авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

1

А.А. Максуров

Защита права собственности

в Европейском Суде

по правам человека

2

С удовольствием посвящаю эту книгу моей

любимой помощнице Мариночке. Без ее

участия и труда эта работа так бы никогда и

не увидела свет

3

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предваряя работу читателя с данной книгой сразу сделаем несколько

необходимых оговорок.

Во-первых, автор не ставил целью книги глобальное описание всей деятельности Европейского Суда по правам человека по данной категории дел.

Эта задача непосильна одному человеку и вряд ли актуальна. Приведенные в книге статистические данные основаны на подсчетах автора и не имеют аналогов. Их цель более иллюстративная, чем гносеологическая. Какие-то общие моменты, отраженные в книге, позволяют читателю следить за объективностью авторских посылок и выводов, своего рода «контролировать»

автора.

Во-вторых, автор сознательно отказался от отдельного рассмотрения Судом дел о защите права собственности, связанных с Россией, хотя первоначально и была мысль выделить данные дела в отдельный раздел.

Разумеется, в работе приведены основные решения Европейского Суда по правам человека по вопросам защиты права собственности, ответчиком по которым выступает Российская Федерация. Приведены, но лишь наряду с иными решениями, без каких-либо приоритетов. Здесь важен общий концептуальный подход Европейского Суда по правам человека по данной категории дел, поскольку проблема защиты права собственности – внетерриториальна и вненациональна. Иначе общее содержание книги, ее общий стержень «размоются» в частностях.

Наконец, читатель заметит, что данная работа совсем не похожа на другие произведения автора. Книга построена весьма традиционно. Материал изложен дос-таточно сухо. В своих суждениях и оценках автор очень осторожен и даже медлителен. Каких-либо сногсшибательных выводов и умопомрачительных конструкций вы здесь не найдете.

Однако указанное объясняется спецификой материала исследования.

Именно такой подход, по мнению автора, позволяет прийти к разумным, честным и объективным выводам. Здесь главное – понять и описать, а не придумать и рефлексировать.

В итоге я полагаю, что книга будет полезной для широкого круга читателей.

Прежде всего, для тех, кто интересуется цивилистикой. Практика Европейского Суда по правам человека позволяет по другому посмотреть на содержание права собственности, Европейский Суд предлагает несколько иные объемные характеристики этого важнейшего субъективного права. Для вас здесь откроются новые грани права собственности в его, так сказать, современном европейском понимании.

Надеюсь, что книга вызовет интерес и для процессуалистов. Специальный упор на особенности процессуальной деятельности Европейского Суда по правам человека в книге не делался. В то же время вопросы процесса более менее подробно описаны во вводных главах и возникают на каждом шагу по ходу описания решений Европейского Суда по правам человека.

Наверное, что-то новое смогут подчерпнуть для себя и специалисты в области государственного (конституционного) права России.

И, безусловно, данная работа будет познавательна для всех, кто интересуется современным международным правом в его европейских аспектах.

Такое ознакомление с отдельными «предметами» европейского стандарта будет полезным как для теоретиков права, так и для практиков.

ГЛАВА 1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЙСТВИЯ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В соответствии со ст.2 Конституции Российской Федерации1 человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Таким образом сформулирована одна из фундаментальных основ конституционного строя Российской Федерации. В Конституции понятие «высшая ценность» отнесено к человеку, его правам и свободам. Характерно, что в таких терминах не определяется никакой другой правовой институт, входящий в понятие основ конституционного строя.2 Конституционным провозглашением прав и свобод человека как высшей ценности Российская Федерация признала требования демократического международного сообщества, таких общепризнанных актов международного права, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.3 С вступлением России в Совет Европы обрела значение Европейская конвенция "О защите прав человека и основных свобод" от 4 ноября 1950 г.4 Указанные международные акты и ст.2 Конституции исходят из понимания того, что права и свободы человека возникают и существуют не по соизволению государства.

Основой прав и свобод является человеческое достоинство. Согласно преамбулам Всеобщей декларации прав человека и Пактов о правах человека признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. В статье формулируется правовой принцип в наиболее общем виде.

Российская газета, N 237, 25.12.1993.

См. здесь и далее о конституционных нормах Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный). Под ред. Л.А. Окунькова. М., 1996.

Международная защита прав и свобод человека. М., 1990. С. 14 - 57.

Права и свободы личности. Вып. 11. М., 1995. С. 86 - 129.

Конкретный перечень прав и свобод излагается в ст. ст. 6, 7, 13, 15 гл. 1 и в гл. Конституции. В ст. 2 впервые провозглашается обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права человека. Н.В. Щербакова прямо указывает, что «введение указанной нормы означает начало новой эпохи в российском праве».5 Признание прав и свобод человека в Российской Федерации означает, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект бесконтрольной государственной деятельности, а как равноправный субъект, реализующий свои конституционные права. В Российской Федерации никто не может быть ограничен в правомерных средствах защиты своего человеческого достоинства и основанных на нем прав.

Государство не только воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод:

обязанность соблюдать права и свободы предусматривает активную деятельность государства по созданию условий для их реализации.

Провозглашение защиты прав и свобод человека и гражданина означает также государственную обязанность создать специальные учреждения по охране прав и свобод. Это суды, органы охраны общественного правопорядка, прокуратуры, а также институт Уполномоченного по правам человека.1 Обязанность государства конкретизировать посредством законов права и свободы человека и гражданина и защищать их предусмотрена во всех главах Конституции.

В системе правосудия фундаментальной гарантией обеспечения прав человека является деятельность Конституционного Суда Российской Федерации, эффективно отстаивающего с момента своего существования права человека и гражданина. Действующие акты в сфере гражданского, пенсионного, уголовного и других отраслей законодательства подвергаются Конституционным Судом Российской Федерации интенсивной ревизии с целью прекращения действия юридических норм, нарушающих Конституцию Российской Федерации.

Щербакова Н.В. Элементы международного права в Конституции Российской Федерации // Актуальные проблемы теории правовой системы общества. Сб. научн. тр. Вып.4. – Ярославль, 2004. С.23. См. также:

Богатырев В.В. Конституционная отрасль в международном праве // Актуальные проблемы юриспруденции /Сб. научн. Тр. Вып.4. – Владимир, 2003. С.223-227..

См. об этом интереснейшую работу В.В. Бойцовой «Народный правозащитник: статус и функционирование». Тверь. 1994. См. также по теме: Малкина И.Б. Роль международных неправительственных организаций в создании и осуществлении норм международного права // // Вестн.

науч. тр. Нижнекам. филиала Москов. гуманитарно-эконом. ин-та. Вып.3. Часть 8. Вопросы теории и истории гос. и права / Отв.ред. П.А.Кабанов. – Нижнекамск, 2001. С.60-85.

Расширяется сфера презумпций и принципов в области прав человека:

непосредственное, прямое действие норм Конституции и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, презумпция невиновности, признание возмещения морального вреда, запрет издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, и ряд других.

Таким образом, ст.2 Конституции обеспечивает свободу человеческой личности, демократизм и жизнеспособность государства и общества.

Согласно статье 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В статье 18 Конституции РФ особо подчеркнуто, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Особое внимание нужно уделить ч.4 ст.15 Конституции РФ, согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если междуна-родным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмо-тренные законом, то применяются правила международного договора.

