авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Рязанский государственный университет имени С.А.

Есенина»

СТУДЕНЧЕСКАЯ НАУКА В ВУЗЕ:

ИТОГИ 2007 ГОДА

Сборник научных трудов

Рязань 2008

ББК 72

С88

Статьи печатаются по решению конкурсных комиссий факультетов и общеуни-

верситетских кафедр Рязанского государственного университета имени С.А. Есе нина.

Студенческая наука в вузе: итоги 2007 года : сборник научных С88 трудов / отв. ред. Ю.И. Лосев ;

Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. — Ря зань, 2008. — 120 с.

ISBN 978-5-88006-555-4 Материалы сборника охватывают широкий круг вопросов, касаю щихся современных проблем различных отраслей науки.

Сборник предназначен для специалистов, преподавателей вузов и студентов.

Редакционная коллегия:

Ю.И. Лосев, д-р ист. наук, проф. (отв. ред.), Н.А. Жокина, канд. пед. наук, доц., В.А. Усков, канд. геогр. наук ББК © Лосев Ю.И., отв. ред., © Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет ISBN 978-5-88006-555-4 имени C.А. Есенина», CARMEN SCHOLASTICUM «GAUDEAMUS IGITUR»

(студенческий гимн, перевод С.И.Соболевского) Gaudeamus igitur, Итак, будем веселиться, Juvenes dum sumus! Пока мы молоды!

Post jucundam juventutem, После приятной юности, Post molestam senectutem После тягостной старости, Nos habebit humus. Нас возьмет земля.

Ubi sunt, qui ante nos Где те, которые раньше нас In mundo fuere? Жили в мире?

Transeas ad superos, Пойдите на небо, Transeas ad inferos, Перейдите в ад, Hos si vis videre! Где они уже были.

Vita nostra brevis est, Жизнь наша коротка, Brevi finietur, Скоро она кончится.

Venit mors velociter, Смерть приходит быстро, Rapit nos atrociter, Уносит нас безжалостно, Nemini parcetur. Никому пощады не будет.

Vivat Academia, Да здравствует Университет, Vivant professores! Да здравствуют профессора!

Vivat membrum quodlibet, Да здравствует каждый, Vivant membra quaelibet! Да здравствуют все, Semper sint in flore! Да вечно они процветают!

Vivant omnes virgines Да здравствуют все девушки, Graciles, formosae! Ласковые, красивые!

Vivant et mulieres, Да здравствуют и женщины, Tenerae, amabiles, Нежные, достойные любви, Bonae, laboriosae! Добрые, трудолюбивые!

Vivat et res publica, Да здравствует и государство, Et qui illam regunt! И тот, кто нами правит!

Vivat nostra civitas, Да здравствует наш город, Maecenatum caritas, Милость меценатов, Qui nos hic protegunt! Которая нам покровительствует!

Pereat tristitia, Да исчезнет печаль, Pereant dolores!.. Да погибнут ненавистники наши!..

Pereat diabolus, Да погибнет дьявол, Quivis antiburschius, Все враги студентов Atque irrisores! И смеющиеся над ними!

ПРЕДИСЛОВИЕ В последние годы правительство Российской Федерации уделяет присталь ное внимание подготовке высококвалифицированных специалистов, в том числе и в научной сфере. Наша Родина переживает сейчас один из кульминационных мо ментов своей истории, осуществляя переход к постиндустриальному обществу.

Процесс перехода и функционирование такого общества требуют от граждан Рос сии определенных совместных усилий, направленных на самореализацию себя во имя страны и благоприятного будущего для последующих поколений россиян.

Настоящая стратегическая цель, озвученная на самом высоком уровне, полно стью достижима только в том случае, если наиболее мобильная часть общества — молодежь — откликнется на призыв и включится в процесс реализации своих талан тов, особенно в тех отраслях научных знаний, которые позиционируются сегодня за конодательной и исполнительной властью РФ как приоритетные. И, что отрадно, студенчество — элита современной молодежи — с радостью использует открывшие ся возможности самореализации и показывает себя оплотом государственности, а, следовательно, и залогом процветающего будущего России как крупнейшей постин дустриальной державы. Студенты Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина не являются исключением из общего правила. Благодаря совместной конструктивной деятельности студенческого научного общества, являющегося до бровольным самоуправляемым научным и культурно-просветительским объедине нием студентов РГУ имени С.А. Есенина, координирующим развитие студенческой науки в вузе, и администрации университета удалось увеличить количество и од новременно поднять качество мероприятий, направленных на развитие и реализа цию студенческой науки. В университете проходят многочисленные конференции разного уровня, конкурсы на лучшую студенческую научную работу и реализацию инновационных проектов, со следующего учебного года будет проходить конкурс на получение грантов среди студентов, выплачиваться научные стипендии студентам Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина.

Сегодня студенты Рязанского государственного университета имени С.А. Есе нина активно принимают участие в различных симпозиумах, конференциях, семи нарах, круглых столах и других формах научного общения различного уровня (от внутриуниверситетского до международного), добиваясь признания, в том числе выраженного в виде наград различного уровня;

успешно участвуют в конкурсах на получение грантов как российских, так и зарубежных. Без ложной скромности можно утверждать, что студент РГУ имени С.А. Есенина имеет узнаваемое лицо и, покидая стены родной Alma Mater, пользуется спросом на рынке труда, который предъявляет работникам достаточно жесткие требования. Научно-исследователь ская и учебно-исследовательская деятельность в РГУ поднимает общий уровень специальных знаний студентов, развивает способности к поисково-аналитической деятельности, рефлексии и самообразованию. Овладение этими знаниями, умения ми и навыками формирует настоящего профессионала своего дела и предполагает качественный карьерный рост в будущем.

Ответственный редактор сборника, проректор по научной работе Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, д-р ист. наук, проф. Ю.И. Лосев Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина всегда ратовал за публикацию студенческий научных работ. В университете выходит в свет значи тельное количество печатных кафедральных, факультетских и иных изданий, в ко торых студенческие научные работы занимают видное место. Однако до последне го времени не существовало единого централизованного печатного студенческого научного издания, отражающего последние тенденции развития региональной сту денческой науки. Сборник научных трудов «Студенческая наука в вузе», который планируется сделать ежегодником, закрывает этот пробел. Решение о создании пе чатного органа студенческого научного общества Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина было принято на собрании председателей струк турных подразделений общества и поддержано администрацией университета.

«Студенческая наука в вузе» будет включать в себя студенческие научные статьи (в том числе в соавторстве с преподавателями), поданные как составная часть документа ции на университетский конкурс на лучшую студенческую научную работу и как состав ная часть научных итоговых отчетов о реализации студенческих грантов студенческого научного общества Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина.

Сборник включил в себя статьи победителей, призеров и участников конкурсов на лучшую студенческую работу Рязанского государственного университета имени С.А.

Есенина, проходивших в 2007 и 2008 календарном году. Статьи сгруппированы в три раздела в соответствии с номинациями общеуниверситетского конкурса: «Работы в обла сти гуманитарных и общественных наук», «Работы в области психолого-педагоги ческих наук», «Работы в области естественнонаучных и технических дисциплин».

Представленные в сборнике работы — труд студентов девяти факультетов и профессорско-преподавательского коллектива 16 кафедр университета, Института элементорганических соединений имени А.Н. Несмеянова РАН, факультета орга нической химии Женевского Университета (Швейцария).

Создание печатного органа студенческого научного общества Рязанского го сударственного университета имени С.А. Есенина было бы невозможно без плодо творной работы председателей советов факультетов СНО: Богомолова Владимира (факультет социологии, экономики и управления), Жоголь Виктории (факультет фи зической культуры и спорта), Котец Ольги (факультет иностранных языков), Локши ной Ксении (факультет юриспруденции и политологии), Мелеховой Любови (фа культет русской филологии и национальной культуры), Одушкиной Марии (фа культет педагогики и психологии), Потаповой Елены (физико-математический фа культет), Пылина Артёма (естественно-географический факультет), Серина Павла (факультет истории и международных отношений);

кураторов студенческого науч ного общества на факультетах и научных кураторов на общеуниверситетских кафед рах, администрации Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина.

Студенческое научное общество благодарит за помощь и оказанную поддержку в реализации настоящего проекта президента РГУ имени С.А. Есенина, академика РАО А.П. Лиферова;

ректора РГУ имени С.А. Есенина, доцента И.М. Шеину;

пер вого проректора РГУ имени С.А. Есенина, профессора А.Н. Козлова;

проректора по научной работе РГУ имени С.А. Есенина, профессора Ю.И. Лосева;

начальника управления воспитательной работы РГУ имени С.А. Есенина, доцента Н.А. Жоки ну и весь коллектив управления;

коллектив редакционно-издательского центра РГУ имени С.А. Есенина и лично его директора К.В. Алексеева.

