авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Николай Степанович Лидоренко инженер конструктор ученый 1 Николай Степанович Лидоренко родился 15 апреля 1916 года в г. Курске. В ...»

-- [ Страница 4 ] --

Вскоре Ю.В. Скоков ушел высоко наверх – сначала в Верховный Совет СССР, потом первым заместителем Председателя правительства. В свою очередь, на должность Генерального директора пришел человек принципиально другого подхода, ожидать от которого развития не приходилось. Им руководил только личный интерес и, по-видимому, ему казалось, что это предприятие ему «отдали». Все, кто не строились и не пригибались, попадали в разряд лишних.

Мне кажется, что именно в это время Николаю Степановичу было сложнее всего. Но его оптимизм всех поддерживал. Он, как всегда, каждый день бывал на работе, занимался своими идеями с теми специалистами, кто отвечал ему взаимностью.

Мне довелось много общаться с Н.С. после вынужденного ухода с «Кванта» на кафедру сначала ВЗПИ, потом переименованному в МГОУ (Московский государственный открытый университет). Его доброжелательность всегда создавала атмосферу интеллектуального общения на очень достойном уровне. Помню его замечание: «Ты помнишь, кто первый сказал о неисчерпаемости электрона – Ленин! А они, что говорят…»

Мы часто перезванивались, пригласили его поработать на кафедре, но его больше устраивал индивидуальный режим. Он беседовал со студентами, давал задания и вообще был «в теме».

В 2007 г. отмечался юбилей – 75 лет ВЗПИ-МГОУ. К этой дате решили издать юбилейную книгу и редакционная коллегия предложила включить в число в число лиц, отмечаемых в истории вуза Н.С. Лидоренко, создававшего условия для развития учебного процесса во ВНИИТе, куда именно из ВЗПИ пришло много руководителей;

а также Ю.В. Скокова, при котором получили развитие филиал кафедры, было открыто дневное отделения и началось обучение детей сотрудников.

С этой целью меня попросили переговорить с Николаем Степановичем. Он, разумеется, готов был помочь. Интересно, что когда я позвонил Юрию Владимировичу и объяснил суть вопроса, то он сразу сказал, что основной вклад внес Н.С. Лидоренко и это должно быть отмечено. Затем, после того как я привел ряд аргументов и фактов, он согласился и сказал – «текст на Ваше усмотрение». Здесь важно отметить, что несмотря на то, что у них были непростые отношения, Ю.В. Скоков бесспорно признавал вклад и участие Н.С. Лидоренко в воспитании молодежи и развитии высшего образования во ВНИИТе.

В 2001 году, готовясь к защите докторской диссертации, я пригласил Николая Степановича на защиту в Институт проблем управления РАН больше из уважения, не особенно надеясь на то, что он в 85-летнем возрасте поедет так далеко. И был ему очень благодарен, когда он приехал на мою защиту на метро, немного опоздав, затем сам нашел место заседания Совета, где выступил в мою поддержку. Защита прошла очень успешно, хотя Совет ИПУ всегда предъявлял высокие требования к соискателям. Перед моей защитой из шести докторских диссертаций две завалили, на двух защитах шла бурная дискуссия и две прошли хорошо.

Николай Степанович был очень доволен и горд, что его институт был достойно представлен и поддержан в институте РАН. После этого он часто шутливо подкалывал меня, «а, профессор», а после баллотировки в РАН – «а, академик». Говорилось это очень доброжелательно и шутливо, больше в поддержку, чем с иронией.

Для него мы были «молоджь», несмотря на степени, звания и недетский возраст. Он просил привлекать его к работе со студентами, много рассказывал и реально ставил задачи.

Именно в этом общении для него во многом был смысл жизни. Видимо события личной жизни, трагическая гибель любимого сына и другие события определили его заботливое отношение к тем ребятам, которые стали ему родными. Он заботился об их учебе, работе и образе жизни. Это для него, человека не молодого, стало основным смыслом и объектом забот.

У меня навсегда сохранилось впечатление, что для него стержнем жизни была ответственность и забота о деле, за которое он отвечал и о людях, которые были рядом.

Характерный пример, из уже ставшего хрестоматийным сценария возникновения молекулярной электроники. Толчком к этому послужило обнаружение в 1945 году на немецкой «Фау» электрохимического, молекулярного, как сейчас говорят, таймера. Он обеспечивал взрыв ракеты над Лондоном, поскольку разработчики ориентировались на время полета. Но сначала было совершенно непонятно, что это за устройство. При разборке нашли блок, похожий на батарейку и сказали, по-моему, Первухин, молодому энергичному Лидоренко: «Ты занимаешься элементами – возьми и разберись!» Отказываться тогда было «не принято», такие указания рассматривались только как приказ и доверие. В итоге удалось со всем разобраться, и возникла новая отрасль – молекулярная электроника.

Николай Степанович рассказывал, что НИИ молекулярной электроники в Зеленограде возникло после его рассказа о работах ВНИИТа, а термина «микроэлектроника» тогда вообще еще не было. Это мне подтвердил недавно в беседе академик В.К. Левин.

В заключение скажу, что всем нам необходимо сохранить то внимание и любовь к молодежи, которой учил нас Главный конструктор, и то чувство государственной ответственности, которое он пронес через всю свою долгую и очень достойную жизнь.

Несколько десятилетий рядом А.Б. Волгин Во ВНИИТ я пришл в сентябре 1974 г., в конструкторский отдел, на должность инженера-конструктора. В 1975 г. меня выбрали секретарм комсомольской организации 2 го отделения, одной из самых крупных (около ста членов ВЛКСМ) и регулярно занимавшей первые места во ВНИИТе. Чтобы понять, что это такое, надо знать: комитет комсомола ВНИИТа по некоторым вопросам имел права райкома ВЛКСМ – общая численность комсомольцев составляла несколько тысяч человек, а первичных организаций было несколько десятков.

