авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«по УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ АКАДЕМИЯ НАУК МОЛДАВСКDА ССР Отдел философии и nрава Е.Г. МАРJ~НЧИК ОС;ОБОЕ:· МН,ЕНИЕ СУдЬИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

·Таким путем гарантируется нравственная убежден ность судьи в. том, что его.мнение не останется без вни мания, будет не «гласом вопиющего в пустыне», а пред метом обстоятельного и тщательного изучения комле тентными должностными лицами органов судебной си стемы.. Выражая волю и убеждение судьи, особое мне ние вместе с тем является свидетельством самостоятель ности и независимости судьи в суждениях, его прннци· пиадьности, последовательн9сти и гражданской ответ, ственности за надлежащее осуществление функции пра· восудия.

Весьма важное нравственное. значение имеет и то:

что оставшиеся в большинстве судьи при постановлени~ приговора нли вынесении определения не вправе навя зывать свое мнение судье, оставшемуся в меньшинстве и пожелавшему изложить особое мнение. Они могу воздействовать только убеждением, ибо всякое принуж:

дение в таких случаях подрывает нравственную основу IIJНшятия процессуальных решений судьей, не соглас­ ным с мнением.большинства членов судейской колле 1'1111. Неправильно также, когда судью, решившего изло­ жить особое мнение, остальные_ члены судейской колле­ ГИИ уговаvивают не делать этого либо аннулировать уже изложенное особое мнение. На ирактике бывают такие СJlучаи.

В этой связи этическое и процессуальное значение вриобретает правильное решение вопроса о том, вправе IIИ судья изменить •или отозвать свое особое мнение?

Закон данный вопрос не регламентирует, несмотря иа большую практичеокую его значимость. По нашему мне­ IШю, на· этот вопрос следует ответить отрицательно.

Во-первых, ни с точки зрения уголовно-процессуаль­ иого права, ни с точки зрения советской морали судья, ~ письменном виде изложившИй особое мнение по уго­ llовному делу, не вправе его изменить или отозвать, по­ скольку оно становится судебным актом, приобретает nроцессуальное значение.· В соответствии с законом ии один судебный акт, изложенный в nись~енной форме судьей единолично либо судьями коллегиально, не мо­ жет быть им (ими) изменен или отменен. Думается, что действия профессионалы\ого судьи или народного за­ седателя, которые изменили •или отозвали изложенное ими в пИсьменной форме.особое мнение, также должны ~Валифицироваться юiк грубейшее нарушение социали­ стической законности и профессиональной этики совет­ ского судьи.

Во-вторых, согласно ст. УПК: МССР, особое мне­ ние приобщается к уголовному делу и, ес.тественно, ста­ rювнтся процессуальным документом, изъятие которого ни прямо, ни 'косвенно не предусмотрено законом и в силу этого недопустимо. Думается, что обеспечению до­ стижения данной цели в большей степени способствова­ ло бы указание в протоколе судебного заседания на на личие особого мнения судьи. В настоящее врем:

..

ст. УПК:·МССР такоrо·требования не содержит.

В-третьих, предоставление судьям возможности из менять или отзывать свое· особое мнение породило б!

беспринципность и безответственность за принимаемы• единоличные решения, преиебрежитеЛьное отиошени:

судей к собственному мнению, а это в конечном счет ПОДОрВаЛО бы ЭТИЧеСКИе ОСНОВЫ 'праВОСуДНЯ, веру В еГI справедливость. По указанным соображениям сл·е дует сделать вывод, что. изложивший особое мненш в письмеиной форме судья не вправе' нзмеiшть или ото~,,, вать его.

По закону особое мнение не оглашается, но приоб щается к делу. Означает Лfl это, что после выаеСени~ приговора председательствующий в судебном эаседанш или народный заседатель, огдасивший акт правосудия не. вправе объявить. лрисутствующим в зале судебиог• заседания и участникам,процесса о налиЧИ/1 по дел• особоrо мнения судьи? Нам, кажется, что не означi)е' ибо· Д~йств'ующее уголовио-процессуаль,ное законодатель ство лишь ~апреЩ!'еТ оглашать щдержацие особого,мце иия, но не имеет· какю~-лИбо запретовпо поводу возмож н ости и. допуст11мости сообщиrь. о наличии. са~ого ;

cq бога мнения. ·..'....

БылЬ бы беЗнравственно скр~IВ~ть ка•К от граждаЕ присутствующих в·.зале судебного заседания, так и о участников судебноГо разбирательства. сам факr нали чия особоrо мнения судьи под тем пр'еДЛогом, что эт:

составляет тайну. совещательной комнаты. Д~'. и вря.

ли это входит в Поиюне и· содержание тай~ы совещат~ льной комнатьi,. поскольку суДьи И е могут разглашат суждения, имевшие место во время' совещания» (ст. УПК МССР), а не выводы и решения, к которЫм он' пришли и ·которые отразилJL· в процессуальных актю Что касается особого мнения судьи, /!Зложенного письменном виде, то пределы его «тайны» очерчены l'амом законе путем указания на то, что оно не подле­ жит оглашению. Поэтому нельзя согласиться с мнением, •tто никто из участников процесса и присутствующих ие 1\Олжен знать о наличии по делу особого мнения 43 • При изложении столь категорического вывода не учтены мо­ ральные и процессуальные факторы: а) право участни­ ·Iюв процесса знать содержание всех имеющихся в деле актов;

б) несоответствие судебной этике- толкования наложений закона о поиятии и содержании тайны сове­ щательной комнаты, необходимости скрывать наличие особого мнения от потерпевшего, подсудимого, защит 1-шка;

в) недоnустимость расширительного толкования наложений закона о понятии и содержании тайны со­ JJещательной комнаты.

Возможно, научно-практические рекомендации о со­ хранении в тайне того, что при вынесении приговора или кассационного определения один из судей остался при особом мнении, обусловлены опасениями за авторитет приговора и кассационного определения, престиж суда и т. д. Думается, что такого рода опасения не имеют nод собой почвы, ибо особое мнение судьи не подрывает авторитета приговора как акта социалистического пра­ восудия и тем более не может сказаться отрицательно на преетиже суда.

Ведь нельзя не учитывать, с одной стороны, того, IJтo судья, оставшийся при особом мнении, не устраня­ ется от участия в голосовании, · он· обязан подписать 11риговор, а с другой -данных судебной rtрактики. По­ следняя же подтверждает, что особые мнения судей.судов первой инстанции касаются лишь отдельных во­ nросов, предусмотренных ст. 272 УПК: МССР (ст..VПК: РСФСР) и разрешаемых судом при вынесении,nриговора.

Тем самым ведущей, господствующей тенденцией :судебной практики является единство мнений, · сужде­ ний и выводов судей при вынесении акта правосудия.

t Е. Г. МартЬнt'lИI\.

Единичные же случаи различия их мнений по отдель­ ным вопросам не колеблют авторитета приговора и правосудия в целом. Также рассматривается положе­ ние с особым мнением судей кассационных инстанций.

. Возможность и допустимость объявления о наличив по делу особого мнения судьи неразрывно связаны с правом участников судебного разбирательства знако­ миться с этим актом. Если исходить из тог.о, что тайну составляет. сам факт наличия особого мнения, то тем большую тайну должно составлять его содержание. От­ сюда с неизбежностью следует, что участники судебно­ го разбирательства не имеют права знакомиться с осо­ бым мнением судьи. Кстати, именно таким образом это вопрос тра•ктуют некоторые авторы. «Кроме судей, по­ становивших приговор, с особым мнением.могут знако­ миться лишь судьи вышестоящих судов, а также проку­ рор, проверяющий законность и обоснованность приго­ вора.- утверждал И. Д. Перлов 44. Такого же мнения по рассматриваемому вопросу придерживаются и дРУ· гие процессуалисты 45 • Однако на.м представляется пра­ вильной не эта, а другая точка зрения, согласно котороr все участники судебного разбирательства. вправе зна­ комиться с особым мнением судьи 46 • Прежде всего следует обратить внимание на то, чтс УПК союзных республик не содержат положений, кото­ рые давали бы основание •К выводу о том, что осу­ жденный, его заЩИТifИК, потерпевший, гражданские ИС· тец и ответчик не имеют права ознакомиться с особы~ мненl!ем су,цьи. Только ч. 2 c;

r. 293 УПК КазССР преду· сматривает, что особое мнение приобщается к делу Е запечатанном конверте и тем самым и~ключается воз· моЖносtь озцакомления с ним участников судебног€ разбирательства. Б УПК же остальных союзных респуб­ лик т~кого указания нет, а это значит, что нет препятст· вий для ознакомления с особым мнением участников судебного разбирательства.

Следова:гельно, ка•к процессуалчный акт особое мнение судьи с момента приобщения к уголовному дe­ JJY становится частью его материалов.и доступно для нзуче~rия участниками судебного разбирательства, ко­ торые реализуют право на кассационное обжалование нриговора. Этот ·вывод вытекает из предписаний ч. 2 ст.

328 УПК: РСФСР (ч. 2 ·ст. 308 УПК: МССР), согласно Ioropoй осужденный,.оправ:данный, их защитник.и, по­ терпевший, гражданский •истец, r:ражданский ответчик н их представители вправе ознакомиться в суде с про­ нзводством по делу. БoJJee того, процессуальный.и нрав­ ственный долг ~у~да.состоит. в том, что.бы обеспечить у•шстникам судериого разбирательства реальную воз­ можность ознакомить·ся со. всеми м~териалами дела, в 1'UM числе и особым мнением.

Однако, на наш в.зrляд, нельзя согласить.ся ·с тем, что -ознакомление ·С ним может иметь место е разреше­ ния председателя.,суда и только по•сле вступления при· l'овора в законную силу 47 • Здесь прежде всего остаются.ltсясными критерии,. по которым председатель.суда.~лраве разрешить ознакомиться с особым мнением.или 'отказать в таковом осужденному, защитнику, потер­ nевшему и другим участникам судебного разбиратель­ е~тва.

