авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Савроматы и сарматы на Нижнем Дону В монографии рассматривается материальная культура, политическая и этническая история кочевников степного Подонья ...»

-- [ Страница 4 ] --

Исходные формы однолезвийных ножей второго типа, обнаруженных в памятниках переходного периода на Дону, можно установить по подобным бронзовым ножам, найденным в позднесрубных захоронениях левобережья Нижнего Дона. Так, в погребении 4 кургана 2 Веселовской группы (Мошкова М. Г., Максименко В. Е. Работы Багаевской экспедиции в 1971 г. - В кн.: Археологические памятники Нижнего Подонья. М., 1974, т. 2, с. 32, табл. XXI, 1, 2.) найден бронзовый нож с широкой спинкой, изогнутым лезвием и пластинчатым черешком со сквозным отверстием-петлей на конце (рис. 43, 4). Интересно отметить, что это захоронение по типу близко выделенной нами второй группе погребений переходного периода на Дону. Оно было совершено в грунтовой яме размером 2,65X1 м, сопровождалось охрой желтого и красного цвета, жертвенной пищей (кости барана) на деревянном блюде. Костяк лежал в скорченном положении, на левом боку. Левая рука вдоль тела, кисть правой согнутой руки - на тазе. В погребении найдены кремневый отщеп, остатки бронзовой спиралевидной подвески и ладьевидной формы топор из черной магматической породы. Указанное погребение перекрывалось еще двумя аналогичными по обряду захоронениями, но без сопровождающего инвентаря.

Если нож из погребения 4 кургана 2 Веселовской группы сходен с ножом из погребения 8 кургана 58/26 у Саркела, то бронзовый нож из позднесрубного захоронения 15 кургана 5 Ясыревской группы (рис. 43, 5) (Мошкова М. Г., Федорова-Давыдова Э. А. Работы Цимлянской экспедиции 1970 года.- Там же, т. 1, с. 34, 35, 86, 87, табл. VIII, 2, 3.) идентичен на форме ножам из погребений Грушевского и Балабинского могильников. Второй нож (рис. 43, 6) из погребения 15 кургана 5 с оттянутым вверх концом и сильно изогнутой спинкой имеет восточные параллели в памятниках поздней бронзы Казахстана (Кузьмина Е. Е. Металлические изделия энеолита и бронзового века в Средней Азии. САИ. М., 1966, вып. В. 4 - 9, с. 74.).

Анализ ножей двух выделенных типов позволяет предположить, что они имеют различные корни происхождения. Если двулезвийные ножи (первый тип) явно северопричерноморского происхождения, то однолезвийные, серповидные (второй тип) вполне могли появиться под влиянием урало-казахстанских (т. е. восточных) аналогов. Как известно, начиная с середины II тыс. до н. э. на территории Восточной Европы прослеживается мощное влияние западноазиатских металлургических центров, которое удерживается до конца эпохи бронзы (Черных Е. Е. История древнейшей металлургии Восточной Европы. М., 1966, с. 84.). Кроме того, следует отметить еще одно обстоятельство. В комплексах VIII - VII вв. до н. э. двулезвийные бронзовые ножи - явление исключительно редкое, в это время их полностью вытесняют однолезвийные (OAK за 1892 г. Спб., 1884, с. 37, 38;

Iллинсъка В. А., Тереножкiн О. I. Киммерiйський час. - В кн.: Археологiя Украiнськoi PCP. KИIB, 1971, т. 2, с. 12, рис. 3, 2, 3;

Яковенко Э. В., Бидзиля В. И. Киммерийские погребения Высокой Могилы. - СА, 1974, № 1, с. 153, рис. 5, 5;

Мамонтов В. И. Отчет о работе Приволжского отряда ЛОИА АН СССР и Волгоградского музея краеведения в 1970 г.- Архив ИА АН СССР, р-1, д. 4205, с. 2, 3;

д. 4205а, рис. 26.). Подобные ножи в последующее время употребляются лишь в ритуальных целях (Ильинская В. А. Раннескифские курганы бассейна р. Тясмин (VII - VI вв. до н. э.). Киев, 1975, с. 34, 109, 155.). К двулезвийным бронзовым изделиям переходного периода на территории Северного Причерноморья относится лишь нож (или кинжал) из погребения 5 кургана Высокая могила (Яковенко Э. В., Бидзиля В. И. Указ. соч., с. 153, 157, рис. 8.). По мнению А. И. Тереножкина, подобными образцами завершилась эволюция кинжалов срубной культуры в Северном Причерноморье (Тереножкин А. И. Киммерийские мечи и кинжалы. - В кн.: Скифский мир. Киев, 1975, с. 3 - 5.).

В погребениях конца VII - начала VI в. до н. э. на территории Нижнего Подонья найден всего один нож. Это железный нож из погребения 25 кургана 1 у ст. Хапры (рис. 9, 8), по форме близкий бронзовым и железным однолезвийным ножам переходного периода.

Он довольно длинный, более 10 см. Лезвие широкое, имеет изогнутую спинку и вогнутый режущий край. Со стороны спинки лезвие переходит в плоский черенок, на котором сохранились следы дерева.

Несколько типов и вариантов можно выделить среди ножей V - III вв. до н. э. К первому типу относятся ножи без выделенного черенка. Черенки прямоугольной (рис. 44, 1 - 10) или трапецевидной формы (рис. 44, 11,12) служат продолжением клинка. По форме лезвия ножи этого типа делятся на два варианта.

Лезвия ножей первого - серпообразные (рис. 44, 4), ножи второго имеют плавно изогнутую к острию спинку и почти прямое лезвие (рис. 44, 6). Рукояти подобных ножей делались цельными из дерева или кости и насаживались на черенок или же изготовлялись из двух половинок и крепились при помощи заклепок. Костяные рукоятки ножей, обнаруженных в Подонье, чаще всего прямоугольной формы, овальные в сечении (рис. 44, 1 - 6). Общая длина ножей первого типа составляет в среднем 15 - 18 см, длина лезвия - 10 - 12 см.

Спинка ножей утолщена, лезвие расковано. В разрезе клинок имеет форму узкого равнобедренного треугольника. Лезвие шириной около 2 см.

Подобные типы ножей могут иметь весьма внушительные размеры. Так нож, найденный в кургане у пос. Шолоховского, был длиной 26 см (рис. 44, 1), а нож из погребения 4 кургана 5, 2-го Крепинского могильника - 28 см при сравнительно небольшой рукояти (Лагоцкий К. С. Отчет о работе первого Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 году.- Архив ИА АН СССР, р-1, д. 5240.). Этот нож больше похож на секач (рис. 44, 6). Ножи подобных форм и размеров встречаются в близких по времени захоронениях на Кавказе (Виноградов В. Б. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время.

Грозный, 1972, с. 360, рис. 44, 5.).

Ножи с дуговидной спинкой, прямым или вогнутым лезвием, черенком, не отделенным от лезвия уступами, и рукоятью из костяных пластин имеют многочисленные аналогии в скифских памятниках, особенно в памятниках IV - III вв. до н. э. (Мелюкова А. И.

Поселение и могильник скифского времени у села Николаевка. М., 1975, с. 170.

Граков Б. II. Каменское городище на Днепре. - МИА, 1954, № 36, с. 110, 111;

Он же.

Скифские погребения на Никопольском курганном поле. - Там же, 1962, № 115, с. 92, рис. 9.). Значительное количество таких ножей найдено на Среднем Дону (Либеров П. Д. Памятники скифского времени на Среднем Дону. - САИ. М., 1965, вып. Д1 - 31, табл. 16.).

На территории Нижнего Подонья ножи подобного типа чаще встречаются в погребениях правобережья Дона (Новочеркасский комплекс, 1973 г.;

Шолоховский, Кащеевский, Карнауховский курганы и т. д.). На левобережье Дона ножи первого типа обнаружены пока лишь в четырех погребениях (2-й Крепинский могильник, курган 5, погребение 4;

Ясыревский могильник, курган 1;

Азовский курган;

погребение в кургане 9 Азовской группы), несмотря на то, что в целом савроматских комплексов здесь гораздо больше, чем на правобережье.

Для левобережья, особенно районов, близких к его дельте, характерны ножи второго типа (рис. 44, 14 - 19). Этот тип имеет дуговидную спинку, плавно, иногда с небольшим изгибом переходящую в короткий прямоугольный черенок, который отделен от лезвия прямым или слегка скошенным в сторону лезвия выступом. Лезвие чаще вогнутое (рис. 44, 15, 16), но встречается и прямое (рис. 44, 14). Длина ножей от 7 до 17 см. Ножи подобного типа, вероятно, ведущие свое происхождение от однолезвийных бронзовых ножей позднебронзовой эпохи и переходного периода, в скифо-сарматское время имели широкое распространение в среде кочевников. Обнаружены они в скифских погребениях на Украине (Граков Б. Н. Каменское городище на Днепре, с. 110, табл. XIII, 2 (2-й тип);

Мелюкова А. И. Поселение и могильник скифского времени у села Николаевна, с, - 172;

рис. 51, 52.), в Крыму (Яковенко Э. В. Рядовые скифские погребения в курганах Восточного Крыма. - В кн.: Древности Восточного Крыма. Киев, 1970, с. 123, рис. 11, 1 - 9;

с. 127.), на Среднем Дону (Пузикова А. И. Поселения Среднего Дона. - МИА, 1969, № 151, с. 68, рис. 14 - 16.), Кубани (Анфимов Н. В. Меото сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской. - Там же, 1951, № 23, с. 167, рис. 4, 11.), в Поволжье и Приуралье (Смирнов К. Ф. Савроматы. М., 1964, с. 105 106;

Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Савроматы Поволжья и Южного Приуралья.- САИ.

М., 1963, вып. Д1 - 9, табл. 1, 22.). Менее характерный для скифских степных памятников (Мелюкова А. И. Поселение и могильник скифского времени у села Николаевна, с. 170.), этот тип ножей часто встречается в погребениях савроматской культуры (Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Указ.

соч., табл. 18, 22, 23: Садыкова М. X. Сарматские памятники Башкирии. - МИА, 1962, № 115, с. 266, рис. 4, 3.).

Ножи третьего типа имеют небольшой черенок, который отделен от лезвия небольшими уступами (рис. 44, 20 - 22). Лезвия у них, как правило, менее изогнуты, спинки иногда прямые. Ножи подобного типа также характерны для памятников савроматской культуры (Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Указ. соч., табл. 18, 27, 30, 32.). На Нижнем Дону такие ножи найдены в кургане у пос. Шолоховского и в погребении 31 кургана 7 Койсугского могильника.