С Николаем Степановичем Лидоренко я познакомился в феврале 1978 года. Тогда мо непосредственное руководство (начальник отделения № 2 Б.И. Ильин и его заместитель В.Г. Пилюс) порекомендовали меня на должность референта директора, то есть помощником по делопроизводству и общим вопросам. В то время было частой практикой понятие «подснежник», в том смысле, что мне предстояло, по-прежнему числиться в отделе.

Требования к помощнику включали членство в КПСС, грамотность и знание русского языка, а также умение хранить служебные и личные секреты. Немаловажным качеством любого помощника должно являться и преданность делу и человеку.

Я думаю, что Николай Степанович убедился в правильности выбора. Кстати, до последних дней жизни он доверял мне последнюю читку документов и, хотя и с улыбкой, но признавал, что «Волгин самый из нас грамотный». Хотя, иногда дело доходило до спора – как пишется то, или иное слово, где ставить или не ставить запятую. И тогда извлекался словарь русского языка или делался звонок в справочно-консультационную службу русского языка. Без ложной скромности скажу, чаще бывал прав я. И ещ о русском языке: в последние годы Николай Степанович много вспоминал, диктовал книгу воспоминаний. Так вот я иногда добавлял или напоминал что-то Николаю Степановичу, а он со смехом, но вполне серьзно говорил: «Пора, пора тебе, Александр Борисович, начинать писать мемуары, ты много видел и знаешь, и у тебя это получится». Что я сейчас и делаю, хотя бы пока и в малой степени.

С первых же дней я понял, что Николай Степанович – трудоголик. Кто ездил с ним в командировки знают, что обедать удавалось далеко не всегда. Приходилось обходиться двухразовым питанием: утром и вечером.

Также сразу было заметно, что работа, наука и семья являлись у Николая Степановича главными и приоритетными. Он вместе со своей супругой Надеждой Ивановной усыновили по очереди двух мальчиков Сашу и Лшу, полагаю с надеждой, что они унаследуют не только фамилию, но, возможно что-то большее… Считаю, что забота о ребятах и дочери продлевала Николаю Степановичу и Надежде Ивановне их жизнь.

Кстати, не многим известно, что за глаза Николая Степановича называли Лидером. И эта народная оценка всеобъемлюща и абсолютно точна. И ещ немного народного творчества: подпись Лидера называли «забор» за ее своеобразную форму.

Для Лидера были характерны некоторые нюансы подбора кадров. В советское время первым делом человека оценивали по его преданности КПСС, идеалам коммунизма. А Лидер во главу угла ставил деловые качества, знания и умения в специальности. Отсюда и приглашения на работу людей «с 5 пунктом в анкете», и уволенных за политическую неблагонаджность, и «стрелочников» по каким либо делам. Лидеру приходилось «пробивать» эти назначения в вышестоящих партийных и других организациях. Благо в партийной общественной жизни Лидера был огромный авторитет: делегат пяти или шести съездов КПСС, многие годы член райкома КПСС Дзержинского района г. Москвы, депутат многих созывов Моссовета. Бывали и так называемые «блатные», но и они не «отбывали» во ВНИИТе, а работали по полной. Лидер их «опекал» и, если надо было, не оставлял без нагрузки.

Человеческие качества Лидера хорошо характеризует тот факт, что за многие десятилетия в таком многотысячном коллективе он никого не уволил. И это несмотря на то, что гневаться и шуметь Лидер умел! Бывало после «шторма» в кабинете Лидера, я думал, что вс, уволит провинившегося, но нет. Так один из первых приказов, надиктованных мне Лидером был об увольнении заместителя одного из ведущих подразделений. Так вот он его так и не подписал, хотя я, по неопытности, пытался исполнить указание Николая Степановича и безуспешно «подсовывал» этот приказ ему на подпись.

Известны знаменитые обходы Николая Степановича научных подразделений и цехов ВНИИТ'а. После них он иногда также выдвигал способных и активных сотрудников на более высокие должности.

Он тяжело переживал постоянную, но неуклонную научную потерю ВНИИТом и «Квантом» руководящей роли в отрасли, а также постепенное снижение номенклатуры научных исследований и разработок – снижение количества наименований изделий и объмов выпуска продукции. Создал Ассоциацию «Элквант» не только для частичного сохранения перспективных научных разработок и изысканий, но и как прообраз возрождения ВНИИТа и попыткой в новых экономических условиях сохранить имеющиеся достижения и наработки. Для сохранения «растекающихся» научных кадров… До последних дней жизни Николай Степанович обращался к высшему руководству страны, Президенту и премьер министру. В этих обращениях (письмах) Николаем Степановичем помимо научных, приоритетных предложений, обращалось внимание на недопустимость не финансирования фундаментальных исследований, а также спорных в научном плане идей, выдвигаемых «своеобразными» учными. Николай Степанович называл их «сумасшедшими». По его мнению, только так из десятков и сотен сумасбродных идей можно сделать научное открытие или изобретение.

Несмотря на высокую номенклатурную должность, Николай Степанович не только не был бюрократом, но и успешно боролся с проявлениями советского бюрократизма, например, с «Союзэлектроисточником». Но при этом Николай Степанович всегда был Коммунистом с большой буквы и Советским человеком. Это проявлялось в критическом и скептическом отношении к перестройке, начатой М.С. Горбачвым в 1985 году, а также, если и не одобрением и поддержкой ГКЧП-истов в 1991 году, то, по крайней мере, пониманием их действий, особенно в части недопущения развала СССР.

Такой пример: через какое-то время Николай Степанович отправил меня на несколько дней на «стажировку» к помощнику Первого заместителя министра Минэлектротехпрома А.И. Майорца.

Помню, кажется на второй день ГКЧП, Николай Степанович захотел лично посмотреть, что творится на улицах Москвы, и мы с ним вдвом на моей машине поехали днем по городу. При этом покой его жены Надежды Ивановны тщательно оберегался. Секретарь Николая Степановича, в случае телефонного звонка из дома, должна была сказать, что он на «площадке «Кванта». Я также должен был «не проговориться» при встрече с Надеждой Ивановной. А на улицах как раз на Садовом кольце мы встретили и танки, и бронетранспортры;

было немного холодно, и чувствовалась, при внешнем спокойствии, напряжнность в атмосфере города. И вечером того же дня это выразилось в известных трагических событиях.

