авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

Латинская Америка в поисках адекватной модели развития Автор: И. К.

Шереметьев, Л. Б. Николаева.............................................................................. 2

Перспективы развития российско-аргентинских торгово-экономических

связей Автор: В. М. Кокорев.............................................................................. 15

Наркоугроза и наркополитика Автор: М. Л. Чумакова..................................... 34

Центральная Америка - Израиль: давние связи и новые времена Автор: Э. Л.

Белый.................................................................................................................. 54 Чилийские коммунисты до и после военного переворота 1973 г. Автор:

Георгий Коларов................................................................................................. 71 Соображения и ответы Автор: И. Е. Рыбалкин.................................................. 81 Куда идет Испания? Автор: Э. Г. ЕРМОЛЬЕВА, Н. Е. ЧЕКАЛОВА....................... Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана в свете латиноамериканского опыта региональной интеграции Автор: А. А. Лавут... Новый шаг в развитии российской латиноамериканистики Автор: Ю. Н.

Мосейкин.......................................................................................................... "El RusoLatino de negocios" информирует Автор: А. Н. МОИСЕЕВ.................. ИБЕРО-АМЕРИКАНСКАЯ МОЗАИКА.................................................................. Заглавие статьи Латинская Америка в поисках адекватной модели развития Автор(ы) И. К. Шереметьев, Л. Б. Николаева Источник Латинская Америка, № 8, Август 2013, C. 4- ЭКОНОМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 42.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Латинская Америка в поисках адекватной модели развития Автор: И.

К. Шереметьев, Л. Б. Николаева Статья посвящена вопросам смены экономических моделей в истории латиноамериканских государств, анализу причин и результатов изменения стратегии развития в XX - начале XXI вв. Особое внимание уделено неолиберальной модели, утвердившейся в конце прошлого столетия в большинстве стран региона, которая сегодня подвергается острой критике.

Ключевые слова: экономическая модель, неолиберальные реформы, госкапитализм, социальная политика, модернизация.

Исследователи порой называют Латинскую Америку "опытным полем", на котором проходили "обкатку" разнообразные, порой диаметрально противоположные по своему идейному содержанию и целевой направленности модели и стратегии развития. К тому же они нередко носили имитационный характер, основывались на опыте зарубежных стран и не учитывали всей специфики государств региона.

Исторически первой из опробованных стала модель свободной рыночной экономики, концептуальные основы которой были разработаны представителями раннего классицизма (родоначальниками современного либерализма)*. Утвердившаяся в регионе еще в XVIII в. модель ориентировала латиноамериканские страны на максимальное использование своих "естественных преимуществ" в товарообмене с промышленно развитыми странами западного мира - природно-сырьевых ресурсов, в которых все больше Игорь Константинович Шереметьев - доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник ИЛА РАН;

Людмила Борисовна Николаева - кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ИЛА РАН (nlb2008@yandex.ru).

* Напомним, что ярким представителем раннего классицизма в истории экономической науки был шотландский экономист Адам Смит (1723 - 1790 гг.), убежденный сторонник свободного рынка с его "невидимой рукой", способной все расставить но своим местам. Кстати, будучи приверженцем свободной рыночной экономики, А.

Смит вовсе не исключал участия государства в общественных делах. Призванием государства он считал, в частности, заботу о малоимущих и нетрудоспособных слоях общества, о чем подчас почему-то забывают неолибералы-рыночники нашего времени.

стр. нуждался восходящий промышленный капитализм сначала в "мастерской мира" Англии, а затем и в других государствах Старого Света.

На деле эта изначальная модель развития обернулась для стран Латинской Америки интенсивной эксплуатацией их природных ресурсов, отстающим развитием, переносом сюда "грязных производств" и зарождением признаков экологического кризиса. Все это наглядно проявилось в 30-е годы прошлого столетия, в годы "Великой депрессии", ставшей причиной больших экономических потерь для многих стран региона и побудившей их искать иные пути развития, новую экономическую модель, свободную от пороков прежней. Так, обозначился переход к модели импортозамещающей индустриализации с ее новыми компонентами протекционизма, защитой внутреннего рынка, активным вмешательством государства в экономику и покровительственной политикой в отношении частно-национального предпринимательства, мелкого и среднего бизнеса, в частности.

По признанию ряда исследователей эта, назовем ее коротко госкапиталистическая модель, сыграла важную положительную роль в поступательном развитии латиноамериканских стран: она положила начало развитию национальной обрабатывающей промышленности, укреплению позиций частного национального капитала в ее новых отраслях (например, в машиностроении), ограничила участие иностранных монополий в ключевых сферах хозяйства - в противовес проследим появились крупные государственные компании в нефтегазовой и горнорудной промышленности, в электроэнергетике, а также в кредитно банковском секторе (корпорации и банки развития). На базе государственных ассигнований ускорилось развитие и социальной сферы: образования, медицины, санитарии, социального обеспечения и т.д.

Однако на поверку и новая "этатистская" модель импортозамещающей индустриализации оказалась не свободной от недостатков и противоречий. Решая одни проблемы социально экономического развития, она порождала новые. Так, в условиях жесткого протекционизма и патерналистской политики государства в отношении национального частного предпринимательства создавались "парниковые" условия для массового роста технически отсталых, малопроизводительных и слабых в конкурентном отношении предприятий. С другой стороны, все более разраставшийся государственный сектор утрачивал рентабельность, обрастал долгами, его субсидирование ложилось тяжелым бременем на государственные финансы и нередко было одной из главных причин бюджетных дефицитов и связанной с ними гиперинфляции. Все такого рода противоречия вскрылись в 80-е годы прошлого столетия под воздействием известного феномена финансово-долгового кризиса, потрясшего всю кредитно-банковскую систему западного мира. В условиях кризиса резко сократился приток финансовых ресурсов в страны региона, упали темпы роста производства, возросли безработица и бедность, расшаталась государственная финансовая система, стремительно раскручивалась инфляционная спираль. Недовольство чрезмерным вмешательством государства в экономическую жизнь, в дела биз стр. неса стали выражать и представители местных финансово-промышленных групп, сформировавшихся и окрепших на ранних стадиях функционирования протекционистской модели импортозамещения.

Достигнутый в 1970 - 1980 гг. темп роста ВВП в 5,5% по региону в целом снизился до 0,5% в 1980 - 1985 гг. При этом исторического минимума он достиг в 1980 - 1982 гг. 0,4% и в 1990 г. - в 0,3%;

в такой крупнейшей стране региона, как Бразилия, в 1990 г. упал до -4,4% против рекордного роста этого показателя в 70-е годы (8,6%)1.

Одной из стран, где в свое время утвердилась модель госкапитализма, где она прошла и фазу взлета, и фазу кризиса, была Венесуэла. Ее тогдашний президент Карлос Андрес Перес в одном из своих интервью парижской газете "Le Monde" по поводу этой модели, ее "исторической миссии" и кризиса сказал следующее: "Мы (латиноамериканцы) создали очень искусственные экономики с чрезмерным протекционизмом и гипертрофированным государственным аппаратом, но не надо забывать, что в прошлом это было сделано в ответ на эксплуатацию и нажим, которым мы подвергались"2.

"Оправдательный вердикт" госкапиталистической модели развития выносит и известный мексиканский экономист Серхио де ла Пенья. Рассматривая суть "Национального проекта развития", осуществлявшегося в Мексике с давних времен и вплоть до ее перехода к модели неолиберальной рыночной экономики в начале 90-х годов прошлого века, он говорил, что его неотъемлемой составляющей и опорой был протекционизм, под защитой которого на протяжении многих десятилетий развивалась национальная промышленность.

Он отмечал также, что протекционизм, помимо средства защиты внутреннего рынка, выполнял и другие важные функции, он использовался как механизм регулирования торгового баланса и как источник поступления денежных средств в казну в виде таможенных пошлин и других сборов3.

Критики-неолибералы в качестве аргумента против госкапиталистической модели развития нередко ссылаются на тот факт, что она приводит к чрезмерному огосударствлению производства в ущерб интересам частного предпринимательства. Такие факты действительно имели место в истории латиноамериканских стран, как, например, в Чили в годы пребывания у власти президента-социалиста Сальвадора Альенде (70-е годы прошлого столетия). Не следует, однако, забывать о том, что форсированное создание в рамках госсектора производственной инфраструктуры и базовых отраслей производства, непосильное для частного национального предпринимательства на стадии его зарождения и вызревания, способствовало формированию более благоприятных общехозяйственных предпосылок для его же развития;

низкие тарифы на производственные услуги предприятий госсектора оборачивались повышенной прибылью частно-национальных предприятий, ускоряя таким образом процесс первоначального накопления. На протяжении нескольких десятилетий в целях становления и укрепления частно национального предпринимательства, освоения им новых сфер производства широко применялась также система мер косвенного поощрения накопления частного капитала, среди них - инвестиционная, на стр. логовая, кредитно-денежная политика. Во многих странах была создана сеть крупных подконтрольных государству банков развития. Под разными названиями они появились в Аргентине, Бразилии, Мексике, Венесуэле, Колумбии, Перу, Чили и других странах. В отличие от частных коммерческих банков, специализировавшихся, как правило, на предоставлении краткосрочных ссуд под повышенный процент, банки развития финансировали и кредитовали на долгосрочной основе крупные инвестиционные проекты в приоритетных отраслях хозяйства. Со временем функции таких банков ("корпораций развития") расширились: в ряде случаев на них стали возлагаться, например, задачи экспертной оценки целесообразности осуществления тех или иных проектов, разработка предложений о размерах и формах участия частно-национального, иностранного и государственного капитала в их реализации, наконец, оказание организационно технических услуг при создании новых предприятий.