Председатель студенческого научного общества Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, канд. геогр. наук В.А. Усков GLORIA VICTORIBUS, В 2007 году лауреатами конкурса на лучшую студенческую научную работу Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина по итогам года стали:

в номинации «Работы в области гуманитарных и общественных наук»:

1 место — Кондрахина Екатерина Анатольевна, студентка 4 курса фа культета педагогики и психологии: «Методика работы со справочной литературой на уроках внеклассного чтения» (научный руководитель — Симакова Елена Свя тославовна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры методики русского языка и литературы факультета психологии и педагогики,);

2 место — Гацкова Любовь Николаевна, студентка 5 курса факультета ино странных языков: «Глаголы мышления и речи в текстах немецкой научной литера туры» (научный руководитель — Алексанова Лариса Анатольевна, кандидат фи лологических наук, доцент кафедры немецкого языка и методики его преподавания факультета иностранных языков);

3 место — не присуждалось;

в номинации «Работы в области психолого-педагогических наук»:

1 место — Малярова Анастасия Александровна, студентка 4 курса фа культета педагогики и психологии: «Технология развивающего обучения в началь ной школе с компьютерной поддержкой» (научный руководитель — Самсиков Сергей Алексеевич, кандидат педагогических наук, доцент, заведующий кафедрой естественно-математических дисциплин и методик их преподавания факультета психологии и педагогики);

2 место — Щевьёв Анатолий Анатольевич, студент 5 курса факультета ис тории и международных отношений: «Использование информационных техноло гий в педагогическом процессе» (научный руководитель — Гребёнкина Лидия Константиновна, доктор педагогических наук, профессор, заведующая кафедрой педагогических технологий);

3 место — Андреева Галина Николаевна, студентка 5 курса физико-матема тического факультета: «Деятельность музеев Рязанской области по духовно-нрав ственному воспитанию» (научный руководитель — Щетинина Наталья Павлов на, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики);

в номинации «Работы в области естественно-научных и технических дисциплин»:

1 место — Хламцова Ольга Викторовна, студентка 3 курса естественно географического факультета: «Характеристика климатических изменений, произо шедших на территории Рязанской области за период инструментальных наблюде ний» (научный руководитель — Тобратов Сергей Анатольевич, кандидат биоло гических наук, доцент кафедры физической географии и методики преподавания географии естественно-географического факультета);

2 и 3 место — не присуждалось.

GLORIA VICTORIBUS, В 2008 году Лауреатами конкурса на лучшую студенческую научную работу Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина по итогам года стали:

в номинации «Работы в области гуманитарных и общественных наук»:

1 место — Мысовских Александр Анатольевич, студент 5 курса факультета юриспруденции и политологии: «Проблема влияния предвыборной агитации на формирование объективного образа политических партий у избирателей (на приме ре опыта региональных кампаний по выборам законодательных органов власти в 2006—2007 годах)» (научный руководитель — Авдонин Владимир Сергеевич, доктор политических наук, профессор Центра европейской политики и права при РГУ имени С.А. Есенина);

2 место — Бочкарёва Елена Викторовна, студентка 3 курса факультета ис тории и международных отношений: «Ф.М. Достоевский в общественной жизни России 1840—70-х годов» (научный руководитель — Гребёнкин Игорь Николае вич, кандидат исторических наук, доцент кафедры Отечественной истории);

3 место — Мазаева Елена Владимировна, студентка 3 курса факультета юриспруденции и политологии: «Проблема отнесения банды к формам соучастия»

(научный руководитель — Пантюхина Инга Владимировна, кандидат юридиче ских наук, доцент кафедры уголовного права и процесса);

в номинации «Работы в области психолого-педагогических наук»:

1 место — Лебедева Вероника Евгеньевна, студентка 4 курса факультета пе дагогики и психологии: «Влияние социально-психологических факторов на эмоцио нальное выгорание в профессиональной деятельности сотрудников медико-социаль ной экспертизы» (научный руководитель — Митина Марина Анатольевна, канди дат психологических наук, доцент кафедры общей и возрастной психологии);

2 место — Шишло Кристина Ивановна, студентка 3 курса факультета ино странных языков: «История возникновения и развития Рязанской духовной семина рии (1722—1918)» (научный руководитель — Щетинина Наталья Павловна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики);

3 место — Горбунов Николай Анатольевич, студент 5 курса факультета фи зической культуры и спорта: «Идеомоторная тренировка. Эффективность ее ис пользования на занятиях единоборствами среди студентов факультета физической культуры и спорта» (научный руководитель — Петрыгин Сергей Борисович, кан дидат педагогических наук, доцент кафедры теории и методики физического вос питания, гимнастики и легкой атлетики);

в номинации «Работы в области естественно-научных и технических дисциплин»:

1 место — Бойко Владимир Эдуардович, студент 3 курса естественно-гео графического факультета: «Новые P-, N-бидентантные арилфосфиты с оксазолино вой периферией. Их использование в асимметричном катализе» (научный руково дитель — Гаврилов Константин Николаевич, доктор химических наук, руково дитель Лаборатории координационной химии, профессор кафедры химии);

2 место — Пылин Артём Геннадьевич, студент 5 курса естественно-геогра фического факультета: «Проблемы использования туристско-рекреационного по тенциала рязанской Мещеры» (научный руководитель — Ружинская Любовь Александровна, кандидат географических наук, заведующая кафедрой экономиче ской и социальной географии, доцент);

3 место — Лосева Екатерина Анатольевна, студентка 4 курса естественно географического факультета: «Изучение лихенофлоры Рязанской области. Первые итоги» (научный руководитель — Казакова Марина Васильевна, доктор биологи ческих наук, профессор, заведующая кафедрой ботаники и агробиологии).

I. РАБОТЫ В ОБЛАСТИ ГУМАНИТАРНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК Е.А. Кондрахина, студентка факультета педагогики и психологии Научный руководитель Е.С. Симакова (факультет педагогики и психологии, кафедра методики русского языка и литературы) СПЕЦИФИКА ИЗУЧЕНИЯ СПРАВОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА УРОКАХ ВНЕКЛАССНОГО ЧТЕНИЯ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ «Корень учения горек» — говорили древние римляне и вколачивали школь ные премудрости розгами.

Древние истины мудры — никто не спорит. Но меняются времена, меняются нравы и мы вместе с ними. Прошли те времена, когда педагог ассоциировался с че ловеком с плеткой в руках. Хотя, к сожалению, вопрос «Как заставить учиться?»

нередко встает перед учителями и сегодня.

Ребенок приходит в школу с огромным желанием учиться. Как же надолго удержать в нем это чувство радостного удивления перед школой и тайнами, кото рые его там ждут? Как приковать его неустойчивое внимание к уроку, не заставляя силой? С помощью каких средств и методов сделать обучение увлекательным?

Надо сделать серьезное обучение занимательным, не наполнять детей знани ями, а зажигать. Не только плод учения, но и сам процесс постижения нового дол жен быть для малышей увлекательным, приносить радость приобщения к неведо мым ранее тайнам.

Учеба — это серьезный труд. И именно поэтому обучение должно быть ин тересным и занимательным, так как интерес вызывает удивление, будит мысль, вы зывает желание понять явление. Важное место в этом процессе занимают уроки внеклассного чтения. Оно признано не только обучать, но и развивать детей.

«Современное внеклассное чтение — это обязательный раздел программы русского языка, которым учащиеся постепенно овладевают, начиная с первого класса, параллельно с обучением грамоте, собственно чтением текста и развитием речи», — такое определение дает внеклассному чтению Н.Н. Светловская [1].

Специфические цели учебно-воспитательной работы во внеклассном чтении состоят в том, чтобы обеспечить в процессе обучения чтению непрерывное знаком ство с широким кругом очень разных детских книг, помочь учащимся освоить об щие свойства и те закономерности, которые группируют книги, упорядочивают их разнообразие, учат каждого ребенка свободно и безошибочно действовать с любой доступной книгой, что гарантирует возможность своевременно встретить «свои»

книги, отыскать, определить свой круг чтения.

На заключительном этапе обучения внеклассному чтению младшие школь ники знакомятся с книгами-справочниками. На этом этапе учащиеся без помощи учителя должны уметь находить среди книг источник недостающих знаний, само стоятельно прочитывать отобранный материал, осмысливать и оценивать ре зультаты своих усилий. Именно для этого предусмотрено освоение справочной литературы.

На уроках внеклассного чтения учитель создает все условия, для того, чтобы систематическое выявление «непонятного» и использование энциклопедий по пря мому назначению — для быстрого получения недостающей информации — стало для детей необходимостью, привычкой как при самостоятельном чтении, подготов ке уроков по всем предметам, так и в процессе работы на любом уроке [2].

Что же должны знать ученики о справочной литературе, чтобы ею пользо ваться?

Справочная литература представляет собой отобранные под определенным углом зрения сведения из различных областей культуры, науки и техники с целью дополнения и углубления школьных программ. Одна из ее задач — формирование системы знаний человека, их структурирование, отражение связей между ними.

Эта литература учит собственно процессу познания — методике овладения знания ми и навыками, особенностям их использования, расширяет кругозор читателя, формирует содержание информационной культуры личности.

Учитель объясняет детям, что энциклопедии, словари, справочники имеют отличную от всех прочих книг структуру: в любой справочной книге обязательно есть указатель, помогающий сразу же определить, о ком или о чем расскажет кни га;

текст ее разделен на небольшие по объему статьи, каждая из которых посвяще на какому-то одному лицу, явлению, вещи или предмету. А так как все они называ ются словами, то для быстроты пользования книгой эти слова в указателе распола гаются по алфавиту. Нередко в указателе помечена страница (или том и страница, если книга в нескольких томах), где напечатано нужное слово [2].

