авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«УДК 81.2 ББК 75.1 Л84 Лукьяненко В. П. Л84 Терминологическое обеспечение развития физической культуры в современном обществе [Текст] : монография ...»

-- [ Страница 5 ] --

Именно в показателях точности находят свое отражение основные признаки, благодаря которым становится возможной та или иная резуль тативность движений: своевременность, стабильность, адекватность, це лесообразность, экономичность, находчивость. По нашему мнению, это и есть те основные качественные характеристики движения, которые ха рактеризуют качество управления движениями, то есть – ловкость.

Наряду с выделением этих качественных характеристик движения, на наш взгляд, необходимо выделять и сугубо количественные: скорость, общее время выполнения, энерготраты, развиваемую мощность, абсо лютные показатели амплитуды, преодоленное расстояние, объем выпол ненной работы и т.п.

Однако при этом следует иметь в виду то, что эти количественные ха рактеристики являются производными от качества управления движения ми. Например, если все движения выполняются своевременно, экономич но, находчиво, то и показатели энерготрат, объема выполненной работы, общее время выполнения движения и т.п. будут более благоприятными и соответствующими успешному решению двигательной задачи [111, с. 139–140].

Подводя предварительный итог рассмотрения этого вопроса, можно заключить.

В самом общем плане ловкость – царица управления движениями (Н.А. Бернштейн), это психофизиологическая способность, обеспечи вающая успешную утилизацию двигательных возможностей человека, прежде всего, на основе тончайшего, ювелирного управления его си ловыми возможностями, механизмы реализации которого еще очень слабо изучены [105;

107]. Она объединяет все двигательные способно сти, так как именно в управлении движениями и происходит объеди нение всех способностей в соответствии с особенностями цели этого действия.

Под таким управлением понимаются прежде всего силовые добавки, осуществляемые на основе сенсорных коррекций, фундаментальных зна ний о механизме функционирования которых, к сожалению, фактически так и не добавилось со времен Н.А. Бернштейна [19].

Семантические аспекты проблемы двигательных способностей Та или иная мера проявления силы всегда нужна для обуздания инер ционных, гравитационных и других сил или для их рационального ис пользования в интересах двигательной задачи. Их обуздание достигается за счет проявления ловкости.

Поэтому ловкость – это такая валюта, на которую охотно и во всякое время производится размен всех других психофизических качеств. Это ко зырная масть, которая кроет все остальные карты [20, с. 19]. Это комплек сная психомоторная способность, обусловливающая качество процесса управления движениями [105;

107;

111].

Главный критерий качества управления – точность движений.

5.2. Авторский взгляд на семантическую сущность теории двигательных способностей Проблема двигательных способностей действительно (как это под черкивалось некоторыми авторами) является одной из наименее изучен ных и наиболее дискуссионных в теории и практике физической культу ры. И это относится практически ко всем ее основным аспектам, начиная с терминологии, количественного состава и заканчивая содержательной сущностью каждой из таких способностей.

Вместе с тем, осуществленный в данной главе анализ состояния про блемы и попытка систематизации весьма неоднозначных представлений по ее основным аспектам позволяют с более объективных позиций судить о ее современном общем состоянии, а также яснее представить ключевые вопросы и возможные пути их решения.

На основании осуществленного анализа проблемы можно, в частности, заключить, что в наиболее обобщенном представлении «двигательные способности» – это индивидуальные особенности человека, уровень развития которых оказывает существенное влияние на состояние здоровья, работоспособность, успешное выполнение двигательных действий.

Естественную основу структуры двигательных способностей челове ка определяют анатомо-физиологические особенности организма, кото рые оказывают влияние на индивидуальные различия в силе, быстроте, выносливости, гибкости, ловкости и других проявлениях двигательной функции.

Вместе с тем, до настоящего времени не разработана целостная непро тиворечивая концепция двигательных способностей. До сих пор не систе матизированы представления об их специфической сущности и соотноше нии смежных понятий.

132 ГЛАВА Так, в теории и практике физической культуры все чаще встречается понятие «двигательные возможности». Наряду с этим в учебно-мето дической литературе фактически отсутствуют попытки дать определение данному понятию. Это сделать действительно непросто, но очень полез но. Здесь дело осложнено крайней дискуссионностью в отношении целого комплекса смежных понятий, таких как «физические качества», «двига тельные качества», «физические способности», «двигательные способ ности», «психомоторные способности», или «качества», «физические воз можности» и др.

На наш взгляд, имеются основания утверждать, что понятие «физи ческие возможности» весьма близко по сути к понятию «физические кондиции», которое, в свою очередь, определяется как «такое состоя ние физической дееспособности организма, которое характеризуется определенной степенью развития его основных физических качеств»

[117].

Существенное отличие понятия «двигательные возможности», на наш взгляд, заключается в том, что оно значительно шире. Сюда еще должны входить и врожденные задатки, и координационные способности, и двигательные умения и навыки, а также состояние функциональных систем, обеспечивающих двигательную активность.

Поэтому понятие «двигательные возможности» нам представляется как наиболее широкое и емкое из всего комплекса рассматриваемых в дан ной главе понятий.

«Двигательные возможности» – это совокупность врожденных за датков, двигательных способностей и двигательного опыта, а также состояние и степень надежности функциональных систем организ ма, обеспечивающих двигательную активность человека и характери зующих уровень его дееспособности» [113].

При этом, когда мы говорим о качественных сторонах двигательных возможностей, то, на наш взгляд, было бы правильнее их рассматривать не в роли качественных характеристик организма человека, а в роли ка чественных сторон, характеризующих его двигательную функцию.

Ведь очевидно, что организм и его функции – это далеко не одно и то же. Рассмотрение проблемы с таких позиций позволило бы, на наш взгляд, снять целый ряд дискуссионных вопросов методологического характера, возникающих при попытках формулирования определений, раскрываю щих сущность того, что мы подразумеваем, например, под обобщенным понятием «физические качества», определения их количественного соста ва, а также сущности каждого из них.

В теории и практике физической культуры требует своего дальнейшего более глубокого и конструктивного исследования и обоснования проблема совершенствования способностей, лежащих в основе точного выполне Семантические аспекты проблемы двигательных способностей ния движений, как индивидуальная характеристика субъекта, отражаю щая его возможности при осуществлении того или иного вида двигатель ной деятельности.

Требует своего дальнейшего глубокого теоретического и эксперимен тального обоснования разработка и реализация на практике высокоэф фективных всесторонне обоснованных технологий целенаправленного совершенствования двигательных способностей (возможностей).

Одним из самых главных результатов исследования проблемы двига тельных возможностей на сегодняшний день, на наш взгляд, является то, что ее рассмотрение с представленных выше позиций создает условия для более ясного представления о месте, роли и соотношении таких явлений, как сила, ловкость и точность движений, в контексте общей проблема тики двигательной активности человека и открывает возможность с более объективных позиций оценить и систематизировать уже накопленный, необыкновенно обширный экспериментальный материал по данной про блеме.

При этом весьма интересным представляется вопрос о взаимосвязи ловкости и силы.

Если исходить из представлений о единстве психофизических качеств, характеризующемся различным соотношением психического и физичес кого компонентов в каждом из них, то сила – самое «физическое» качес тво, а ловкость – самое «психическое». Кстати, на этой основе их очень часто противопоставляют друг другу, утверждают о наличии отрицатель ной взаимосвязи между ними.

Однако с представленных в данной работе позиций сила и ловкость предстают как две самые важные, неразрывно связанные, находящиеся в постоянном взаимообусловливающем единстве стороны двигательной функции, как родовые понятия, отражающие самые главные и важные ее стороны (свойства):

• физические возможности;

• умение управлять имеющимися физическими возможностями.

Они могут и должны служить базовой основой для проявления всех остальных двигательных возможностей. Сила – для быстроты, выносли вости и производных от них (скоростно-силовых, силовой выносливости, скоростной выносливости и т.п.). Ловкость – для всего многообразия так называемых координационных способностей.

При этом точность – главный критерий эффективности управления физическими возможностями, то есть ловкости.

(Гибкость и прочность при этом выполняют вспомогательную функ цию.) Уже в самом этом названии – «координационные способности» – кро ются их отличительные свойства, из-за которых их никак нельзя рассмат 134 ГЛАВА ривать в одном ряду с такими физическими возможностями, как сила, быстрота, выносливость, а также возможностями, характеризующими ме ханические свойства двигательного аппарата – гибкость, прочность, пла стичность и т.п.

Сила, быстрота и выносливость по своей природной сущности не про являются изолированно. При этом проявления быстроты и выносливо сти принципиально невозможны без проявления силы.

История свидетельствует о том, что еще древние греки хорошо пони мали значение гармонического физического развития, понимая под этим развитие прежде всего физических сил и ловкости в молодом организме.

По сути, это свидетельство того, что древние греки значительно яснее, чем большинство наших современников, представляли себе проблему дви гательных способностей, их роль и соотношение в системе физического воспитания.

К этому не помешало бы добавить еще только то, что в данной системе взглядов точность предстает в роли главного критерия эффективности уп равления двигательными возможностями человека, т.е. в качестве одного из главных критериев ловкости.