Палитра форм и методов государственного содействия развитию частного предпринимательства включала и политику регулирования взаимоотношений национального капитала с иностранным. Наряду с определенными ограничениями в отношении последнего такая политика предусматривала и существенные льготы для иностранных инвесторов, прежде всего в тех случаях, когда финансовые ресурсы последних направлялись в приоритетные отрасли хозяйства или в экономико географические районы, где особенно остро ощущалась нехватка собственных средств.

Характерной формой вложений иностранных фирм со временем стали смешанные предприятия с преобладающей долей национального капитала. С их помощью удалось ускорить процесс модернизации национальных экономик и лучше адаптироваться к условиям научно-технического прогресса.

При разностороннем содействии государства в Аргентине, Бразилии, Мексике, Венесуэле, Колумбии, Чили сформировались довольно многочисленные и влиятельные финансово промышленные группы, многие из которых и сегодня продолжают играть ведущую роль в экономическом развитии и имеют тесные связи с крупнейшими транснациональными компаниями.

Итак, довольно успешно действовавшая на протяжении более полувека госкапиталистическая модель развития, позволившая многим латиноамериканским странам осуществить важные структурные преобразования, заложить основы промышленного развития и ускорить формирование национального частного предпринимательства, под ударами финансово-долгового кризиса 80-х годов "забуксовала", перестала отвечать своему назначению "двигателя" экономического развития. Казалось, на этом и закончилась ее "историческая миссия", о которой говорили многие латиноамериканские ученые-исследователи, непредвзято относившиеся к вопросам участия государства в социально-экономическом развитии.

Очередной поворотной вехой стала вторая половина 80-х-90-е годы прошлого столетия.

Этот период ознаменовался повальным переходом латиноамериканских стран к новой парадигме - к модели открытой рыноч стр. ной экономики неолиберального типа. Этот крутой поворот на практике выразился:

- в почти полном отказе от политики протекционизма, прежде прикрывавшего внутренние рынки стран региона от внешней конкуренции;

- в свертывании и приватизации государственного сектора в форме распродажи или ликвидации многих его предприятий, в прекращении практики их субсидирования;

- в пересмотре законодательства, регулирующего инвестиционную деятельность иностранных компаний, в ослаблении или полной отмене ограничений на сферы их деятельности в национальной экономике, на долевое участие в капитале смешанных предприятий, на вывоз прибылей и т.д.

"С середины 70-х годов (прошлого века) можно говорить о тенденции, знаменующей собой поворот на 180 градусов в стратегии развития и в политике, которая из нее вытекает, - считает известный чилийский экономист Мануэль Агосин. - Уже в 1983 г.

постепенный переход от модели импортозамещения к модели динамичного участия в международной торговле за рамками своего региона начала Коста-Рика. Затем в 1985 г.

довольно быстро к либерализации своих экономик приступают Боливия и Мексика. В начале текущего десятилетия (имеются в виду 90-е годы прошлого столетия. - И. Ш., Л.

Н.) к этой тенденции приобщаются еще несколько стран, включая Венесуэлу, Перу, Аргентину и Бразилию. И даже Колумбия, которая в 1990 г. приняла план постепенного перехода к открытой экономике в течение четырех лет, в середине 1991 г. решила ускорить его выполнение и завершить в 1992 году"4.

Инициатором ускоренного процесса разгосударствления национальной экономики в регионе стала Чили. Пришедшее к власти в 1973 г. военное правительство, начав с передачи в частные руки небольших предприятий, оказавшихся под контролем государства в предшествующие годы (в годы правления Народного единства), в 80-е годы развернуло продажу и тех из них, которые прежде составляли ядро государственного сектора экономики. Так, в металлургической промышленности приватизации подверглась крупнейшая компания "Compania de Aceros del Pacifico", в угледобывающей - "Compania Carbonifera Schwager" и "Empresa Nacional del Carbon", в горнодобывающей и химической - "Sociedad Quimica y Minera de Chile". В 1988 г. власти объявили о продаже по частям 60% акций крупнейшей авиакомпании "Linea Агеа Nacional", причем 30 - 35% иностранным фирмам, 13 - 18% - частным национальным и 12% - ее служащим. По схожей схеме стала осуществляться приватизация и других государственных предприятий: морского флота "Empresa Maritima", портовых услуг "Empresa Portuaria de Chile", железнодорожной "Ferrocarriles del Estado", телефонной "Compania de Telefonos de Chile", а также ряда электроэнергетических компаний. Демонтаж госсектора коснулся и кредитно-банковской сферы. Так, в 1987 г. два крупнейших банка страны "Banco de Chile" и "Banco de Santiago" (в 1983 г. оказавшиеся на грани банкротства и тогда же взятые под контроль государства) вновь получили статус частных кре стр. дитных учреждений. Приватизации подверглась и государственная страховая компания "Institute de Seguros del Estado".

Вслед за Чили распродажей активов госсектора занялись Аргентина и Мексика. В первой из них приватизация началась еще во второй половине 70-х годов с так называемой "периферийной денационализации", которая первоначально не затрагивала основных компаний и предприятий госсектора. Вскоре, однако, такой барьер оказался размыт, и поток приватизации захватил ключевые отрасли экономики - энергетику и общественный транспорт, угольную промышленность и нефтехимию, военно-промышленный комплекс и, наконец, дело дошло до "заповедной зоны" госсектора - нефтегазовой промышленности.

В декабре 1987 г. власти распорядились о продаже за 40 млн. долл. второй по значению в стране авиакомпании "Austral";

торги выиграла частная предпринимательская группа "Grupo Pescarmona". Вскоре было принято решение (февраль 1988 г.) о продаже 40% акций и крупнейшей в Аргентине компании воздушного флота "Aerolineas Argentinas".

Часть акций (9%) предполагалось передать служащим компании. В июле 1988 г.

правительство заявило о намерении частичной денационализации железнодорожной компании "Ferrocarriles Argentinos", преобразовав ее в три смешанные фирмы с участием частного капитала: "Ferrocargo" (грузовой транспорт), "Metropol" (городской пассажирский транспорт) и "Ferrotur" (дальние пассажирские перевозки). Был открыт доступ для местного и иностранного частного капитала в государственные компании связи ("Encotel") и радиовещания и телевидения ("Entel"). На торгах были распроданы акции государственных компаний нефтехимической промышленности ("Atanor", "Carbo quimica Argentina", "Petroquimica Bahia Blanca", "Petroquimica Rio Tercero" и др.).

Иностранный капитал стал также привлекаться в комплекс предприятий оборонной промышленности, в частности, связанных с производством и освоением авиационной и космической техники.

Что касается нефтяной промышленности, то пакет намерений аргентинского правительства включал план широкого сотрудничества с частным капиталом, в том числе иностранным. В целях развития и модернизации этой отрасли частным компаниям предоставлялось широкое поле деятельности: отныне они могли заниматься переработкой, транспортировкой, распределением и продажей нефти. В течение срока действия плана сотрудничества государственной нефтяной компании "Yacimientos Petroli-feros Fiscales" (YPF) с частным капиталом (20 - 25 лет) предполагалось сократить долю участия государства в нефтяном хозяйстве страны до 20%, а долю участия частного капитала увеличить до 80%.

Образцом "классического" госкапитализма вплоть до 90-х годов прошлого столетия была Мексика. Здесь значительно раньше, чем в других латиноамериканских странах (в 20 - 30 е годы), сформировался мощный госсектор экономики, в состав которого входило свыше одной тысячи предприятий различного профиля. Среди них - крупнейшее металлургическое предприятие "Altos Hornos", горнорудная компания "Minera de Cananea" стр. (занимавшая пятое место в мире по добыче меди), авиационная "Aerovias de Mexico", телефонная "Telefonos de Mexico", одна из крупнейших в мире нефтяных корпораций "Petroleos Mexicanos" (PEMEX). Ведущую роль государственные компании играли также в электроэнергетике (Comision Federal de Electricidad), в производстве удобрений и снабжении населения продуктами питания. Государству принадлежала сеть специализированных банков и в их числе - главный инвестиционный банк Nacional Financiera (NAFIN), сыгравший большую роль в мобилизации как внутренних, так и внешних финансовых ресурсов на цели экономического развития.

Ситуация круто изменилась в 80-е годы прошлого столетия. Если в начале этого десятилетия, как было сказано выше, в состав госсектора входило свыше одной тысячи предприятий (точнее, 1155 единиц), то уже в конце 1989 г. их оставалось не больше ста. В начале 1990 г. власти объявили о намерении продать еще 65. Было ликвидировано государственное управление предприятиями с долевым участием государственного капитала (так называемый сектор "параэстаталь" (paraestatal). Существенные изменения произошли в структуре кредитно-банковской системы. В 1982 г. в разгар финансово экономического кризиса в целях предотвращения утечки капиталов за рубеж правительство национализировало все крупные коммерческие банки. В 1991 г. начался обратный процесс - распродажи их акций частным финансово-промышленным группам на конкурсной основе.

