авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени С.А. ...»

-- [ Страница 2 ] --

вы готовы даже удивляться меткости его приговоров… И вот вы видите, как та же беспощадная рука, которая отметала грязь, с тою же силою и едкою насмешкой отбрасывает и то, что вы считаете золо том… Тут уже невольно приходит в голову: правда ли, что поношенный башмак, из-за которого отвергается и дурное и хорошее, лучше самых лохмотьев в этой куче?.. И вы не можете не пожалеть, что ослепление человека не дает ему возмож ности видеть в куче дряни и хлама действительно хорошее...» [2, с. 226]. Не менее едкими были и выпады против «Современника», о нем как о журнале Ф.М. Досто евский не сказал ничего хорошего, в отличие ото «Дня».

На страницах «Времени» провозглашалось единство сословий в России, от сутствие противоречий между ними. Однако сами произведения Достоевского го ворили об ином. Начиная с «Бедных людей» и продолжая «Записками из Мертвого дома» и «Униженными и оскорбленными», писатель показывал все язвы и противо речия окружающей действительности, в том числе и проблемы взаимоотношений между сословиями. Таким образом, получалось, что утверждения, которые дава лись автором в публицистической форме не подтверждались в его художественных произведениях, скорее наоборот противостояли друг другу. Роман «Униженные и оскорбленные» жестко обличал сословные порядки и социальную несправедли вость — их неизбежное следствие. Неслучайно это произведение вызвало множе ство откликов со стороны демократического лагеря [4, с. 225—276;

21, с. 285—335]. Ф.М. Достоевский не потерял авторитета, который завоевал у про грессивной молодежи.

В целом Достоевский не был последователен в сословном вопросе. Утвер ждая отсутствие социальной напряженности между сословиями, он требовал уни чтожения сословных перегородок. Его идейным противникам даже не приходилось с ним спорить, потому как писатель сам делал выводы диаметрально противопо ложные, что, впрочем, всегда будет оставаться слабым местом в его публицистике.

Единственно реальной программой преодоления препятствий на пути к еди нению всего народа «Время» выделял грамотность, которой предстояло соединить сословия, сблизить дворянскую интеллигенцию с народом. Партиям и идейным направлениям предстояло заняться практически только обучением грамоте, только культурно-образовательной деятельностью в массах. В эпоху перемен и ожиданий столь пассивная программа журнала делала его уязвимым для критики со стороны демократического лагеря и особенно непривлекательным в глазах его наиболее ра дикальной части — молодежи. Хотя, так и или иначе, мысль о том, что народ ну ждается в просвещении, революционные демократы 1860-х годов не отрицали.

Свое реальное воплощение она нашла в деятельности пропагандистов 1870-х го дов.

Органы печати, претендующие на звание либеральных, так же были в поле зрения «Времени». Чаще других критику вызывал журнал «Русский вестник» и его редактор М.Н. Катков. Дерзкая статья «Щекотливый вопрос. Статья со свистом, с превращениями и переодеваниями» была напечатана в журнале Достоевских в октябре 1862 года, и содержала потрясающую по силе сатиру на Каткова, высмеи вала его самолюбие, карьеризм, высокомерие, мелочность, англоманство. Ф.М. До стоевский показывает себя отличным сатириком, в форме драматической мини пьесы с ремарками он от имени нигилистов («с левой стороны») и голосов («с пра вой стороны») задает вопросы, которые были актуальны в общественной жизни:

«Кто, я виноват? — может спросить г-н Катков. — В чем? в том, что от меня сыр бор загорелся? — Хорошо, пусть, но ведь я раскаялся. В том ли, что я преследую теперь моих же последователей? Но чем же другим мог бы я сильнее заявить мое раскаяние, заявить поворот в моих убеждениях?» [13, с. 258]. Достоевский, уличая Каткова в псевдолиберализме, утверждал: он «точно таков же, как и был в самом начале» [13, с. 270]. Заключает свою статью пророчеством в отношении этого ре дактора, что вскоре он встанет на одну тропу, которая будет ему очень выгодна. И действительно, с началом польского восстания, а особенно после него и после при остановки выхода его газеты «Московские ведомости» на два месяца, он занимает позицию, приверженцем которой останется навсегда — ярый «охранитель». Столь резкая и обличительная статья 1862 года интересна в свете будущего сотрудниче ства Достоевского с Катковым.

В итоге Ф.М. Достоевский нажил себе врагов в прессе в лице почти всех направлений. Причастность Каткова к запрещению «Времени» была общеизвестна [2, с. 209]. «Московские ведомости» поместили обличительную статью некоего Пе терсона, который наносил удар в спину «Времени», оклеветав Н.Н. Страхова в под держке восставших поляков в статье «Роковой вопрос». Обвинения потом были по вторены всеми, кому не нравилось свободное направление «Времени» и его об личительные статьи. Но все же не стоит приписывать главную, роковую роль в запрещении этого журнала Страхову. После гонений в отношении «Современника»

внимание властей неминуемо привлек и журнал братьев Достоевских, так как основной состав публицистов демократического лагеря оказался среди сотрудни ков «Времени», в их числе были П.Н. Ткачев, Артур Бенни, Н.С. Курочкин. Насту пившая пора первой реакции в прессе вслед за «Современником» ударила по «Вре мени».

Журнал Достоевских был запрещен по причине «вредного направления», и возродить его было делом крайней сложности. Сам Н.Н. Страхов предпринимал несколько попыток оправдать свою статью, но тщетно — все пресекалось. Как ни странно, но именно в «Русском вестнике» появилась статья Каткова о «Роковом во просе», где была изложена основная часть объяснений Страхова. Полностью оправдывая и снимая с автора все обвинения в антипатриотизме, Катков однако не упустил возможность вновь задеть своих идейных противников. На этот раз он об винял их в поиске какой-то непонятной правды, народных начал и утверждал, что, философствуя о непонятных материях, они потеряют почву под ногами [17, с. 8].

Таким образом, добившись своего, то есть закрытия «Времени», Катков смог еще и нанести удар по почвенникам, зная об отсутствии у Ф.М. Достоевского возможно сти отвергнуть его.

После продолжительных хлопот и мучений М.М. Достоевскому все же уда ется добиться разрешения на возобновление журнала, но под новым названием. Его выбор проходил непросто, варианты «Правда» и «Почва» не были пропущены, и пришлось остановиться на другом предлагавшемся варианте — «Эпоха». Так сохранялась преемственная связь между двумя журналами. Новое издание также обязалось рассчитаться с долгами «Времени» своим подписчикам.

Созданная уже в совершенно других обстоятельствах «Эпоха» не пользова лась прежним успехом. Этот период жизни для Ф.М. Достоевского стал самым тя желым после возвращения с каторги. Невзгоды не исчерпывались денежными проблемами и трудностями с журналом. 15 апреля 1864 года умерла жена Ф.М. До стоевского Мария Дмитриевна, а чуть позже 10 июля скончался его любимый брат и самый близкий человек Михаил Михайлович Достоевский. Теперь полную ответ ственность за журнал взял на себя Ф.М. Достоевский. Так как он сам не мог быть редактором из-за своего прошлого, это место официально занял А.У. Порецкий.

Чтобы продолжить выпуск «Эпохи», Достоевский выпросил у своей тетки обещан ные ему по завещанию деньги и сразу пустил их в дело. Но итоги за 1864 год дали понять, что число подписчиков постоянно падало. Ф.М. Достоевский жаловался, что в то время как некоторые журналы теряют меньше 50 процентов спроса, новый журнал потерял около 75 процентов подписчиков. В этой ситуации вылезти из дол говой ямы не представлялось возможным. В начале 1865 года вышел февральский номер «Эпохи». На этом издание журнала из-за финансовых затруднений было прекращено.

Несмотря на всю непродолжительность существования, журнал сыграл опре деленную роль в общественной жизни страны. На его страницах продолжались жаркие споры, но тон высказываний постепенно менялся. Издатели более не допус кали нападок на «День» и «Русский вестник». М.А. Антонович высказался об этом с насмешкой: «Помните… «Современник» когда-то советовал вам не ершиться перед господином Катковым и не грубить ему, говорил: «прихлопнет, и не пикне те». Вы тогда посмеялись над этим благоразумным советом и похвастались так: «В нас вовсе нет настолько слишком уж самоохранительного и виляющего до малоду шия благоразумия». Итак жестоко вы обличили теперь свое хвастовство, как ловко виляете теперь перед «Русским вестником» [1, с. 190]. Критика теперь направлена главным образом на «Русское слово» и «Современник». Последний на самом деле изменил свое лицо после смерти Добролюбова и ареста Чернышевского. Горячие споры, переходящие на личности, и достаточно грубые выпады были связаны с ухудшением отношений между двумя писателями: М.Е. Салтыковым-Щедриным и Ф.М. Достоевским.