Еще в 1992 г. в действовавшую в то время Конституцию РСФСР 1978 г.

была внесена новелла, содержавшая принцип приоритета общепризнанных норм между-народного права, однако его действие ограничивалось сферой прав человека. Часть 4 исследуемой статьи придала данному принципу более широкий, чем ранее, характер и изложила его в достаточно категоричной форме. М.А. Викут и С.Ф. Афанасьев справедливо подчеркивают, что «деятельность внутринациональных органов, в особенности судебных, должна находиться в согласии с международными правовыми стандартами, коль скоро, руководствуясь ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры являются составной частью ее правовой системы»,2 то есть источниками права.3 Если же международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Прежде всего, международные договоры России наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с российской Конституцией составной частью правовой системы Российской Федерации.

В случае расхождения закона и иного нормативного акта с международным договором, в котором участвует Российская Федерация, или с общепризнанными нормами международного права применяются правила, установленные этими нормами или договором. Согласно ст. 46 Конституции каждый вправе в соответствии с международным договором Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод граждан, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства С общепризнанными нормами и принципами права не все здесь так однозначно. В.И. Лайтман справедливо спрашивает: «Сколько государств должно их признать ? Нужно ли их помещать в тексты внутри-государственных законов ?» (Лайтман В.И. Становление и развитие международно-правовой системы // Юридические записки ЯрГУ им.П.Г.Демидова / Под ред.В.Н.Карташова, Л.Л.Кругликова, В.В.Бутнева. Ярославль. 2001. Вып.5. С.32. Не сводятся ли все они к единому – принципу неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности, как, видимо, считает Л.Ю. Казанцев, хотя прямо к такому выводу и не приходит ? (См.: Казанцев Л.Ю. Принцип неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности в правовом регулировании общественных отношений. Автореф. дисс…канд.

юр.н. Н.Новгород, 2004.).

Викут М.А., Афанасьев С.Ф. К вопросу о реализации части 4 статьи 15 Конституции РФ в сфере российского гражданского судопроизводства (проблемы теории и практики применения) // Арбитражный и гражданский процесс, 2005, N 3.

См.: Фархтдинов Я.Ф. Возникновение и развитие источников гражданского процессуального права России.

Казань, 2001. С. 187 - 192.

правовой защиты. Положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров принимаются соответствующие правовые акты.

Согласие Российской Федерации на обязательность для нее международного договора может выражаться путем: подписания договора;

обмена документами, образующими договор;

ратификации договора;

утверждения договора;

принятия договора;

приложения к договору, а также путем применения другого способа выражения согласия, о котором могут условиться договаривающиеся стороны. Государство обязано защищать права и свободы человека и гражданина, о чем прямо говорится в статье 45 Конституции РФ, а именно: государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Особый способ защиты, наиболее цивилизованный, и, как предполагается, легитимный и действенный – защита судебная. В соответствии со ст. Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Возможность суда с собственным государством и предусматривает практика дея-тельности Европейского Суда по правам человека. Она основана на Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» и Протоколах к ней. Автор не считает целесообразным перегружать книгу подробным перечислением положений Конвенции, нет необходимости и в приведении в См. о проблемах в указанной сфере: Рудакова М.Ю. Проблемы совершенствования законодательства о международных договорах // Сб. тез. науч. студенч. и аспирант. конф. юрид. фак-та ЯрГУ им.П.Г.

Демидова. Ярославль. 2001. Вып. 1. С.11-12.

Собрание законодательства РФ. 08.01.2001, N 2, Ст. 163.

настоящей работе полностью ее действующего текста, широко доступного в настоящее время,1 как и комментариев к ней.2 Вопросов международно правовой защиты права собственности мы коснемся в следующей главе. Здесь же продолжим рассмотрение тех правовых основ, которые позволяют нам не только применять решения Европейского суда по правам человека в отечественной юридической деятельности, но считать те или иные его решения прецедентами, оказывающими влияние как на все национальные правовые системы, так и на международное право в целом.

20 февраля 1998 года Государственной Думой Российской Федерации принят Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней». В соответствии со статьей 1 Закона Государственная Дума РФ решила ратифицировать Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от ноября 1950 года с изменениями, внесенными Протоколами к ней N 3 от 6 мая 1963 года, N 5 от 20 января 1966 года и N 8 от 19 марта 1985 года, и дополнениями, содержащимися в Протоколе N 2 от 6 мая 1963 года, и Протоколы к ней N 1 от 20 марта 1952 года, N 4 от 16 сентября 1963 года, N 7 от 22 ноября 1984 года, N 9 от 6 ноября 1990 года, N 10 от 25 марта 1992 года и N 11 от 11 мая 1994 года, подписанные от имени Российской Федерации в городе Страсбурге 28 февраля 1996 года, со следующими оговоркой и заявлениями:

«Российская Федерация в соответствии со статьей 64 Конвенции заявляет, что положения пунктов 3 и 4 статьи 5 не препятствуют применению нижеследующих положений законодательства Российской Федерации:

См., например: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2004. № 8. С.5-24.

См., например: Водолагин С. Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России // Российская юстиция, 2001. № 8. Комментарии к тем или иным положениям Конвенции имеются также в большинстве выпусков Бюллетеня Европейского Суда по правам человека.

Собрание законодательства РФ, 06.04.1998, N 14, Ст. 1514. Также обращаю внимание, что Федеральным законом от 4 ноября 1995 г. «О ратификации Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека» была ратифицирована Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, подписанная государствами - участниками Содружества Независимых Государств в городе Минске 26 мая 1995 года. //Собрание законодательства РФ, 06.11.1995, N 45, Ст. 4239.

санкционированного абзацем вторым пункта 6 раздела второго Конституции Российской Федерации 1993 года временного применения установленного частью 1 статьи 11, частью 1 статьи 89, статьями 90, 92, 96, 96.1, 96.2, 97, 101 и 122 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР от октября 1960 года, с последующими изменениями и дополнениями порядка ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления;

основанных на пункте 2 статьи 26 Закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 года статей 51 - 53 и Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 г.

N 2140, устанавливающих арест с содержанием на гауптвахте в качестве меры дисциплинарного взыскания, налагаемой во внесудебном порядке на военнослужащих - солдат, матросов, сержантов, старшин, прапорщиков и мичманов.

Срок действия этой оговорки ограничен периодом, который потребуется для внесения в законодательство Российской Федерации изменений, полностью устраняющих несоответствия указанных выше положений положениям Конвенции»;

«Российская Федерация в соответствии со статьей 25 Конвенции признает компетенцию Европейской комиссии по правам человека получать заявления (жалобы) от любого лица, неправительственной организации или группы лиц, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения Российской Федерацией их прав, изложенных в Конвенции и указанных Протоколах к ней, в случаях, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления в действие этих договорных актов в отношении Российской Федерации»;

«Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации.».

Как известно, в связи с изменением действующего российского законодательства данные оговорки большей частью уже потеряли свою актуальность.

Статьей 2 Закона было определено предусмотреть в федеральном бюджете начиная с 1998 года необходимое увеличение расходов на содержание федеральной судебной системы и пенитенциарной системы, органов юстиции Российской Федерации, органов прокуратуры Российской Федерации и органов внутренних дел Российской Федерации в целях приведения правоприменительной практики в полное соответствие с обязательствами Российской Федерации, вытекающими из участия в Конвенции и Протоколах к ней.

