авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«V Мария Негрепонти-Деливани ЗАГОВОР «ГЛОБАЛИЗАЦИИ»: ПУТЬ К МИРОВОМУ КРИЗИСУ МОНОГРАФИЯ Под научной редакцией доктора ...»

-- [ Страница 11 ] --

нии государственного бюджета, стоит сравнить с исследованиями М. Негрепонти-Деливани и В. Портариту-Крестенити ( -, 2000), из которых вытекает, что затраты 23% ВВП Греции, выделяемые для социального страхова ния, завершаются тем, что «делают богатых еще богаче, а бедных еще беднее».

Кроме того, с точки зрения роста любой формы неравенства интерес представляют сравнительные темпы роста миллионеров и миллиардеров по всему миру, главным образом из-за того, что к традиционным очагам богатства прибавляются и новые. Так, стра ны с быстрыми темпами роста числа миллионеров – Южная Корея (21,3%), Индия (19,3%), Россия (17,4%), Африка (15,9%), Индонезия (14,7%), Гонконг (14,4%), Саудовская Аравия (13,4%), Объединенные Арабские Эмираты (11,8%) и Бразилия (11,3%) (Time, 28.08.2006 г.).

Если бы присутствовало минимальное осознание угрозы, кото рая кроется в этих вопиющих неравенствах, и элементарная социаль ная восприимчивость, в Греции могли бы с минимальными затратами быть в значительной степени побеждена крайняя бедность и ликви дированы травмирующие социальные неравенства. Статистические данные о продолжении роста богатства и ускорении темпов разви тия ни в коем случае не касаются 24% греческого населения и сотен бедняков, которые стоят в очереди на Омонии94 за тарелкой еды.

Конечно, против этих леденящих душу объективных фактов вы двигается множество контраргументов. Первый утверждает с обра щением к научной основе, что данный период – переходный, и стоит ждать наступления лучших дней. Ничто, кроме времени, длитель ность которого, однако, редко определяют сторонники этого контрар гумента, не может подтвердить или опровергнуть этот тезис. Счита ем, что речь идет не о кнтраргументе по той простой причине, что это очень бесчеловечно. Даже если будет принята его обоснованность, а нынешнее тяжелое положение мира улучшится благодаря «глоба лизации», скажем, через 20, 30 или 50 лет, кто тогда компенсирует жертвы миллионов людей, которые сейчас «выживают» с 1–2 долла рами в день;

миллионов детей, умирающих от голода или нехватки основных лекарств;

850 млн людей, которые не могут получить об разованиие, 900 млн безработных или «занятых бедных», миллионов детей, которые вынуждены работать за оплату меньше доллара в те Центральная площадь в Афинах.

чение 16 часов в день и в бесчеловечных условиях, или тех, которых принудили заняться проституцией для того, чтобы выжить?

Капиталистический мир в течение 50 лет не уставал клеймить выбор бывшего Советского Союза, который ради своего величия и на дежды на международное господство принуждал свой народ к со кращению потребления для того, чтобы увеличить капиталовложе ния. Там, по крайней мере, предпринималась утопическая попытка формирования нового мировоззрения. Если даже и будет поддержа на шаткость ее основы, но она была способна, в какой-то степени, вдохновлять. Напротив, охваченные энтузиазмом защитники «глоба лизации» закрывают глаза на доходы одного человека (Билл Гейтс), равным ВВП пяти развивающихся стран. Мы ни в коем случае не собираемся оспаривать, что этот человек внес значительный вклад в прогресс человечества и изменил образ нашей жизни, работы и отдыха. Он заслуживает всеобщего восхищения, признания и вся ческих почестей. Еще он обеспечил сверхроскошное проживание себе и очень-очень далеким своим потомкам.

«Глобализация», тем не менее, не удовлетворяется всем этим, для щедрого обеспечения чего, как предполагаю, негосударственные и некоммерческие организации не возражали бы. Но «глобализация»

мирится с миллионами человеческих жертв на алтаре ее величия.