Пиком взаимных нападок стало опубликование фельетона Ф.М. Достоевско го «Господин Щедрин, или Раскол в нигилистах». Автор сообщает о странных со бытиях в журнальном мире: «Русское слово», орган неумеренных нигилистов, напал на «Современник» орган умеренных нигилистов» [6, с. 339]. Сатира на Сал тыкова-Щедрина была очень резка, едва ли менее, чем в вышеупомянутой статье «Щекотливый вопрос…» на Каткова. Достоевский пишет о том, на каких условиях сатирик был принят в «Современник» и приводит шесть пунктов, которые явля лись необходимыми условиями для вступления его в должность. Общее направле ние этих пунктов было несовместимо с убеждениями Щедрина, над некоторыми из них он даже подсмеивался. Более комично была выставлена основная идея «Совре менника»: «что прежде всего надо — брюхо;

и что, наконец, если уж очень у этого человека зачешется, то порекомендуйте ему взять ножницы и обстричь себе заче савшееся место. Танцевать хочу — ноги стриги;

рисовать хочу — руки стриги. То скую, мечтать хочу, — голову прочь. Брюхо, брюхо и одно брюхо, — вот, милости вый государь, великое убеждение!» [6, с. 348]. В. Кирпотин, автор монографии «Достоевский в шестидесятые годы», не оценил сатиры фельетона, сравнивая ее с более ранней на Каткова, он заключает, что последняя «сатирическая плеть … по висала в воздухе, ибо она била не по реальному объекту, а по фантомам», «сатира на Щедродарова была пуста», а Достоевскому «и не нужно было разбираться в тон костях оттенков в среде революционной демократии. Он стал вести огонь налево, независимо от взаимоотношений внутри левого лагеря» [14, с. 130]. Не следует все же забывать, что именно М.Е. Салтыков-Щедрин стал первым вмешиваться в дела редакции, написав статью «Литературные мелочи», которая появилась в «Совре меннике» (1864. — № 5). Эта статья начиналась с размышлений сатирика о «дряни» и «дрянных людях», вызванными «Записками из подполья» Ф.М. Достоев ского, содержала далее прямые выпады в адрес А.А. Григорьева, M.M. Достоевско го и H.H. Страхова и завершалась «драматической былью» «Стрижи». В своей из любленной манере Щедрин приводит характеристики сотрудников журнала «Эпо ха»: Страхов — стриж-философ, Григорьев — стриж-эстетик, Данилевский — стриж-беллетрист веселый, а автор «Записок из подполья» — стриж-беллетрист унылый. Поэтому язвительным предположениям Щедрина о том, что «Эпоха» под давлением Каткова желает сравняться с «Русским вестником», Достоевский проти вопоставил взаимоотношения журнала сатирика с «Русским словом» Писарева, об винившего «Современник» в ретроградстве. В ответ на это виновник обвинения — автор «ретроградных» статей Щедрин, должен покаяться (как Страхов, автор «Ро кового вопроса»), чтобы не навлекать более на свой журнал обвинений [17, с. 186, 187]. Следует сказать, что при всех взаимных нападках Ф.М. Достоевский не ставил под сомнение художественный дар М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Столь острая пикировка с представителями демократической мысли вела к тому, что автор «Записок из Мертвого дома» все больше утрачивал свой авторитет в этой среде. Еще один шаг вправо Ф.М. Достоевский сделал, написав «фантасти ческую сказку» в мартовском номере журнала «Эпоха». Она называлась «Кроко дил. Необыкновенное событие, или Пассаж в пассаже. Справедливая повесть» и рассказывала о проглоченном крокодилом чиновнике, который из «крокодильских недр» ведет пропаганду, философствует и поучает. Прогрессивная общественность восприняла это как злостный пасквиль на Чернышевского, находившегося в тот момент в ссылке. Достоевскому приходилось постоянно оправдывать свое произве дение, но делал он это неубедительно. Сам писатель определил свою сказку как «литературную шалость» и негодовал, что ее относят насчет Чернышевского: «Зна чит предположили, что я, сам бывший ссыльный и каторжный, обрадовался ссылке другого «несчастного»;

мало того — написал на этот случай радостный пашквиль»

[8, с. 29]. Сегодня не вызывает сомнений то, что Достоевский намеревался нанести очередной удар по революционной демократии как продолжение полемики. Слиш ком очевидны и мелкие подробности (некоторые из них не попали в окончатель ную редакцию), которые косвенно указывают на Чернышевского: «Для меня нужна только одна сигара, а все прочее вздор» и желание главного персонажа стать авто ром романов «Откуда?», «Почему?», «Как?» [20, с. 49]. Помимо этого само место происшествия — Пассаж — было тем местом, где читали свои лекции П.Л. Лавров и Н.Г. Чернышевский. В современном достоевсковедении фигура идеолога и вождя революционной демократии 1860-х годов уже не считается единственным прооб разом героя «Крокодила». Чуть ранее сама мысль о Чернышевском как о прототипе чиновника и о том человеке, на которого был направлен пасквиль, отвергалась.

Ю.И. Селезнев полностью оправдывает Ф.М, Достоевского и верит в то, что он не метил своим произведением в Чернышевского: «Во всяком случае, как в личность — никоим образом. И не в идеи Чернышевского или «Современника» в целом.

Скорее уж в их вульгаризацию деятелями типа Антоновича и осо бенно Зайцева» [19, с. 357]. Много позже, на страницах «Гражданина» (1873. — № 3. — 8 янв.), где Достоевский даст своеобразный ответ тем критикам, которые ставили его в один ряд с авторами «антинигилистических» романов. Вспоминая ис торию с повестью «Крокодил», которую в демократическом лагере посчитали паск вилем на Н.Г. Чернышевского, автор горячо отвергал эти обвинения и, не затуше вывая своих идейных расхождений с демократическим лагерем и Чернышевским конкретно, недвусмысленно выразил свое сочувствие и уважение к послед нему.

Революционные демократы в лице М.Е. Салтыкова-Щедрина оказались пра вы, почувствовав изменение в отношении Достоевского к Каткову, после закрытия «Времени». Щедрин бросил ему прямой упрек: «вы начнете катковствовать в самом непродолжительном времени» [18, с. 74, 75]. И пророчество нашло подтвер ждение в самом скором будущем.

С прекращением издания «Эпохи» Ф.М. Достоевский в июле 1865 года от правился в Висбаден, откуда осенью предложил редактору «Русского вестника»

повесть, впоследствии переросшую в роман: «Идея повести, сколько я могу пред полагать, не могла бы ни в чем противоречить Вашему журналу;

даже напротив.

Это — психологический отчет одного преступления. Действие современное, в ны нешнем году. Молодой человек, исключенный из студентов университета, меща нин по происхождению, и живущий в крайней бедности, по легкомыслию, по ша тости в понятиях поддавшись некоторым странным «недоконченным» идеям, кото рые носятся в воздухе, решился разом выйти из скверного своего положения» [11, с. 273, 274]. Уже сам факт того, что Достоевский предложил свое произведение Каткову, который уже окончательно перешел на сторону защитников самодержав ной власти, предоставлял общественности делать заключение о его направленно сти.

Роман «Преступление и наказание» начал печататься в «Русском вестнике» в апреле 1866 года и на момент покушения Каракозова на жизнь императора Алек сандра II, увидело свет уже несколько глав. Произведение стало прочитываться со вершенно по-иному, потому как на глазах у людей происходили события, в чем-то перекликающиеся с идеологической канвой романа. Имя Ф.М. Достоевского теперь надолго оказалось связанным с консервативно-охранительным лагерем. Несмотря на это, его взгляды никогда не сводились к той или иной господствующей социаль но-политической доктрине. Деятельность Достоевского в последующие годы про должала доказывать обществу, независимую и самобытную гуманистическую по зицию большого российского писателя.

Список использованной литературы 1. Антонович, М.А. Литературно-критические статьи. — М. ;

Л., 1961.

2. Герцен, А.И. VII лет // Собрание сочинений : в 30 т. — М., 1959. — Т. 18.

3. Герцен, А.И. Новая фаза в русской литературе // Собрание сочинений : в 30 т. — М., 1959. — Т. 18.

4. Добролюбов, Н.А. Забитые люди // Собрание сочинений : в 9 т. — М., 1963. — Т. 7.

5. Долинин, А. Ф.М. Достоевский и Н.Н. Страхов // Шестидесятые годы. — М. ;

Л., 1940.

6. Достоевский, Ф.М. Господин Щедрин, или Раскол в нигилистах // Собрание сочинений : в 15 т. — Л., 1993. — Т. 11.

7. Достоевский, Ф.М. Два лагеря теоретиков (по поводу «Дня» и кой-чего другого) // Собрание со чинений : в 15 т. — Л., 1993. — Т. 11.

8. Достоевский, Ф.М. Нечто личное. Дневник писателя 1873 // Полное собрание сочинений :

в 30 т. — Л. ;

СПб., 1972—1990. — Т. 21.

9. Достоевский, Ф.М. Об издании ежемесячного журнала «Эпоха» // Полное собрание сочинений : в 30 т. — Л. ;

СПб., 1972—1990. — Т. 20.

10. Достоевский, Ф.М. Объявление о подписке на журнал «Время» на 1861 г. // Собрание сочинений :

в 15 т. — Л., 1993. — Т. 11.

11. Достоевский, Ф.М. Письмо M.H. Каткову 10 (22) — 15 (27) сентября 1865 // Собрание сочине ний : в 15 т. — СПб., 1996. — Т. 15.

12. Достоевский, Ф.М. Преступление и наказание // Полное собрание сочинений : в 30 т. — Л. ;

СПб., 1972—1990. — Т. 5.

13. Достоевский, Ф.М. Щекотливый вопрос. Статья со свистом, с превращениями и переодевания ми // Собрание сочинений : в 15 т. — Л., 1993. — Т. 11.