Следовательно, решающую· роль будет играть лич 1\Ое усмотрение председате,ля ·суда, )'lоловые, но не обЪ­ активные факторы. Это создает почву для нарушения ~рав и интересов участников процес:а, норм судебной · ики. В конечном 'счете трудно.привести убедительные оводы в обоснование того, наnрj!мер, почему адвока­ nредседатель суда разрешил ознакомиться с особым. иением, а ·потерповшему отказал. Ведь по закону аждый из них вправе знакомиться со всем щюизвод· т.вом по делу,.со всеми имеющимиен в нем материала­ !!, но одному обеспечили возможность реализовать это раво, а другому нет. Думается, что для подобного, решения рассматриваемого вопроса отсутствуют как процессуальные, так И нравственные основания.

Очевидно, предоставление участникам судебного раз:

бирательст.ва права ознююмнться с содержанием оса• бога мнения преследует цель обеспечения реальной воз· можности использовать все законные средства для за~ щиты личных интересов. · К:ак правило, необходимостi в ознакомлении с особым мнением появляется у те~ участнююв суiЦебного разбирательства, которые обжа· луют приговор. Знание содержания особого мнения юi необходимо для того, чтобы использовать его доводьl для обоснования кассационных и надзорных жалоб.

Если же стать на ту точку зрения·, что ознакомле!

ние с особым мнением пр.щседатель суда вправе раз~ решить после вступтония приговора в законную силу!

то тем самым подсудимый, потерпевший, адвокат будуi лишены возможности использовать выводы указанног~ акта для защиты своих л11бо защищаемых интересов!

Между тем все то, что без достаточных оснований orpa:j иичивает или стесняет права личности в уголовном про'.

цессе, должно рассматриваться •как противозаконное, поэтому подлежащее устранению. И наконец, в сил прннципа гласности судопроизводства присутствующю в зале судебного заседания необходимо сообщать об всех решениях суда, в том числе и единоличных (напр"' мер, об особом мнении судьи).

Представляется неприемлемой ·рекомендация xpal нить особое мнение судьи в отдельном наряде;

а к де:

лу прилатать копию, перепечатанную на машинке ил!l переписанную от руки 48, так как при этом упускаете!

нз виду, тот бесспорный факт, что закон требует приобз' щать к делу само особое мнение, а не копию ег.

Слвдовательно, о хранении особого мнения в каком­ отдельном наряде не может быть и речи.

Все изложенное приводит к выводу, что целесоосl разно: 1) ст. 229 УПК МССР и.соот.ветствующие ст~ 'LЪИ УПК других ооюзных республик дополнить указа­ нием на то, что в протоколе.судебного заседания ука­ :.ывает~я на наличие по делу особого мнения судьи;

2) в ст. 290 УПК МССР и соответствующих статьях УПК других союзных республик уточнить, что после нравозглашения приговора председательствующий сооб­ щает о наличии •особого мнения по делу;

ст.

3) УПК МССР дополнить положением, запрещающим судье изменять н отзывать особое миен·ие, а также за­ Iрепить право участников процесса знакомиться с этим актом.

Глава ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КАК ПРОЦЕССУАЛЬНЬIЙ АК § 1. Структура особого мнения судьи Вопрос о ст-руктуре процессуальных решений уголовном судопроизводстве действующее законода тельство, на наш взгляд, регламентирует явно недоста точно.

н неполно. Как правило, оно определяет струк туру лишь некоторых важнейших процессуальных а.к тов •и решений. В частности, закон предусматривает что обвинительное заключение еостоит •из описательноi и рез-олютивной, а приговор из вводной, описательноJ (описательно-мотивировочной) и резолютивной частеi (ст. 205, 313-315 УПК РСФСР, ст. 285 УПК МССР) С'Грукту.ра же других судебных и -следственных ак тов: постановлений судьи, определений судов, постанов лений президиумов и пленумов судов- законом не опре· делена. Особое мнение судьи относится к тем единолич ным, инди-видуальным решениям в уголовном процессе внутреннее построение, взаимосвязь Iюторых закона' не определены. Это не означает, что ко -всем -други' процеосуальным (единоличным и коллегиальным) ре шениям, в том чи-сле и,к •оообому мнению судьи, ю должны предъявляться определенные требования е точ ки зрения их -структуры.

Поскольку уголовио-процессуальное законодательст­ во не определяет структуры особого мнения судьи, то в восполнении отмеченного пробела центральное месте должно принадлежать науке и практике. В этой свяы ( сразу же еледует сказать, что как в целом вопрос tщиполичных решениях судьи в уголовном судопроизвод· ("tчrc, та.к и об их.с'I'руктуре.в частности не получил ос· вt·щения в теории уголовно·процеDсуальнО'Го права.

1\сJrедсrвие этого рассмотрение вопроса о структуре осо­ (Jого мнения прежде всего приобретает научно-практи· •1сское значение.

В широком смысле слова под структурой ПОI!имают определенную взаимосвязь, взаимораоположение со· ставных частей, характеризующих строение, устройство '!СГО·либо 1 • Применительно к особому Мl!ению судьи структура.определяет внутреннее.11остроение, наимено­ вание частей, характер.связи между.ними. Так ·КаК все •судебные решения (лоста,новления, определения, при· r·оворы) по своему внутреннему строению ·состоят из трех частей: вводной, описательной ( описательно-моти· вировочной) ·и резолют.ивной, то вполне законом~'рио nредположить, что аналогичные· части должны бы быть присущи также rr особому миеиrrю судьи как раз­ новидности единоличного судебноrо решения. Разуме­ ется, дело не только ·В т-радиции, но и ·в других не ме· нес.важных факторах. · Во-первых, подход к особому мнению как к опреде· ленному структурному образоващ1ю' помогает преJста вить его 'в~· качестве· целостного' акта qа'ст.и. которого...

' ' ' ' ' взаимосвязаны, находятся в определеннон з.а·в;

исимости друг от ~Руга. Во·t!торых, наличие в о~;

обом мнении трех частей придавало бы ему· внутреннюю соГласован· ность, стройность. ·В еовокупщJсi'и все они составляют такое образование, которое мьr именуем. судеб.ным ак· том, содержащим единоличное решение судьи ло юрн· дическн и ф!tкт.ичЕ'ски значимым воп~росам. В-третьих, изложение особого мнения в соЬтветс~вии •С трехчлен­ ной структурой обеспечивает единообразие практцки, дисциплинирует судей, содействует полному, последова· тельному и логичному изложению ·единоличного реще­ ния.

Не приходится также говорить и о том, что особое мнение, характеризующееся целостной, единой связью с-оставляющих его частей, наиболее приемлемо со всех точек зрения: унификации структуры ·судебных актов, улучшения качества их оформления, повышения куль­ туры.судебных документов. Вот почему представляет­ ся, что особое мнение судьи должно состоять из трех частей: вводной, описательной (мотивировочной) и за­ ключитеJiьной.

Причем ха·рактерно, что между названными струк­ турными элементами особого мнения не может быть та­ ких переходов, как, наnример, в постановлении судьи или определении.суда, в которых nереход от одной части к другой начииается словами «установил», «постано­ •вил», Определил» либо «решил». Применительно к структуре ·особого мнения перечислеиные его части больше носят условный ха·рактер, ОН/1 как бы сооrеет­ ·ствуют аналогичным стру.ктурным элементам других судебных решений (постановлений,.определений, приго­ воров).

Коль скоро в особом мнении указывается, кем и по какому делу оно ·составлено, какой суд.рассмотрел де­ ло, то это соответствует, например, той части судебного решения, которая именуется вводной. Затем судья из­ лагает суть своего несогласия с большинством.членов судейской коллегии, приводит даводы в подтверждение своего решения. По своему характеру данная часть особого мнения соответствует описательно-мотивировоч­ ной части постаноБленмя судьи. Поэтому мы ее и на­ зываем описательно-мотивировочной.

Завершается особое мнение указанием на то, какое решение судья считает наиболее правильным по тому либо иному ·вопросу (вопросам). Естественно, что эту часть особого мнения следует именовать заключитель­ ной, ибо на формулирует,ся в виде окончательного.ре­ шения судьи.

Таким Gбразом, в оообом мнении прослеживаются 11 должны быть ·выделены три взаимосвязанные части, о которых говорилось ранее. А как же решается воп­ рос о структуре особого мнения на практике? Кстати, в эта,м.отношении накоплен определенный опыт, кото­ рый дает возможность теоретически осмыслить рас­ сматриваемый вопрос. Изучение особых мнений народ­ ных заседателей и профессиональных судей Молдав­ ской ССР за упомянутый период пршюдит к выводу о том, что особому мнению обычно при.сущи следующие составные части:.вводная, описательно-мотивировочная заключительлая. Тем самым.na практике структура особого мнения судьи аналогiJчиа структуре других nроцессуальных реше~ий, и прежде в.сего структуре nриговор а.

СложiJвшаяся по этому ·вопросу практика представ­ ляется правильной, поскольку при трехэлементной структуре особого мнения судьи отчетливо выделяются субъект и объект данного акта, содержание и мотивы nринятого решения. Блаrода•ря выработанной на прак­ 'I!ИКе.структуре особого мнения в нем достаточно полно И логично могут быть изложены фактические, пра.вовые li этические основы решения судьи, акта применении !Трава. Более 1'ОГО, сложившаяся структура особого мне­ IIИя прl!!дает ему форму самостоятельного процессуаль­ liого акта, оказывает влияние на последовательность и I!ОГИЧНОСТЬ суждеНИЙ И ВЫВОДОВ судьИ.

Описательно-мот.ивировочная часть особого мнения ОТражает ПрОЦесС МЫШЛеНИЯ, МОТИ•ВЬI НеСОГЛаС•ИЯ С ре­ tuением большинства 'судей по тому или иному вопросу Хвопросам), а поэтому предопределяет характер реше­ ',ltИя оставшегася в меньшинстве судьи. По существу, 'ЬIIa посвящаетсЯ обоснованию определенного тезиса '(Наnример, отсутствия события преступления, непра­, вильмостиквалификации действий обвиняемого, назна 1сиия подсудимому явно несправедливого наказания и т. д.), в подтверждение которого nриводятся факты;

!