Николай Степанович тяжело менял свои взгляды и в оценках людей, с трудом менял свои стереотипы в отношении к ним. И поэтому ему особенно болезненно было сталкиваться со случаями своих кадровых промахов.

Я думаю, что после трагедии с сыном, аналогичное потрясение Николай Степанович испытал при своем добровольном уходе из директоров.

Такой забавный (курьзный) факт в Дзержинском райкоме КПСС Николай Степанович получил адреса трх квартир для нового директора и две из них мы с ним поехали смотреть – на Проспекте Мира и на улице Гиляровского. Но, как оказалось, эта забота Николая Степановича была совсем не нужна новому директору… Мы его никогда не подводили Е.А. Тейшев Я попал во ВНИИТ по распределению в 1960 г. после окончания МХТИ. Следует отметить, что в те годы ни один ВУЗ страны не готовил специалистов по источникам тока.

Поэтому во ВНИИТ приходили выпускники самых различных институтов: МГУ, МВТУ им.Н.Э. Баумана, МХТИ им. Д.И. Менделеева, МФТИ, МИФИ, МАИ, МЭИ, МАТИ и других. Молодым специалистам необходимо было многому научиться, чтобы стать настоящими СПЕЦИАЛИСТАМИ, а учиться было у кого. К этому времени возглавлявший институт Николай Степанович Лидоренко создал уникальный высококвалифицированный коллектив, где каждое научное направление возглавляли специалисты мирового уровня.

Одним из руководителей направления разработки химических источников тока (ХИТ) был выдающийся учный и организатор, человек энциклопедических знаний Владимир Сергеевич Багоцкий. Под руководством Николая Степановича и Багоцкого во ВНИИТе в 1960-х годах начались работы по созданию электрохимических генераторов (ЭХГ) – принципиально новых ХИТ. На протяжении всех этапов разработки Николай Степанович живо интересовался ходом работ, принимал активное участие в выработке конкретных технических решений, оперативно решал многочисленные вопросы, препятствующие успешному продвижению работ. В значительной мере благодаря постоянному вниманию Николая Степановича была создана и успешно испытана в натурных условиях первая в мире энергоустановка на ЭХГ для подводной лодки.

По инициативе Николая Степановича технические решения, реализованные при выполнении основной разработки, были успешно использованы при создании гражданской продукции – электромобиля и оксигенатора. Первый в СССР и один из первых в мире электромобилей на ЭХГ разработки нашего предприятия был продемонстрирован в 1982 г.

Пионерскими были и работы по созданию электробуса на ЭХГ совместно с «Икарусом»

(Венгрия). Характерно, что аналогичные разработки в передовых зарубежных странах отставали как минимум на 10 лет, в чм мы убедились во время поездки в Бельгию в 1993 г.

Оксигенатор, созданный на «Кванте», успешно прошл комплексные клинические испытания, по своим параметрам не уступал лучшим зарубежным аналогам и был рекомендован к практическому применению.

Николай Степанович постоянно генерировал оригинальные технические идеи. По его инициативе были начаты исследования и разработки по использованию в качестве топлива в ЭХГ цинковых шариков, непрерывно подаваемых из специального бункера. Сообщения об аналогичных разработках за рубежом появились лишь через 20 лет.

Николай Степанович уделял много внимания молодым специалистам, привлекал нас к выполнению самых сложных задач, и мы его никогда не подводили. Он до последних дней своей жизни принимал активное участие в обсуждении научно-технических проблем, старался сделать вс от него зависящее, чтобы вернуть «Кванту» лидирующие позиции в отрасли. У меня сохранились рукописные заметки Николая Степановича с различными предложениями, сделанными им в последние годы.

Для меня Николай Степанович всегда был непререкаемым авторитетом, а со временем и старшим товарищем, с которым можно было посоветоваться и не только по производственным вопросам. Я благодарен судьбе, что на протяжении 50 лет мог работать и общаться с таким замечательным во всех отношения ЧЕЛОВЕКОМ, как Николай Степанович Лидоренко.

Космическая энергетика и экология сознания учного О.В. Павловская-Хохлова «И было много, много дум, И метафизики и шумов...

И строгой физикой мой ум Переполнял профессор Умов.

Над мглой космической он пел, Развив власы и выгнув выю, Что парадоксами Максвелл Уничтожает энтропию, Что взрывы, полные игры, Таят Томсоновские вихри, И что огромные миры В атомных силах не утихли».

А.Белый До сих пор не верится, что с нами нет Николая Степановича Лидоренко, большого ученого и мудрого человека. Общение с ним вызывало в собеседнике желание настроиться на волну его рассуждений, особую логику, иногда граничащую с научным фанатизмом в области физики энергомассообмена Вселенной… Он прожил большую интересную жизнь, где на пограничье эпох и эпохальных открытий встретились несколько поколений учных, мыслителей, изобретателей...

Механистическое восприятие физики процессов вдруг сталкивалось с метафизической философией или образностью мышления в эксперименте, умозрительные модели ничуть не уступали в результатах машинам, а порой, даже опережали их на порядки - это и Леонардо да Винчи, и Циолковский, Тесла, Максвелл. В конце двадцатого столетия учные начали открыто говорить о том, что научное мировоззрение это не абстрактное логическое построение, а сложное и своеобразное выражение общественной психологии.

В ХХI веке научное знание постепенно восходит к категории симбиоза интуитивного и научного миропонимания, как к универсальной основе для формирования новейших уровней осознания бытия в общественном мировоззрении.

Сегодня мы повсюду встречаем призывы к ноосферному развитию, ноосферному образованию, внедрению инновационных технологий... А ноосфера – «область космического пространства, куда распрострлась мысль человеческая» – говорил В.И.Вернадский. В свою очередь, Рене Декарт ещ в ХVI веке отмечал: «мышление является предметом изучения метафизики, а материя – физики».