14. Кирпотин, В. Достоевский в шестидесятые годы. — М., 1966.

15. Милюков, А.П. Федор Михайлович Достоевский // Ф.М. Достоевский в воспоминаниях совре менников : в 2 т. — М., 1990. — Т. 1.

16. Нечаева, В.С. Журнал М.М. и Ф.М. Достоевских «Время» 1861—1863. — М., 1972.

17. Нечаева, В.С. Журнал М.М. и Ф.М. Достоевских «Эпоха» 1864—1865. — М., 1975.

18. Салтыков-Щедрин, Н.Е. Апрель 1863 г. // Полное собрание сочинений. — М., 1941. — Т. 6.

19. Селезнев, Ю.И. Достоевский. — М., 1981.

20. Твардовская, В.А. Достоевский в общественной жизни России (1861—1881). — М., 1990.

21. Ткачев, П.Н. Новые типы «Забитых людей» // Люди будущего и герои мещанства. — М., 1986.

Е.В. Мазаева, студентка факультета юриспруденции и политологии Научный руководитель И.В. Пантюхина (факультет юриспруденции и политологии, кафедра уголовно-правовых дисциплин) ПРОБЛЕМА ОТНЕСЕНИЯ БАНДЫ К ФОРМАМ СОУЧАСТИЯ После распада СССР и перехода на рельсы рыночной экономики в начале 90-х годов XX века в стране сложилась крайне напряженная криминальная ситуа ция, произошел резкий всплеск организованной преступности, и, в частности, бан дитизма. Сообразно времени и политической ситуации в стране законодатель по разному квалифицировал и оценивал преступные деяния, в том числе и нападения вооруженных групп (банд) на граждан и организации. В современных условиях та кое криминальное явление, как бандитизм, не только не перестало существовать, но и качественно изменилось [3, с. 42—44]. Но, несмотря на это, Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) 1996 года не содержит легального определения банды, не сформулировано понятие бандитизма, а также цель создания банды, что приводит к ошибкам при квалификации совершенных преступлений. В связи с этим существует необходимость их введения в действующее законодательство.

Пленум Верховного суда предлагает под бандой понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений или одного нападения, но требующего тщательной под готовки, на граждан или организации [13].

Из данного толкования банды вытекает, что обязательным ее признаком является наличие двух и более лиц (группы), заранее объединившихся для совершения напа дения.

Еще одним признаком банды, вытекающим из вышеизложенного определения, яв ляется организованность лиц, объединившихся для совершения нападений.

Об организованности группы могут свидетельствовать такие признаки, как:

распределение функций между ее соучастниками, организованное строение груп пы, планирование преступной деятельности, разработка мер конспирации и на личие организованных единиц, ее осуществляющих, внутренняя дисциплина и т.д.

Следующим признаком банды является ее устойчивость. По мнению М.И. Ко валева «устойчивость группы» предполагает довольно высокий уровень, который выражается в том, что ее предварительная деятельность рассчитана на более или менее длительное существование и преступную деятельность [14]. В судебной практике вывод об устойчивости группы часто обосновывается длительностью и многоэпизодностью преступной деятельности.

А. Мондохонов указывает, что «единственным типовым признаком, характе ризующим банду как форму соучастия, остается признак устойчивости, который автоматически относит эту разновидность преступного объединения к категории организованных групп (ч. 3 ст. 35 УК). Однако понятие устойчивости, по его мне нию, практически идентично понятию сплоченности, которое служит отличитель ным признаком преступного сообщества. Следовательно, понятие банды как устой чивой формы преступного объединения нескольких лиц, по сути, идентично дру гим устойчивым формам соучастия — организованной группе и преступному сооб ществу» [10, с. 17—20].

Заметим также, что довольно часто в качестве составляющего элемента банды на зывается сплоченность — социально-психологическая характеристика вооружен ной группы, отражающая общность участников в реализации преступных целей, ее монолитность, стойкая спаянность, единение вокруг решения конкретных задач в сфере преступной деятельности [9].

Поскольку единого мнения по вопросу элементов критерия устойчивости ни организованной группы лиц, совершающей преступления, ни банды нет, в обоб щенном виде предлагаемые специалистами и Верховным судом РФ они должны оцениваться в совокупности следующих проявлений:

— существование плана преступной деятельности с обозначением ролей и функций, отдельных актов и операций, отражающегося в высокой степени согласо ванности поведения, уровне замкнутости, изолированности банды от общества, го товящей преступление (со своими правилами общения, субординации, дисциплины и т.п.);

— иерархичность, означающая определенную упорядоченность вооружен ной группы в плане взаимоотношений между участниками, а также отношения ли дерства и подчиненности, что проявляется во взаимосвязи в данной вооруженной группе отдельных лиц между собой, ее отдельных членов и всей группой;

— продолжительность существования вооруженной группы во времени, ко торая определяется временем, истекшим с момента формирования группы до мо мента совершения первого из числа запланированных ее участниками преступле ния, или отрезком времени, в пределах которого ею совершались деяния;

— неоднократность совершения деяний, означающая, что участники банды предполагают совершение не одного преступления, после чего банда должна пре кратить свое существование, а нескольких.

Итак, однозначное понимание устойчивости как признака банды или любой организованной группы отсутствует. По этому поводу Е.А. Гришко верно замети ла, что все точки зрения по вопросу устойчивости «в своей основе имеют сходство и отличаются в основном уровнем обобщенности и их количеством» [6, с. 23—27].

По нашему мнению, устойчивость означает стойкость преступных устремлений участников группы, твердое намерение постоянно или временно заниматься пре ступной деятельностью.

Следующим признаком банды, вытекающим из статьи 209 УК РФ, а также поста новления Пленума Верховного суда является вооруженность устойчивой группы, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного ору жия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Использование участника ми нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов, например, пистолета со спиленным бойком, или предметов, имитирующих оружие (модели автомата или пистолета из дерева) не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности, так как отсутствует реальная угроза жизни и здоровью потерпевшего. Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у од ного из ее членов и осведомленности об этом других ее участников. При этом для признания группы лиц бандой нет необходимости применять оружие во время со вершения преступлений, достаточно лишь его наличия при осознании другими чле нами о том, что оно в любой момент может быть применено [8].

Последним признаком банды является цель объединения лиц в группу для совершения нападений на граждан и организации. В пункте 12 Постановления Пле нума Верховного суда РФ от 17 января 1997 года №1 «О практике применения за конодательства об ответственности за бандитизм» обоснованно констатируется, что статья 209 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного элемента со става бандитизма каких-либо конкретных целей осуществления вооруженной бан дой нападений. Это, как разъясняет Пленум, могут быть цели не только непосред ственного завладения имуществом, деньгами или иными ценностями гражданина либо организации, но и цели совершения убийства, изнасилования, вымогатель ства, уничтожения либо повреждения чужого имущества и так далее, при этом де лается вывод о том, что совершенные бандой нападения, образующие самостоя тельные составы преступлений, должны квалифицироваться по совокупности с бандитизмом [12, с. 48—51].

Поэтому специалисты соглашаются с тем, что для констатации наличия в со деянном состава бандитизма достаточно установления цели объединения в банду лиц (в группу) для совершения одного нападения, причем даже только на одного гражданина или на одну организацию [12, с. 48—51].

Согласно буквальному толкованию закона объектом нападения при банди тизме могут быть не только люди, но и организации. В соответствии со статьей Гражданского кодекса (ГК) РФ юридическим лицом признается организация, кото рая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде [5]. Между тем с уголовно-правовой точки зрения организация как юридическое лицо не может подвергнуться насилию, поскольку объект насилия — исключитель но физическое лицо, так как в соответствии со словарем В.И. Даля «нападать»

означает приступать или наступать с насилием на кого-либо [7];

«напасть» по толкованию С.И. Ожегова — броситься на кого-либо с враждебным намерением, а также вообще начать действовать против кого-нибудь с враждебной целью [11].

При нападении вооруженной группой на названные в стптье 209 УК РФ объекты действия виновных следует квалифицировать как бандитизм только в том случае, если создается реальная угроза применения физического вреда людям. Так, например, П. Агапов считает, что если вооруженная группа лиц врывается в офис фирмы в отсутствие ее сотрудников, совершает хищение денег и иных ценностей, то такие действия следует оценивать как бандитизм, если виновные хотя бы допус кали возможность применения насилия как средства достижения своих целей. Если же участники организованной группы, к примеру, взрывают офис фирмы или авто машину с целью устрашения или мести за неповиновение, заведомо зная, что в ре зультате никто не пострадает, состав бандитизма в их действиях отсутствует. В этом случае действия виновных лиц следует квалифицировать как умышленное уничто жение или повреждение чужого имущества по части 2 статьи 167 УК РФ [1, с. 4—7].

Утверждение П. Агапова вызывают сомнения в логичности изложения, так как в данном случае члены организованной группы должны нести ответственность как по статье 209 УК РФ, так и по статье 167 УК РФ.

Термин «нападение» используется при конструировании составов разбоя (ст.

162 УК РФ), пиратства (ст. 227 УК РФ) и нападения на лиц или учреждения, кото рые пользуются международной защитой (ст. 360 УК РФ).