исследованные судом по уголовному делу. Затем на этой объективной основе в следующей, заключительно~ части особого мнения судья, оставшийся в меньшинст:

ве излагает свое окончательное решение. ~ ' Не касаясь отдельных частей особого мнения, обр_i!'.

тим ниимание на логическую.и причиннуЮ связь межд:

ними. В частности) она проявляется -в том, что все CQ держащееся · в описательно-мотивировочной части оса бога мнения неизбежно пр1иВ=одит.к вывод~м, -изложен ным в заключительной части, то есть причинно обу'i лавливает их. Заключительная часть особого мненщ выступает как следствие того, что rоложено в мотивирсi вочно-описателыюй части. По своему характеру связ.

меЖду частями названного акта могут быть различнЫ М•И: необходимыми и· случайными, причины и след,стви и т. н. Последняя форма связи между частями особог мнения наиболее распространена на практике и означа ет связь условия И· обусловленного. ·..В структуре Jcoбoro мнения · судьи' каждая част имеет свое назначение: вводная характеризует субъек и объе.ц :о-собого. мнения;

- описателыiо-м·отивировочна очерчш.вает основания -н •содержание расхождений в р ше~:~иях.судей, мотивы н~tогласия оставшегася в меНJ шинстве судьи с.решением большинства судей, а. зак.iш чительнам.,;

... предлагаемое решение по вопросу (iзопр сам), по которому нет единых выводов. Естественно, чт отсутствi:I.е в особом мнении какого-либо 'wз названиь элементов нарушило бы его единство, целостность ю nроцессуальногJ акта, ·отрицательио сказалось на с · держании и форме.

При наличи•и ;

вводной, оrrисательно-мотивировочнс и заключительн-ой· частей· очевидна закономерная свя:

QCIIOBHЫX элементов :особого мИениЯ, КОТОрЫе предопр деляют его официальный характер, место, роль и зн чение в системе -судебных решений -в уголовном суд ироизводстве. В качестве структурных образований все три части особого мнения,судьи, с одной стороны,.вы­ ступают как внешняя форма no отношению к его со­ держанию, а с другой - оказывают влияние на nро­ I!ессуальную форму и содержание этого акта. Иными ·словами,.структура, форма и сlщержание особого мне­ ния связ~аны между собой.

§ 2. 'Форма и содержание особого мнения Прини.маемые. в. судебном ·разбирательстве реше­ ния должны найтn свое выражение в mрМусмотренной законом форме nриговоре, оnределении, nостановле­ нии, осо6ом мненши. Для каждого из этих актов форма приобретает важнейшее, неотъемлемое значение, так Jак дает возможность· изложить результаты мыслитель­ ной и волевой деятельности судей, чтобы они были nо­ нятны •11 убедительны для других· Л•ИЦ.

Оформление ·Всех· nроцессуальных актов и решений, n том числе и особого мнения судьи, неnравильно бы­ ltо бы рассматривать только юак техническую• деятело­ ность, ·как формальность. Облечен•ие выводов и· реш;

;

ний суд~и •В оnределенную законом· форму-процесс твор­ чесR'ИЙ, ибо через форму особого' мне~rия выражается его содержание. Следовательно, форма особого мнения судьи не «пассивна», не «безразлична» по ·отношению к еrю ··содержанию, ·что необходимо иметь· в виду;

~кьгда речь ндет о важнейших атрибутах рассматриваемого процессуального акта. Более того, форма особого мне­ IШЯ должна быть такой, чтобы она могла отразить фактические н юри,щические основания, мот.ивы:и 'цели, обусловившие необходимость этог.о документа.

Относительно фармы особого,мнения.судьи совет­ ское уголовно-процессуальное законодательство содер­ )Кит единственное требование, заключаюЩееся ·в том, что этот акт излагается в письмеином виде( ст. 307 YПI\i РСФСР, ст. 309 УПК БССР, ст. 277 УПК МССР). От~ сутствие в законодательстве полной регламентаци формы и содержания особого мнения судьи не м·оже!!!

служить основанием для утверждения, что закон без,, различен к ним. Тот факт, что согласно.ст. 307 YПIi РСФСР особое мнение должно •излагаться в письмен;

ном виде, скорее свидетельствует о том, что: а) закон;

предоста.вляет возмоJКность.самим судьям, с учетом Ю\.~ячных и профессиональных качеств, избрать наиболее приемлемую форму для изложения особого мнения;

б) для судебной практики не безразличен вопрос о, форме и содержании особого мнения;

в) в силу субъ ек11нвных факторов особое мнение профессионального судьи должно отличаться целым рядом качественныJ~ показателей от аналогичного мнения народн·ого заседаj теля. Ведь судья обладает не толькр жизненным опыi том, но н глубоюим·и знаниями пра.ва, высокой профес сиенальной подготовкой,_ ·умением составлять различj ные ·прщессуалыные документы. ПоэтРму к ошбому мнению профессионал)ного судьи следует предъявлят повышеннь1е требования., Нельзя согласиться с альтернативой, что особое· М·нение может быть изложено в «письменном ·виде ил:И:' заявлено устно» 2 • Уголовно-процессуальное законода• тельство однозначно указывает на необходимость изло-.

жения особого миеиия только в письменном виде. Это и понятно, так -как зая~вленное усТ-Н{) особое мнени~ су.дьн невозможно приобщить к делу, что требуется по закону. Протокольной же формы фиксации особого мне,, ния законодательство не предусматривает, как равно не требует фиксировать Jюд. совещания судей. Более того, УПК союзных республик, регламентирующие со, держание и ·форму протокола судебного заседания, не предусматривают, что в нем следует сказать о наличиц особого мнения суд!'и. Несомненно, это явный. пробед GO 11 действующем процессуальном законодательстве, JЮ­ '''"рый целесообразно устранить, дополнив ст. 229 УПК:

М ССР н соответствующие статьи УПК: других союз­ ных реелублик положением о том, что в протоколе ·су­ дебного заседания следует указать на нал!I'Чие особого мнения по делу.

Поскольку же в законе речь идет о фор•ме особого мнения, излагаемого только при постановлен'ИИ,приго­ вора, то возникает -вопрос, в кююм !Иде следует из­ лагать его судьям, у.которых оно сложилось при выне­ сении определений судом первой инстанции и постанов­ Jiений- надзорной? Безусловно, что и в перечислен­ пых случаях особое мнение судьи необходимо изложить •IJ письменном виде. Для этого имеются возможности и услов•ия, так как определения по.важнейшим вопросам суд первой инстанции принимает в совещательной ком­ нате (ч. 2 ст. 219 УПК: МССР). Судьи на.дзорной ин­ станции принимают решения в условиях, обеспечивающих обмен выводами и возможность внесения предло­ жений по существу деJ1а 3, а оставшимел в меньШинстве -изложения своего особого мнения в письменном- :виде.

Однако, на наш взгляд, требованием об изложоении особого мнения в письменном виде не ·исчерпывается вапрос о форме и содержании данного акта, а поэтому вполне закономерн.о, что в решении его судебная прак­ т:ика •nошла значительно rд:альше. В ча.стности, анализ изученных нами особых мнений народных заседателей, профессиональных ·судей судов перной и второй инстан­ ций по'казал, что на ~пракТiике· сложилась •СЛедующая форма особого мнения. В нем непременно указывает­ ся, что Данный акт являет.ся особыМ мнением, соста-в­ ленным народным заседателем, председательствующим в судебном заседании или членом вышестоишего суда и по какому уголовному делу (фамилия, имя n отчество осужденного, -каким судом и iшtда' дело рассмотрено, квалификация действий осужденного, мера назначенно го ему наказания). После этого излагается существо особого мнения, указывается дата его составления и следует подпись судьи, оставшегася в меньшинстве. Та­ ховы основные атрибуты особого мнения судьи, выра­ ботанные практикой н ею же используемые.

Следует обратить -внимание на то, что ни в одном из изученных нами особых мнений не указано;

кому оно адресовано. Думается, что -в этом нет необходимости, поскольку в УПI: подавляющего большинства союзных согласно. которым республик закреплены положею1я, дело с особым мнением направляется председателю вышестоящего суда, если законность н обоснованность приговора не проверялись в.кассационном порядке.

Хотя в законе не предусмотрено',.что судья собствен­ норучно должен изложить свое особое мнение, практи­ ка идет именно по такому пути. Нам он представляет­ ся правильным, поскольку гарантирует полноту и пра­ вильиость изложения выводов и решений. народного заседателя или председательствуюшего в судебном за­ седании, устраняет неточиость или искажение передачи сложившегася у них мнения.

Что ·касается содержания особого мнения, то на этот счет действующее процессуальное законодательст, во вообще никаких указаний не содержит. Очевидно, решение вопроса предоставлено судебной практике. На­ до сказать, что относительно содержания особого мне­ ния практика идет по правильному пути. Профессио­ нальные судьи и народные заседатели составляют об­ стоятельные, аргументированные и мотивированные осо­ бые мнения. Правда, еш" вередки случаи, когда особые мнения народных судей и народных заседателей ие обла­ дают отмеченными качествами, крат.ки, неубедительны, структура их далека от рассмотренной выше, а поэтому не удивительно, что они сне достигают поставленной цеци.

