авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ИВАНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Вместе с тем можно констатировать усиление манипулятив ных тенденций избирательных кампаний как федерального, так и регионального уровней. Использование широкого спектра прие мов и способов воздействия на электоральное поведение прямо пропорционально эффективности политической рекламы. Спо собность политической рекламы интегрировать и организовывать воздействие различных факторов на политический выбор являет ся условием создания выгодной для субъекта политической си туации.

3. Манипулятивные особенности текстов политической рекламы Актуальность использования всестороннего анализа текстов при изучении политической рекламы продиктована, прежде все го, потребностью в постижении механизмов образования значе ний в рекламных политических текстах, выявлении их структуры, скрытых смыслов и приемов, используемых авторами для убеж дения электората. Предметом нашего исследования выступили суждения, способ структурирования которых обладает значимо стью для целевой аудитории (приверженцы данной политической партии, лидера и т.д.), а также способностью мобилизовать не определившуюся часть избирателей. Наши выводы базируются на анализе содержания рекламных материалов (политические программы, листовки, газеты, плакаты) и выступлений политиков федерального, регионального и муниципального уровней.

В последнее время все более проявляется тенденция к отказу от традиционного определения языка как орудия общения и об мена информацией, мыслями. Произнесение определенным обра зом организованных звуков рассматривается как речевое воздей ствие, служащее для достижения внешних по отношению к об щению целей. По мнению Н.В. Евсюковой, собеседники вступа ют в некоторые социальные отношения, принимая на себя взаим ные права и обязанности, причем не обязательно симметричные, и каждое высказывание при таком понимании оказывается актом воздействия на собеседника (Евсюкова Н.В. Манипулятивное ре чевое воздействие как современная технология управления // Подготовка специалистов по связям с общественностью в техни ческих вузах. – Тамбов, 2003. – С. 35).

Специализированным средством речевого воздействия явля ются различные виды побудительных речевых актов: просьба, приказ, требование и др. В политической рекламе использование данных способов воздействия на партнера по коммуникации не всегда целесообразно. Поэтому применяется языковое манипули рование, т.е. использование особенностей языка и принципов его употребления в целях скрытого воздействия на адресата в нуж ном для отправителя сообщения направлении.

Мы рассматривали тексты/речи политической рекламы в ка честве объективированного отражения интересов политических субъектов. Анализ текста/речи в таком ракурсе позволил нам с определенной долей уверенности судить о применении полити ком приемов манипулирования общественным мнением.

Изучение воздействия на аудиторию посредством языка яв ляется целью психологических и лингвистических наук. Разрабо тан ряд психотехнических методик, в основе которых лежит ис пользование речевых приемов построения текстов (См.: Жмыри ков А.Н. Как победить на выборах. – Обнинск, 1995;

Леонть ев А.А. Психология речевого общения. – М., 1974 и др.). Тексто вая коммуникация представляет собой систему, состоящую из ав тора (отправителя сообщения, коммуникатора), адресата (читате ля, слушателя, зрителя) и собственно текста. Она опосредована знаковой структурой, которая обладает рядом специфических ха рактеристик, таких как дизайн, композиция, содержание и пр., а также обладает принципиальным свойством служить пространст вом для проекций отправителя и адресата. «Коммуникация воз можна при наличии общего фонового знания. Нужен одинаково понимаемый текст», – пишет В. Музыкант. В структуре реклам ного текста автор выделяет подтекст, контекст, затекст. Под текст – это сопряженная с речевыми намерениями коммуникато ра субъективная информация, которая прямо не следует из объек тивного итогового смысла высказывания. Контекст создает еди ный смысл фразы предшествующих и последующих высказыва ний. Затекст – это «…духовная атмосфера, в которой создавался текст» (Музыкант В. Реклама. Международный опыт и россий ские традиции. – М., 1996. – С. 159).

В зависимости от компонентов человеческой психики, на ко торые направлено воздействие политической рекламы, можно выделить рациональную, эмоциональную и волевую стороны языковой манипуляции.

Ориентация на рациональное начало связана в политической рекламе с воздействием на онтологические предпосылки, т.е. с обращением к общему представлению человека/группы об окру жающей действительности. Образ действительности – это упоря доченный набор взглядов на устройство мира. Манипулирование в этой сфере нацелено на выделение в устройстве мира отдель ных ситуаций, связанных с причинно-следственными отноше ниями. Составной частью образа действительности является на бор политических акторов. Состав данного набора и описание отношений между политическими деятелями с помощью различ ных ситуаций и сценариев составляют важную характеристику образа действительности и, следовательно, картины мира.

Сообщения политической рекламы носят, как правило, аргу ментирующий характер. В данном виде рекламного сообщения содержится апелляция к интеллекту с помощью аргументов.

Внутри его заложена конструкция: «Необходимо … (поддержать кандидата, выразить доверие/недоверие, сделать правильный вы бор и т.п.) потому, что…», «Я иду в Думу (Законодательное Соб рание, на пост мэра), чтобы…». Целью сообщений подобного ро да в политической рекламе является убеждение электората в со вершении политически значимых действий. Для утвердительно сти и наглядности высказываемых суждений применяются фото, иллюстрации, диаграммы, схемы.

В рамках указанного способа иногда используется прием подмены четкого силлогизма классической логики безапелляци онным выводом из неосновательных посылок. Например, партия СПС последовательно в избирательных кампаниях проводила следующие лозунги: «Хочешь жить в Европе? – Да! – Голосуй за Кириенко!» (рекламный щит в г. Москва – 1999 год), «Наше вре мя пришло, потому что мы правы!» (листовка С. Колесова в г. Иваново – 2003 год). Другим примером выступает ответ канди дата на вопрос: «Почему Вы уверены в своей победе на выбо рах?» – «Потому, что седьмого числа состоятся выборы, у меня семь пунктов программы, я седьмой в бюллетене, а семь – это счастливое число» (из телевыступления В. Троеглазова в предвы борной кампании кандидатов в депутаты Государственной Думы по Ивановскому избирательному округу в 2003 году).

Для конструирования рациональных сообщений в политиче ской рекламе наиболее часто используются следующие методики и стилистические приемы: метод построения ассоциаций (ассо циативных связей), основанный на условиях жизни, привычках, опыте и т.д. Для формирования благожелательного отношения электората успешно применяются апелляция к конкретным фак там, обстоятельствам, цифрам. Это повышает уровень знаний и компетентности данного политика в глазах избирателей. Для этих же целей может служить поправка, уточнение: «Если быть более точным, уровень производства в регионе в этом году повысился на 6%» (из выступления губернатора Ивановской области в пери од 2000 – 2005 гг. В. Тихонова).

Метод обобщения, опирающийся на экстраполяции и интер поляции (если на практике оказывается, что определенные сужде ния в некоторых областях могут служить в качестве основы дея тельности, то мы можем верить, что эти же суждения оправды вают себя и в других областях, для которых их правильность еще не доказана). Довольно распространенный способ демонстрации закономерности какого-либо явления (с позитивной или негатив ной стороны) – экстраполяция: «Вообще это случается». Завер шая подобной фразой выступление, можно смягчить обвинение в свой адрес или наоборот уличить соперников в некомпетентно сти, злоупотреблениях.

С данными приемами тесно связан метод авторитета, под которым понимается выведение одних суждений из других суж дений, сформулированных субъектом, пользующимся особым доверием объекта. Объект исходит из того, что авторитет всегда высказывал только такие суждения, которые можно было дока зать. В том случае, если для определенного суждения, сформули рованного авторитетом, доказательство неизвестно, то с эвристи ческими целями можно предположить, что оно истинно. Такое предположение носит исключительно прагматический характер.

Ссылка на авторитет и предшествующий опыт без указания при чинно-следственных связей прослеживается в выражениях: «Вы хорошо знаете мои (его) возможности», «Я так же, как и извест ные политики (артисты, ученые)…».

Избыточность сообщения в суждениях также повышает их убедительность и делает более достоверными. Хотя с семантиче ской точки зрения посредством избыточности к суждению ничего не прибавляется. Цель рекламы – побудить реципиента к дейст вию, поэтому не обязательно, чтобы реклама кандидата (партии) стала единственной и главной в тексте. Она может заинтересо вать человека совершенно отвлеченными вещами. Например, реклама А. Кабелева (выборы в Государственную Думу РФ года) содержала комментарии к пенсионному законодательству.

В политических листовках партий «Яблоко» и «СПС» во время предвыборной кампании 2003 года избирателям предлагалось за полнить анкеты по вопросам, касающимся наиболее важных про блем области и страны. Народная партия России «возродила» ин ститут наказов депутату, выдавая избирателю отрывной купон и предлагая проверить исполнение наказа после своего избрания в Государственную Думу. Многие региональные политики в своих листовках, газетах помимо программных тезисов помещают не обходимую или интересную информацию – календари на теку щий год, список телефонов различных государствен ных/муниципальных органов и служб, анекдоты, кроссворды.

При обращении к рациональным элементам сознания в по строении фраз используется прием предложения различных вари антов поведения. Для создания иллюзии выбора употребляются соединительные союзы «и», «или». Например: «Вы можете сде лать…или отказаться…». Причем в перечислении моделей пове дения может намеренно исключаться один из видимых вариантов выбора («Голосуй или проиграешь!») или предлагаться весь спектр возможных действий для фрустрации и демобилизации электората.

Для активизации мыслительных процессов в сознании элек тората довольно часто в текстах политической рекламы исполь зуются кавычки. Данный прием позволяет употреблять термины в переносном значении либо подчеркнуть квазиистинность часто используемых выражений. Например: «…активное «проедание»

нефтяных запасов России», «…министр Глазьев противостоял идее полного «открытия» российского рынка»;

«В 21 веке под видом «либеральных реформ» наш народ погрузили в средневе ковое рабство!» (Буклет С. Глазьева «Как победить бедность в богатой стране», кампания 2003 года). Подобный эффект дости гается и с помощью многоточия.