И тогда как человеческие жертвы в Древней Греции имели своим оправданием смягчение гнева богов Олимпа, а жертвы черной ма гии, как считалось, удовлетворяют демонов, современное возрож дение принесения в жертву людей происходит для удовлетворения одного бога – ПРИБЫЛИ. Поскольку это сравнение «жертв мил лионов человеческих существ», возможно, покажется чрезмерным, рассмотрим его подробнее. Для того, чтобы оно не было восприня то как преувеличение, давайте поставим с одной стороны 200 бо гатейших людей мира, накопленное богатство которых равняется ВВП 48 беднейших стран мира, и с другой стороны – население этих обездоленных стран и человеческие жертвы с ежедневной смертью детей и взрослых от голода, с неприемлемой степенью обнищания человечества XXI в., со страданием миллионов детей, работающих в нечеловеческих условиях за одну тарелку риса или принуждаемых к проституции и т.д. Если бы эти 200 самых богатых людей мира сохранили ту долю своего богатства, которая позволила бы удовлет ворение крайней формы роскоши и желаний их самых и их далеких потомков, то с помощью оставшейся части этого богатства были бы спасены миллионы жизней и сохранено элементарное человеческое достоинство. Речь идет, следовательно, о массовых убийствах, гека томбах человеческих жертв, которые коварно поощряются и замал чиваются «глобализацией».

Прибыль абсолютно неразрывно связана с человеческой при родой и человеческим прогрессом. Запрет на нее, если бы мы поста рались очень кратко и просто объяснить распад бывшего Советского Союза, и был его причиной. Поскольку действительно необходи мо, чтобы человеческие старание, знание, талант, оригинальность, изобретательность и подобное приносили прибыль. Иначе любое творчество теряет силу. Но прибыль необходимо ограничить, по скольку когда она переходит в алчность, человек, который является мерой всех вещей, порабощается прибылью и отрекается от всех тех основных ценностей, составляющих его привилегию быть челове ком. Именно это и есть «достижение» «глобализации»: уничтожение традиционных ценностей и замена их идолом Креза.

Стремление к максимальной прибыли не предосудительно. Но оно достойно осуждения тогда, когда превосходит человека, ког да достигают прибыли благодаря абсолютно осознанным и заранее спроектированным человеческим жертвам.

Продолжая попытку приведения вероятных контраргументов по поводу неравенства, достигающего пика в наши дни, можно было бы, допустим, утверждать, что и без либерализации торговых отно шений приход новых технологий завершился бы примерно теми же неблагоприятными последствиями. Это мнение имеет, несомненно, разумное основание, если сравнить события нашей эпохи со всем происходящим на первых стадиях традиционной индустриализа ции. Безусловно, значительные общественно-экономические реор ганизации, которые принесла постиндустриальная стадия, породили аутсайдеров и фаворитов нового экономического порядка, об этом говорилось во многих местах данной книги. Тем не менее эти из менения были в значительной степени прогнозируемы, исходя из того, что происходили они в конце XX, а не XIX в., должны были и могли бы своевременно быть нейтрализованы. Несомненно, пусть даже и были приняты все необходимые для этого меры из арсенала экономической политики, они не смогли бы полностью нейтрали зовать эти последствия, но могли бы их значительно ослабить. Но не было не только стремления предотвратить крайне отрицательные результаты «новой» экономики, но, еще раз подчеркну, напротив, было принято решение создать экономическую политику, которая с математической точностью нанесла бы смертельный удар наибо лее слабым в новой стадии развития. А именно: был осуществлен поворот экономической политики от регулирующей роли к laissez faire, laissez-passer. Циничные предписания этой новой политики могут быть резюмированы следующим образом: Добивайтесь мак симальной конкуренции и уничтожайте любыми средствами своих слабых конкурентов, т.е. неквалифицированных трудящихся, малые предприятия и ваших партнеров из развивающихся стран. Объеди няйтесь для того, чтобы стать сильнее, и снижайте до миниму ма оплату труда. Мы вас поддерживаем абсолютно во всем, что касается сохранения высокого уровня безработицы и постепенно го разрушения государственной системы социального обеспечения.

К сожалению, ослабленный таким образом спрос не стимулирует производительные инвестции, но проблем нет, так как существу ют биржи, да к тому же быстро развивающиеся рынки, которые принесут вам астрономические прибыли после каждого кризиса.