К ножам третьего типа близки ножи, которые появляются на Дону (как, впрочем, и во всем Северном Причерноморье) с момента появления племен прохоровской культуры. Это однолезвийные ножи чаще с прямым (рис. 44, 24), реже со слабоизогнутым (рис. 44, 28) клинком, постепенно сужающимся к острию. Они встречены в погребениях прохоровской культуры Койсугского могильника в кургане 4, погребении 19 (рис. 44, 30), в кургане 5, погребении (рис. 44, 24), а также у хут. Попова в кургане 30/6, погребении (рис. 44, 28), у пос. Донского на правобережье Дона в кургане 5, погребении 23 (рис. 44, 27) и в погребении 17 (рис. 44, 29). Ножи подобного типа наиболее характерны для сарматской эпохи.

Например, в Поволжье они обнаружены в Калиновском могильнике (Шилов В. П. Калиновский могильник.- МИА, 1959, № 60, с. 437, рис. 43, 7, 18, 23.) и в курганах у с. Иловатки и Политотдельского (Смирнов К. Ф. Курганы у сел Иловатка и Политотдельское. - Там же, с. 239, рис. 15, 5;

с. 211, рис. 3, 1, 2 и в Усть-Лабинском могильнике, в памятниках 3-й др.), хронологической группы (Анфимов Н. В. Указ. соч., с. 185, рис. 13, 11.).

Носили ножи кочевники на поясе в кожаных или деревянных футлярах, следы которых иногда сохраняются на клинках. В некоторых случаях ножи находят намеренно сломанными или погнутыми. Такие ножи обнаружены в кургане у пос. Шолоховского и в погребении 15 кургана 5 Койсугского могильника.

Абразивные инструменты. Для заточки различных режущих и колющих орудий труда и оружия кочевники обычно использовали абразивные инструменты, сделанные из различных пород камня с мелкой кристаллической структурой. Эти каменные орудия представлены оселками и песчаниковыми или другими каменными плитками с плоской поверхностью для заточки.

На территории евразийских степей оселки попадаются в захоронениях киммерийской (Тереножкин А. И. Киммерийцы, с. 146.) и скифской эпохи (Граков Б. Н. Каменское городище на Дону: с. 138, табл. XX, 5 а, б.). Значительное количество их обнаружено в погребениях савроматской культуры в Поволжье и Приуралье (Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Указ. соч., табл. 19, 13 - 31.). На территории Нижнего Подонья абразивные инструменты чаще находят в погребениях сарматской эпохи. Лишь в одном захоронении IV в. до н. э. (хут.

Арпачин, курган 6, погребение 5, раскопки 11. С. Каменецкого, 1975 г.)найден оселок со сверлиной.

Оселки обнаружены в двух сарматских погребениях кургана 58/26 у хут. Попова (рис. 41, 2, 3), на Маныче в кургане 2, погребении 6 у хут. Веселого (рис. 41, 4) и в кургане 28, погребении 4 у хут. Алитуба (рис. 41, 5).

Кремневые отщепы и железные кресала. В кочевнических погребениях иногда находят кремневые отщепы, которые, вероятно, иногда использовались и для высекания огня (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 107.). На Дону они обнаружены в трех погребениях переходного периода (хут. Балабин, группа 1, курган 10 и 13, раскопки А. А. Узянова, 1975 г.;

курган 11 у пос. Грушевки, погребение 3, раскопки Е. И. Савченко, 1979 г.;

курган Койсугского могильника, погребение 14, раскопки 1967 г.) и в погребении VI в.

до н. э. у хут. Ново-Александровки (курган 7, погребение 8, раскопки С. И.

Лукьяшко, 1977 г.).

Кремневые огнива найдены в ранне-сарматских погребениях у хут. Ясырева (курган 8, погребение 19) и хут. Попова (курган 58/26, погребение 10). Известны и находки железных кресал, служащих для высекания огня. Так, железное кресало из погребения кургана 30/6 у хут. Попова имело форму вытянутого овала с вогнутыми длинными сторонами. Сделано оно из железного стержня диаметром 0,8 см (рис. 41, 12). Овальное железное кресало найдено в погребении 6 кургана 2 у хут. Усьмана В. П. Шиловым (Материалы хранятся в РОМК.).

Пряслица (рис. 42, 1 - 16). Этот важный хозяйственный предмет, выполняющий функции грузика на конце веретена при прядении, часто находят в захоронениях скифянок, савроматок и сарматок.

Изготавливались пряслица из обожженной глины, реже из камня и других материалов. Выделение каких-либо четких хронологических групп по типам этого вида предметов пока затруднительно, так как одни и те же формы пряслиц встречаются на протяжении всей эпохи раннего железного века на обширной территории скифо сарматского мира.

О пряслицах киммерийского времени судить и вовсе не приходится, так как эта категория предметов в могилах Подонья не встречалась. Впрочем, они не встречаются в погребениях этого периода и на всей территории южнорусских степей (Тереножкин А. И.

Киммерийцы, с. 162.).

В погребениях раннего периода железного века подобные находки также не очень часты. На Дону лишь в одном захоронении VI в. до н. э. (Ростовские курганы, курган, 5, погребение 1) обнаружен интересный экземпляр пряслица, отлитого из свинца (рис. 42, 1). Пряслице плоское, на обеих сторонах глубокие желобки, благодаря которым край его имеет форму валика.

Поверхность орнаментирована лучевидно расхолящимися от отверстия желобками. Гораздо чаще пряслица встречаются в женских захоронениях IV - III вв. до н. э. Глиняные пряслица этого времени обычно конической (рис. 42, 3 - 5) или биконической (рис.

42, 10) формы. Встречаются грушевидные (рис. 42, 9), дисковидные уплощенные (рис. 42, 6, 7).

Пряслица дисковидной формы характерны для захоронений савроматской культуры районов Заволжья и особенно Южного Приуралья (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 107.). Интересно отметить, что пряслица подобного типа (рис. 42, 6, 7) обнаружены в одном из погребений IV - III вв. до н. э. левобережья дельты Дона (Койсуг, 1968 г., курган 5, погребение 26), которое по своему обряду отличается от захоронений этого времени в данном регионе, но близко группе савроматских захоронений, расположенных в более восточных районах и в междуречье Северского Донца и Дона.

В раннесарматских погребениях на Нижнем Дону встречаются в основном те же формы пряслиц (рис. 42, 11 - 12), но значительно чаще начинают попадаться пряслица шаровидной формы, изготовленные иногда из мягких пород светлого камня (рис. 42, 13 16). Как известно, каменные шаровидные пряслица из мрамора, алебастра, гипса характерны для сарматских могил Поволжья и Приуралья (Там же.).

Глиняные пряслица часто бывают украшены точками, насечками (рис. 42, 9), прямыми крестообразными (рис. 42, 5) или лучевидными (рис. 42, 4) линиями. Выделка их различна, иногда они даже подлощены (Койсуг, 1968 г., курган 5, погребение 26), но чаще всего обжиг плохой, глина темного, почти черного цвета.

Не исключено, что форма и размер пряслиц зависят от прядильного материала и толщины нитей (Шрамко Б. А. Хозяйство лесостепных племен Восточной Европы в скифскую эпоху: Автореф. дис.... докт. ист.

наук. Киев, 1965, с. 29.).

Шилья, проколки, иглы. Эти предметы встречаются на Дону пока только в погребениях не ранее савроматского периода. Два довольно массивных железных шила с остатками деревянной рукоятки найдены в погребении 2 кургана 3 у пос. Северного (рис.

41, 6) и в кургане 1 у хут. Кащеевки (рис. 41, 8). Эти экземпляры имеют круглое сечение, небольшой заостренный черенок для насадки и длинное, свыше 10 см, острие. Подобной формы массивное шило обнаружено в погребении 12 Беглицкого некрополя (рис. 41, 7).

Шилья, обнаруженные в раннесарматских захоронениях (курган у хут. Алитуба, погребение 20;

курган 2 у хут. Усьмана, погребения 6 и 10 (Раскопки В. П. Шилова, 1962 г. Материалы хранятся в РОМК.);

Койсугский курган 5, погребение 15), повторяют форму савроматских, но значительно меньше и тоньше (рис. 41, 9).

Встречаются шилья, у которых сечение острия прямоугольное.

В савроматских и сарматских захоронениях иногда попадаются проколки, сделанные из костей животных (Смирнов К. Ф. Савроматы, с.

107.). Подобные изделия найдены В. П. Шиловым в погребении кургана 2 у хут. Усьмана и в погребении 6 кургана 1 у хут. Алитуба (рис. 41, 1). Несколько необычной является проколка или игла (?), обнаруженная А. Н. Мелентьевым в погребении 23 кургана 5 у пос.

Донского (рис. 41, 10). Она сделана из белого металла (из свинца, по определению авторов раскопок), по форме напоминает скорее иглу, так как в обушковой части имеется отверстие.

2. Керамика. Деревянная посуда. Бронзовые котлы. Прочая металлическая посуда Керамика. Наиболее часто в погребениях кочевников раннего железного века обнаруживают керамику. Она не только определенный показатель экономического и социального развития общества (например, импортную кружальную керамику высокого качества находят чаще в богатых захоронениях знати), но в некоторых случаях и признак этнического различия. Как известно, кочевники - скифы, савроматы, сарматы - не использовали гончарный круг и специальные печи для обжига, а изготавливали лепную керамику традиционными способами с сохранением определенных форм и приемов орнаментации. Поэтому в силу определенной региональной замкнутости лепная керамика может быть одним из важнейших показателей при определении этноса.

В погребениях кочевников переходного периода на Дону встречается керамика различных видов и форм. Значительное место среди находок занимает лощеная керамика, появление которой на данной территории относится к переходному времени (Там же, с. 108.).

Лощеная керамика эпохи поздней бронзы и начала железного века хорошо известна, однако ее общая дробная классификация и хронология разработаны еще недостаточно, несмотря на ряд интересных исследований (Грязное М. П. О чернолощеной керамике Кавказа, Казахстана и Сибири в эпоху поздней бронзы. - КСИА, 1966, № 108, с. 31 - 34;

Тереножкин А. И. Киммерийцы;

Ильинская В. А. Раннескифские курганы бассейна р.

Тясмин;

Мелюкова А. И. Скифия и фракийский мир. М., 1979;

Гаврилюк И. А. Лощеная керамика степных погребений предскифского времени. - В кн.: Памятники древних культур Северного Причерноморья. Киев, 1979.).

К лощеной керамике переходного периода правобережья Дона следует отнести фрагменты сосуда, найденные вместе с бронзовыми удилами раннего типа в 1939 г. в разрушенном погребении кургана в Ростове-на-Дону (Лунин Б. В. Археологические раскопки и разведки в Ростовской области в 1938 и 1939 гг. - В кн.: Археологические раскопки на Дону.

Ростов н/Д., 1940, с. 13.).