Достаточно рассмотреть указатель или перелистать книгу, чтобы понять, найдешь ли ты в ней нужную справку. Заглавие книги обычно сразу говорит чита телю, на какие вопросы он может получить ответ, например: «Животные водоемов», «Тайны живой природы» и т.д.

Иллюстрируются книги-справочники так, чтобы лишний раз обратить вни мание читателя на достоверность, научность излагаемых сведений: фотографиями, чертежами, схемами, картинами, репродукциями картин, рисунками, передающими реальный облик предметов, о которых рассказывается.

Итак, мы рассмотрели основные моменты, которые должны знать учащиеся начальных классов для того, чтобы уметь пользоваться справочной литературой.

Однако в настоящее время не во всех школах внеклассное чтение включено в программу, и не все дети обучены работе с дополнительной литературой. Мы ча сто сталкиваемся с тем, что ребенок затрудняется в выборе нужной ему энциклопе дии, не обращая внимания на обложку. Взяв в руки книгу, он начинает листать ее постранично вместо того, чтобы воспользоваться алфавитным указателем. И, нако нец, найдя нужную информацию и затратив на это немало времени, ученик дослов но переписывает статью к себе в тетрадь. На уроке он с трудом воспроизводит ма териал, заучив его наизусть, или просто читает статью с листочка. Конечно, такая информация тяжело воспринимается остальными детьми, поэтому им неинтересно ее слушать.

Возникающие сложности отбивают у учащихся желание обращаться к до полнительной литературе, интерес к самостоятельному добыванию знаний пропа дает.

Чтобы этого не происходило, учителям следует вводить в обучение систему упражнений, формирующих у детей основные навыки работы с книгами-справоч никами. Обучающая и воспитательная функции словарей формируют интерес к ис кусству, способствуют эмоциональному, эстетическому развитию читателя. Спра вочные книги влияют на формирование круга чтения ребят.

Список использованной литературы 1. Светловская, Н.Н. Внеклассное чтение : Российская педагогическая энциклопедия : в 2 т. / гл. ред. В.В. Давыдов. — М. : Большая Российская энциклопедия, 1993. — Т. 1.

2. Светловская, Н.Н. Внеклассное чтение в 3 классе : пособие для учителя / Н.Н. Светловская, О.В. Джежелей. — 2-е изд., перераб. — М. : Просвещение, 1984.

Л.Н. Гацкова, студентка факультета иностранных языков Научный руководитель Л.А. Алексанова (факультет иностранных языков, кафедра немецкого языка и методики его преподавания) ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ГРАММАТИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ ГЛАГОЛОВ МЫШЛЕНИЯ И РЕЧИ В ТЕКСТАХ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Глаголы мышления и речи представляют собой важное звено в общей лекси ко-семантической системе глагола, поскольку они в любом языке относятся к чис лу наиболее употребительных, входящих в основной словарный фонд. Этими гла голами обозначается важнейшая область деятельности человека — речь, опосредо ванно отражающая все другие виды его деятельности. Через речь человек выполня ет коммуникативную, прагматическую, когнитивную и другие функции. Вполне за кономерно, что эта важная область деятельности человека вызывает к жизни большое количество обозначающих ее лексических единиц.

В настоящей статье рассматриваются особенности реализации грамматиче ских категорий глаголов мышления и речи в текстах научной литературы.

Как показало проведенное исследование, частотность употребления данных глаголов в текстах научной литературы составляет 0,7 предложений на одну стра ницу текста. Всего нами выделено и проанализировано более 180 предложений, в которых зафиксировано 86 неповторяющихся глаголов мышления и речи и 9 слово сочетаний, относящихся к данному функционально-семантическому полю.

Анализ частотности употребления разных глаголов мышления и речи позво лил выделить наиболее частотные, среднечастотные и единичные глаголы. Чаще всего употребляются глаголы, передающие общие категориальные понятия речевой деятельности: erwhnen, sagen, hinweisen, а также глаголы, сочетающие в своем значении семы простой констатации речевой ситуации и того или иного аспекта этой ситуации: versuchen, betonen, sehen. Это свидетельствует о том, что в научной речи адресату важнее само содержание передаваемой информации, а не способ ее презентации и сопутствующие ей эмоции.

Исследованные нами глаголы мышления и речи можно разбить на следую щие семантические подгруппы:

1. Передача информации:

а) глаголы, служащие для констатации речевой ситуации (15,8 %): darstellen, erwhnen, nennen, prsentieren, sagen, sprechen, vermitteln, vorlegen, zeigen и др.;

б) глаголы, содержащие элементы качественной характеристики речи (28,4 %):

anmerken, betonen, betrachten, erklren, erlutern, hervorheben, hinzufgen, markieren, skizzieren, verdeutlichen, unterstreichen и др.

2. Поиск информации (9,5 %): fragen, die Frage stellen, zurckgehen и др.

3. Глаголы согласия/несогласия (6,3 %): entgegenhalten, kritisieren, widerspre chen, zustimmen и др.

4. Глаголы речевого воздействия (4,2 %): bestehen, bitten, empfehlen и др.

5. Глаголы, выражающие эмоции говорящего (3,2 %): freuen sich, frchten, hoffen.

6. Глаголы, характеризующие протекание мыслительного процесса (12,6 %):

analysieren, bedenken, denken, erinnern sich, erfassen, vergessen, wissen и др.

7. Глаголы, характеризующие содержание мысли и выражающие результат мыслительного процесса (20 %): entscheiden, ergeben sich, festlegen, feststellen, kon statieren, sehen, verstehen, zusammenfassen, zeigen sich и др.

Таким образом, наиболее многообразно представлена группа глаголов, со держащих элементы качественной характеристики речи, а также глаголов, характе ризующих содержание мысли и выражающих результат мыслительного процесса.

Употребляясь в текстах научной литературы в различных конструкциях, гла голы мышления и речи могут выражать различные значения и по-разному воздей ствовать на читателя. При этом то или иное воздействие на читателя вызывается как особенностями грамматического значения конструкции, так и лексическим зна чением самих глаголов мышления и речи, которое в свою очередь может способ ствовать использованию той или иной грамматической структуры, модели.

Глаголы мышления и речи являются основой реализации грамматических категорий времени, наклонения, залога и лица. Рассмотрим далее особенности реа лизации указанных грамматических категорий в предложениях с данными глагола ми.

Что касается категории времени, то, прежде всего, необходимо отметить абсолютное преобладание настоящего времени — 72,4 % всех предложений. Мно гие исследователи [1;

3, с. 77—84.] отмечают вневременной характер изложения, свойственный стилю науки, а временная форма Prsens позволяет выражать значе ние обобщенного действия, не относящегося к какому-либо времени. Г.Г. Матвеева указывает, что с помощью категории времени отправитель текста выражает различ ную степень уверенности в реализуемости описываемого события. Высказываемая автором уверенность оказывает несомненное влияние на формирование нужного ему отношения получателя [2]. Следовательно, такой большой процент предложе ний в форме Prsens во вневременном значении обусловлен тем, что для научного стиля в целом характерна объективность изложения и, следовательно, уверенность автора в излагаемых им фактах. Данная временная форма позволяет подчеркнуть данный эффект и создать впечатление общепринятости утверждения. Например:

Im Vergleich zum Polnischen beobachtet man einen wesentlichen Unterschied in der An zahl von Phraseologismen mit Toponymen im Deutschen;

so verfgt z.B. das Deutsche zum Ausdruck fr eine berflssige, unntige und sinnlose Ttigkeit ber folgende Phra seologismen:... [5, с. 600].

Для отсылки читателя к уже упомянутой информации используются времен ные формы Prteritum (около 15,5 %: Dass diese vielfach gerade nicht regelhaft be schreibbar und quantitativ wie qualitativ limitierbar sind, wurde schon genannt [7, с. 91] и Perfekt (около 8,8 %: Dies besttigt wieder einmal, was ich schon am Anfang angedeutet habe, nmlich dass inhaltsnah berichtet wird und nicht immer inhaltsgetreu [5, с. 640]). Количество предложений, где глаголы мышления и речи стоят в форме Futur I невелико (около 1,7 %). Например: Ich werde in meinem Beitrag die Grundbe deutungen der Tempora sowie ihr Zusammenspiel mit der Aktionsart des Verbs bzw. der VP behandeln [7, с. 105]. Futur I выражает при этом уверенность автора в событии, которое, по его мнению, обязательно должно произойти.

Категория наклонения образует ядро поля модальности, в котором объеди няются как грамматические, так и лексические средства выражения модальных зна чений. Для подавляющего большинства рассмотренных предложений характерно изъявительное наклонение (80,7 %). Удельный вес сослагательного наклонения со ставляет 17,7 %;

наряду с выражением значения ирреального желания, с глаголами мышления и речи широко используется распространенная в научном тексте модель «sei + PartizipII», например: An letzter Stelle sei die Redeanweisung noch erwhnt, die, wie schon angedeutet, nicht immer pertinent ist [5, с. 642]. Количество предложений повелительного наклонения составляет лишь 1,6 %. При этом глаголы мышления и речи используются в повелительном наклонении в инклюзивной форме, что пред полагает включение реципиента в сферу оценок автора научного текста;

например:

Erinnern wir uns zum Schluss an die vier mglichen Lernerfragen aus Abschn. 1, die jetzt beantwortet werden knnen [7, с. 112]. Таким образом, если говорить об объек тивной модальности предложений, глаголы мышления и речи в текстах научной литературы выражают, прежде всего, значение реальности.