Параллельно уменьшаем и ваше налоговое бремя, взваливая его на рабочих и пенсионеров. Заботьтесь о неограниченном увеличении вашей прибыли и непрерывно обогащайтесь. Наша эпоха для силь ных, способных и ни перед чем не останавливающихся, когда нет места сентиментальности. Дети с трех лет и старше полностью подходят для тяжелого труда за «кусок хлеба» или тарелку риса (, 12.12.2000 г.). Не сомневайтесь, так как если вы не дади те им работу, они умрут с голоду. К тому же система, которую мы продвигаем, – это «сверхлиберализация». В ней безработные и неква лифицированные, если не согласятся превратиться в рабов и полно стью стать собственностью другого, пусть умрут. Больные, если они не имеют средств на лечение, пусть не живут. Пожилые, если не позаботились о частном страховании, пусть отправятся по раньше «в другой мир». Дети школьного возраста, если их родители не смогли накопить сбережения, пусть работают или выйдут на улицы искать свою судьбу. Мы сообщим вам большую тайну нашей новой эпохи: можете умножать ваши прибыли торговлей наркоти ками, организованной преступностью, проституцией, работоргов лей. За «отмывание» ваших денег не беспокойтесь. Мир заполнен «налоговыми раями», и мы на все «закрываем глаза».

Постиндустриальная стадия развития, действительно, принес ла вместе с собой и каталитические изменения. И именно поэтому государство XX в. должно было сделать свое присутствие еще бо лее интенсивным и более результативным, чем было до этого, чтобы контролировать процессы развития и защитить тех, кому угрожала опасность от них, а не искать убежища в окаменевших политических системах далекого прошлого. В самом деле, когда кто-то занимается проблемами «глобализации», невозможно избежать ссылки на за говоры, которые привели к ужасному положению сегодня. Как по другому можно объяснить решение правительств 80-х гг. обратить ся к сверхлиберализации? Как можно поверить, что они не могли предвидеть того, что потом последовало? Напрашивается вывод, что и продумали, и предвидели, значит, специально прибегли к мифам, имеющим отношение к якобы «общей пользе» сверхлиберализации, которую убедительно и настойчиво пропагандируют.

Но и здесь существуют контраргументы. Некоторые утвержда ют, что мировые темпы развития замедлятся, если будет ограничена свобода человеческой деятельности, и это завершится в ущерб про грессу человечества. Но очевидна шаткость такого утверждения. Оно, возможно, содержит некоторую долю правды. К развитию, к тому же быстрыми темпами, стремятся тогда, когда при этом улучшается качество жизни людей, ограничивается степень незащищенности в сферах занятости, здравоохранения, образования и пенсионного обеспечения, в общем, когда «бедные становятся богаче». Когда же пусть даже и из сверхбыстрого прогресса исключается подавляющая часть мирового населения, то стремление к нему сомнительно. Но если на основе пусть даже низких темпов прогресса могут быть достигнуты гуманные, «человеческие» цели, достаточно и этого, поскольку любое развитие и прогресс – не самоцель, оно не может иметь смысла, когда его осуществление ликвидирует смысл суще ствования. Должно быть абсолютно ясно, что в начале XXI в. стрем ление к развитию, которое исключает любое размышление относи тельно пути распределения богатства, спрограммированное так, чтобы увеличивать неравенство любой формы, без обсуждения не допустимо. Кто, однако, из горячих поклонников «глобализации»

в состоянии серьезно доказать, что именно эта форма развития сей час не осуществляется?

Некоторые считают, что с неконтролируемой силой, которую приобрели транснациональные корпорации, современные прави тельства стали «марионетками», двигающимися соответственно их приказам и полностью не способные к самостоятельной деятельно сти. Наверное, есть некоторая доля правды и в этом утверждении. Но если это так, то пусть они уйдут в отставку, чтобы не быть соучаст никами ежедневных преступлений, пусть передадут свои места ли цам, с убеждениями и силой духа аналогичным негосударственным организациям, которые показали, что не боятся транснациональных корпораций и их слуг. А громкое «НЕТ» маленькой Дании громадно му ЕС 28 сентября 2000 г. является доказательством национальных возможностей сопротивляться «глобализации».

Наконец, существуют и циничные либералы, которые провоз глашали в каждый удобный момент, что непозволительно, чтобы «отсталые», «неграмотные», «неспособные», «лентяи» и подобные тормозили ход движения человечества к прогрессу и модернизации.

Что называется, однако, «модернизацией» и «прогрессом» в наши «глобализованные» дни? Дополяя конкурентоспособность, оба эти слова тоже полностью потеряли свое традиционное содержание и ис пользуются как поддержка ежедневно возникающих мифов и загово ров. Эти три термина поддерживают массовые увольнения, упраздне ние любой формы обеспечения трудовых отношений, установление оплаты труда на минимально возможном уровне, т.е. эксплуатацию, подъем биржевой деятельности в сочетании с ослаблением здоровой инвестиционной активности, монополизацию, отстранение развива ющихся экономик от возможности конвергенции, принуждение бед ных стран открыться свободной торговле с условиями, которые на вязываются им сильными странами, и их постепенным разорением...