Легального определения понятия нападения «наиболее сложного по своему содержанию и спорного в теории уголовного права» [1, с. 4—7] не существует. Что вызывает самые противоречивые толкования этого понятия в науке и правоприме нительной практике. Пленум Верховного суда РФ в пункте 8 постановления № 9 от 21 декабря 1993 года «О судебной практике по делам о бандитизме» (в послед ствии оно было воспроизведено и в п. 6 постановления № 1 от 17 января 1997 г.) предлагал определить нападение в виде «действий, направленных на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо созда ния реальной угрозы его немедленного применения» [13].

В доктрине уголовного права еще более тридцати лет назад В.А. Влади миров определял нападение как «агрессивное противоправное действие, совершае мое с какой-либо преступной целью и создающее реальную и непосредственную опасность немедленного применения насилия как средства достижения этой цели»

[1, с. 4—7].

Проведенный нами анализ бандитских нападений показал, что банда созда ется для совершения преступлений, причем самых различных, не обязательно свя занных по способу совершения с нападением, например, вымогательство, кража, в ряде случаев грабеж. При этом цель создания банды в данном случае должна рассматриваться в широком смысле. В связи с чем, предлагаем внести изменения в формулировку цели создания банды, указанную в статье 209 УК РФ, и изложить ее следующим образом: «…в целях совершения одного или нескольких преступлений».

Таким образом, к числу уголовно-правовых признаков банды, по нашему мнению, следует относить:

— объединение двух и более лиц, достигших 16-летнего возраста, то есть на личие группы лиц;

— устойчивость группы;

— вооруженность группы;

— цель объединения лиц в группу (вооруженную и устойчивую) — нападе ние на граждан и организации.

Исходя из этого определение банды можно сформировать следующим об разом: «банда — сплоченная вооруженная группа лиц, состоящая из двух и более человек, объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Однозначно понятно, что банда представляет собой сложный вариант соуча стия, то есть является разновидностью организованной группы или преступного со общества (преступной организации). Однако единого мнения по вопросу того, к ка кой форме соучастия следует отнести банду — нет.

По мнению В. Быкова, «банда… является разновидностью организованной группы». Эту точку зрения разделяют и другие авторы (А.И. Дворкин, Э.У. Бабае ва, М.Е. Токарева) [2, с. 52—54]. В свою очередь, Р. Галиакбаров считает, что «бан да относится не к организованной группе, а … к разновидности преступного сооб щества» [4, с. 56—58]. По нашему мнению банда является разновидностью органи зованной группы, так как обладает всеми ее признаками, но в то же время имеет свои особенности, например, наличие оружия.

Чтобы прекратить споры по вопросу отнесения банды к той или иной форме соучастия представляется целесообразным закрепить ее самостоятельно. Ввиду своей значимости этот вопрос должен решаться на законодательном уровне.

Поэтому наше предложение сводится к тому, чтобы банда заняла самостоя тельное место в статье 35 УК РФ как переходная форма от организованной группы к преступному сообществу (организации). Таким образом, в статью 35 УК РФ необходимо включить часть 3.1 следующего содержания: «Преступление признает ся совершенным бандой, если оно совершено сплоченной вооруженной группой из двух и более лиц, объединившихся для совершения одного или нескольких пре ступлений».

Список использованной литературы 1. Агапов, П. Уголовно-правовая характеристика нападения при бандитизме // Уголовное право. — 2005. — № 2.

2. Быков, В. Как разграничить бандитизм и разбой // Российская Юстиция. — 2001. — № 3.

3. Бычков, В.В. История развития бандитизма в России / В.В. Бычков, С.В. Зуев // История госу дарства и права. — 2004. — № 5.

4. Галиакбаров, Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практи ку // Российская юстиция. —2001. — № 7.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. — М. : ИНФРА-М, 2005. — 512 с.

6. Гришко, Е.А. Криминологическая и уголовно-правовая характеристика субъекта организован ных преступных формирований // Криминологический журнал. — 2001. —№ 1.

7. Даль, В.И. Толковый словарь живого Великорусского языка. — М. : Русский язык, 1999. — Т. 2. — 436 с.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебе дева. — М., 1999. — 896 с.

9. Мельниченко, А.Б. Уголовное право. Общая и особенная часть : учебное пособие / А.Б. Мельни ченко, С.Н. Радачинский. — М., 2002. — 438 с.

10. Мондохонов, А. Банда — форма соучастия в преступлении? // Законность. — 2002. — № 11.

11. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. — 4-е изд. доп. — М. : Азбуковник, 1999. — 837 с.

12. Панченко, П. Цели нападения при бандитизме / П. Панченко, В. Кашенин // Уголовное право. — 2007. —№ 3.

13. Постановление Пленума Верховного суда «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Бюллетень Верховного суда РФ. —1997. — № 6. — 93 с.

14. Уголовное право. Общая часть : учебник для вузов / под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. — М., 1998. — 569 с.

М.С. Тихонов, студент факультета социологии, экономики и управления Научный руководитель В.М. Сычёв (факультет социологии, экономики и управления, кафедра национальной экономики) МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА Проблема изучения взаимосвязей экономических показателей является од ной из важнейших в экономическом анализе. В связи с этим большой интерес пред ставляет собой задача построения экономико-математических моделей, позволяю щих делать реальный прогноз динамики численности населения, объема промыш ленного производства, влияния состояния окружающей среды как в отдельно взя том регионе, так и в мире в целом.

Модель Ферхюльста с учетом экологического фактора Рассмотрим уравнение П.Ф. Ферхюльста K x x = rx K и его решение, удовлетворяющее начальному условию [1] Kx x ( 0 ) = x0 K x( t ) =.

x0 + ( K x0 ) e rt Введем влияние экологического фактора на изменение численности популя ции.

Предположим, что экологический фактор не может оказывать существенно го влияния на темп прироста (убыли) популяции r, но может сильно влиять на мак симально допустимую численность популяции К.

Вместе с тем, изменение состояния окружающей среды N происходит про порционально изменению численности популяции. Так как для каждой новой осо би требуется дополнительное вовлечение тех или иных ресурсов, то при постоян ном росте, популяция столкнется с проблемой ограниченности ресурсов и загрязне ния окружающей среды.

Таким образом N = vx, где v — коэффициент пропорциональности. Или, что то же самое:

K x N = rx. (1) K Так как максимально допустимая численность зависит от экологического фактора, тогда уравнение 1 примет вид:

f ( N ) x N = rx (2).

f (N) Тогда уравнение Ферхюльста о допустимой численности населения с учетом экологического фактора запишется в виде следующей системы:

f ( N ) x x = rx, f ( N) (3) N = rx f ( N ) x.

f ( N) Построенная модель опирается на следующий факт: если численность попу ляции уменьшается, то экологическая ситуация улучшается и, соответственно, уве личивается максимально допустимая численность, а если численность популяции увеличивается, то все происходит наоборот.

Модель экономического развития региона Построим модель экономического развития региона. С этой целью введем следующие обозначения:

1. X i — стоимость произведенных товаров, работ и услуг в исследуемой об ласти за i -й промежуток времени (валовой региональный продукт).

2. Li — численность населения занятого в экономике в i -й период време ни.

3. K — максимально допустимая численность населения на данной терри тории.

4. xi — численность населения исследуемого региона в i -м периоде.

5. K 1i — стоимость основных фондов экономики в i -й период времени.

Предположим, что:

1. В качестве производственной функции выступает функция Кобба-Дугла са: X = F ( K 1, L) или F ( K 1, L) = a0 K 1a1 La2.

2. Отсутствует влияние научно-технического прогресса.

3. Динамика численности населения описывается уравнением K x x = rx K, то есть уравнением П.Ф. Ферхюльста о допустимой численности населения.

4. Численность населения занятого в экономике описывается функцией вида:

( xi ).

Li = f 5. Стоимость основных фондов экономики меняются во времени по следую щему закону: K 1i + 1 = g ( K 1i ).

Тогда модель экономического развития региона примет вид:

K x x = rx K L = f (x ) i+ 1 i+ K1i + 1 = g ( K1i ) aa X i + 1 = a0 K i +11 Li + Модель стабильной работы многоотраслевой экономики Пусть экономика состоит из n отраслей, где xi (t ) (i = 1,n) — валовой выпуск i -й отрасли экономики в денежном выражении. Скорость роста валового выпуска x(t ) может быть определена следующей системой дифференциальных уравнений x = A(t ) x + B (t )u + C (t )µ, (4) в которой x — вектор-столбец валовых выпусков, u — вектор-столбец инвести ций, µ — вектор-столбец вложений в научно-исследовательские работы. Элемен ты матрицы A(t ) определяют закон, по которому происходит изменение валовых выпусков в отраслях экономики с течением времени. Матрица B (t ) показывает, как дополнительно вложенные средства влияют на валовой выпуск, C (t ) — матри ца, описывающая связь научной деятельности с изменением валового выпуска.

В экономике критерием качества может выступать суммарная полезность от распределения валового выпуска, инвестиций и вложений в научно-исследователь ские работы за период времени от t0 до t :

t J ( x( t ), u (t ), µ (t ) ) = (, x( ), u, µ ) d. (5) t Стабильность экономики характеризуется постоянством суммарной полезно сти за некоторый отчетный период времени, например, год ( t0 = 0, t = 1 ). Следова тельно, необходимо найти такое управление многоотраслевой экономикой, чтобы критерий качества сохранял свое постоянное значение на промежутке [0 ;

1] при наличии постоянного возмущения. Таким образом, требуется решить задачу управ ления вида:

x = A(t ) x + B (t )u + C (t ) µ, (6) (, x( ),u, µ ) d = d, (7) (t,0,0,0 ) dt = d.