В составе госсектора уцелели только основные предприятия нефтяной промышленности, занятые добычей и переработкой нефти и газа, а также их реализацией на внутреннем и внешнем рынках, и такие важные звенья хозяйства, как электроэнергетика, основная сеть железных дорог, торгово-распределительная компания CONASUPO и некоторые другие.

Приватизация не обошла стороной и другие страны региона. Так, в Боливии она коснулась ключевой отрасли - горнорудной. В целях погашения части внешнего долга и модернизации производства международному консорциуму, в состав которого вошли крупнейшие транснациональные банки США, такие как "Chase Manhattan Bank" и "First National City Bank", была передана часть акций крупнейшей горнорудной корпорации COMIBOL. Рассматривалась и возможность приватизации государственной нефтяной компании "Yacimientos Petroliferos Fiscales Bolivianos" (YPFB), на чем настаивал Международный валютный фонд (МВФ), мотивируя свои рекомендации необходимостью ее финансового оздоровления. И, наконец, примером малой страны Карибского бассейна может служить островное государство Тринидад и Тобаго. Здесь приватизация была провозглашена главным направлением государственной политики. В соответствии с этим было принято решение приватизировать металлургическую компанию "Iron & Steel Company", химическую "Trinidad Nitrogen Company", сахарную "Caroni" и другие, которые были оценены как низко рентабельные.

О судьбах иностранного капитала при различных моделях развития в Латинской Америке следует сказать особо. На всех этапах страны региона стр. так или иначе, в тех или иных масштабах и формах привлекали и использовали этот капитал и как динамичный фактор роста производства, и как весьма важный дополнительный источник финансирования национальных экономик, их модернизации.

Своеобразно складывалось положение иностранного предпринимательского капитала при рассмотренной выше госкапиталистический модели развития в 60 - 70-ые годы: они были отмечены ужесточением режима деятельности иностранных компаний, попытками (и подчас небезуспешными) поставить их в определенные рамки, отвечающие политике импортозамещающей индустриализации и укрепления экономической самостоятельности.

Так на свет появились программы "мексиканизации", "чилизации", "колумбианизации" определенных отраслей хозяйства с целью поставить их под контроль национального капитала.

"Сфабрикованная" в "мозговых центрах" США на основе модных идей неолиберализма и монетаризма новая модель открытой рыночной экономики на первых порах была воспринята в большинстве латиноамериканских стран, страдавших от кризиса 80-х годов, как своего рода панацея от всех бед и неурядиц. Раскрепощенная от бюрократического контроля и государственного вмешательства, открытая для конкуренции и свободной "игры рыночных сил" модель, как предполагалось, позволит выбраться из трясины кризиса, оздоровить финансы, возобновить экономический рост, а, следовательно, преодолеть безработицу и поднять жизненный уровень населения.

И действительно: в первые посткризисные годы все макроэкономические показатели оказались в плюсе. Возобновившийся экономический рост в 1994 г. достиг 5,3% против 1,1% в предыдущем десятилетии5. В Латинскую Америку хлынул мощный поток иностранных инвестиций, привлекаемых открытостью внутренних рынков и финансовой сферы, либерализацией инвестиционных режимов, распродажей активов государственных предприятий, бурным развитием фондовых рынков. Объем прямых инвестиций из-за рубежа увеличился с 18 до 64 млрд. долл. (в среднем за 1990 - 1994 и 1995 - 1999 гг.

соответственно), достигнув в 1999 г. 93,5 млрд6. Кумулятивный эффект неолиберальных рыночных преобразований позволил не только оживить производство и поднять уровень занятости, но и выбраться из водоворота гиперинфляции, исчислявшейся в "потерянном для развитии десятилетии" сотнями процентов. Казалось, были все основания полагать, что новая "чудо-модель" наконец-то открыла перед латиноамериканцами реальную перспективу поступательного развития и подъема общественного благополучия. Но так казалось только на первых порах. Ожидания "чуда" надолго затянулись и не во всем сбылись даже на исходе прошлого столетия, в "юбилей" рыночных реформ.

"Догоняющее" поначалу развитие вскоре (уже с середины 90-х годов) обрело характер "спотыкающегося": сначала в Мексике, а затем и в ряде других стран последовала череда "банковских" кризисов, сопровождавшихся массовым бегством капитала (оттоком прежде всего "горячих" де стр. нег, а иначе говоря спекулятивных капиталов) и серьезными сбоями в производстве.

Яркий тому пример - так называемый азиатский синдром в Бразилии - гиганте Латинской Америки. Ее либерализованная по рецептам "Вашингтонского консенсуса" (программы рыночных реформ, рекомендованных странам региона вашингтонским Институтом международной экономики) экономика оказалась чрезвычайно уязвимой к внешним шокам. Мировой финансово-экономический кризис 1997 - 1998 гг., первоначально разразившийся в Юго-Восточной Азии, докатился до Бразилии, поставив ее на грань дефолта. И только огромные денежные вливания МВФ и ряда индустриальных государств (порядка 40 млрд. долл.) спасли эту страну от неминуемого финансово-экономического краха7.

К исходу пореформенных 90-х годов стало ясно, что пора кратковременных "экономических чудес", связанных с начальной фазой неолиберальных рыночных реформ, миновала. С 1998 г., отмеченного финансовым "цунами", прокатившейся по всему миру, все макроэкономические показатели латиноамериканских стран начинают ухудшаться, весь регион, за редким исключением, оказался в полосе продолжительной рецессии замедления темпов экономического роста. Достигнув своего максимума в 1997 г. - 5,1%, этот показатель снизился до 1,8% в 2003 г., причем в расчете на душу населения он стал почти нулевым (0,5%), а в огромной Бразилии даже отрицательным (-1,2%)8. В целом за период 1980 - 2002 гг. число кризисов, зарегистрированных в Латинской Америке в расчете на одну страну, было больше, чем в других развивающихся зонах мира9.

Чрезвычайно зыбкими оказались основы экономического роста в пореформенные годы.

Этот рост опирался в основном на привлеченные извне финансовые ресурсы и на доходы от крупномасштабной приватизации активов госсектора. Результатом интенсивного использования первого источника явился рост внешнего долга и расходов по его обслуживанию (долг вырос с 459 млрд. в 1992 г. до 756 млрд. долл. в 2003 г.)10. К этому добавились и существенно возросшие доходы иностранных компаний-инвесторов. Почти вдвое за указанный период увеличились в совокупности процентные платежи по внешней задолженности и вывезенные прибыли. Тяжелой драмой обернулась и разрекламированная в тенденциозно настроенных средствах массовой информации приватизация активов государства. Масштабы приватизации в Латинской Америке оказались много больше, чем в какой-либо другой группе развивающихся стран Азии, Африки и Ближнего Востока. Здесь от продажи госсобственности в 1990 - 1999 гг. было получено 173 млрд. долл., в то время как в остальном мире (включая Центральную Европу и Центральную Азию) совокупные доходы от приватизации составили 130 млрд. долл.

На первом этапе приватизации последняя рассматривалась как средство избавить государство от убыточных предприятий и как источник дополнительных поступлений в бюджет. Позже - как способ обеспечения модернизации производства на приватизированных предприятиях за счет привлечения новых инвестиций. При этом, однако, не учитывалось то обстоя стр. тельство, что доходы от приватизации представляют собой "невозобновляемый" финансовый источник, который по мере его исчерпания приводит к новым осложнениям финансово-экономической ситуации, вызывая необходимость вновь залезать в долги.

Важно отметить, что "сконструированная" в Вашингтоне модель неолиберальных рыночных преобразований как нельзя лучше отвечала интересам американских ТНК. Это они в первую очередь воспользовались внешней открытостью национальных экономик латиноамериканских стран и широкомасштабной приватизацией активов госсектора. В проигрыше оказались национальные участники приватизационных процессов: во многих отраслях экономики их позиции ослабли, часть предприятий, лишившихся государственной поддержки и не выдержав конкуренции на открытых внутренних рынках, разорились. Условиями выживания для других стали слияние с филиалами ТНК или другие формы подчинения последним. В 90-е годы из общего объема операций по поглощению и продаже компаний в Бразилии, Мексике, Аргентине и Чили на иностранные корпорации и их местные филиалы приходилось более половины таких сделок. В целом ряде случаев приватизированные предприятия, приобретенные частными национальными инвесторами, в дальнейшем также попадали в иностранные руки. Так произошло с коммерческими банками в Мексике и энергетическими компаниями в Чили.

По мере того, как функция "локомотива" развития в реформированных по "вашингтонскому сценарию" странах Латинской Америки отходила к ведущим ТНК, сужались рамки экономического (а косвенно и политического) суверенитета национального государства, возможности его влияния на социально-экономическое развитие страны.

Плачевным, по признанию многих специалистов, оказались и социальные итоги реализации рыночных преобразований. Свойственные Латинской Америке резкие контрасты в распределении благ экономического прогресса не исчезли. Скорее, наоборот:

под влиянием концентрации производства и его односторонней модернизации при участии ТНК сложившаяся модель распределения доходов стала еще более контрастной.