Ловкость как качественная сторона двигательной функции представ ляет собой в высшей степени сложное явление. Ее проявления находят свое практическое применение в великом множестве свойств, получив ших название «координационные способности».

Однако и здесь имеет место приоритет силовых возможностей, обу словленный следующими факторами.

В основе ловкости лежит процесс координации. В свою очередь коор динация не что иное, как преодоление избыточных степеней свободы органов движения, превращение их в управляемую систему [19].

В основе координации лежат сенсорные коррекции, представляющие собой силовые добавки, посредством которых осуществляется управле ние движениями.

Говоря о роли мышц в осуществлении движений, Н.А. Бернштейн кон статирует: «Все вообще, чем располагает наш организм для своих актив ных телодвижений и для совершения работы, – это только эти своеобраз ные упругие сократительные нити» [20, с. 50].

Таким образом, превращение органов движения в управляемые систе мы (координация) осуществляется за счет сократительных нитей – мышц, в основе управления которыми лежит принцип сенсорных коррекций.

Если в основе силы и всех других кондиционных возможностей лежит совершенствование физиологических механизмов (энергообес печения, буферных систем крови, сердечно-сосудистой, дыхательной, выделительной систем), то в основе развития ловкости – накопление двигательного опыта, «фонотек» высших автоматизмов, овладение чело Семантические аспекты проблемы двигательных способностей веком своим двигательным аппаратом, а через него и всем миром двига тельных действий.

Иными словами, упражнения в ловкости вызывают преимуществен ные изменения не в органах тела, как это имеет место, когда речь идет о развитии силы, а прежде всего в головном мозге.

При этом некорректно представлять ловкость как некую совокупность двигательных навыков. Это скорее способность, определяющая отноше ние нервной системы к навыкам [20].

Многие под двигательным интеллектом понимают именно владе ние двигательными навыками. Вместе с тем, навыки являются лишь сред ством проявления ловкости. Двигательный навык – это координационная структура, представляющая собой «…освоенное умение решать тот или иной вид двигательной задачи» [20, с. 212 и 281].

Сама же ловкость стоит над навыками, подчиняя их себе и определяя их существенные свойства [20, с. 143]. Именно это, а не что-либо другое позволяет рассматривать ловкость как двигательный интеллект.

Особенность ловкости как двигательной способности заключается и в том, что она проявляется не в самих по себе движениях (как сила, быстро та, выносливость), а в их сталкивании с усложняющейся внешней средой.

С этих методологических позиций, ловкость – это управление си ловыми возможностями во времени и пространстве, осуществляемое в процессе сложнокоординированной двигательной деятельности.

В основе проявления ловкости лежит поистине ювелирное качество управления силовыми параметрами движений («силовыми добавками»), команды на проявление которых поступают из соответствующих отделов ЦНС.

Эти команды, получившие название «сенсорные коррекции», и пред ставляют собой ту материальную основу, которая обусловливает ювелир ное качество управления силовыми возможностями. В свою очередь, ка чество управления ими определяется по степени соответствия результатов управления содержанию и специфическим особенностям двигательной задачи. При этом основным интегральным критерием такого соответствия являются опять-таки показатели точности выполняемых двигательных действий.

Такое понимание сущности точности вытекает из приведенных выше логических построений и находит свое подтверждение в уже не раз приво димом высказывании Н.А. Бернштейна: «Точность движений – это точ ность его сенсорных коррекций» [20, с. 251].

При этом, по его мнению, ловкость – это способность справиться с двигательной задачей правильно, где, как уже отмечалось, «правиль ность» выступает в роли основной качественной характеристики движе ния, качественной стороны ловкости, а точность отражает ее количествен 136 ГЛАВА ную сторону. Данное обстоятельство послужило основанием для многих исследователей рассматривать точность движений не в роли качественной, а в роли количественной их характеристики.

В этой связи, на наш взгляд, представляется очень важным вернуться к обсуждению этого вопроса и сделать некоторое уточнение.

Правильность движений действительно находит свое количествен ное выражение в показателях их точности. Однако это, на наш взгляд, не дает оснований рассматривать точность в роли количественного критерия движений. Дело в том, что точность в своей содержательной сути в данном контексте прежде всего должна рассматриваться не как количественная характеристика движений, а как количественное вы ражение его качества – правильности, и поэтому характеризует собой не количественную, а качественную сторону проявления двигательной функции.

И вот здесь, на наш взгляд, уместно более подробно остановиться на обосновании авторской позиции по этому поводу.

К настоящему времени в литературе накоплен большой объем экспери ментальных данных, относящихся к различным проявлениям двигатель ной функции. Значительная часть из них является результатом исследова ний, специально посвященных изучению проблемы точности движений.

Особенно интенсивные исследования данной проблемы были осущест влены в 60–80-е годы прошлого столетия [203;

204;

135;

225;

56;

61;

150;

104 и др.], хотя интерес к ней не затухал и в последующие годы [124;

167;

224;

191 и др.].

На протяжении 3–4 десятилетий был накоплен значительный экспери ментальный материал, позволивший в последующие годы организовать более масштабные и глубокие исследования уже на уровне подготовки докторских диссертаций [22;

52;

149] и осуществить попытки формулиро вания обобщающих теоретических концепций.

Однако, по нашему мнению, имеющийся по данной проблематике материал пока еще так и остается не систематизированным в должной мере и не скрепленным в каркас добротных и непротиворечивых кон цептуальных построений, на основании которых стала бы возможной разработка всесторонне обоснованной технологии формирования и со вершенствования способностей к точному выполнению двигательных действий.

Имеющие место противоречивость и недостаточная обоснованность выводов в значительной степени объясняются следующими факторами:

• разнородностью выборок;

• использованием несопоставимых методик исследования, причем в подавляющем своем большинстве основанных на использовании моде лей элементарных, отвлеченных движений;

Семантические аспекты проблемы двигательных способностей • различиями в способах обработки результатов исследований;

• отсутствием четкой классификации двигательных задач, движений и двигательных действий, используемых в качестве экспериментальных моделей.

Помимо множества частностей, требуют своего пересмотра и поло жения, имеющие методологическое значение в определении направлен ности дальнейших исследований, интерпретации получаемых данных и т.п. По нашему мнению, к таковым с полным правом можно отнести не обходимость аргументированного, всесторонне обоснованного ответа на вопросы:

• точность движений – это некая обобщенная способность или показа тель уровня развития способностей?

• Количественную или качественную сторону двигательной деятель ности характеризуют показатели точности движений?

• Носителем информации комплексного, интегрального или частного характера являются показатели точности движений?

• Какое место занимают силовые параметры движений в системе пока зателей их точности?

Вся суть исключительной важности ответа на эти вопросы заключается в том, что, в зависимости от того или иного ответа на них, принципиально меняется вся система представлений о точности движений как явлении, а следовательно, и подходы к его изучению, особенности интерпретации получаемых в исследованиях данных, их использование в физкультурно спортивной практике и др.

В таком случае, следуя логике научного познания, надо было бы пре жде всего заложить методологические основания в решении проблемы.

Для этого, на наш взгляд, необходимо:

• по возможности более точно определить содержание понятия «точ ность движений»;

• установить и, если таковые имеются, исследовать физиологические механизмы проявления;

• сформулировать цели формирования способностей, лежащих в осно ве проявления точности, и т.п.

И уже после этого приступать к определению средств и разработки специальных методик.

В отношении же проблемы точности движений пока все происходит прямо наоборот. К настоящему времени разработаны весьма многочи сленные методики «формирования точности» движений, а обозначенным выше важнейшим вопросам, решение которых по законам научного позна ния должно бы предшествовать этой деятельности, продолжает оставать ся без должного внимания. В специальной литературе можно встретить лишь единичные попытки формулирования аргументированных ответов 138 ГЛАВА на них и приглашение к дискуссии по этому поводу, представленные в ра ботах В.П. Лукьяненко [104;

105;

107, с. 50, с. 52, с. 54].

Учитывая эти обстоятельства, а также значительную важность затра гиваемых вопросов для дальнейших исследований проблемы точности, остановимся более подробно на представленных в этих работах результа тах анализа проблемы.

Так, многие ошибки при осуществлении попыток дать определе ние этому понятию являются следствием недостаточного разграничения (вплоть до отождествления) таких понятий, как «навык», «координация», «способность», «меткость», «ловкость». При этом более всего вызывает сомнение правомерность определения точности движений через понятие «способность», то есть как некое особое свойство личности, а не как ре зультат проявления таких свойств.

В этой связи представляются принципиально важными уточнения имеющих в данном случае место причинно-следственных отношений для более глубокого осмысления содержательной стороны рассматриваемого понятия, а также его места и значения в понятийном аппарате теории фи зической культуры.

Этому может способствовать рассмотрение проблемы с позиций, с ко торых точность движений видится не как некая обобщенная способность, а как следствие координационного процесса, его результат и критерий эф фективности. Видение точности в такой роли предполагает совершенно иное понимание проблемы.