Отсюда можно сделать вывод о том, что пришло время вновь объединить физику с метафизикой, в основу прорывных технологий следует положить эвристическую идею, а в ноосферном образовании должна доминировать философия или метафизика, как наука, изучающая мышление. Физика же, изучающая материю, или «господин великий опыт»

должен стать инструментом, подтверждающим мысленный эксперимент. Тогда научный поиск экологической энергетики – электричества без электрических машин, над которым работал Николай Степанович Лидоренко, завершится успехом.

Учные с таким уровнем экологии сознания обладают незаурядным интеллектом, их воля к достижению цели – вечный двигатель! (следует отметить, что в свои «девяносто с небольшим» они, как подростки, с увлечением спорят и добиваются результатов, да и на вид им немногим больше 60...) Очень редко амбициозность позволяет большому учному перешагнуть за грань общепринятого узкоспециализированного научного аппарата с целью получения всестороннего взгляда на проблему.

Больше того, представители разных профессий отличаются сегодня собственным, свойственным только им мировоззрением, и поэтому они отвечают на поставленные вопросы по-своему. Философ, математик, физик, химик, биолог, эколог, экономист, инженер, психолог, юрист, политик... – имеют, как правило, каждый свой взгляд на мир, свою теорию и методы. Но разноплановые проблемы требуют ясного понимания того общего, что сближает и объединяет разные предметные области, сохраняясь в каждой дисциплине, независимо от е названия.

Будучи прекрасным собеседником, Николай Степанович с огромным интересом вникал в новые идеи, мгновенно стараясь переложить услышанное на свой особый язык физики «энергомассообмена Вселенной».

В 2002 году на очередном собрании в РАЕН он получил на рецензию книгу автора данной статьи «Граница миров», где главной темой была энергетическая или световолновая Модель Мироздания.

Конечно, такой вопрос оставить без внимания не в правилах учного-энергетика. Он с интересом отнсся к докладу автора, взял на изучение труд... Но некоторое несоответствие терминологии философа-аналитика с терминологией ортодоксального физика воззвало к жизни ту самую амбициозность, где разноуровневость научного аппарата сыграла свою роль... и труд был «заброшен» в долгий ящик.

Однако фундаментальные идеи выживают независимо от времени и общественной психологии.

Спустя два года, когда физические эксперименты по кинетике энергомассобмена в конкретных системах космической энергетики дали свои результаты, объяснение которым было трудно найти с ортодоксальной точки зрения, Николай Степанович, как он говорил позже, вспомнил, что уже где-то видел подобные фотографии. Так заброшенная «Граница миров» обрела свой новый интерес в работе Николая Степановича.

Надо обладать огромной мудростью и духом изыскателя, чтобы не бояться отдать дань уважения молодому исследователю, склонившись к нему с высоты собственной значимости. В этом был настоящий Лидоренко!

Он не замедлил найти преданного забвению автора и объявить о своей готовности сотрудничать от имени государства. Так состоялась дружба мыслителей двух различных эпох с доминантой логического и эвристического мышления.

Плодотворные встречи вскрывали неожиданные стороны в понимании физики процессов с различных точек зрения на один и тот же вопрос движения света, длины волны, спектральных или фазовых переходов в газообразных, жидких, твердых средах, электрическом заряде в ядре, атоме..., электромагнитных свойствах материи... Иногда у ортодокса вырывалось: «Какая ты хитрая! А это ты откуда знаешь, а это как у тебя получилось?..». Спустя какое-то время раздавался звонок и раскатистый баритон заявлял:

«Надо встречаться, эксперименты подтверждают твои мысли...»

Устройство космического пространства редко поддатся описанию логическими интерпретациями материалиста, что и послужило когда-то причиной разделения физики и метафизики.

Однако сегодня ноосферная эпоха приоткрывает завесу в понимании физики процессов. Световолновая Модель, неожиданно подтвержднная физическим экспериментом, фотоснимками галактик, космических явлений... стала главной темой сотрудничества учных из разных областей современных знаний.

За круглым столом собирались основатель и научный руководитель ВНИИТ, НПП «Квант» Николай Степанович ЛИДОРЕНКО;

Главный академик Российской Академии Космонавтики, дважды герой России Иван Васильевич МЕЩЕРЯКОВ;

Руководитель Секции Экономики Отделения Общественных Наук РАН, академик Дмитрий Семнович ЛЬВОВ;

академик РАЕН, автор новейшей мировозренческой науки о мире и человеке, как микрокосме – спектрально-волновой аналитики Ольга Васильевна ПАВЛОВСКАЯ ХОХЛОВА.

Новая наука о влиянии света на вс живое и косное в космическом и планетарном пространстве перевела многие научно-прикладные области знаний на единый световолновой язык. Поэтому на таких научно-интеллектуальных «посиделках» каждый из учных по своему видел применение инноваций теоретического и прикладного плана в физическом эксперименте, космических технологиях, экономических программах и аналитических алгоритмах. Это был поистине мозговой штурм глобального значения - интеллектуальный колокол эпохи. Ибо настоящее открытие заключается не в нахождении новых земель, но видении новыми глазами.

Итогом таких встреч остались на память многочисленные отзывы больших учных о новом научно-мировоззренческом световолновом фундаменте, объединившем разносторонние знания об открытой системе «свет-волна-частица-человек-природа общество». Среди них дарственная надпись на книге с символичным названием «КВАНТ.

Энергия Победы»: «Ольге Васильевне Павловской-Хохловой – талантливому учному – автору нейрокосмогенетики, предсказавшей связь в энергомассообмене Вселенной - от центра событий к периферии, которая отвергает теорию «Большого взрыва». Этот вывод соответствует выводам Вернадского, Циолковского, Козырева, Пригожина и многочисленным экспериментам с жидкими, тврдыми, газообразными полупроводниками, разрабатываемым структурам электрического заряда, подвижности его кинетики энергомассообмена в конкретных системах космической энергетики.

С любовью, пожеланиями здоровья и успехов в творческой деятельности, Ваши коллеги по научному поиску технологий использования человечеством энергии окружающей среды» – Председатель учного Совета Н. Лидоренко, Учный секретарь Совета А. Чувпило.