Вероятно, к этому же времени относится и чернолощеный сосуд, найденный в стан. Чернышевской. У него округлое тулово, плоское дно, сравнительно узкое высокое горло и петлевидная ручка на плечиках (рис. 4, 6). По характеру обработки поверхности, выделке и составу теста сосуд близок керамике подобного типа, обнаруженной в районах Северного Причерноморья. Однако точных аналогий ему пока нет.

Несколько необычен по форме сосуд, найденный в погребении кургана 5 Камышевахского могильника под Новочеркасском (Раев Б.

А. Отчет отряда кафедры археологии ЛГУ о раскопках курганов в Ростовской области в 1974 г. - Архив ИА АН СССР, р-1, д. 5592, с. 3.). Он имеет шаровидную форму, уплощенное дно и короткое прямое горло. На плечиках сосуда - прочерченный орнамент в виде спускающихся на тулово узких длинных треугольников, заштрихованных несколькими продольными линиями (рис. 6, 8). Некоторое сходство сосуд имеет с чашами, характерными для предскифского времени (Гаврилюк Н. А.

Лощеная керамика степных погребений предскифского времени, с. 23, рис. 2.).

Более определенно можно говорить о датировке лощеного сосуда с прочерченным орнаментом, заполненным белой пастой, который найден в погребении 3 кургана 11 Грушевского могильника (Раскопки Е. И. Савченко, 1979 г.) (рис. 6, 2). У него округлое тулово, довольно высокое прямое горло и лентовидная ручка. Орнамент по тулову состоит из широких ломаных пересекающихся полос, заполненных косыми линиями. На горле орнамент из таких же полос, чередующихся с заштрихованными треугольниками.

По мнению А. И. Тереножкина, лощеные кубки и похожие на них вазы, украшенные широким замкнутым поясом резного орнамента, который состоит из различных геометрических фигур, главным образом, из заштрихованных и гладких треугольников, а также нешироких прямоугольников, относятся к поздней серии сосудов предскифского периода (Тереножкин А. И. Киммерийцы, с. 170.). Нередко резной орнамент оттенен белой настовой инкрустацией.

Несколько таких сосудов найдено в районе левобережья Нижнего Дона. В частности, один из них обнаружен у Цимлянского водохранилища в кургане о, погребении 2. Это сосуд-черпак со слабоотогнутым раструбным венчиком, плавным переходом от горла к тулову и округлыми боками. Сосуд имел ручку, от которой сохранилось лишь основание. Под венчиком - прорезной геометрический орнамент в виде квадратов, заполненный белой пастой. Поверхность подлощенная, с черными и светло коричневыми пятнами. Черепок в изломе темно-серый с вкраплениями толченой ракушки и мелких камешков (Раскопки В. П.

Копылова, 1976 г. Материалы хранятся в археологической лаборатории РГУ.).

Второй подобный сосуд с петлевидной ручкой найден в то же районе в кургане 11, погребении 4 (Раскопки В. П. Копылова, 1979 г.

Материалы хранятся в археологической лаборатории РГУ.). Он изготовлен из черно-серой глины со значительным количеством белых и блестящих включений. Поверхность лощеная. По тулову врезной орнамент, заполненный белой и красной пастой. К керамике переходного периода относится кубок из погребения 6 кургана 3 у с. Красная Поляна (Кореняко В. А., Максименко В. Е. Указ. соч., с. 173, рис. 5, 4.) (рис. 7, 9). Он имеет широкое, слегка вогнутое дно, округлое тулово, плавно переходящее в высокую, слегка сужающуюся к верху шейку, и отогнутый наружу венчик. Внешняя поверхность сосуда залощенная, темно-серая, местами черная. Имеются желтоватые, а у венчика красновато-желтые пятна. Внутренняя поверхность серая, с желтоватыми и темными пятнами. Тесто в изломе темно-серое до черного, с большой примесью шамота, крупного песка и слюды. Обжиг и плотность теста средние.

Орнамент состоит из бороздок, небрежно процарапанных тонким и твердым острием. В нижней части шейки, в месте ее перехода в тулово, имеются две горизонтальные параллельные бороздки, пространство между которыми заполнено косыми штрихами. Ниже, по плечикам, вплоть до места наибольшего расширения тулова, идут две зигзагообразные линии. В пространстве между их изломами прочерчены косые бороздки. Снизу орнамент ограничен горизонтальной прямой бороздкой. Высота сосуда 17,4 см.

Одним из ранних образцов лощеной керамики является грушевидный сосуд с короткими косыми налепными валиками, которые симметрично расположены на средней части тулова, обнаруженный А. А. Иессеном в кургане 1, погребении 20 у хут.

Соленого (рис. 3, 12). Представляя собой одну из разновидностей лощеной керамики VIII - VII вв. до н. э. типа сосуда из Малой Цимбалки (Иессеи А. А. К вопросу о памятниках VIII - VII вв. до н. э. на юге Европейской части СССР. - СА, 1953, XVIII, с. 84, рис. 23.) и некоторых грушевидных сосудов городищ Приднепровья (Тереножкiн О. I. Розвiдкi i розкопки 1949 р. в пiвнiчнiй частинi Кiровоградськоi областi - Археологiя. Киiв, 1952, VII, с. 123, рис. 17;

Он же. Предскифский период на Днепровском Правобережье.

Киев, 1961, с. 61, рис. 35;

с. 69, рис. 43;

с. 71, рис. 45;

с. 77, рис. 51.), он, пожалуй, больше всего сходен с северокавказскими образцами из погребений VII - VI вв. до н. э. Моздокского и 2-го Усть-Лабинского могильников (Пиотровский Б. Б., Иессен А. А. Моздокский могильник. Л., 1940, табл. III, VII;

Анфимов Н. В. Указ. соч., с. 163, рис. 2, 2.). А. И. Тереножкин включает этот сосуд в группу керамики новочеркасского времени (Тереножкин А. И. Киммерийцы, с. 169.). К этому же времени он относит лощеный сосуд из погребения 22 кургана 3 у хут. Алитуба, который имеет блоковидное горло, переходящее посредством уступа в широкий корпус, украшенный четырьмя коническими наделами, а ниже - узкими горизонтальными и дуговидными заштрихованными резными поясками и косыми полосками каннелюр (рис. 7, 10).

Поверхность сосуда серого цвета (Там же).

К группе ранней лощеной керамики относится сосуд в виде глубокой мисочки с носиком (рис. 3, 13), обнаруженный в погребении 3 кургана 2 у хут. Соленого. К. Ф. Смирнов считает, что данный сосуд ведет свое происхождение от острореберных сосудов со сливом позднесрубной культуры (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 110.).

Значительно реже, чем лощеная керамика, в нижнедонских захоронениях переходного периода встречается лепная керамика без лощения. Часть стенки лепного сосуда, о форме которого нельзя сказать что-либо определенное из-за малых размеров фрагмента (рис. 7, 2), обнаружена в кургане 5 Койсугского могильника и относится, вероятно, к погребению 10, датируемому временем не позднее VIII - VII вв. до н. э. Внешняя поверхность фрагмента сосуда желто-серая с красноватым оттенком, тщательно заглаженная. Тесто хорошо отмученное, среднего обжига и плотности, в изломе темно-серое. Сосуд был орнаментирован небрежно, глубоко процарапанными бороздками, составляющими по крайней мере две полосы треугольников, заштрихованных внутри.

По характеру теста, цвету, способу обработки поверхности и по орнаменту его можно уверенно сравнить с керамикой кобяковской группы поселений на Нижнем Дону (Кореняко В. А., Максименко В. Е. Указ.

соч., с. 177. Подобного мнения придерживается и Э. С. Шарафутдинова, осмотревшая данный фрагмент.).

Несколько необычен для керамики переходного периода лепной сосуд шаровидной формы с почти вертикальным коротким широким горлом и плоским дном из погребения 14 кургана 2 Койсугского могильника (рис. 60, 2). Высота его 18 см. Стенки и дно очень массивны. Глина в изломе черного цвета. Поверхность светло коричневая, хорошо заглаженная. Однако датировка этого комплекса затруднительна.

Лощеная керамика, сходная по форме с некоторыми типами керамики переходного периода, продолжает бытовать в среде кочевников раннесавроматского периода.

На правобережье Дона сосуд грушевидной формы обнаружен в погребении VI в. до н. э. на территории Константиновского поселения (Кияшко В. Я., Кореняко В. А. Погребение раннего железного века у г.

Константиновска-на-Дону. - СА, 1976, № 1, с. 172, 173, рис. 2, 1.). Сосуд тонкостенный, изготовлен из хорошего теста с примесью песка.

Поверхность залощена. Тулово в широкой части опоясано орнаментом в виде наклонных пролощенных полос, образующих ленту шириной 5 см. Горло узкое, воронкообразное. Возможно, сосуд имел ручку, так как на тулове сохранился выступ-налеп с обломанным концом и с этой же стороны обломан край венчика сосуда (рис. 45, 1). По форме и пропорциям он имеет определенное сходство с лощеными сосудами предшествующей эпохи, найденными на Дону и Нижней Волге (Иессен А. А. Раскопки курганов на Дону в 1951 г., с. 65, рис. 29;

Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 352, рис. 60, 1, 4 - 6.).

Наибольшее сходство данный сосуд обнаруживает с керамикой VI V вв. до н. э. из могильников Центрального и Восточного Предкавказья (Моздокский, Нестеровский и др.) (Пиотровский Б. Б., Иессен А. А. Моздокский могильник, табл. VII, X, XI, XIII;

Крупное Е. И.

Археологические памятники Ассинского ущелья. - Тр. ГИМ, 1941, вып. 12, с. 179, 197, табл. VI, 1;

Он же. Древняя история и культура Кабарды. М., 1957, с. 140, рис. 39, 1, 2;

Абрамова М. П. Погребения скифского времени Центрального Предкавказья. - СА, 1974, № 2, с. 195.), что свидетельствует о его предкавказском происхождении (Кияшко В. Я., Кореняко В. А., Указ. соч., с. 173.).

К группе лощеной керамики степной зоны Правобережья Дона следует отнести находки, обнаруженные в кургане 25 Сладковского могильника и Шолоховском кургане (V - IV вв. до н. э.). Сосуд, найденный в кургане 25 (рис. 45, 5), по форме и характеру орнамента, пальцевым вдавлениям-ямкам под шейкой близок сосудам IV отдела савроматской плоскодонной посуды Южного Приуралья (по К. Ф. Смирнову) (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 356, рис. 64, 1, 10.). Тулово яйцевидное, горло высокое, с плавно отогнутым венчиком, дно толстое, плоское. Поверхность лощеная, пятнистая от светло-рыжеватого до почти черного цвета. В тесте примесь шамота и мелких камешков. Высота его 37 см. Сосуд явно местного производства, так как по составу теста близок лепной керамике из этого же комплекса и отличается от других образцов только лучшей выделкой. Небольшой чернолощеный сосудик (рис. 45, 10) из Шолоховского кургана имеет биконическое тулово, резко отогнутый прямой венчик и короткую шейку. По шейке и ребру тулова нанесен орнамент из ямок. Тесто плотное, хорошо отмученное, с едва заметными примесями мелкого шамота и известковых вкраплений.