В описательно-мотивировочной части названного ак~ та в nодавляющем бо,льшинстве случаев народные за еедатели и профессиональные судьи конкретно и четко нзлагают сущность их несогласия с решением большин­ ства членов судейской коллегии, мотивы сложившихся у них выводов и предлагаемое решение по тому или ино­ му вопросу (вопросам). В отличие от уголовно-процес­ суального права ряда социалистических стран, совет­.~кое законодательство не требует от судей обосновывать и мотивировать свое особое мнение' Однако практика, за незначительными исключения­ ми, идет по пути изложения судьями обоснованных и мотивированных особых мнений. Дело в том, что народ­ ные заседатели и профессиональные судьи, оставшиеся при особом мнении, сознают, что свою функцию оно сможет выполнить лишь тогда, когда будет убедитель­ ным, а это достигается путем обоснования и моти­ вировки изложенного в нем решения.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на то, что опрошенных. нами народных заседателей счи­ 45% тают, что особое мнение непременно должно быть мо­ тивированным, а их пришли к выводу, что оно не 2,$% должно быть мотивированным. Из сопоставления цифр понятно, почему подавляющее большинство особых мнений народных заседателей мотивировано. Однако нельзя не обратить внимания и на то, что более 5(1% оп­ рошенных народных заседателей. затрудняются ответить па вопрос о том, должно ли особое мнение быть моти­ вированным. Иными словами, они не знают, каким ему следует быть. Видимо, во время занятий с народными заседателями следует акцентировать внимание на том, что свои выводы и решения, излагаемые в особом мне­ нии, как профессиональным судьям, так и народным за­ седателям целесообразно мотивировать. Необходимость в этом становится более очевидной, если учесть, что и практика идет по пути изложения мотивированных осо­ бых мнений.

Изученные нами особые мнения подтверждают, чтi с точки зрения содержания описательно-мотивировочноl части во многих случаях особые мнения народных засе дателей более обстоятельны и аргументированны, чем особые мнения профессиональных судей. Правда, осо бые мнения народных заседателей обычно касаютсi вида и размера наказания, что позволяет мотивироватi свое несогласие по названному вопросу с большинство~ членов судейской коллегии.

В юридической литературе обоснованно подчеркива ется, что содержание особого мнения судьи не може' касаться вопросов, выходящих за пределы его комле тенции, например, о правильиости или неправильносп подлежащего прим.енению закона, его справедливостi и т. n.s Надо отметить, что практика верно решает эт:

проблему. Достаточно сказать, что ни в одном из изу ченных особых мнений яе только прямо, но и косвенн( не содержалось ничего, что ставило бы под сомненш демократизм и гуманизм советского права, справедли вость социалистического правосудия, его социально-по литячеекое значение.

Вместе с тем думается, что описательно-мотивпро ночную часть особого мнения необходимо излагать та ким образом, чтобы ее содержание не раскрывало су ждений, имевших место в совещательной комнате. I частности, недопустимо указывать, например, кто и:

судей, какое именно решение и по какому вопросу пред лагал принять. В подобных случаях достаточно ограни читься констатацией факта:, что в приговоре действш осужденного квалифицированы по такой-то статье уго ловиого кодекса или ему назначено та-кое-то наказание но это решение неверно, а затем обосновать и мотиви ровать свой вывод, изложить свое единоличное реше ни е.

Заключительная часть особого мнения должна со держать указание rта то, какое решение вопроса (вопро 'ив) предлагает судья, оставшийся в меньшинстве. По­ скольку особое мнение судьи не относится к юрисдик­ l[.llонным актам, то и его за,ключительная часть не· мо·~ жет быть названа резолютивной. По своему характеру oJa не содержит властного nредписания.

Вряд ли правильно поступают те профессиональные еудьи народных и кассационных судов, которые в за 1\Jrючнтельной части особого мнения излагают вывод, 'ITO приговор, а в соответствующих случаях и определе­ rше суда второй инстанции, подлежат опротестованию с rrоследующей отменой или изменением их. На наш rr:.гляд, наличие в особом мнении таких указаний в ка­ Jой-то мере 'наnоминает жалобу. В самом деле, склады м вается ненормальная ситуация, в которой народный засе­ датель, председательствующий в судебном заседании или чпсн вышестоящего суда, с участием ~которых вынесены приговор либо кассационное определение, удостоверен­ ные их личными nодписями, хотя и при наличии особо­ го мнения, тут же требуют отменить либо изменить акт нравасудия, или определение суда второй инстанции.

Думается, что в этом отношении более правильно nоступают народные заседатели, которые в завершаю­ щей части особого мнения ограничиваются изложением nредлагаемого решения, не ставя вопр9са об опротесто­ uанин н последующей отмене прнговора.

Указание об отмене или изменении. приговора пра-, rюмерно в кассационных.,жалобах.,и njютест€:, но не в особом мнении судьи. Оно nотому и именуется особым, мнением, что в.нем излагается единоличное решение судьи по тому·либо иному вопросу (вопросам);

а не пути достижения решения в целом по делу. Для того, чтобы судья не ставил вопрос об отмене или изм.енеиии акта,. участием, nостановленного с его но не со всеми реше­ ·. Юrями которого он согласен, закон предоставил ему uозможность изложить свое особое мнение.

б Е. Г. Мартынчю;

:.

Весьма существенно и то, что изложение в особо:

мнении предложений или требований об отмене приt~ вора, либо кассационного определения противоречил\ бы профессиоиальной этике советского судьи, подрывi ло нравственную основу акта правосудия, в частностl веру в его справедливость. Действительно, трудно ш нять и тем более убедить кого-либо в справедливост приговора или кассационного определения, если судЕ удостоверяет их своей подписью и тут же в особом мн!

нии требует (предлагает) отменить либо изменить i:

Нельзя забывать, что дело с особым мнением, н при отсутствии кассационных жалоб или протеста кассационном порядке не рассматривается, а по встJ плеиии приговора в законную силу направляется пре седателю вышестоящего суда для решения вопроса о оnротестовании приговора. Кроме того, законодатеЛJ ство устанаn.rтваст, что во всех других случаях по дел с особым мнением председатель вышестояшего -суда т же решает вопрос об опротестовании приговора (с т. УПК АзССР, ст. 309 УПК БССР, ст. 305 УПJ КиргССР, ст. 277 УПК МССР, ст. 339 УПК УССР Иными словами, особое мнение судьи не выполняЕ той функции и роли, которые законом отведены касс~ ционным жалобам и протестам. Следовательно, излож( ние в нем предложенИй о принесении протеста в поря) ке надзора на приговор или на приговор и кассаци ное определение, а также Об отмене или изменении­ не в компетенции особого мнения судьи.

Специфика формы и содержания особого § 3.

мнения nрофессионапьноrо судьи Рассматривая общие вопросы структуры, содер жания и формы особого мнения, неJiьзя пройти мим характерных особ,нностей, которые должны быть пр!

сущи •Каждому особому мнению народного судьи ил '1.11'113 вышестоящей судебной инстанции. Это тем более 1111 ж но и необходимо, что весьма существенные вопросы \'tщср:ж:ания и формы особого мнения не получили должной регламентации в законе. С точки зрения фор­ мы и содержания к особому мнению необходимо npoяв­ JIH'IЪ дифференцированный подход в завнеимости от то­ J•о, кто является его субъетпом: nрофессиональный судья JIJIII народный заседатель. К:онечно, с точки зрения ин­ Т~ресов правосудия, выполняемой особым мнением функции и результативности его наиболее правильно было бы предъявлять к.названному акту единые требова­ I!IIН в плане структуры, содержания и формы независи­ мо от того,·.кто составил особое мнение.

В настоящее время ирактика стремится идти имен­ lfо в таком направлении. Однако это не означа_ет, что 11-рофессиональные судьи и народные заседатели обла­ дают равными субъективными возможностями в изложе­ н ни особого мнения по определенной структуре, с соблю­ дением необходимых для процессуального акта формы Н содержания. В настоящее врем я степень юридиче­ t1IОЙ подготовки народных заседателеi';

i не позволяет ·гребовать от них изложения особого мнения на таком Же уровне, как это доступно професс,иональному судье.

Вот почему в юридической литературе правильно обрашается внимание на обусловленность решений в уголовном судоnроизводстве такими качества.ми прини­ мающего его субъекта, как общее и специальное обра­ :ювание, опыт работы, уровень правосознания и право­ ной культуры и т;

д.' Несомненно, перечисленными ка­ чествами в большей степени обладают nрофессиональ­ ньте судьи, нежели народные заседате.IJИ, а поэтому не­ !lзбежно различие в содержании, мотивированности, с.1·епени убедительности· особого мнения nервых и вто­ рых.

5' 67.

!(стати, этот вывод также подтверждаете~;

~ данным nроведеиного нами опроса народных заседателей. Н вопрос о том, считают ли они, что особое мнение профеi сионального судьи должно отличаться более соверще ными формой и содержанием, положительно ответиJj опрошенных народных заседателей, отрицате.Ji!

95% но-лишь 2,5%.

Как правило, в настоящее время народные суды члены кассационных и надзорных инстанций- эт высококвалифицированные юристы, с хорошей спецЕ альной подготовкой, нередко И значительным стаже:

пра·ктической работы в органах правосудия либо сове ск.ой юстиции. Все это, с одной стороны, дает им во::

можность со знанием дела, квалифицированно решат вопросы факта и права, а с другой- сформировавше еся у них особое мнение излагать в определенной фор ме, обосновывать, мотивиров·ать и отстаивать его предусмотренном законом порядке. Во всяком случа народные судьи и члены вышестоящих судебных ин станций всегда имеют реальную возможность толковс логично, последовательно и убедительно изложить сво особое мнение, ибо профессиональный судья при изло женин особого мнения может и обязан учитывать спе цифику структуры важнейших судебных решений, дости жеиия практики и научные рекомендации по рассма триваемому вопросу. Особое мнение ему целесообразю излагать с соблюдением общей структуры судебньiJ актов. Народный судья или член· вышестоящей судеб· ной инстанции- это профессиоиальные юристы, к едн наличным актам которых следует nредъявлять nовы шенные требования, Более того,· пр иннмаемые и изла гаемые ими процессуальные акты должны быть закон ными и обоснованными, соответствовать высоким требо· ваниям правовой культуры.