Во-первых, в педагогическом процессе точность предстает не в роли объекта воздействия (что неизбежно следует при определении этого поня тия через понятие «способность»), а в качестве одного из средств контро ля за эффективностью этого процесса и степенью освоенности движения.

Во-вторых, в основе точности движений лежит не одна некая обоб щенная и специально для нее сформированная способность, а множество способностей.

В-третьих, круг способностей, лежащих в основе проявления высо кой точности, может быть не только весьма широким, но и многообраз ным по составу в зависимости от особенностей вида двигательной де ятельности.

В-четвертых, состав способностей, обеспечивающих высокую точ ность конкретного двигательного действия, зависит не только от его структуры, но и от особенностей двигательной задачи и условий ее реа лизации. Следовательно, с изменением формулировки задачи или условий ее решения может существенно измениться и состав привлекаемых спо собностей.

Уже этих аргументов вполне достаточно, чтобы сделать вполне оче видной принципиальную невозможность создания какой-то специальной Семантические аспекты проблемы двигательных способностей методики (по аналогии, например, с методиками развития силы, быстро ты, выносливости) развития точности движений.

И здесь беда и весь парадокс состоит как раз в том, что такие методики уже созданы, и в немалом количестве [56;

61;

21;

124 и др.]. Данный факт представляет собой яркий пример казусной ситуации, которая возникает в результате нарушения одного из важнейших положений методологии познания, которое проявляется в попытках решения частных вопросов в условиях неразрешенности важных вопросов более общего характера.

В результате впустую тратится масса времени, сил, творческой энергии, формулируется множество ошибочных выводов, а научное сообщество оказывается вынужденным долго двигаться в неверном направлении.

В свете изложенных представлений и сами термины «развитие точно сти» или «формирование точности» являются некорректными как в содер жательном, так и в лингвистическом отношениях. Поэтому правильнее говорить не о развитии точности движений, а о развитии способностей к точному выполнению движений.

Определяя свою точку зрения по данному вопросу, мы отмечаем, что точность движений должна рассматриваться не как некая обобщенная способность и не через это понятие, а как «...результат координацион ного процесса, отражающий возможности реализации соответствующих способностей, круг которых может быть весьма широк, но в каждом кон кретном случае отличается своеобразием, обусловленным особенностями решаемой двигательной задачи» [105, с. 3].

По нашему мнению, «точность движений – это интегральная ка чественная характеристика, отражающая степень соответствия процесса координации усилий в пространстве и во времени особенно стям двигательной задачи и условиям ее реализации».

Преимущества данной формулировки, по сравнению с другими, за ключаются в следующем:

• более четко обозначены грани, определяющие соотношение понятия «точность движений» в системе родственных понятий;

• выделен ведущий элемент процесса достижения точности – управле ние мышечным напряжением;

• само определение не сводится к понятию «точное выполнение дви жений» (как это имеет место в большинстве определений), а предполагает различное состояние способностей, лежащих в основе его проявления.

Немаловажным достоинством является и то, что на основе этого опре деления становится возможным более полно и точно представить содер жание близких или родственных понятий.

Например, «координация движений» – это процесс управления мы шечной активностью, в результате которого достигается определен ная степень соответствия последовательности и градации мышеч 140 ГЛАВА ных напряжений особенностям двигательной задачи и условиям ее реализации [105].

Все это позволяет рассматривать предложенное определение как более полно раскрывающее сущность понятия «точность движений» и в боль шей степени отвечающее требованиям методологии определения понятий в теории физической культуры.

Очередное важное обстоятельство в изучении данной проблемы связа но с тем, что многие исследователи, как было уже показано выше, доволь но единодушно определяют точность как один из количественных пока зателей (измерителей) координационных способностей. Наряду с этим, существует представление о точности как интегральной качественной характеристике движений [104;

105;

107].

По нашему мнению, на формирование взглядов тех авторов, которые видят точность в роли количественной характеристики движений, несом ненно, оказал влияние безусловный авторитет Н.А. Бернштейна, который, давая развернутое определение ловкости, отводит точности довольно скромное место одной из частных характеристик ее проявления, где она представлена в роли количественного показателя одного из признаков ловкости – правильности [20, с. 267].

Точность в этом определении представлена всего лишь как одно из восьми частных проявлений ловкости, выполняющее роль количествен ной характеристики одного из четырех наиболее важных признаков этого качества – правильности.

Вместе с тем, более глубокий анализ взглядов Н.А. Бернштейна по это му поводу, осуществленный в наших работах, свидетельствует по мень шей мере о неоднозначности трактовки их места и роли точности в про цессе построения движений и управления ими.

Наряду с упомянутым выше определением, именно перу Н.А. Берн штейна принадлежат восторженные оценки, в которых точность пред стает уже в совершенно ином свете: «Разве не в точности три четверти всего секрета движений жонглера? Чем другим, как не точностью, пора жают движения ловкого фокусника?» [20, с. 251].

Здесь уже точность представлена, по существу, в роли ведущего, комплексного критерия, отражающего уровень высочайшего мастерства.

Следование элементарной логике, вытекающей из этих высказываний, не позволяет согласиться с тем, что в искусных движениях фокусника и жон глера нас так поражает одна из частных, причем количественных, характе ристик, а не интегральное отражение их высочайшего качества, обеспечи вающего исключительное мастерство.

Еще более убедительным подтверждением того, что точность пред ставляет собой основной интегральный показатель качества движений, является уже не раз упоминавшееся в этой работе очень меткое и емкое Семантические аспекты проблемы двигательных способностей определение точности, данное Н.А. Бернштейном как бы вскользь по ходу изложения материала о ловкости: «Точность движения – это точность его сенсорных коррекций» [там же].

В нем находит отражение основное содержание процесса освоения любого движения, которое состоит прежде всего в том, что каждая его подробность находит себе соответствующие, наиболее подходящие для нее по качеству сенсорные коррекции. На протяжении всей тренировки двигательного действия происходит повышение чуткости и точности тех чувствительных устройств, которыми обеспечиваются коррекции, а зна чит, и точность в каждый момент движения, и качество его выполне ния в целом.

Таким образом, на основании анализа мнений великого ученого и руководствуясь представлениями об элементарной логике и здравом смысле, можно заключить, что «…точность движений необходимо рас сматривать прежде всего в роли ведущего комплексного критерия ка чества выполнения движений, причем характеризующего не только и не столько его конечный результат, сколько в процессуальном плане» [107, с. 54].

Отвечая на очередные из поставленных выше вопросов (носителем ин формации комплексного, интегрального или частного характера являются показатели точности движений;

и о том, какое место занимают силовые параметры движений в системе показателей их точности), необходимо об ратить внимание на следующее.

Несмотря на то что идея о параметрах высоких информационных рангов была высказана сравнительно давно [172], нельзя сказать, что к настоящему времени она реализована с теоретической точки зрения достаточно основательно, с практической – в должной мере техноло гично.

Решение вопроса о том, на каком элементе надо сосредоточить вни мание при выполнении конкретного движения, какая из точностных характеристик движения должна рассматриваться в качестве веду щей, во многом определяется значимостью информации, которую можно получить при контроле за ними.

По мнению И.П. Ратова [172], многообразие параметров движений поз воляет заранее предполагать неравенство их информационных возможно стей. Это ставит перед необходимостью выявления «ведущих элементов», информация о которых отличается наибольшей значимостью. Коррекция движений с использованием показателей высоких информационных ран гов приводит к стабилизации не только контролируемого параметра, но и отражается на других подчиненных характеристиках.

В практике же исследования точности движений, к сожалению, при ходится сталкиваться с совершенно иным подходом. Так, уже не раз под 142 ГЛАВА черкивался тот факт, что в процессе организации исследований проблемы точности движений большинство результатов основано на измерении точ ности выполнения сравнительно простых движений с искусственным вы членением пространственных, временных и силовых характеристик и их раздельной оценкой.

В результате реализации такого подхода многие авторы пришли к вы воду о том, что силовые параметры по сравнению с пространственными и временными оцениваются наименее качественно, в меньшей мере совер шенствуются с возрастом и в меньшей степени поддаются специальной тренировке.

При этом мало кто обращает достаточно серьезное внимание на то, что их выделение является чисто условным и применяется лишь для облегче ния анализа и изложения результатов исследования.

Однако даже в таких случаях вряд ли оправданно их рассмотрение в качественно едином ряду явлений уже хотя бы на основании того вполне очевидного факта, что мы имеем дело, с одной стороны, с проявлением физического качества – усилием, а с другой – с результатом преломления в конкретном движении категорий пространства и времени, осущест вленного посредством проявления этого усилия.

Таким образом, имеются очень веские основания рассматривать сило вую характеристику как ведущую, а пространственную и временную – как производные от нее.

Справедливость такого мнения находит подтверждение в фактах дей ствительности. Известно, что единственным посредником между коман дами центральной нервной системы и достижением результата движения, в том числе той или иной точности движения в пространстве и времени, являются мышцы и развиваемые ими усилия [55]. Следовательно, сами пространственные и временные характеристики движения, являясь произ водными от усилия и находясь в прямой зависимости от совершенства уп равления мышечной активностью, характеризуют собой не что иное, как точность приложения усилий.