К сожалению лишь 21 февраля 2001 года, то есть 3 года спустя (попутно отметим, что это характерно не только для России;

например, Франция подписала Конвенцию в 1950 году, а ратифицировала лишь в 1974-м), Государственной Думой РФ был принят Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод»1 (в ред. Федеральных законов от 18.12.2001 N 177-ФЗ, от 30.12.2001 N 196-ФЗ).

В частности, в соответствии Статья 1 Закона предусматривает внести в Уголовный кодекс Российской Федерации2 следующие дополнения:

1. Часть вторую статьи 102 дополнить новыми предложениями вторым и третьим следующего содержания: «Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Ходатайство Собрание законодательства РФ, 26.03.2001, N 13, Ст. 1140.

Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, Ст. 2954.

подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования.».

2. Статью 139 дополнить примечанием следующего содержания:

«Примечание. Под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.».

Согласно статьи 3 Закона внесено изменение в часть вторую статьи Уголовно - исполнительного кодекса Российской Федерации3, норма изложена ее в следующей редакции:

«2. Получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения.

Переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно - исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации цензуре не подлежит. Переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя.».

Согласно статье 5 Закона, внесены изменения в Федеральный закон от августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно - розыскной деятельности»1, а именно:

Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N 2, Ст. 198.

1. Часть седьмая статьи 5 дополнена новым предложением вторым следующего содержания: «Фонограммы и другие материалы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров лиц, в отношении которых не было возбуждено уголовное дело, уничтожаются в течение шести месяцев с момента прекращения прослушивания, о чем составляется соответствующий протокол.»

2. Статья 8 дополнена новыми частями четвертой и пятой следующего содержания:

«Прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях. Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами.

В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно - процессуальным законодательством Российской Федерации.»

Таким образом, Россия стала «подсудна» Европейскому Суду по правам человека. Рассмотрение специфики деятельности данного судебного органа не входит в объем настоящей работы, на этот счет имеется достаточно обширная литература, поэтому здесь мы ограничимся лишь перечислением необходимого «минимума» сведений.

Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 33, Ст. 3349;

1999, N 2, Ст. 233.

Прежде всего, Европейский Суд по правам человека действует на основании Регламента, в котором определены необходимые аспекты организации и работы Суда и порядка производства в Суде. Кроме того, из норм Конвенции следует, что судьи должны обладать самыми высокими моральными качествами и удовлетворять требованиям, предъявляемым при назначении на высокие судебные должности, или быть правоведами с общепризнанным авторитетом. Судьи участвуют в работе Суда в личном качестве. На протяжении всего срока пребывания в должности судьи не должны осуществлять никакой деятельности, несовместимой с их независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из характера их работы в течение полного рабочего дня. Все вопросы, возникающие в связи с применением положений настоящего пункта, решаются Судом. Судья от каждой из Высоких Договаривающихся Сторон избирается Парламентской ассамблеей большинством поданных за него голосов из списка, включающего трех кандидатов, представляемых этой Высокой Договаривающейся Стороной. Аналогичная процедура действует при довыборах состава Суда в случае присоединения новых Высоких Договаривающихся Сторон, а также при заполнении открывающихся вакансий.

Судьи избираются сроком на шесть лет. Они могут быть переизбраны. Однако срок полномочий половины судей первого состава истекает через три года с момента избрания. Судья может быть освобожден от должности только в случае, если прочие судьи большинством в две трети голосов принимают решение о том, что он перестает соответствовать предъявляемым требованиям.

Для рассмотрения переданных ему дел Суд образует комитеты в составе трех судей, Палаты в составе семи судей и Большую Палату в составе семнадцати судей. Палаты Суда на определенный срок образуют комитеты.

Судья, избранный от государства, являющегося стороной в деле, является ex officio членом Палаты и Большой Палаты;

в случае отсутствия такого судьи или если он не может участвовать в заседании, данное государство назначает лицо, которое выступает в качестве судьи. В состав Большой Палаты входят также Председатель Суда, заместители Председателя Суда, Председатели Палат и См., например: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2004. № 8. С.27-72.

другие члены Суда, назначенные в соответствии с Регламентом Суда. В тех случаях, когда дело передается в Большую Палату в соответствии с положениями статьи 43, в ее заседаниях не должен участвовать ни один из судей Палаты, вынесшей постановление, за исключением Председателя этой Палаты и судьи от соответствующего государства, являющегося стороной в деле.

Комитет единогласным решением может объявить неприемлемой индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, или исключить ее из списка подлежащих рассмотрению дел, если такое решение может быть принято без дополнительного изучения жалобы. Это решение является окончательным. Если не было принято никакого решения, предусмотренного статьей 28, Палата выносит решение о приемлемости индивидуальной жалобы, поданной в соответствии со статьей 34, и по существу дела. Палата выносит решение о приемлемости жалобы государства, поданной в соответствии со статьей 33, и по существу дела. Решение о приемлемости жалобы выносится отдельно, если Суд, в порядке исключения, не примет решения об обратном.

Если дело, находящееся на рассмотрении Палаты, затрагивает серьезный вопрос, касающийся толкования положений Конвенции или Протоколов к ней, или если решение вопроса может войти в противоречие с ранее вынесенным Судом постановлением, Палата может до вынесения своего постановления уступить юрисдикцию в пользу Большой Палаты, если ни одна из сторон не возражает против этого. Большая Палата: a) выносит решения по жалобам, поданным в соответствии со статьей 33 или статьей 34, когда какая-либо из Палат уступила юрисдикцию на основании положений статьи 30 или когда дело направлено ей в соответствии с положениями статьи 43;

и b) рассматривает запросы о вынесении консультативных заключений, направленные в соответствии с положениями статьи 47.

В ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы в случаях, предусмотренных положениями статей 33, 34 и 47. 2. В случае спора относительно компетенции Суда по конкретному делу вопрос решает сам Суд.

Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.

Суд не принимает к рассмотрению никакую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если она: a) является анонимной;

или b) является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Судом, или уже является предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования, и если она не содержит новых относящихся к делу фактов. Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если сочтет ее несовместимой с положениями настоящей Конвенции или Протоколов к ней, явно необоснованной или злоупотреблением правом подачи жалоб. Суд отклоняет любую переданную ему жалобу, которую сочтет неприемлемой в соответствии с настоящей нормой. Он может сделать это на любой стадии разбирательства.

В отношении любого дела, находящегося на рассмотрении какой-либо из Палат или Большой Палаты, каждая Высокая Договаривающаяся Сторона, гражданин которой является заявителем, вправе представлять письменные замечания и принимать участие в слушаниях. В интересах надлежащего отправления правосудия Председатель Суда может пригласить любую Высокую Договаривающуюся Сторону, не являющуюся стороной в деле, или любое заинтересованное лицо, не являющееся заявителем, представить письменные замечания или принять участие в слушаниях.

Суд может на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что: a) заявитель более не намерен добиваться рассмотрения своей жалобы;

или b) спор был урегулирован;

или c) по любой другой причине, установленной Судом, дальнейшее рассмотрение жалобы является неоправданным. Тем не менее Суд продолжает рассмотрение жалобы, если этого требует соблюдение прав человека, гарантированных настоящей Конвенцией и Протоколами к ней. Суд может принять решение восстановить жалобу в списке подлежащих рассмотрению дел, если сочтет, что это оправдано обстоятельствами. В случае достижения мирового соглашения Суд исключает дело из своего списка посредством вынесения постановления, в котором дается лишь краткое изложение фактов и достигнутого решения.