В целях изменения смысла суждения в текстах употребляют ся скобки. Например: «Россия является постоянным членом Со вета Безопасности ООН (хотя статус этой международной орга низации после иракских событий подорван)…» (Буклет С. Глазьева «Как победить бедность в богатой стране», кампания 2003 года).

С содержательной точки зрения в политических текстах/ре чах особое место занимает информация о жизни и деятельности того или иного политического субъекта. Композиция в подаче биографических данных основывается, как правило, на нейтраль ном или «героическом» сюжете. Нейтральный сюжет: родился тогда-то, русский, несудимый, успешно окончил такое-то учеб ное заведение, руководил тем-то, женат, столько-то детей, пользуется уважением у коллег... Этот сюжет лишен драматизма и практически является фигурой умолчания. Поэтому чаще ис пользуется «героический» сюжет: с малых лет мечтал он, чтобы все люди были счастливы, его ранила любая несправедливость;

он рано познал – нужду, горе, упорный труд, радость дружбы, счастье быть полезным и т.п. или чередование указанных вари антов.

Интерес к биографии публичного деятеля, безусловно, имеет под собой определенную рациональную базу: полезно быть осве домленным о его возрасте, об образовании (или его отсутствии), предыдущих местах работы и пр., поскольку это может помочь при прогнозировании его предпочтений, решений и действий.

Помимо аргументированных сообщений в политической рек ламе часто используется суггестивное, адресованное к эмоцио нальной сфере человека сообщение. Эмоциональная сфера уст роена достаточно сложным образом, поэтому для повышения мо тивации политического выбора активно задействуются как «при митивные» чувства (страх, гнев, ненависть, радость, восхище ние), так и высоко организованные (гордость, патриотизм, спра ведливость). Анализ содержания листовок/плакатов различных кандидатов и партий показал, что наиболее часто употребляются слова: «сила», «правда», «победа», «дело», «земляки». Данные термины несут особую эмоциональную нагрузку и задействуют соответствующие психические механизмы.

Для активизации аффективных компонентов сознания ис пользуются следующие методы воздействия.

Метод «недосказанности», основанный на сознательном пропуске информации о политическом субъекте. Причем данный метод активно используется как в позитивной, так и в негативной политической рекламе. Примером позитивного использования служат фразы типа: «…работал на полную катушку», «Прошел нелегкий жизненный путь», «Судьба его не баловала», «…в че ченской военной кампании потерял сына». Каждый избиратель, знакомившийся с листовкой, рисует собственную версию тяже сти жизненного пути кандидата.

Для создания негативного образа данный прием прослежива ется во фразах типа: «Мы с вами понимаем, за что кандидата от странили, а лучше сказать, уволили с занимаемой должности»;

«Вы влачите нищенское существование…»;

«Власть погрязла в коррупции…»;

«Ты сегодня задавлен нуждой!»;

«Вот они какие многообещающие москвичи!».

Негативные утверждения также часто используются в на падках на оппонентов: «Не будем вспоминать о прежних ошиб ках губернатора». Кроме того, частицы «не» и «ни» используют ся в целях введения избирателя в замешательство: «Никто кроме нас не спасет Россию». Находясь в состоянии поиска, электорат склоняется на сторону рекламируемой политической силы, пред ставленной в контрасте с остальными претендентами в более бла гоприятном свете.

Письменному тексту особую эмоциональную окраску при дают афоризмы и номинализации. Афористичные высказывания предоставляют возможность «максимально сконцентрировать смысл при использовании минимального числа лексических еди ниц» (Лисовский С.Ф. Политическая реклама. – М., 2000. – С. 225), что в значительной степени упрощает процесс коммуни кации. Номинализации представляют собой существительные, не имеющие конкретного значения. «Будучи отглагольными суще ствительными они передают свойственное глаголам содержание действия. Однако если глагол прямо указывает на совершение действия, то номинализация указывает на состояние» (Лисовский С.Ф. Политическая реклама. – М., 2000. – С. 206). Например:

«Выдвижение кандидата…»;

«Лоббирование интересов области»;

«Увеличение заработной платы работникам бюджетной сферы».

Использование неопределенных глаголов, т.е. не раскрываю щих конкретного содержания действия. Применяя такие фразы, возможно направление внимания избирателя на характеристики имиджа политического субъекта. Например, фраза: «Вы меня знаете – я вас не подведу!» (из листовки С. Сироткина, г. Иваново 2000 год). Каждый избиратель вкладывает собственный смысл в сказанное, приписывая положительные деловые качества канди дату. Другим примером может служить слоган одного из канди датов, баллотировавшихся повторно в Государственную Думу по одномандатному округу: «Мне известны нужды людей», «Вам известна моя позиция».

Другой эффективный прием воздействия – использование «неопределенного обозначения» (Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений. Люди, кото рые играют в игры: Психология человеческой судьбы. – СПб., 1992. – С. 67). Например: «Всякий может…», «Немногие зна ют…». Смысл подобной конструкции заключается в предании сообщению скрытого стимула, адресованного эмоциональной сфере личности избирателя, т.к. ощущается сопричастность к действию, чувство сопереживаемости. На фоне эмоционального заряда, создаваемого такими фразами действия кандидата пред стают позитивно окрашенными.

Для придания красочности тексту используются сравнитель ные степени прилагательных: «Как никто другой…», «Он луч ший». Возможно использование данного приема и для формиро вания в массовом сознании образа политика, идентичного боль шинству электората: «Не хуже и не лучше других», «Я не хозяин и не слуга. Я такой же, как вы!» (листовка И.Н. Пименова в пред выборной кампании 2000 года, г. Иваново).

Воздействие на волевые компоненты сознания определяет в общей сложности социальное самочувствие индивида/группы.

Это воздействие на систему ценностей, под которой понимается набор абстрактных представлений о желаемом положении дел, достижение которых рассматривается в качестве жизненной цели (свобода, материальный достаток, самореализация и т.д.). Необ ходимо отметить, что усвоение знаковых систем – сложный ней рофизиологический и психический процесс. При организации наших действий актуально осознается лишь самый верхний (вы сокий) уровень, а остальные должны быть более или менее авто матизированы (Сахарный Л.В. К тайнам мысли и слова. – М., 1983. – С. 33). В связи с этим, исключительное значение для че ловеческой психики имеют субпрограммы, которые упрощают процесс мышления и познания. К таковым относятся стереоти пы. Возникновение стереотипов детерминировано существую щими реалиями (совместное сосуществование, сотрудничество и т.д.). Мысленные стереотипы коррелируют с языковыми стерео типами в форме нормированных оборотов речи, которые, являясь субпрограммами, включаются вместе или отдельно в процессе мышления (Klaus G. Die Maht des Wortes. Veb deutscher Verlag der Wissenschaften. – Berlin, 1965. – S. 163 – 173). Языковые стерео типы относительно самостоятельны и могут существовать даже, когда мыслительное содержание давно утратило прежнее значе ние.

Языковые символы и стереотипы служат для активизации от ражения позитивных и негативных сторон какого-либо социаль ного явления, придания им эмоциональной окраски в целях по буждения в электоральных группах бессознательных реакций на созданные политической рекламой образы. Стереотипные рецеп ты деятельности указывают на пути продвижения от реального положения к желаемому.

Словесный сигнал, посылаемый рекламным сообщением, может содержать как открытый, так и скрытый смысл. В первом случае, как правило, используются устоявшиеся понятия, извест ные термины – «демократия», «либеральный», «свобода». А так же языковые выражения и словосочетания, несущие определен ную эмоциональную нагрузку: «правовое государство», «гражда не», «авторитарный режим», «земляки». Данные конструкции вы зывают немедленную ответную реакцию избирателя, поскольку его сознание идеологически подготовлено для этого.

Во втором случае используются слова, призванные скрыть подлинный смысл намерений политического субъекта («справед ливость», «правда», «перемены», «порядок») либо переложить ответственность с конкретного политика на другие акторы («Его все оставили, предали», «Центр отказал в помощи»).

Довольно распространенный стереотип – сочетание фраз, от ражающих желание достичь успеха или избежать неудачи. При обращении к первой конструкции используются позитивная структура предложения. Например: «Я готов, сделаю». Обраща ясь к мотивации людей, желающих избежать неудачи, использу ется негативная структура предложения: «Я не думаю…», «Я не хочу…». Следует отметить, что в рекламных кампаниях послед них лет преобладает позитивная схема построения суждений для мобилизации электората.

Структуру языковых и мыслительных стереотипов составля ют фикции, метафоры и прагматические конвенции. «Внутрен няя организация речевого механизма – своего рода система фильтров, задерживающихся и преобразующих стимул (на входе) или/и реакцию (на выходе)» (Слобин Д., Грин Дж. Психолингви стика. – М., 1976. – С. 6).

Исследуя манипулятивные особенности текстов политиче ской рекламы, необходимо обратить внимание на использование тропов (крылатые фразы, образные выражения, метафоры, срав нительные обороты, эпитеты, метонимические выражения, си некдоха), придающих текстам выразительность, яркость, эмоцио нальность, усиливающих коммуникационные свойства письмен ных и устных сообщений.

Метафоры обладают свойством действовать на «входе» в систему сознания. Деятельность человека, управляемая «выхо дом», часто может получать через метафоры более сильные им пульсы, нежели посредством ясного логического доказательства.

С помощью аллегорий и метафор образность получает самостоя тельное значение, специально рефлектируется, т.е. намеренно создается и сознательно воспринимается (Лосев А.Ф. Знак. Сим вол. Миф. – М., 1982. – С. 427).