Так, в Бразилии, на которую приходится 1/3 всего населения латиноамериканского региона, элитарные слои общества (20% всех жителей страны) в 1999 г. присваивали 64% суммарного дохода, остальные же 4/5 населения вынуждены были довольствоваться только 36%. При этом 10% самых богатых бразильцев получали 47% всех учтенных доходов11. Следствиями такого положения дел являются сохраняющийся высокий уровень бедности населения, наличие "избыточной" рабочей силы, оседающей в неформальном секторе экономики, - секторе "выживания" бедноты. Доля занятых в таком секторе, фактически не подпадающих под действие национального трудового законодательства и лишенных социальной защиты, составила 33% от общей численности занятого населения в Мексике, 34% - в Бразилии, 25% - в Аргентине, 46% - в Колумбии и 34% - в Венесуэле (в 2003 г.)12. Разросшийся за годы неолиберальных преобразований неформальный сектор, по убеждению многих исследователей, - это стр. "бич" развития, один из главных факторов, сдерживающих экономический рост и социальный прогресс.

Примечателен тот факт, что по мере того как раскрывались противоречия предложенной "Вашингтонским консенсусом" модели, нарастала и ее критика со стороны широких кругов общественности, включая и прежних сторонников. В 2001 г. в латиноамериканских странах социологическим агентством "Latinobarometro" был проведен опрос относительно результатов рыночных преобразований. Он показал следующее: 63% заявили, что приватизация не принесла каких-либо выгод их странам, а число тех, кто не согласен с принципом "ухода государства из экономики" и передачей производственных функций частному сектору, достигло 45%, хотя только в предыдущем году таких было 28%. Двое из каждых трех респондентов оценивали экономическую ситуацию в своих странах как "плохую" или "очень плохую", а трое из каждых четырех утверждали, что бедность за последние пять лет только увеличилась. По тому же опросу, число неудовлетворенных демократией жителей региона достигло 60%, что вдвое больше чем было в середине 90-х годов13. В числе недовольных неолиберальными рыночными преобразованиями оказались и представители местных предпринимательских кругов (так называемого среднего класса), считающие себя обделенными "благами" реформ.

Массовое недовольство низовых слоев латиноамериканского общества "шоковыми" реформами "первого поколения" при затянувшемся переходе к дополняющим и корректирующим их реформам "второго поколения" отразилось на политической панораме региона. Электорат отворачивался от лидеров, связавших себя с прежним реформаторским курсом, и стал отдавать предпочтение тем, кто выступал с критикой рыночного фундаментализма и предлагал смещение акцентов в стратегии развития в пользу социальных ориентиров. Наиболее наглядным примером этих перемен явилась уверенная победа Уго Чавеса на президентских выборах в Венесуэле 1998 г. (выборах 2000 г., вновь проводившихся после принятия новой Конституции, а также выборах и 2012 гг.). К такому же разряду политических событий следует отнести и приход к власти лидера Партии трудящихся Бразилии Луиса Инасио Лулы да Силвы (в 2002 г.), Эво Моралеса в Боливии (в 2006 г.), Рафаэля Корреи в Эквадоре (в 2007 г.), Кристины Фернандес де Киршнер в Аргентине (2007 г.)., возвращение на президентский пост Даниэля Ортеги в Никарагуа (1985 - 1990 гг., 2006 г. - по н/в).

После финансово-экономических потрясений 1997 - 1998 гг. о несостоятельности рыночного фундаментализма и "шоковых" неолибеальных реформ первой волны в Латинской Америке заговорили на разных уровнях, включая уровень международных финансовых организаций, оказывавших поддержку странам с реформированной экономикой. Глобальный финансово-экономический кризис 2008 г. еще раз показал необходимость переосмысления и поиска новых приоритетов и моделей развития. В докладе ЮНКТАД за 2009 г. "Глобальный экономический кризис: системные сбои и многосторонние способы лечения" признается: "Рыночный фундаментализм свободной конкуренции последних 20 лет со всей очевидностью не выдержал экзамен 14.

стр. Но что же предлагается взамен? Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, занимавший руководящие посты во Всемирном банке и выступивший с острой критикой неолиберальных реформ и монетаризма, приходит к выводу, что высокие темпы роста экономики Китая обусловлены тем, что он "не только воздержался от массовой приватизации, но также отказался от многих других элементов либерализации в духе доктрины "вашингтонского консенсуса". Анализируя китайскую экономическую модель, журнал "The Economist" пишет: "...Мы все наблюдаем за восходом нового экономического гибрида, который можно назвать "государственным капитализмом"15. Вот уж и вправду, новое - хорошо забытое старое. Другой важнейший тезис, который выдвигает Д. Стиглиц, - тезис о необходимости реформ с "человеческим лицом"16. Последнее утверждение становится все более актуальным, поскольку растет понимание того, что выбор "дорожной карты" связан не только с социально-экономическими условиями, но и с настроем общества, социально-гуманитарным потенциалом, историческими особенностями той или иной страны. Все больше сторонников появляется у идей смешанного типа хозяйствования, "социально ориентированной модели" (концепция ЭКЛАК, предложенная в конце 90-х - начале 2000 годов), которая сочетает свободную конкуренцию и частную инициативу с активной ролью государства, прежде всего в вопросах регулирования, поддержки малого и среднего бизнеса, социальной защиты населения и т.п. Европейская модель, по сути своей, это та же "социально ориентированная рыночная экономика", "государство благосостояния". При этом заметим, что выполнение масштабных социальных программ требует устойчивых источников финансирования. Отсюда - появление в последние годы новых установок: не отказываясь от социально ориентированной стратегии, в число первоочередных задач выдвигается модернизация всех сфер хозяйственной жизни (от институционального устройства до выпуска инновационной продукции), и государству в этом процессе отводится важнейшая роль17.

Итак, очередная модель развития, к которой прибегли страны Латинской Америки в последнем десятилетии истекшего XX в., отнюдь не стала для них панацеей от всех экономических и социальных недугов, которыми десятилетиями страдали и продолжают страдать большие и малые государства этого обширного региона. Более того, решив одни задачи (главным образом финансовой стабилизации, обуздания инфляционного роста цен), она осложнила другие, затрагивавшие жизненные интересы широких слоев населения.

Массу новых проблем породила внешняя открытость латиноамериканских экономик. Под угрозой захвата ведущими ТНК развитых государств Запада вновь оказались ключевые сферы хозяйства региона, включая наиболее важные и перспективные отрасли обрабатывающей промышленности;

обострилась конкуренция на внутренних рынках, от которой больше всего страдали мелкие и средние национальные предприятия;

усилились территориально-отраслевые диспропорции и нагрузка на природные ресур стр. сы. Угроза захвата ключевых отраслей хозяйства, связанных с использованием природных ресурсов, оказалась настолько реальной, что некоторые страны региона в целях защиты национального экономического суверенитета вновь прибегли к практике ограничения участия иностранного капитала в своей экономике. По этому пути дальше других пошли Венесуэла и Боливия. В 2006 - 2007 гг. уже на поднимавшейся в них волне антилиберализма ряд добывающих компаний вновь был национализирован. В дальнейшем оба правительства "левой ориентации" прибегли к более масштабным программам огосударствления в сферах электроэнергетики, транспорта, финансов.

Не оправдались и надежды на прогрессивную перестройку внешней торговли, связанную с участием ТНК в экспортном производстве. Так, доля высокотехнологичных товаров в экспорте стран региона невелика (в 2010 г. в Аргентине - 7%, в Бразилии - 11%, в Чили 5%, Колумбии - 5%)18. Значительно более высокая доля таких товаров в экспорте Мексики (17%) и Коста-Рики (39%) определяется сборкой из импортированных компонентов.

Тревожная тенденция последних лет - рост доли сырья в экспорте большинства латиноамериканских государств. В 1990-е годы возрос дефицит торгового баланса, ставший в ряде случаев острой хронической проблемой. По данным ЮНКТАД, доля Латинской Америки в мировой торговле, достигавшая 10 - 1% в 1949 - 1954 гг., сократилась до 5,5 - 5,9% в 2005-2011 гг.19. При этом доля импорта товаров и услуг в ВВП региона выроста с 13% в 1985 г. до 23% в 2000 г. (24% в 2011 гг.), в Бразилии - с 7% до 12% (13% в 2011 г.), Аргентине - с 6 до 12% в 2000 г. (достигнув 20% к 2011 г.), Мексике более чем в три раза: с 10% до 33% (33% в 2011 г.)20.

Далеко неутешительные итоги развития в рамках неолиберальной модели побуждают латиноамериканские страны искать новую стратегию хозяйствования. Ее приоритетами становятся модернизация производств и системы управления, развитие инновационного сегмента экономики, привлечение частного капитала к участию в государственных проектах, "включение" всех слоев населения в процессы хозяйственного обновления, сохранение господдержки малого и среднего бизнеса и пр. Во внешней сфере отмечается стремление латиноамериканцев увеличить долю средне- и высокотехнологичного экспорта, закрепить за собой уже завоеванные на международных ранках товаров и услуг ниши, выстроить новую систему торгово-финансовых отношений с США, развивать экономическое партнерство с максимально широким кругом стран, прежде всего в Азии.