где Будем полагать, что x R n — вектор валовых выпусков, u R m — вектор управления, µ R k — вектор внешних воздействий, (t, x, u, µ ) — s -мерная век тор-функция, матрицы A(t ), B(t ) и C (t ) непрерывны по t [0 ;

1].

Сложившаяся демографическая ситуация в Рязанской области На настоящий момент демографическая ситуация как в России, так и в Ря занской области не является благоприятной. Число жителей России ежегодно со кращается приблизительно на 725 тысяч человек, а суммарное снижение численно сти жителей Рязанской области с 1995 по 2005 годы составило 148,7 тысячи чело век [6].

Основной причиной снижения численности является естественная убыль на селения, которая находится как разница между рождаемостью и смертностью.

Необходимо отметить и то, что пока наблюдается тенденция старения насе ления. В Рязанской области число лиц в возрасте 65 лет и старше в общей числен ности населения увеличилось по сравнению с 1995 годом с 16,0 до 18,4 %. Это го ворит о том, что в скором времени, возможно, возникнут проблемы с пенсионным обеспечением, так как на долю работающего населения будет приходиться все большее количество пенсионеров.

Однако в стране уже начал свою работу проект по улучшению демографиче ской ситуации. Так 2008 год объявлен в России годом семьи, а в трехлетнем бюд жете 2008—2010 годов на меры демографической политики предусмотрено почти 500 миллиардов рублей. Демографическая политика предшествующих лет привела к тому, что в январе — апреле 2007 года в России родилось почти 490 тысяч детей, что на 5 % больше, чем в соответствующем периоде 2006 года. При этом количество умерших сократилось почти на 50 тысяч человек, или на 7 %. Задачей сегодняшнего дня, как указал Президент РФ Д.А. Медведев, должно стать развитие и закрепление этих тенденций на региональном уровне. И полезным при этом будет опыт работы над национальными проектами, «потому что каждый из них — это синтез, сплав ра боты Федерации с одной стороны и регионов, муниципалитетов — с другой».

Прежде всего, необходимо, опираясь на существующую правовую базу, под готовить и принять демографические программы территорий, определив в них не только меры и необходимые финансовые ресурсы, но и ожидаемые результаты.

«Страна у нас большая и различия в социально-экономическом развитии субъектов, в их исторических и культурных традициях значительны, — отметил Д.А. Медве дев. — Поэтому значение демографических программ территорий очень велико» [12].

Что касается Рязанской области, то за семь месяцев (с января по июль) года на свет появились 6082 ребенка, в 2006 году — 5771. Число умерших за тот же период составило 13115 человек, показатель прошлого года — 13412 человек. Та ким образом, разница между абсолютными показателями родившихся и умерших в нашем регионе в 2007 году составила 7003 человека, в 2006 году — 7641.

На тысячу человек в Рязанской области в среднем за 2007 год родилось 9 де тей, в 2006 — 8,4. Умерло 19,3 человека, в 2006 году — 19,6. Кроме того, наблюда ется высокая детская смертность, так на 1000 детей до года в 2007 году умерло 10, детей, в 2006 — 11,6. В 2007 и 2006 годах естественный прирост составил минус 10,3 и минус 11,2 человек соответственно [13].

Приведенные выше количественные данные свидетельствуют о том, что де мографическая ситуация начинает постепенно улучшаться. Однако положительная демографическая динамика ведет, как не парадоксально, к возникновению ряда проблем. Во-первых, в регионе возникнет резкая необходимость в строительстве детских садов, так как многие здания, ранее функционирующие как дошкольные организации и учреждения, были переданы в частные руки. Во-вторых, уже сейчас наблюдается острая нехватка кадров в сфере образования, особенно в сельской местности. В-третьих, сложные жилищные условия многих россиян являются од ной из основных причин нежелания заводить детей. В-четвертых, хотя зарплаты растут, денежные доходы населения все еще остаются на достаточно низком уров не.

Если правительству Рязанской области удастся решить эти проблемы, хотя бы в какой-то мере, то можно ожидать, что убыль населения сменится положитель ным естественным приростом. Для этого необходимо создавать новые рабочие ме ста, обеспечить нуждающихся жильем и разработать целевую программу привлече ния молодых специалистов в село.

В заключение всего выше сказанного можно привести слова Д.А. Медведева:

«В современной России задачи социального развития стали общенациональными, и решать их мы будем также все вместе».

Определение параметров уравнения П.Ф. Ферхюльста о допустимой численности населения и построение соответствующих прогнозов Решение уравнения Ферхюльста имеет следующий вид:

Kx x( t ) =.

x0 + ( K x0 )e rt Требуется определить значения следующих параметров решения уравнения Ферхюльста о допустимой численности населения:

1. x0 — численность населения, проживающего на данной территории в данный момент времени. Данный параметр определяется статистическими данны ми Госкомстата на 1 января 2005 года. Он составляет для Рязанской области 1188, тысячи человек.

2. r — темп прироста (убыли) населения. Эта величина определяется мето дом парной экспоненциальной регрессии [3, 4, 5] по выборкам данных Госкомстата о численности населения Рязанской области с 1982 года по 2005 год, с 1991 год по 2005 год и с 1996 года по 2005 год [7, 8, 9].

Так соответствующий показатель и его характеристики по результатам раз личных выборок составили:

I. С 1982 года по 2005 год:

1) -0,0044479;

2) теснота связи — 0,82673535;

3) уровень значимости — 22,67445 (1,98);

4) полученные значения в среднем отклоняются от фактических на 1,8 %.

II. С 1991 года по 2005 год:

1) -0,008915606;

2) теснота связи — 0,96;

3) уровень значимости — 62,5 (2,43);

4) полученные значения в среднем отклоняются от фактических на 1,1 %.

III. С 1996 года по 2005 год:

1) -0,0124;

2) теснота связи — 0,98;

3) уровень значимости — 94,2 (2,97);

4) полученные значения в среднем отклоняются от фактических на 0,62 %.

3. K — максимально допустимая численность населения на данной террито рии. Максимальная численность населения определяется следующими факторами:

территорией, ресурсами, инфраструктурой, возможностью заработать и обеспечить своих детей и себя, менталитетом, религией, уровнем образования и прочим. Одна ко учет всех факторов невозможен.

Поэтому величину K будем определять двумя способами:

I. Во-первых, ее расчет будем производить исходя из размеров площади Ря занской области и величины плотности населения, которая максимально возможна на Земле. Таким образом, формула для вычисления максимально возможной чис ленности населения Рязанской области примет вид:

Числ. нас. max = Пл. терр. региона * Пл. нас. с max пл.

В качестве некоторого региона с максимально возможной плотностью насе ления следует выбрать местность, удовлетворяющую следующим критериям:

1) данная область должна иметь развитую инфраструктуру, промышлен ность, органы социального обеспечения населения и прочее;

2) в исследуемом регионе темпы рождаемости должны приблизительно рав няться темпам смертности;

3) местность, принимаемая за идеальную, должна иметь различные террито рии по пригодности к проживанию людей, и, следовательно, в силу климатических, географических, экологических и прочих факторов ее заселение происходит нерав номерно;

4) должна сказываться ограниченность в ресурсах, которая не позволяла бы расти численности населения.

Всем этим критериям удовлетворяет Япония, поскольку:

1) страна имеет высокоразвитую инфраструктуру, промышленность и соци альное обеспечение населения;

2) естественный прирост в Японии стремится к нулю (на начало 2008 года здесь наблюдается естественная убыль населения, составляющая минус 1,39 % [14]).

3) Япония имеет значительную площадь, многообразные природные усло вия, а, следовательно, и различные территориальные особенности;

4) данная страна испытывает все возрастающее ограничивающее влияние различных ресурсов;

ограниченность территорией сказывается на отношениях с Россией, а большинство используемых природных ископаемых закупается в других странах.

Поэтому будем считать Японию идеальным регионом, а плотность ее населе ния максимальной. Средняя плотность населения Японии в 2000 году составляла 338 чел./км2, а площадь Рязанской области 39,6 тыс. км2. Тогда максимально воз можная численность населения Рязанской области составляет 13 384 800 человек.

II. Во-вторых, для того, чтобы вычислить максимально возможную числен ность населения Рязанской области необходимо знать:

1. Объем производства ВВП Москвы и ее области.

2. Величину прожиточного минимума в РФ.

3. Площади Рязанской и Московской областей.

При данном способе расчета Москва с ее областью считаются идеальным регионом, так как:

1) данная территория имеет развитую инфраструктуру и промышленность;

2) объемы производства ВВП превосходят все остальные регионы;

3) менталитет, религия и прочие социальные факторы очень схожи с иссле дуемым регионом;

4) территория Московской области относительно велика, следствием чего является ее неоднородность;

5) Рязанская и Московская области схожи по географическому и климатиче скому положению;

6) сходное ресурсное обеспечение обоих регионов.

Исходя из этого можно сделать следующую идеализацию: потенциал Рязани и Рязанской области в производстве ВВП при нынешнем уровне развития науки и техники отличается от Москвы и Московской области лишь величиной площади.