Видимо, таки~ требования неправомерно было бы nредъявлять к форме и содержанию особого мнения 11ародного заседателя, хотя бы потому, что он не имеет епщиальной юридической подготовки. Это,. разумеется, ~атрудняет· возможность ·изложшгь указанный акт на уровне, доступном професснональному судье. Тот факт, что передко народные заседатели заним·аются на фа­ lультетах правоных знаний народных университетов, а также проходят определенную подготовку при судах, R которые они избраны, не может служить основанием для предъявления одинаковых требований, например, J содержанию и форме особого мнения народного судьи и народ1юго заседателя.

Допустимость различий в структуре, форме н со­ держании особого мнения профессионального судьи н пародного заседателя не отрицается и тем, что на ирак­ тике изложенные ими особые мнения очень часто не­ возможно различить. Но тем не менее во многих слу­ чаях они все-таки различаются, и различие это касается всех компонентов особого мнения: структуры, формы и содержания. К:онкретно оно состоит в гораздо большем совершенстве особых мнений профессиональных судей в отличие от аналогичных актов народных. заседателей.

Безусловно, это закономерное явление. Оно-то и обус­ ловливает необходимость выработки единых требованИй к структуре, содержанию и форме особого мнения на­ родный судей, членов 'кассационных и надзорных ин­ станций.

Специфика формы и содержания особого мнения профессионального судьи проявляется в следующем:

1) по своей структуре оно всегда должно состоять из трех частей (вводной, описательно-мотивировочной и заключительной);

2) быть законным, обоснованным и мотивированным;

содержать в заключительной ча­ 3) сти конкретное и четкое :решение, излагаемое по одно­ му либо нескольким вопросам;

4) соответствовать высо­ IШМ требованиям правовой ;

культуры, предъявляемым ко всем продессуальиым актам.

К сожалению, на практике многие особые мненщ не только народных судей, но и членов.судов кассациан ных инстанций не соответствуют таким требованиям В. частности, вередко особые мнения нзлаrаЮтс, профессноналыными.судьями без,;

облюдения струк;

туры, nрисущей всем основным суtдебным ·реше• ниям, в том числе и единоличным. Прежде. всего это ·относится.к вводной части особого мнения, в которо~ допускается наибольшее количество отступлений формы и содержания.

Достаточно сказать, что более чем в половине осо­ бых мнений народных судей и членов кассационных ин­ станций сразу же после наименования самого а·кта слем дует описательно-мотивировочная часть. В них отсут­ ствует вводная часть, в которой необходимо указывать фамилию;

имя и отчество судьи;

уголовное дело, по которому излагается данный акт;

коrда и кем рассмо­ трено уголовное дело.

Отсутствие· перечисленных сведений лишает особое мнение тех атрибутов, которые всегда должны быть ему прнсущи,. снижает КЭ:trество самого особого мнения как единоличного решения судьИ. Да и вряд ли можно ·при­ знать допустимой форму изложения особого мнения.

когда о его субъекте и объекте узнаешь при чтении са­ мого акта~ а то и его заключительной части.

Было бы целесообразно, чтобы Верховный Суд СССР, верховные суды союзных республик изучи,lи практику исn.оJ)ьзованnя судьями права (обязанности) из.rюж·ить особое мнение по уголовному делу и дали ео~ ответствующие разъяснения, в том числе о форме и содерJкании названного акта.

Для совершенс'l'Вования практики цзложения судья­ ми и народными заседателями особых мнений, улучше­ ния их формы и содержания желательно было бы ввести бланк особого мнения судьи (народного засе· да тел я). Таким путем можно обеспечить. наиболее благоприятные условия для излржения особого мнения, единообразие формы, содержания и структуры, а так­ же для предупреждения имеющихся пока в судебной практике недостатков по ·рассматриваемому вопросу.

Особое мнение судьи и приговор § 4.

Предоставляя.судье право либо возлагая на него обязанность I-iз.пожить особое мнение, ~ели он остался в меньшинстве при решении соответствующих вопро­ сов, дейсrвующее законодательство вместе с тем уста­ навлив.ает,. '!ТО эт.от судья та·кже подписывает пригов.ор (ст. 283 УПК: МССР). Аналогично поступает также и судья, оставшийся в меньшинстве при вынесении ОП]'Jеде­ ~"'сния, изЛаг.аемоrо в совещательной комнате.

В этой связи :возникают вопросы о том, как соотно­ сятся, с одной стороны, особое мнение, а с другой­ приговор, не подрывает ли оно авторитет приговора как акта правосудия, ка·кова мера отве'!'ственности судьи, изложившего особое мнение, за законность, обоснован­ ность и справедливость приговора, допустимо ли в осо­ бом мнении 'критиковать приговор и др.

В отличие от приговора особое мнение судьи не содержит, ответа на все те вопросы, которые в силу ст. УПR МССР суд обязан разрешить при вынесе­ нии приговора. В этом состоит одно из принципиальиых отJПIЧИЙ приговора от особого.мнения. Не менее сущест­ венно и то, Что приговор -это акт социалистического правосудия, выражающий волю большинства судей, в то время как особое мнение судьи выражает единолич­ ную волю оставшегася в меньшинстве народиого засе­ дателя, председательствующего в судебном разбира­ тельстве или.Члена вышестоящей ·судебной инстанции.

Как решение меньшинства осо'бое мнение судьи отра жения в uриговоре не находит, в содержание его не включается. Оно относится к числу тех uроцессуальных актов, в которых, как nравило, предлагается решеitие llO одному или нескольким вопросам факта и права.

Так как в uриговоре разрешаются все uредусмотрен' ные законом вопросы, то особое мнение ни в какой мере не восполняет приговор н тем более не заменяет его.

Тем самым ни по форме, ин uo существу особое мне­ ние судьи не составляет части приговор а, а является са­ мостоятельным единоличным актом судьи;

По закону осо­ бое мнение приобщается к уголовному делу, и этим недвусмысленно ·nодчеркивается, что оно не составляет части uриговора. Поэтому нельзя согласиться с утвер­ ждением процессуалистов, что особое мнение судьи яко­ бы приобщается к приговору 7, ил н относится ко всему приговору 8, или является особым мнением по при­ говору•.

Прежде всего приведеиные утверждения не согла­ суются с законом, в силу которого, во-первых, особое мнение приобщается к делу, а не к приговору (ст. УПJ МССР). Во-вторых, неправильно трактовать осо­ бое мнение как особое мнение по приrовору, так как оно излагается судьей по вопросам, разрешаемым при uостановлении приговора, но не по поводу приговора.

В-третьих, при изучении судебной практики мы не выя­ вили случаев, когда бы народные судьи, народные за­ седатели или члены судов второй инстанции именовалп свое мнение «особым мнением по приrовору». По-види­ мому, это убедительное свидетельство правилытого ло­ нимания судьями соотношения таких процессуальных актов, как приговор и особое мнение.

Может возникнуть вопрос, какая же разница, при­ общается ли особое мнение к делу или к приrовору, является ли оно особым мнением судьи или особым мнением uo приговору? Между тем разница есть, и весьма существенная. Если исходить из того, что осо­ бое мнение приобщается к приговору или является особым мнением по приговору, то тем самым оно ста­ новится частью nриговора, приложеннем либо дополне­ нием к нему. Иными словами, не исключалась бы воз­ можность трактовки особого мнения как составной ча­ сти приговора. Во всяком случае для этого были бы довольно веские основания. Однако такое определение характера соотношения особого мнения судьи и nриго­ вор'а не отражало бы действительности, а nоэтому за­ кон говорит о приобщении особого мнения к делу, но не ·к приговору. К:аждый из названных актов является самостоятельным процессуальным решением, разумеет­ ся, с различным значением.

В частности, приговор обладает юрИсдикционной силой, чего не скажешь об особом мнении судьи, кото­ рое представляет наиболее удачную форму сочетания и выражения общественных и личных интересов внутри судейской коллегии при nостановлении приговора, обеспечения реализации принцила независимости судей, свободы внутреннего убеждения и в целом охраны статуса судьи в уголовном судопроизводстве.

Поскольку приговор и особое мнение являются само· стоятельными судебными решениями различного уров­ ня и значения, иногда касающимися одних и тех же во­ просов, то нельзя ли рассматривать их как конкурирую­ щие процессуальиые решения? Думается, что ии с какой точки зрения названные акты не конкурируют между собой.

Приговор- это акт правосу дня, завершающий произ­ водство по уголовному делу в суде первой инстанции.

В нем получают разрешение важнейшие фактические и юридические вопросы, в том числе о виновности и наказании, связанные с существом уголовного дела. По тзторитетности и правовой значимости разрешения перечисленных и всех других вопросов ии один процес­ суальный акт не может конкурировать с приговором.

Как ж_е особое мнение влияет на авторитет nригово­ ра? Было бы неверно отрицать связь между наличием по делу особого мнения и вопросом об авторитете при­ говора. Даже тогда, когда судьи едины в своих выво­ дах и решениях по всем вопросам, перечисленным в ст. УПК МССР, участники судебного разбиратель­ ства могут быть убеждены в незаконности и необосно­ ванностн приговора. Уверенность в несправедливости акта правосудия усиливается;

если внутри судейской IШЛлеrии нет единства взглядов на решение тех или иных вопросов и один из судей остается при особом мне­ нии. СледОвательно, последнее усиливает соынения в законности и обоснованности приговора.

Если бы этого не происходило, то вряд ли законода-• тсльство предусматривало, что, во-первых, особое мне-· ни с судьи ие подлежит оглашению (ст. 277 УПКМССР) ;

i во-вторых, по вступлении nриговора в законную силу;

по делу, не рассматривавшемуся в кассационном по- рядке, дело с особым мнением направляется nредседа:l телю вышестоящего суда (ст. 277 УПК МССР).

Надо nолагать, что такого рода меры nреследуют двоякие це.rrн: оглашение особого мнения может не­ благоприятно сказаться на воспитательном воздействии приговора на подсудимого и присутствующих в зале судебного заседания, повлиять на авторитет акта пра~ восудия, а поэтому законодатель считает, что особое мнение не следует оглашать, чтобы проверить и устра' нить сомнения в обоснованности приговора;

дело с ни·~ и особым мнением судьи направляется на проверк~ Iомпетентным должностным лицам вышестоящих суде~ бных инстанций.