Для Мексики, Венесуэлы, Перу и ряда небольших карибских государств быстро возрастает роль Китая. Бразилия активизирует многостороннее сотрудничество с Россией, Индией, Китаем и ЮАР, входящими в BRICS.

В последнее время Бразилия и другие развитые страны региона приняли специальные программы по стимулированию роста промышленности и промышленного экспорта. Они проводят активную политику децентрализации производства и создания агропромышленных комплексов в новых районах, формируют крупные экспортно производственные зоны (погра стр. ничный с США северный район Мексики, Манаус в Бразилии, Икике в Чили, Пайта и Такна в Перу, Колон в Панаме, Ла-Пампа в Аргентине и др.). Гораздо больше внимания стало уделяться вопросам сохранения природных ресурсов, государственной поддержки наиболее уязвимых групп населения и качеству трудовых ресурсов. Иначе говоря, всем тем вопросам, которые имеют прямое отношение к перспективам развития региона, определяют его будущее.

Таким образом, есть основания полагать, что новые ориентиры в политике дальнего прицела и учет многолетнего опыта позволят латиноамериканским странам стабилизировать экономический рост и подняться на новый уровень хозяйственного и социального развития.

ПРИМЕЧАНИЯ CEPAL. Anuario estadistico de America Latina у el Caribe. Santiago, 1995, p. 70.

Le Monde, 31.V.1992.

S. De la Pena. Demolition de un proyecto national de desarrollo. - Memoria. Mexico, 1992, N 46, p. 50.

M. R. A g о s i n. Las experiencias de liberalization comercial en America Latina:

lecciones у perspectivas. Pensamiento iberoamericano. Madrid, 1992, N 21, p. 14.

CEPAL. Anuario estadistico de America Latina у el Caribe. Santiago, 1996, p. 74.

CEPAL. La inversion extranjera en America Latina у el Caribe. Santiago, 2000, p. 40.

David E.Sanger. Brasil is to Get IMF Package for $42 Billion. - The New York Times, 13.XI.1998.

CEPAL. Anuario estadistico de America Latina у el Caribe. Santiago, 2004, p. 530, 531.

BID. Desencadenar el credito como ampliar у estabilizar la banca. Washington, 2005, p. 9.

CEPAL. Anuario estadistico de America Latina у el Caribe. - websie.eclac.cl/ anuario estadistico/...

CEPAL. Panorama social de America Latina 2012. Anexo Estadistico. Cuadro 12. www.cepal.cl World Bank/ - datos.bancomundial.org www.latinobarometro.org The Global Economic Crisis: Systemic Failures and Multilateral Remedies. UNCTAD, UN.

New York and Geneva, 2009, p. III The rise of state capitalism. -The Economist, 21.1.2012.

J.Stiglitz. More Instruments and Broader Goals: Moving Toward the Post-Washington Consensus. The 1998 WIDER Annual Lecture (Helsinki, Finland). The World Bank, 7.1.1998.

См.: OCDE/CEPAL. Perspectivas Economicas de America Latina 2012. Transformation del Estado para el Desarrollo, 2011;

CEPAL. Cambio estractural para la igualdad. Una vision integradadel desarrollo. San Salvador, 27 - 31.VIII. 2012.

World Bank. -datos.bancomundial.org UNCTAD. - unctadstat.unctad.org World Bank. - datos.bancomundial.org стр. Перспективы развития российско-аргентинских торгово Заглавие статьи экономических связей Автор(ы) В. М. Кокорев Источник Латинская Америка, № 8, Август 2013, C. 18- РОССИЯ - ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 63.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Перспективы развития российско-аргентинских торгово экономических связей Автор: В. М. Кокорев В статье рассматриваются различные формы и направления российско-аргентинского торгово-экономического сотрудничества. По мнению автора, построение отношений стратегического партнерства между Россией и Аргентиной возможно на основе перехода от простой торговли товарами к совместным инвестиционным проектам в таких областях, как электроэнергетика;

добыча, транспортировка и переработка нефти и газа;

разработка месторождений твердых полезных ископаемых;

создание совместных сборочных производств;

модернизация и строительство железных дорог.

Ключевые слова: конкурентоспособность, инвестиционное сотрудничество, поддержка экспорта, малые предприятия.

Состояние торгово-экономических отношений России и Аргентины во многом определяется многолетним и значительным превышением аргентинского экспорта над российским, а также преобладанием во взаимной торговле сырьевых товаров и товаров с низкой долей добавленной стоимости. В период с 2000 по 2012 г. отрицательное сальдо в торговле России с Аргентиной возросло, по данным ФТС России, в 19 раз и превысило 950 млн. долл. (см. таблицу 1). Очевидно, что такая модель российско-аргентинского торгово-экономического взаимодействия не соответствует нашим возможностям и интересам.

В поздравительном послании Президента Российской Федерации В. В. Путина, которое он направил в декабре 2007 г. Президенту Аргентинской Республики Кристине Фернандес де Киршнер по случаю ее вступления в должность, отмечалось: "Особое значение мы придаем реализации совместных проектов в таких областях, как космос, атомная энергетика, телекоммуникации, топливно-энергетический комплекс, транспорт. Готовы к более активному взаимодействию в инвестиционной сфере1. Значительным шагом в этом направлении стало подписание в сентябре 2009 г. министрами иностранных дел обеих стран Плана действий по построению отношений стратегического партнерства между Российской Федерацией и Аргентинской Республикой2.

Виктор Михайлович Кокорев - в 2002 - 2011 гг. - торговый представитель Российской Федерации в Аргентинской Республике (kokorev.n.v@mail.ru).

стр. Таблица ТОВАРООБОРОТ МЕЖДУ РОССИЕЙ И АРГЕНТИНОЙ (млн долл.) 2000 г. 2005 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г.

Товарооборот 122,6 691,7 1384,2 1976,7 1349,1 1123,1 1872,6 1571, Экспорт 36,5 71,7 259,2 740,2 203,2 209,6 806,0 307, Импорт 86,1 620,0 1125,0 1236,5 1145,9 913,5 1066,6 1264, Сальдо -49,6 -548,3 -865,8 -496,3 -942,7 -703,9 -260,6 -957, Источник: данные ФТС России.

Важный импульс развитию российско-аргентинских отношений придал визит в Аргентину в апреле 2010 г. Президента Российской Федерации Д. А. Медведева, когда были подписаны межведомственные соглашения и меморандумы, реализация которых позволит, как ожидается, существенно продвинуться по целому ряду направлений двустороннего торгово-экономического сотрудничества3.

Одним из возможных объектов такого сотрудничества является строительство в Аргентине атомной станции4. Основы российско-аргентинского взаимодействия в атомной энергетике были заложены в октябре 1990 г. подписанием межправительственного соглашения между СССР и Аргентиной о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Однако в течение длительного времени предметных переговоров о практической реализации положений упомянутого соглашения не велось. Толчком к таким переговорам послужила проблема нехватки электроэнергии, с которой Аргентина столкнулась во второй половине "нулевых" годов. В этих условиях руководством страны было принято решение о завершении строительства третьей аргентинской АЭС "Атуча-2" и о строительстве АЭС "Атуча-3" с привлечением иностранных инвестиций, технологий и компаний.

В апреле 2010 г. между российской госкорпорацией "Росатом" и аргентинским министерством федерального планирования, государственных инвестиций и услуг было подписано Соглашение о направлениях двустороннего взаимодействия в области мирного использования атомной энергии5. В соглашении, в частности, подтверждена готовность "Росатома" к совместным работам по проектированию и строительству в Аргентине атомных энергоблоков на основе реакторов типа ВВЭР*, а также к поставкам топлива;

предусмотрена возможность локализации на аргентинской территории различных элементов ядерного топливного цикла и широкого вовлечения аргентинской промышленности в реализацию этих проектов. В * Реакторы типа ВВЭР - водо-водяные энергетические реакторы, работающие на обогащенном уране и имеющие два контура: первый - для выработки пара, который приводит в действие турбины;

второй - для охлаждения отработанного пара с помощью воды.

стр. конце того же года "Росатом" был включен аргентинской стороной в число участников тендера на сооружение третьего блока АЭС "Атуча", а в мае 2011 г. российская госкорпорация прошла предквалификацию для участия в торгах, по итогам которых будет определен поставщик оборудования для этой станции6.

В области традиционной энергетики сохраняются перспективы участия ОАО "Силовые машины" в строительстве ГЭС "Лос Бланкос-1" (324 мВт) и "Лос Бланкос-2" (162 мВт), а также в модернизации ГЭС "Сальто Гранде" (1932 мВт). К перспективным проектам российско-аргентинского сотрудничества в области гидроэнергетики следует отнести сооружение ГЭС "Нестор Киршнер" (1140 мВт) и ГЭС "Губернатор Хорхе Сеперник" ( мВт). ОАО "Силовые машины" совместно с ООО "Интер РАО-Экспорт" (дочерняя компания ОАО "Интер РАО ЕЭС") и "Корпорацией Америка" намерено принять участие в торгах на строительство этих гидростанций7.