Перечень неисчерпаем. В конечном счете, используеиые при каждом удобном случае термины «прогресс», «конкурентоспособность»

и «модернизация» являются инструментами арсенала laissez-faire, laissez-passer, и в XXI в. провозглашают смехотворное утверждение, что «все, что выгодно одному, выгодно и всем». Тот факт, что основ ные экономические понятия полностью изменили свое начальное со держание, знания традиционной экономической мысли не помогают уже в эпоху «глобализации» в постижении происходящего, косвен но подтверждается и вручением Нобелевской премии по экономике в 2000 г. Д. Мак-Фаддену и Дж. Хекману, так как первый раз эта премия была получена не за теоретические достижения экономи ческой науки, а за решение практических задач предпринимателей и политиков.

Таким образом, различными методами, которые должны ис пользоваться умно, поскольку статистические данные часто обман чивы, можем определить причины, когда потребители предпочита ют, например, купить автомобиль марки Ford, а не Nissan, сколько стоит университетский диплом, какую цену должен установить тор говый центр на некоторые продукты, чтобы максимизировать свою прибыль, что должна делать Nokia, чтобы ее товары, а не товары конкурентов, предпочли потребители и т.д. Эта «экономика» харак теризуется как «полезная» (Financial Times, 12.10.2000 г.), очевидно, в противопоставление с «теоретической», которой все больше не соответствует реальная практика. Например, защищаем свободную конкуренцию и проводим капитально интенсивную картелизацию предприятий, ссылаемся на необходимость господствования свобод ного рынка и принудительно устанавливаем цены на определенные товары, выступаем за либерализацию торговых отношений и пре пятствум свободному передвижению труда, констатируем рост про изводительности, когда цена конкретных акций растет по чисто спе кулятивным причинам.

Независимо от определений, которые каждый волен давать «прогрессу» и «модернизации», которые, очевидно, разные для всех, существуют, тем не менее, естественные трудности объективной от сылки к этим терминам, когда параллельно растет число бездомных, безработных, новых бедных, нищих, которые захлестывают столицы развитых стран. Если все это считается движением к «прогрессу»

и «модернизации», тогда термины или изменили смысл, или ис пользуются ошибочно. Что касается соответствующих заявлений в отношении развивающихся стран, например, их жители не же лают работать, неграмотны или недостаточно честные и другое, то давайте не будем забывать, что «третий мир» создан передовыми странами, ответственными в том числе и за сохранение и обостре ние его проблем.

Несмотря на то, что при таком развитии достигают максиму ма всевозможные виды неравенства, от него не отказываются, хотя только этой причины было бы сверхдостаточно для отказа. Необ ходимо подчеркнуть, что речь идет о развитии, которое не смягча ется нынешним приношением людей в жертву, а к тому же крадет жизнеспособность у грядущих поколений, безжалостно разрушая окружающую среду. Как замечает В. Сакс (, 2000), «либерали зация рынков может уменьшить потребление естественных ресур сов на единицу продукта, но одновременно увеличивает совокуп ное потребление естественных ресурсов, когда расширяется объем экономической деятельности. В истории индустриальных обществ до настоящего времени прибыли от максимальной эффективности труда превращаются, как правило, в возможности расширения про изводства. Здесь находится (с точки зрения экологии) ахиллесова пята глобализации... С ростом числа конкурентов на мировом рынке конкуренция обостряется. Поэтому и правительства склонны везде определить конкурентоспособность как самое важное в отношении охраны окружающей среды и естественных ресурсов. Заинтересо ванность в дерегулировании отменяет интерес к охране. Экономики Северной Европы гордятся чистотой своей окружающей среды, а про мышленные экономики быстро развивающихся стран пытаются ре шать проблемы загрязнения своих водных пространств, атмосферы и почвы, в то время как в бедных экономиках, располагающих сырьем, подрывается жизненная база одной трети части человечества, живу щей непосредственно от природы».

«Глобализация» не должна оставаться с нами, человечеством XXI в. Мы должны все вместе и каждый в отдельности отвергнуть ее как чудовищное явление и осудить как крайне опасную для развития нашего мира и выживания нашего общества. Безусловно, не только название ее причиняет беспокойство, но и логически вытекающие из нее последствия, заговоры и коварная пропаганда, которая стремит ся фальсифицировать факты, предумышленные преступления и про являет безграничное лицемерие. Сотрудничество народов, экономи ческое и любой другой формы, всегда необходимо. Но если какая-то страна считает, правильно или ошибочно, что некоторые ограниче ния в торговых отношениях служат лучше ее особенностям, ника кой формы «глобализация» не должна иметь право принуждать ее к противоположному.