Отношение объема ВВП к величине прожиточного минимума показывает, сколько человек может содержать регион.

Тогда максимально возможная численность населения вычисляется по фор муле:

Числ. нас. max =Пл. Ряз. обл. / Пл. Москвы и Моск. обл. * * ВВП Москвы и Моск. обл. / 12 / Величину прожиточного минимума.

Данный способ расчета максимальной численности населения возможен, по скольку:

1. Объем ВВП в денежном выражении охватывает все производство товаров и услуг в исследуемом регионе.

2. Величина прожиточного минимума подразумевает под собой то количе ство денег, которое необходимо индивиду для проживания.

Так как объем ВВП Москвы и Московской области в 2004 году составлял 3307743,2 миллионов рублей, величина прожиточного минимума — 2405 рублей в месяц, площадь Рязани и Рязанской области — 39,6 тысяч км 2 и площадь Москвы и Московской области — 47,081 тысяч км2, то максимально возможная численность населения Рязанской области составляет 96 401 760 человек.


Подставляя полученные параметры, в уравнение Ферхюльста о допустимой численности населения мы получаем следующие прогнозные изменения численно сти населения Рязанской области:

1.1) При первой выборке: 2.1) При первой выборке:

2006 год — 1184 тыс. чел. 2006 год — 1183,58 тыс. чел.

2010 год — 1165 тыс. чел. 2010 год — 1162,97 тыс. чел.

2025 год — 1095,9 тыс. чел. 2025 год — 1088,76 тыс. чел.

2050 год — 989,1 тыс. чел. 2050 год — 975,35 тыс. чел.

1.2) При второй выборке: 2.2) При второй выборке:

2006 год — 1179 тыс. чел. 2006 год — 1178,37 тыс. чел.

2010 год — 1141 тыс. чел. 2010 год — 1137,58 тыс. чел.

2025 год — 1009тыс. чел. 2025 год — 996,67 тыс. чел.

2050 год — 820 тыс. чел. 2050 год — 799,20 тыс. чел.

1.3) При третьей выборке: 2.3) При третьей выборке:

2006 год — 1175,4 тыс. чел. 2006 год — 1174,33 тыс. чел.

2010 год — 1123,3 тыс. чел. 2010 год — 1118,16 тыс. чел.

2025 год — 946,2тыс. чел. 2025 год — 930,23 тыс. чел.

2050 год — 707,3 тыс. чел. 2050 год — 684,05 тыс. чел.

В итоге, можно сказать:

1. Построены следующие модели:

— учитывающие влияние экологического фактора на изменение численности попу ляции;

— экономического развития региона;

— стабильной работы многоотраслевой экономики.

2. Построен прогноз изменения численности населения Рязанской области.

Список использованной литературы 1. Базыкин, А.Д. Математическая биофизика взаимодействующих популяций. — М. :

Наука, 1985. — 181 с.

2. Гмурман, В.Е. Теория вероятностей и математическая статистика. — М. : Высшая шко ла, 2004. — 479 с.

3. Елисеева, Н.И. Эконометрика. — М. : Финансы и статистика, 2001. — 344 с.

4. Замков, О.О. Математические методы в экономике. — М. : Дело и сервис, 2001. — с.

5. Колемаев, В.А. Математическая экономика. — М. : Юнити, 2005. — 399 с.

6. Мачульская, Н.И. Демографическая ситуация в Рязанской области // Рязаночка. — 2006. — № 5.

7. Российский статистический ежегодник 2005. — М. : Росстат, 2006. — 819 с.

8. Численность населения Рязанской области в 2001 году. — Рязань, 2002.

9. Численность населения Рязанской области в 2003 году. — Рязань, 2004.

10. Рязанский областной демографический ежегодник. — Рязань, 2002.

11. Социальное положение и уровень жизни населения Рязанской области. — Рязань, 2005.

12. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.rost.ru/ 13. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http:// www.rzn.info/ 14. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : https://www.cia.gov/library/publications/the-world factbook/ Е.В. Калашникова, студентка факультета юриспруденции и политологии Научный руководитель И.В. Пантюхина (факультет юриспруденции и политологии, кафедра уголовно-правовых дисциплин) СУЩНОСТЬ ЦЕЛЕЙ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ Уровень развития общества определяется степенью соответствия поведения людей требованиям закона, основанного на принципах гуманизма, демократизма, справедливости, равенства и личной ответственности [7, с. 39, 40]. На пути к циви лизации даже самое демократическое государство вынуждено с помощью норм права оказывать воздействие на поведение граждан, делая его тем самым более предсказуемым и социально одобряемым. Гарантиями соблюдения установленных государством норм права являются различные виды правовой ответственности, в том числе и уголовной, посредством реализации уголовного наказания.

Вопрос об эффективности уголовного наказания в значительной мере зави сит от правильного определения целей наказания. Определение целей наказания — один из наиболее принципиальных вопросов уголовного права, так как их достиже ние оказывает непосредственное влияние на эффективность борьбы с преступно стью.

Исследованием уголовно-правовых проблем целей наказания занимались такие ученые, как Е.Р. Азарян, И.И. Карпец, А.Н. Павлухин, С.В. Полубинская, М.Д. Шаргородский и другие. Значительный вклад в разработку данной проблемы внесли исследования Н.А. Беляева, А.Ф. Мицкевича. Однако, говорить о полном решении этой проблемы все еще рано, поскольку в ней до сих пор остается много спорных вопросов, например: что такое цель уголовного наказания вообще, что представляет собой сущность целей уголовного наказания, достигаются ли право применителем цели, поставленные законодателем перед уголовным наказанием в уголовном законе и т.д.?

Обыденное понимание цели сводится к тому, что это мысленное, идеальное представление результатов каких-либо действий. В юриспруденции цель чаще всего понимают в виде результатов, к которым стремится общество, государство, устанавливая запреты и применяя правовые нормы.

При этом следует отметить, что цели наказания нужно понимать как ре зультаты его применения, но не все, а только желательные для того, кто данное на казание установил и применяет. Таким образом, цель уголовного наказания — это тот конкретный, конечный, реальный результат, к которому стремится законода тель, посредством установления меры наказания за совершение общественно опас ного деяния, запрещенного конкретными уголовно-правовыми нормами Особенной части УК РФ, в определенных пределах (размерах), исходя из степени тяжести со вершенного лицом деяния.

Сущность целей уголовного наказания — это их внутреннее содержание, их суть. В части 2 статьи 43 УК РФ установлено, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и преду преждения совершения новых преступлений. Однако в юридической литературе нет однозначного ответа на вопрос: что же составляет сущность этих целей?

Дискуссия по поводу целей наказания в доктрине уголовного права возникла не один век назад, но особенно обострилась в 70-е годы XX века. Поводом для это го явилось теоретическое обоснование И.С. Ноем сущности наказания и проблем его целей. Он сформулировал приемлемое по тем временам понятие уголовно-пра вовой кары, согласно которому она представляет собой уголовно-правовое послед ствие совершенного осужденным преступления в виде государственного порица ния и принуждения, выраженного в приговоре суда [6, с. 13—18].

Споры по поводу отнесения кары к целям наказания не утихают и в настоя щее время. Заметим, что в русском языке слово «кара» употребляется синонимом слова «наказание» [9].

Мы полагаем, что кара не является целью уголовного наказания. Она есть причинение правонарушителю страданий и лишений в качестве возмездия за со вершенное им преступление, а это, в свою очередь, не является тем конечным ре зультатом, к которому стремится как законодатель, так и правоприменитель. Кара является одним из средств достижения целей, поставленных законодателем перед наказанием, она и есть его сущность, так как кара представляет собой порицание, упрек, осуждение, правоограничения и неблагоприятные последствия применения наказания, которые, безусловно, оказывают активное влияние на процесс достиже ния целей последнего.

Итак, сущность уголовного наказания сводится к справедливой каре винов ного лица за совершенное им преступление. Сущность же целей уголовного наказа ния, по нашему мнению, — это внутренняя основа, содержание того конкретного, конечного, реального результата, к которому стремится законодатель посредством установления меры наказания за совершение общественно опасного деяния, запре щенного конкретными уголовно-правовыми нормами Особенной части УК РФ, в определенных пределах (размерах), исходя из степени тяжести совершенного лицом деяния.

В УК РФ 1996 года закреплена такая цель уголовного наказания как восста новление социальной справедливости. Данная цель в ранее действовавшем уголов ном законодательстве России перед уголовным наказанием не ставилась, но в уго ловно-правовой науке встречалась подобная ей цель, которая формулировалась в виде «удовлетворения чувства справедливости членов социалистического обще ства» [2].

Понятие справедливости имеет, с одной стороны, оценочный характер, а с другой — нормативный. Слово «справедливость» определяется как «беспри страстность», «истинность», «правильность» [9]. Справедливость предполагает со размерность между преступлением и наказанием, а именно между тяжестью причи ненного вреда и мерой воздаяния за него, между заслугами правонарушителя и воз можностью его освобождения от наказания [4, с. 15—17].