Рассмотрение вопроса с данных позиций указывает на противоречие приведенного выше сравнительного вывода фактам действительности, так как достижение высокой точности в пространстве и времени не может осуществляться при помощи средства менее управляемого, чем достигае мая точность этих параметров.

На наш взгляд, сложившееся положение во многом обусловлено тем обстоятельством, что в перечне приводимых авторами признаков, от которых зависит точность движений, как правило, проявляется серьез ная методологическая неточность в смешении первичных и производ ных, атрибутивных, элементарных и комплексных агрегированных зна чений.

Семантические аспекты проблемы двигательных способностей С точки зрения системного подхода, такое положение можно класси фицировать как нарушение интервала взаимодействия с изучаемыми объ ектами, что приводит к пересечению свойств, и их произвольному тол кованию и к весьма пестрым, многообразным и крайне противоречивым представлениям по данной проблеме [43].

Естественно, в связи с этим остро встает вопрос о степени достовер ности результатов весьма многочисленных исследований, легших в осно ву обсуждаемого и еще целого ряда других выводов.

С нашей точки зрения, сами по себе эти результаты сомнений в своей достоверности вызывать не могут.

Все дело в несоответствии методик, технологий, организации ис следований их задачам, характеру интерпретации и уровню обобще ния полученных данных, в сущности отражающих лишь то, что харак терно для искусственно созданных, неоправданно упрощенных условий двигательной деятельности.

Данное обстоятельство делает получаемые таким образом результаты фактически бесплодными в прикладном отношении. Вместе с тем, не смотря на, казалось бы, очевидную неправомерность широкого трактова ния, они получили дальнейшее развитие уже в настоящее время (в том числе и на уровне докторских диссертаций, например А.А. Бишаевой [22], О.Б. Немцева [149]) и послужили как в прошлом, так и в настоящее время формулированию обобщающих выводов, которые, в свою очередь, легли в основу многочисленных методических разработок и рекомендаций по совершенствованию точности движений в процессе физического воспи тания и спортивной тренировки [63;

124;

135;

125;

156;

203;

238;

181;

223;

216;

116;

119;

149].

При качественном анализе имеющихся в литературе данных о различ ных точностных характеристиках движений с учетом требований квали метрии необходима разработка так называемого «дерева» или ранговых рядов признаков, их свойств, значений в плане информационной ценности для качественного управления движениями. Такая работа еще предстоит и вряд ли будет выполнена в ближайшее время, если учесть ее сложность, связанную прежде всего с тем, что в разных движениях одна и та же харак теристика может представлять собой информационный показатель неоди наковой ранговой принадлежности. Следовательно, в каждом движении в зависимости от его структурных особенностей могут быть свои, харак терные только для данного движения «ведущие элементы» и параметры высоких информационных рангов.

Однако уже сейчас можно с полной уверенностью утверждать то, что динамические характеристики в этом «дереве» или ранговых рядах (если они будут разработаны) займут самые высокие, ведущие пози ции.

144 ГЛАВА Резюме Вполне естественно то, что углубление представлений о содержатель ной сущности понятия, его места и роли в системе родственных понятий и процессов неминуемо должно повлечь за собой переоценку традици онных взглядов на проблему построения процесса совершенствования способностей, лежащих в основе качества выполнения двигательных дей ствий и проявления точности движений.

Ведь как уже отмечалось, исключительная важность вопроса о том, что собой представляет «точность движений»: физическое качество, способ ность или результат их проявления, – заключается в том, что в зависимости от ответа на него принципиально меняется вся система представлений по проблеме не только точности движений, но двигательных способ ностей в целом, о подходах к ее изучению, интерпретации получаемых данных и их использовании в практической деятельности.

При этом следует напомнить о том, что попытка рассмотрения точно сти как качества или способности отнюдь не нова и те, кто пытается в на стоящее время представить ее в таком свете (например, 149), вовсе не ори гинальны. Ее «возраст» практически такой же, как и у самой проблемы в целом. Разница лишь в том, что поначалу это подразумевалось как бы «по умолчанию», как нечто само собой разумеющееся. Но затем в результа те более глубокого проникновения в сущность данного явления возникли серьезные сомнения в правомерности таких представлений.

К настоящему времени имеются весьма убедительные основания ут верждать, что такое представление неверно по сути (обоснование этого можно найти в работах Н.А. Бернштейна, С.В. Голомазова, В.И. Ляха, В.П. Лукьяненко и др.) и, как было показано нами выше, по объективным причинам не может найти сколько-нибудь убедительного обоснования с теоретико-методологических позиций.

Если в работах авторов, пытающихся утверждать обратное, не уделяет ся должного внимания серьезному обоснованию своих позиций на основе подробнейшего анализа имеющихся мнений по этому поводу и сути по нятий «физические качества», «физические способности», «двигательные качества», «двигательные способности», «координационные способно сти», «ловкость», «координация», «точность движений»;

если не показана степень их синонимичности и сущностных различий, то это значит, что в них отсутствует самое главное из того, что необходимо для сколько нибудь аргументированного обоснования собственной позиции по этому вопросу.

Автор данной работы убежден в том, что у тех, кому удалось доста точно глубоко проникнуть в суть этих понятий, вряд ли повернется рука написать о том, что точность – это физическое качество.

Семантические аспекты проблемы двигательных способностей Для большей убедительности в правомерности такого мнения, поми мо уже приведенной аргументации, можно сослаться и на высказывание Ю.В. Верхошанского [37] о том, что во избежание путаницы, весьма ха рактерной для концепции физических качеств, необходимо различать ка чественные характеристики психомоторных функций и качественные характеристики движений (которые эти функции обеспечивают).

В первом случае следует иметь в виду двигательные способности.

Во втором – критерии внешней оценки выполняемых движений (к ко торым, на наш взгляд, и относится точность движений).

«Смешивать эти понятия или заменять одно другим недопустимо» [37, с. 105].

Изложенные представления очень важны не только и не столько для более правильного представления о сути понятия «точность движений», но и призваны послужить в дальнейшем для более аргументированного и содержательного анализа состояния проблемы двигательных способно стей в целом.

В этой связи представляется целесообразным еще раз заявить о том, что результаты анализа и обобщения представленных выше данных дают основания серьезно задуматься о правомерности включения точности в состав основных физических качеств, как это сделано, например, О.Б. Нем цевым [149]. На наш взгляд, они не оставляют никакой возможности для отнесения точности к числу способностей, а тем более физических ка честв. Возможные же попытки подискутировать по данному поводу, дабы не казаться нелепыми, должны подкрепляться весьма солидной, методо логически и экспериментально обоснованной аргументацией.

Для этого необходимо по меньшей мере представление такой аргумен тации, которая бы звучала убедительнее и выглядела основательнее, чем аргументация Н.А. Бернштейна, представленная в его работах «О пост роении движений» и «Ловкость и ее развитие», или хотя бы той, что пред ставлена в данной работе.

По нашему мнению, сложившееся еще к началу 90-х гг. ХХ века и ос тающееся актуальным по сей день положение выдвинуло в ряд наиболее актуальных вопрос о том, какими альтернативными, более эффективными по сравнению с уже применяемыми способами должна решаться пробле ма качества, а следовательно;

и точности движений в теории и практике физкультурно-спортивной деятельности. Попытка ответа на него содер жится в системе взаимосвязанных положений, представленных в ряде на ших работ [104;

105;

107].

В соответствии с ними необходимо:

Во-первых, со всей определенностью признать бесплодность существую щих методик формирования некоей «общей точности» (по аналогии, напри мер, с общей выносливостью), оторванной от конкретного движения.

146 ГЛАВА Их применение в практике физического воспитания и спортивной тре нировки выливается в бесплодную процедуру натаскивания в абстрактной точности, которая в подавляющем большинстве случаев оказывается не пригодной в реальных условиях бытовой, трудовой и физкультурно-спор тивной деятельности.

Отсутствие переноса выработанной точности при переходе от про стых условий выполнения движений к более сложным [104;

105;

107;

52] свидетельствует о том, что к числу неэффективных следует отнести так же широко распространенный так называемый аналитический подход, основанный на раздельной тренировке точности отдельных параметров конкретного движения с последующим их объединением в процессе це лостного его выполнения.

Во-вторых, под понятием «точность движений» должен подразу меваться прежде всего качественный критерий (а не некая обобщенная «способность» или «физическое качество»), характеризующий степень совершенства механизмов управления движениями, позволяющий оце нивать конкретный результат проявления соответствующих способностей в том или ином виде двигательной деятельности. Иными словами, в педа гогическом процессе, как уже было отмечено, точность движений должна рассматриваться не в роли объекта воздействия, а в качестве ведущего средства контроля за эффективностью этого процесса и степенью освоен ности движения.

В-третьих, бесконечное многообразие, сложность и своеобразие дви гательной деятельности обусловливает и многообразную сложность ме ханизмов управления ею. Поэтому основным средством формирования механизмов, обеспечивающих точное управление движениями, должны быть сами движения, ради совершенствования которых осуществляется этот процесс, или движения, сходные по координационным механизмам управления.