Хотя сомнения и убеждения по поводу законности И обоснованности nриговора носят субъективный харакi тер, они играют определенную роль в формировани~ представлений и взглядов о справедливости или нсспра­ ведливости его. Тем самым сомнения в справедливости акта правосудия ие выходят за пределы субъективно­ го убеждения, которое правовага значения не имеет, а поэтому не может подорвать авторитет приговора как юрисдикционного акта.


Ведь наличие особого мнения не устраняет такого рода сомнений и не препятствует вступлению пригово­ ра в законную силу, обязательности исполнения его на всей территории СССР. Если бы в действительности все обстояло иначе, то при наличии особого мнения судьи исполнение приговора следовало бы приостанав­ ~'lивать до проверки законности и обоснованности его в предусмотренном законом порядке. Коль скоро закон этого не предусматривает, то особое мнение судьи не оказывает на приговор такого отрицательного влияния, которое подрывало бы его авторитет и справедливость как акта правосудия.

Разумеется, это не равнозначно тому, что оставший­ ся при особом мненип судья несет всю полноту ответ­ ственности правовой и нравственной за законность и обоснованность приговора в целом. Тот факт, что пред­ седательствующий в судебном заседании или народ­ ный заседатель изложили свое особое мнение, сам по себе свидетельствует об их несогласии с определен­ ными решениями, содержащимвся в приговоре, и одно­ временно о нежеланни нести за них всю полноту ответ­ ственности.

Однан:о нельзя согласиться с тем, что судья вообще не берет на себя ответственность за решение по делу, если он остался при особом мнении 10 • Здесь не может быть однозначного ответа, пригодного на все случаи жизни. Представляется, что в решении рассматриваемо­ го вопроса необходим дифференцированный подход. Б частности, если судья остался при особом мнении по всем вопросам, разрешаемым сЬгласно ст. 272 УПЪ МССР н касающимся в целом приговора, то его ответ· ственность за законность и обоснованность данноге акта полностью исключается, ибо содержащиеся в;

приговоре решения не выражают его мнения, не совпа"' дают с его единоличными выводами и решениями. Меж-:

ду тем на практике очень редки случаи, когда бы пред· седательствующий в судебном заседании или народный заседатель остались при особом мнении по всем вопро­ сам, предусмотренным ст. 272 УПК. МССР.

Ка•К правило, судья излагает особое мнение по одно· му или нескольким вопросам или в отнош-ении отдель­ ных частей (эпизодов) обвинения. В таких случаях су· дья согласен с решением остальных членов судейской коллегии по одним вопросам_ и не согласен по другим.

Следовательно, в той части, где его решение совпадает с мнением других судей, он· сознает свою ответствен­ ность за него и берет ее на себя. В остальной же части, в которой его мнение расходится с выводами большин­ ства судей, он не может и не должен отвечать за за­ конность и обоснованность решения.

Таким, по нашему убеждению, должен быть подход к решению вопроса об объеме ответственности судьи, оставшегася при особом мнении, в целом за приговор по уголовному делу.

Поскольку председательствующий в судебном засе­ дании или народный заседатель, изложивший свое осо­ бое мнение, тем самым выражают несогласие с реше­ нием большинства членов судейской коллегии, то возни­ кает вопрос, каковы пределы и допустимые формы оценок выводов приговора со стороны судьи, оставшегася в меньшинстве. Этот аспект особого мнения обусловли· вает необходимость рассмотрения по крайней мере двух вопросов: допустимо ли в особом мнении критико· вать приговор в целом или его отдельные части;

можно JIИ в особом мнении обосновывать незаконность при­ твора?

Думается, что на каждый из поставленных вопро­ еов следует ответить отрицательно. Установив, что uставшийся в меньшинстве судья вправе (обязан) изло­ жить свое особое мнение, действующее законодательство чеl'ко и конкретно определяет характер выводов и до­ нустимую форму суждений, заключений и оценоо:, со­ держащихся в этом акте. Следовательно, можно прий­ ти к выводу, что в особом мнении не следует давать оценку суждениям и решениям большинства судей, ибо это было бы уже не особое мнение судьи по тому или JIHoмy вопросу (вопросам), а оценка выводов и решений других судей.

Однако несогласие одного судьи с решениями боль­ шинства судей должно утверждаться не путем крити­ ки их убеждений или обоснования незаконности приго­ вора, а путем обстоятельной и полной аргументации иного решения вопроса (вопросов), предлагаемого судь­ ей, оставшимся при особом мнении. Таким образом, нет ника·кой необходимости критиковать выводы и ре­ шения большинства судей. Это было бы явным неува­ жением к их мнению, не соответствовало бы этике со~ ветекого судьи, поскольку наличие особого мнения судьи еще не означает несправедливости решения большин­ ства судей. Тем более, что практика по данному во­ просу свидетельствует о противоположном.

Нельзя упускать из виду и того, что критика в осо­ бом мнении отраженных в приговоре выводов и реше­ ний большинства судей может быть понята и как кри­ тика акта правосудия. Между тем особое мнение судьи такой задачи не ставит перед собой. Кстати, проведен­ вый нами опрос народных заседателей показал, что 25% опрошенных категорически возражают против того, что бы п особом мненииподвергалея критике приговор, 58%- затрудняются ответить на вопрос о том, дону-· стимо ли критиковать в особом мнении приговор. На­ J{ОНец, ни один из них не сказал, что подобная критика допустима в особом мнении.

Таким образом, содержащиеся в последнем едино­ JШЧI-JЫе решения должны выражать личное мнение еудьн, но не хритику выводов и решений большинства судей, которые изложены в приговоре, что неизбежно прнвсло бы к критике самого акта правосудпя.

Глава РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ОСОБОГО МНЕНИЯ СУДЬИ Функция особого мнения судьи § 1:

правило, действующее законодательство не Kar оnределяет функции тех или иных процессуальных ре­ шений: постановлений, определений, прнговора. Очевид· но, сделать это оt~ень трудно, поскольку значение су­ дебных ·решений нередко ·выходит за nроцессуальные ра:vrки. К. сожалению, и в науке уголовно-процсссуально­ rо nрава, где в этом отношении имеются бОльшие воз­ можности, вопрос о функции процессуальных актов, в тo:vr числе и судебных, недостаточно исследован.

Но не может быть сомнений в том, что, как и лю601':' судебный акт, особое мнение nрофессионального судьи или народного заседателя выполняет опредеJiенную фукцию. Поскольку же особое мнение это институт права, а по конкретному уголовному делу- также и процессуальный акт, то в отмеченных качествах оно исполняет различные функции.

Если говорить о функции особого мнения как инсти­ тута, то, по-видимому, оно выполняет не одну единст­ венную функцию. Дело в том, что упомянутый инсти­ тут связан с судопроизводством, обусловлен требова­ ниями судебной этики, мировоззрением -судьи и т. д. По~ этому, на наш взгляд, особое мнение судьи ка-к институт права выполняет несколько функций. В частности, нам представJJяется необходимым назвать такие нз них, uак судоустройственная, процессуальная, идеолоrичесtая, нравственная. Конечно, выделение пазванных функций ус,товно, ибо в процессе пронзводства по делу они тесно взаимос-вязаны, а особое -:мнение всегда является носи­ телем всех этих функций.

Так, оно мо.:жет выполнить свою процессуальпую функцию лишь тогда, когда изложено профессиональ­ ным судьей или народным заседателем, в предусмо­ тренном законом порядке избранными в тот суд, в ко­ тором они выполняли сво-и обязанности по делу, есл.и не истек срок их полномочий или они досрочно не ото~ званы. В случае отсутствия хотя бы одного из пере­ численных условий особое мнение теряет,силу процес­ сУа.rrьного акта и не может выполнить сигнально-rюн­ трольную функцию.

Как видим, судоустройствеиная функция особого мнения по отношению,к проце-ссу'альной выполняет ведущую роль, так ~как право на особое мнение возни­ Iает лишь у профессиональных судей и народных за­ седателей, избранных в состав оnределенного •районно­ го, городского, областного или ~краевого суда. Но.и этого недостаточно, поскольку особое мнение мткет изложить, например, лишь тот народный заседатель, который в предусмотренном законом порядке призван для исполнения обязанностей судьи. Кроме того, судо­ устройственная функция особого мнения выражает и другие существенные положения: независимость судей и подчинение их только закону, равноnравие профее­ сианальных судей и народных заседателей, принятне решения по внутреннему убеждению и т. д.

Что хасается процессуальной функции, то она при­ суща особому мнению ка•к институту и судебному акту.

К сожалению, в законе эта функция очерчена непал­ но, но ее можно определить исходя из выполняемой роли и те:х последствий, которые влечет за собой осо~ бое мнение судьи по уголовному делу. Они в значитель­ ной мере определены действующим уголовно-процессу­ альным законодательством и состоят в том, что дело с особым мнением, если оно не рассматривалось касса­ lщонной инстанцией, направляется нредседателю со· ответствующего вышестоящего суда для решения во· нроса о принесении протеста в порядке судебного над· оора.

Таким nутем определена процессуальная ·роль особо· п мнения судьи. с одной стороны, как акта, свидетель­ ствующего о коллизии мнений судей при вынесении приговора (определения, постановления вышестоящего суда), а с другой- сигнализирующего о том, что, воз· можно, по делу допущена судебная ошибка. Поэтому необходимо проверить приговор и определение кас­ саuионной инстанции или только названное опреде­ ление. Председатель вышестоящего суда обяз;

ш uсущест.вить •контрольную функцию по делу с особым мне· нием, пр.оверить законность и обоснованность судеб· ного а~кта, по поводу 1которого •Один из ·судей остался нри особом мнении, принять все предусмотренные за· коном меры для выявления и устранения судебной ошибки, применения санкций к тем, кто ее допустил'.