Из периферийных компонентов поля модальности в проанализированных текстах присутствуют следующие структуры, содержащие в себе глаголы мышле ния и речи, выражающие модальное отношение субъекта к действию: сочетания с модальными глаголами, конструкция «sein + zu + Infinitiv», рефлексивная конструкция с глаголом lassen.

В сочетаниях с модальными глаголами преобладает модальный глагол sollen, так как коммуникативной задачей многих предложений является подчеркнуть необходимость каких-либо мыслительных действий. Например: Inwiefern die Lese arten aus diesen Zusammenhngen von Form und Bedeutung entstehen, soll nun gezeigt werden [7, с. 108]. Довольно часто употребляется модальный глагол mssen (Schlielich muss ich feststellen, dass die Noten im Durchschnitt zu gut ausgefallen sind [6, с. 56]. Автор научного текста часто убежден в том, что положение дел является именно таким, как он представляет в своей работе, и соответственно этому направ ляет мысль реципиента. Употребление модального глагола knnen обусловлено та кой стилевой чертой научной речи, как «потенциальность» [1], например: Zusam menfassend kann gesagt werden: Mit diesem Buch ist ein Seminar — auf beiden Sei ten — gut vorbereitet [7, с. 120].

Конструкция «sein + zu + Infinitiv» выражает, прежде всего, такие модальные значения, как возможность и необходимость. В то же время они могут проявляться неотчетливо, диффузно. В рассмотренных примерах в большинстве случаев реали зуется модальное значение необходимости (38,1 % рассмотренных предложений с конструкцией «sein + zu + Infinitiv»). Это обусловлено тем, что для данного функ ционального стиля характерна высокая степень объективности изложения. Напри мер: Innerhalb der dritten Lernzielebene schlielich ist zu bestimmen, welche Methoden bei der Umsetzung der Feinlernziele die geeignetsten sind [7, с. 100]. Значение возмож ности реализуется в 33,3 % случаев. Например: Seit einigen Jahren ist zu beobachten, dass zunehmend mehr Chinesen in Deutschland studieren [6, с. 14]. Количество предложений с недифференцированным значением рассматриваемой конструкции составляет около 28,6 %. Широкая распространенность конструкции «sein + zu + Infinitiv» с диффузным значением в проанализированных научных текстах, обу словленная целью автора избежать отчетливого выражения долженствования, со провождается использованием таких глаголов мышления и речи, которые своим значением способствуют актуализации недифференцированного значения, таких как entnehmen, nennen, bezweifeln и др.

Что касается категории залога, то в проанализированных текстах, относя щихся к стилю научной литературы, представлены конструкции с глаголами мыш ления и речи, входящие как в поле актива, так и в поле пассивности. Как показало проведенное нами исследование, количество предложений, относящихся к полю пассивности, составляет около 54,1 % от общего числа рассмотренных предложе ний с глаголами мышления и речи. Как указывает В.К. Гречко, причиной выбора для употребления пассивной конструкции является возможность неупоминания агенса (смысловой субъект предложения часто понятен из контекста, а такая черта научного стиля, как экономичность изложения требует отсутствия ненужных по второв), а также повышение синтаксического ранга смыслового объекта путем его оформления в качестве подлежащего пассивной конструкции [1], например: 1) Dazu wird zunchst ein motivierender Einstiegstext prsentiert, damit der Grammatik stoff bersichtlich markiert, gegliedert und errtet werden kann [5, с. 636];

2) Im folgen den wird versucht, diese vier dargestellten Phasen des phraseodidaktischen Modells in die didaktische Praxis des Faches Deutsch als Fremdsprache einzufhren [5, с. 608].

В рассмотренном нами материале глаголы мышления и речи встречаются не только в форме пассивного залога, но и в других конструкциях, «конкурирующих»

с пассивом. По мнению В.К. Гречко, рефлексивные конструкции можно квалифи цировать как «семантический пассив»: Hier zeigt sich, dass die Differenzen zwischen beiden Tempora durchaus grammatisch begrndet sind [7, с. 111]. Как показало иссле дование, они составляют 11,2 % от общего числа предложений, составляющих поле пассивности. Среди глаголов мышления и речи, встречающихся в данной конструкции, преобладает глагол sich zeigen.

Еще одной конструкцией, входящей в поле пассивности является рефлексив ная конструкция с глаголом lassen: Aus dieser kurzen Darstellung lsst sich ersehen, dass es sich bei den zu erstellenden Texten um zwei Textsorten handelt, nmlich Be schreibung und Errterung [6, с. 15]. Удельный вес предложений с данной конструк цией составляет около 6,1 % всех предложений поля пассивности. Что касается особенностей употребления рассматриваемой конструкции в научном тексте вооб ще, то, например, В.К. Гречко отмечает, что чаще всего она используется при опи сании процессов интеллектуальной деятельности [1]. Этим объясняется указанное количество предложений с глаголами мышления и речи, в которых встречается данная конструкция. Наиболее типичными являются такие глаголы, как: sagen, zei gen, feststellen, ersehen, konstatieren, nachweisen, begrnden. Если говорить о взаимо заменяемости рефлексивной конструкции с глаголом lassen и пассива, то в большинстве случаев это вполне возможно без значительных изменений в содержа нии, например: 1) Kritisch lsst sich sagen, dass es den Vf. des Handbuchs in den ers ten Kapiteln vor allem um ausgewhlte Darstellungen geht, also weniger um eine erhel lende und begrndende Diskussion bilingualer oder fachsprachlicher Positionen [7, с.

119];

2) Zusammenfassend kann gesagt werden: Mit diesem Buch ist ein Seminar — auf bei den Seiten — gut vorbereitet [7, с. 120].

В поле пассивности входит и рассмотренная выше модель «sein + zu + Infini tiv» (21 %): An diesem Punkt ist auch darauf hinzuweisen, dass redeeinleitende Verben es ermglichen, expressive und emotional gefrbte uerungen bzw. Momente in die in direkte Rede einzubringen [6, с. 642]. Что касается взаимозаменяемости конструкции с модальным инфинитивом и пассива, то в ходе настоящего исследования были от мечены случаи их параллельного употребления при выражении аналогичного со держания. Выделен ряд глаголов мышления и речи, наиболее употребительных в данной конструкции в научном тексте: sehen, festhalten, hinweisen.

Ядерной моделью поля актива для стиля научной литературы является, с точки зрения В.К. Гречко, конструкция с местоимением man (около 7 % всех рассмотренных предложений). Особенностью данной конструкции в научной ли тературе является тот факт, что «обобщенно-личный деятель — это не «всякий, каждый, все человечество в целом», а специалист в данной области» [1]: Als Lehre rin und Lehrer muss man sich heutzutage immer wieder — und «immer fter» — fragen, ob es denn irgendwelche elektronischen Programme gibt, die den Unterricht erleichtern und vielleicht auch interessanter und ergiebiger machen knnten [7, с. 94]. Также сле дует отметить, что конструкция с man и пассив могут в ряде случаев выступать как синонимы.

Если говорить о категории лица, то в проанализированном нами материале встречается довольно большое количество предложений, где глаголы мышления и речи употребляются с личными местоимениями первого лица единственного и множественного числа (около 23,8 % всех рассмотренных предложений), что в це лом не характерно для научной речи, ведь многие исследователи отмечают безлич ность изложения как одну из типичных черт научного стиля. Например: 1) Schlie lich muss ich feststellen, dass die Noten im Durchschnitt zu gut ausgefallen sind [6, с. 56];

2) Wir sehen in Abb. 6, dass die TZ nicht die Zeit ist, ber die eine Aussage ge macht wird, sondern die Zeit, die durch das Tempus des Finiten Verbs festgelegt wird [7, с. 109]. Употребление первого лица множественного числа, по мнению Г.Г. Матве евой, подразумевает участие отправителя вместе с получателем, и сущность его в том, что автор как бы рассчитывает на «со-действие» читателя, на сближение чита тельского восприятия с авторским, а следовательно, и вовлечение получателя в свою сферу отношений, оценок и т.п. [2]. Это, а также указанные выше особенно сти употребления форм наклонения, позволяет сделать вывод о том, что научному изложению не чужда и определенная доля субъективности.

Таким образом, употребление глаголов мышления и речи в научном тексте оказывает влияние на особенности реализации грамматических категорий времени, наклонения, залога и лица. При этом они используются в разных структурах, способствующих созданию связности текста.

Список использованной литературы 1. Гречко, В.К. Синтаксис немецкой научной речи. — Ленинград : Изд-во ЛГУ, 1895. — 164 с.

2. Матвеева, Г.Г. Актуализация прагматического аспекта научного текста. — Ростов, 1984. — 132 с.

3. Троянская, Е.С. Общая лингвистическая характеристика научного текста // Вопросы лингви стики и методики преподавания иностранного языка. — Вып. 5 : Проблема языка науки. — М. :

Изд-во МГУ, 1981.