Социальная справедливость наказания означает, что избранное наказание за совершение конкретного преступления должно способствовать восстановлению на рушенного баланса прав, свобод и обязанностей в общественных отношениях в связи с совершенным преступлением. Однако следует отметить, что в отношении некоторых видов уголовно-наказуемых деяний вообще невозможно восстановле ние этого нарушенного баланса. Например, никто не может оживить убитого и не всегда возможно полное восстановление здоровья потерпевшего в результате при чиненного ему тяжкого вреда. В данных случаях восстановлению социальной спра ведливости служат более суровые наказания, связанные с лишением значимых прав и свобод осужденного, что скорее удовлетворяет нравственное чувство общества, чем способствует достижению поставленной цели.

По нашему мнению, таким образом восстановить социальную справедли вость с помощью уголовного наказания вообще невозможно, так как:

1) определить достигнута ли данная цель в конкретном случае невозможно;

2) в ряде случаев, вред от совершенного преступления выражается в таком нарушении баланса прав, свобод и обязанностей потерпевшего, которое не подле жит восстановлению никакими средствами вообще, в том числе и уголовно-право выми (причинение смерти, увечья и др.). В то же время цель наказания — восста новление социальной справедливости — должна относиться к любому наказанию, назначаемому за любое преступление.


Более целесообразным в рассмотренном аспекте считаем указание законода теля на удовлетворение чувства социальной справедливости потерпевшего от пре ступления. Исходя из этого, предлагаем формулировку «в целях восстановления социальной справедливости» заменить следующей «в целях удовлетворения чув ства социальной справедливости потерпевшего от преступления».

Законодательно закреплено, что наказание применяется также с целью ис правления осужденного. В широком смысле исправление представляется как част ный случай воспитания и рассматривается как изменение во внутренней «структу ре» личности (в ее сознании, чувствах, воле). В узком смысле исправить лицо, со вершившее преступление, значит заставить его не нарушать уголовный закон в течение срока судимости.

Цель исправления осужденного состоит в таком изменении его личности, при котором он возвращается в общество гражданином, не нарушающим закон и уважающим правила человеческого общежития. От наказания не требуется, чтобы осужденный в результате его применения нравственно переродился, но посред ством его применения преступника можно приучить к труду, дисциплине общежи тия с другими людьми. Чтобы признать цель исправления лица, совершившего пре ступление, достигнутой, необходимо, чтобы он не совершал новых преступлений в течение установленного срока судимости (в узком смысле), либо в течение всей своей последующей жизни (в широком смысле). Мотивы несовершения новых пре ступлений в данном случае не имеют значения. Тем не менее, мы считаем, что в ко нечном счете важно именно сознательное соблюдение закона, а это возможно лишь при изменении взглядов и убеждений преступника, а не только в силу чувства стра ха вновь подвергнуться наказанию.

Однако уголовному наказанию подвергаются лица с уже сложившимися чер тами характера, нравственными установками, с определенным мировоззрением, на выками поведения. Приучение взрослого сформировавшегося человека осуще ствляется совокупностью действующих на него в повседневной жизни психических сил, образующихся из многочисленных социальных и экономических отношений, в которые он включается.

Следует также отметить, что цель исправления осужденного в ряде случаев так и не достигается, что подтверждается статистическими данными о наметив шемся в настоящее время в России росте количества преступлений, совершенных лицами, ранее их совершившими: 2004 год — 434669, 2005 — 517382 [3], 2006 — 23,2 % всех преступлений, в январе—ноябре 2007 года из 1635,4 тысячи раскрытых преступлений 29,9 % было совершено лицами ранее их совершавшими (то есть по чти каждое третье) [10].

Как уже отмечалось, цели, закрепленные в нормативно-правовых актах, должны быть реальными, а не просто декларативными, только лишь порождающи ми правовой нигилизм и правовой идеализм. Исправить же осужденного посред ством применения уголовного наказания, то есть фактически переделать образ его мышления, желания и т.д., невозможно. Поэтому и данную цель перед уголовным наказанием ставить в законе нецелесообразно, так как:

1) исправление как цель наказания, по существу, сводится к удержанию осу жденного от совершения нового преступного деяния, а это уже не что иное, как частная превенция преступлений, которая является составной частью, элементом другой (третьей) цели наказания, обозначенной в части 2 статьи 43 УК РФ;

2) говорить о том, что лицо исправилось в конечном счете можно только в том случае, ели оно в течение всей своей жизни после понесения наказания не со вершает новых уголовно-наказуемых деяний. Таким образом, фактически говорить о том, что лицо исправилось можно только после его смерти.

На основании изложенного мы полагаем, что исправление осужденных как цель уголовного наказания следует заменить целью коррекции поведения осужден ного за совершение преступления лица до степени соблюдения требований уголов ного закона.

Третьей целью уголовного наказания, закрепленной в УК РФ 1996 года, яв ляется предупреждение совершения новых преступлений. Предупредить преступ ление — значит предпринять определенные меры (или их комплекс), препятствую щих его совершению. Из законодательной формулировки данной цели вытекает только частное предупреждение, хотя как результат применения уголовного нака зания, существует и общее. Кроме того, полагаем, что использование законода телем термина «преступление» в части 2 статьи 43 УК РФ во множественном числе является неудачным, так как указывает на то, что как минимум одно преступление уже было совершено, за которое лицо понесло наказание. Поэтому формулировка действующего уголовного закона требует коррекции.

Деление целей предупреждения преступлений на общее и частное связано с тем, что, во-первых, они отражают различие в адресате уголовного наказания — специальное (частное) предупреждение преступлений осуществляется в отношении лиц уже совершивших преступление, общее — в отношении всех граждан, до со вершения ими преступления. Во-вторых, осуществление этих целей обеспечивает ся хотя и сходными, но в то же время отличающимися друг от друга механизмами действия уголовного наказания.

Специальное предупреждение преступлений выражается в лишении или ограничении осужденного путем применения к нему уголовного наказания воз можности совершить новое преступление. Однако такие меры, как правило, не мо гут абсолютно исключить такую возможность. Стоит согласиться с тем, что абсо лютной специально предупредительной эффективностью обладает только смертная казнь, поскольку она в принципе исключает возможность совершения осужденным нового преступления в будущем [12].

Если для лишения возможности совершать новые преступления характерно создание внешних по отношению к осужденному условий, которые затрудняют или не позволяют ему совершать новые преступления, то для предупреждения преступ лений путем устрашения свойственно создание особого состояния психики осу жденного, которое удерживает его от преступления. Это особое состояние называ ется страхом перед наказанием.

Но как долго сохраняется психическое состояние лица, подвергнутого воз действию уголовного наказания, чтобы можно было сказать, что цель специального предупреждения реализована?

Специалисты считают, что цель специального предупреждения будет до стигнута, если преступник не совершит преступления до момента окончания суди мости. Однако мы полагаем, что данная цель складывается из двух временных пе риодов воздействия на осужденного: 1) при ограничении возможности совершения нового преступления специальная превенция может считаться реализованной, если преступник не совершил нового преступления до окончания срока наказания;

2) судимости после отбытия наказания. Однако в некоторых ситуациях имеет место только первый элемент. Примером тому может служить случай, когда лицо в су дебном порядке признается виновным, ему выносится наказание, но при этом лицо освобождается от его отбывания (например, ст. 81, 81, 83 УК РФ). Таким образом, уже из зала суда лицо выходит с погашенной судимостью.

Показателем достижения цели специального предупреждения преступлений может служить уровень рецидива для всей совокупности осужденных на опреде ленной территории за определенное время или доля срока судимости, в течение ко торого лицо не совершало преступление — для каждого отдельного осужденного.

Цель общего предупреждения преступлений заключается в удержании неу стойчивых граждан от совершения преступлений. Также как и специальное преду преждение, оно обеспечивается устрашающим воздействием уголовного наказания.

Но если цель специальной превенции состоит в удержании от преступлений под страхом наказания тех, кто испытывает или испытывал их воздействие, то общая — в воздействии угрозы наказания на неопределенный круг лиц.

По статистическим данным, приведенным Е.Р. Азаряном, люди не соверша ют преступления из-за следующих удерживающих их факторов: страха наказа ния — 19,6 %, общественного мнения — 3,8 %, отвращения к поступку — 30,8 %, совести и принципов — 44 %, нерешительности — 1,9 % [1]. Проведенный нами опрос студентов в возрасте от 18 до 21 года показал, что около 60,5 % из них счита ет, что сдерживающим фактором от совершения преступлений для людей является страх наказания, 30 % — совесть и принципы, 10,5 % — нерешительность, 2,6 % — отвращение к поступку. Таким образом, наше исследование показало, что большинство людей не совершают преступления из-за страха наказания. А это означает, что наказание, применяемое к преступнику, должно, в первую очередь, оказывать устрашающее воздействие не столько и не сколько на виновного, сколь ко на других лиц.

Существует два понимания цели общего предупреждения преступлений в за висимости от круга лиц, на который распространяется устрашающее воздействие уголовного наказания. Широкое понимание включает в себя воздействие уголовно го наказания на всех граждан государства, а узкое подразумевает общепревентив ное действие наказания только в отношении лиц с антиобщественной установкой, готовых в принципе к осуществлению общественно опасных форм поведения в случае возникновения подходящей для этого ситуации.

В первом случае законодатель сообщает, что определенное поведение счита ется нежелательным и граждане должны избегать его под угрозой наказания. Во втором случае реальное назначение наказания преступнику показывает, что уголов ный закон не бездействует. Тем самым также оказывается психологическое моти вационное воздействие на поведение [11].

