплата чилийцев возросла в среднем на18%8. Расширилось жилищное строительство. Но по мере реализации революционных преобразований стало возрастать и противодействие оппозиционных сил. Тем не менее политика правительства Альенде была поддержана большинством трудящихся. Свидетельством этого стали муниципальные выборы в апреле 1971 г., на которых 51% избирателей отдали свои голоса партиям Народного единства. PSCh (партия Альенде) получила 22,3% голосов, PCCh 16,9%. PDC тогда собрала 25,7%9.

Можно сказать, что основной политической опорой Альенде была PCCh. Анализируя роль этой партии тех лет, Луис Корвалан в своей книге не без основания утверждал:

"Коммунистическая партия была главным созидателем единства чилийских левых сил и их победы на президентских выборах 1970 г. И, кроме того, неизменно и постоянно поддерживала правительство президента Альенде". На мой взгляд, линия PCCh в отношении правительства была здравой, адекватной соотношению противоборствующих в стране сил, оказывала весомое влияние.

В то же время роль собственной партии Альенде - социалистической была неоднозначна.

Левацкие тенденции в PSCh создавали президенту немалые проблемы. Особенно ясно это проявилось в последние дни существования его правительства, в действиях генерального секретаря партии Карлоса Альтамирано, который на встречах с военными моряками на флотских базах в Талькауано и Вальпараисо подбивал их на мятежные выступления. августа 1973 г. командование ВМФ объявило о раскрытии военного заговора во флотских экипажах. В речи перед своими сторонниками на стадионе в Сантьяго 9 сентября Альтамирано признал, что встречался с заговорщиками, и заявил: "Правых можно сокрушить только непобедимой мощью народа, солдат и сержантов, офицеров, верных существующему правительству..."". Альтамирано говорил о необходимости для этого превратить Чили "в еще один героический Вьетнам". Иначе как провокационными такие речи не назовешь.

стр. С другой стороны, немаловажным фактором в развитии ситуации явилась позиция Вашингтона. Известен доклад сенатской комиссии Чрча о тайных операциях США в Чили от декабря 1975 г, касающийся периода до переворота. Теперь же он дополняется удивительными по своему объему рассекреченными в соответствии с американским Законом о свободе информации (Freedom of Information Act) документами (их около тыс.), в том числе и сообщениями резидентов ЦРУ и военной разведки в Чили, из которых явствует отношение сверхдержавы (США) к событиям в небольшой периферийной стране, не влияющей на соотношение сил в мировой политике. Но эта позиция вписывается в логику холодной войны, противостояния двух лагерей - империализма и социализма, когда коммунизм рассматривался американцами как главный и вездесущий враг. Отсюда намерение воспрепятствовать возникновению наряду с Кубой еще одной латиноамериканской страны, к тому же идущей к социализму невооруженным путем. И хотя режим Пиночета не укладывался в модель "американских ценностей" и наносил урон международному престижу США, он все же был для Вашингтона предпочтительнее распространения коммунизма, олицетворявшегося, по их мнению, правительством Альенде. Об этом свидетельствуют рассекреченные документы, проанализированные в обстоятельном материале, подготовленном директором Института продвинутых исследований (Instituto de Estudios Adelantados, IDEA) Чилийского университета в Сантьяго (USACH) О. Л. Ульяновой "КПЧ в американских архивах (1973 - 1979)12.

Узнав на следующий день о высказываниях Альтамирано, Пиночет воспользовался этим "подарком судьбы" и объявил о переводе армии на казарменное положение. А на следующий день произошел военный переворот, не позволивший Альенде и его правительству осуществить все намеченное на пути к социализму.

Начался новый этап в истории страны - борьба за устранение военной диктатуры. На этом этапе заметную роль сыграли чилийцы - персонажи настоящих воспоминаний.

Социально-экономическая политика режима Пиночета после переворота 1973 г.

характеризовалась прежде всего ликвидацией преобразований, осуществленных правительством Народного единства. В первую очередь это - денационализация промышленных предприятий, поставленных под контроль государства при Альенде. В результате многие предприятия были переданы частным владельцам, в числе которых оказались и входившие в крупные финансово-олигархические группы. Правда, Пиночет сохранил за государством главное, что национализировал Альенде, - добычу меди.