«Метафора останавливает и задерживает наш взгляд» (По чепцов Г.Г. Имиджелогия. М., 2002. – С. 23). Разработчики тек стов политической рекламы в зависимости от построения конст рукции метафор разделяют их на предостерегающие и указы вающие. Метафора – предостережение, описывая существующую ситуацию, предсказывает ее нежелательный исход. Например:

«Сложившаяся в области ситуация с отоплением не будет разре шена положительно в случае отказа городской администрации погасить задолженность перед АО «Ивэнерго» (новости сайта www.ivanovonews.ru). «Если валютные резервы страны не будут потрачены на поддержку отечественных товаров, а уйдут на ва лютный рынок, то мы получим новый финансовый крах» (Буклет С. Глазьева «Как победить бедность в богатой стране», кампания 2003 года). «День выборов – это судный день» (из предвыборной листовки С. Сироткина, г. Иваново, 2000 год).

Указывающая метафора строится по иной схеме:

1) постановка проблемы;

2) изложение стратегии решения про блемы;

3) благожелательный исход ситуации в случае примене ния указанной стратегии. Пример: «Специалисты знают, что все возможности для положительного изменения ситуации есть. Но чтобы она улучшилась, необходимо поменять приоритеты эконо мической политики» (Буклет С. Глазьева «Как победить бедность в богатой стране», кампания 2003 года).

Употребление метафоры как лексической единицы позволяет привлечь внимание, активизировать образное мышление челове ка и способствует лучшей запоминаемости информации. По принципу метафоричности строятся лозунги, слоганы, названия статей. Например: «За власть трудового народа!»;

«Иваново – линия трудовой обороны!».

Метод трансформаций с использованием противопоставле ний, переформирований смысла или контекста суждения также способен воздействовать на волевые компоненты сознания. Для этих целей используются аналогово-определенные слова и выра жения, подразумевающие несколько значений, омонимы, фразы, близкие фонетически, но несущие разную смысловую нагрузку.

Например: «Серп и молот – смерть и голод».

Характер политического субъекта крайне редко сводится лишь к оценке его письменных текстов. Целостный образ поли тика возникает при его личном общении со своим электоратом.

Непосредственные выступления политических лидеров перед из бирателями контролировать в стилистическом плане сложнее, чем тексты печатных обращений. Однако в структуре произно симой речи присутствует целый ряд элементов, призванный ма нипулировать восприятием, вниманием и оценками аудитории. К тому же данная форма коммуникации обладает по сравнению с письменными текстами большими возможностями влияния, по скольку здесь проявляются возможности вербального заражения посредством особенностей риторики и артистизма политика.

Момент общения с политиком подтверждает представления избирателей о нем как о единственном, кто может изменить си туацию к лучшему. Умные и прозорливые высказывания доказы вают положительность созданного образа, а порой звучат как пророчества. Поэтому речь политика может быть более убеди тельной, запоминающейся, действенной, нежели его печатный текст. Спектр способов воздействия на аудиторию в процессе не посредственного общения довольно широк. Основанные на се мантике когнитивные стратегии детально разработаны отечест венными специалистами и активно применяются в региональных избирательных кампаниях (См.: Жмыриков А.Н. Как победить на выборах. – Обнинск, 1995;

Сборник современных технологий проведения политических кампаний. – Таганрог, 1995).

В целях самопрезентации и рационализации приводимых до водов прибегают к следующим семантическим и синтаксическим приемам.

- Конкретизация участников коммуникации, позволяющая задать риторический вопрос и дать напрашивающийся ответ:

«Кто способен исправить сложившееся положение? – Это … !», «Совместно с депутатом … мною разработан проект закона …»;

- Конкретизация имеющихся объектов: «Я держу в руках документ (решение, акт), чтобы показать вам, что произошло на самом деле»;

- Конкретизация состояний, событий, действий с привлече нием различного рода уточнений: «Разработанная институтом общественного мнения концепция…», «Принятая в июле этого года программа…»;

- Предсказание событий, состояний: «Мы ожидаем даль нейшее повышение цен», «Это вызовет у вас интерес»;

- Перегруженность сообщения различного рода фактами;

- Построение энтимем с использованием реальных причин но-следственных связей между явлениями для выражения одно значного понимания происходящего: «Катастрофическая ситуа ция в регионе – следствие непродуманной политики местных властей»;

- Использование порядковых числительных в рассуждении:

«Заняв должность, я, во-первых, отменю льготы депутатам, во вторых, решу вопрос с преступностью, в-третьих, установлю ре альный прожиточный минимум». Данная конструкция создает иллюзию существования у кандидата конкретной программы действий, а также переносит внимание аудитории на последова тельность предложений политика, вместо того, чтобы дать воз можность оценить их реализуемость.

Для привлечения внимания и эмоционального заражения ис пользуются следующие приемы.

- Усиление, выделение части информации;

- Паузы и повторы;

- Уклонение от продолжения общения: «Может быть, но я об этом ничего не знаю» или отказ от общения;

- Использование конструкций возможности и долженство вания: «Мы можем ликвидировать задолженность», «Мы должны добиваться правды». Модальные операторы «можешь» и «дол жен» обладают, по мнению лингвистов, сильным гипнотическим воздействием, вселяют уверенность в собственных силах, форми руют чувство необходимости предлагаемых действий (Лисов ский С.Ф. Политическая реклама. – М., 2000. – С. 216);

- Личное обращение к избирателю: это характерно как для публичных выступлений, так и для печатных текстов, например, в 2000 году на выборах мэра г. Иваново А. Грошевым рассыла лись пенсионерам открытки, в которых были указаны имя и отче ство каждого адресата и приглашение принять участие в выборах.

Этот факт во многом определил дальнейшие действия электората.

В рамках данного приема в последнее время все чаще употреб ляются местоимения «вы», «ваши», «я», «мы», «нам»;

- Вовлечение избирателя в совершаемое действо осуществля ется с помощью временных глаголов «начинать», «заканчивать», «продолжать» и наречий «уже», «пора», «пока еще»: «Необходи мо закончить начатое дело», «Продолжая разговор о сложившей ся в городе (области, стране) ситуации, напрашивается вопрос – кто способен исправить ситуацию?»;

- Использование предикативной связи: предикат побуждает к перевоплощению и самоотождествлению с политическим акто ром. Наиболее доходчивыми и действенными считаются глаголы действия в настоящем времени (Егорова-Гантман Е., Плеша ков К. Политическая реклама. – М., 2002. – С. 59). Использование глаголов движения (идти, делать, видеть и пр.) создает присутст вие динамики и активности в действиях политика. Представители власти в своих предвыборных обращениях, сравнительно с дру гими кандидатами, используют небольшой арсенал предикатов, причем в одном фрагменте повторяются по много раз одни и те же лексемы, что свидетельствует о бедности словарного запаса вообще. Эти лексемы в основном имеют когнитивно-логическую семантику: знать, понимать, представлять себе;

- Иинтонация и экспрессия – элементы речи, сходные по своим коммуникативным функциям, наполняющие слова эмо циями, насыщенными образами, жизненной выразительностью;

- Игра слов, умышленное нарушение лексической сочетае мости, например: «Победим бедность в богатой стране!».

Для усиления волевого воздействия используются:

- «Вскрытие» прагматического характера отношений меж ду политическими субъектами с возможностью повышения соб ственного авторитета: «Самое возмутительное, что разорять страну олигархам помогает правительство: в прямом смысле – позволяя им вывозить из страны капитал, и в переносном – выво дя деньги за рубеж в виде выплат по государственным долгам»

(Из выступления кандидата в депутаты Государственной Думы по Кинешемскому округу В. Крутовой в кампании 2003 года);

- Конкретизация количественных и временных характери стик: «Вы всегда терпели унижения, позор, пребывали в нище те», «У каждого из вас есть такая возможность»;

- Безагенсные и псевдоагенсные конструкции, не позволяю щие усомниться в собственных мыслях и действиях. Например, некоторые современные политики редко используют местоиме ние «я». Вместо этого их тексты переполнены следующими фра зами: надо настоять, было сделано, требуется или обстановка требует, течение событий покажет, СМИ должны... Безуслов но, подобная манера говорить делает речь малоинформативной, избиратель слышит не человека, а некое олицетворение власти, которая провидит глубинную суть происходящих событий;

- В зависимости от типа восприятия информации аудиторией используются различные словесные выражения: для людей с ви зуальным типом восприятия большое впечатление производят яркие фразы, красивые обороты;

реципиенты с аудиальным ти пом ценят собственные суждения, идеи и принципы. При обра щении к данному виду аудитории кандидаты используют речевые стереотипы данной группы. Если в целевой аудитории преобла дает смешанный тип восприятия информации, в текстах исполь зуются «вестибулярные» фразы, т.е. выражения, направленные на сохранение равновесия (Жмыриков А.Н. Как победить на вы борах. – Обнинск, 1995. – С. 89). Поэтому в телевизионных вы ступлениях политики довольно часто используют слова: «балан сировать», «ориентироваться», «стабилизировать», «вокруг», «на краю», «изменить позицию» и т.д.

Предложенный нами перечень стилистических приемов, ис пользуемых в текстах/речах политической рекламы, не является исчерпывающим. Основная задача нашего исследования состояла в демонстрации неограниченных возможностей языка для воз действия на массовую аудиторию.

Американский политолог Г. Симон утверждал, что без обще ния не существовало бы влияния и власти (См.: Наминова Г.А.

Проблемы политического дискурса (к вопросу об уточнении по нятия) // Россия. Политические вызовы XXI века. – М., 2002. – С. 112). Стиль речи политика, использование им в общении с ау диторией специальных приемов воздействия на электорат – ос новная составляющая имиджа выступающего. В предвыборных кампаниях предпочтение отдается формам прямого общения с избирателями в виде монологов (около 65% от общего количест ва выступлений). Преобладание подобного стиля дает возмож ность сложиться убеждению о пассивной роли журналиста. С другой стороны, выступление в форме монолога в большей сте пени ассоциируется с запрограммированностью содержания, в меньшей – с непредсказуемостью и экспромтом.