Существует вероятность того, что на аргентинском рынке строительства гидроэнергетических объектов может появиться еще одна российская компания - ОАО "Русгидро", которая заинтересована в строительстве приливной электростанции. В качестве первого шага в этом направлении компания подписала в мае 2011 г. меморандум о взаимопонимании с аргентинской государственной компанией "Enersa". Кроме того, ОАО "РусГидро", в консорциуме с ОАО "Интер РАО ЕЭС" и Внешэкономбанком намерено принять участие в сооружении ГЭС "Баранкоса", ориентировочная стоимость которой составляет порядка 5 млрд. долл. Следует также отметить, что в ходе десятого заседания российско-аргентинской МПК по торгово-экономическому и научно техническому сотрудничеству (ноябрь 2012 г.) аргентинская государственная энергетическая компания "Enersa" предложила ОАО "РусГидро" рассмотреть возможность участия в сооружении ГЭС "Мичигуау" на реке Лимай и ГЭС "Каса-де Пьедра" на реке Колорадо8.


Проектом многонационального сотрудничества (Аргентина, Парагвай, Бразилия, Россия) может стать ГЭС "Корпус" (3000 мВт), сооружение которой планируется на границе Аргентины и Парагвая.

Имеются хорошие возможности для двустороннего сотрудничества в области добычи нефти и газа. Первой российской компанией, которая предприняла попытку выйти на этот рынок, была "Зарубежнефть". В 2007 г. она подписала с компанией "Enersa".

Меморандум о сотрудничестве в разведке и освоении месторождений нефти на аргентинском морском шельфе, который создавал юридическую основу для последующего заключения прямого контракта, т.е. без проведения торгов. Однако в связи с серией коррупционных скандалов в высших эшелонах аргентинской исполнительной власти руководством компании "Enersa" было принято решение об отказе от практики подписания прямых контрактов, несмотря на имевшееся соглашение. Нарушение имеющихся договоренностей, с одной стороны, и неоднозначные результаты анализов материалов предыдущих изысканий, выполненных североамериканской компанией на тех участках морского шельфа, которые предполагалось передать для работы российской компании, - с другой послужили причиной отказа ОАО "Зарубежнефть" от участия в тендере на разведку и освоение нефтяных месторождений9.

Тем не менее интерес со стороны российских компаний к работе в Аргентине в нефтегазовой области сохраняется. Так, ОАО "Газпром" заинте стр. ресовано в сотрудничестве с аргентинской компанией "Enersa" в области разведки и добычи газа как в Аргентине, так и в третьих странах, поставке сжиженного природного газа (СПГ) на аргентинские терминалы, а также в модернизации и развитии аргентинской газовой инфраструктуры. Аргентинская сторона, в свою очередь, заинтересована в привлечении ОАО "Газпром" к добыче сланцевого газа на своей территории, участию в торгах на разведку и добычу газа на шельфе страны, совместному участию в газовых проектах в третьих странах (Уругвай, Боливия), а также в закупках российского СПГ, потребность в котором составляет порядка 20 млн. т ежегодно.

Ведутся переговоры между ОАО "Роснефть" и аргентинской нефтяной компанией "Yacimientos Petroliferos Fiscales" (YPF) о создании совместного предприятия в области разведки и разработки месторождений углеводородов10. В случае достижение договоренности эта нефтедобывающая компания станет крупнейшей в Аргентине.

Перспективы российского участия в модернизации и строительстве объектов аргентинской железнодорожной инфраструктуры связаны с реализацией достигнутых в апреле 2011 г. договоренностей между ОАО "РЖД" и Госсекретариатом по транспорту Аргентины, предусматривающих комплексную реконструкцию участка "Ретиро (Буэнос Айрес) - Пилар" (56 км) железнодорожной линии Сан-Мартин, а также поставку дизельных поездов и рельсов. При этом аргентинская сторона выдвигает в качестве одного из условий такого сотрудничества предоставление льготного кредитования российской компанией, покрывающего не менее 85% стоимости контрактов11.

ОАО "РЖД" также проявляет интерес к сотрудничеству с аргентинско-чилийской "Корпорацией Америка" в сооружении трансандинской железнодорожной магистрали, которая соединит Буэнос-Айрес с чилийским портом Вальпараисо. Однако реализация этого проекта связана со строительством железнодорожного туннеля сквозь Анды, что делает его технически сложным и высоко затратным.

Существует еще один проект в области трансандинского железнодорожного строительства, который мог бы стать предметом для самого пристального рассмотрения со стороны российских компаний. Речь идет о сооружении железнодорожной магистрали, которая свяжет морские порты Баия-Бланка (Аргентина) и Консепсьон (Чили). Для этого необходимо дополнительно проложить 222 км железнодорожных путей в высокогорной местности (до 3800 м), из которых 170 км находятся на аргентинской территории. Но и в этом случае от российского концессионера потребуется значительное финансовое участие.

Российская сторона заинтересована в возобновлении сотрудничества с Аргентиной в области рыболовства, так как в Юго-Западной Атлантике в зоне Аргентины и в водах Антарктики имеются огромные запасы кальмара и криля - до 4,5 млн. т12. Однако все усилия российской стороны по возобновлению сотрудничества с Аргентиной в этой области пока не дали положительных результатов, так как аргентинское руководство проводит политику, направленную на максимальное ограничение присутствия иностранных судов в своей исключительной экономической зоне. Аргентинцы рассматривают лишь возможность подписания рамочного межведомственного соглашения, которое включало бы в себя, главным образом, вопросы научно практического взаимодействия в области рыболовства.

стр. Нетарифные барьеры, существующие в Аргентине, являются главным препятствием для продвижения на рынок этой страны российской авиационной техники, используемой для гражданских нужд. Основная причина - требование, выдвигаемое аргентинским Национальным управлением по летной годности, об обязательном наличии у российских самолетов и вертолетов североамериканского или западноевропейского сертификата летной годности (российский сертификат для рассмотрения аргентинской стороной не принимается). Еще одной причиной является традиционная ориентация Аргентины на закупку самолетов и вертолетов, произведенных, как правило, в США. При этом лоббированием интересов североамериканских авиастроителей занимается даже профсоюз аргентинских пилотов, который, по некоторым данным, спонсируется компанией "Boing". Несмотря на это, перспективы экспорта в Аргентину российских гражданских самолетов и вертолетов сохраняются и связанны они, в первую очередь, с самолетами семейства АН (АН-148, АН-158, АН-168) и с вертолетами семейства "Миль" и "Камов".

Определенным прорывом для двустороннего сотрудничества в этой области стало подписание в июне 2007 г. Меморандума о взаимопонимании в области летной годности между Межгосударственным авиационным комитетом и Национальным управлением по летной годности Аргентины, который заложил правовую основу для продвижения на аргентинский рынок российской гражданской авиационной техники, не имеющей североамериканского или европейского сертификата13.

Перспективным направлением российско-аргентинского сотрудничества в этой области может стать создание в Аргентине совместного предприятия по сборке авиационной техники. В середине "нулевых" годов такая возможность обсуждалась ОАО "Вертолеты России" с государственным предприятием "Fabrica argentina de aviones", однако в связи с выходом на аргентинский рынок китайских и итальянских производителей авиационной техники этот проект не получил развития.

Юридической основой российско-аргентинского сотрудничества в области космоса является межправительственное Соглашение о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях от 25 октября 1990 г. Во второй половине "нулевых" годов ГК "Роскосмос" обсуждало с Национальной комиссией по космической деятельности Аргентины направления возможного сотрудничества в этой области, включая совместное проектирование аппаратов дистанционного зондирования Земли, вывод на околоземную орбиту при помощи российских ракетоносителей аргентинских спутников, размещение в Аргентине станции мониторинга и коррекции системы ГЛОНАСС и другие. В апреле 2010 г. подписан Меморандум о взаимопонимании между Федеральным космическим агентством и Национальной комиссией по космической деятельности Аргентины по вопросу сотрудничества в области использования и развития российской глобальной навигационной спутниковой системы. Идут переговоры о подписании нового Соглашения между правительствами Российской Федерации и Аргентинской Республики о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях, а также межведомственного соглашения по установке наземной станции ГЛОНАСС в Аргентине14.

стр. Аргентина - это перспективный и достаточно емкий рынок для сбыта российских автомобилей. Однако, с учетом проводимой аргентинскими властями протекционистской политики, наиболее адекватной формой продвижения российской автомобильной продукции на рынок этой страны следует считать создание совместных сборочных производств на основе использования как российских, так и аргентинских комплектующих. По данным российского торгового представительства в Аргентине, к такой форме сотрудничества проявляет интерес целый ряд аргентинских компаний, готовых взять на себя проведение маркетинговых исследований рынка;

участвовать в создании СП стоимостью земельного участка, производственных корпусов и технологического оборудования, производимого в стране. При этом все аргентинские компании, заинтересованные в таком сотрудничестве, исходят из того, что финансирование совместного проекта и решение всех вопросов, связанных с организацией сборочного производства, должна взять на себя российская компания. Такой подход соответствует существующей в стране практике, когда иностранные автосборочные компании создают в Аргентине предприятия с привлечением собственных или заемных инвестиций15.

К наиболее перспективным российским автомобилям, которые могли бы пользоваться спросом в Аргентине, относятся такие как "КАМАЗ" (прежде всего модели, предназначенные для перевозки сыпучих грузов), "ГАЗ" (модель "Газель") и "ВАЗ" (модель "Шевроле-Нива").