Если в силу исключительных обстоятельств Суд не примет иного решения, его заседания являются открытыми. Доступ к документам, переданным на хранение в Секретариат, открыт для публики, если Председатель Суда не примет иного решения.

Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.

В течение трех месяцев с даты вынесения Палатой постановления в исключительных случаях возможно обращение любой из сторон в деле о передаче его на рассмотрение Большой Палаты. Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты принимает обращение, если дело поднимает серьезный вопрос, касающийся толкования или применения положений настоящей Конвенции или Протоколов к ней, или другой серьезный вопрос общего характера. Если Коллегия принимает обращение, то Большая Палата выносит по делу свое постановление.

Постановление Большой Палаты является окончательным. Постановление любой из Палат становится окончательным, если: a) стороны не заявляют, что они будут просить о передаче дела в Большую Палату;

или b) по истечении трех месяцев с даты вынесения постановления не поступило обращения о передаче дела в Большую Палату;

или c) Коллегия Большой Палаты отклоняет обращение о передаче дела согласно статье 43. Окончательное постановление подлежит публикации.

Очень важен вопрос обязательной силы и исполнения постановлений.

Конвенцией предусмотрено, что Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять оконча-тельные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами. Оконча-тельное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением.

Еще раз подчеркнем: Европейский суд по правам человека (Страсбургский суд) – это наднациональный судебный орган, в компетенцию которого входит рассмотрение споров о нарушениях прав человека в государствах членах Совета Европы. Все лица, как граждане, так и не имеющие гражданства, находящиеся на территории государства – члена Совета Европы, наделяются неотъемлемым правом на то, чтобы с ними обращались в соответствии со стандартами, определяемыми Конвенцией. В случае нарушения этих прав любой человек может за защитой обратиться с жалобой в Европейскую Комиссию или Европейский Суд по правам человека.

Для обращения в Страсбургский суд необходимо знать основания и правила, предварительные условия, которые должны быть соблюдены, чтобы дело было принято к рассмотрению.

Во-первых, суд разбирает только дела о нарушении тех прав, которые гарантирует Конвенция и Протоколы к ней. В остальных случаях жалобы отклоняются. Большинство социально-экономических прав не закреплены в Конвенции, в ней устанавливаются, главным образом, гражданские и политические права. В разделе втором нашей Конституции перечень защищаемых прав и свобод несколько шире.

Во-вторых, Суд рассматривает только те жалобы, которые направлены на действия государственных органов и должностных лиц государства, подписавшего и ратифицировавшего Конвенцию. Суд не может рассматривать жалобы, направленные против частных лиц или негосударственных (коммерческих) организаций.

В-третьих, Европейский суд вступает в дело, когда все выбранные средства правовой защиты исчерпаны и не помогли. В Российской Федерации должны быть пройдены все этапы судебных инстанций от рассмотрения дела районным, областным судом, вплоть до вынесения окончательного решения Верховным Судом РФ. Суд может принять дело к рассмотрению в течение месяцев с даты принятия окончательного решения на национальном уровне.

В-четвертых, жаловаться можно только на те нарушения, которые имели место после ратификации Конвенции. Конвенция о защите прав человека и основных свобод была ратифицирована весной 1998 года. Исключение может быть сделано для длящихся нарушений, т.е. таких, которые начались до момента ратификации и продолжаются после нее. Решение Суда относительно приемлемости жалоб является окончательным и не подлежит обжалованию. Теперь немного поговорим об обязательности учета позиции Европейского Суда по правам человека в отечественной правоприменительной, в том числе, юрисдикционной практике. Речь идет не об исполнении решений Европейского Суда, вынесенных в отношении России – они и так должны исполняться и здесь не может быть двух мнений. Более важен вопрос, почему органы власти Российской Федерации должны применять иную практику работы Европейского Суда по правам человека применительно ко всем видам споров.

Как отмечалось выше, первоначально европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод была подписана четырнадцатью государствами - членами Совета Европы 4 ноября 1950 г. и вступила в силу сентября 1953 г. после ратификации первыми десятью государствами Западной Европы.

Россия подписала европейскую Конвенцию 28 февраля 1996 г. и ратифицировала ее два года спустя Федеральным законом от 30 марта 1998 г.

См.: Поворова Е. Как действует Европейский суд по правам человека? // Российская газета.-1999.- декабря.

Законодательство и право-применительная практика проверялись на предмет их соответствия европейской Конвенции и стандартам Совета Европы и корректировались.

Как отмечает С.Водолагин, «в течение пятидесяти лет многие государства неоднократно нарушали те или иные ее положения. В их числе и ее первоначальные участники. Но сама возможность юридической фиксации нарушения европейской Конвенции в установленном ею порядке, а также наличие постоянно действующего механизма контроля за соблюдением конвенционных прав характеризует ее как уникальный юридический инструмент, потенциал воздействия которого на национальные правовые системы продолжает раскрываться». Принципиальным отличием европейской Конвенции от иных международно-правовых актов о правах человека является то, что на основе ее положений создан механизм контроля за соблюдением закрепленных в ней прав и свобод. До 1998 года он был двухступенчатым и состоял из Европейской Комиссии по правам человека и Европейского Суда по правам человека. В настоящее время действует единый суд в соответствии с порядком, введенным Протоколом N 11 к европейской Конвенции. Европейский Суд вправе принимать заявления от физических и юридических лиц, конвенционные права которых нарушены государством, под юрисдикцией которого они находятся.

Одним из условий приемлемости индивидуальных жалоб является исчерпание внутренних средств защиты. Иными словами, чтобы индивидуальная жалоба была принята к рассмотрению, заявитель должен исчерпать все средства защиты, закрепленные в национальном праве. Лишь после этого может быть задействован ее контрольный механизм.

Кроме того, она предусматривает, что государство - участник может передать на рассмотрение Европейского Суда вопрос о любом предполагаемом нарушении положений европейской Конвенции и Протоколов к ней другим государством - участником (так называемый «межгосударственный» иск).

Решение Европейского Суда будет окончательным и обязательным для обоих государств.

В этой связи можно утверждать, что европейская Конвенция с ее контрольным механизмом носит не межгосударственный, а надгосударственный характер.2 Контроль за соблюдением прав человека перестал быть чисто национальным, внутренним делом европейских государств, которые добровольно подчинили себя юрисдикции независимого наднационального судебного органа, имеющего право принимать юридически обязательные для них решения. Более того, для национальных судов и право охранительных органов является обязательным и толкование Конвенции, даваемое Евро-пейским Судом.

Как отмечалось выше, Федеральный закон о ратификации европейской Конвенции устанавливает: «Российская Федерация признает: ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней...». Присоединение России к ней помогает юристам в работе по защите прав человека. Так, в нескольких постановлениях Конституционного Суда РФ содержатся ссылки на европейскую Конвенцию.1 Более того, в ряде случаев он ссылается на практику Европейского Суда, тем самым вписывая российскую правоприменительную практику в общеевропейский контекст.

Не остался в стороне и Верховный Суд Российской Федерации. Более того, Пленумом Верховного Суда РФ было издано специальное Постановление «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм Водолагин С. Указ. соч., С.23.