4. Informationen Deutsch als Fremdsprache. — 2003.

5. Informationen Deutsch als Fremdsprache. — 2004.

6. Informationen Deutsch als Fremdsprache. — 2005.

7. Deutsch als Fremdsprache. — 2003. — Heft 2.

В.С. Корзан, студентка факультета иностранных языков Научный руководитель И.М. Шеина (факультет иностранных языков, кафедра английского языка и методики его преподавания) ВНУТРЕННЯЯ ФОРМА СЛОВА В ЯПОНСКОМ, РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ КАК ОТРАЖЕНИЕ ЯЗЫКОВОЙ И КУЛЬТУРНОЙ КАРТИН МИРА (СОПОСТОВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ) Психология, логика, философия, исследуя человеческое мышление, возник новение в нем обобщений, обращают внимание на язык, как на средство матери альной реализации мыслительной деятельности человека. Они не исследуют язык, как собственно явление, но рассматривают речь, как продукт сознания и обобще ния. Лингвистика отличается бурным развитием различных отраслей знания, реша ющих фундаментальные вопросы трихотомии «действительность — сознание — язык». В центре внимания исследователей находится деятельность человека, обес печивающая ему ориентацию в мире, его практическое освоение, познание и пони мание процессов, происходящих во внешнем и внутреннем для него мире.

В семантике слова постоянно взаимодействуют два основополагающих нача ла:

1) отражение действительности;

2) принципы отражения этой действительности.

Проблема отражения действительности языком является основой для иссле дования мотивации производного слова. Она восходит к концепции В. Гумбольдта о внутренней форме языка.

В учении А.А. Потебни была развита идея внутренней формы в языке. По скольку человек воспринимает тот или иной предмет сразу несколькими органами чувств, направленными на восприятие различных признаков предмета, то этот предмет в совокупности своих признаков образует для мысли постоянную величи ну, чувственный образ предмета, в котором преобладает какой-нибудь признак.

Для языкознания последних двадцати лет характерен бурный рост различ ных теорий, сочетающийся с экстенсивной деятельностью в описании многочис ленных языков. Это привело к качественному изменению методического арсенала лингвистики в конце 1980-х годов. Сегодня фундаментальные теории имеют непо средственное отношение к исследованию и моделированию человеческой духовной деятельности.

Исследуя языки, далекие по своему происхождению, мы получаем богатый материал для сравнительного анализа языковых явлений в целом. Получая возмож ность оценивать сходные явления окружающего мира через призму совершенно новых концептуальных подходов отличного языка, мы начинаем по-другому вос принимать собственно знакомые понятия, открывая в них еще не изученные сторо ны.

Именно поэтому целью нашей работы стал сопоставительный анализ японского и английского языков и изучение отражения языковой и культурной кар тин мира в этих языках.

Специфика каждого конкретного языка в сфере создания лексических еди ниц, способных выполнять номинативную функцию, в конечном счете вытекает из особенностей его грамматического строя. Однако основные способы номинации (деривация, семантический перенос, композитообразование и т.д.) являются уни версальными и занимают центральное положение в системе номинативных средств любого языка.

Мотивация необходима в момент освоения слова, его смысла, без которой может и не возникнуть понимания прямого и переносного значения слова. Несо мненно, усвоению и пополнению содержания изучаемого слова способствует уме ние сличать его с уже известными лексическими элементами. Мотивация наглядно выражает основную гносеологическую функцию слова — языковую фиксацию зна ний.

Без сравнения изучаемого языка с другими невозможно выявить его своеоб разие не только в теоретической лингвистике, но и в практическом овладении ино странным языком. В самом общем виде это позволяет сделать общая типология языков.

Развитие мотивированности слова — естественное явление в языке, как и де мотивация. Мотивация облегчает понимание слова, которое обрастает целым кру гом ассоциаций. Но мотивация нередко накладывает ограничения на его употреб ление.

В. фон Гумбольдт характеризовал язык как «постоянную работу духа», по нимая под духом (Geist), в соответствии с философской терминологией своего вре мени, не некую мистическую сущность, что неоднократно утверждалось его интер претаторами, а скорее то, что сегодня могло бы быть названо когнитивной способ ностью.

Развивая идеи В. фон Гумбольдта, А.А. Потебня вводит в лингвистику поня тие «внутренней формы слова» как осознаваемой говорящими на некотором языке мотивированности значения слова (или словосочетания) данного языка значением составляющих его морфем или исходным значением того же слова, то есть как об раза или идеи, положенных в основу номинации и задающих определенный способ построения заключенного в данном слове концепта.

А.А. Потебня писал: «В слове мы различаем: внешнюю форму, то есть чле нораздельный звук, содержание, объективируемое посредством звука, и внутрен нюю форму, или ближайшее этимологическое значение слова, тот способ, каким выражается содержание. При некотором внимании нет возможности смешать со держание с внутреннею формою» [1, с. 162].

Язык культуры — это универсальная форма осмысления реальности, в кото рую организуются все вновь возникающие или уже существующие представления, восприятия, понятия, образы и другие подобного рода смысловые конструкции (но сители смысла). Язык фиксирует значимые для человека представления, его отно шения к ним. Собственно языковая картина мира отражается в языке в виде мате риальных или идеальных символов, которые выражают смысл объекта, то есть в наглядно-образной форме передают абстрактные идеи или понятия, связанные с этим объектом.

Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и устройства мира, или языковую картину мира. Совокупность представлений о мире, заключенных в значении разных слов и выражений данного языка, складыва ется в некую единую систему взглядов, или предписаний, и навязывается в каче стве обязательной всем носителям языка, так как представления, формирующие картину мира, входят в значения слов в неявном виде: человек принимает их на веру, не задумываясь, и часто даже сам не замечая этого.

По сути, картина мира является отражением действительности в виде об разов, схем, понятий и т.д. Знаковым выражением этих схем и образов является язык.

Анализируя способ мотивации, мы идем от предмета, понятия, явления к слову. Однако понятия, вырабатываемые в народном сознании и отражаемые в обиходном языке, существенно отличаются от научных понятий, четко ограничен ных и четко определенных. Вокруг относительно постоянного ядра такого понятия образуются сильно изменяющиеся элементы представлений и ощущений. При переходе от одного языка к другому изменения в наименовании часто не ограничи ваются лишь заменой одного способа номинации другим.

Мы знаем, что различия в мотивации связаны с изменением объема или гра ниц самого обозначаемого понятия. Например, рассматривая цвета, мы замечаем, что японское « » полностью соответствует английскому «verdure», русскому «зеленый» и немецкому «grn», восходящему к понятию «зелень» (листва). Однако употребление английского эквивалента с данным узким значением ограничено (поэтич.), а русское понятие значительно шире, так как уже потеряло непосред ственную привязку к цвету листвы, а потому русское «зеленый» является полным эквивалентом английского «green» и немецкого «grn» в отношении цвета.

Японское «» дополняет «» по отношению к другим предметам, в русском языке соотносимым с зеленым цветом. В то же время, японское «» в своем пер вом значении переводится, как «синий» или «голубой». Поэтому мы можем ска зать, что японское слово в данном случае шире, чем русское и английское, то есть японское понятие охватывает весь цветовой спектр от бледных, едва различимых оттенков до насыщенного цвета, тогда как русский и английский эквиваленты охватывают всего лишь малую часть спектра и уточняются в языке при необходи мости (light green — светло-зеленый).

зеленый verdure, green Grn зеленый ( -зелень) (о растит.) зеленый (цвет) green grn зеленый – сильный + – – – свежий + + – – молодой + – + + незрелый + + + + бледный + – + (нездоровый) + голубой – – – Что касается междометий, они так или иначе характеризуют эмоциональное состояние человека и связаны параллельно с мимикой и жестами, поэтому легко угадываемы.

удивление Why? Ну-у?

сильное удивление Да?

понимание Uhm А-а-а… задумчивость Well… Эм-м… Ономатопеи, или звукоподражательные слова, составлены по законам звуко вого строя языка и отличаются фонетически.

гром thunder бабах!

шелест rustle болтать бла-бла-бла Однако за счет высокой продуктивности в японском языке словообразования путем сложения основ и использования суффиксов в основном в качестве формо образующих, мы можем сделать вывод, что основной пласт лексики будут состав лять простые и сложные слова, тогда как в английском и русском языках будет большое количество производных слов (из-за высокой продуктивности словообра зующих суффиксов) и словосочетаний.

простые mother мать hand рука day день производные long- length длинный- длина - cold- coldness холодный- холод сложные airport аэропорт forest park лесопарк словосочетания new car новая машина classroom классная комната В отношении семантических типов встречаются расхождения в объеме поня тий.

лес – – forest посадка wood лесок grove перелесок copse роща forest лес forests леса mountain forests горные леса Итак, конкретный признак, связывающий наименование с его источником, определяет внутреннюю форму. Эти признаки разнообразны и ими могут быть внешние черты предмета, его назначение и функции, материал, способ изготовле ния, различные связи с уже известными предметами (понятиями).