Тем самым особое мнение судьи как процессуа~1ьный а кт по уголовному де." у выполняет сигнально-контроль­ ную функцию. Нельзя не заметить, что речь идет о функции особого мнения применительно к случаям на­ правления дела с ним председателю вышестоя­ щего суда. Возникает вопрос, какую же процессу· альную функцию особое мнение выrюлняет по делу, рассматриваемому кассационной инстанцией по жало­ бам или протесту? Безусловно, выполняет ту же сиг­ нально-контрольную функцию, на сущность и характер ее не влияет этап рассмотрения уголовного дела.

Ведь суд второй инстанции не связан доводами кас· сационной жалобы или протеста, а проверяет дело в нuлном объеме (ст;

313 УПК: МССР). Очевидно, это требование закона распространяет свое действие также '' на особое мнение судьи, означая, что кассационная () Е. Г. Мар;

ыпч1ш инстыщия обязана проверить правильиость и мотивиро­ ванность данного акт-а, принять- во внимание содержа­ щисся в нем соображения при решении вопроса о закон­ ности н обоснованности приговора. Не исключено, что особое мнение усилит или ослабит доводы кассационных жалоб и протеста, на,пример, наряду с кэесацдонной жа­ лобой осужденного или защитника убедит суд второй инстанции в явной несправедливости наказания в силу его строгости либо в необходимости применевин зако­ на о менее тяжком преступлении.

Возможны и такие ситуации, когда особое мнение, выражающее необходимость применения за,кона о бо­ лее тяжком преступлении или назначения более строгого наказания, приведет судей ·кассационной инстанции к выводу об обоснованности протеста проку­ рара или жалобы потерпевшего, принесенных no указан­ ным основаниям. Если же протест прокурара или жало­ ба потерпевшего не принесены на приговор по названным основаниям, но по делу имеется особое мнение судьи, в котором обосновывается вывод о мягкости наказания или необходимости применения закона о более тяжком преступлении, с которыми соглашается кассационная инстанция, то хотя ·она и не вправе отменить приговор, но может наnравить председателю суда nредставление на предмет принесения протеста в порядие судебного надзора, сославшись в подтверждение своих выводов также и на особое мнение, приобщенное к уголовному делу.

Таким образом, и при рассмотрении дела в кассаци­ онном порядке оно сигнализирует о коллизии мнений в судейской коллегии, постановившей приговор, обязы­ вает суд второй инстанции более критичес·ки подойтп к содержащимся в акте правосудия выводам и реше­ ниям. Кроме того, для участников судебного разб-ира­ тельстваособое мнение имеет определениное стимули­ рующее значение, так каi может побудить их т.;

: прине l'снию кассационных жалоб или nротеста, сослаться в таковых на наличие особого мнения судьи, подтвер­ ждающего обоснованность их выводов и nросьб, изло­ женных в ж.алобе или протесте.

Здесь следует отметить совпадение функции особого ''нения судьи с функцней особого (частного) определе­ rшя суда, представления прокурор а, следователя или ли­ rщ, производящего дознание. Перечисленные акты тоже сrJгнализируют предприятиям, учреждениям, организа­ llИЯii·I, колхозам и должноспiЬЕм лицам о выявленных при nроизводстве по делу причинах и условиях, способ­ ствовавших совершению престувления, нарушениях за­ конности, морали.и т. д. 2 Следовательно, с точ~и зрения 13ЫПОJIНЯ€МОЙ фуНКЦИИ ОСОбое МНеНИе СУДЬИ ПО :УГОЛОВ­ НОМу делу не является исключением, ибо аналогичную с ним фун.кцию в.определенных пределах выполняют также и другие процессуальные акты.

Разумеется, это только внешнее совпаденпе, по наз­ ванию, а содержание функций в каждом из рассматри­ ваемых случаев различно, как и различно по своей природе, процессуальной рола п значению, с одной стороны, особое мнение, а с другой- особое (частное) определение, представление прокурора, следователя, лица, производящего дознание. Однако важйо то, Что в уголовном судопроизводстве имеется группа процессу­ альных актов, выполняющих однородную функцию, а rз данном с.лучае сигнально-контроJiьную, к которы;

-о.- относится также и особое мнение судьи.

Трудно переоценить роль и значение идеологической фун.кцни особого мнения. Ее содержание выражает высокую гражданственность и высокое индивидуальное правосознание судьи, оставшегася пр.и особом мнении.

Он сознает свою личную отnетствеш-юсть за правильное..

решение уго товного де.-1а, авторитет и престиж право­ судня в· обществе, а поэтому не формалрно относится к псполнению долга судьи. Это чувство ответственности ()'•' за 113)\Лежащее осуществление социалистического пра воеудин в одинаковой мере присуше как профессионащ ным ·судьям, так и народным заседателям.

Именно оно является одним из убедительных дока зательств того, что в СССР, в отличие от ·буржуазны государств, судьи не сведены до положения простых чи новников. 1\ак правило, советским судьям чуждо фор мальное отношение к исполнению служебното и общес венного долга.

По-партийному, по-государственному они подходя к решению тех сложных задач, ·которые стоят пере;

ними при осуществлении правосудия. На XXV съезд КПСС подчеркивалось, что партия;

государство высо ко цеият нелегкий в почетный труд судебных работ ников, заботятся о том, чтобы их состав пополнялс~ подготовленными, достойными людьми 3. В свете эти:

nшюжений партии невозможно не понять, почему за конод'атель с та,'ким уваженнем относится к личном:

убеждению судьи, предоставляет ему реальную возмож ность принципиально и последовательно отстаиватJ свое мнение вплоть до изложения его в процессуально' акте. Несомненно, такое поведение судьи при испол нении своего государствеиного и общественного долг:

имеет большое воспитательное значение, является при мером для советских граждан, Выше освещались наиболее существенные асnект1:

особого мнения, rкоторые охватываются содержание нравственной функции, выполняемой одноименны' правоным институтом. В этом nлане основная функ ция особого мнения состоит в том, чтобы обеспечитJ условия для формирования убеждения су.дей, полнуR свободу их суждений и выражения ими своего мненш по делу, то есть ' создание надлежащей нравственно психологической атмосферы для делового и коиструк тивного реШения всех вопросов, указанных в законе.

Благодаря институту особого мнения профессиональ­ ный судья или народный заседате~1ь не могут оказаться в ситуации, когда они вынуждены идти на компромисс, /t-:-ертвовать своими убеждениями, поскольку закон га­ рантирует свободу изложения личного мнения, если кто­ либо из них не согласен с решением большинства су­ /lей. Тем самым исключается возможность «обесцене­ IIИЯ».мнения судьи, оставшегася в меньшинстве, ибо он всегда вправе изложить свое особое мнение, отстаивать,,,.о в формах и порядке, установленных законом.

Таким образом, объективно судья не может оказать­ сп n ситуаt\ИИ, которая вынуждала бы его поступать вопреки своей совести, внутреннему убеждению и социалистическому правосознанию. Прочной гарантней перечисленных высоких качеств судьи выступает инсти­ тут особого мнения. Он создает условия для обмена мнениями, а также побуждает судей к тому, чтобы они были принц:ипиальными и настойчивыми в отстаивании своих решений, и этим выполняет важную нравственную функцию.

2. Процессуаnьное значение особого мнения § судьи В настоящее время уголовно-nроцессуальное за­ lю:нодательство неполно и неединеобразно определяет нроцессуальную роль и значение особого мнения судьи JIO уголовному делу, а в науке уголовного nроцесса ие рассмотрены эти аспекты особого мнения, хотя они имеют важное значение прежде всего для судебной..

r1рактнки УПК ряда союзных республик ограничиваются ука­ :~анием лишь на то, что председателыствующий в судеб­ rтом заседании или народный заседатель вправе изло­ жпть свое особое мнение (с т. 307 УПК РСФСР, ст. 309 УПК ТаджССР). В этом положении закона за "PCIIJICHO толь"о субъективное право судьи, но ничег[ не сказано о роли самого особого мнения как npoцeq cyaJiьнcro акта, для IOro и !Какие nоследствия наст~ пают nри наличии его в уголовном деле.

В юридичесiой литературе на этот счет ВЬJСJ(азан~ ;

щс прот.ивоположные точки зрения. «Согласно УП~ РСФСР и Таджикской ССР особое мнение судьи.щ имеет самостоятельного процессуального значения может быть проверено вышестоящим судом лишь случае принесения по делу жалобы или протеста,­ пишут В. П. Нижимов и В. П. Резепов 4 • Иного мнения придерживается Н. Я:. Калашникова Отметив, что УП!i_ большинства союзных республик пре дусматривают необходимость направления дела с oCI бым мнением председателю вышестоящего суда дл) решения вопроса о принесении протеста в порядке с~ дебного надзора, она утверждает: Практически такоl же порядок применяется и в тех союзных республика~ в УПК которых нет аналогичных норм»5.

Думается, что все-та"и правильна первая точiа зре ния, nоскольку в настоящее время УПК РСФСР ТаджССР не предусматривают направлять дело с осо бым мнением председателю вышестоящего суда, ;

.

огранич.иваются закреплением права судьи на из.поже ние особого мнения. Между тем важно не тольш закрепить то или иное nраво судей, но и •четко -сформули ровать в за1коне обязанности ·соответствующих должност.

ных лиц, корресnондирующие nраву в случае его реа.1изацни.

Именно таким образом регламентируют воnрос роли н процессуа.пыюм значе:шш особого мнения судьt УПК подавляющего большинства союзных республик Они nредусматривают, что по вступлении приговора за"онную силу по делу с особым мнением дело направ ляется председателю суда для решения вопроса о( опротестовании приговора (ст. УПК АзССР, ст. УПI\ АрмССР, ст. УПК БССР, ст. УПК 297 309 КиргССР, ст. 302 УПК ЛатвССР, ст. 337 УПК ЛитССР, ст. 277 УПК МССР, ст. 285 УПК УзССР, ст. 339 УПК УССР) или решения воnроса о наличии оснований для опротестования приговора (с т. 308 УПК ГССР) либо nроверни председателем вышестоящего суда (с т. УП!\ КазССР, ст. 314 УПК ТуркмССР).