Там же. С.24.

См., например, следующие Постановления Конституционного Суда РФ: «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы» от 04.04.1996 № 9-П // Российская газета, № 73, 17.04.1996;

«По делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов о федеральном бюджете на 2003 год, на 2004 год и на 2005 год и постановления Правительства Российской Федерации «О порядке исполнения Министерством финансов Российской Федерации судебных актов по искам к казне Российской Федерации на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти либо должностных лиц органов государственной власти» в связи с жалобами граждан Э.Д. Жуховицкого, И.Г. Пойма, А.В. Понятовского, А.Е. Чеславского и ОАО «Ха баровскэнерго» от 14.07.2005 № 8-П // Собрание законодательства РФ, 25.07.2005, № 30 (2 ч.), Ст.3199;

«По делу о проверке конституционности положений статьи 113 Налогового Кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Г.А. Поляковой и запросом Федерального арбитражного суда Московского округа» // Российская газета, № 159, 22.07.2005;

«По делу о проверке конституционности части третьей статьи 5 Федерального закона «О национально-культурной автономии» в связи с жалобой граждан А.Х.

Дитца и О.А. Шумахер» от 03.03.2004 № 5-П // Российская газета, № 52, 16.03.2004. и ряд других. Таких Постановлений Конституционного Суда РФ на момент написания настоящей книги издано свыше 70-ти.

международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10 октября 2003 г. N 5, согласно которому, в частности, установлено, что «международные договоры являются одним из важнейших средств развития международного сотрудничества, способствуют расширению международных связей с участием государственных и негосударственных организаций, в том числе с участием субъектов национального права, включая физических лиц.

Международным договорам принадлежит первостепенная роль в сфере защиты прав человека и основных свобод. В связи с этим необходимо дальнейшее совершенствование судебной деятельности, связанной с реализацией положений международного права на внутригосударственном уровне.

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного». Позитивно оценил влияние решений Европейского Суда по правам человека на национальную судебную практику и Председатель Верховного Суда РФ;

показателен уже сам заголовок его выступления: «Доступ к правосудию расширился до европейских масштабов». 20 декабря 1999 г. Высший Арбитражный Суд РФ распространил информационное письмо «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие». В нем в лаконичной форме раскрыты основные подходы Европейского Суда к вопросам, входящим в компетенцию арбитражных судов России. В письме Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ предлагает Бюллетень Верховного Суда РФ, N 12, 2003.

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2002. № 1. С.1-2.

принять во внимание изложенные положения при осуществлении правосудия в арбитражных судах нашей страны. Понятно, что несколько ссылок на европейскую Конвенцию и практику Европейского Суда по правам человека в актах высших судебных органов России есть не более чем указание на наметившуюся тенденцию. Информация о европейской Конвенции и ее контрольном механизме должна быть распространена среди судей, работников прокуратуры, внутренних дел, правоохранительных органов. Иначе получается, что она действует в Российской Федерации, но ее содержание представляется весьма туманным большинству из тех, кто должен ее применять. Статью 6 Конвенции дополняет ст.13, в соответствии с которой государства обязуются предоставлять лицам, конвенционные права и свободы которых нарушены, эффективные средства правовой защиты. В частности, в статье 13 «Право на эффективное средство правовой защиты» указано, что «каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

Одно из основополагающих прав закреплено в ст. 1 Протокола N 1 - право на беспрепятственное пользование своим имуществом. Соблюдение этого права имеет особенно большое значение в России, где институт частной собственности по-прежнему нуждается в усиленной защите по причине его относительной новизны.

Нормативное содержание конвенционных положений формируется постепенно, в результате принятия Европейским Судом решений при рассмотрении конкретных дел. Именно поэтому одной из основных задач, стоящих перед государствами - участниками европейской Конвенции, является контроль за соответствием как существующего, так и вновь принимаемого Информационное письмо ВАС РФ от 20.12.1999 № с1-7/смп-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» // Вестник ВАС РФ", N 2, 2000.

См.: Водолагин С. Указ. соч., С.25.

национального законодательства, а также правоприменительной практики ее стандартам, зафиксированным не только в тексте европейской Конвенции, но и в решениях Европейского Суда.

Следует обратить особое внимание на то, что Европейский Суд при рассмотрении жалобы на нарушение конвенционных прав решает только один вопрос: была ли нарушена установленная европейской Конвенцией норма в результате действий (бездействия) государства. Европейский Суд не разрешает по существу возникающие споры. Он не имеет права приказать государству, например, освободить незаконно содержащегося под стражей гражданина или же присудить имущество тому или иному лицу в споре. Европейский Суд вправе лишь принять решение о том, соответствует ли положение, создавшееся внутри государства, конвенционным нормам.

Однако если он признает нарушение европейской Конвенции, то государство, допустившее его, обязано привести внутреннее законодательство и / или правоприменительную практику в соответствие с ее нормами. Это следует из ст. 1, в которой говорится, что государства - участники обязуются соблюдать закрепленные в ней права.

Возвращаясь к анализу некоторых итогов действия европейской Конвенции в течение 50 лет, отметим, что за этот срок изменился экономический, культурный, юридический облик Европы. Европейская Конвенция смогла приспособиться к этим изменениям, продемонстрировав тем самым свою жизнеспособность. Более того, территория ее применения расширилась, охватывая теперь практически весь континент. В настоящее время около 800 миллионов европейцев находятся под ее защитой.

Усовершенствовался ее контрольный механизм. Год от года увеличивается число обращений в Европейский Суд. В 2000 году он Принял 695 решений по существу рассматриваемых вопросов, в то время как в 1999 году было принято только 177 решений. Реорганизация контрольного механизма европейской Конвенции в 1998 году позволила повысить его эффективность. В настоящее время в Европейский Суд ежедневно поступает около 650 писем и обращений.

На каждое из них заводится временное досье и ни одно не остается без ответа.

При этом штат Европейского Суда остается относительно небольшим: 41 судья и 250 сотрудников. Учитывая возрастающее число обращений, в 2001 году планируется увеличить количество сотрудников на 45 человек.

Соблюдение прав человека, являющееся основой современного европейского правосознания, может рассматриваться не только как юридический императив, но и как специфически европейский социокультурный феномен, один из ключевых факторов самоидентификации Европы как единого целого. В этой связи не будет преувеличением сказать, что вступление России в Совет Европы и присоединение к европейской Конвенции означает ее реинтеграцию не только в юридическое, но и культурное европейское пространство. Пожалуй, для России это и является важнейшим результатом участия в этом международно-правовом акте.

П.А. Лаптев, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека прямо указывает, что «присоединение Российской Федерации к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод поднимает вопрос о международной правосубъектности индивида.

Применительно к европейскому гуманитарному праву в настоящее время гражданин без согласия своего государства может самостоятельно обращаться в Европейский Суд, ставший реальным механизмом защиты прав и свобод гражданина на межгосударственном уровне». Д.Ю. Матвеев пишет, что названный Суд является одним из международных правозащитных органов, которые весьма многочисленны и различаются статусом и структурой, а также своей доступностью и эффективностью. Создание таких органов предусмотрено рядом международно правовых актов в области прав человека на универсальном и региональном уровнях. Заслуживают упоминания Комитет по правам человека, созданный во исполнение Пакта о гражданских и политических правах, Комитет по ликвидации расовой дискриминации, предусмотренный Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации и ряд других.