машина car автомобиль (узкое значение) (сам+управлять+механизм) automobile (сам движется) газета newspaper газета new+listen словарь dictionary словарь (слово) sign+write вопрос question вопрос Question+theme В связи с иероглифическим письмом в японском языке преобладает на именование по внешним чертам предмета, а также по ситуации, связанной с его ис пользованием или наблюдением, тогда как в английском и русском языках большее внимание уделяется назначению и функции предмета.

Говоря о внутренней форме слов в японском языке, нельзя не упомянуть об иероглифическом характере написания слов. Отсюда мы должны учитывать тот факт, что в этом языке, в отличие от английского и русского, слова обладают не только внутренней формой с точки зрения выделения отдельных смысловых компонентов в фонетически репрезентуемой форме слова, но и с точки зрения смыслового содержания иероглифического символа, состоящего из определенных компонентов или частей, которые также обладают тем или иным значением, кото рое и мотивировало возникновение иероглифического знака как единой структур ной общности для выражения того или иного понятия.


Исходно иероглифы, то есть простейшие формы выражения объектов действительности — изобразительные.

Например, в данном случае мы имеет дело с исходным иероглифом, изна чально представленным как рисунок и позже разившемся в полноценный знак с присущим ему значением.

Указательные иероглифы — знаки, произошедшие от схематического изображения абстрактных понятий ( — верх, — низ, — середина).

Смешанные иероглифы по типу «смысл» + «смысл» — знаки, состоящие из идеографических компонентов ( — лес).

Смешанные иероглифы по типу «смысл» + «звук» — знаки, сочетающие в себе фонетический и идеографический компоненты ( — белый, - бить, — нажимать).

В более сложных словах, определяющих явления действительности по ассо циативным связям, мы наблюдаем определенные сходства и различия, например, рассматривая семантическое поле «Растения»:

cactus Кактус (заимствование) Отшельник + ладонь daisy Маргаритка Птенец + хризантема Forget — me — not незабудка Chinese, translted Lily-of-the-valley ландыш Bell + orchid Touch-me-not Phoenix + flower Таким образом, мы видим, что в некоторых случаях мы сталкиваемся с явны ми полными совпадениями во внутренней форме некоторых слов. Каждый язык фор мирует свою картину мира, которая, переплетаясь с особенностями культуры той или иной языковой общности, приобретает свою неповторимую окраску. Поэтому нам бывает трудно выявить, являются ли слова заимствованиями, и, если являются, каково было направление заимствования.

Стилистическое многообразие современного японского языка не менее зна чительно, чем в языках Европы: четко разграничиваются книжная и разговорная речь, выделяются различные функциональные стили, развита градация речи по сте пени вежливости, существуют просторечия и жаргоны. Заметны расхождения меж ду мужской и женской речью, почти отсутствующие в европейских языках. Все это необходимо учитывать, чтобы не показаться невежливым. Именно в японском язы ке изучение культурного компонента играет столь очевидную роль.

Межкультурная коммуникация — общение, осуществляемое в условиях столь значительных культурно обусловленных различий в коммуникативной компетенции его участников, так что эти различия существенно влияют на удачу или неудачу коммуникативного события. Поэтому при изучении иностранного язы ка необходимо обращать особое внимание на культурное своеобразие страны изу чаемого языка, обращаться к более глубокому изучению лексики, как содержащей культурно-обусловленные, а значит, так или иначе стилистически мотивированные единицы.

Список использованной литературы 1. Потебня, А.А. Мысль и язык // Эстетика и поэтика. — М. : Искусство, 1976. — С. 35—220.

А.А. Мысовских, студент факультета юриспруденции и политологии Научный руководитель В.С. Авдонин (факультет юриспруденции и политологии, Центр европейской политики и права при РГУ имени С.А. Есенина, кафедра политологии) ПРОБЛЕМА ВЛИЯНИЯ ПРЕДВЫБОРНОЙ АГИТАЦИИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ОБЪЕКТИВНОГО ОБРАЗА ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПАРТИЙ У ИЗБИРАТЕЛЕЙ (НА ПРИМЕРЕ ОПЫТА РЕГИОНАЛЬНЫХ КАМПАНИЙ ПО ВЫБОРАМ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В 2006—2007 ГОДАХ) Избирательный процесс современной России, несмотря на постоянное совер шенствование законодательства о выборах, неизменно характеризуется двумя про тивоположными тенденциями. С одной стороны, как отмечают эксперты, ряд проблем в российской политике заметно тормозят процесс партийного строитель ства. Большинство политических партий на данный момент не закрепились в обще ственном сознании россиян в роли «главных строителей политического про странства», не обладают устойчивой структурой и, что самое главное, не распола гают необходимыми инструментами и ресурсами для лоббирования интересов своих избирателей.

Однако, с другой стороны, усилиями подобных политических субъектов на чало любой предвыборной кампании в стране сопровождается максимальным за полнением информационного пространства различной агитационной продукцией, в центре которой содержатся громкие, а порой и откровенно популистские обещания в корне изменить либо укрепить (в зависимости от субъекта) существующий курс социально-экономического и политического развития страны (региона, муниципа литета). Доведение подобной информации до рядового избирателя приобретает с каждыми новыми выборами все новые формы, повышается качество «информаци онного продукта», совершенствуется система манипуляции общественным созна нием через средства массовой информации в целом.

Другими словами, центральная тема предвыборной кампании каждой поли тической партии, «охраняемая» в период выборов всеми доступными средствами и способами, после подсчета голосов и подведения итогов отходит на второй план. И главная тому причина — «неизбежное осознание факта отсутствия ресурсов и воз можностей» для выполнения обещаний, данных ранее избирателям в лучших тра дициях красноречия. В результате мощные «информационные волны» до выборов сменяются «информационным затишьем» после выборов. Громкие предвыборные лозунги и обещания вместе с армией партийных ораторов уходят в тень, а избира тели, еще недавно с гордостью и уверенностью в своем выборе выполнившие на избирательных участках свой гражданский долг, после выборов вновь возвращают ся к своим проблемам — до следующей предвыборной кампании.

Сказанное выше логично формулирует актуальность выбранной темы. Каж дые два года в России на федеральном, региональном и местном уровнях проходят важные выборные кампании — рядовые жители формируют органы власти на несколько лет вперед. От качества работы этих структур в последующие годы зави сит «качество жизни» каждого. Поэтому, принимая то или иное решение в день го лосования, избиратель тем самым определяет, в первую очередь, свое будущее.

Проблема вся в том, что принять такое решение крайне сложно: до выборов объек тивно оценить потенциал политических партий простому гражданину не представ ляется возможным. Постоянные скандалы, интриги, судебные процессы, популист ские заявления кандидатов и все это на фоне «мощной наглядной агитации», порой до предела оскверняющей облик города, — именно это видит рядовой гражданин в течение 2—3 месяцев перед днем голосования.

Как следствие, различные социологические службы в России, проводя иссле дования, неизменно фиксируют низкий уровень политико-правовой культуры насе ления, что особенно обращает на себя внимание в период выборов. Среди победи телей в большинстве случаев оказываются те политические силы, которые имеют большие финансовые возможности, чем их конкуренты. Поэтому, на наш взгляд, крайне необходимо раскрыть те проблемы, которые мешают рядовым избирателям объективно оценить потенциал российских партий перед выборами.

В итоге, на основе изученного материала нами сделаны следующие выводы:

Во-первых, неточность некоторых формулировок в избирательном законода тельстве создают почву для субъективной оценки различных спорных ситуаций.

В частности, общепринятый подход трактует предвыборную агитацию как деятель ность, призывающую к голосованию за какую-либо партию или кандидата. Феде ральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» предвыборной агитацией называет деятельность, побу ждающую к голосованию. Между подобными формулировками существует большая разница: «побуждать к голосованию» можно различными способами, например, выражением лидером партии своей точки зрения в СМИ по актуальной проблеме. Другими словами, подобные неточности дают возможность контролиро вать информационные потоки в средствам массовой информации (СМИ). Проблема автоматически исчезла бы, если федеральные законодатели приняли закон «О по литической рекламе». Однако в этом случае все участники избирательных кампа ний оказались бы в равных условиях, что на данный момент устраивает только оп позиционные силы [2, с. 36—39]. В результате избиратели, после ознакомления с предвыборными презентациями партий в средствах массовой информации уже не вольно по-разному оценивают их возможности.

Во-вторых, использование на выборах технологии «паровозов» некорректно по отношению к избирателям. Население, доверяя отдельным авторитетным лично стям, голосует за ту партию, чей список они представляют. А после выборов в региональном парламенте депутатские кресла занимают люди, которые местным жителям не знакомы и которые часто даже не имеют никакого отношения к данно му региону. Несомненно, итоги выборов были бы другими, если нынешние депута ты законодательных органов от победивших партий заранее были бы зарегистриро ваны в их списках первыми номерами.

В-третьих, значительные «информационные перекосы» на выборах создает административный ресурс. Формы его применения могут быть различными: от дав ления на местные СМИ до использования помещений, связи, автотранспорта, пред назначенных для выполнения чиновниками своих непосредственных обязанностей [3]. С помощью административного ресурса на выборах активно стала использо ваться технология создания «информационных поводов». Многочисленные визиты федеральных и региональных политиков на заводы, предприятия, школы, больни цы и прочие социальные объекты, широко освещаемые «своими» местными, а то и общероссийскими средствами массовой информации, стали главным сопровожде нием всех избирательных кампаний в стране. Подобные перекосы на информаци онном поле ставят политические партии в неравные условия перед избирателями.