На основании информации, содержащейся в тексте ста тьи/речи, мы можем судить о мере адекватности отражаемой в статье/речи социальной реальности (моделирование, модифика ция, искажение), подчеркивая субъективность наших выводов.

Язык и стиль листовок просты, легко и ясно понимаемые с перво го прочтения. Исключены сложные слова, специальные термины, диалекты. Это говорит об ориентированности листовок на ауди тории с различным уровнем культуры и образования. Анализ тес тов выявил несложную фонетическую структуру слов. Обыкно венно это три – четыре слога. Подобная конструкция также обес печивает более легкое запоминание и осмысление. Фразы более сложного синтаксического строения чередуются с простыми предложениями. Используются в основном строгие, сильные су ществительные и глаголы. Соблюдается ритм и баланс текста, подчиненные одной идеи и цели. Отсутствует нагромождение придаточных предложений, а также причастных и деепричастных оборотов. Причастия заменяются личными формами.

Показатели творческого построения речи, текстов (использо вание слов – символов, метафор, образных выражений) у полити ков обнаруживают корреляцию с самостоятельностью принятия ими решений, их дистанцированностью от окружения. Бедность словарного запаса подобными конструкциями свидетельствует об относительно ограниченных возможностях политика и его зави симости от других акторов (Winter D. The personalities of Bush and Gorbachev: procedures, portraits and policy // Political Psychology.

1991. – №2. – Р. 45 – 65). Замечено, что по мере приближения к выборам стиль выступления кандидатов становится более обоб щенным, менее политизированным, чаще используются слова символы для мобилизации эмоциональных мотивов в электо ральном поведении (Ковлер А.И. Избирательные технологии:

российский и зарубежный опыт. – М., 1995. – С. – 40).

Для привлечения внимания избирателя и активизации его памяти популярным способом в региональной политической рек ламе является использование фрагментов известных произведе ний (песни, стихи, выражения из кинофильмов), прочно вошед ших в обиход фразеологических оборотов. К эффективным сред ствам воздействия, актуализирующим различные компоненты податливости объекта, можно отнести также фольклор (См.: Ро манова Н.Р. Социально-психологические детерминанты вну шающего воздействия фольклора. – Ярославль, 2003). Иногда ис пользуются цитаты из литературных произведений, нормативных актов и т.п. Некоторые субъекты применяют стихотворную фор му подачи сообщения. Ритмическая организация рекламных со общений стимулирует запоминание рекламы без «эффекта надо едливости». Например, комментирование биографии цитатами из песен (С. Сироткин, предвыборная кампания по Ивановскому из бирательному округу 2000 года);

изложение программы в форме частушек (А. Грошев, выборы мэра г. Иваново 2000 года).

Строительство межличностных отношений основано на под держании диалога с избирателями. При этом ведущей стороной в разговоре остается политик. Например, избиратели спрашивают:

«Когда будет наведен порядок в области/ стране?». Кандидат от вечает: «Когда к власти придут такие же люди, как и вы, актив ные и ответственные». Применение конструкций «да…но», «вы правы, однако…» способствуют направлению беседы в иное рус ло в целях избежания конфликта, непонимания. В первой части ответа кандидат фактически соглашается с мнением собеседника, а во второй части меняет смысл сказанного и нивелирует нега тивную коннотацию, заложенную в вопросе. Таким образом, по литические лидеры выполняют одновременно роль авторов, геро ев, слушателей сообщения, а электорат в коммуникации лишен «права голоса» (Новикова-Грунд М.В. Лингвистические маркеры референтной группы в политическом дискурсе // Россия. Полити ческие вызовы XXI века. – М., 2002. – С. 486).

Как показывают исследования, большинство избирателей пассивны в политическом процессе – они не посещают встреч, организованных депутатами, не вчитываются и не вникают в смысл распространяемых рекламных материалов. Поэтому не только стилистически выдержанный, но и правильно оформлен ный с точки зрения композиции текст способен оказывать воз действие на мотивационную сферу личности.

Учитывая данное обстоятельство, особое внимание в пред выборных кампаниях уделяется дизайну политического реклам ного текста. Элементы дизайна визуального образа комбиниру ются так, чтобы контролировать движение глаз и соблюдать не обходимую иерархию. Утверждения, расположенные наверху и в середине, быстрее обращают на себя внимание. Однако базисные элементы сознательно размещены внизу. Это создает ощущение основательности и твердости намерений. Для видимости прочно сти, массивности и надежности в текстах используется жирный шрифт.

Заголовок выполняет функцию привлечения внимания, он печатается более крупными буквами или выделяется другим цве том. Кроме того, заголовок вызывает интерес и мотивацию под держки рекламируемого субъекта. Исследователи считают, что заголовки в политической рекламе строятся с учетом следующих стимулов: 1) интерес к выгоде, которую обещают избирателю в случае занятия определенной позиции;

2) сообщение новости;

3) некоторая интрига, способная вызвать внимание и интерес (Егорова-Гантман Е., Плешаков К. Политическая реклама. – М., 2002. – С. 60). В случае большого объема текста используются подзаголовки, выполняющие аналогичные с заголовком функции.

Построение листовок большинства политических субъектов в прошедших региональных предвыборных кампаниях было под чинено принципу единства текста, т.е. содержание в одной лис товке одной главной идеи (борьба с коррупцией, реформа ЖКХ, ответственность бюрократии и др.). Имела место и так называе мая «серийная» политическая реклама, где каждый выпуск по священ конкретной идее. Однако в некоторых случаях содержа ние рекламных материалов выглядело, как изделие лоскутного шитья, и кроме чувства недоумения и неловкости такой реклам ный текст ничего не вызывал.

Мониторинг текстов политической рекламы позволил нам не только провести анализ формально-содержательных аспектов, но и выявить непосредственные реакции избирателей на политиче скую рекламу. С этой целью методология и методика экспертизы политических текстов апробировалась в фокус-группе (см. табл.

2).

Таблица 2. Психотехнический алгоритм воздействия текстов региональной политической рекламы Формально- Механизм реагирова содержательные особен- ния, «мишень» воздей- Характер реакции ности текста ствия Уподобление воспри Аффектогенные стили Настройка на социаль- нимаемому образу, стические обороты;

ное окружение вынужденная синхро Эмоциональное давление низация с субъектом Информационная плот- Избирательность ность;

Пропускная способ- внимания, фильтра Превышение ресурсов ность сознания ция и обобщение ин сознания формации, снижение уровня критичности, Рефреминг;

Аналитическая спо вынужденная дезори Искажение логики дока собность сознания ентация зательств Лесть и отождествление с Эмпатии субъекту, электоратом;

фрустрация само Нападки на оппонента;

Биосоциально обу- оценки: повышенное Аккредитация/ дискреди- словленное самолюбие самодовольство, не тация самоидентичности уверенность в себе, негативизм Обращение к националь ным, культурным, рели Культурно гиозным стереотипам;

Фрустрация духовно исторические тради Аккредитация / дискре- сти, конформизм, от ции дитация групповой иден- каз от активности, по тичности вышенная склонность к зависимости, подат Обращение к архетипам;

Культурно ливости Аккредитация / дискре исторический символ дитация групповой иден веры тичности Изложенные результаты позволяют сделать вывод о том, что тексты политической рекламы при всем их предметно-целевом и содержательном разнообразии в любом случае воздействуют на целостный механизм принятия политически значимого решения.

В основу текстовой коммуникации заложены механизмы созна тельного и бессознательного воздействия, определяющих адек ватность мышления и поведения. Для механизмов первого типа характерны пропускная способность восприятия и логико аналитические возможности сознания. Опорой для подобного процесса переработки информации служат ее модальность, темп, ясность, логическая непротиворечивость. Задействование бессоз нательных механизмов обусловливает биосоциальные потребно сти и влечения индивида (группы). Они ориентированы на глу бинную семантику и личностный смысл сообщения «доставляе мого» политической рекламой.

Таким образом, мы можем констатировать, что политическая реклама в большей степени принудительная коммуникация. Рас пространение текстового воздействия на разных по ценностным установкам и психической устойчивости индивидов (групп) спо собствует проявлению в конкретной ситуации одного из возмож ных эффектов, направляющих электоральное поведение в нуж ном политическому субъекту русле.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Итак, нами рассмотрен манипулятивный аспект политиче ской рекламы. Мы попытались объективно проанализировать ряд дискуссионных проблем, использовав научные достижения как отечественных, так и зарубежных исследователей. Безусловно, мы не можем претендовать на их полное и окончательное реше ние. Выдвинутые нами гипотезы требуют дальнейшей детальной разработки, более широкого привлечения данных таких наук, как политология, социология, социальная психология. Однако прове денное нами исследование позволило получить некоторые ре зультаты, на наиболее важные из которых мы остановим внима ние.

Сформировавшаяся в XIX-XX вв. психологическая традиция исследования массовидных явлений ограничивает рассмотрение проблемы преимущественно уровнем межличностных отноше ний. На наш взгляд, манипуляция как феномен коммуникации должна изучаться, прежде всего, в рамках структуры и функции коммуникативных актов. Использование комплексного подхода в исследовании манипулятивных тенденций политической рекламы позволило нам выявить как психологические, так и ситуативные детерминанты порождения манипуляций в коммуникативных системах.

Ситуативные факторы определяются конкретно историческими рамками, социально-политическими, националь ными, культурно-географическими, религиозными и иными ус ловиями. Отсутствие авторитетного мнения о возможности на ступления стабильности в политической и экономической жизни служит причиной нарушения у многих чувства психологического равновесия. Это заставляет искать надежные стандарты суждения и способы объяснения происходящего, чем успешно пользуются политические лидеры.

Системное рассмотрение явления «политическая реклама»

позволило установить ее взаимодействие с иными формами по литической коммуникации. В ходе исследования особое внима ние было направлено на выяснение связи политической рекламы и рекламы торговой. Мы пришли к выводу, что маркетизация по литической сферы и отождествление коммерческой и политиче ской рекламы служит основой для трансформации электората в потребителя «политического товара» в целях создания благопри ятных условий для манипулирования массовым сознанием в по литическом процессе.