Высота сосудика 7,5 см. Еще один лепной горшочек (рис. 45, 7) с лощеной поверхностью найден в погребении 10 Ливенцовского могильника (Братченко С. Н. Отчет об исследованиях Ливенцовской археологической экспедиции в 1964 г.- Архив ИА АН СССР, р-1, д. 2986.). Он имеет кольцевидное дно, слегка раздутое тулово. На корпусе сохранились следы отбитой ручки или налепа. Значительно больше лощеных сосудов встречено в раннесарматских комплексах левобережья Дона.

К группе грушевидных лощеных сосудов конца VII - VI в. до н. э.

следует отнести сосуд из погребения 1 кургана 1 у хут. Веселого на Маныче (Артамонов М. И. Раскопки курганов на р. Маныч в 1937 г. - СА, 1949, XI, с.

307.) (рис. 45, 2). Сосуд имеет шаровидное тулово с узким цилиндрическим горлом без венчика и чуть выделяющийся поддон.

На плечиках неровное отверстие со следами прикрепления ручки или налепа. Глина сосуда плотная, темно-серая, с мелким шамотом и песком. Поверхность темно-серая, прилощенная.

Фрагменты грушевидного лепного сосуда, который по размерам, характеру обработки поверхности, составу теста близок сосуду из Константиновского кургана, были обнаружены в кургане у хут.

Арбузова на правом берегу Сала.

Среди раннесавроматской лощеной керамики левобережья Дона можно выделить группу сосудов типа черпаков. Так, сосудик с отбитой ручкой, обнаруженный в насыпи кургана 2 у хут. Веселого (рис. 45, 11), представляет собой одну из разновидностей одноручных черпаков, известных в памятниках Северного Кавказа и Приднепровья конца VII - VI в. до н. э. По форме он ближе некоторым приднепровским образцам, нежели северокавказским (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 110.). Идентичный черпак найден Э. С.

Шарафутдиновой в погребении 6 кургана 17 1-го Крепинского могильника на Маныче (Шарафутдинова Э. С. Отчет о работах второго Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 г.- Архив РОМК, с 22, табл. 64, № Это небольшой залощенный сосудик с короткой, но 136.).

выделенной шейкой-раструбом и обломанной петельчатой ручкой (рис. 45, 9).

Лощеный плоскодонный горшочек с лентовидной, возвышающейся над краем прямого бортика ручкой, обнаруженный в насыпи кургана 58/26 у хут. Попова (рис. 45, 4), находит аналогии среди мелких сосудов 1-й хронологической группы Усть Лабинского могильника (Анфимов П. В. Указ. соч., с. 161, рис. 1, 10 - 13.).

Среди ранней лощеной керамики Нижнего Подонья несколько выделяется небольшой сосуд, обнаруженный в погребении у хут.

Усть-Койсуга (Кореняко В. А., Максименко В. Е. Указ. соч., с. 171, рис. 2.) (рис.

45, 3). Сосуд хорошего обжига, серолощеный с высоким воронкообразным горлом и четкопрофилированным туловом биконической формы. Пропорции и характер обработки дают возможность говорить о близости его некоторым типам керамики моздокских и других северокавказских погребений VI - V вв. до н.

э., в частности керамике могильника Исти-Су (Артамонова-Полтавцева О.

А. Культура Северо-Восточного Кавказа в скифский период.- СА, 1950, XIV, с. 27, рис.

5, 1;

с. 38, рис. 13;

с. 43, рис. 16.), но точных аналогий ему пока нет.

К более поздним образцам лощеных сосудов, форма которых восходит к грушевидным сосудам предшествующего периода, следует отнести находки из погребений V - IV вв. до н. э. курганов у хут. Арпачина и Крепинского в низовьях Маныча. Чернолощеный сосуд (рис. 45, 6) из погребения 8 кургана 6 2-го Арпачинского могильника (Каменецкий И. С., Смирнов Ю. А., Узянов А. А. и др. Отчет Донской экспедиции ИА АН СССР за 1975 год, с 332, рис. 469.- I Архив ИА АН СССР, р-1, д.

6032.) имеет приземистое, сильно расширенное в нижней части тулово. Край уплощен и скошен наружу. В глине примесь мелкого шамота. Обжиг плохой. Другой сосуд найден в погребении 4 кургана 5 Крепинского могильника (Лагоцкий К. С. Отчет о работе первого Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 году.). Это лепной сероглиняный плоскодонный сосуд с выпуклыми боками и плавным переходом к шейке (рис. 45, 5). Верхняя часть его не сохранилась. На плечиках остаток ручки, круглой в диаметре. Поверхность черная, лощеная.

Глина с вкраплением слюды и известняка. Высота сохранившейся части - 27 см. Оба сосуда обнаруживают несомненное сходство с керамикой подобного типа, найденной в районах Северного Кавказа.

Лощеная посуда - парадная керамика высокого качества представляла большую ценность для кочевников. Ее старались по возможности подольше сохранить, о чем говорят следы неоднократной починки. Так, у сосуда из кургана 1 у хут. Соленого отбитый край тщательно залощен, а по краям, тонкого дна просверлены по сухой глине шесть круглых, симметрично расположенных отверстий для скрепления трещины.

Вопрос о месте производства лощеной керамики поднимался неоднократно. Ясно, что происхождение ее не связано с местными производственными центрами Дона и Поволжья (Смирнов К. Ф.

Савроматы, с. 110.). Большинство лощеных сосудов тонкостенные, тщательно оформлены. Глина, из которой они сделаны, плотная, хорошо промешанная, черного или темно-серого цвета, с примесью песка и реже шамота. Такая керамика могла вырабатываться только в условиях керамического производства высокого уровня.

Не исключено, что на определенном этапе кочевники могли применять технологические приемы изготовления лощеной керамики. К. Ф. Смирнов допускает местное изготовление лощеной керамики в среде кочевников савроматского периода на основе традиционных форм, восходящих к срубной эпохе, но с заимствованием определенной технологии обработки у жителей районов Северного Причерноморья и Кавказа (Там же.). Это несомненно верно. Но, естественно, возникает вопрос, где берет начало традиция изготовления лощеной керамики? Пока он остается открытым. Думается Нижний Дон испытал влияние и западных районов Северного Причерноморья и Кавказа.

Естественно, что не следует исключать и влияния местных традиций кобяковской культуры на керамическое производство.

Начиная с VI в. до н. э., в лощеной керамике больше сказывается северокавказское влияние (сосуд из кургана у Константиновска), появляются местные образцы лощеной посуды (сосуды из кургана 58/26 у хут. Попова, из погребения у Усть-Койсуга, из кургана Сладковского могильника).

Лепная нелощеная керамика раннесавроматского периода представлена в основном двумя типами сосудов, характерных как для правобережных, так и левобережных районов степного Подонья.

К первому следует отнести сосуды, типологически восходящие к баночным сосудам эпохи бронзы (О генезисе форм этой керамики в Волго Донском междуречье, т. е. районе, территориально примыкающем к Нижнему Подонью, см.: Мамонтов В. И. О погребениях позднего этапа срубной культуры в Нижнем Поволжье и Волго-Донском междуречье. - СА, 1980, № 1.). Особым признаком подобной керамики, найденной в донских погребениях конца VII - VI в. до н. э., является наличие носиков-сливов. К наиболее ранним образцам данной керамики Подонья следует отнести плоскодонный сосуд баночной формы из погребения кургана 5 у хут. Алитуба (Лагоцкий К. С. Отчет о раскопках двух курганов 4 и из могильника у хут. Алитуб в мае 1971 г. - Архив РОМК.) (рис. 46, 1). Он имеет слегка загнутый внутрь край и небольшой слив. Сосуд грубой формовки, толстостенный. Тесто крупнозернистое, черное в изломе.

Поддон слегка выделен. У сосудов данного типа, но относящихся ко времени VI - V вв. до н. э., раздутое тулово и более четко выделены шейка и дно. Так, например, сосуд из погребения 5 кургана Крепинского могильника (рис. 46, 2) (Шарафутдинова Э. С. Отчет о работах второго Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 г.) имеет высокую шейку со сливом. Тулово слегка раздутое, дно с небольшой закраиной. Тесто грубое, поверхность пятнистая от неравномерного обжига. Наиболее близкий по форме и характеру выделки сосуд (рис. 46, 3) найден в Ростовской группе курганов (курган 5, погребение 1). Он имеет шероховатую бугристую поверхность и плохой обжиг. Наличие желобчатого носика-слива говорит об архаичности сосуда, что подтверждается и всем комплексом вещей погребения, относящегося к VI в. до н. э. Типологически этот сосуд близок шестому типу небольших сосудов, который выделила В. А.

Ильинская для раннескифской керамики Посулья (Ильинская В. А.

Скифы Днепровского Лесостепного Левобережья. Киев, 1968, с. 170, 171, табл. X, 27 29.).

Второй тип раннесавроматской грубой керамики Подонья представлен округлобокими сосудами с широким устьем и плоским, слегка выделенным дном. Короткая шейка переходит в плавно отогнутый венчик. Наиболее характерным образцом керамики подобного типа является сосуд из кургана на Константиновском поселении (рис. 46, 5). Он имеет раздутое тулово и слабо отогнутый венчик. Тулово плавно переходит к плоскому дну, диаметр которого немного уступает диаметру устья. Сосуд изготовлен из плотного теста с примесью шамота и песка, обожжен слабо. Поверхность бугристая, грубая. По форме и характеру выделки он близок савроматской плоскодонной посуде, обнаруженной в районах Поволжья (III - IV отделы по К. Ф. Смирнову) (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 354, рис. 62, 9 - 14;

с. 355, рис. 63, 10 - 19.). Сосуд удлиненных пропорций, грубой выработки, с расширяющейся к верху шейкой, округло-биконическим туловом и плоским дном с закраиной (рис.

46, 4) найден в погребении 12 кургана 22 Крепинского могильника (Шарафутдинова Э. С. Отчет о работах второго Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 г.). Аналогичный по типу сосуд обнаружен в погребении 12 кургана 2 у хут. Спорного (рис. 46, 6). Этот небольшой горшок с хорошо выраженной шейкой и отогнутым венчиком относится к архаическому типу лепных горшков бассейна Иловли (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 33.).

Большой сосуд (рис. 46, 9) из погребения 4 кургана 23 у пос.