Приватизация способствовала развитию частной инициативы, но не принесла разительных улучшений экономической ситуации. Крупные зарубежные инвесторы опасались приобретать предприятия в стране, где царил административный произвол и где капитал не располагал необходимыми гарантиями для экономической деятельности. Хлынувший в страну поток иностранных товаров ударил по чилийским производителям.

Важные перемены в социально-экономической политике военного режима произошли в конце 1970-х - начале 1980-х годов. Они проявились в проведении ряда важных реформ, осуществление которых связано с деятельностью молодого (тогда ему было 30 лет) министра труда и социального обеспечения стр. (1978 - 1980), а затем министра горнорудной промышленности (1980 - 1981) экономиста "чикагской школы", разрабатывавшей применительно к Чили программу перехода к свободной рыночной экономике, выпускника Гарвардского университета Хосе Пиньеры (брата нынешнего президента Чили).

Первой реформой стал так называемый План по трудовым отношениям (Plan Laboral). Он был предложен Пиночету в сложные для правивших военных дни, когда влиятельные профсоюзные объединения США объявили бойкот торговле с Чили. Пиньера взялся за реформирование трудовых отношений в стране, рассчитывая убедить американских инициаторов бойкота отказаться от своих намерений. Он предложил на рассмотрение Пиночета план, основанный на пяти пунктах: свобода профсоюзной деятельности (присоединения к профсоюзам и их создания);

демократия при принятии профсоюзами решений (выбор руководителей, присоединение к федерациям и конфедерациям, голосование о забастовках);

заключение коллективных договоров на каждом предприятии;

забастовки, подчиняющиеся "дисциплине рынка", без монопольного права на рабочие места;

невмешательство государства в профсоюзную жизнь и в заключение коллективных договоров. Пиночет встретил эти предложения без особого энтузиазма. Ему не нравилось, что профсоюзы смогли бы прибегать к забастовкам. Он видел в этом возможность для действий политических агитаторов в целях нарушения общественного порядка и приостановки работы в стране. Тем не менее принял изложенные пункты13.

В конечном счете перед угрозой торгового бойкота Пиночет, при том, что Пиньера провел работу с авторитетными деятелями американского и чилийского профсоюзного движения (в том числе с оппозиционной "Группой десяти" и Мануэлем Бустосом, возглавлявшим запрещенный из-за влияния в нем коммунистов профсоюзный центр), одобрил представленный план, правда, грозя, что, если не будет прекращен бойкот экспорта чилийских товаров, он "экспортирует", т.е. отправит в изгнание оппозиционных профсоюзных руководителей14.

Благодаря усилиям Пиньеры реформа законодательства о трудовых отношениях была принята 29 июня 1979 г. Одобренный декрет-закон предусматривал: свободу деятельности профсоюзов;

тайное голосование при избрании их руководителей;

переговоры о коллективном соглашении между профсоюзами и работодателями на уровне компании, отрасли или в масштабах страны;

право на забастовку как отказ работать, но не до ее объявления и не обязательно приводящей к прекращению производственной деятельности. Работодателям разрешалось объявлять локаут, когда не все профсоюзы участвовали в забастовке.

Естественно, что руководящие деятели партий Народного единства и даже PDC отнеслись отрицательно к плану Пиньеры, увидев в нем попытку отнять у профсоюзов прежние завоевания, "атомизировать" профсоюзное движение, поставить его в жесткие рамки.

Показательно, что 10 июля, спустя несколько дней после принятия плана, один из лидеров PDC Сальдивар заявил, что план "лишает трудящихся их прав и завоеваний, означает их институционную маргинализацию, нацеленную на установление в Чили модели крайне праволиберального общества"15.

Следующей важной мерой, подготовленной Пиньерой, была законодательно одобренная ноября 1980 г. реформа системы социального обеспе стр. чения. Ее смысл состоял в замене существовавшей прежде системы государственного социального обеспечения частными компаниями, управляющими пенсионными фондами и занятыми инвестиционным размещением средств вкладчиков. Реформа укрепила влияние пиночетовского правительства в этой сфере, хотя и не затронула частное присвоение накоплений трудящихся. Новая система была рассчитана на трудящихся со стабильным высоким доходом, занятых в государственном или частном секторах.

Пенсионные отчисления производятся работодателем в обязательном порядке в размере 10% от общего размера зарплаты работника. Эта система охватила первоначально не более 50% трудоспособного населения, причем указанная доля сокращалась16. Из существовавших вначале 20 управляющих компаний сохранились единицы. Интересно, что военные, навязавшие своим согражданам нынешнюю пенсионную модель, остались в прежней государственной системе пенсионного обеспечения.