В исследовании методологии манипуляции массовым созна нием сложилась противоречивая ситуация, характеризующаяся отсутствием четкой дифференциации таких понятий, как «ме тод», «прием», «техника», «средство», «способ», «технология»

манипулирования. Выход из создавшейся ситуации, на наш взгляд, заключается в применении системной методологии. Для обозначения политической рекламы используется термин «мани пулятивная технология», которая сочетает в себе технические (способ трансляции информационного потока) и социально психологические (совокупность манипулятивных приемов и спо собов) средства воздействия на электоральное поведение. Специ альное внимание в исследовании было уделено анализу социаль но-психологических средств, применяемых в региональной поли тической рекламе.

Мы пришли к выводу, что стратегия политической рекламы рассчитывается и формируется с учётом психологических харак теристик целевых аудиторий, их интересов, симпатий, ценностей, источников тревог, традиций. В политическом процессе субъек том активно эксплуатируются научные методы и аргументы (данные социологических исследований, опросы общественного мнения, оценки экспертов), которые приобретают политическую окрашенность и ангажированность, теряя при этом свою научную значимость и ценность.

Мы установили, что грамотное использование социально психологических способов воздействия позволяет политическому субъекту эффективно манипулировать сознанием электоральных групп, обеспечивая собственный успех в политической коммуни кации. При этом необходимо отметить, что преобразование соз нания представляет собой сложный психологический механизм, поэтому в политической рекламе превалируют тенденции к уп рощению и тенденции к конкретизации, воплощаемые в мифах и стереотипах.

Результаты анализа текстов политической рекламы показали, что политическая мифология замешана на отвлеченных идеях со циального прогресса и оптимизма. Мировоззренческие стереоти пы реализуются с помощью условного языка и символов, опреде ляемых характером групповых интересов элиты.

С помощью сравнительного анализа нами выявлен более вы сокий профессиональный уровень и рост манипулятивных тен денций рекламы политических сил федерального масштаба. Ре гиональные политики (в силу ограниченности материальных, ин формационных и кадровых ресурсов) используют в основном из вестные методы управления электоратом, паразитируя на нега тивных эмоциях и социальных предрассудках населения, вызывая некоторую неприязнь с его стороны.

Важным моментом в контексте манипулятивного воздейст вия политической рекламы нами обозначен информационно технологический фактор, направленный на формирование необ ходимого общественного мнения, где образ мысли четко опреде ляет образ действия.

Специфика современного периода определяется нами как расширение сферы влияния технотронных явлений и создание электронными средствами массовой коммуникации автономной виртуальной реальности. При этом социальные мифы и установ ки абсорбируют достижения научно-технического прогресса, включая их в систему архетипических координат.

В качестве предложений по минимизации манипуляции счи таем необходимым выделить: 1) совершенствование законода тельной базы в области политической рекламы;

2) популяризация политической науки среди широких слоев населения;

3) воспитание правовой и политической культуры населения;

4) расширение сферы деятельности общественных структур (об щественные организации, движения);

5) внедрение социально экономических гарантий деятельности общественных институтов в области контроля за властью.

Исследование манипулятивного аспекта политической рек ламы, представленное в данной работе, не исчерпывает всей сложности и многогранности данной проблемы. Безусловно, нет необходимости переоценивать возможности манипулятивного воздействия политической рекламы. Однако и преуменьшать эф фективность манипуляций в политическом процессе не следует.

В противном случае, мы получим такие деформации массового и индивидуального сознания, при которых свобода мнений, свобо да индивидуального выбора, объективность СМИ будут рассмат риваться не более чем миф. Всесторонний же анализ данного яв ления поможет решить многие проблемы, связанные с построе нием цивилизованного демократического общества и государст ва, где каждый играет значительную социальную роль.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Абишева, А.К. О понятии ценность / А.К. Абишева // Вопросы философии. – 2002. – №3. – С. 3 – 9.

2. Авдиенко, Д.А. Политические диспозиции российских избира телей / Д.А. Авдиенко // Россия. Политические вызовы XXI века.

Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 239 – 243.

3. Автономова, Н.С. Миф: хаос и логос / Н.С. Автономова / За блуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания. – М.:

Политиздат,1990. – С. 30 – 59.

4. Автономова, Н.С. Рассудок, разум, рациональность / Н.С. Ав тономова. – М.: Наука, 1988. – 288 с.

5. Агапонов, А.К. Регионы и местное управление: вопросы от ветственности / А.К. Агапонов // Социс. – 2002. – №2. – С. 42 – 44.

6. Адорно, Т. Негативная диалектика / Т. Адорно;

пер. с нем.

Е.Л. Петренко. – М.: Научный мир, 2003. – 373 с.

7. Адров, В.М. О формировании социально ориентированной экономической политики в условиях информатизации общества / В.М. Адров // Новая политика для новой экономики: альтернати вы рыночному и консервативному фундаментализму. Докл. и вы ступления на междунар. науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред.

А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 192 – 194.

8. Алексеева, Т.А. Личность и политика в переходный период:

проблемы легитимности власти / Т.А. Алексеева // Вопросы фи лософии. – 1998. – №7. – С. 58 – 62.

9. Алпеева, Т.М. Политика и возможности социального мифо творчества / Т.М. Алпеева // Теоретические и практические про блемы перестройки. – Минск: Попурри, 1990. – С. 19 – 21.

10. Андреева, И.Л. Человек по имени деньги / И.Л. Андреева // Вопросы философии. – 2002. –№11. – С. 112 – 119.

11. Анохин, П.К. Физиология и кибернетика / П.К. Анохин // Вопросы философии. – 1957. – № 4. – С. 142 – 158.

12. Артемов, В.Л. Объективная природа стереотипов и их ис пользование империалистической пропагандой / В.Л. Артемов // Проблемы социальной психологии и пропаганда. – М.: Политиз дат, 1971. – С. 85 – 99.

13. Артемов, В. Би-Би-Си: история, аппарат, методы радиопропа ганды / В.Артемов, В.Семенов. – М.: Искусство, 1978. – 256 с.

14. Асеев, А.Ю. Психология речевого воздействия / А.Ю. Асе ев // Проблемы речевого воздействия на аудиторию в зарубежной социально-психологической литературе. – М.: Наука, 1973. – С. 140 – 196.


15. Асеев, В. Г. Мотивация поведения и формирование лично сти / В.Г.Асеев. – М.: Мысль, 1976. – 158 с.

16. Асмолов, А. Г. Деятельность и установка / А. Г. Асмолов. – М.: МГУ, 1979. – 151 с.

17. Асмолов, А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии / А. Г. Асмолов. – М.:

Смысл, 2002. – 479 с.

18. Асмолов, А.Г. Психология личности: принципы общепсихо логического анализа / А. Г. Асмолов. – М.: МГУ, 1990. – 367 с.

19. Афанасьев, М.Н. Правящие элиты и государственность по сттоталитарной России / М.Н.Афанасьев. – М.: Институт практи ческой психологии, 1996. – 134 с.

20. Афонцев, С.А. Рыночные реформы и демократический про цесс / С.А. Афонцев // Государство, экономика, общество: аспек ты взаимодействия. – М.: Изд. Центр научных и учебных про грамм, 2000. – С. 37 – 69.

21. Ахмадеев, А.А. Выборная демократия – реальность, противо речия и перспективы: анализ социологических исследований в Республике Башкортостан в 2003 году / А.А. Ахмадеев, Т.В. Чер касова // Новая политика для новой экономики: альтернативы рыночному и консервативному фундаментализму. Докл. и высту пления на междунар. науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред.

А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 195 – 197.

22. Ашин, Г.К. Рекрутирование элиты / Г.К. Ашин // Власть. – 1997. – № 5. – С. 34 – 47.

23. Ашин, Г.К.Э. Социология политики. Сравнительный анализ российских и американских политических реалий / Г.К.Э. Ашин, С.А.Кравченко, Э.Д.Лозанский. – М.: Экзамен, 2001. – 608 с.

24. Ашин, Г.К. В тисках духовного гнета: что популяризируют средства массовой информации США / Г.К.Ашин, А.П.Мидлер. – М.: Мысль, 1986. – 253 с.

25. Бассин, Ф.В. Сознание, «бессознательное» и болезнь / Ф.В. Бассин // Вопросы философии. – 1971. – № 9. – С. 100 – 102.

26. Бейдина, Т.Е. Регионы России как предмет политической ре гионалистики / Т.Е. Бейдина // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г.

– М., 2002. – С. 311 – 313.

27. Беглов, С. Монополии слова / С. Беглов. – М.: Мысль, 1969. – 300 с.

28. Бергер, П.С. Социалистический миф / П.С. Бергер // Социс. – 1990. – №7. – С.133 – 141.

29. Березин, И.С. Краткая история экономического развития / И.С.Березин. – М.: РДЛ, 2001. – 303 с.

30. Березовский, Е.В. Политическая элита российского общества на рубеже эпох: историко-социологическое исследование: в 2 ч. / Е.В. Березовский. – М.: МГУ, 1999.

31. Берн, Э. Игры, в которые играют люди: Психология челове ческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: Психо логия человеческой судьбы / Э.Берн. – СПб.: Питер, 1992. – 408 с.

32. Бессонов, Б.Н. Идеология духовного подавления / Б.Н. Бес сонов. – М.: Мысль, 1978. – 295 с.

33. Бессонов, Б.Н. Русская идея, мифы и реальность: в 2 т. / Б.Н. Бессонов– М.: Б.И., 1993.

34. Бехтерев, В.М. Избранные работы по социальной психоло гии / В.М.Бехтерев. – М.: Наука, 1994. – 400 с.