В-четвертых, основной способ обеспечения необходимой точности движения – совершенствование техники его выполнения и обеспечение должного уровня развития ведущих для данного движения физических качеств с обязательным акцентом на совершенствование силовых спо собностей.

Необходимость приоритетного внимания именно к силовым способ ностям обусловлена тем, что в основе точности выполнения абсолютно любого(!) движения лежит точность управления мышечной активностью, обеспечиваемая точностью сенсорных коррекций – динамических доба вок движения. Поэтому в основе совершенствования точности движений должно лежать прежде всего совершенствование управления силовыми возможностями, в процессе которого должны решаться две взаимосвязан ные задачи:

Семантические аспекты проблемы двигательных способностей • обеспечение «необходимой достаточности» силовых возможностей, предполагающей некоторую функциональную избыточность по отноше нию к конкретному движению;

• осуществление специализированной силовой подготовки, направлен ной не столько на увеличение физического потенциала, сколько на форми рование умений его реализовывать в конкретной деятельности (формиро вание «управляемой силы»).

В-пятых, вопросы изучения закономерностей проявления и совер шенствования способностей, лежащих в основе проявления точности движений, не должны представлять собой некую отдельную проблему, а органически сливаться с изучением закономерностей становления и совершенствования техники движений.

Чем совершенней техника, тем выше точность движений. Чем слож нее движение, тем богаче и многообразнее внутренние связи между эле ментами его структуры, тем сложнее, многообразнее и тоньше координа ционные механизмы, лежащие в основе управления ими. Чем большим количеством таких движений владеет человек, тем у него больше возмож ностей быстрее добиться необходимой точности при освоении любого движения.

Таким образом, основным содержанием процесса совершенствования способностей к точному выполнению движений должна быть не трени ровка в точности выполнения по их отдельным характеристикам, а тем более не натаскивание в каких-то отвлеченных, абстрактных движениях, а обогащение двигательного опыта занимающихся, разработка нетра диционных средств и методов обучения и совершенствования техники движений на основе творческого использования достижений передовой спортивной науки и практики [104;

105;

107].

В контексте вышеизложенного крайне важными представляются и вопросы о том, какими должны быть двигательные установки, каковы особенности сосредоточения, распределения и переключения внимания при освоении и управлении тем или иным конкретным двигательным действием.

Приведенные выше теоретический анализ и материалы, полученные в результате проведения наших исследований, позволяют сформулировать ответы и на эти вопросы.

Во-первых, они позволяют сделать вывод о несостоятельности реко мендаций по формированию способностей к точному выполнению движе ний с установкой на сознательный контроль за отдельными точностными характеристиками, а тем более их комплексами. Одной из главных при чин их бесполезности является то, что в предлагаемых методиках целе вые установки на такой контроль даются, как правило, вне зависимости от того, является ли контролируемый параметр ведущим или нет. Более 148 ГЛАВА того, основными объектами контроля являются элементарные точностные характеристики, которые заведомо являются подчиненными, а не ведущи ми. При этом в основе их выбора и смены лежат не особенности данного конкретного движения и условий его выполнения, не стадия его совер шенствования, а совершенно произвольно представленная очередность в отработке заданий по точному воспроизведению отдельных характе ристик или их комплексов, и (что выглядит уж вовсе бессмысленным и одиозным) когда вся эта тренировка проводится на моделях каких-либо произвольно выбранных элементарных моделях движений, отвлеченных от конкретного двигательного навыка.

Во-вторых, решение вопроса о том, на каком из элементов движения надо сосредоточить внимание при выполнении конкретного двигательно го навыка, определяется значимостью информации, которую можно по лучить при контроле за ним. Это обстоятельство ставит перед необходи мостью выявления ведущих элементов движения, информация о которых отличается наибольшей значимостью. В связи с этим очень важно отме тить тот факт, что коррекция движений с использованием показателей вы соких информационных рангов [172] приводит к стабилизации не только контролируемого параметра, но и позитивно отражается на других харак теристиках, занимающих подчиненное положение.

И здесь ведущая роль динамических акцентов представляется несом ненной. При этом для отношений между самими динамическими акцен тами в системе движений характерны связи по типу корреляции и субор динации.

Первые проявляются в том, что любые изменения в количественных и временных параметрах одних из них отражаются на других, даже да леко отстоящих в пространстве и времени. Причем если эти изменения выходят за пределы допустимого диапазона, может произойти искажение и даже разрушение биодинамической структуры.

Взаимосвязь динамических акцентов по типу субординации проявля ется в отчетливо выраженной доминантной роли отдельных динамиче ских элементов и подчиненной роли остальных составляющих динами ческого комплекса.

В-третьих, надо иметь в виду, что при выборе показателей высоких ин формационных рангов какие-либо обобщенные рекомендации совершен но неприемлемы, да и невозможны. Дело в том, что в каждом движении в зависимости от его структурных особенностей могут быть свои, харак терные только для данного движения «ведущие элементы» и параметры высоких информационных рангов, которые, к тому же, не остаются пос тоянными, а изменяются в зависимости от стадии освоения двигательного действия, а в ряде случае и от индивидуальных (в том числе и личност ных) особенностей обучаемых. При этом успех в обучении и тренировке Семантические аспекты проблемы двигательных способностей определяется не благодаря следованию каким-то общим рекомендациям, а благодаря глубокому пониманию особенностей структуры осваиваемого движения, особенностей изменений в механизмах управления им, проис ходящих в процессе его индивидуального освоения и совершенствова ния.

В-четвертых, представленные в данной главе материалы свидетель ствуют также о неправомерности мнений многих авторов (в том числе и тех, которые имеют место в учебной литературе), постулирующих мысль о том, что проникновение сознанием во все или большинство элементов движения является непременным условием успешности освоения слож ного двигательного действия.

Благодаря иерархической организации структуры управления движе ниями сознательное управление координационными механизмами, обес печивающими точность движений, не представляется возможным и не является необходимым [184]. Такое положение имеет место потому, что иерархически организованная система всегда настроена на наиболее эф фективное использование высших ступеней путем передачи бремени де тальных расчетов и обработки информации низшим.

Поэтому в естественных условиях управление многими деталями дви гательных действий выпадает на долю «несознательных» уровней пост роения движений, а вмешательство в их работу сознанием (что вплоть до настоящего времени настойчиво рекомендуется делать во многих учебни ках и учебных пособиях по обучению движениям) мешает формированию автоматизмов – неосознаваемых коррекций – и серьезнейшим образом ос ложняет тем самым процесс построения движения [19].


Дело в том, что выработанная под контролем сознания точность какого угодно множества отдельных элементов или их комплексов не может га рантировать точность выполнения сложного движения, даже если оно це ликом состоит из этих самых комплексов (несмотря на величайший труд, затраченный при этом). Ведь в основе выработанной таким образом точ ности лежат коррекции неприспособленных к данной функции высших уровней построения движений. И здесь дело даже не в малоэффективном использовании этих уровней, а в том, что с переходом контроля за деталя ми на адекватные им уровни, что совершенно неизбежно в естественных условиях выполнения сложных движений, образовавшиеся механизмы управления все равно разрушатся.

В-пятых, в теории и практике обучения двигательным действиям, выявлении и использовании закономерностей, способствующих их более точному выполнению, следует серьезно бороться с попытками произволь но-упрощенческого отношения к тому, что по своей природе представляет собой пример наивысшей сложности – закономерностям функциониро вания центральных механизмов управления двигательной функцией 150 ГЛАВА человека, с попытками познания их путем использования элементарных движений и осуществления сознательного контроля за отдельными точ ностными характеристиками при их выполнении.

С точки зрения системного подхода, как уже было сказано выше, такое положение можно классифицировать как нарушение интервала взаимо действия с изучаемыми объектами, приводящего к пересечению свойств и их произвольному толкованию, что и обусловливает весьма пестрые, многообразные и крайне противоречивые представления по изучаемой проблеме.

Автор выражает надежду на то, что представленная в данной главе попытка обобщения и систематизации необычайно многообразных пред ставлений по проблеме двигательных способностей послужит более глу бокому уяснению сути не только семантических аспектов, но и целого ряда других важных вопросов теории и методики физической культуры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Представленный в работе материал свидетельствует о том, что выра ботка категорий и определение понятий являются важнейшими инстру ментами науки. К сожалению, по отношению к сфере физической культу ры такой инструментарий пока еще вряд ли есть основания рассматривать как в достаточной степени разработанный.

Одним из наиболее ярких свидетельств этому является отсутствие ус тоявшихся и общепризнанных представлений о содержании ряда ключе вых понятий теории физической культуры.

При этом анализ проблемы показал, что подобные реалии являются следствием ряда довольно тревожных синдромов.

Один из них находит свое отражение в том факте, что в решении тер минологической проблемы в сфере физической культуры зачастую не практика следует положениям теории, а наоборот – пассивное следование за явно порочной практикой приводит к своеобразию теоретических изысканий и служит основанием для совершенствования терминологи ческого аппарата.

Еще одной характерной чертой является то, что в процессе осуществ ления попыток решения терминологической проблемы в области физи ческой культуры все чаще принято обращаться к заимствованиям из зару бежной терминологии. И, хотя специальное рассмотрение этого вопроса не входило в число задач данной работы, хотелось бы предостеречь от чрезмерного усердия в этом направлении.