Были сделаны также два важных изменения в здравоохранении. Во-первых, введена приватизированная система страхования, которая стала составной частью системы AFP (Administradoras de Fondos de Pensiones) - частных компаний, управляющих пенсионными фондами. Во-вторых, работникам предоставлялось право выбора между государственной системой страхования с обязательным отчислением 7% зарплаты и приобретением на свои средства минимальной страховой программы через частные "Учреждения по страхованию здравоохранения" (Institution de Salud Previsional, ISAPRE).

Реформа социального обеспечения оказала значительное влияние на экономику и общественную жизнь страны, охватив миллионы людей.

И, наконец, еще одна имевшая серьезные последствия реформа, подготовленная Пиньерой, - принятие конституционного закона о горнодобывающей промышленности от 21 января 1982 г.

После военного переворота 1973 г. власть оказалась в ситуации неопределенности с правами собственника в горнодобывающей промышленности - основной отрасли экономики страны. После успешного осуществления Плана трудовых отношений и реформы социального обеспечения Пиночет предложил Пиньере перейти с поста министра труда и социального обеспечения на пост министра горнорудной промышленности с задачей разработать проект конституционного закона, который предусматривал твердые права владельца горнорудными активами. Необходимо было создать экономическую модель, основанную на свободном рынке и частной собственности17.

В то время развернулись дискуссии о приватизации огромной государственной компании - Чилийской национальной медной корпорации (Corporation National del Cobre de Chile, CODELCO), крупнейшего в мире производителя меди, работавшей на национальных месторождениях, ранее принадлежавших американским компаниям. Попытка ее приватизации вызвала бы целую бурю в стране и затруднила бы решение поставленной задачи. В такой ситуации лучшим выходом было открыть дорогу для частной добычи меди и других полезных ископаемых и позволить этой добыче вырасти до превращения в ведущую отрасль экономики, и только после этого браться за вопрос о собственности на активы CODELCO. Для развития частной горнодобывающей промышленности сначала требовалось разрешить проблему справедливой компенсации в случае экспроприации горнодобывающей концессии. В разрабатывавшемся законе горнодобывающую концессию назвали "полной лицензией" с предоставлением гарантий частному инвестору при защите стр. национальных интересов. Согласно положениям закона защита лицензии означала защиту права собственности, права владельца свободно эксплуатировать ее, использовать ее доходы и распоряжаться ею по своему усмотрению - продать, заложить или передать по наследству. Существование и окончание права на владение "полной лицензией" до сих пор находится в руках судебной, а не законодательной или исполнительной власти.

1 декабря 1981 г. правящая хунта одобрила конституционный закон. 22 декабря он был единогласно одобрен Конституционным судом. Влияние принятого закона стало ощущаться с момента его опубликования 21 января 1982 г. и выразилось в увеличении объема геологоразведочных работ и разработки ресурсов. У главного сектора чилийской экономики появились новые возможности в инвестиционной деятельности, в разработке природных ресурсов и обеспечении занятости населения. Произошел беспрецедентный рост горнодобывающей отрасли. За последующие 20 лет производство меди в Чили увеличилось впятеро, а частная горнорудная промышленность выросла в 16 раз, что вывело страну на первое место в мире по объемам поставок меди. Она стала также крупнейшим в мире поставщиком природных нитратов, йода и лития. Наряду с серьезными вложениями отечественных бизнесменов горнодобывающий сектор привлек 20 млрд. долл. прямых иностранных инвестиций. К тому же горнодобывающая отрасль стимулировала инвестиции в другие сектора экономики - энергетику, транспорт, водное и портовое хозяйство, строительство дорог и жилья, машиностроение.

В 90-х годах концессионная система лицензий распространилась на инфраструктурные отрасли (автодороги, морские и воздушные порты), ранее входившие в сферу "государственных работ". Закон способствовал безостановочному экономическому росту, составлявшему в среднем на протяжении полутора десятков лет 7% в год.

Вот это и было "экономическим чудом". Но произошло оно уже после ухода Пиночета от власти, хотя, как видим, проведенные при нем реформы впоследствии способствовали этому.

* Отслеживали ли деятели чилийского демократического движения осуществлявшиеся социально-экономические реформы, влиявшие на ситуацию в экономике и общественной жизни после ухода Пиночета? Думаю, что серьезные политики не видели реальных изменений и их последствий. Сосредоточенные на борьбе за устранение военного режима, они упускали это из поля зрения, воспринимая упомянутые меры прежде всего как ликвидацию прежних завоеваний трудящихся.