Для городского хозяйства Москвы А.А. Кузьмин, А.И. Желонкин Н.С. Лидоренко, будучи депутатом Моссовета многочисленных созывов, на протяжении ряда лет возглавлял комиссию по внедрению научных разработок оборонного назначения в системы жизнеобеспечения городского хозяйства г. Москвы. Задачи, предложения и реализации контролировались заместителем председателя Моссовета Б.В.

Никольским. В рамках развития электрохимического информационного направления, по инициативе Николая Степановича были организованы группы по разработке устройств, сис тем и методик контроля физического состояния различного рода объектов и динамических процессов технологического направления (рук. А.А. Кузьмин, А.И. Желонкин).

Николай Степанович осуществлял постоянное детальное научно-техническое руководство нами при использовании новейших технологий и оригинальных решений, заимствованных из оборонного производства, обеспечило эффективное внедрение ряда приборов и устройств в системах контроля энергетического обеспечения и состояния подземных и надземных коммуникаций многофункционального городского хозяйства.

Применение приборов измерения блуждающих токов, определяющих электрохимическую коррозию подземных и наземных сооружений и магистральных сетей, за счет своих метрологических и эксплуатационных характеристик, обеспечило проведение масштабных измерений. Их использование позволило установить главные причины аварийного разрушения моноблочного метромоста (ст. Лужники, устранение неполадок, как известно, заняло много лет) и оперативно провести мероприятия по защите его и подобных объектов – мостов, фундаментов крупногабаритных сооружений, водопроводных сетей, газовых и нефтяных магистралей и др. технологических конструкций.

Разработанные интегрирующие устройства позволили получать интегральные значения контролируемых процессов в необслуживаемых условиях в течение длительного времени (от минут, часов до нескольких лет).

Молекулярно-электронные приборы и системы измерения параметров механического движения, акустических и гидроакустических сигналов обладают широкими частотным и динамическим диапазонами. Сравнительная простота и высокая эксплуатационная надежность данного типа устройств явились предпосылкой развития мониторинга динамических природных и техногенных процессов, что является важным этапом в решении проблем прогнозирования природных процессов – землетрясений, цунами, тайфунов, а также при контроле состояния и эксплуатационных характеристик различных объектов и несанкционированных воздействий.

Данные направления имеют дальнейшее развитие – расширяются масштабы исследований, как в плане модернизации приборов и устройств, так и за счет применения автоматизированных средств обработки полученной информации.

Ученый, создавший отрасль безмашинной энергетики Д.С. Стребков Я пришел на работу во ВНИИТ в сентябре 1960 г. по объявлению: «Требуются инженеры, знающие английский язык». В школе и в институте я учил немецкий, познание английского в моих планах было первоочередной задачей и насущной необходимостью, поэтому я недолго раздумывал в выборе места работы. Уже через год в бюллетене научно технической информации ВНИИТ была опубликована моя первая научная работа – аналитический обзор зарубежной печати «Системы преобразования энергии для космических полтов».

На работу меня принимала заместитель директора ВНИИТ, доброжелательная и высокообразованная к.т.н. Лидия Фдоровна Пенькова. С Николаем Степановичем Лидоренко мы встречались на научных совещаниях, торжественных заседаниях, собраниях партхозактива, где мы слушали его замечательные, часто импровизированные доклады по развитию науки и техники в области прямого преобразования энергии.

Во всех научных подразделениях ВНИИТ и НПО «Квант», в первую очередь, в отделении 8, где создавались первые солнечные батареи, работало много молодежи, и была настоящая атмосфера научного творчества. Особо хочется отметить стремление молодых учных к повышению своей квалификации и поддержку этого стремления со стороны руководства отделения 8 и дирекции. Более трх больших курсов было прочитано для нас по физике полупроводников, термоэлектрическим и фотоэлектрическим явлениям ведущими профессорами ФТИ им. А.Ф. Иоффе и ФИАН им. Лебедева.

В 1967 г. после окончания вечернего инженерного отделения мехмата МГУ имени Н.В. Ломоносова – это было в моих планах второй важнейшей задачей – я предложил технологии и конструкции матричных высоковольтных фотопреобразователей, современное название: матричные солнечные элементы (МСЭ), на которые ВНИИТ во главе с Н.С.

Лидоренко получил 14 патентов в США, Великобритании, Японии, Германии, Франции и других странах.

Отличительной чертой Н.С. Лидоренко было умение быстро оценивать перспект ивы развития новых направлений и технологий. После защиты моей кандидатской диссертации в 1971 г. под руководством д.т.н., профессора А.П. Ландсмана по его представлению Николай Степанович подписал приказ о моем назначении начальником сектора и затем лаборатории, отдела, заместителем Главного конструктора. По существу с 1972 г. по 1987 г., до моего ухода из НПО «Квант», Н.С. Лидоренко был научным руководителем исследований МСЭ в области наземной фотоэлектрической энергетики.

Среди других выдающихся российских ученых НПО «Квант», руководителей работ, я хотел бы отметить д.т.н., профессора, Лауреата Ленинской премии Станислава Васильевича Рябикова, заместителя Генерального директора НПО «Квант» и д.ф-м.н., профессора Владимира Михайловича Евдокимова, начальника теоретического подразделения НПО «Квант».

Из научных событий моей работы под руководством Н.С. Лидоренко хочу отметить следующий эпизод. В 1974 г. Николай Степанович обсуждал со мной проект своей статьи по фотоэлектрическому преобразованию солнечной энергии. Я сказал Николаю Степановичу, что в статье есть много спорных тезисов, и что е надо переделать. Он попросил меня внести изменения. Я включил в статью обнаруженное нами явление нестабильности фотоэффекта и исчезающих барьеров в кремнии, свойство МСЭ преобразовывать гигантские потоки излучения при сохранении КПД и линейной зависимости тока от освещенности, возможность управления с помощью внешних электрических полей спектральной характеристикой и создания высоковольтных фотоэлектрических генераторов с плотностью микроэлементов 250 см-2 и напряжением до 1 млн. В на 1 м 2 площади генератора. Статья Н.С. Лидоренко, Д.С. Стребкова «Аномальный фотоэлектрический эффект» была опубликована в Докладах АН СССР, 1974 г., т. 219, № 2, стр. 325-328.