Однако широко признано, что наиболее эффективным является именно Лаптев П.А. Российское правосудие и Европейский Суд по правам человека //Права человека в России и правозащитная деятельность государства. Под ред. В.Н. Лопатина. СПб., 2003. С.30.

установленный Конвенцией механизм рассмотрения индивидуальных жалоб на нарушения прав человека Европейским судом. В то же время, в российской действительности отношение к практике Европейского Суда по правам человека не столь однозначно радужное.

Правильно пишет Н.В. Щербакова: «Практика, как известно, апробирует новое законодательство России о правах человека. Если разрешены ссылки на международные правовые акты в судебном процессе, то многие суды первой инстанции не замедлили этим воспользоваться, однако еще большая часть их вовсе не реагирует на конституционную новеллу (о непосредственном действии общепризнанных норм и принципов права – А.М.)». Тот же П.А. Лаптев отмечает, что «перед российскими органами власти стоят достаточно сложные задачи» по реализации практики Европейского Суда по правам человека в жизнь, «…требуется определенная корректировка законодательства Российской Федерации с тем, чтобы оно ни при каких обстоятельствах не расходилось с Европейской конвенцией, со стандартами Совета Европы» 3.

«Затруднительным является исполнение решений Европейского суда в той части, в которой устанавливается нарушение государством-ответчиком положений Конвенции. Сама Конвенция, предусматривая требование к государству исполнять постановления Суда (ст.46), не содержит указаний на конкретный перечень мер, которые должны быть предприняты государствами для исполнения решений в указанной части».4 Вроде бы каждое из государств вправе самостоятельно устанавливать соответствующий порядок своим внутренним законодательством. Но, с другой определенные соображения на данный счет были высказаны Комитетом Министров, на который возложен контроль за исполнением постановлений См.: Матвеев Д.Ю. Обеспечение реализации в Российской Федерации постановлений Европейского Суда по правам человека // Юрист-международник, 2004, N 4. С.14.

Щербакова Н.В. Элементы международного права в Конституции Российской Федерации // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества. Сб. науч. тр. Вып.4 Отв. Ред. Проф. В.Н. Карташов – Ярославль – 2004. С. Лаптев П.А. Указ. соч. С.25.

Матвеев Д.Ю. Указ. соч., С.15.

Суда (ст.46 Конвенции). Этому вопросу посвящена Рекомендация Комитета Министров Совета Европы N R (2000) 2 от 19 января 2000 г. «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского суда по правам человека». Проф.Щербакова указывает, что «существует и наднациональный интерес, и его защита предполагает международно-правовой контроль за деятельностью государ-ственной верхушки. При этом нисколько не умаляется роль государственного суверенитета».2 Р.Рисдаль подчеркивает, что Европейский суд по правам человека «е является и ни при каких условиях не может выступать в качестве «апелляционного суда», «суда четвертой инстанции»…Кроме того, многие вопросы социальной и экономической политики решаются более подходящим образом национальным законодательством в результате демократического обсуждения депутатами, представляющими данное конкретное общество. Таким образом, конвенция возлагает основную и первичную ответственность за защиту прав человека на национальные власти. Созданная же на ее основе система стала на практике продолжение на международном уровне национальной защиты этих прав»3. А.

Деменева прямо указывает, что «исполнение решения Европейского Суда предполагает не только выплату справедливой компенсации заявителю, но и, самое главное, принятие государством мер общего характера (законодательных, практических или организационных), чтобы установленные нарушения не повторялись. Таким образом, смысл обращений в Европейский Суд – не просто признание факта нарушения и взыскание справедливой компенсации, но и более долгосрочный эффект – решение существующей в государстве структурной проблемы массового нарушения прав граждан и организаций, позитивное изменение практики и законодательства, с тем чтобы юридическая система по защите прав человека действовала эффективно. Поэтому каждый, кто Рекомендация N R (2000) 2 Комитета Министров Совета Европы «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского суда по правам человека» (Вместе с «Пояснительной запиской к рекомендации») (Принята 19.01.2000 на 694-м заседании представителей министров) // Журнал российского права. 2000. N 9. С. 61 - 64.

Щербакова Н.В. Указ. соч., С.22.

Цит. по: Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека. Опыт Совета Европы. М., 1997. С.12-13.

обращается в Европейский Суд, совершает патриотический акт – тем самым он добивается улучшения в собственной стране». Деменева А. Исполнению не подлежит //Коммерсантъ-Деньги. 2005. № 37. С.65-66.

ГЛАВА 2. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ КАК ОБЯЗАННОСТЬ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА Развитие современной цивилизации доказывает, что человечеству нужно вновь и вновь защищать свои права, что людям еще незнакома ситуация, при которой не требуется усилий для поддержания и защиты прав и свобод человека. Каждое поколение отвечает на вечный вызов истории, связанный с отстаиванием этой великой ценности.

После второй мировой войны проблема прав человека из внутригосударственной стала превращаться в международную. Постепенно конституционное право начало попадать под влияние международных стандартов. Сегодня, в какой бы стране не жил человек, его права находятся под защитой мирового сообщества. Были приняты ряд международных документов, обязывающие государства, подписавшие их, соблюдать и развивать уважение к правам человека без какой-либо дискриминации. Первым крупным правовым актом стала Всеобщая декларация прав и свобод человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года. Была принята Европейская конвенция о правах человека, которая гарантировала гражданам государств членов Совета Европы соблюдение их конституционных прав. Для того чтобы эффективно защищать права человека и надлежащим образом реагировать на их нарушение, созданы органы контроля: комиссии и комитеты по правам человека, Европейский суд, который рассматривает нарушение прав человека на государственном уровне.

Господство права, плюрализм и права человека – нерасторжимые слагаемые демократии. Не может быть демократии в отсутствие уважения к правам человека. И, наоборот, утверждение демократии создает условия для объединения прав человека. История развития концепции правового государства и вместе с ним личности получила богатую разработку на протяжении истории человеческого общества. Правовая государственность, признание и гарантия прав человека – неотъемлемая принадлежность демократического строя. Сегодня основным делом народов всех стран и международных организаций, а также каждого отдельного лица, является защита прав и свобод человека. Именно при демократическом строе можно наиболее полно гарантировать его права и свободы. Утверждение и развитие демократии является мощным оружием в руках народов, борющихся за мир, взаимопонимание и сотрудничество «в целях развития и общественного прогресса нашей цивилизации»..

С уходом идеологических противоречий времен «холодной войны»

разногласия в области прав человека во все большей мере стали определяться различным уровнем социально-экономического и политического развития общества, а также национальными интересами группы или отдельных государств. Тем не менее, должен существовать определенный минимум прав и свобод, ниже которого опускаться не может ни государство, ни его органы и отдельные личности. Сегодняшняя же обстановка в мире показывает, что пока даже жизнь человека порой зависит от прихоти отдельных политиков.

Принцип всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех утвердился в качестве одного из принципов международного права с принятием Устава ООН в 1945 году и относится к послевоенному времени. Но само понятие прав человека появилось с конца XVIII века и связано с эпохой буржуазных революций. Права человека носят естественный и неотчуждаемый характер. Свободное и эффективное осуществление прав человека является одним из основных признаков гражданского общества и правового государства. Николайко Н.В. Права человека и система ООН.- Киев. 1991.С.3.