Представляется, что та•кая регламентация рассма­ триваемого воnроса nоследовательна и nравильна, сnособствует достижению целей особого мнения обес­ печить проверку правильиости решения воnросов, по которым имеется особое мнение, выявить и устранить возможную судебную ошибку. Анализ nриведеиных норм показывает, что особое мнение с уголовным делом направляется председателю вышестоящего суда лишь при наличии двух условий: если по такому делу не бы­ ли принесены IЗссационные жалобы или протест, то есть когда шю не было предметом ра~смотреиия суда.второй инстанци-и;

и nосле вступления приговора -в за­ конную силу. Отсюда следует, что если по делу, по ко­ торому имеется особое мнение, приговор отменен в кассационном по·рЯсi\'Ке, то оно не наnравляется nред­ седатеmо вышестоящего суда. Думается, что анало­ гичные последствия настуnают и :в случае изменения nриговора судом второй инстанции с учетом особого мнения.

А ка'к быть, если кассационная инстанция nризнала особое мнение председательствующего ИJIИ народиого заседателя не заслуживающим внимания? Надлежит ли в таком,случае направить дело 'С особым мнением nредседатеша соответствующего вышестоящего суда?

Думается, что не следует направлять, так как в за1коно· дательстве союзных ресnублик nрямо предусмотрено, что дело с особым мнением направляется nредседателю вышестоящего суда лишь тогда, когда оно не было предметом рассмотрения суда второй инстанции (ст. 332' УПК АзССР, ст. 297 УПК АрмССР и т. д.).

Если же дело с особым мнением не рассматривалось кассационной инстанцией и не было направлено пред­ седателю вышестоящего суда, то оно останется без рассмотрения и должного реагирования. При рассмо­ трении же дела с особым мнением судьи в кассацион­ ном nорядке обязательно и неизбежно должны быть nровереиы и учтены доводы указанного мнения. А коль скоро это так, то и нет необходнмости наnравлять дело с особым мнением nредседателю соответствующего вы­ шестоящето суда для решения воnроса о принесении nротеста в nорядке судебного надзора. Конечно, это не исключает права председателя вышестоящего суда истребовать и nроверить такое дело. Но решение этого вопроса входит в компетенцию председателя соответст­ вующего вышестоящего суда (областного, краевого, верховного суда автономной республики, верховного суда союзной ресnублики).

Уголовно-процессуальное законодательство ряда со­ юзных республик, :кроме того, устана•вливает, что пред­ седательствующий или народный заседатель, участво­ ·вавшnй в вынесен-ии приговора судебной коллегией по уголовным делам ·верховного суда союзной республики и оставшийся при о-соб.ам мнении, доводит его до еве­ дения председателя верховного су.да союзной респуб­ лики для реше!fия вопроса об опротестовании пригово­ 'ра (ч. 4 ст. 322 УПК АзССР, ч. 3 ст. 297 УПК АрмССР, ч. 4 ст. 308 УПК: ГССР, ·Ч. 3 ст. 305 УПК К:иргСССР, ч. 3 •ст. 302 УПК ЛатвССР, ч. 3 ст. 277 УПК МССР, ч. 4 ст. 337 УПК ЭССР).

Так,им образом, особое -мнение профессиональных судей и народных за.седателей 'всех судов судебной си­ стемы союзной республики порождает одинаковые про· цессуальные последствия н ареследует единые цели:

направление дела nредседателю вышестоящего суда для проверки правосудиости приговора и решения воп­ роса о принесении протеста в nорядке судебного над­ :юра;

обусловливает возникновение процессуальных нра·воотношений, в оnрщеленной ·мере урегулированных законом.

Вместе с тем необход,и·мо отметить, что вне законо­ дательной реглам.еитации остается вопрос о роли и про­ цессуающом значении особого мнения членов.пленума Верховного Суда СССР и пленумов верховных судов союзных республик. !(ак и каждый судья, они ·тоже обладают ~правом на особое мненне, а n-оэтому следова­ ло бы в законе четко определить · значение их особого мнения. Прн этом следует учитывать, что пленум Вер­ ховного Суда СССР является последней инстанцией в судебной системе СССР, особое мнение члена·nленума излагается nри рассмотрении дела указанными органа­ ми в порядке судебного надзора.

Работой пленума руководит Председатень Верхов­ ного Суда СССР и вопрос о направлении ему уголовно­ го дела с особым мнением члена nленума отnадает. Од­ нако нельзя допустить такого положения, чтобы изло~ жен:ное им особое мнение· этим· и завершалось, остава­ JJОсь без проверки. Вот тут и возникает вопрос, кому следует nроверять это особое мнение. Решение данно­ го вопроса правомерно отнести к компетенции Презн­ диума Верховного Совета СССР.

Если же при особом мнении осталеи член пленума верховного суда союзной республики, то уголовное де­ ло с его особым мнением необходимо направлять Пред­ седателю Верховного Суда СССР на предмет проверкп постановления пленума верховного суда союзной респуб­ лики и решения вопроса о nринесении протеста на ука­ Занный акт, есди особое мнение. будет nризвано зас.lу­ ж.ивающнм внимания.

Все это обусловливает необходимость законодатель­ ного урегулирования вопроса о процессуальной роли особого мнения члена пленума Верховного Суда CCCV в Законе о Верховном Суде СССР, а особого мне· ния члена пленума верховного суда союзной республи~ IИ- в ее процессуальном законодательстве.

Нельзя не обратить внимания и на то, что действую-·, щее уго.1ювно-процессуальное законодательство не ре­ гламентирует таких важных вопросов, как сроки про!

верки дела, поступившего с особым мнением, обязан.о~ ность председателя вышестоящего суда сообщить про\ фессионалыrому судье или народному заседателю о ре' зультатах nроверки дела, по которому они остались при особом мнении, а также какой процессуальный акi принимается и nринимается ли вообще nри отсутствиИ оснований для принесения протеста в порядке судебно.

го надзора на приговор по делу с особым мнением.

Прежде всего следует отметить, что УПК союзных респубJшк не предусматривают сроков, в течение кото­ рых по истребованному уголовному делу должен быть решен вопрос о принесении протеста на вступивший в законную силу приговор, когда для этого установлены основания. Если же учесть, что при наличии протеста Е порядке судебного надзора дело должно быть рассмот' рено надзорной инстанцией не позднее месяца с момента nоступления nротеста (ст. 357 УПК МССР), то провер;

ка дела с особым мнением не должна превышать одно;

го месяпав Поэтому целесообразно было бы nредусмо:

треть в законе, что председатель вышестоящего суда не позднее одного I.·Iecяua с момента поступления дела с особым мнением обязан nроверить де.по и решить во· прос об опротестовании приговора в порядке судебноге надзора.

Несмотря на то, что закон не возлагает на председа:

теля вышестоящего суда обязанности сообщать nрофес' сионаJiьному судье или народному заседателю о резуль:

татах проверки де.~а с их особым мнением и о приня­ том решении, иа практике тaJoro рода сообщения на.

правляются. Как правило, они содержат указа:·ше о нроверке дела, наличии или отсутствии основании для опротестования приговора в порядке судебного надзо­ ра, мотивы принятого решения.

Думается, что эта практика правильна, н особенно если учесть, что в отличие от УПК: других союзных республик УПК: Молдавской ССР не закрепил обязан­ ности сообщать заинтересованным лицам о принятом решении по истребованному в порядке судебного над­ зора делу, если в нем отсутствуют основания для при­ несения протеста. Однако сложившейся практики недо­ статочно для эффективного реагирования на особые мнения судей. Было бы правильнее ввести ее в русло закона, дополнив УПК: МССР положением, аналогнч­ ным тому, которое закреплено в ч. 2 ст. 376 УПК:

РСФСР.

Такое решение рассматриваемого вонроса соответ­ ствует мнению многих профессновальных судей н на­ родных заседателей. Например, во время проведеиного нами опроса JO(J% народных заседателей утвердительно ответи~1и на вопрос, ·считают ли они, что о результатах рассмотрения дела с особы~I мнением председатель обязан уведомить судью, оставшегася в меньшинстве.

Изучение nрактики показывает, что, во-первых, по поводу проверки де."а с особым мнением судьи заводит­ ся соответствующее надзорное производство (в нем нл1еются копии особого мнения, ответа председателя вышестоящего суда народному судье или народному 3аседателю);

во~ вторых, результаты проверки дела, nоступившего с особым мнением, и решение об отказе в принесении протеста в порядке судебного надзора не отражаются в установленных законом процессуа~'Iьных актах.

Эта тенденция практики вызывает ряд серьезных замечаний прежде всего потому, что особое мнение судьи является нроцессуалы-rЫ.У1 актом, влекущим нро верку дела, законности и обоснованности приговор&, принятие соответствующего решения, подлежащего отражению в nредусмотренном законом документе~ постановлении. Принятие этого акта входит в компет.ен­ цюо председателя вышестоящего суда, так как в этом качестве он не може'f пользоваться меньшими правами~ чем каждый другой судья.

Важно и то;

что направление дела с особым мнением председателю вышестоящего суда, его обязанность pei шить вопрос об опротестовании приговора представляют собой процессуальную деятельность, а ход и результа­ ты последней необходимо отражать в процессуаЛЫIЫХ актах. ОдниМ из них является поста·новление, принятие ·ко1'орого входит ·В компетенцию Профессиональных СУ' дей всех звеньев ~советской судебной.системы, если они выполняют свои служебные обязанности. В случае отсутствия оснований для принесения протеста на при­ говор по делу с особым мнением председатель соответ­ ствующего вышестоящего суда принимает по данному поводу постановление. Этим положением следовало бы дополнить ст. 277 УПI МССР и соответствующие статьи УПК других союзных республик.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.