Если общее предупреждение заключается в угрозе уголовного наказания, то распространяется ли действие этой угрозы на лиц, подвергнутых уголовному нака занию? Ответ на этот вопрос может быть только положительным. Общее предупре ждение оказывается и на лиц, совершивших преступления, которые наряду со спе циальным предупреждением продолжают испытывать на себе и общепредупреди тельное воздействие уголовного закона.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что цель общего предупреждения заключается в предупреждении преступлений реальной угрозой применения уго ловного наказания к любому лицу, обладающему необходимыми признаками субъ екта преступления, задумавшему совершить общественно опасное деяние или ока завшемуся в ситуации, требующей от него особой осмотрительности, чтобы избе жать причинения общественно опасных последствий.

Значение цели общего предупреждения преступлений нельзя недооценивать.

Более 60 % осужденных являются впервые осужденными [8], что свидетельствует о необходимости общепредупредительного действия уголовного наказания.

Нельзя не отметить, что многие ученые весьма невысоко оценивают эффек тивность как общей, так и специальной превенции, аргументируя это статистикой.

Из числа ранее судимых и привлеченных вновь к уголовной ответственности свы ше 56 % составляют лица, отбывшие наказание в исправительных учреждениях.

В течение первого года после освобождения вновь совершает преступление каж дый третий [5]. Однако законодатель исходит из презумпции ее существования.

Исходя из этого, законодательная формулировка данной цели нецелесооб разна и требует коррекции. Мы полагаем, что в уголовном законе следует указать такие цели наказания, как: предупреждение совершения нового преступления лица ми, ранее нарушавшими уголовный закон;

предупреждение совершения преступле ния лицами, ранее не нарушавшими уголовный закон.

Итак, наше исследование целей уголовного наказания показало то, что в уго ловном законе их необходимо уточнить, в связи с чем, предлагаем часть 2 статьи 43 УК РФ изложить в новой редакции:

«Наказание применяется в целях:

а) удовлетворения чувства социальной справедливости;

б) коррекции поведения осужденных лиц до степени соблюдения требований уголовного закона;

в) предупреждения совершения нового преступления лицами, ранее нару шавшими уголовный закон;

г) предупреждения совершения преступления лицами, ранее не нарушавши ми уголовный закон».

Список использованной литературы 1. Азарян, Е.Р. Преступление. Наказание. Правопорядок. — СПб. : Юридический центр Пресс, 2004. — 229 с.

2. Беляев, Н.А. Избранные труды / Предисловие Р.М. Асламова, А.И. Бойцова, Н.И. Мацнева, И.М. Рагимова. — СПб. : Юридический центр Пресс, 2003. — 569 с.

3. Борисенко, Е.А. Назначение наказания при множественности преступлений : автореф. дис....

канд. юрид. наук. — Краснодар, 2006. — 24 с.

4. Горшенков, Г.Г. Политическая цель уголовного наказания // Следователь. — 2004. — № 9.

5. Кудрявцев, В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. — М. : Юристъ, 2003. — 352 с.

6. Маликов, Б.З. Проблема целей уголовного наказания в виде лишения свободы // Следова тель. — 2000. — № 8.

7. Маликов, Б.З. Наказание — основная форма реализации уголовной ответственности // Уголов ное право. — 2003. — № 3.

8. Мицкевич, А.Ф. Уголовное наказание: понятие, цели и механизмы действия. — СПб. : Юриди ческий центр Пресс, 2005. — 329 с.

9. Ожегов, С.И. Словарь русского языка. — М. : Русский язык, 1982. — 816 с.

10. Официальный сайт МВД России [Электронный ресурс] — Режим доступа : http://www.

mvdinform.ru.

11. Уголовное право России. Общая часть : учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунева, А.В. Наумова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Юристъ, 2005. — 540 с.

12. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : практикум / под ред. А.С. Михлина. — М. : Юристъ, 2005. — 494 с.

II. РАБОТЫ В ОБЛАСТИ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК А.А. Малярова, студентка факультета педагогики и психологии Научный руководитель С.А. Самсиков (факультет педагогики и психологии, кафедра естественно-математических дисциплин и методик их преподавания) ТЕХНОЛОГИЯ РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ С КОМПЬЮТЕРНОЙ ПОДДЕРЖКОЙ Развитие учащихся — одна из важнейших целей обучения в школе. Это означает, что наряду с усвоением школьниками знаний, умений и навыков, преду смотренных школьной программой, обучение должно обеспечить развитие уча щихся, быть развивающим.

В общем случае под развитием понимается направленное, закономерное, необратимое изменение объекта, выражающееся в появлении в нем новых качеств, приобретении им нового состояния или структуры [2].

Развитие учащихся — это процесс изменения их сознания, выражающегося в переходе от одного уровня к другому, более высокого порядка, появление в их ин теллектуальной сфере новообразований, совершенствование имеющихся. Под но вообразованиями понимают приобретение учащимися новых качеств, как, напри мер, гибкость ума, умение самостоятельно ставить цель деятельности, обобщать наблюдаемые явления и т.д. Такие качества в литературе называются интеллекту альными умениями [1].

Интеллектуальные умения — это системы умственных действий и операций [6].

На развитие учащихся оказывают влияние многие факторы: содержание учебного материала, средства обучения, индивидуальные особенности учащихся и другое. Но ведущая роль в развитии учащихся принадлежит обучению [4].

Возможна методика обучения, сориентированная только на усвоение учащи мися знаний, умений и навыков. В этом случае развитие учащихся выступает по бочным продуктом обучения и, естественно, не может быть оптимальным.

Но возможна и такая методика обучения, которая специально ориентирована на развитие учащихся при усвоении ими знаний, умений, навыков. В этом случае результат в развитии учащихся будет существенно иным.

Учитель, сообщая сумму некоторых фактов, одновременно формирует у уча щихся умение производить определенные мыслительные операции. Знакомя уча щихся с мыслительными операциями, педагог использует для этого фактический материал. Разъединить эти процессы невозможно: они представляют единое целое.

Изучение — это одновременно усвоение фактов, с одной стороны, и формирование и совершенствование операций мышления — с другой. Но не всякое обучение и не всякое учение ведет к развитию. Знание фактов еще не говорит об уровне умствен ного развития ученика [5].

В развитии учащихся решающая роль принадлежит методике обучения, так по-разному можно организовать изучение одного и того же учебного материала с большей или меньшей ориентацией на развитие учащихся.

В связи с развитием информатизации общества, базирующейся на средствах вычислительной техники, появилось понятие об информационных технологиях.

Этим понятием обозначают совокупность средств и методов обработки данных, обеспечивающих целенаправленную передачу, обработку, хранение и отображение информационного продукта [3, с. 34, 35]. В образовательном процессе предполага ется использование различных технических средств, центральное место среди ко торых принадлежит компьютеру.

Проблема информатизации образования является принципиально новой, не имеющей каких-либо исторических основ развития. Этот факт в сочетании с крайней практической необходимостью придает ей актуальность, выводит на пер вое место в группе первоочередных задач современной педагогики. Основываясь на повышенной актуальности и значимости использования информационных тех нологий в образовательном процессе, в частности на развивающих уроках в на чальной школе, нами была выбрана тема «Технологии развивающего обучения в начальной школе с компьютерной поддержкой» для теоретического изучения и практических разработок в области данного предмета.

Такой факт, как появление специализированных периодических изданий, ли тературы общепедагогического порядка по проблемам компьютеризации и методи ческих разработок говорит о существовании и острой актуальности данной пробле мы для современной школы на всех ее уровнях. Современная наука концентрирует внимание на теоретической разработке концепции компьютеризации образования, так как на данный момент, ввиду отсутствия стабильных позиций в этом вопросе, реальная компьютеризация учебного процесса на местах фактически отсутствует.

Обоснование безотлагательной необходимости внедрения компьютерной техники в школьную практику содержит два основных, тесно связанных между со бой слагаемых. Во-первых, огромные технико-операционные возможности ком пьютера несут в себе несравнимый с ранее применявшимися техническими сред ствами обучения дидактический материал, который может и должен быть реализо ван в учебно-воспитательном процессе. Во-вторых, подлинная действенность науч но-технического прогресса (а широкое применение компьютеров — одно из яр чайших его проявлений) в решающей степени зависит от подготовки кадров на уровне современных требований.

К тому же практическая реализация развивающего обучения путем исполь зования компьютерных технологий существенно зависит от инициативы учителя, понимания им необходимости решать одну из важнейших задач школьного обуче ния — развитие учащихся. В этом случае всегда можно будет найти в учебном про цессе время и место для выполнения соответствующих заданий. Для этого нередко не требуется дополнительного времени, они выполняются попутно в связи с реше нием задач, примеров, знакомства с новой темой и т.д.

Если говорить о возможностях применения информационных технологий (компьютерной техники) в процессе обучения младших школьников, то достигнуть в учительской среде единого мнения по этому поводу практически невозможно.

И это вполне объяснимо. Те, кто «грызет гранит науки» вместе с младшими школь никами (учителя начальных классов), зачастую не владеют новыми информацион ными технологиями и не представляют их необъятных возможностей в плане раци онализации учебной деятельности и стимулирования познавательных интересов де тей. Те же, кто владеет компьютером в совершенстве, к сожалению, далеки от же лания облегчить детям ежедневный труд по усвоению основ знаний и формирова нию общеучебных умений.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.