Однако совершенно ясно, что простая критика этой «глобализа ции» недостаточна для того, чтобы поставить на ней точку. Особен но тогда, когда всякую форму критики принято отражать с иронией, намекая, что она присходит от людей «маргинальных» или «комму нистов». Безжалостная и разрушающая пропаганда продолжается безудержно. Поскольку индивидуализм питается «глобализацией»

и убивает элементарную человеческую солидарность;

поскольку растет число тех, кто не могут иметь возможности выбора и средств к жизни, ожидается, что они подчинятся после все более ослабляю щегося сопротивления приказаниям сильнейших и превратятся в ра бов. Поскольку, чем глубже укореняется «глобализация», тем боль ше усиливается жажда сильных к прибыли и к господствованию над процессами развития. Поскольку чем больше обожествляется при быль, тем меньше ограничений остается для эксплуатации людей.

Решение (и мы должны поверить, что оно существует) находит ся внутри отдельных национальных экономик, а не в бездонной ми ровой экономике или в ее миниатюре – ЕС. «Глобализация» среди прочего предприняла попытку и добилась замены некоторых нацио нальных правительств. Это было достигнуто различными способами.

Такая замена часто связана с коррупцией, и необходимо отметить, что распространение последней абсолютно естественно, так как копиру ет внутри национальных экономик все, что происходит в глобализо ванной среде. Действительно, было бы беспочвенным допустить, что высокопоставленные чиновники не подчинились бы искушению использовать свое высокое положение и применить в своих стра нах соответствующие манипуляционные подходы, преобладающие в глобализованной экономике. Как известно, «отмывание» грязных денег приняло устрашающие масштабы, которые, естественно, по ощряют организованную преступность. Сравнительно недавно был сформирован особый корпус – FATF, для того, чтобы ограничить возможности этого «отмывания», с надеждой, что таким образом можно контролировать и организованную преступность. На страны, которые будут названы этой службой очагами такого «отмывания», будут наложены различные санкции (Financial Times, 23.06.2000 г.).

Тем не менее очень сомнителен успех этих мер, так как «налоговые раи» имеют средства для защиты, поскольку преимущества «отмы вания» превосходят убытки от любых санкций.

Трудности настоятельных попыток привести в действие на циональные правительства происходят еще и от «покровительства», оказываемого им национальными и крупными монополизированны ми предприятиями, а также обширными и темными связями между ними. Если скандалы коррупции выходят на свет, обычно расплачи ваются незначительные и слабые звенья, очень редко главы стран и предприятий. Таким образом, реакция тех, чьи коррупционные связи, случается, разоблачают, совершенно одинакова. Вначале пе реходят с чрезмерной наглостью в наступление, обвиняя тех, кто их обнаружил, в крупных скандалах. Затем начинают монолог, в кото ром истошно вопя пытаются убедить массы, что они «честны» и ста ли «жертвами интриг», что их соперники, а не они сами, замешаны в скандалах. В конце важно обещают, что «виновные будут наказа ны, как бы высоко они ни находились». Народ же, особенно в стране с высокой степенью коррупции, даже не теряет времени на то, чтобы их выслушивать, поскольку долгий опыт обучил его, что на следую щий день все будет позабыто... и тщательно «скрыто».

Тем не менее, несмотря на эту очень мрачную картину, неко торые признаки, которые проявляются везде на планете, начинают беспокоить конспираторов и их соучастников и часто ведут к заяв лениям и действиям с их стороны, для того чтобы рассеять небла гоприятное впечатление. В числе самых значительных признаков, которые оправдывают страхи тех, кто вызывает или пассивно терпит бедствия нашего мира, назовем следующие.

1. Деятельность негосударственных и некоммерческих орга низаций (НГО-НКО) против «глобализации». Они представляют многочисленные и часто разнородные группы, которые сверх своих отдельных требований, возможно, противоборствуют между собой.