Высочина имеет раздутое шаровидное тулово, короткую шейку, плавно отогнутый венчик и выделенный поддон. Изготовлен он из грубого рыхлого, с крупными примесями теста. Подобная форма сосудов получает наибольшее распространение среди левобережной донской керамики в IV - III вв. до н. э.

К архаическим сосудам из савроматских погребений VI в. до н. э.

Нижнего Дона следует отнести небольшой, баночной формы сосудик с загнутым внутрь краем и петельчатой ручкой, найденный в кургане 7, погребении 3 у хут. Алитуба (рис. 46, 7). Внешняя поверхность шершавая, коричневого цвета, с черными и рыжими пятнами. Черепок в изломе черный, с примесью толченой ракушки и блестками слюды. Характер выделки и петлевидная ручка данного сосуда не свойственны лепной керамике раннесавроматского периода Подонья. Подобные небольшие кружки с петлевидными ручками скорее характерны для погребений этого же времени на Северном Кавказе (Крупное Е. И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960, с. 269 (9-й тип).) и Кубани (Анфимов И. В. Указ. соч., с. 161, рис. 1, 13.). В некоторой степени этот сосуд можно сравнить с кубками из Елизаветовского могильника (Копылов В. П., Марченко К. К. Лепная керамика Елизаветовского могильника на Дону.- СА, 1980, № 2, с. 156, рис. 1, 7 - 9.).

К сосудам раннесавроматского периода, обнаруженным на правобережье Дона, следует добавить горшок тюльпановидной формы из разрушенного погребения 8 кургана 7 Ростовской группы курганов (Брашинский И. Б. Отчет о работах Южно-Донской экспедиции в 1967 г. Архив ИА АН СССР, р-1, д. 35, 68.). Сосуд грубой работы, толстостенный, имеет следы починки (рис. 46, 8).

Грубая лепная керамика из погребений конца V - IV в. до н. э. на Дону сохраняет формы керамики, характерные для предшествующего времени, но представлена значительно большим количеством типов.

Керамика первого типа представлена сосудиком из погребения кургана 22 Арпачинского 2-го могильника. Этот горшочек имеет низкое горло со сливом (рис. 47, 1). Тесто темное, с шамотом (Каменецкий И. С., Смирнов Ю. А., Узянов А. А. и др. Указ. соч.).

Второй тип представлен двумя вариантами сосудов. К первому варианту относятся сосуды, имеющие не очень сильно раздутое тулово, плавно переходящее в короткое, слегка расширяющееся горло и слегка выделенное плоское дно. Они изготовлены, как правило, из грубого рыхлого черного теста с примесью шамота, имеют пятнистую шероховатую поверхность. Образцами подобной керамики на правобережье Дона могут служить сосуд из кургана Сладковского могильника на Быстрой, имеющий ногтевой орнамент из двух вертикальных: полосок (рис. 47, 4), и сосудик из кургана у пос. Шолоховского (рис. 47,5). На левобережье сосуды подобного варианта представлены горшком (рис. 47, 2) из погребения кургана 22 у хут. Арпачина (Там же.). Вероятно, к этому же варианту следует отнести лепной сосуд из тризны первой четверти II в. до н.

э. кургана 4 Веселовской группы в междуречье Маныча и Сала (Мошкова М. Г., Максименко В. Е. Работы Багаевской экспедиции в 1971 году, с. 42, (рис. 47, 5), имеющий чуть отогнутый венчик и плавный табл. XXII, 1.) переход в пологие плечики. Дно сосуда плоское, поверхность розовая. Тесто черное с шамотом. К сосудам первого варианта относится по форме и небольшой горшочек с прочерченным резным сюжетным рисунком из кургана 1 у хут. Ясырева на левобережье (рис. 47, 10). Орнаментальные мотивы подобного рода характерны лишь для памятников савромато-сарматского круга, и такие горшки часто встречаются в погребениях савроматской культуры Приуралья и Нижнего Поволжья (Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Указ. соч., табл. 7, 15, 31, 8, 1, 11, 14, 18, 23, 27;

9, 5.).

Сосуды второго варианта отличаются от первого лишь широко раздутым туловом. На правобережье Нижнего Дона они обнаружены в погребениях Ливенцовских курганов (Раскопки Л. М. Казаковой 1978 г.

Материалы хранятся в археологической лаборатории РГУ.) вблизи Ростова-на Дону, в погребениях Беглицкого некрополя (рис. 48, 2 - 4) и в кургане 25 Сладковского могильника на Быстрой, к востоку от Северского Донца (рис. 47, 8). В целом форма сосудов второго варианта является наиболее распространенной и для керамики конца V - III в. до н. э. левобережья. Они имеются в курганах у хут.

Арпачина (Раскопки И. С. Каменецкого, 1975 г.) (рис. 47, 6) и у хут.

Тузлуки (рис. 47, 9) (Раскопки Е. Н. Беспалого, 1980 г.) в низовьях Маныча. Подобный сосуд найден также в погребении 1 кургана 23 у пос. Центрального в междуречье Дона и Сала (Раскопки В. П. Копылова, 1975 г.). Это лепной плоскодонный горшок высотой 20 см с округлым туловом и узким раструбом горла. У дна закраина. Тесто черное, с примесью толченой ракушки и шамота. Обжиг неровный.

Поверхность от кирпичного до черного цвета (рис. 47,7).

Керамика второго типа, второго варианта, хорошо известная в раннесавроматский период на берегах Дона (Константиновский курган;

погребение 12 кургана 2 у хут. Спорного и т. д.), наиболее распространена и в последующее время, вплоть до появления керамики прохоровской культуры. Она имеет широкий ареал распространения в памятниках Северного Причерноморья скифского периода.

К V - IV вв. до н. э. относится появление на Дону керамики нового типа - третьего, аналогии которой можно найти только в памятниках савроматской культуры районов восточнее Дона. Это груболепные с толстым дном плоскодонные сосуды, отличающиеся от сосудов второго типа тем, что их тулово расширено в верхней части у самой шейки, а поверхность зачастую украшена ногтевыми насечками.

Сосуды третьего типа, зафиксированные в памятниках правобережья Дона в курганах V в. до н. э. (курган 25 Сладковского могильника), на левобережье встречены только в погребальных комплексах IV в. до н. э. Горшок из кургана 25 Сладковского могильника изготовлен из грубого, с примесью шамота, теста. Он толстостенный, имеет асимметричное, слегка вытянутое тулово, расширяющееся в верхней части, короткую шейку, слегка отогнутый венчик. Горло по диаметру равно дну, имеющему закраину (рис.

47,25).

Наиболее характерным образцом керамики третьего типа на левобережье Дона является груболепной, плоскодонный сосуд, украшенный под венчиком ногтевыми вдавлениями, из погребения IV в. до н. э. в кургане 2 у балки Мокрая Кугульта (рис. 47, 11).

Подобный ему сосуд, но без орнамента, найден в кургане у хут.

Веселого (рис. 47, 14). Еще один сосуд такого типа, орнаментированный по всему тулову рядами ногтевых насечек, обнаружен в погребении 2 кургана 1 группы Холодный III (Раскопки Л.

М. Казаковой, 1972 г.) (рис. 47, 12).

К четвертому типу керамики, найденной в погребениях конца V IV в. до н. э. на Дону, следует отнести плоскодонные сосуды грубой выделки (с широким, равным по диаметру днищу или чуть меньше его, горлом), у которых тулово, равномерно расширяющееся к верху, имеет резкий перегиб к шейке.

Один из таких сосудов из грубого теста с примесью шамота найден в кургане у пос. Шолоховского па правобережье Дона (рис.

47, 15), а другой - в погребении 30 кургана 2 группы Радутка Койсугского могильника на левобережье (рис. 47, 16).

Пятый тип лепной керамики кочевнических погребений Дона представлен толстостенными массивными сосудами с яйцевидным туловом и плоским, не выделенным от тулова, толстым днищем. Они имеют широкое горло, короткую шейку, переходящую в плавно отогнутый венчик. Такие сосуды представляют собой один из наиболее характерных типов савроматской лепной керамики.

Сосуды этого типа найдены в курганных могильниках междуречья Северского Донца и Дона. Так, обнаруженный в кургане 1 у хут.

Кащеевки небольшой горшок имел округлое яйцевидное тулово, короткое горло и отогнутый венчик. Тесто рыхлое, черное, с шамотом. В кургане 4 Сладковского могильника найдены фрагменты нескольких лепных сосудов, из которых удалось собрать один плоскодонный горшок со слегка отогнутым венчиком и яйцевидным туловом (рис. 47, 17). Глина грубая, без примесей, темная в изломе.

Поверхность неровная, желтовато-серого цвета, с темными пятнами нагара. На поверхности имеются глубокие круглые ямки, сделанные круглой в сечении палочкой. Они наносились так, что на внутренней поверхности образовались выпуклые "горошины". Всего прослеживается три ряда этих ямок: один под венчиком и два ниже по тулову.

Другой крупный лепной горшок, найденный в кургане Сладковского могильника, из грубой глины с примесью шамота имеет раздутое тулово и отогнутый венчик. Обжиг плохой. По толстому венчику грубые пальцевые отпечатки, по тулову сплошь через неравные интервалы - отпечатки пальцев с оттиском ногтей.

Фрагменты совершенно аналогичного сосуда найдены и в кургане 15 Сладковского могильника. Однако, по всей вероятности, эти сосуды следует отнести к шестому типу, так как, судя по фрагментам, подобные горшки типа корчаг имели раздутое в верхней части тулово и сравнительно узкое дно, которое было или уже горла или равно ему.

К шестому типу керамики следует отнести и фрагменты сосуда (рис. 47, 18) из Карнауховского кургана на правобережье Дона (Ляпушкин И. И. Курганный могильник близ Карнауховского поселения. - МИА, 1958, № 62, с. 37.). По мнению П. Д. Либерова, этот сосуд представляет собой наиболее распространенный вариант, близкий керамике Среднего Дона и Украинской лесостепи (Либеров П. Д. Савроматы ли сирматы? - МИА, 1969, № 151, с. 31.). Однако он имеет определенное сходство и с керамикой Елизаветовского городища, которая, в свою очередь, находит аналогии среди памятников степной зоны Северного Причерноморья, Поволжья и Прикубанья (Марченко К. К.

Лепная керамика V - III вв. до н. э. с городища у станицы Елизаветовской на Нижнем Дону. - СА, 1972, № 1, с. 133.). Керамика шестого типа на левобережье Дона зафиксирована в кургане 4 Веселовской группы в междуречье Маныча и Сала (Мошкова М. Г., Максименко В. Е. Работы Багаевской экспедиции в 1971 году, с. 41, 42, табл. XXII, 2, 3, XXV, 4.). Так, среди остатков тризны в этом кургане вместе с родосской амфорой первой четверти II в. до н. э. найдены три лепных сосуда, два из которых - шестого типа.