См. подробнее: Права человека. Хрестоматия. - Уфа, 1997.;

История государства и права зарубежных стран / Под ред. Жидкова О.А. и Крашенинниковой Н.А. Ч.I-М,1988.;

Общая теория прав человека / Отв.ред. Лукашева Е.А. – М.: НОРМА, 1996.;

Шайхисламова И.И. О правах человека в свете общечеловеческой нравственности // Социально гуманитарные издания. – 2002.-№ 2.

Права человека, прежде всего, принято делить на абсолютные и относительные. Ограничение или временное приостановление первых не допускается в демократическом государстве ни при каких обстоятельствах.

Абсолютными являются такие фундаментальные личные права человека как право на жизнь, право не подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому, унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, свободу совести, свободу вероисповедания, а также право на судебную защиту, правосудие и связанные с ними важнейшие процессуальные права. Все остальные права человека являются относительными и могут быть ограничены или приостановлены на определенный срок в случае введения режимов чрезвычайного или военного положения.


Общепризнанным является деление прав человека на личные (по международной терминологии – гражданские), политические, социальные, экономические, культурные, экологические.

Особую группу основных прав и свобод человека и гражданина составляют социально-экономические права и свободы. Социально экономические права (наряду с культурными права) относят к «правам человека второго поколения». Они касаются поддержания и нормативного закрепления социально-экономических условий жизни индивида, определяют положение человека в сфере труда и быта, занятости, благосостояния, социальной защищенности с целью создания условий, при которых люди могут быть свободны от страха и нужды, а также призваны обеспечить физические, материальные, духовные и другие, социально значимые потребности личности.

В отличие от других видов прав человека особенностями социально экономических прав являются: распространенность на определенную социально-экономическую область жизни человека;

допустимость рекомендательных, «нестрогих» формулировок базовых положений (например, «достойная жизнь», «справедливые и благо-приятные условия труда», «удовлетворительное существование»);

зависимость реализации социально экономических прав от состояния экономики ресурсов.

Новое российское законодательство исходит из принципиально иной, сравнительно с советским законодательством, идеологии при закреплении социально-экономических прав и свобод.

В прежнем подходе ярко проявлялась ориентация на главенствующую роль государства в предоставлении экономических и социальных благ человеку, которого оно как бы окружало со всех сторон опекой. Личность была лишь пользователем этих благ, пассивным их созидателем по указаниям государства.

Подобного рода интерпретация, заложенная в конституционных нормах, закономерно вытекала из того, что государство по сути дела выступало как единственный собственник всех общественных богатств, средств производства, объектов культуры, социальной сферы, формально провозглашаемых общенародными. Оно сосредотачивало в своих руках все функции по производству и распределению материальных благ, планировало развитие экономики и культуры, определяло фонды, штаты, планы каждого предприятия, направление средств в ту или иную сферу. Эти условия не могли не основываться на экономически пассивной личности, не поощрять иждивенчество. Именно такой человек требовался для государства собственника.

Отказ от глобального огосударствления экономики, признание того, что «объективно необходимая частная собственность, основанная на экономической заинтересованности, активности и ответственности человека, не могли не привести к изменению роли государства в обеспечении социально экономических прав и свобод личности».1 Оно уже не может быть единственным субъектом, который полностью отвечает за их реализацию и защиту. Ответственность ложится на всех субъектов экономической и социальной деятельности при возрастающей активности и индивидуальной ответственности самого человека.

К социально-экономическим правам и свободам относится и право собственности.

См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2001. С.234.

О собственности вообще и о праве собственности как юридической категории в частности написано столько книг, что одна лишь самая примерная библиография превысила бы объем этой книги. Существует масса фундаментальных трудов на данную тему и их цитирование не относится к целям настоящей работы. Кратко отметим лишь несколько существенных с нашей точки зрения моментов.

Во-первых, многими философами право собственности связывалось и связывается со свободой личности. Так, Гегель прямо указывал, что первый вид свободы есть тот, который мы узнаем как собственность.1 Собственность есть «помещение воли в вещь».2 Таким путем любое лицо дает себе «внешнюю сферу своей свободы».3 Таким образом, собственность – это первопричина проявления свободной воли человека. Нельзя быть свободным не имея собственности. Это – одна из граней духовного аспекта проблемы.

Во-вторых, нельзя принижать и «материального» аспекта собственности.

Без собственности не было бы современного человека, многообразия вещей и потребностей, не было бы человеческой культуры, как противовеса культуре природы. Да и сам рост человеческого самосознание (и самопознания – тоже) без собственности был бы невозможен. То есть собственность – основа жизнедеятельности как конкретного индивида, так и всего общества в целом.

Без нее в современном обществе мы не можем реализовать другого первичного естественного права – права на жизнь.

В-третьих, собственность имеет важный политико-социальный аспект.

Наличие собс-твенности у большого круга членов данного общества означает стабильность как в этом обществе, так и в этом государстве, да и мировую стабильность в целом. Тому, у кого что-то есть – есть что терять. Собственник несколько по-иному смотрит на многие вещи. Само по себе наличие собственности вырабатывает у человека здоровый консерватизм.

Гегель Г.Ф. Философия права. М., 1990. С.94. См. также замечательную книгу К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве». М., 1999.

Там же. С.103.

Там же. С.110.

Мы не будем, разумеется, «обожествлять» право собственности. В конце концов, из-за пе-редела собственности очень часто происходят войны и иные кровавые конфликты, часто существующая система распределения и присвоения собственности служит причиной нестабильности в обществе, стремление к одним лишь материальным благам нередко духовно обедняет людей. Хотя это и не имманентные «пороки» самой собственности, однако у нее самой были, есть и будут существенные недостатки. В то же время адекватной замены института собственности в сегодняшнем мире нет. И с этим приходится считаться. Попытки построить общество несобственников, как известно, не увенчались успехом.

Вот почему защита права собственности актуальна во все времена и для всех народов.

Вообще говоря, право собственности признается и защищается в любом и любым государством, хотя и применительно к конкретному историческому отрезку по-разному. Не составляет исключения и Российская Федерация. Причем, как и в большинстве развитых стран,2 гарантии собственникам имущества закреплены в России конституционно.

Так, в соответствии со статьей 8 Конституции РФ в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Земля и другие природные См.: Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование.

Под ред.В.В. Залесского. М., 1999. С.210-309.

Конституции зарубежных государств. Сборник документов. М., 1998.

ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (ст.9 Конституции РФ).

Особое внимание уделено частной собственности как основе материального интереса членов любого общества. В соответствии со статьей Конституции РФ право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Право наследования гарантируется.

Отметим также, что граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.. Условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона. (ст.36 Конституции РФ).

Таким образом, Конституция РФ признание и защиту частной собственности, равно как и других форм, отнесла к основам конституционного строя, расширила гарантии ее охраны, в том числе судебными органами.

Конституция 1993 г. в отличие от прежней без каких-либо оговорок и ограничений закрепила право граждан и их объединений иметь в частной собственности землю, свободно осуществлять владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами, не нанося ущерба окружающей среде и не нарушая прав и законных интересов иных лиц.

Отметим также, что в силу ст.55 Конституции РФ перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. При этом, в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. А в статье 64 Конституции РФ особо подчеркнуто, что положения главы о правах и свободах человека и гражданина составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном Конституцией.