За годы своего руководства ВНИИТ и НПО «Квант» до 1986 г. Н.С. Лидоренко создал отрасль безмашинной энергетики на основе методов прямого преобразования различных видов энергии в электричество. Были созданы новые направления безмашинной энергетики:

химические, тепловые, термоэлектрические, фотоэлектрические и термоэмиссионные преобразователи, топливные элементы и др. Было организовано промышленное производство безмашинных генераторов энергии, которые до этого не выпускались в СССР.


Уровень разработок был очень высокий. Например, в области МСЭ СССР, а сейчас Россия, производит МСЭ с КПД и по технологии, которые значительно превышают параметры аналогичных изделий США и других стран.

Николай Степанович воспитал плеяду первоклассных учных, которые помнят и ценят своего учителя и его черты: благожелательность, простоту и открытость для общения, колоссальную работоспособность, смелость и новаторство в научных разработках, нацеленность на промышленное внедрение и использование новых технологий для народного хозяйства и нужд обороны страны.

Большой трагедией для Н.С. Лидоренко и для нас, его учеников, стало разрушение СССР и созданной под его руководством отрасли безмашинной энергетики из-за ухода многих крупных учных из НПО «Квант». Новые руководители были хорошими организаторами, но не обладали уровнем мышления научного лидера, которому свойственна генерация крупных научных направлений и проектов, благожелательное отношение к полуфантастическим идеям, поддержка и привлечение талантливых учных, отсутствие неприязни и мстительности к научным оппонентам.

После ухода Николая Степановича с поста Генерального директора НПО «Квант» в 1986 г. и моего перехода директором ГНУ ВИЭСХ в 1987 г. мы продолжали встречаться по нескольку раз в год в НПО «Квант» и в ГНУ ВИЭСХ. Обсуждали планы новых работ, новые научные идеи, перспективы развития новых видов техники. Наша последняя встреча состоялась 26 ноября 2008 г. в кабинете Н.С. Лидоренко в НПП «Квант».

Чем больше времени проходит после ухода из жизни Н.С. Лидоренко, тем ярче и грандиознее представляются освоенные им вершины в науке и технике, тем больше начинаешь осознавать роль личности в создании и развитии новых знаний и в становлении промышленности, основанной на инновационных технологиях.

Николай Степанович верил в будущее России, в возрождение е науки и промышленности, в восстановление НПП «Квант», как лидера отрасли безмашинной энергетики. Эта вера помогла и нам выжить в трудные перестроечные годы. Возрожденный и сильный НПП «Квант» будет лучшим памятником Главному конструктору и замечательному учному Николаю Степановичу Лидоренко Работая на переднем крае З.Р. Каричев Размышляя о том, что сегодня для меня является главным в восприятии личности Николая Степановича, того, что им создано, и о том каким образом это можно было бы концентрировано выразить, я убедился, что лучше, чем в известной пословице не скажешь – большое видится на расстоянии. Хотя от сегодняшнего дня до того времени, когда «Квантом» руководил человек, его создавший, прошло не так уж много лет, но за это время произошла смена общественно-экономической формации. И приходится лишь сожалеть, что во многом тот имевшийся разнообразный научно-технический задел, который был создан на его идеях и, что может быть более важное, благодаря его умению увидеть и поддержать достойные развития идеи других людей и необязательно его сотрудников, не получил дальнейшего развития.

Что ж, каждое время рождает своих героев. Исходя из своего опыта, полученного за последние годы, могу утверждать, что этого задела хватило бы не на один десяток эффективных «start up»-компаний.

Николай Степанович умел создать соответствующую атмосферу и потребовать от своих сотрудников, чтобы они трудились «на переднем крае».

Вспоминаю далекий февральский вечер 1973 года, когда в его кабинете состоялась встреча с несколькими действительными членами Академии медицинских наук. Она была организована в рамках решения Президиума АН СССР по привлечению ведущих предприятий ВПК к разработке новой медицинской техники для здравоохранения. На эту встречу Николай Степанович позвал несколько молодых сотрудников предприятия. Был там и я.

Медики рассказали о существующих аппаратных проблемах. Один из них, главный хирург министерства здравоохранения Виктор Сергеевич Савельев говорил об аппарате «сердце-легкие», обеспечивающем искусственное кровообращение при операциях на открытом сердце. Существовавшие конструкции искусственного легкого наносили столь большую травму крови, что зачастую определяли исход операции.

Мне показалось, что наши знания в области газообмена и гидравлики могут пригодиться, и я и мои коллеги с увлечением приступили к изучению проблемы.

Литературный и патентный поиск показал, что оксигенаторы («искусственное легкое») будущего должны использовать газообмен через полимерную мембрану. Такие разработки уже велись в США. И вот, через некоторое время я предстал перед Николаем Степановичем и заявил, что нам следует начать разработку аналогичной мембраны. Его вердикт был категоричный и жесткий: «если не можете предложить что-либо свое, прекратите. Пока вы будете догонять, они уже далеко уйдут вперед». Такой подход в инициативных разработках был для него делом принципа – если что и делать, то только то, чего еще нет у других.

Урок был усвоен. Спустя какое-то время мы нашли решение того как, используя наши технологии, создать это устройство. После этого потребовались годы упорного труда большого количества людей, и в итоге предприятие успешно прошло путь от идеи до организации серийного производства оксигенаторов крови. При этом все технические решения – от конструкции до технологии изготовления композиционных мембран – были запатентованы в ведущих западных странах и Японии. Лицензию на производство оксигенаторов приобрела немецкая фирма Jostra, один из сегодняшних лидеров на рынке устройств искусственного кровообращения, а «Квант» длительное время поставлял мембраны для их производства.

По моему убеждению, Николай Степанович обладал способностью предвидения развития техники в своей области, а область эта была чрезвычайно обширна.

Проиллюстрирую это тем, что мне хорошо известно.