Как отнеслись мои чилийские друзья-товарищи к реформам, проведенным Пиньерой, апологетом свободного рынка, господства частной собственности, противника вмешательства государства в экономику, хотя и признававшего его ограниченную "надзорную функцию? В подавляющем большинстве - отрицательно, особенно это касается коммунистов. Для них высказаться в поддержку свободного рынка, за принижение роли государства в социально-экономической сфере означало тогда сокрушение идеологических основ, отказ от марксистского подхода, по существу предательство. В первые годы после правления Пиночета, пожалуй, лишь в стр. соцпартии стали обсуждаться возможности использования рыночных механизмов, но с социальной защитой, как сейчас говорится, социально ориентированной рыночной экономики. В PCCh и не заикались об этом.

Как руководство КПСС относилось к информации, поступавшей от персонажей настоящих воспоминаний, как оно на нее реагировало? Естественно, это касается периода после вступления Альенде на пост президента. В целом то была благожелательная реакция. Корвалан встречался с руководителями нашей партии при каждом приезде в СССР. До этого, в 1965 и 1972 гг., у него была встреча с членом Политбюро ЦК КПСС А.

П. Кириленко, посетившим Чили по случаю XIII съезда PCCh и ее 50-летия. Корвалан был принят Л. И. Брежневым для беседы накануне официального визита Альенде в СССР в декабре 1972 г. В конце 1970 - начале 1971 г. у Брежнева были Кадемартори и Мильяс*, приезжавшие для того, чтобы проинформировать о чилийской ситуации. Они изложили просьбу о предоставлении Чили кредита и получили положительный ответ.

В неоднократных беседах с представителями руководства PCCh заведующего Международным отделом ЦК КПСС, секретаря и кандидата в члены Политбюро ЦК Б. Н.

Пономарева неизменно звучала тема необходимости работы в армии с напоминанием ленинских слов, что "революция должна уметь защищать себя".

У меня, переводившего эти беседы, складывалось впечатление, что наше руководство не было уверено в успехе "чилийского эксперимента" во главе с Альенде. В беседах давалось понять, что наши возможности помощи при благожелательном отношении к намерениям правительства Народного единства ограничены вовлечением СССР в антиимпериалистическое движение в других регионах (Вьетнам, Ближний Восток).

Лично же все персонажи воспоминаний стали свидетелями и получателями солидарной поддержки руководством КПСС сразу после военного переворота в Чили и на протяжении всех последующих лет их деятельности по устранению диктатуры и восстановлению демократического режима.

Представлявшаяся нами, сотрудниками международного отдела, информация по Чили на основе контактов с руководителями PCCh и других оппозиционных Пиночету сил докладывалась в записках руководству ЦК и, если в ней не предлагались какие-то конкретные решения, просто принималась к сведению.

Отмечу, что все персонажи настоящих воспоминаний сыграли важную роль в годы борьбы с военной диктатурой за демократическое развитие своей страны.

* Начну с моих отношений с Генеральным секретарем ЦК Компартии Чили Луисом Корваланом, занимавшим этот пост с 1958 по 1989 г.

Я общался с ним начиная с марта 1962 г., когда впервые прилетел в Чили, сопровождая делегацию КПСС на XII съезде PCCh (теперь он считается XVI съездом партии, так как PCCh ведут отсчет своей истории с 4 июня * О них расскажу ниже.

стр. 1912 г., дня создания на ее первом съезде Социалистической рабочей партии, которая на своем IV съезде в 1922 г. была переименована в Коммунистическую партию Чили).

С тех пор мне довелось поддерживать с Корваланом товарищеские, переросшие в настоящие дружеские, отношения как со старшим товарищем. В международном отделе ЦК КПСС я занимался связями с PCCh, выезжал с товарищем Лучо, как называли его соратники, с нашими партийными делегациями и неизменно встречался на XIII, XIV съездах PCCh, праздновании ее 50-летия в 1972 г., а также во время его приездов в СССР во главе делегаций PCCh на съезды КПСС и при прибытии в нашу страну по другим поводам, например, по случаю визита президента Чили Сальвадора Альенде в 1972 г.

Участвовал в качестве переводчика в его неоднократных беседах с Л. И. Брежневым и другими партийными руководителями.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.