35. Бжалова, И.Т. Установка как механизм действия внушения / И.Т. Бжалова // Вопросы психологии. – 1967. – № 2. – С. 42 – 50.

36. Бляхер, Л.Е. Властные игры в кризисном социуме: преобра зование российской институциональной структуры / Л.Е.Бляхер // Полис. – 2003. – №1. – С. 63 – 74.

37. Бове, К.Л. Современная реклама: пер. с англ. / К.Л. Бове, У.Ф. Аренс. – Тольятти: ИД Довгань, 1995. – 704 с.

38. Бойко, О.В. Репрезентация социальных проблем в россий ской прессе 90х годов / О.В. Бойко // Социс. – 2002. – №10. – С. 120 – 128.

39. Большаков, А.Г. Специфика политических конфликтов в ус ловиях авторитарно-демократического режима: федеральный и региональный аспекты (на примере России) / А.Г. Большаков // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 766 – 770.

40. Борисов, Б.Л. Технология рекламы и PR / Б.Л.Борисов. – М.:

ФАИР – ПРЕСС, 2001. – 624 с.

41. Бочаров, В.В. Власть и символ / В.В. Бочаров // Символы и атрибуты власти. – СПб.: Питер, 1996. – С. 18 – 29.

42. Бочкарев, Д.А. Структурирование глобального географиче ского, информационного и социального пространства в начале XXI века: «Новое Средневековье»? / Д.А.Бочкарев // Новая поли тика для новой экономики: альтернативы рыночному и консерва тивному фундаментализму. Докл. и выступления на междунар.

науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 199 – 202.

43. Буренко, В.И. Политическая власть как объект социального регулирования: Автореф. дис…докт. полит. наук / В.И. Бурен ко. – М.: Мос. Ин-т Молодежи, 2000. – 49 с.

44. Бурдьё, П. Социология политики / П.Бурдьё. – М.: Социо Логос, 1993. – 336 с.

45. Василенко, А.Б. Государственная идеология для новой Рос сии: ответ на вызов XXI века / А.Б. Василенко // Россия. Полити ческие вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов.

21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 167 – 171.

46. Василенко, А.Б. Пиар крупных российских корпораций / А.Б. Василенко. – М.: ГУ – ВШЭ, 2001. – 304 с.

47. Васильева, Т.Г. Законы информации / Т.Г. Васильева. – М.:

Амрита-Русь: Альтернатива, 2002. – 318 с.

48. Васильева, Т.Е. Стереотипы в общественном сознании / Т.Е. Васильева. – М.: МГУ, 1988. – 43 с.

49. Вебер, М. Избранные произведения / М. Вебер. – М.: Про гресс, 1990. – 808 с.

50. Веблен, Т. Теория праздного класса / Т. Веблен;

пер. с англ.

С.Г. Сорокиной. – М.: Прогресс, 1984. – 367 с.

51. Весикова, Н.В. Профсоюзы и пресса: реальность и мифы / Н.В. Весикова // Социс. – 2002. – №10. – С. 128 – 137.

52. Войскунский, А.Е. Метафора Интернета / А.Е. Войскун ский // Вопросы философии. – 2001. – №11. – С. 28 – 36.

53. Войтасик, Л. Психология политической пропаганды / Л. Войтасик;

пер. с польского В.Н. Поруса. – М.: Прогресс, 1981.

– 278 с.

54. Воловикова, М. Возвращение к себе. Психология. Символ.

Культура / М. Воловикова, А. Трофимов. – М.: ПЕР СЭ, 1995. – 142 с.

55. Гаджиев, К.С. Политическая идеология: концептуальный ас пект / К.С. Гаджиев // Вопросы философии. – 1998. – № 12. – С. 3 – 10.

56. Гаджиев, К.С. Тоталитаризм как феномен XX века / К.С.

Гаджиев // Вопросы философии. – 1992. – №2. – С.3 – 25.

57. Гайдуков, В. Роль элитных групп в формировании регио нального политического процесса / В. Гайдуков, В. Осипов // Сб.

Трансформация российских региональных элит в сравнительной перспективе (мат. междунар. семинара) – М.: Московский обще ственный научный фонд, Издательский центр научных и учебных программ, 1999. – С. 266 – 280.

58. Галактионов, В.И. Особенности функционирования совре менных российских политических элит и проблема демократиза ции российского общества / В.И. Галактионов // Россия. Полити ческие вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов.

21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 32 – 35.

59. Гаман-Голутвина, О.В. Идея развития в ценностном поле российской элиты / О.В. Гаман-Голутвина // Россия. Политиче ские вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 421 – 422.

60. Гаман-Голутвина, О.В. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции / О.В. Гаман-Голутвина. – М.: Интел лект, 1998. – 240 с.

61. Ганжа, А. Эволюция власти и ее контроля обществом: аль тернативная модель / А. Ганжа // Новая политика для новой эко номики: альтернативы рыночному и консервативному фундамен тализму. Докл. и выступления на междунар. науч. конф. 22 – мая 2003 г. / под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 308 – 311.

62. Гельман, В. Стратегии региональной идентичности и роль политических элит (на примере Новгородской области) / В. Гель ман // Региональные процессы в современной России: экономика, политика, власть: Сб. ст. – М.: РАН ИНИОН, 2002. – С. 30 – 51.

63. Гельман, В. Социальные исследования в России. Немецко российский мониторинг / В. Гельман, С. Рыженков. – М.: Полис, 1998. – 304 с.

64. Горин, Г. Национальные лидеры России / Г. Горин // Власть. – 1999. – №5. – С. 23 – 27.

65. Гориянов, В.П. Проблемно-структурный метод анализа мо ниторинга общественного мнения / В.П. Гориянов // Социс. – 2002. – №4. – С. 35 – 49.

66. Горячева, А.И. Общественная психология: философская и социально-политическая характеристика / А.И. Горячева, М.Г. Макаров. – Л.: Наука, Ленингр. отделение, 1979. – 216 с.

67. Грачев, Г.В. Информационные технологии политической борьбы в российских условиях / Г.В. Грачев // Полис. – 2000. – №3. – С. 32 – 41.

68. Григорьев, О. Региональные ситуации в России после де кабрьских выборов: анализ новых тенденций и политических итогов местных выборов весной 1994 года / О. Григорьев, М. Малютин. – М.: Фонд «Дискуссионное пространство», 1995. – 141 с.

69. Гримак, Л.П. Гипноз рекламы (анатомия идеальной формы психической агрессии) / Л.П. Гримак // Прикладная психоло гия. – 1999. – №3. – С. 21 – 31.

70. Грошев, И. Полоролевые стереотипы в рекламе / И. Грошев // Психологический журнал. – 1998. – Т. 19. – №3. – С. 119 – 133.

71. Грушин, Б.А. Массовое сознание: Опыт определения и про блемы исследования / Б.А Грушин. – М.: Политиздат, 1987. – 367 с.

72. Гудина, Ю.В. Активность российских избирателей: теорети ческие модели и практика / Ю.В. Гудина // Полис. – 2003. – №1. – С. 112 – 123.

73. Гуревич, П.С. Буржуазная идеология и массовое сознание / П.С. Гуревич. – М.: Наука, 1980. – 368 с.

74. Гуревич, П.С. Социальная мифология / П.С.Гуревич. – М.:

Мысль, 1991. – 175 с.

75. Гэлбрейт, Дж.К. Экономические теории и цели общества / Дж.К. Гэлбрейт;

пер. с англ. / под ред. Н.И. Иноземцева. – М.:

Прогресс, 1979. – 406 с.

76. Дейян, А. Реклама / А. Дейян. – М.: Прогресс, 1993. – 325 с.

77. Десять лет реформ глазами россиян // Социс. – 2002. – №10. – С. 22 – 37.


78. Джоуэтт, Г.С. Пропаганда и внушение / Г.С. Джоуэтт, В. О’Доннел / реферат К.С. Гаджиева. – М.: Мысль, 1988. – 260 с.

79. Дибиров, А.Н.З. Плебисцитарная полиархия как тип полити ческого режима / А.Н.З. Дибиров // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 174–179.

80. Дилигенский, Г.Г. В поисках смысла и цели: проблемы мас сового сознания современного капиталистического общества / Г.Г. Дилигенский. – М.: Политиздат, 1986. – 255 с.

81. Дмитриева, Е. Фокус – группы в маркетинге и социологии / Е. Дмитриева. – М.: «Центр», 1998. – 123 с.

82. Додонов, Б. И. Эмоция как ценность / Б. И.Додонов. – М.:

Политиздат, 1978. – 272 с.

83. Донцов, А.И. Психология коллектива / А.И. Донцов. – М.:

МГУ, 1984. – 208 с.

84. Доценко, Е.Л. Манипуляция: психологическое определение понятия / Е.Л. Доценко // Психологический журнал. – 1993. – Т. 14. – № 4. – С. 65 – 87.

85. Доценко, Е.Л. Механизмы межличностной манипуляции / Е.Л. Доценко // Вестник МГУ. Серия 14, Психология. – 1993. – № 4. – С. 17 – 23.

86. Доценко, Е.Л. Психология манипуляции: Феномены, меха низмы и защита / Е.Л. Доценко. – М.: ЧеРо: Юрайт, 2000. – 343 с.

87. Дубровский, Д.И. Обман: философско-психологический ана лиз / Д.И. Дубровский. – М.: РЭИ, 1994. – 118 с.

88. Дятлов, С.А. Методология управления социальными процес сами в информационном обществе / С.А. Дятлов // Новая полити ка для новой экономики: альтернативы рыночному и консерва тивному фундаментализму. Докл. и выступления на междунар.

науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 311 – 316.

89. Евгеньева, Т.В. Социально-психологические основы форми рования политической мифологии / Т.В. Евгеньева // Современ ная политическая мифология: содержание и механизмы функ ционирования. – М.: МГУ, 1996. – С. 23 – 32.