Одним из наиболее масштабных проектов, реализованных на «Кванте», стало создание мощной энергетической установки на водородно-кислородных топливных элементах для применения в составе подводных аппаратов. В начале 1970-х годов Николай Степанович поручил нам попробовать заставить работать топливные элементы на атмосферном воздухе. Это оказалось делом весьма непростым, и в то же время не являлось каким-либо поручением от директивных органов. А когда нам это удалось, Николай Степанович поручил нам разработку водородно-воздушного электрохимического генератора для электромобиля. Эта работа продвигалась весьма успешно. Николай Степанович уделял ей пристальное внимание и всячески поддерживал. Мы создали несколько прототипов водородно-воздушных электрохимических генераторов и после этого приступили к совместной с Минавтопромом разработке первого прототипа микроавтобуса.


Как рассказывал мне Николай Степанович, что о начале такой разработки он договорился в буквальном смысле через соседский дачный забор с первым зам. министра по новой технике Евгением Артемовичем Башинджагяном, убедив его в перспективности этого направления. В результате, в 1982 году был построен семиместный микроавтобус с гибридной энергоустановкой, в котором уже тогда присутствовали все принципиальные технические решения, которые появились за рубежом только через десять лет. К тому же эта машина была очень красива, на ней были номерные знаки государственной регистрации, и с разрешения московской ГАИ она испытывалась на улицах Москвы, неизменно привлекая к себе внимание. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что специалистами она не воспринималась. На разных уровнях поговаривали, что это забава Лидоренко, в которую он вовлек энтузиастов из числа своих сотрудников.

Время все расставило по своим местам. Мнения специалистов осталось в прошлом, а ведущие мировые автомобильные компании вкладывают сегодня сотни миллионов долларов для вывода на рынок гибридов на топливных элементах, уже давно продавая гибридные автомобили, сочетающие двигатель внутреннего сгорания с электроприводом.

Этот пример, наряду с другими показывает, насколько идеи Николая Степановича порой опережали время и вызывали неприятие или даже недоверие в среде специалистов, а он, к сожалению, не хотел или не умел донести их.

Мне трудно судить о значимости научной стороны деятельности Николая Степановича, но я не раз становился свидетелем проявления его блестящей инженерной интуиции. А интуиция для меня есть высшее проявление мыслительного процесса, опирающегося на богатый жизненный опыт и профессиональные знания.

Оглядываясь назад, я благодарен судьбе за то, что она распорядилась таким образом, что мне довелось работать под началом такого незаурядного человека, руководителя, собравшего вокруг себя высокопрофессиональных творческих людей, у которых многому удалось научиться.

Большой ученый и большой человек А.Н. Никитин Мы познакомились с Николаем Степановичем на Байконуре, где каждый из нас представлял свои разработки, как часть общего ракетного комплекса Р-16.

Причиной моего, почти постоянного пребывания на Байконуре, на начальных этапах советской космической эры было то, что мне, работнику ВНИИЭМ, одного из ведущих НИИ электротехнической промышленности, руководимом академиком Андроником Гевондовичем Иосифьяном, было поручено отслеживать состояния нашего бортового электрооборудования на добротность на всех этапах подготовки и запуска ракеты.

А.Г. Иосифьян, наряду с Н.С. Лидоренко, был привлечен Сергеем Павловичем Королевым к космическим программам и включен в Совет главных конструкторов по бортовому электрооборудованию баллистических ракет, а позднее – космических аппаратов.

Успешный полет Юрия Гагарина обеспечила в том числе и аппаратура, разработанная под руководством Иосифьяна во ВНИИЭМ, за эту разработку ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

А.Г. Иосифьян, часто приезжая на Байконур и инспектируя меня, как своего постоянного представителя, и заместителя главного конструктора по испытаниям, тепло общался с Н.С. Лидоренко. Вот так я и был в окружении двух блестящих ученых нашего времени – глубоко взаимно уважающих друг друга А.Г. Иосифьяна и Н.С. Лидоренко – жадно воспринимал их активные беседы, научные споры по поводу преобразования видов энергии в электричество. Естественно, у А.Г. Иосифьяна была убежденность в безграничном первенстве машинного преобразования энергии в электричество, а Н.С. Лидоренко отстаивал такое же право за безмашинным преобразованием, в котором отсутствует такое явление природы как трение, неприятное для пар взаимного движения.

Личное обаяние Н.С. Лидоренко, перспектива почти беспредельного творчества привела меня с большинством моего коллектива во ВНИИТ, где в течение ряда лет было много инициативных и рекомендованных разработок под руководством Николая Степановича.

Дальновидность Николая Степановича часто бывала поразительной. Однажды он вызвал к себе меня и А.В. Чувпило, рассказал свой замысел вникнуть в робототехнику, где хорошо сочетается механика, электротехника и автоматика. В качестве союзника и куратора этого перспективного направления Николай Степанович назвал бывшего директора Уралмаша, Николая Ивановича Рыжкова, переведенного работать в Москву министром.

Получив дополнительные сведения и финансирование работ от Н.И. Рыжкова, мы в достаточно короткое время разработали типажный ряд грузоподъемных роботов манипуляторов, впоследствии выпускаемых серийно на одном из южных заводов.

В трудные 90-е годы мне часто приходилось встречаться с Николаем Степановичем, всегда большим оптимистом в научном поиске безмашинного преобразования энергии в электричество, и даже поддерживать его и его маленький коллектив ученых-исследователей посильными для академии РАЕН договорами на некоторые разработки.

Безусловно, его имя всегда будет гордостью нашей Отчизны.

Авторы материалов:

Бузова Зоя Михайловна - работник ВНИИТ-Квант с 1950 г. по настоящее время, начальник лаборатории щелочных источников тока Волгин Александр Борисович - помощник Генерального директора ВНИИТ-Квант Граусман Анна Максимовна – работник ВНИИТ-Квант с 1954 г., главный технолог отдела Дроголев Анатолий Григорьевич - заместитель Генерального директора ВНИИТ Квант по производству Евдокимов Владимир Михайлович – д.физ.-мат.н., профессор, академик РАЕН, вице-президент МСА, начальник лаборатории ВНИИТ-Квант Иванов Александр Михайлович - д.т.н., академик РАЕН, лауреат Государственной премии СССР, начальник отделения ВНИИТ-Квавнт Ильин Борис Иванович - заместитель Генерального директора ВНИИТ-Квант по научной работе, к.т.н.