Что касается экспорта в Аргентину готовой продукции российского автопрома, то это возможно лишь при условии конкурентных цен (примерно на 10 - 15% ниже, чем цены на автомобили подобного класса, имеющиеся на рынке), предоставления льготных кредитов (низкая процентная ставка на срок не менее пяти лет), организации центров технического обслуживания и склада запасных частей.


Хорошие перспективы на аргентинском рынке имеются у продукции ОАО "Ростсельмаш", которое в середине "нулевых" годов изучало возможность создания в Аргентине совместного предприятия по сборке комбайнов, оборудованных аргентинской жаткой и некоторыми другими комплектующими. Потенциальными партнерами российской компании в организации сборочного производства были готовы стать аргентинские фирмы "Pauni" и "Maisco", однако этот проект не был реализован из-за отказа от сотрудничества российской компании.

Следует подчеркнуть, что организация в Аргентине сборочного производства российской техники с использованием как российских, так и аргентинских комплектующих позволит, при определенных условиях, поставлять ее и в другие страны - члены Общего рынка стран Южного конуса (Mercado Comun del Sur, Mercosur). Для этого необходимо, чтобы доля аргентинского компонента, который включает стоимость использованных при сборке комплектующих и рабочей силы, составляла не менее 50% от стоимости готовой продукции. В этом случае автомобиль, комбайн или другая техника получают статус национальной аргентинской продукции и могут поставляться без уплаты импортных пошлин в страны - члены Mercosur, включая Бразилию, рынок который практически закрыт высокими нетарифными и тарифными барьерами для прямых поставок российских машин и оборудования.

стр. Необходимо отметить, что подавляющее большинство российских производителей машинно-технической продукции, заинтересованных в поставках на внешние рынки, включая Аргентину, не готовы сотрудничать на условиях предоставления льготных кредитов или финансирования. Так, например, предприятия, входящие в состав корпорации "Ростехнологии", хотели бы продвигать свою готовую продукцию на новый для себя аргентинский рынок на обычных коммерческих условиях (ОАО "Вертолеты России", ОАО "ВО "Технопромэкспорт", ОАО "НПО "Сатурн", ОАО "КАМАЗ" и др.), участвовать в реализации инвестиционных проектов на условиях технического содействия или "под ключ" (ГП "ВО "Тяжпром-экспорт"), создавать совместные предприятия при условии их полного финансирования аргентинскими партнерами (ОАО "Химпром"), а также готовы предложить аргентинской стороне имеющиеся технологии на коммерческих условиях (ОАО "РТ-Биотехпром").

Становится очевидным, что, совпадая в стремлении к взаимовыгодному сотрудничеству, российские экспортеры и аргентинские импортеры машинно-технической продукции по разному подходят к формам и условиям такого сотрудничества. Исходя из предпосылки о том, что современный мировой рынок товаров с высокой долей добавленной стоимости в подавляющем большинстве случаев следует рассматривать как рынок, на котором условия определяет покупатель, можно говорить о необходимости изменения парадигмы российского экспорта, а именно: не ограничиваться поиском рынков сбыта под имеющиеся товары, а изменять характеристики товаров и условия их продаж в соответствии с требованиями рынка отдельно взятой страны-импортера.

В торгово-экономических отношениях между Россией и Аргентиной пока не удалось раскрыть потенциала такой формы взаимодействия, как сотрудничество между субъектами Российской Федерации и провинциями Аргентины. В начале 90-х годов, когда субъекты РФ с принятием Указа Президента Российской Федерации от 15 ноября 1991 г.

"О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР" получили право на самостоятельное ведение внешнеэкономической деятельности, начался процесс их активного выхода на международную арену, включая страны латиноамериканского региона. Аргентина по многим причинам не могла не привлекать к себе внимание российских губернаторов, имевших в тот период неясное представление о возможных направлениях и формах торгово-экономического сотрудничества с аргентинскими провинциями. Именно тогда широко распространился так называемый деловой туризм, когда официальные делегации субъектов РФ посещали, в частности Аргентину, для того, чтобы установить прямые контакты с руководителями провинций, а также познакомиться с достопримечательностями и природой этой страны. Формальным обоснованием для таких поездок было подписание "рамочных" соглашений о торгово экономическом сотрудничестве, которые носили самый общий характер. Подобные соглашения с аргентинскими провинциями подписали Уральский регион (с провинцией Кордоба в июне 1993 г.), Московский регион (с провинцией Буэнос-Айрес в июле 1994 г.), Курская область (с провинцией Кордоба в мае 1997 г.), Челябинская область (с провинцией Сальта в декабре 1999 г.), Орловская область (с провинциями Буэнос-Айрес в мае 2000 г. и Сан-Хуан в мае 2006 г.). Перм стр. ская область (с провинцией Санта-Фе в мае 2000 г.) и Ставропольский край (с провинцией Мисьонес в сентябре 2001 г.)17.

В качестве одной из перспективных форм сотрудничества между субъектами Российской Федерации и провинциями Аргентины рассматривались взаимоувязанные экспортно импортные операции. При этом предполагалось, что стоимостные объемы экспортных и импортных поставок будут примерно равными. Основной проблемой, с которой пришлось столкнуться в ходе практической реализации подобных операций, являлся поиск в российском регионе компании, заинтересованной в импорте продукции аргентинской провинции. Практика показывает, что с аргентинской стороны импортерами, как правило, являются структуры, заинтересованные в приобретении для нужд провинции российской машинно-технической продукции (например, дорожно-строительной техники), в то время как власти субъектов РФ не занимаются импортом промышленной продукции сельскохозяйственного происхождения, которую предлагают к поставке аргентинские провинции. В том случае, если импортера не удается найти в пределах российского региона, подписавшего соглашение о сотрудничестве с аргентинской провинцией, то поиск распространяется на других субъектов РФ и к нему, как правило, подключаются аргентинские производители, заинтересованные в экспорте своей продукции. Подобная схема взаимоувязанных экспортно-импортных операций, несмотря на казалось бы очевидную взаимовыгодную основу, труднореализуема, а в ряде случаев - приводит к потерям поставщиков как аргентинских, так и российских, которые сталкиваются с недобросовестными партнерами.

Первый подобный опыт был получен, когда на основе Соглашения между правительством Челябинской области и правительством провинции Сальта от 13 декабря 1999 г. был подписан контракт на поставку в аргентинскую провинцию 20 грейдеров, произведенных челябинским заводом дорожно-строительных машин. Этот контракт руководство аргентинской провинции увязывало с поставками в Челябинскую область провинциальных товаров таких как табак и вино. Однако торговая фирма челябинского завода заключила контракт только на закупку незначительного количества вина и отказалась от импорта табака. В этих условиях аргентинцы, стремясь сбалансировать по стоимости поставки и закупки, самостоятельно предприняли поиск компании-импортера табака за пределами Челябинской области. В результате этих поисков кооператив "Копротаб" из провинции Сальта поставил московскому АО "Союзтабакпром" табак на общую сумму 782 тыс. долл., оплату за который он так и не получил18.

Несмотря на этот негативный опыт попытки "запуска" механизма российско аргентинского межрегионального сотрудничества на основе взаимоувязанных экспортно импортных операций продолжались и дальше. Так, в мае 2006 г. между администрацией Орловской области и правительством провинции Сан-Хуан был подписан Протокол о торгово-экономическом сотрудничестве, предусматривающий взаимоувязанные поставки российской дорожно-строительной техники и аргентинской винной продукции19. На основании этого протокола в декабре 2006 г. провинция Сан-Хуан приняла законодательный акт, разрешающий правительству провинции приобрести восемь российских грейдеров на сумму 1,7 млн. долл. без стр. проведения торгов, но в увязке с поставкой в Россию вина на ту же сумму. Однако также как и в первом случае правительство российского субъекта Федерации, на территории которого расположен завод по производству дорожно-строительных машин, не смогло обеспечить закупку аргентинской винной продукции. Поиском российской компании, заинтересованной в покупке аргентинского вина, занялась посредническая аргентинская фирма, которой потребовалось для этого больше года. Когда эта проблема была решена возникла другая: за этот период цены на грейдеры, выпускаемые Орловским заводом дорожно-строительных машин, в приобретении которых была заинтересована аргентинская провинция, выросли в 1,5 раза. В результате контракты подписаны не были, так как правительство провинции Сан-Хуан могло закупить в России только определенное количество грейдеров (восемь единиц) и на определенную сумму (1,7 млн. долл.).