Один из сосудов - очень большой горшок с округлым туловом, с отогнутым наружу венчиком, украшенным ногтевыми вдавлениями защипами (рис. 47, 20). От плоского дна сохранились лишь фрагменты. Диаметр устья 16,5 см. Поверхность черная, закопченая, глина черная с шамотом. Другой сосуд - узкодонный горшок с широким устьем, отогнутым наружу венчиком и яйцевидным туловом (рис. 47, 19). Край венчика украшен пальцевыми защипами, плечики орнаментированы рядом ногтевых вдавлений. Поверхность серая, заглаженная, глина черная, плотная, с большим количеством крупного шамота. Высота сосуда 27,5 см.

Указанные сосуды имеют определенное сходство с керамикой, найденной на Среднем Дону (Либеров П. Д. Памятники скифского времени па Среднем Дону, с. 61, табл. 11, 2, 11.), Северском Донце (курганы 4 и Сладковского могильника) и в Карнауховском кургане, однако они значительно позднее по времени.

Седьмой тип керамики представлен сосудом из погребения Ливенцовского могильника. Он имеет раздутое тулово без венчика, узкое, плоское, слегка выделенное днище и три ручковидных налепа по верхнему краю (рис. 47, 21). Вероятнее всего, данный сосуд аналогичен керамике Елизаветовского городища, где такие формы и украшения в виде ручек-выступов встречаются в нижних слоях (Книпович Т. П. Опыт характеристики городища у станицы Елизаветовской по находкам экспедиции Гос. Академии истории материальной культуры в 1928 г. ИГАИМК. 1934, вып. 104.). Подобные сосуды (рис. 51, 5) (4-й тип по К. К.

Марченко) Елизаветовского городища встречены в ряде нижнедонских памятников этого же времени, а также в Прикубанье и на Среднем Донце (Марченко К. К. Указ. соч., с. 131.).

К восьмому типу относятся два шаровидных горшка, представляющих собой керамику, не характерную для памятников конца V - III в. до н. э. степной зоны юга Европейской части СССР.

Один из них обнаружен в погребении 5 кургана 11 Ростовской группы курганов (рис. 47, 23). Это сероглиняный горшок с шаровидным туловом, уплощенным дном и коротким, почти прямым горлом. Другой лепной сосуд темно-серого цвета, шаровидной формы, с уплощенным дном, узким невысоким горлом и слегка отогнутым венчиком, найден в погребении 1 кургана 6 у Высочина (Лукъяшко С. И. Отчет о работе Приморского отряда Азово-Донецкой экспедиции за 1976 г. - Архив АКМ.) на левобережье Дона, в его дельте (рис. 47, 22).

Поверхность сосуда тщательно заглаженная, с серо-желтыми пятнами от неровного обжига. Тесто плотное, однородное, с мелким шамотом. Некоторое сходство эти сосуды имеют с савроматской керамикой Приуралья (VIII отдел по К. Ф. Смирнову) (Смирнов К. Ф.

Савроматы, с. 114.).

Характерным для савроматской керамики (V отдел по К. Ф.

Смирнову) (Там же, с. 357, рис. 65.) является миниатюрный сосудик (девятый тип) из грубого теста с примесью шамота из кургана у пос.

Шолоховского (рис. 47, 24). Он имеет небольшой кольцевой поддон, округлое тулово, опущенное к низу, и узкое горло с выделенным венчиком. По горлу сосуда прочерчены две параллельные бороздки.

Поверхность сосуда заглаженная, имеет светло-коричневый оттенок.

Рассматривая кочевническую лепную керамику Подонья, следует упомянуть о сходстве отдельных ее типов с керамикой Елизаветовского курганного могильника, поселений в дельте Дона и Беглицкого некрополя на Миусском п-ове.

Наибольшее сходство обнаруживает второй тип степной керамики Подонья с первым типом керамики Елизаветовского могильника и поселения (рис. 51, 1) (Копылов В. П., Марченко К. К. Указ. соч., с. 156, рис. 1, 1 - 4;

Марченко К. К. Указ. соч., с. 123 - 129, рис. 2, 1, 2.). Однако следует отметить, что хотя ареал распространения типологически схожей керамики - степное пространство от Дона до Днестра (Копылов В. П., Марченко К. К. Указ. соч., с. 157.), она не чужда и районам Поволжья и Приуралья (III отдел по К. Ф. Смирнову). Отдельные образцы кочевнической керамики Подонья аналогичны керамике Елизаветовского поселения, например сосуд из хут. Ливенцовки (рис. 47, 21), сосуд из Карнауховского кургана (рис. 47, 18).

Широко представлена керамика подобного типа в могильнике Беглицкого некрополя (рис. 48, 1). На сходство лепной керамики этого района с керамикой Елизаветовского поселения указывал еще Б. В. Лунин (Миллер М. А., Лунин Б. В. Некрополь у Беглицкой косы. - Материалы по археологии Юго-Востока России. Ростов н/Д., 1929, с. 11.). Оно наблюдается не только в форме, но и в технологии изготовления. Как правило, все лепные сосуды - грубой работы с примесью шамота в тесте.

Поверхность заглаженная, иногда с бурыми пятнами, получившимися вследствие неравномерного обжига.

Поскольку верхняя дата существования Беглицкого могильника определяется концом III - началом II в. до н. э., то можно говорить о существовании на правобережье Дона керамики предшествующих типов вплоть до II в. до н. э. Сохранение некоторых типов керамики - второго и шестого - на правобережье вплоть до начала II в. до н.

э. подтверждается находками сосудов в тризне кургана Веселовской группы в междуречье Маныча и Сала. Общий анализ лепной керамики савроматского периода Подонья позволяет сделать вывод о значительном скифском влиянии на район дельты Дона. Что же касается собственно степных районов, особенно восточнее Северского Донца и Маныча, то господство здесь типов керамики, имеющей прямые аналогии в савроматской культуре Поволжья и Приуралья, очевидно. Определенное сходство нижнедонская керамика имеет также с некоторыми образцами Среднего Дона скифского времени, и в значительно меньшей степени сказывается на ней влияние керамики районов Прикубанья.

К началу II в. до н. э. относится появление на Дону керамики, характерной для памятников прохоровской культуры.

Впервые образцы подобной керамики были обнаружены М. И.

Артамоновым в погребениях курганов на Маныче (курган 3, погребение 28 и др.) (Артамонов М. И. Работы на строительстве Манычского канала. Отчет о работах. - ИГАИМК, 1935, вып. 109;

Он же. Раскопки курганов на реке Маныч в 1937 г. - СА,. 1949, XI.) (рис. 49, 17). Затем в результате работ А.

Д. Столяра и А. А. Иессена в районе Цимлянского водохранилища количество экземпляров лепной ранне-сарматской керамики Нижнего Подонья значительно увеличилось (Столяр А. Д. Раскопки курганов у хут. Попова в 1950 - 1951 гг. - МИА, 1958, № 62;

Иессен А. А. Раскопки Курганов на Дону в 1951 г. - КСИИМК, 1954, вып. 53.). Подробный анализ этой керамики дан М. Г. Мошковой (Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры. - САИ. М., 1963, вып. Д 1 - 10.).

При раскопках в 1962 г. курганов у хут. Усьмана и Алитуба в низовьях Маныча В. П. Шилов (Шилов В. П. Отчет о раскопках курганов у хут.

Усьман и Алитуб в 1962 году. - Архив РОМК.) обнаружил еще несколько сосудов.

В качестве образца прохоровской керамики, найденной во время этих раскопок, можно назвать шаровидный толстостенный сосуд с округлым дном и слегка отогнутым венчиком из погребения кургана 1 у хут. Алитуба (рис. 49, 19). Поверхность сосуда бурая, с коричневыми пятнами. Черепок у излома черный с примесью извести. Аналогичные сосуды были найдены в этом же районе в 1971 - 1972 гг. К. С. Лагоцким (Лагоцкий К. С. Отчет о работах первого Манычского отряда в 1972 г.) и И. П. Засецкой (Засецкая И. П. Отчет о работе Манычского отряда Волго-Донской экспедиции в 1971 г.- Архив РОМК.).

Самая западная группа прохоровских комплексов с керамикой обнаружена на левобережье Дона в Койсугском могильнике.

Наиболее выразительна серия сосудов из кургана 4 (Максименко В. Е.

Сарматские погребения в дельте Дона. - СА, 1970, № 2, с. 227, рис. 1, 1 - 4.).

Яйцевидной формы сосуд из погребения 11 (рис. 49, 6) имеет плоское дно и плавно отогнутый венчик. Орнамент из чередующихся трех вертикальных желобков типичен для лепной прохоровской керамики Поволжья (Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры, табл. 6, 2, 7, 32, 36 и др.;

табл. 7, 7, 25, 34 и др.). Другие лепные сосуды из погребений прохоровского типа Койсугских курганов имеют слегка вытянутое или шаровидное тулово, округлое дно, короткий, отогнутый наружу венчик, иногда орнамент в виде косых насечек или небольших ямок (рис. 49, 18). Все сосуды темно-серого цвета с рыжеватыми пятнами от плохого обжига. Глина черная в изломе.

Сходная по типу лепная керамика обнаружена в раннесарматских погребениях Ясыревских курганов в районе Цимлянского водохранилища (Мошкова М. Г., Максименко В. Е. Сарматские погребения Ясыревских курганов Нижнего Дона. - КСИИМК, 1973, вып. 133, с. 75, 76.). Так, например, два сосуда из этих курганов имеют шаровидное тулово, невысокое прямое горло, заканчивающееся слегка отогнутым венчиком, и округло уплощенное дно. Маленький горшочек по плечикам украшен двумя рядами каплевидных вдавлений (рис. 49, 11), а другой сосуд имеет на плечиках три ложнопетлевидные ручки и украшен двумя рядами каплевидных вдавлений (рис. 49, 12). По своему облику они очень похожи на шаровидные плоскодонные горшочки из погребений прохоровской культуры Поволжья (Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры, табл. 6, 8 - 34.) и Дона (Столяр А. Д. Указ.

соч., с. 365 - 367, рис. 12, 2. ). Что касается орнаментов из волнистых линий и особенно каплевидных вдавлений, то они хотя и встречаются изредка на поволжских сосудах, но не типичны для них и, возможно, характерны как раз для донской прохоровской керамики.

Два других сосуда из Ясыревских курганов (рис. 49, 14, 15) имеют плоские широкие донья, а третий - узко-донный (рис. 49, 5).

Они представляют собой нейтральные формы, встречающиеся в раннесарматских погребениях Нижнего Поволжья (Мошкова М. Г.