Желонкин Анатолий Иванович – начальник отдела ВНИИТ-Квант, д.т.н., профессор МГОУ Каричев Зия Рамизович – начальник отдела ВНИИТ-Квант, академик РАЕН, лауреат премии Правительства РФ Кожухарь Виктор Давидович – главный инженер Краснодарского отделения ВНИИТ-Квант Копылов Игорь Петрович - Московский энергетический институт, д.т.н., профессор, Заслуженный деятель науки и техники Р.Ф., лауреат Государственной премии РФ, крупный ученый в области электромеханики Кузьмин Анатолий Анатольевич – начальник отделения ВНИИТ-Квант Мительман Михаил Григорьевич – ВНИИТ-Квант, начальник отделения детекторов прямого заряда, д.т.н.

Моисеев Виктор Иванович - первый заместитель Генерального директора НПО «Квант»

Никитин Альберт Николаевич – работник ВНИИТ-Квант с 1975 г., начальник отделения комплексной разработки приборов, заместитель Главного конструктора, Член Президиума РАЕН, д.т.н., профессор, академик РАЕН, руководитель Московского Отделения РАЕН, лауреат Государственной премии РФ.

Носов Юрий Романович - начальник лаборатории НПП «Сапфир», д.т.н., профессор, Заслуженный деятель науки и техники РФ, лауреат Государственных премий и премии Совета Министров СССР, специалист в области полупроводниковых и оптоэлектронных приборов, обозреватель по истории науки и техники Павловская-Хохлова Ольга Васильевна - Ректор Университета Спектрально Волновой Аналитики, доктор психологических наук, академик РАЕН, Российской Академии Космонавтики им. К.Э. Циолковского Плеханов Сергей Иванович – генеральный директор – генеральный конструктор ОАО «НПП «Квант»

Путилин Александр Борисович – начальник отдела ВНИИТ-Квант, д.т.н., профессор, зав. кафедрой МГОУ Сидоренко Юрий Петрович - капитан 2-го ранга в отставке, военная специальность электромеханика боевых частей надводных и подводных кораблей, представитель Ассоциации «Элквант» в Республике Беларусь Солдатенко Владимир Андреевич - главный инженер ВНИИТ-Квант, лауреат Государственной премии СССР Стребков Дмитрий Семенович – начальник отделения ВНИИТ-Квант, директор ГНУ ВИЭСХ, академик РАСХН, д.т.н., профессор, Заслуженный деятель науки и техники РФ Тейшев Евгений Альбертович – начальник отдела, к.т.н., ученый секретарь НТС НПП «Квант»

Тереков Александр Яковлевич – начальник отдела НПП «Квант», к.т.н.

Утямышев Ильдар Рустамович - ученый секретарь Отделения РАЕН «Научные основы регулирования естественных монополий», Член Президиума РАЕН, д.т.н., академик РАЕН Федик Иван Иванович - Директор Государственного научно-производственного объединения «Луч» Министерства по атомной энергии, д.т.н., профессор, член-корр. РАН, лауреат Государственной премии, заслуженный деятель науки и техники РФ Чувпило Альберт Владимирович - работник ВНИИТ-Квант с 1953 г., начальник отделения механизации и автоматизации производства, и.о. руководителя и Ученый секретарь Отделения РАЕН «Теории и технологии ноосферной энергетики», д.т.н., профессор, академик РАЕН Янченко Владислав Дмитриевич – доцент МГПУ, к.п.н.

Янченко Галина Ивановна – главный технолог по направлению ВНИИТ-Квант Содержание С.И.Плеханов, А.Я.Тереков Вклад члена-корреспондента РАН Н.С.Лидоренко в развитие термоэлектричества в России......................................... Янченко Г.И., Янченко В.Д. Николай Степанович Лидоренко: штрихи к портрету... Лидоренко Н.С. Фундаментальные исследования и революционные технологии.

К интенсификации экономики........................ Научные и технологические основы экологической энергетики ХХI века (Н.С. Лидоренко).............................. Копылов И.П. Николай Степанович Лидоренко – родоначальник космической энергетики в России............................. Носов Ю.Р. Как я интервьюировал Н.С. Лидоренко................ Мительман М.Г. Достойнейший образец ученого и инженера............ Евдокимов В.М. Я горжусь, выпавшей мне честью................ Ильин Б.И. Основоположник молекулярной электроники............. Федик И.И. Выдающийся ученый, гуманист и патриот.............. Солдатенко В.А. Далкое и близкое...................... Иванов А.М. Н.С. Лидоренко: ВНИИТ и «Квант». Основы успеха.......... Чувпило А.В. Фрагменты памяти.................... Кожухарь В. Николай Степанович....................... Сидоренко Ю.П. Поборник экологической энергетики XXI века........... Утямышев И.Р. О добром человеке и его больших делах............... Дроголев А.Г. Лидер в любом начинании.................... Моисеев В.И. Человек из поколения великих.................. Граусман А.М. Откликаясь на поставленные задачи............... Бузова З.М. Дело, которым мы гордились.................... Путилин А.Б. Молоджь и Главный конструктор................. Волгин А.Б. Несколько десятилетий рядом................... Тейшев Е.А. Мы его никогда не подводили................... Павловская-Хохлова О.В. Космическая энергетика и экология сознания учного.... Кузьмин А.А., Желонкин А.И. Для городского хозяйства Москвы......... Стребков Д.С. Ученый, создавший отрасль безмашинной энергетики........ Каричев З.Р. Работая на переднем крае.................... Никитин А.Н. Большой ученый и большой человек............... Авторы материалов…………………………………………………………………………… Материал подготовлен к публикации пресс-службой ОАО "НПП "Квант Подписано в печать 28.05.11.

Объем 6 печ. л. Формат 84х108\16.

Зак №25.

Отпечатано в типографии «Инек» в соответствии с предоставленными автором магнитными носителями.

Москва, Ленинградское ш.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.