Дело в том, что за рубежом терминологической проблематике в сфере физической культуры уделяется заметно меньше внимания, чем в России.

Об этом свидетельствует практика употребления специальной терминоло гии в иностранной литературе, демонстрирующая еще меньшую, чем у нас, озабоченность проблемой терминологической корректности [171– и др.].

Имеются основания утверждать, что используемый в нашей стра не терминологический глоссарий в целом является более совершенным, а самое главное – более научно обоснованным. Поэтому зарубежные за 152 Заключение имствования в большинстве случаев не только не способствуют решению проблемы, а, как правило, только ее усугубляют. К сожалению, таких при меров хоть отбавляй.

Дело еще больше осложняется тем фактом, что чаще всего основной причиной для заимствований служит не степень целесообразности, не сравнительный анализ уровня исследования проблемы, не глубина содер жания или степень точности отражения реальности, а причины совершен но банального свойства: необычность звучания, откровенно тривиальное следование моде на иностранную терминологию, замешанное на наукооб разном словоблудии, и т.п.

Очередной синдром неблагополучия понятийно-терминологической проблемы в сфере физической культуры находит отражение в явно избы точной полисемии в представлениях разных специалистов о содержатель ной сути одних и тех же понятий. В таких условиях изложению сколь ко-нибудь серьезных, а тем более концептуальных, позиций неизбежно должно предшествовать уточнение собственных представлений о сути хотя бы самых основных понятий, необходимость употребления которых обусловлена спецификой проблематики того или иного исследования.

Многие ученые и практики именно так и поступают. Однако при этом далеко не все из них бывают в достаточной мере озабочены проблема ми терминологической корректности, семантической точности, научной обоснованности и т.п. При этом особенно негативные последствия имеют место в тех случаях, когда дело касается введения в научный обиход но вых понятий и терминов или формулирования новых дефиниций по отно шению к давно и прочно утвердившейся терминологии.

Наряду с этим, довольно часто приходится наблюдать картину, когда в качестве обоснования понятийно-терминологического нововведения вы ступает лишь субъективное мнение его автора. При этом отсутствие од нозначности толкования понятий, как правило, возмещается попытками апеллирования к интуитивному пониманию его сути на уровне представ лений о здравом смысле того или иного авторитета в науке (что тоже вряд ли может считаться достаточно корректным и концептуально конструк тивным), а то и вообще без каких бы то ни было попыток обоснования.

Вместе с тем, убедительно объяснить факты с помощью всевозможных эмпирических, описательных или каких-либо иных подобных попыток совсем не просто. Такие «попытки, лишенные принципиальной основы, разбивались всегда о непомерное разнообразие и пестроту материала»

[20, с. 172]. Именно об это препятствие они разбиваются и сейчас.

В сложившихся к настоящему времени условиях развития понятий но-терминологической проблемы в высшей мере актуальное звучание приобретает старый афоризм «прежде чем спорить – договоритесь о терминах».

Заключение Однако реалии жизни свидетельствуют о том, что на сегодняшний день ведущие специалисты, являющиеся признанными авторитетами в сфере физической культуры, еще не совсем готовы, а в ряде случаев и вовсе не склонны к такому диалогу. По-видимому, это можно объяснить, с одной стороны, большой занятостью другими проблемами, а с другой – непоколебимой убежденностью в непогрешимости собственных позиций, непререкаемости авторитета и профессиональной самодостаточности, не позволяющих разглядеть рациональное зерно в позиции и аргументации оппонентов, а значит и конструктивные основания для компромисса.

В таких обстоятельствах выход возможен только на основе осущест вления этимологического, семантического и общенаучного категориаль ного анализа системы основных понятий, опирающегося на детализиро ванное историко-логическое исследование. Его важнейшим результатом должно явиться максимально возможное приближение к аксиоматической очевидности выводов, обеспечивающее их понятность и принятие всеми.

Только на такой методологически выверенной конструктивной основе можно рассчитывать на успешное продвижение вперед по пути достиже ния консенсуса в данной проблематике.

Полномасштабная реализация такого подхода в рамках какой-то одной работы не представляется возможной. Для его реализации необходимо объединение, аккумулирование усилий ведущих ученых страны в сфере физической культуры.

В данной работе предпринята попытка содействия продвижению имен но в данном направлении. Реализация наших намерений предполагалась в той мере, которая бы позволила, опираясь на методологические основания, более четко обозначить некоторые, на наш взгляд, конструктивные пози ции и взгляды на сущность основных наиболее важных понятий, упот ребляемых в сфере физической культуры с целью снижения вероятности их произвольного толкования и создания тем самым более благоприятных условий для решения важнейших проблем сферы физической культуры.

Представленный в монографии материал, по нашему мнению, дает до статочно веские основания для утверждения о том, что одним из наиболее конструктивных и плодотворных в решении терминологической пробле мы в сфере физической культуры является подход, основанный на более бережном отношении к уже сложившейся терминологии, ее наполнении (когда это целесообразно и возможно) современным содержанием. И толь ко когда эти попытки окажутся явно недостаточными, следует переходить к обоснованию необходимости введения новой терминологии.

Объективная реальность свидетельствуют о том, что существует на стоятельная необходимость дальнейшей разработки терминологической проблематики. Но делать это надо уже на новых фундаментальных ос новах, минимизирующих влияние субъективного фактора, который пока 154 Заключение является превалирующим. Достижение этой цели невозможно без обра щения к методологическим основаниям и объединения усилий ведущих ученых в области физической культуры как в России, так и за рубежом.

Автор разделяет суть мысли, выраженной в афоризме «всякая край ность – родная сестра ограниченности» (В. Белинский). Поэтому, несмот ря на то что им предпринято все, что в его силах, для максимально воз можной обоснованности и убедительности формулировок, он полностью отдает себе отчет в том, что представленный в монографии материал не может претендовать на истину в последней инстанции.


К тому же «требуется гораздо больше ума для того, чтобы передать свои мысли, чем иметь их» (Клод Адриан Гельвеций). Насколько это уда лось при написании данной книги – судить читателю. При этом автор с благодарностью примет все конструктивные замечания и мнения, под крепленные обоснованной и убедительной аргументацией.

ЛИТЕРАТУРА 1. Абзалов Р.А., Павлова О.И., Сальникова О.В. и др. Оценка уровня физиче ской подготовленности школьников 6–11 классов // Физическая культура: воспита ние, образование, тренировка. – 1999. – № 3–4. – С. 50–55.

2. Агашин Ф.К. Биомеханика ударных движений. – М.: ФиС, 1977. – 207 с.

3. Агеевец В.У., Михневич Ю.М. Теоретические аспекты формирования комп лекса целей системы физической культуры // Теория и практика физической куль туры. – 1986. – № 9. – С. 5–7.

4. Александров С.Э. Социальные функции физической культуры как состав ной части общечеловеческой культуры // Теория и практика физической культу ры. – 1990. – № 11. – С. 51–54.

5. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. – 338 с.

6. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. – М.: Меди цина, 1975. – 447 с.

7. Аршавский И.А. Физиологические механизмы и закономерности индивиду ального развития: основы неэнтропийной теории онтогенеза. – М.: «Наука», 1982.

8. Афанасьев Г.А. О системном подходе в социальном познании. – Вопросы философии. – 1973. – № 6. – С. 98–111.

9. Ашмарин Б.А. Теория и методика педагогических исследований в физиче ском воспитании. – М.: Физкультура и спорт, 1978. – 223 с.

10. Бальсевич В.К. Физическая культура для всех и для каждого. – М.: Физкуль тура и спорт, 1988. – 208 с.

11. Бальсевич В.К. Выявление и развитие спортивного таланта // Современные достижения спортивной науки: Международная научная конференция. – СПб., 1994. – С. 3.

12. Бальсевич В.К. Онтокинезиология человека. – М.: Теория и практика физи ческой культуры, 2000. – 275 с.

13. Бальсевич В.К., Шестаков М.П. Концепция альтернативных форм органи зации физического воспитания школьников / Спорт, духовные ценности, культу ра. – В. 7. – М.: РГАФК, 1997. – С. 232–237.

14. Барабанова В.Б., Васильева О.С. О соотношении спорта и физической культуры // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2005. – № 2. – С. 51.

156 Литература 15. Баранков О.Н. Пути и методы резкого повышения уровня общефизической подготовки детей в школе, располагающей обычной спортивной базой // Теория и практика физической культуры. – 1991. – № 2. – С. 59.

16. Белинович В.В. Основы методики физической культуры. – М.: Физкультура и спорт, 1939. – 218 с.

17. Белинович В.В. Обучение физическим упражнениям. – М.–Л.: Физкультура и спорт, 1949. – 184 с.

18. Белинович В.В. Обучение в физическом воспитании. М.: Физкультура и спорт, 1958. – 262 с.

19. Бернштейн Н.А. О построении движений. – М.: Медгиз, 1947. – 255 с.