Памятники прохоровской культуры, табл. 7, 8, 18, 32, 33, 38.).


Импортная архаическая керамика в кочевнических погребениях встречается не часто. К ранним образцам ее следует отнести сосуд, вероятно, самосского происхождения, найденный в разрушенном погребении начала VI в. до н. э. в слободе Криворожье на р.

Калитве. От сосуда сохранилась только верхняя часть в форме головы барана (рис. 60, 1). Эта находка, а также верхняя часть ионийского сосуда в форме головы быка, найденная в Хоперском округе, были детально изучены Г. Н. Книпович (Книпович Т. Н. К вопросу о торговых сношениях греков с областью р. Танаис в VII - V вв. до н. э. - ИГАИМК, 1934, вып. 104. с. 90 - 110.).

Амфоры - наиболее распространенная категория импортных вещей. Больше всего их находят в дельте Дона и близких к ней районах (Елизаветовское поселение, могильник и т. д.) и на Миусском п-ове (поселения, курганы, Беглицкий могильник), где начиная с V в. до н. э. ощущается усиление контактов между греками и туземным населением. В степных районах в погребениях кочевников амфоры встречаются крайне редко.

Один из самых ранних экземпляров амфоры архаического типа середины VI в. до н. э. найден в погребении 8 кургана 7 у хут.

Ново-Александровки (Лукъяшко С. И., Головкова Н. П. Обозный В. И., Гамаюнов А. К. Раскопки курганов в зоне строительства приморской оросительной системы. - АО - 1967. М., 1968, с. 127.) на левобережье Дона (рис. 24, 12). Она изготовлена из чистой розовой глины с примесью мелких блесток слюды. Амфора имеет невысокое, слегка расширяющееся горло.

Высокий, незначительно выступающий венчик подчеркнут врезанной линией. Ниже него проходят полоски рельефных линий.

Небольшие, овальные в сечении ручки укреплены немного ниже венчика и поставлены наклонно на покатые плечи. Горло от плечиков четко выделено. Большой корпус яйцевидной формы имеет округлые очертания. Крупная ножка на поддоне сохранилась частично. Высота амфоры 57 см.

Архаическая амфора обнаружена также на правобережье Дона в погребении VI в. до н. э. у ст. Хапры (Раскопки П. А. Ларенка, 1979 г.) (рис. 9, 2). Она имеет светло-коричневую с розоватым отливом шероховатую поверхность. В изломе тесто темно-серого цвета с примесью блестящих частиц и шамота (?). Горло короткое, немного воронкообразное, резко отделено от сильно раздутого тулова диаметром 25 см, высота его 6 см. Нижняя часть сосуда суженная.

Донце кольцевидное, диаметр 7,6 см. Высота амфоры 43 см.

Диаметр горла по венчику - 12,5 см. Венчик валикообразный. Ручки небольшие, овальные в сечении. Амфора, возможно, самосского происхождения.

К числу редких находок относится сероглиняная амфора из кургана 25 Сладковского могильника (рис. 14, 22). Она имеет довольно широкий (12 см) кольцевой поддон и почти такое же по диаметру горло. Высота амфоры 40 см. Верхняя часть горла воронкообразная. Горизонтальный венчик еще больше подчеркивает желобок в верхней части горла. Ручки овальноплоские. В переходе от горла к тулову выделяется рельефный поясок. Сосуд тонкостенный, сделан из очень хорошо отмученной плотной глины серого однородного цвета, без видимых примесей, изготовлен из трех частей (средний узкий пояс, верхняя и нижняя части). Поверхность покрыта ангобом серо-стального цвета. На поверхности несколько пятен от неравномерного обжига.

Точных аналогий этой амфоре пока нет. В какой-то мере, но весьма отдаленно, она напоминает архаическую сероглиняную амфору, вероятно, мало-азийского производства, обнаруженную в кургане Бабы в Днепропетровской области (Онайко Н. А. Античный импорт в Придпепровье и Побужье в VII - V вв. до н. э.- САИ. М., 1966, вып.: Д 1 - 27, с. 79, табл. IV, 1.).

Значительно больше амфор найдено в погребениях кочевников Дона IV и IV - III вв. до н. э. Причем амфоры встречаются в районах, находящихся на значительном расстоянии от дельты Дона.

Несколько экземпляров обнаружено в Сладковском могильнике, кургане 4 в междуречье Северского Донца и Дона (Смирнов К. Ф. Отчет об археологических исследованиях Азово-Донецкой экспедиции у хут. Сладковского Ростовской области в 1976 г. - Архив АКМ.). Одна из амфор синопская (рис.

16, 4), она аналогична синопским амфорам богатого кургана группы. Пять братьев Елизаветовского могильника в устье Дона.

Этот курган И. Б. Брашинский датирует концом IV в. до н. э.

(Брашинский И. Б. Амфоры Из раскопок Елизаветовского могильника в 1959 году. СА, 1961, № 3, с. 178 - 185, рис. 4.). Однако, по его мнению амфору из Сладковского кургана скорее следует датировать третьей четвертью IV в. до н. э. Другая амфора, но мнению И. Б. Брашинского, возможно относится к группе херсонесских амфор (рис. 17, 6).

Третья амфора, восстановленная частично, может быть, хиосская.

Около кургана 4 также встречены обломки других эллинистических амфор.

Амфора. Сладковский могильник, курган Амфоры IV в. до н. э. и отдельные фрагменты их обнаружены в погребениях курганов у хут. Ливенцовки. В кургане 3 (раскопки С.

И. Братченко, 1988 г.) найдено дно гераклейской амфоры IV в. до н.

э. (рис. 53, 2). Фрагменты таких же амфор обнаружены и в тризне этого кургана. На двух из них сохранились клейма. В 1978 г.

обломки гераклейских и фасосских амфор найдены в кургане (Житников В. Г., Казакова Л. М., Копылов В. П., Науменко С. А. Ливенцовский курганный могильник. - АО - 1978. М., 1979, с. 125.).

Обломки гераклейских амфор найдены в тризне погребения кургана 4 Ростовской группы курганов (раскопки И. Б.

Брашинского). На четырех из них сохранились остатки энглифических клейм. В кургане 3 этого же могильника обнаружены обломки красноглиняной амфоры IV в. до н. э. Херсонесская амфора конца III в. до н. э. (рис. 20, 14) сопровождала погребение подростка в Новочеркасске (раскопки 1973 г.).

Амфоры эллинистического времени, найденные на донском левобережье, представлены более многочисленными образцами.

Гераклейская амфора IV в. до н. э. обнаружена в разрушенном погребении у Батайска (Архив ЛОИА АН СССР, ф. 1, д. 1890 - 9, л. 37, 40.) (рис. 53, 1).

В 1968 г. в насыпи курган 5 Койсугского могильника найдены фрагменты гераклейской амфоры (рис. 53, 7), а в 1970 г. при обследовании курганов группы Радутка Койсугского могильника обнаружены также фрагменты нескольких эллинистических амфор.

В 1971 г. при раскопках кургана 2 группы Радутка найдены две целые амфоры. Одна из них, из погребения 16, представляет собой гераклейскую "полуамфору" с остатками стертого клейма (рис. 58, 8). Она относится ко второй половине IV в. до н. э. Другая амфора херсонесская, с надписью MI красной краской на тулове, представляет исключительный интерес, так как принадлежит к редкому типу амфорной тары, обнаруженной на территории Нижнего Дона (рис. 30, 6).

Много амфорного материала найдено в погребениях IV - III вв. до н. э. курганов у хут. Ново-Александровки (Лукъяшко С. П., Головкова Н.

П., Обозный В. П., Гамаюнов А. К. Указ. соч., с. 127.).

Две амфоры второй половины IV в. до н. э. обнаружены в Азовском кургане. Одна из них - гераклейская (рис. 27, 2) идентична амфоре, найденной в разрушенном погребении у Батайска. Она имела подобную же надпись красной краской - N I (сохранилась буква N) и красный поясок по горлу. Вторая амфора из Азовского кургана светлоглиняная, имеет четко выделенную колпачковую ножку (рис. 27, 1).

К наиболее удаленным от дельты Дона находкам относится фасосская амфора IV в. до н. э. (рис. 19, 7), обнаруженная в 1970 г.

в Ясыревских курганах (группа 1, курган 1, погребение 1) в районе Цимлянского водохранилища на левобережье Дона (Мошкова М. Г., Максименко В. Е. Сарматские погребения Ясыревских курганов, с. 72.).

Еще больший интерес представляют найденные в тризне кургана на полях зерносовхоза "Веселовский" Багаевского р-на фрагменты амфор, одна из которых родосская (200 - 180 гг. до н. э.), с клеймами на ручках. На одной ручке трехстрочное:

EПIAPI/N0/YAKINOIOY, на другой венок и надпись AMYNTA (Мошкова М. Г., Максименко В. Е. Работы Багаевской экспедиции в 1971 г., с. 42, 43, табл. XXV, 1.) (рис. 53, 9).

Амфоры, которые можно с уверенностью отнести к погребениям прохоровской культуры, на Дону пока не обнаружены.

Чернолаковая посуда исключительно редко встречается в погребениях степной зоны Подонья. Эта категория импортной керамики обычно встречается в погребениях Елизаветовского могильника в дельте Дона и Беглицкого некрополя на Миусском п ове.

На левобережье Дона чернолаковая миска античного производства найдена в богатом захоронении Азовского кургана (Раскопки Г. С. Бейсова, 1980 г. Материалы хранятся в АКМ.) (рис. 27, 4). Она имеет высокий прямой поддон и загнутые внутрь края, на дне штампованный орнамент из перекрещивающихся циркульных линий, завершающихся шестью пальметками в обрамлении трех кругов мелких насечек. Диаметр - 17,5 см. Как уже отмечалось, подобные миски датируются третьей четвертью IV в. до н. э.

Чернолаковый канфар, относящийся к первой четверти II в. до н.

э., обнаружен в погребении 6 кургана 2 у хут. Веселого на Маныче (Артамонов М. И. Раскопки курганов на р. Маныч в 1937 г.- СА, 1949, № 11, с. 312, 313, рис.) (рис. 37, 22). Несколько чернолаковых сосудов найдено в кургане IV в. до н. э. у хут. Ливенцовки в 1978 г. (Житников В. Г., Казакова Л. М. Копылов В. П., Науменко С. А. Указ. соч., с. 125.) вблизи Ростова на-Дону.

Прочая гончарная керамика в кочевнических погребениях савроматского в раннесарматского периодов на Дону представлена в основном кувшинами и мисками боспорского производства или же лощеной керамикой прикубанских центров. Значительное количество гончарной керамики боспорского производства обнаружено в погребениях Беглицкого некрополя.