Тем не менее они объединяются перед лицом общего врага – «гло бализации», которая воплощается посредством решений и действий Международного валютного фонда (МВФ), Мирового Банка (МБ), Всемирной торговой организации (ВТО). Конкретизация этого об раза «глобализации» имеет большое значение в том смысле, во первых, что эти противодействующие группы, как видно, осозна ли, что пути и методы, с помощью которых принимаются решения в этих организациях, служат «глобализации», а, во-вторых, таким образом исключено, что НГО будут обвинены в том, что не знали, против кого и чего выступали, поскольку отдельные решения (или желание их принятия) известны и есть возможность определить в большой степени и их последствия. Речь идет о группах, которые состоят из ученых, аграриев, экологов, студентов, представителей духовенства, левых партий, женских организаций и коммунистов, а также из многих других категорий граждан. Среди прочего они требуют аннулировать долги развивающихся стран (требование, на котором сосредоточивается организация Oxfam), прекратить капи талистическую эксплуатацию, побороть возрастающую бедность, запретить генетически модифицированные продукты, остановить разрушение окружающей среды, не попирать права человека. Успе хи этих групп до сегодняшнего дня могут характеризоваться как зна чительные, если принять во внимание, что они лишены центральной организации и, стало быть, общего голоса. Следовательно, простое их присутствие на улицах столиц, где предстоит принимать реше ния, против которых они выступают, может быть, не настолько ре зультативно, сколько могло бы быть. В этом направлении уже на чались некоторые попытки ослабить под прикрытием благих целей противодействие всех этих разнообразных групп. В качестве при мера приведу подготовку Международного форума по глобализации в Сан-Франциско, который требует упразднения международных организаций, которые, как считается, служат «глобализации», сле довательно, недемократичны, и, напротив, увеличение роли ООН, которая считается демократической и объявляет разработку и пред ложение новых правил по руководству глобализацией. Интернет значительно облегчает деятельность людей, придерживающихся противоположных «глобализации» взглядов, поскольку через него передается информация о встречах, проводятся обсуждения и др.

Присутствие, деятельность НГО-НКО и непрерывный рост числа их членов раздражает, тревожит и пугает, что следует из попы ток противодействия им международных организаций. Так, в Праге в рамках совещания МВФ была разработана специальная программа для неправительственных организаций, с членами которых предпри нял попытку вступить в контакт новый глава МВФ Х. Келер. Кроме того, предпринимаются усилия по изобретению различных аргумен тов для того, чтобы оправдать эксплуатацию трудящихся, как, напри мер, то, что настойчивость НГО-НКО в принятии лучших условий труда на острове Сайпан в западной части Тихого океана угрожает решением руководства местных предприятий переместиться туда, где нет ограничений в степени эксплуатации труда, и таким образом, местные жители останутся без работы и доходов. Если НГО-НКО добьются объединения с думающими людьми во всем мире, кото рые разделяют беспокойство по поводу «глобализации», тогда они будут составлять одну большую и реальную угрозу продолжению «заговорщицкой глобализации». Уже появились работы, осуждаю щие эту форму «глобализации». В качестве примера назову Ричарда Эдельмана, президента крупнейшей в мире частной независимой компании по связям с общественностью с 225 млн долл. капитала, 40 офисами в Нью-Йорке, Вашингтоне и Чикаго, 2 тыс. сотрудников во всем мире, который провел исследования, результаты которого приведены в эпилоге.

2. Что касается «ограниченной глобализации» ЕС, первона чальный энтузиазм сменился растущим скептицизмом жителей Ев ропы. Только 49% европейцев выступают за ЕС, евро и членство в ЕС, и это в первый раз, когда данное процентное отношение ниже половины (, 1999) вопреки непрерывной пропаганде.

В самом деле, любопытно, как руководители ЕС продолжают про ектирование европейской федерации при явно противоположных предпочтениях своих народов. Если, конечно, допустимо считать ЕС разновидностью правительственной схемы Европы, то она не пользуется поддержкой уже большинства избирательного корпуса, и спрашивается, «как она продолжает управлять его судьбами», что случится, когда доля одобрения еще более уменьшится. Этот сцена рий развития при текущих условиях может считаться вполне вероят ным. Необходимо также подчеркнуть, что скептицизм сосредоточи вается на богатом Севере, население которого в большинстве своем считает, что вступление их стран в ЕС не принесло и не принесет им пользы, тогда как на бедном Юге, в том числе и в Греции, продол жает преобладать энтузиазм. Однако эта разница между Югом и Се вером связана со щедрой помощью, которую получил европейский Юг для модернизации. Таким образом, «неортодоксальное» раз мышление может завершиться выводом, что руководящие деятели ЕС «подкупают» бедный Юг пакетами льгот, которые к тому же не всегда используются наилучшим образом, для того, чтобы высокими процентами согласия компенсировать непрерывно сокращающиеся проценты одобрения богатого Севера. Но до какого времени может с успехом функционировать эта «махинация»? Рост евроскептицизма на европейском Севере имеет не одно, а много истолкований. Несо мненно, значительную роль в этом сыграло и падение евро, которое увеличивает дефектность единообразной макроэкономической по литики, накладываемой на государства-члены ЕС, поскольку пресле дуемая цель, т.е. сильная единая европейская валюта, которая мог ла бы конкурировать с долларом, на данный момент не достигнута.