90. Евсюкова, Н.В. Манипулятивное речевое воздействие как современная технология управления / Н.В. Евсюкова // Подготов ка специалистов по связям с общественностью в технических ву зах. Мат. науч.-практ. конф. Тамбов, 7 – 8 октября 2003. – С. 35 – 38.

91. Егорова-Гантман, Е.В. Политическая реклама / Е.В. Егоро ва-Гантман, К.В. Плешаков. – М.: Никколо – Медиа, 2002. – 240 с.

92. Ефименко, В.А. Маргинализация российской молодежи в ус ловиях новых социально-экономических отношений / В.А. Ефи менко // Новая политика для новой экономики: альтернативы ры ночному и консервативному фундаментализму. Докл. и выступ ления на междунар. науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред. А.В.

Бузгалина. – М., 2003. – С. 392 – 394.

93. Жданов, Г.Б. Информация и сознание / Г.Б. Жданов // Вопро сы философии. – 2000. –№11. – С. 112 – 119.

94. Желтов, В.В. Контуры новой социальной политики / В.В. Желтов // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 51 – 56.

95. Жмыриков, А.Н. Как победить на выборах / А.Н. Жмыриков.

– Обнинск: Принтер, 1995. – 209 с.

96. Журавлев, В.В. Современная Россия в зеркале философии и политологии / В.В. Журавлев, В.И. Буренко. – М.: Мос. Ин-т Мо лодежи, 1998. – 79 с.

97. Заборова, Е.Н. Участие граждан в управлении городом / Е.Н. Заборова // Социс. – 2002. – №2. – С. 23 – 31.

98. Загорская, О.В. Местное самоуправление: система социаль ных коммуникаций. Автореф. дис…кандидата социол. наук / О.В. Загорская. – Ростов – на – Дону, 1999. – 195 с.

99. Замошкин, Ю.А. Личность в современной Америке: Опыт анализа ценностных и политических ориентаций / Ю.А. Замош кин. – М.: Мысль, 1980. – 247с.

100. Замятина, Н.Ю. Когнитивно-географическое изучение ре гиональных политических процессов / Н.Ю. Замятина // Образы власти в политической культуре России / под ред. Е.Б. Шесто пал. – Серия «Новая перспектива». Вып. 19. – М.: Московский общественный научный фонд, 2000. – С. 74 – 95.

101. Знаков, В.В. Неправда, ложь и обман как проблемы психо логии понимания / В.В. Знаков // Вопросы психологии. – 1993. – № 2. – С. 5 – 12.

102. Зубаревич, Н. Изменение роли и стратегий крупного бизне са в регионах России / Н. Зубаревич // Региональные процессы в современной России: экономика, политика, власть: сб. статей. – М.: РАН ИНИОН, 2002. – С. 72 – 89.

103. Зудин, А. Россия: Бизнес и политика (форма организации бизнеса) / А. Зудин // Международная экономика и международ ные отношения. – 1996. – № 3 – 5.

104. Иванов, А.Ю. Информационный обмен в гражданском об ществе / А.Ю. Иванов // Новая политика для новой экономики:

альтернативы рыночному и консервативному фундаментализму.

Докл. и выступления на междунар. науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г.

/ под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 217 – 220.

105. Иванова, В.А. Страхи и тревоги россиян: «западники» и «традиционалисты» / В.А. Иванова // Социс. – 2002. – №3. – С.

44 – 51.

106. Ирхин, Ю.В. Проблема теории и психологии политики / Ю.В. Ирхин, Е.А. Котеленец, Д.Е. Слизовский. – М.: РОССПЭН, 1996. – 234 с.

107. Исханова, С.Г. Психология манипуляции и психология со трудничества / С.Г. Исханова. – Режим доступа: http//:

www.npi.samara.ru/collection/00-04-08/part6.html 108. Итвел, Р. Возрождение харизмы? Теория и проблемы опе рационализации понятий / Р. Итвел // Социс. – 2003. – №3. – С.

9 – 20.

109. Казаков, Е.В. Модель рационального электорального пове дения и возможность ее применения при анализе российского электората / Е.В. Казаков // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г.

– М., 2002. – С. 256 – 261.

110. Кара-Мурза, С.Г. Манипуляция сознанием / С.Г. Кара Мурза. – М.: ЭКСМО, 2003. – 832 с.

111. Карцева, Е. Три лица имиджа, или кое-что об искусстве внушения / Е. Карцева // Иностранная литература. – 1971. – № 9.

– С. 200 – 240.

112. Кассирер, Э. Техника современных политических мифов / Э. Кассирер // Вестник Московского ун-та. – Сер.7. – 1990. – № 2. – С. 58 – 69.

113. Качоха, В. Проблема общего блага в современной демокра тии / В. Качоха // Вопросы философии. – 2000. – №9. – С. 10 – 17.

114. Кентрил, Х. Внушение страха / Х. Кентрил // Страх. Хре стоматия. – М.: Мысль, 1998. – С. 56 – 72.

115. Клушина, И.В. Региональный научный потенциал и его роль в возрождении отечества (к постановке проблемы) / И.В. Клушина // Новая политика для новой экономики: альтерна тивы рыночному и консервативному фундаментализму. Докл. и выступления на междунар. науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 378 – 379.

116. Клюхин, С.В. Не экономьте на журналистах / С.В. Клюхин // PR-эксперт. – № 3. – Июль 2003. – С. 17 – 19.

117. Ковлер, А.И. Избирательные технологии: российский и за рубежный опыт / А.И. Ковлер / Рос. АН Ин-т государства и пра ва. – М.: Б.И., 1995. – 115 с.

118. Козбан, Е.П. Либеральные тенденции политического разви тия Российского государства: проблемы и перспективы / Е.П. Козбан // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 57 – 59.

119. Корнфорт, М. В защиту философии / М. Корнфорт. – М.:

Изд-во иностранной литературы, 1951. – 240 с.

120. Кричевский, Р.Л. Психология малой группы: теоретический и прикладной аспекты / Р.Л. Кричевский, Е.М. Дубовская. – М.:

МГУ, 1987 – 207 с.

121. Крыжановская, О.А. Политическое лидерство в современ ной России: модель ожидаемая и реальная / О.А. Крыжановская // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 454 – 459.

122. Крыштановская, О.В. Трансформация бизнес-элиты в Рос сии: 1998 – 2002 / О.В. Крыштановская // Социс. – 2002. – №8. – С. 17-29.

123. Крыштановская, О.В. Элита и возраст: путь наверх / О.В. Крыштановская, Ю.В. Хуторянский // Социс. – 2002. – №4. – С. 49 – 60.

124. Кудрявцева, Л.А. Ловушка общественного сознания / Л.А. Кудрявцева // Социс. – 2003. – №6. – С. 124 – 126.

125. Кукина, Н.В. Меры по преодолению конфликтной ситуации в Ярославском регионе в 1996 – 1998 гг. – результат взаимодей ствия властей и оппозиции / Н.В. Кукина // Новая политика для новой экономики: альтернативы рыночному и консервативному фундаментализму. Докл. и выступления на междунар. науч. конф.

22 – 23 мая 2003 г. / под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. – 231.

126. Кулик, А.Н. Многопартийность в электоральной демокра тии постсоветской России: в чем смысл ее существования / А.Н. Кулик // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 189 – 195.

127. Кургянин, С. Сад ветвящихся троп / С. Кургянин // Россия XXI. – 2003. – № 2, март – апрель. – С. 4 – 30.

128. Курдюкова, А.Ю. От общественных объединений к граж данскому обществу (социологическое исследование в г. Косто мукша, Республика Карелия) / А.Ю. Курдюкова // Новая полити ка для новой экономики: альтернативы рыночному и консерва тивному фундаментализму. Докл. и выступления на междунар.

науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 238 – 239.

129. Лавриненко, В.Н. Политология: учеб. для студ. вузов / В.Н.

Лавриненко. – М.: ЮНИТИ, 1999. – 367 с.

130. Лапина, Н. Политические партии и перспективы партийного строительства в Самарской и Ярославской областях / Н. Лапина // Региональные процессы в современной России: экономика, поли тика, власть: сб. статей. – М.: РАН ИНИОН, 2002. – С. 148 – 171.

131. Лебедева, Т.Ю. Искусство обольщения. Паблик рилейшнз по-французски. Концепции. Практики / Т.Ю. Лебедева. – М.:

«Центр», 1999. – 320 с.

132. Лебон, Г. Психология народов и масс / Г. Лебон. – СПб.:

Питер, 1995. – 403 с.

133. Левин, К. Динамическая психология. Избранные труды / К. Левин. – М.: Смысл, 2001. – 572 с.

134. Левыкин, И. Т. Теоретические и методологические пробле мы социальной психологии / И. Т. Левыкин. – М.: Мысль, 1975. – 256 с.

135. Ледяев, В.Г. Власть: концептуальный анализ / В.Г. Ледяев. – М.: РОССПЭН, 2001. – 384 с.

136. Леонтьев, А.А. Психология речевого общения. Дисс…д-ра психол. наук / А.А. Леонтьев. – М.: МГУ, 1974. – 385 с.

137. Лепёхин, В. Лоббизм / В. Лепёхин. – М.: IQ фонд, 1995. – 340 с.

138. Леута, О.Н. Ю.М. Лотман о трех функциях текста / О.Н. Ле ута // Вопросы философии.– 2002. – №11. – С. 46 – 51.

139. Лифшиц, М.А. Мифология древняя и современная / М.А. Лифшиц. – М.: Искусство, 1980. – 582 с.

140. Лиджи-Горяева, С.Э. Политический ресурс власти в Кал мыкии / С.Э. Лиджи-Горяева, Б.М. Мунянова // Социс. – 2003. – №3. – С. 122 – 124.

141. Лисовский, С.Ф. Политическая реклама / С.Ф. Лисовский. – М.: ИВЦ «Маркетинг», 2000. – 256 с.