20. Бернштейн Н.А. Ловкость и ее развитие. – М.: Физкультура и спорт. – 1991. – 288 с.

21. Бишаева А.А. Совершенствование движений в процессе физического вос питания с учетом возрастных возможностей двигательных функций: Автореф.

дис.... канд. пед. наук. – М., 1976. – 20с.

22. Бишаева А.А. Совершенствование сенсомоторики в процессе физического воспитания молодежи при подготовке к труду с повышенным нервно-эмоциональ ным напряжением: Автореф. дис. … д-ра пед. наук. – М., 1995.

23. Боген М.М. Обучение двигательным действиям. – М.: Физическая культура и спорт. – 1985. – 192 с.

24. Бокарев Ю.Г. Что нового в школах Курганской области? // Физическая культура в школе. – 1991. – № 6. – С. 8.

25. Бондаревская Е.В. Гуманистическая парадигма личностно-ориентирован ного образования. – Ростов-на-Дону: РГПУ, 1997. – 226 с.

26. Бриль М.С. Отбор в спортивных играх. – М.: ФиС, 1980. – 127 с.

27. Бутенко Б.И. О соотношении оптимальных и максимальных усилий при овладении спортивными движениями: Автореф. дис. … канд. пед. наук., 1962.

28. Бутенко Б.И. Новое в понимании двигательного навыка // Теория и практи ка физической культуры. – 1971. – № 2. – С. 57–59.

29. Быховская И.М. Человеческая телесность в социокультурном измерении:

традиции и современность. Общество социологов РАН. – М.: РИО ГЦОЛИФК, 1993. – 168 с. – С. 66.

30. Быховская И.М. «Быть телом» – «иметь тело» – «творить тело»: три уровня бытия «HOMO SOMATIS» и проблемы физической культуры // Теория и практика физической культуры. – 1993. – № 7. – С. 2–5.

31. Васильев В.В., Жуков Е.К. Физиология: Учебник для ин-тов физической культуры / Под общ. ред. Н.В. Зимкина. – М.: ФиС, 1964.

32. Васьков Ю.В. Раздел «Основы знаний» // Физическая культура в школе. – 1989. – № 9, 11;

1990. – № 2, 4;

1991. – № 1,5;

1992. – № 11–12.

33. Введение в теорию физической культуры: Учеб. пособие / Под ред.

Л.П. Матвеева. – М.: Физкультура и спорт, 1983. – 128 с.

34. Верхошанский Ю.В. Ударный метод развития «взрывной» силы // Теория и практика физической культуры. – 1968. – № 8. – С. 59–63.

35. Верхошанский Ю.В. Основы специальной силовой подготовки в спорте. – М.: ФиС, 1970. – 263 с.

Литература 36. Верхошанский Ю.В. Основы специальной силовой подготовки в спорте.

Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: ФиС, 1977. – 215 с.

37. Верхошанский Ю.В. Основы специальной физической подготовки спорт сменов – М.: ФиС, 1988. – 331 с.

38. Визитей Н.Н. Физическая культура личности (проблемы человеческой те лесности: методологические, социально-философские, педагогические аспекты) – Кишинев: Штиинца, 1989. – 110 с. – С. 3–25.

39. Виленский М.Я. Формирование физической культуры личности учителя в процессе его профессиональной подготовки: Автореф. дис. … д-ра пед. наук. – М., 1990. – 84 с.

40. Виленский М.Я. Социально-педагогические детерминанты формирова ния здорового образа жизни // Теория и практика физической культуры. – 1994. – № 9. – С. 9.

41. Виленский М.Я., Литвинов Е.Н. Физическое воспитание школьников: во просы перестройки // Физическая культура в школе. – 1990. – № 12, с. 2–7.

42. Виленский М.Я., Сафин Р.С. Профессиональная направленность физиче ского воспитания студентов педагогических специальностей: Учеб. пособие. – М.:

Высшая школа, 1989. – С. 35–36.

43. Волков А.М., Микадзе Ю.В., Солнцева Г.Н. – Деятельность: структура и ре гуляция (психологический анализ). – М., 1987.

44. Волков В.М. К проблеме спортивных способностей // Теория и практика физической культуры, 1982. – № 5. – С. 46–48.

45. Волков Л.В. К проблеме предпосылок развития двигательных способно стей // Теория и практика физической культуры, 1993. – № 5–6. – С. 41.

46. Выготский Л.С. Педагогическая психология. – Изд. 2-е. – М., 1991.

47. Выдрин В.М. Неспециальное (непрофессиональное) физкультурное образование // Теория и практика физической культуры. – 1995. – № 5–6. – С. 15–17.

48. Выдрин В.М., Пономарев Н.И., Евстафьев Б.В., Гончаров В.Д., Никола ев Ю.М. К вопросу определения понятий в теории физической культуры // Теория и практика физической культуры. – 1987. – № 2. – С. 23–25.

49. Гегель Г.В.Ф. Сочинения. Феноменология духа. – М.: Соцэкгиз, 1959.

50. Геращенко И.Г., Шамардин А.И., Зубарев Ю.А., Кудинов А.А. – О принци пах неопределенности в спортивной педагогике // Теория и практика физической культуры. – 1998. – № 9. – С. 2.

51. Головина Л.Л., Копылов Ю.А. Физическое воспитание учащихся общеобра зовательных школ: личностный аспект // Физическая культура: воспитание, обра зование, тренировка. – 1998. – № 2. – С. 17–19.

52. Голомазов С.В. Исследование механизмов управления точностью движе ний и экспериментальное обоснование методики ее повышения: Автореф. дис....

канд. пед. наук. – М., ГЦОЛИФК, 1973. – 30 с.

53. Голубева О.Н., Суханов А.Д. Проблема целостности в современном образо вании. Философия образования. – М., 1966. – С. 57.

54. Гордиенко В.Г. От физкультуры двигательной к теоретической // Физиче ская культура в школе. – 1997. – № 5. – С. 11–12.

55. Гранит Р. Основы регуляции движений. – М.: Мир, 1973. – 36 с.

158 Литература 56. Гугин А.А. Уроки физической культуры в 1–3 классах. – М.: Просвещение, 1977. – 238 с.

57. Гужаловский А.А. Развитие двигательных качеств у школьников. – Минск:

«Нар. Асвета», 1978. – 88 с.

58. Гумбольдт В. Язык и философия культуры / Пер. с немецкого. – М.: Про гресс, 1985. – 451 с.

59. Давыдов В.В. Виды обобщения в обучении. – М.: Педагогика, 1972. – 346 с.

60. Давыдов В.В. Проблемы развивающего обучения. – М.: Педагогика, 1986.

61. Дежников А.Г. Исследование вопросов обучения детей младшего школьно го возраста умениям оценивать пространственные, временные и силовые характе ристики движений: Автореф. дис. … канд. пед. наук. – М.: Изд-во НИИ физиоло гии детей и подростков АПН СССР, 1977. – 22 с.

62. Демени Г. Научные основы физического воспитания: перевод с француз ского. – М.: Типо-лит. П.К. Прянишникова. – 1905. – 299 с.

63. Дударова Т.А. О некоторых особенностях совершенствования точности двигательных действий у школьников // Теория и практика физической культу ры. – 1989. – № 3. – С. 26.

64. Дуркин П.К., Лебедева М.Л. К проблеме воспитания личной физической культуры // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2000. – № 2. – С. 51–53.

65. Дьячков В.М. Физическая подготовка спортсмена. – М.: Физкультура и спорт, 1967. – 40 с.

66. Дюперрон Г.А. Теория физической культуры: Т. 1. – Основные понятия. – 146 с.;

Т. 2. – Систематика. – 228 с.;

Т. 3. – Практическое применение физических упражнений. – 62 с. – Л.: Время, 1925. – 436 с.

67. Евстафьев Б.В. Понятийный словарь по теории физической культуры. – Л.:

ГДОИФК им. П.Ф.Лесгафта, 1985. – 132 с.

68. Евсеев С.П. Физическая культура в системе высшего профессионального образования: реалии и перспективы / Монография. – СПб.: ГАФК им. П.Ф. Лес гафта, 1999. – 144 с.

69. Единак Г.А. Индивидуализация процесса развития двигательных способ ностей юношей 15–17 лет разных соматических типов на уроках физической куль туры: Автореф. дис. … канд. пед. наук. – М., НИИРАО. – 1992. – 25 с.

70. Завьялов Л.К. Систематизация теоретического материала учебной програм мы // Физическая культура в школе. – 1981. – № 11. – С. 17.

71. Завьялов Л.К. Формирование знаний в процессе физического воспитания:

Теория и методика физического воспитания: Учебник для студентов факультетов физической культуры пед. институтов. – М.: Просвещение, 1990. – С. 157–166.

72. Завьялов Л.К. Педагогика физической культуры / Под ред. Б.А. Ашмарина, Л.К. Завьялова. – Ч. 1. – СПб.: ЛГОУ, 1999. – 353 с.

73. Загвязинский В.И. Физическая культура в системе отечественного образо вания // Теория и практика физической культуры. – 2005. – № 8. – С. 59–61.