А непрерывный рост доллара в сочетании с кризисом 1997 г. автома тически ставят на перерассмотрение макроэкономическую политику ЕС с критериями Маастрихта и Амстердама. К тому же сравнение развития европейских экономик, которые остались за пределами ЕС, и тех, которые присоединились к нему, в общем не в пользу послед них, в то время как смелое «нет» датчан увеличивает вероятность будущих отрицательных ответов других скандинавских народов и, конечно, Великобритании, и подрывает вообще веру тех стран, ко торые уже присоединились к союзу, в правильности этого решения.

Для Греции, несмотря на значительную еще долю одобрения вступления в ЕС, последствия этого начинания прогнозируются драматические, когда будет осознано, что период снижения инфля ции явился паузой в поступательном ее движении, и значительные и многолетние жертвы из-за этого перерыва будут несоответствую щими резко отрицательному результату – значительному усугубле нию пути распределения дохода и бесконтрольно растущей безра ботицы. Более того, во многих сферах разочаровывает установление того, что большое европейское приключение – это эксперимент, в котором в качестве подопытных животных выступают народы Европы, и для этого эксперимента не существует долговременного плана действия, а лишь постоянные импровизации и отказ от пред шествующих решений, к тому же без всяких оправданий.

Приведу в качестве примера расширение Европы, которое, как известно, было предложено Германией, проявляющей сейчас самый низкий показатель поддержки ЕС. Импровизация чувствуется во всем, что касается решения проблемы единой европейской валюты.

Различные руководящие деятели Европейского Центробанка и его директор ежедневно выступают с публичными противоречивыми и непонятными заявлениями про настоящее и будущее евро. Следует отметить и кризис ЕС во время конференции в Ницце 10–12 декабря 2000 г., который после бессмысленных переговоров и компромиссов совершенно убедительно доказал, что национальные интересы силь ных европейских стран и неизменное желание их преобладания стоят над европейской сплоченностью. Таким образом, создание Европы «двух или более темпов развития», стремление к чему проявилось, но было опровергнуто в начале 90-х гг., уже начало превращаться в реальность с использованием расширения в качестве самого глав ного оправдания. Поэтому уже нельзя считать фантазией неблаго приятный прогноз судьбы ЕС.

Эти и другие признаки пробуждения общественного сознания относительно последствий «глобализации» вынудили многие меж дународные организации и богатые страны пересмотреть свою по литику и принять во внимание забытые факторы и последствия. Со шлемся на некоторые из сравнительно недавних событий.

В июне 2000 г. в Женеве начала работать Социальная конфе ренция ООН по теме «Социальное развитие в эпоху глобализации».

В начале было признано, что задачи борьбы с бедностью и безрабо тицей, поставленные в 1995 г. на Копенгагенской конференции, не были решены. С тех пор положение обострилось, особенно в раз вивающихся странах. Затем генеральный секретарь ООН Кофи Анан подчеркнул необходимость инвестиций в «людей, здравоохранение, образование и их защиту» и представил общий отчет ООН и трех других международных организаций (МВФ, МБ и ОЭСР), который ставит семь взаимодополняющих целей по борьбе с бедностью. Этот отчет на данный момент является только благим пожеланием, по скольку не сопровождается календарным планом и мерами по его осуществлению. Благие пожелания, оправдывающие тревогу компе тентных лиц о напряжении сопротивлений, которые угрожают стать неконтролируемыми.

6–8 сентября 2000 г. сильные мира сего собрались в Нью-Йорке для того, чтобы констатировать рост бедности и неравенства и при нять тщеславное заявление о желании «до 2015 года наполовину со кратить долю мирового населения, живущего с менее чем 1 долл.