Прежде чем переходить к рассмотрению практики Европейского Суда по правам человека совершенно необходимо уяснить, каким образом право собственности защищает Конвенция.

Вообще говоря, к вопросам защиты собственности косвенное отношение имеют многие положения Конвенции и Протоколов, например, гарантии права на жизнь – чем не изначальная защита потенции человека иметь собственность ? Налоговые споры, исполнение судебных решений, вопросы аренды, проблемы нарушения экологических прав и т.п. Однако, если принимать во внимание только лишь право собственности в своем «обычном» виде, то о нем говорит Протокол № 1 от 20 марта 1952 года к Конвенции. Согласно статье 1 Протокола «Защита собственности» каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

При этом особо подчеркнуто, что предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 20, Ст.2143. Следует иметь в виду, что текст Протокола № 1 изменен в соответствии с положениями Протокола N 11 (СЕД N 155;

Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 44, Ст.5400) с даты вступления его в силу 1 ноября года.

Интересна в указанном смысле интерпретация практики Европейского Суда по правам человека в уже упоминавшемся Информационном письме ВАС РФ от 20.12.1999 № с1-7/смп-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие». Суд указывает, что правовой основой организации и деятельности Европейского суда по правам человека является Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее - Европейская конвенция) от 04.11.50 и последующие протоколы к ней. В настоящее время эти международно - правовые документы обязательны для Российской Федерации.

В Федеральном законе от 30.03.98 «О ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» содержится заявление о признании обязательными для Российской Федерации как юрисдикции Европейского суда по правам человека, так и решений этого суда, а также заявлений о праве российских граждан на обращение в названный суд за защитой своих нарушенных прав в течение шести месяцев после того, как исчерпаны внутригосударственные средства защиты этих прав. В результате присоединения к юрисдикции Европейского суда российские механизмы судебного контроля за соблюдением имущественных прав участников экономического оборота в Российской Федерации получили поддержку в виде международного судебного контроля. Это означает, что компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и компетенция Европейского суда по рассмотрению жалоб на нарушение имущественных прав взаимосвязаны. Связь базируется на необходимости решения единой задачи международного и внутригосударственного судопроизводства защите имущественных прав частных лиц при надлежащей охране общественного порядка, что вытекает из статьи 6 Европейской конвенции, статьи 1 Протокола 1 к этой конвенции (1952).

При этом следует учитывать, что общая идеология Европейского суда не допускает произвольного вмешательства в результаты правосудия в государствах - членах Совета Европы. Судебные решения национальных Вестник ВАС РФ, N 2, 2000.

органов правосудия подвергаются критике в прецедентах Европейского суда в исключительных случаях - при наличии нарушения в судебных актах основополагающих норм Европейской конвенции, а также положений, сформулированных Европейским судом и направленных на защиту имущественных прав и права на правосудие.

К таким положениям относятся следующие:

1. Имущественные права носят частный (гражданско - правовой) характер. Статья 1 Протокола 1 относится лишь к тем правам и обязанностям физических и юридических лиц, которые по своей сути являются частными, носят гражданско-правовой характер. Частные лица имеют право беспрепятственно пользоваться своей собственностью. Государство в целях защиты публичного порядка должно контролировать условия исполь-зования собственности, не допуская при этом нарушения имущественных прав частных лиц.

При этом Европейский суд подчеркивает, что нарушение имущественных прав возможно путем неоправданного наложения государственными органами административных, уголовных и гражданско-правовых санкций применительно к частным лицам, а также в связи с бездей-ствием государственных органов, призванных контролировать условия использования собственности в конкретном государстве.

При установлении нарушения частных прав Европейский суд принимает во внимание: фактическое наличие имущественных прав у заявившего об их защите лица;

законность происхождения этих имущественных прав;

серьезность, реальность и последствия их нарушения;

отсутствие См. статью 1 Протокола 1: «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

гарантированной защиты от правонарушения частных прав со стороны государства - члена Совета Европы.

2. Соблюдение баланса публичного и частного интереса при разрешении имущественного спора.

Это положение означает, что Европейский суд при решении вопроса о защите имущественных прав оценивает, насколько взвешенно разрешает акт, принятый национальным судом, вопрос о защите прав частного лица и интересов общества. Принцип баланса частных и публичных интересов применяется Европейским судом к защите имущественных прав как физических, так и юридических лиц. При этом судебной оценке подвергается не только действие (бездействие) государственных органов (в том числе и судов), но и выполнение своих обязательств частными лицами.

Европейский суд допускает, что государство может в исключительных случаях ограничивать частные имущественные права во имя поддержания публичного общественного порядка. Такие ограничения не должны носить фискального характера. В большинстве случаев ограничения частных имущественных прав допустимы лишь при условии возмездности.

3. Доступ к суду Имущественным правам частных лиц должна быть обеспечена судебная защита. Отказ в правосудии запрещен. В ряде решений Европейский суд определил, что заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде - органе государственной системы правосудия.

Рассмотрению спора не должны препятствовать чрезмерные правовые или практические преграды: усложненные или формализованные процедуры принятия и рассмотрения исковых заявлений;

высокие ставки судебных пошлин;

недоступность адвокатской помощи;

отсутствие упрощенных процедур для рассмотрения несложных дел, а также дел о правах, требующих оперативной (быстрой) защиты;

и т.д. При этом Европейский суд допускает в исключительных случаях возможность ограничения доступа к суду частных лиц: для душевнобольных во время лечения;

для лиц, склонных к сутяжничеству;

для потребителей в случаях объединения исков в одно производство (коллективные иски).

4. Разрешение любого имущественного спора независимым судом Судом признается орган государственного правосудия, созданный на основе закона и компетентный рассматривать данную категорию имущественных споров, в равной степени независимый как от законодательной и исполнительной власти, так и от сторон, участвующих в споре, способный профессионально оценивать юридические факты и толковать нормативные акты. В этих целях государство - член Совета Европы обязано гарантировать судьям достаточный срок полномочий. В то же время члены суда гарантируют сторонам соблюдение законодательно установленной судебной процедуры разрешения споров.

Нарушение данного принципа констатируется Европейским судом по результатам изучения состава суда, порядка и способа назначения судей в конкретном деле, определения срока их полномочий, ходатайств об отводе судей, определений о разрешении таких ходатайств, заявлений о самоотводе судей и т.д.

5. Разрешение любого спора беспристрастным судом Суды должны беспристрастно оценивать юридические факты. Члены суда как лица, принявшие спор к рассмотрению в объективном порядке и не имеющие личной заинтересованности в исходе разбирательства, должны внушать доверие участникам процесса и всему обществу. Непредвзятость членов суда должна быть видимой, явной, исключать какие-либо сомнения в их беспристрастности. При малейшем сомнении судья обязан взять самоотвод.

Нарушения принципа беспристрастности устанавливаются посредством изучения: эффективности порядка принятия заявлений к рассмотрению;

объективности способов распределения дел в конкретном суде;

отсутствия случаев произвольного и необоснованного объединения (разъединения) дел;

передачи дел из одного судебного подразделения в другое, от одного судьи к другому;

и т.д.

6. Справедливость судебного разбирательства любого имущественного спора Судебное разбирательство признается справедливым при условии обеспечения равного процессуального положения сторон, участвующих в споре.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.