142. Лисовский, С.Ф. Политическая реклама: функциональные и жанровые стилистические особенности. Дис…канд. филолог. на ук / С.Ф. Лисовский. – М.: МГУ, 2000. – 189 с.

143. Лосев А.Ф. Знак. Символ. Миф / А.Ф. Лосев. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1982. – 480 с.

144. Лукашев, А.В. Черный PR как способ овладения власть, или бомба для имиджмейкера / А.В. Лукашев, А.В. Пониделко. 3-е изд., испр. и доп. – СПб.: Издательский Дом «Бизнес-Пресса», 2002. – 176 с.

145. Ляпина, Т.В. Политическая реклама / Т.В. Ляпина. – Киев:

ВИРА-Р, 2000. – 152 с.

146. Магомедов, А. Политическое лидерство и формирование ре гиональных партийных систем в современной России / А. Маго медов // Региональные процессы в современной России: эконо мика, политика, власть: сб. статей. – М.: РАН ИНИОН, 2002. – С.

115 – 148.

147. Макаров, И.И. Автодемократия как новая модель партийно го, общественного и государственного устройства / И.И. Макаров // Новая политика для новой экономики: альтернативы рыночно му и консервативному фундаментализму. Докл. и выступления на междунар. науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред. А.В. Бузга лина. – М., 2003. – С. 261 – 264.

148. Макиавелли, Н. Государь: Сочинения / Н. Макиавелли. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс;

Харьков: Изд-во «Фолио», 1998.

– 656 с.

149. Маклюэн, М. Осмысляя средства коммуникации: новые из мерения человека / М. Маклюэн // Искусство кино. – 1994. – №2.

– С. 67 – 74.

150. Максимов, А.А. «Чистые» и «грязные» технологии выбо ров: российский опыт / А.А. Максимов. – М.: Дело, 1999. – 448 с.

151. Мамардашвили, М.К. Символ и сознание: метафизические рассуждения о сознании, символе, языке / М.К. Мамардашвили, А.М.Пятигорский. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 216 с.

152. Марков, С. PR в России больше чем PR. Технологии и вер сии / С.Марков. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Изда тельство Астрель», 2001. – 288 с.

153. Мансуров, Н.С. О системообразующих понятиях общест венной психологии / Н.С. Мансуров // Методологические про блемы социальной психологии / под ред. Е.В. Шорохова. – М.:

Наука, 1975. – 230 с.

154. Мансурова, Г.М. Парадоксы татарстанского волеизъявле ния: электоральные игры населения и ставки политической элиты / Г.М. Мансурова // Россия. Политические вызовы XXI века. Вто рой всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 264 – 267.

155. Матвеев, Р.Ф. Теоретическая и практическая политология / Р.Ф. Матвеев. – М.: РОССПЭН, 1993. – 239 с.

156. Мельник, Г.С. Mass-Media: Психологические процессы и эффекты / Г.С. Мельник. – СПб.: Питер, 1996. – 156 с.

157. Мицкевич, Э. Телевидение и выборы / Э.Мицкевич, Ч. Фай ерстоун. – М.: МФ «Культурная инициатива», 1993. – 95 с.

158. Мокшанцев, Р.И. Психология рекламы: учеб. пособие / Р.И. Мокшанцев– М.: ИНФРА – М., Новосибирск: Сибирское со глашение, 2002. – 230 с.

159. Мокшин, В.К. Властные механизмы управленческой собст венности в условиях трансформации современной России / В.К.

Мокшин // Новая политика для новой экономики: альтернативы рыночному и консервативному фундаментализму. Докл. и высту пления на междунар. науч. конф. 22 – 23 мая 2003 г. / под ред.

А.В. Бузгалина. – М., 2003. – С. 239 – 243.

160. Морозова, Е.Г. Политический рынок и политический марке тинг: концепции, модели, технологии / Е.Г.Морозова. – М.: РОС СПЭН, 1998. – 246 с.

161. Московичи, С. Век толп. Исторический трактат по психоло гии масс / С. Московичи;

пер. с фр. – М.: Цент психологии и пси хотерапии, 1998. – 480 с.

162. Музыкант, В.Л. Теория и практика современной рекламы / В.Л. Музыкант. Ч. 2. – М.: «Евразийский регион», 1998. – 328 с.

163. Музыкант, В. Реклама. Международный опыт и российские традиции / В.Музыкант. – М.: Право и закон, 1996. – 230 с.

164. Мухаметшина, Н.С. Трансформации национализма и «сим вольная элита»: российский опыт / Н.С. Мухаметшина. – Самара:

Изд-во «Самарский университет», 2003. – 292с.

165. Надирашвили, Ш. А. Понятие установки в общей и соци альной психологии / Ш.А. Надирашвили. – Тбилиси: Мецниере ба, 1974. – 170 с.

166. Надирашвили Ш. А. Установка и деятельность / Ш.А. На дирашвили. – Тбилиси: Мецниереба, 1987. – 361 с.

167. Назаретян, А.П. Архетип восставшего покойника как фак тор социальной самоорганизации / А.П. Назаретян // Вопросы философии. – 2002. – № 11. – С. 38 – 46.

168. Наминова, Г.А. Проблемы политического дискурса (к во просу об уточнении понятия) / Г.А. Наминова / Россия. Полити ческие вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов.

21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 112 – 115.

169. Несмелова, М.Ю. Феномен «партии власти»: федеральный и региональный аспекты / М.Ю. Несмелова / Россия. Политиче ские вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 226 – 228.

170. Нещадин, А. Лоббизм сегодня / А. Нещадин // Власть. – 1995. – № 3. – С. 43 – 53.

171. Никитин, А.Г. Глобальный социально-политический кон фликт (психолого-политологический подход) / А.Г. Никитин // Вопросы философии. – 2002. – №6. – С. 63 – 71.

172. Николис, Дж. Хаотическая динамика лингвистических про цессов и образование паттернов в поведении человека / Дж. Ни колис // Вопросы философии. – 1997. – №3. – С. 85 – 96.

173. Ницше, Ф. Сочинения: в 2 т./ Ф. Ницше– М.: Мысль, 1990.

174. Николаев, А.Н. Административный ресурс в региональных избирательных кампаниях / А.Н. Николаев // Россия. Политиче ские вызовы XXI века. Второй всерос. конгресс политологов. 21 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 268 – 273.

175. Новейший философский словарь: изд. 2-е. – Минск: Интер прессервис, Книжный Дом, 2001. – 1280 с.

176. Новикова-Грунд, М.В. Лингвистические маркеры рефе рентной группы в политическом дискурсе / М.В. Новикова-Грунд // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всерос. кон гресс политологов. 21 – 23 апреля 2000 г. – М., 2002. – С. 482 – 490.

177. Новокрещенков, А.В. «Невидимая рука» избирательного процесса / А.В. Новокрещенков // Социс. – 2002. – №8. – С. 29 – 35.

178. Ноэль-Нейман, Э. Массовые опросы: введение в методику демоскопии / Э. Ноэль-Нейман;

пер. с нем. – М.: Прогресс, 1978.

– 380 с.

179. Нугаев, Р.М. Смена базисных парадигм: концепция комму никативной рациональности / Р.М. Нугаев // Вопросы филосо фии. – 2001. – № 1. – С. 56 – 68.

180. Нэсбитт, Д. Что нас ждет в 90-е годы. Мегатенденции. Год 2000. Десять новых направлений на 90-е годы / Д. Нэсбитт, П. Эбурдин. – М.: МФ «Культурная инициатива», 1992. – 205 с.

181. О политической рекламе: Проект федерального закона // Реклама. – 2000.– № 6. – С. 14 – 15.

182. О рекламе: Федеральный закон от 18.07.1995г. № 108-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 30. – Ст. 2864.

183. Обуховский, К. Психология влечений человека / К. Обухов ский;

пер. с польского В.И. Могилева. – М.: Прогресс, 1972. – 274 с.

184. Овчинников, Б.В. Виртуальные надежды: состояние и пер спективы политического Рунета / Б.В. Овчинников // Полис. – 2002. – №1-2. – С. 46 – 66.

185. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Оже гов, Н.Ю. Шведова. 3-е изд. стереотипное. – М.: АЗЪ, 1995. – 928 с.

186. Олсон, М. Логика коллективных действий / М.Олсон. – М.:

Инфра-М, 1995. – 123 с.

187. Ольшанский, Д. О группах влияния и некоторых «влияю щих» в российской политики / Д. Ольшанский // Бизнес и поли тика. – 1995. – № 1. – С. 2 – 7.

188. Ольшанский, Д.В. Психология современной российской политики. Хрестоматия по политической психологии / Д. В.

Ольшанский. – Екатеринбург: Деловая книга;

М.: Академический проект, 2001. – 656 с.

189. Ортега-и-Гассет, Х. «Дегуманизация искусства» и другие работы. Эссе о литературе и искусстве. Сборник / Х. Ортега-и Гассет. – М.: Радуга, 1991. – 639 с.

190. Основные тенденции политических и экономических трансформаций в Нижегородской области: Информ. Бюл. НИЦ СЭНЭКС. Октябрь 2001 – апрель 2002 гг. – Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2002. – 202 с.

191. Основные аспекты регионального политического процесса:

Ульяновская область. 2002 – 2003 гг.: Сб. науч. мат. по результа там прикладных исследований государственного областного уч реждения «Центр политологии и духовной культуры» и регио нального отделения Российской ассоциации политической науки (РАПН) / под общей редакцией Н.В. Дергуновой. – Ульяновск, 2003. Вып.1. – 233 с.;

Вып.2. – 255 с.

192. Основы политической науки: учеб. пособие для вузов / под ред. В.П. Пугачева. Ч. 2. – М.: Знание, 1993. – 224 с.

193. Охотский, Е. Политическая элита и российская действи тельность / Е. Охотский. – М.: Интеллект, 1996. – 340 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.