74. Запорожец А.В. Избранные психологические труды. – В 2-х т. – Т. II. – Раз витие произвольных движений. – М.: Педагогика, 1986. – 297 с.

75. Зациорский В.М. Концепция перестройки школьной физической культуры:

Проект. – М.: ВНИИФК, 1988.

Литература 76. Зеленов Л.А. Становление личности. – Горький: Волго-Вятское изд-во, 1989. – 167 с.

77. Зеленов Л.А., Лебедев Ю.А. Физическая культура как система (к дискуссии о предмете теории физической культуры) // Теория и практика физической культу ры. – 1985. – № 9. – С 48–50.

78. Зинченко В.П. Предпосылки становления непрерывного образования // Со ветская педагогика. – 1991. – № 1.

79. Игропуло В.С. Основы образовательных технологий. – Ставрополь: Инсти тут развития образования, 1996. – 226 с.

80. Ильин Е.П. От культуры физической – к культуре здоровья // Теория и прак тика физической культуры. – 1994. – № 7. – С. 46.

81. Казарян Ф.Г. Особенности возрастной динамики мышечной силы и про блема рационализации силовой подготовки в школьном возрасте: Автореф. дис. … д-ра пед. наук. – М. – 1975.

82. Клинберг Л. Проблемы теории обучения: пер. с немецкого. – М.: Педагоги ка, 1984. – 256 с.

83. Кожевникова И.Г. Формирование и развитие концепта «спорт» в рус ской концептосфере // Теория и практика физической культуры. – 2003. – № 2. – С. 47–49.

84. Колесникова И.А. Педагогическая реальность: опыт межпарадигмаль ной рефлексии. Курс лекций по философии педагогики. – СПб.: Детство-Пресс, 2001. – 288 с.

85. Коренберг В.Б. Проблема физических и двигательных качеств // Теория и практика физической культуры, 1996. – № 7. – С. 2–5.

86. Корнеев В. Договоримся о терминах // Физическая культура в школе. – 1993. – № 5. – С. 44.

87. Круглова Л.К. Основы культурологии. – СПб.: 1995. – С. 47.

88. Крупская Н.К. Педагогические сочинения. – В IV т. – М.: Педагогика, 1979.

89. Кузин В.В., Никитюк Б.А. Природное и духовное: мозг – разум – дух в свя зи с физическим совершенствованием человека (к проблематике интегративной антропологии) // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 1998. – № 1. – С. 2.

90. Кузнецов В.В. Научно-методические основы проблемы совершенствования силовых качеств спортсменов высших разрядов: Автореф. дис. … д-ра пед. наук. – М., ЦНИИФК 1972. – 68 с.

91. Кузнецова З.И. Физическое воспитание и гармоническое развитие лично сти в социалистическом обществе: Новое в теории и практике физического воспи тания детей и подростков / Сборник научных трудов. – М., 1976.

92. Курысь В.Н. Всеобщее физкультурное образование – путь к здоровью нации // Вестник Ставропольского государственного университета. – Вып. 16. – 1998. – С. 140–146.

93. Леднев В.С. Содержание образования: сущность, структура, перспекти вы. – М.: Высшая школа, 1991.

94. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. – Т. 29. – С. 128. – С. 149.

95. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. – М.: Политиздат. – 1977. – 304 с.

160 Литература 96. Лесгафт П.Ф. Руководство по физическому образованию детей школьно го возраста. – СПб.: тип. Н.А.Лебедева, 1888. – Ч.1. – 356 с. – СПб.: Тип. Тов-ва художественной печати, 1901. – Ч. 2. – 407 с.

97. Лесгафт П.Ф. О преподавании естественных наук в специальных учеб ных заведениях: Собрание сочинений. – Т. 4. – С. 348–354.

98. Литвинов Е.Н., Захаров Л.А. Цели физического воспитания: сборник работ участников Международного семинара «Проблемы совершенствования физиче ского воспитания учащихся общеобразовательных школ». – М., 1993. – С. 50–55.

99. Лотоненко А.В. Педагогическая система формирования у студенческой молодежи потребности в физической культуре: Автореф. дис. … д-ра пед. наук. – Краснодар, 1999.

100. Лубышева Л.И. Концепция формирования физической культуры челове ка. – М.: РГАФК, 1992. – 120 с.

101. Лубышева Л.И. Современные подходы к формированию физкультурно го знания у студентов вузов // Теория и практика физической культуры. – 1993. – № 3. – С. 19–21.

102. Лубышева Л.И. Социальное и биологическое в физической культуре чело века в аспекте методологического анализа // Теория и практика физической куль туры. – 1996. – № 1. – С. 2.

103. Лубышева Л.И. Современный ценностный потенциал физической куль туры и спорта и пути его освоения обществом и личностью // Теория и практика физической культуры. – 1997. – № 6. – С. 10.

104. Лукьяненко В.П. Применение упражнений с отягощениями с целью фор мирования точности движений при обучении метаниям детей младшего школьно го возраста // Автореф. дис. … канд. пед. наук. – М.: 1980. – 18 с.

105. Лукьяненко В.П. Точность движений: проблемные аспекты теории и их прикладное значение // Теория и практика физической культуры, 1991. – № 4. – С. 2–10.

106. Лукьяненко В.П. Об одной вековой дискуссии // Физическая культура в школе. – 1997. – № 3. – С. 52–58.

107. Лукьяненко В.П. Состояние и перспективы совершенствования физиче ского воспитания школьников в свете современных концептуальных подходов // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 1999. – № 1–2. – С.18–25.

108. Лукьяненко В.П. На острие проблем школьной физкультуры // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2001. – С. 39–44.

109. Лукьяненко В.П. Физическая культура: Основы знаний: Учебное посо бие. – Ставрополь: Изд-во СГУ. – 2001. – 224 с.

110. Лукьяненко В.П. Теоретико-методическое обоснование содержания об щего среднего физкультурного образования // Дис. … д-ра пед. наук. – Майкоп, 2002. – 710 с.

111. Лукьяненко В.П. Физическая культура: основы знаний: Учебное посо бие. – М.: Советский спорт, 2003. – 224 с.

112. Лукьяненко В.П. Современное состояние и концепция реформирования системы общего образования в области физической культуры: Монография. – М.:

Советский спорт, 2005. – 256 с.

Литература 113. Лукьяненко В.П. Концепция модернизации системы общего среднего физ культурного образования в России. – М.: Советский спорт, 2007. – 95 с.

114. Лукьяненко В.П. Физическая культура: основы знаний: Учебное пособие.

2-е изд., перераб. и доп. – М.: Советский спорт, 2007. – 235 с.

115. Лях В.И. Проблемы определения цели и содержания физического воспи тания учащихся общеобразовательной школы: сборник работ участников Меж дународного семинара «Проблемы совершенствования физического воспитания учащихся общеобразовательных школ». – М., 1993. – С. 3–10.

116. Лях В.И., Мейксон Г.Б. Воспитание, а не только физическая подготовка // Физическая культура в школе. – 1991. – № 1. – С. 11.

117. Лях В.И. Общая характеристика двигательных способностей. Основы тео рии и методики их развития в практике физического воспитания // Физическая культура в школе, 1996. – № 2. – С. 2.

118. Лях В.И., Копылов Ю.А., Малыхина М.В. и др. Физическое воспитание учащихся общеобразовательной школы: состояние, перспективы и пути реоргани зации // Теория и практика физической культуры. – 1998. – № 9. – С. 49–51.

119. Лях В.И., Богданов Г.П., Лапицкая Е.М. Совершенствование физическо го воспитания учащихся в образовательных учреждениях Мурманской области. – Мурманск, НИИ «Пазари». – 1999. – 67 с.

120. Майнберг Э. Основные проблемы педагогики спорта: вводный курс / Пер.

с немецкого. – М.: Аспект Пресс, 1995. – 318 с.

121. Мансуров И.И. Физическая культура полиэтнического общества: Авто реф. дис. … д-ра пед. наук. – Майкоп. – 2001. – 47 с.

122. Маркосян А.А. Вопросы возрастной физиологии. – М.: Просвещение, 1974. – 222 с. (Б-ка директора школы).

123. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – Изд. 2-е. – Т. 23, – С. 188–189.

124. Марьясов С.К. Методика обучения учащихся 4–6 классов оценивать про странственные, временные и силовые характеристики движений на уроках физи ческой культуры: Автореф. дис. … канд. пед. наук. – М., 1985 – 24 с.

125. Матвеев А.П. Теория и методика физического воспитания: Учеб. для сту дентов / Б.А. Ашмарин, Ю.А. Виноградов, З.Н. Вяткина и др.;

под ред. Б.А. Ашма рина. – М.: Просвещение, 1990. – 287с. – С. 119.

126. Матвеев А.П. Очерки по теории и методике образования школьников в сфере физической культуры. – М.: РГАФК, 1997. – 120 с.

127. Матвеев А.П. Теоретико-методические основы формирования учебного предмета «Физическая культура» в общеобразовательной школе: Дис. … д-ра пед.

наук в форме научного доклада. – М., 1997. – 92 с.

128. Матвеев А.П. Экзамен по физической культуре // Физическая культура в школе. – 1998. – № 5. – С. 6.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.