Предпринятые попытки установления сотрудничества между российскими субъектами Федерации и аргентинскими провинциями, в том числе на основе взаимоувязанных экспортно-импортных операций, позволяют сделать некоторые выводы:

- для того, чтобы межрегиональное сотрудничество было взаимовыгодным, необходимо, чтобы каждый из участников этого процесса мог обеспечить не только экспорт продукции своего региона, но и импорт продукции своего партнера;

- с аргентинской стороны закупка российской машинно-технической продукции, как правило, осуществляется за счет средств бюджета провинции, так как российские грейдеры и другие дорожно-строительные машины необходимы для строительства провинциальной транспортной инфраструктуры. Российский же субъект Федерации не может напрямую закупить продукцию аргентинских провинций (табак, вино и др.), так как в его бюджете такие расходы, как правило, не предусмотрены. Поэтому к поиску потенциальных российских импортеров аргентинских товаров подключились как российские, так и аргентинские посреднические структуры, участие которых отражалось на цене импортируемых товаров. При этом поиск российских импортеров выходил за пределы территории субъекта Российской Федерации, заинтересованного в экспорте продукции в аргентинскую провинцию в рамках подписанных соглашений;

- механизм взаимоувязанных экспортно-импортных операций может быть задействован для развития межрегионального российско-аргентинского сотрудничества при условии создания в российских субъектах Федерации специализированных структур (агентств, некоммерческих фондов и др.), нацеленных на содействие развитию экспорта продукции с высокой долей добавленной стоимости, в том числе в увязке с импортом.

Наработки Торгпредства России в Аргентине и российских участников внешнеэкономической деятельности, заинтересованных в работе на аргентинском рынке, позволяют определить наиболее перспективные формы и направления экономического сотрудничества (помимо традиционной торговли) с аргентинскими провинциями на кратко- и среднесрочные перспективы (см. таблицу 2).

Все перечисленные направления экономического сотрудничества предполагают, что российский участник совместного предприятия возьмет на себя решение вопросов, связанных с обеспечением финансирования проектов.

стр. В сфере инноваций к перспективным направлениям двустороннего сотрудничества можно отнести:

- телекоммуникации и информационные технологии, а также разработка прикладного программного обеспечения;

- проектирование атомных реакторов и разработка материалов для ядерной промышленности;

- нанотехнологии и производство конструкционных материалов с заданными свойствами;

- здравоохранение (производство и использование радиоизотопов);

- возобновляемые источники энергии.

К перспективным направлениям российско-аргентинского сотрудничества также относится организация в России совместных производств по сборке зерноуборочных комбайнов, комплексов для прямого посева и другой сельскохозяйственной техники, а также поставка в Россию крупного рогатого скота (КРС) или оплодотворенной спермы КРС для улучшения пород и увеличения поголовья животных.

Перспективы российского экспорта промышленной, в первую очередь машинно технической, продукции в Аргентину и другие страны Латинской Америки напрямую связанны с необходимостью повышения уровня конкурентоспособности этой продукции.

Традиционно принято считать, что российские машины и оборудование, как правило, уступают западным аналогам по таким показателям, как экологичность, комфортабельность и некоторым другим, но в тоже время превосходят их по надежности, простоте управления, а самое главное - по цене. Однако эти представления соответствуют в большей степени советскому, чем постсоветскому периоду. Имидж российской машинно-технической продукции в Аргентине в значительной степени был испорчен в 90 е годы прошлого века, когда Россию захлестнули товарообменные взаиморасчеты между предприятиями. В этот период в Аргентину и другие страны региона из России стала поставляться практически по демпинговым ценам машинно-техническая продукция, в том числе автомобили (КАМАЗ, "Лада" и другие) и дорожно-строительная техника (грейдеры, бульдозеры, экскаваторы и т.д.), которыми российские производители рассчитывались со своими смежниками. Проблема заключалась в том, что эти поставки не сопровождались необходимым техническим обслуживанием и запасными частями. Поэтому, когда в ходе эксплуатации техника не проходила необходимого технического обслуживания и выходила из строя, то все попытки аргентинских покупателей получить запасные части от российских компаний-производителей были безрезультатны. Стандартный ответ, как правило, сводился к рекомендации обращаться к фирме, у которой эта техника была приобретена. В результате все купленные по такой схеме машины и оборудование вышли из строя, а у определенной части аргентинских предпринимательских кругов сложилось устойчивое негативное отношение к российской продукции. С учетом этого опыта российским экспортерам машинно-технической продукции, заинтересованным в выходе на рынки латиноамериканских стран, включая аргентинский, следует исходить из того, что такие поставки обязательно должны сопровождаться организацией ремонтно технической базы и склада запасных частей. Кроме того, следует принимать во внимание требование ар стр. Таблица Провинция Формы и направления сотрудничества Буэнос-Айрес Совместная сборка автомобилей;

борьба с наводнениями и подтоплениями;

мясопереработка Кордоба Совместная сборка автомобилей и зерноуборочных комбайнов;

поставка троллейбусов Санта-Фе Разведение крупного рогатого скота;

мясопереработка Корьентес Разведение крупного рогатого скота;

мясопереработка Мендоса Комплексная ракетная противоградовая защита агропромышленных зон;

поставка троллейбусов и организация новых троллейбусных линий;

поставка дорожно-строительной техники в увязке с закупкой провинциальных товаров (вино, фрукты, овощи и др.) Сан-Хуан Поставка дорожно-строительной техники в увязке с закупкой провинциальных товаров (вино, фрукты, сухофрукты и др.);

разведка и разработка месторождений редкоземельных, цветных и драгоценных металлов на условии концессии Сальта Поставка дорожно-строительной техники в увязке с закупкой провинциальных товаров (вино, табак, фрукты и др.);

разведка и разработка месторождений нефти и газа на концессионной основе;

разведка и разработка месторождений редкоземельных, цветных и драгоценных металлов.

Жужуй Поставка противоградовых ракет;

поставка дорожно-строительной техники в увязке с закупкой провинциальных товаров (табак, фрукты и др.) Ла-Риоха Сборка грузовых автомобилей и дорожно-строительной техники Ла-Пампа Сборка грузовых автомобилей;

разведение крупного рогатого скота;

мясопереработка Огненная Земля Разведка и добыча нефти и газа;

сборка автомобилей и другой продукции с высокой долей добавленной стоимости Санта-Крус Разведка и добыча нефти и газа Неукен Разведка и добыча нефти и газа Санта-Луис Совместная сборка дорожно-строительной техники;

организация ремонтной базы для российской дорожно-строительной техники стр. гентинского законодательства, в соответствии с которым цены на импортируемые товары, включая машины и оборудование, должны быть на 5% ниже аргентинских аналогов, если таковые имеются.

Важным фактором, который оказывает самое прямое влияние на экспорт в Аргентину продукции с высокой долей добавленной стоимости, является отсутствие реальной поддержки российским экспортерам машинно-технической продукции со стороны государства, что ставит их в заведомо проигрышное положение по отношению к основным конкурентам, в том числе по условиям платежа за предлагаемое к поставке оборудование. Если западные компании предлагают связанный льготный кредит под поставки машин и оборудования, как правило, на срок до 10 - 12 лет, то российские поставщики зачастую выдвигают требование о 100-процентной предоплате или об открытии безотзывного аккредитива на всю стоимость контракта. В лучшем случае они дают кредит на 180 дней со дня отгрузки, так как в соответствии с российским законодательством экспортная выручка должна поступить в Россию в течение этого периода. При этом во внимание не принимается то обстоятельство, что только морская перевозка из России в Латинскую Америку занимает до 45 дней, а кроме того необходимо время для "растаможки" оборудования, его транспортировки по стране, проведения предпродажной подготовки и т.д.

В этой связи полезно вспомнить, что в советский период существовала практика подписания с развивающимися странами соглашений о поставках машин и оборудования, которые предусматривали рассрочку платежа и льготную процентную ставку. В феврале 1974 г. такое соглашение было подписано между СССР и Аргентиной20. Оно предусматривало предоставление рассрочки платежа на срок до десяти лет с даты поставки машин и оборудования или с даты выполнения проектно-изыскательских и монтажных работ из 4,5% годовых по контрактам с аргентинскими государственными организациями и из 5% годовых по контрактам с другими аргентинскими организациями и фирмами. Рассрочка платежа предоставлялась на 85% от общей суммы контракта, а 15% должно быть выплачено в виде аванса. При этом советские внешнеторговые организации брали на себя обязательства использовать выручку от экспорта в Аргентину машин, оборудования и услуг на закупку на нормальных коммерческих условиях аргентинских товаров, в том числе 30% готовых изделий и полуфабрикатов.

Поскольку без кредитной поддержки экспортеров машинно-технической продукции со стороны государства трудно ожидать позитивных изменений в структуре российского экспорта, можно было бы вернуться к практике подписания соглашений о поставках машин и оборудования, внеся в них изменения, соответствующие современным российским реалиям.

Объективности ради следует признать, что отдельные робкие попытки поддержать российский экспорт промышленной продукции государством предпринимались. Так, в бюджете 2004 г. впервые в "нулевые" годы были предусмотрены госгарантии по экспортным кредитам, однако условия предоставления этих средств настолько забюрократизированы, что они оказались невостребованы. В силу упомянутых бюрократических сложностей, а также ряда трудновыполнимых условий получения этих средств (например, требование о предоставлении компанией-импортером гарантий платежа по кредиту от правительства своей страны) ассигнова стр. ния по госгарантиям лишь в незначительной степени выбирались российскими экспортерами.

Еще одним шагом в этом направлении было создание Агентства по страхованию кредитов и инвестиций, образованному в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 22 ноября 2011 г. N 964, однако без доступных для большинства российских экспортеров машинно-технической продукции и льготных кредитов сам факт существования такой организации вряд ли способен позитивно повлиять на ситуацию, сложившуюся в российском экспорте21.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.