В-четвертых, образ политических партий на выборах искажает применение нелегальных избирательных технологий (черных PR-технологий). Причем борьбу друг с другом с помощью подобных приемов вели, как показали осенние и весен ние выборы, оппозиционные «Единой России» партии. Претендовать на нишу, за нятую партией власти благодаря своим административным инструментам, никто не решился. Осталось одно — всеми законными и незаконными способами бороться друг с другом за оставшиеся протестные голоса. «Вершиной» такой борьбы можно считать мартовские выборы, когда неизвестными лицами был создан фальшивый Итеренет-сайт, а позже организован и целый митинг антитатарской направленно сти в Самарской области якобы от имени «Справедливой России» [4]. Однако на деле подобная борьба методами черного пиара, с одной стороны, «ставит крест» на дальнейшем сотрудничестве политических партий, что, как показывает опыт, мо жет заблокировать работу целого парламента, а с другой, только усиливает безраз личное отношение избирателей к выборам. А это уже негативно сказывается на ре зультатах именно мелких партий — их электорат «остается дома». «Единая Россия» своих избирателей в любом случае приведет на участки.

В-пятых, активное вмешательство правосудия в избирательные кампании значительно ограничило возможности многих партий в организации эффективной предвыборной агитации. Под предлогом устранения нарушений действующего за конодательства о политических партиях и предвыборной агитации, суды либо запрещали партиям использовать какие-либо агитматериалы, либо и вовсе снимали с выборов списки политических партий. Так, именно суды во многих регионах ре шали, какой материал является агитационным, а какой информационным. Подоб ная практика имела место не во всех регионах, в ряде субъектов партиям удавалось отстаивать свои позиции, но такие случаи были единичными. В остальных эпизо дах некоторые партии вынуждены были ограничить свое присутствие на информа ционном поле. Проиграли от такой политики, как и следовало ожидать, не столько партии, сколько их потенциальные избиратели, которым оказалось трудно в новых условиях принять объективное решение о поддержке той или иной партии.

В-шестых, определенной проблемой для политических партий стали послед ние изменения в российском избирательном законодательстве. Если объективно подходить к принятым поправкам, то, с одной стороны, нельзя не согласиться с необходимостью ужесточения требований к партиям или кандидатам, в какой-то степени причастным в прошлом к экстремизму. Кроме того, в теории положитель но влиять на ход предвыборных кампаний должна и отмена контрагитации. Прак тика показывает, что многие мелкие партии в прошлом набирали политические очки не благодаря собственным конструктивным предложениям или инновацион ным проектам. Вся агитация основывалась на критике действующей власти, осо бенно в период принятия сложных законов. С отменой контрагитации политиче ские партии будут вынуждены сосредотачивать все внимание на продвижении в народ собственной программы, которая поможет выделить их из общей массы дру гих партий. Однако, с другой стороны, рост применения черного пиара на мартовских выборах, по сравнению с октябрьскими, эксперты посчитали прямым следствием запрета вести на телевизионных каналах легальную контрагитацию и расширения трактовок «экстремистской деятельности». Последние были расшире ны до такой степени, что из публичного обсуждения исчезли такие острые темы, как борьба с коррупцией, национальные проблемы и т.д. [4]. Поэтому, несомненно, правы и те исследователи, которые считают, что избиратели имеют право на полу чение полной информации о кандидатах без всяких ограничений. Если кандидат распространяет сведения, не соответствующие действительности, то это уже забота правоохранительных органов.

В-седьмых, не прибавили популярности политическим партиям у избира телей и выбранные в марте стратегии предвыборных кампаний. В частности, по стоянное использование партиями обещаний и лозунгов, реально не имевших ника кого отношения к компетенции и полномочиям избираемых органов, создавало у граждан эффект завышенных ожиданий в отношении избираемых органов, которые заведомо не могут быть удовлетворены. Неизбежное в такой ситуации разочарование избирателей в невыполнении партиями своих предвыборных обещаний будет вести к подрыву доверия к представительным органам власти в целом [1, с. 32—34].

В-восьмых, некорректно было со стороны «Единой России» создавать в ряде регионов на выборах местных законодательных органов у избирателей иллюзию выборов губернаторов, как это в большей степени имело место в Томской области, где основными лозунгами партии стали «Кто будет губернатором? Решаешь ты марта» и «Голосуя за Кресса, ставим галочку здесь. «Единая Россия» и т.д. Со сто роны же других партий, в частности, «Справедливой России», СПС, «Яблока», «Патриотов России» и ЛДПР, корректным сложно назвать проведение предвыбор ных кампаний в регионах «по единому шаблону», без привязи к местным пробле мам [4]. С одной стороны, это логично объясняется желанием «обкатать» на регио нальных выборах федеральные лозунги в преддверии выборов в Госдуму РФ. С другой, подобный предвыборный ход избирателями может быть истолкован как не желание партий обращать внимание на специфику региональных проблем.

В итоге, раскрыв с помощью вышеуказанных выводов в целом проблему влияния предвыборной агитации на формирование объективного образа политиче ских партий у избирателей, приходим к выводу, что современное избирательное за конодательство в России требует внесения ряда поправок. Их главная цель — сде лать предвыборную конкуренцию политических партий равной и открытой.

На наш взгляд, в Федеральный закон «Об основных гарантиях избиратель ных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» можно предложить внесе ние следующих поправок:

— в определении термина «предвыборная агитация» словосочетание «дея тельность, побуждающая к голосованию» заменить на более точное и правиль ное — «деятельность, призывающая к голосованию», что позволит придать опреде лению агитации жесткие рамки и избежать двойной трактовки в спорных ситуаци ях;

— запретить партиям регистрировать в своих списках лиц, не имеющих це лью в будущем работать в законодательном органе;

в случае же отказа от депутат ского мандата по неуважительной причине, лишать данную партию места в парла менте в пользу следующей по списку победившей партии;

— законодательно закрепить понятие «административный ресурс», дать ему четкое определение и перечислить виды деятельности, которые можно трактовать как использование административного ресурса;

— закрепить в законе норму, которая будет приписывать судам обязанность определять, есть ли в агитационных материалах апелляция к насилию, и отвечает ли он нормам морали;

подобные вопросы не должен решать глава избирательной комиссии соответствующего уровня;

— обязать региональные органы исполнительной власти приостанавливать деятельность своих официальных печатных изданий на время проведения предвы борной кампании, так как часто подобные издания в преддверии выборов выпус кают материалы, где главными действующими лицами выступают лидеры и другие члены участвующей в выборах партии, либо в качестве альтернативы разрешить региональным администрациям выпускать свои издания только в том случае, если материалы, где фигурируют лица, включенные в зарегистрированный список пар тии, будут оплачены соответствующей партией из своего избирательного фонда, как предусмотрено законом;

— закрепить в законе норму, запрещающую политическим партиям и канди датам при проведении предвыборной агитации вторгаться в личную жизнь граждан (данная норма уже давно содержится в избирательном законодательстве европей ских стран);

одна из причин негативного отношения населения к партиям — уста лость населения от агитации, которая часто, формально не нарушая норм закона, слишком настойчиво распространялась среди населения. Новая норма должна чет ко расписать места и время проведения предвыборной агитации (встреч с избирате лями, распространения агитационных материалов, организация различного рода опросов, анкетирования и т.д.).

Кроме того, есть необходимость, по нашему мнению, дополнить и Кодекс об административных правонарушениях нормой об ужесточении наказания за исполь зование неразрешенных агитационных материалов (черного пиара), вплоть до сня тия списка партии или кандидата с выборов.

Наконец, крайне необходимо принятие в преддверии будущих выборных кампаний Федерального закона «О политической рекламе». Данный нормативно правовой акт, несомненно, уравняет возможности политических партий при прове дении ими предвыборных кампаний [5]. Кроме того, самым главным является то, что данный закон станет пособием для избирательных комиссий и судебных струк тур при определении того или иного материала агитационным.

Принятие предложенных поправок позволит существенно упорядочить изби рательный процесс, сделать его более открытым и, самое главное, конкурентным. С одной стороны, возможности политических партий в плане агитационной работы со своими потенциальными избирателями в значительной степени будут уравнены.

С другой стороны, рядовые избиратели смогут более объективно оценить потенци ал российских партий перед выборами. В результате не будут иметь шансов ока заться в числе победителей те политические силы, которые преследуют реализа цию, прежде всего, своих узкокорыстных интересов.

Однако нельзя не принимать во внимание, что предвыборные технологии по стоянно развиваются, поэтому важно изучать опыт каждой политической кампании с тем, чтобы вовремя реагировать на практические нововведения, в том числе неза конные.

Другими словами, законодательство должно отвечать на те вызовы, которые могут помешать избирателям сделать грамотный и осознанный выбор при голосо вании либо которые могут привести к утрате интереса к выборам как институту во леизъявления.

Список использованной литературы 1. Камышев, Д. Избирательный отбор // Коммерсант. Власть. — 2007. — № 6.

2. Кучин, А.С. Субъективный и содержательный подходы к идентификации предвыборной агита ции // Государственная власть и местное самоуправление. — 2007. — № 2.

3. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.ng.ru/politics/2006-10-10/3_kartblansh.html (Административный ресурс на выборах).

4. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.vibori.ru/Regs/monit1006-2.htm (Дирекция программ мониторинга избирательных кампаний).

5. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.medialaw.ru/publications/zip/61/ch2.htm (Комментарий Центра «Право и СМИ»).

Е.В. Бочкарёва, студентка факультета истории и международных отношений Научный руководитель И.Н. Гребёнкин (факультет истории и международных отношений, кафедра Отечественной истории) ЖУРНАЛЫ «ВРЕМЯ» И «ЭПОХА»

В ПЕЧАТНОЙ ПОЛЕМИКЕ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 1860-х ГОДОВ В 1859 году для Ф.М. Достоевского закончились десять лет каторги и скита ний. Полный новых творческих планов и надежд он мог вновь включиться в обще ственную жизнь России. Петербург, в который он вернулся, казался совсем иным.

Необычайный общественный подъем сразу увлек Достоевского. По выражению А.И. Герцена, «Немая страна приучалась к слову, страна канцелярской тайны — к гласности, страна крепостного рабства — роптать на ошейник» [3, с. 329].

Вскоре, в еженедельной газете «Русский мир» началось издание «Записок из Мертвого дома», в основу которых легли личные впечатления писателя от четырех летнего пребывания в омском остроге. Однако уже одновременно с этим, в сентя бре 1860 года Достоевский составил программное объявление об издании соб ственного журнала «Время» на 1861 год. Идея эта возникла у писателя еще до при бытия в столицу. Совместно с братом, Михаилом Михайловичем Достоевским, он планировал издание еженедельника, но позже они добились разрешения на издание ежемесячного журнала. К выбору названия подошли серьезно — «Время» вполне отвечало тому смыслу, который они хотели вложить в линию журнала издатели:

начало 1860-х было действительно особым временем. Учредить новое издательство в момент наивысшего общественного подъема для новичков, ранее этим не зани мавшихся, было трудным делом. Здесь проявился весь талант старшего брата До стоевского — хорошего организатора и управленца. Для своего журнала братья сначала разыскали необходимые кадры. В Петербурге они стали посещать литера турный кружок, который группировался вокруг А.П. Милюкова и собирался по вторникам. Здесь Достоевский знакомится с А.Н. Майковым, Д.Д. Минаевым, а так же с Н.Н. Страховым и А.А. Григорьевым, которых можно считать его идейными соратниками. Именно в этом кружке, оформляется новый взгляд на Россию, оформляется почвенничество как тип мышления.

В литературе о Ф.М. Достоевском существует несколько мнений о его роли в разработке идеологии этого направления. Так, А. Долинин высказывается о Досто евском как об ученике и последователе Н.Н. Страхова и А.А. Григорьева [5]. Но В. Кирпотин отвергает такую точку зрения, указывая на самостоятельную роль пи сателя в идейном оформлении почвенничества: «Не он примкнул к Ап. Григорьеву и Страхову, а Ап. Григорьев и Страхов примкнули к нему, и не потому только, что Достоевский, совместно с братом, был владельцем и редактором журнала, — Фе дор Михайлович Достоевский давал руководящие идеи, увлекавшие каждого по своему, и Ап. Григорьева и Страхова» [14, с. 12]. Даже возникавшие порой разно гласия, не нарушали их идейного единства.

Оформление почвеннических идей у Достоевского можно отнести ко време ни посещения писателем кружка А.П. Милюкова, где в ходе жарких дискуссий вы рабатывался этот подход. Сам А.П. Милюков причину возникновения у Достоев ского взглядов близких славянофильским видел в его первой европейской поездке:

«При личном знакомстве с европейским бытом, последние симпатии его к так на зываемому западному направлению ослабели, вера в необходимость самобытного развития русской жизни укрепилась, и он воротился почти славянофилом» [15, с. 280].

Генетически почвенничество 1860-х годов тесно связано со славянофиль ством, с которым, несомненно, имело много общего. Однако почвенничество при знавало относительную правду и за западничеством. Это выражалось в характер ной для последнего ориентации на свободное развитие личности как основного ис точника творческого обновления жизни. В этом плане и славянофильство, и запад ничество представлялись чисто доктринерскими направлениями, само же почвен ничество претендовало на преодоление противоречия между ними, синтезировало их идеи. От славянофилов с их очень сдержанным, часто негативным отношением к государственному началу (трактовка государства как исполнения чисто внешних функций, учение о негосударственном характере русского народа), почвенничество отличала последовательно государственная ориентация, отчетливо выраженный вкус к осмыслению вопросов мировой политики. Разделяя со славянофилами убе ждение о необходимости сохранения и развития самобытных русских начал, в европейской перспективе, с точки зрения ее способности продолжить историче скую миссию Европы. Вместе с тем почвенничество никогда не стремилось «под морозить» процессы развития, а тем более повернуть историю вспять. Не характер ны для него и мотивы самоизоляции, идеализация своего в ущерб чужому. Сам Ф.М. Достоевский придавал огромное значение почве и давал свое определение:

«Почва есть то, за что все держатся, и на чем все держится, и на чем все укрепля ются» [9, с. 217].

Объявление о подписке на 1860 год на журнал «Время» стало не только про граммным документом, с которым Достоевский входил в публицистику, так он об основал свое собственное направление, которое еще не было основой какого-либо издания. На тот момент это был своеобразный синтез славянофильской и западни ческой идеологий с предпочтением первой. Опорные пункты объявления не утра тили актуальности, так как нас и сегодня продолжает волновать вопрос о специфи ке российского исторического пути развития: «Мы знаем теперь, что мы и не мо жем быть европейцами, что мы не в состоянии втиснуть себя в одну из западных форм жизни, выжитых и тайных Европою из собственных своих национальных на чал, нам чуждых и противоположных, — точно так, как мы не могли бы носить чу жое платье, сшитое не по нашей мерке. Мы убедились наконец, что мы то же отдельная национальность, в высшей степени самобытная, и что наша задача — со здать себе новую форму, нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей, взя тую из народного духа и из народных начал» [10, с. 7]. При этом Ф.М. Достоевский не намерен продолжать бессмысленный спор западников и славянофилов, провоз глашая другие задачи: «Мы говорим здесь не о славянофилах и не о западниках. К их домашним раздорам наше время совершенно равнодушно. Мы говорим о при мирении цивилизации с народным началом. Мы чувствуем, что обе стороны долж ны наконец понять друг друга, должны разъяснить все недоумения, которых нако пилось между ними такое невероятное множество, и потом согласно и стройно об щими силами двинуться в новый широкий и славный путь. Соединение во что бы то ни стало, несмотря ни на какие пожертвования, и возможно скорейшее, — вот наша передовая мысль, вот девиз наш» [10, с. 7, 8]. Идеи всеобщего объединения выражались и в таких мелких деталях, что на виньетке журнала был изображен па мятник Петру I в Петербурге на фоне Красной площади, Кремля и Василия Бла женного как символ общности двух столиц [16, с. 38].

Провозглашая независимость своих позиций и ставя целью не следовать ав торитетам, журнал всегда был подвержен нападкам со стороны самых разных пери одических изданий. В числе «нападающих» были и демократический журнал «Современник», и славянофильская газета «День». С ними Ф.М. Достоевский вел горячую полемику, отстаивая направление своего журнала.

В «Современнике» (1861. — № 12) была опубликована статья М.А. Антоно вича «О почве», направленная против журнала братьев Достоевских и почвенниче ства как идейного направления. Критик охарактеризовал теоретическую платформу «Времени» — призыв к примирению народа и высших классов — как утопию.

Прежде чем думать и мечтать о грамотности народа, необходимо сделать его сво бодным и дать ему кусок хлеба, за что «образованное меньшинство» и должно бо роться — таков основной тезис Антоновича. Между тем, Ф.М. Достоевского не устраивала и позиция славянофильской газеты «День», где идеализировалась до петровская Русь. В результате появилась одна из программных статей, отражавшая взгляды писателя в тот период, направленная и против «Современника», и против «Дня». Главная мысль ее заключена в следующих словах: «Так вот два лагеря тео ретиков, из которых один отрицает в принципе народность и, следовательно, наше чисто народное начало — земство. Другой понимает значение нашего земства по своему и во имя своей теории не отдает справедливости и нашему образованному обществу… Те и другие, как видно, судят о жизни по теории и признают в ней и понимают только то, что не противоречит их исходной точке. А между тем часть истины есть и в том и в другом взгляде… и без этих частей невозможно обойтись при решении вопроса, что нужно нам, куда идти и что делать?..» [2, с. 229].

Ф.М. Достоевский в оценке западничества и славянофильства старается быть тре тьей стороной, критикуя, а иногда высмеивая идейные установки и тех, и других.

Образно Достоевский показывает недостатки славянофилов: «Представьте, что че ловек подошел к безобразной куче сору, где наряду с песком, лохмотьями зарыто много и драгоценностей. Он начинает перебирать кучу;

он с силой отбрасывает лохмотья, песок, разную дрянь... Стоя в стороне, вы не можете не согласиться, что называемое им дрянью действительно дрянь;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.