Как правило, боспорская керамика чаще встречается в погребениях кочевников правобережья Дона. Большинство сосудов - красноглиняные, с различными оттенками, но встречаются экземпляры тонкостенной керамики серого или даже черного цвета.

В Ростовской группе курганов в погребении 2 кургана розовоглиняный гончарный кувшин на кольцевом поддоне (рис. 50, 3) найден вместе с сероглиняной, слегка подлощенной миской (рис.

50, 1). Фрагменты дна, видимо кувшина, изготовленного из светлой глины, но имеющего сероватую поверхность, найдены в кургане у пос. Шолоховского.

На левобережье глиняный кувшин боспорского производства встречен в погребении 1 кургана 1 у хут. Ново-Александровки (рис.

50, 6). Кувшинчик красноглиняный, на кольцевом поддоне. Горло высокое, с сильно отогнутым плоским венчиком и лентовидной ручкой. На горле прослеживаются следы красноватого ангоба.

Высота кувшина 17 см. Аналогичные красно-глиняные кувшинчики известны в хорошо датируемом керамическом комплексе первой половины III в. до н. э. из Горгиппии (Алексеева Е. М. Керамический комплекс первой половины III в. до н. э. из Горгишши. - КСИА, 1976, вып. 145, с. 45, 47, рис. 1, 6, 4, 2, 3.). В этом же кургане обнаружены фрагменты гончарной красноглиняной миски с вертикальным бортиком и тремя полосами прочерченных линий.

В кочевнических комплексах Подонья савроматского периода левобережная гончарная керамика чаще представлена изделиями не боспорского, а кубанского происхождения.

В кургане 4 Койсугской группы найден гончарный серолощеный тонкостенный кувшинчик на кольцевом поддоне, с отбитым горлом (рис. 50, 5). Его ближайшие аналогии - сосуды из Пашковского могильника на Кубани (Смирнов К. Ф. Меотский могильник у станицы Пашковской. - МИА, 1958, № 64, с. 279, рис. 5, 24.). Несомненно кубанского происхождения и серолощеный кувшин на кольцевом поддоне с ойнохоидным горлом (рис. 50, 2) и сероглиняная миска (рис. 50, 4) из погребения 31 кургана 7 Койсугского могильника. Не только форма, но и характер обработки поверхности, наличие примеси (крупнозернистый песок) в глине, технология изготовления сближают эти сосуды с меотской керамикой Прикубанья.

В районе Койсугского могильника также найдены отдельные фрагменты серо лощеных сосудов, аналогичных кубанским. Так, в разрушенном погребении у с. Кулешовки обнаружены части серолощеной чашечки (рис. 22, 10).Но составу глины и технологии изготовления она совершенно аналогична подобной керамике Елизаветинского городища на Кубани. Вероятно, кубанского происхождения кувшин со светлой лощеной поверхностью из Азовского кургана (рис. 27, 3).

Довольно большое количество фрагментов гончарной керамики находят в районах, близких к дельте Дона. Но как правило, они весьма невыразительны. Большое количество гончарных сосудов, встреченных в кочевнических погребениях савроматского периода, позволяет сделать вывод о преобладании керамики боспорского производства на правобережье Дона, в районах, близких к его дельте. Зато серолощеная керамика прикубанского происхождения имела широкое хождение у населения левобережных районов.

Гончарная керамика весьма ценилась кочевниками. Находят ее, как правило, только в сравнительно богатых погребениях.

В раннесарматское время гончарная керамика встречается на Дону еще реже, чем в предшествующий период. Небольшой сероглиняный кувшин (рис. 37, 26) найден в погребении 6 кургана 2 у хут. Веселого на Маныче (Артамонов М. И. Раскопки курганов на р. Маныч В 1937 г., с. 312, рис.). Еще один кувшин обнаружен в погребении кургана 58/26 у хут. Попова (Иессеи А. А. Раскопки курганов на Дону в г.). Не имеющие прямых аналогий краснолощеные сосуды и миска, серолощепый сосуд со сливом и втулкой для крепления рукоятки найдены в погребении 25 кургана 27 в 1-м Балабинском могильнике (Смирнов Ю. А., Узянов А. А. Нижне-сальские курганы.- АО - 1976. М., 1977, с. 121.).

Деревянная посуда. Эта посуда, по всей вероятности, имела в кочевнической среде не меньшее распространение, чем керамическая. К сожалению, в захоронениях в лучшем случае прослеживаются лишь ее остатки.

В памятниках переходного периода на Нижнем Дону деревянная посуда обнаружена в кургане у хут. Верхне-Подпольного и в погребении 3 кургана 11 Грушевского могильника. Это небольшие полусферические чаши диаметром около 15 см. Подобной формы деревянные сосуды продолжают бытовать и в последующее время.

Именно такую чашу или мисочку удалось зафиксировать в кургане 15 Сладковского могильника (рис. 60, 7).

Часто в погребениях под остатками жертвенной пищи прослеживаются следы дерева. Вероятно, это остатки деревянных блюд или подносов. Так, деревянный поднос прямоугольной формы размером приблизительно 40X20 см зафиксирован в погребении кургана 5 Койсугского могильника на левобережье Дона, относящемся к VI в. до н. э., а деревянное плоское блюдо овальной формы такого же размера находилось в кургане 25 Сладковского могильника на Быстрой.

В скифскую эпоху в степях Северного Причерноморья особое распространение получают деревянные сосуды с золотыми или другими металлическими обкладками и оковками (Манцевич А. П.

Деревянные сосуды скифской эпохи. - АСГЭ. М. - Л., 1966, вып. 8, с. 23, 24.), традиции изготовления которых восходят еще к киммерийской эпохе (Тереножкин А. И. Киммерийцы, с. 163.). Нередко находят подобные сосуды и в савроматских погребениях Подонья.

В междуречье Дона и Северского Донца в кургане Сладковского могильника, датируемого V в. до н. э. обнаружены две небольшие, диаметром 10 - 12 см полусферические чаши с золотыми оковками. На одной из них четыре гладкие, узкие полуовальные пластинки (рис. 14, 20) были прибиты мелкими золотыми гвоздиками с внешней стороны. Края их загибались внутрь чаши и располагались по тулову симметрично. Абсолютно идентичные золотые пластины найдены у с. Мастюгина на Среднем Дону в кургане 29/21, который датируется V в. до н. э. (Лидеров П. Д.

Памятники скифского времени на Среднем Дону, с. 95, табл. 28, 11). Второй сосуд несколько большего диаметра, чем первый, также украшен пластинами аналогичной формы, но большего размера, имеющими по краям несколько рядов точечного орнамента (рис. 14, 19). На сосуде эти пластинки чередовались с тремя мелкими оковками луновидной формы и одной ромбической (рис. 14, 196). В этом же кургане обнаружены бронзовые обкладки сосуда с рельефным орнаментом (рис. 14, 17) и стрючковидной формы пластинка из электра (рис. 14, 21), а также проволочки (рис. 14, 18), которыми скреплялись некоторые детали деревянных сосудов. Несколько золотых и серебряных обкладок деревянного сосуда найдено в кургане у пос. Шолоховского. Одна из золотых пластинок листовидной формы, продолговатая, с выпуклым орнаментом из точек и линий (рис. 11, 9). Фрагмент второй серебряной тонкой пластины со сложным выпуклым орнаментом, вероятно, являлся оковкой дна сосуда. На третьей пластинке из тонкого листового золота рельефными выпуклыми линиями изображен олень с ветвистыми рогами и поджатыми ногами (рис. 11, 8). Хвост и копыта изображены точками. Выпуклым точечным орнаментом отмечены верхняя линия рогов, а также нижняя часть пластины. Под оленем орнамент из выпуклых ломаных и прямых линий, расходящихся от окружностей. Еще одна золотая пластинка имеет орнамент из нескольких расходящихся от окружностей кривых выпуклых линий (рис. 11, 10). В этом же комплексе найдены серебряная пластинка трапецевидной формы, украшенная двойным рядом выпуклых точек (по верхнему краю - три ряда) и ломаной зигзагообразной линией, и фрагмент тонкой электровой обкладки стрючковидной формы (рис.

11, 11, 12). Большинство перечисленных золотых и серебряных пластин из Шолоховского кургана имеют аналогии в памятниках скифского времени на Среднем Дону (Там же, табл. 28, 3, 11, 18 и др.).

В погребении кургана 4 Сладковского могильника круглый деревянный кубок или чаша стоял на интенсивной меловой посыпке. От кубка сохранились лишь мелкие фрагменты тех мест, где его украшали тонкие серебряные бляшки, серебряные и бронзовые скрепки из узких полосок (рис. 20, 14). Кроме того, бортик кубка с одной стороны был охвачен золотой оковкой в виде головы или клюва грифона (рис. 20, 15). В отверстиях оковки сохранились мелкие золотые гвозди.

Наиболее интересны золотые обкладки деревянного сосуда, найденные в погребении конца III в. до н. э. в Новочеркасске (рис.

20, 9 - 13). Восстановить полностью форму сосуда и расположение обкладок не представляется возможным, так как отсутствуют некоторые детали. Не сохранилась деревянная основа сосуда, нет одной из ручек и головки лошади с фриза. Обкладка верхней части сосуда в целом имела округлую в плане форму (диаметр 10 - 12 см) и незамкнутые концы в одной части. Обкладки крепились при помощи золотых гвоздиков. Всего обнаружено семь деталей: две объемные головки лошадей, лицевой фриз из двух частей, к которому крепились головки (рис. 20, 11), ручка со скульптурным изображением лежащей лошади (рис. 20, 10) и две ажурные пластинки (рис. 20, 12, 13). Описанные обкладки принадлежали, по всей вероятности, небольшой по размерам полусферической чаше диаметром 10 - 12 см по верхнему краю. Точной аналогии золотым обкладкам сосуда из Новочеркасского погребения пока нет, однако по характеру исполнения можно говорить о некотором сходстве их с обкладками деревянных сосудов из Александропольского кургана (Манцевич А. П. Деревянные сосуды скифской эпохи, с. 27, рис. 3, 1, 2.).

Горизонтальная ручка чаши в виде, лежащего коня той же формы, что и обкладка ручки с рельефным изображением медведя из кургана 1 группы Частые курганы в Воронежской обл. Подобные глухие ручки в виде узкого продолговатого выступа, иногда украшенного рельефным изображением, имеются на многих двуручных серебряных сосудах скифской поры. Известны золотые украшения деревянных сосудов и в виде головок лошадей (например, вторая и третья чаши Александропольского кургана (Там же, рис. 3 - 7.), золотая пластинка из кургана 6 у стан. Елизаветинской на Дону (Раскопки Миллера А. А. в 1910 г. - OAK, 1909 - 1910, с. 145;

см. также:

Манцевич А. П. Деревянные сосуды скифской эпохи, с. 33, рис. 6, 3.).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.