в день, и долю голодающих» (Le Monde, 10-11.09.2000 г.). Замечания и здесь совершенно одинаковые: пустые благие пожелания, выража ющие беспокойства из-за возрастающих сопротивлений.

Совет по социальным вопросам собрался в Люксембурге 17 сен тября 2000 г. и принял решение возложить на каждое правитель ство государств-членов ЕС разработку конкретного плана борьбы с бедностью, а также последующее координирование этих планов на европейском уровне. Предвидится «многосторонняя борьба с бед ностью и социальным неравенством», с благородным стремлением охватить почти все сферы деятельности государства, от сфер трудо вой политики и социального страхования, правопорядка, юстиции до досуга и культуры (, 18.10.2000 г.). Из сфер деятельно сти государства, которые приводятся здесь, упускается экономиче ская политика, поскольку в самой решительной части она передана некоторыми государствами в компетенцию ЕС. Тем не менее борьба с бедностью и одновременно отсутствие возможности действий в экономическом поле может оказаться неэффективной, фрагментар ной и конъюнктурной, какой является сегодня борьба с безработицей.

Пока будет продолжаться навязывание антиинфляционной политики отдельным странам, высказанные стремления не имеют шансов на успех. Поэтому даже если эта инициатива искренняя, она рискует остаться неосуществимым пожеланием.

В одном направлении с приведенными заявлениями действует и новый сложный подход Мирового банка к проблеме бедности, как она представляется в его последнем отчете. Бедность – многомерный феномен и включает всех, кто не имеет силу голоса, легко поддает ся влиянию и напуган. Иными словами, бедность уже не отождест вляется только с отсутствием продуктов питания, места проживания и другими неудовлетворенными основными экономическими нуж дами. Борьба с бедностью требует, кроме экономического развития, и обеспечение силы и защиты. Сила в случае бедных отождествля ется с развитием их возможностей принимать решения, касающиеся их жизни.

Самое важное в этих процессах – это косвенное признание накопленных ошибок прошлого, т.е. навязывания развивающимся странам разрушающих стратегий оздоровления их структур, которое делается с заявлением, что выбор будет возложен на сами развиваю щиеся экономики. Последнее очень важно, конечно, при условии, что это заявление не останется лишь словами.

Изменение направления в целях и подходах международных организаций нужно связывать с очень активной деятельностью не правительственных организаций, которые ежедневно приобретают симпатии во всем мире. На данный момент наша оценка этих изме нений в политике международных организаций, которые, бесспорно, направляются интересами в первую очередь США, а также других сильных экономик G7, – это то, что они будут нерезультативными, поскольку не предоставляют достаточных гарантий искренности.

Если, однако, данные изменения – это результат давления со сто роны неправительственных организаций, а все говорит об этом, то продолжающаяся и расширяющаяся деятельность этих организаций почти дает уверенность в том, что эти изменения будут более резуль тативными в будущем.

Предлагаемые пути решения проблем «глобализации» на дан ный момент имеют утопический характер. Кроме деятельности не правительственных организаций, которая кратко рассмотрена нами, экономическая среда, национальная и международная, ни в коем слу чае не создает впечатления, что готовится к ним. Напротив, она все больше дистанцируется от решения текущих проблем. Действитель но, наблюдаются тенденции исчезновения национального суверени тета, развития системы налогообложения в пользу высоких доходов, усиления неравенств и их поощрение многочисленными путями и методами, ужесточения политики стабилизации. Но параллельно противоречия системы, или, правильнее, ее отсутствие, достигают вершины, однако противодействия им усиливаются. Именно для того, чтобы не разрушилась «глобализация» в еврозоне, дестабилизи руя своим падением и мировую экономику, принимаются изменения, которые обеспечат ее жизнеспособность. Последняя теоретически предстает более достижимой в случае «глобализации», которая, если сможет избавиться от заговоров, душащих ее, останется системой ли берализации торговых отношений, но чрезвычайно трудной для ЕС и евро. В самом деле, можно утверждать, что одобрение еврозоны, которое с течением времени слабеет и, скорее всего, будет и дальше снижаться, содержит две основные части. Первая, осознанная, свя зана с предпринимателями, к тому же значительными, и соединяет ЕС навсегда с применением стабилизирующей – антиинфляционной – политики, которая, с одной стороны, обеспечивает и увеличивает прибыли предпринимателей посредством финансовой активности, и с другой стороны, удерживает стоимость труда на низком уров не. Вторая часть европейского согласия связана с многочисленными европейцами, которые подчинились пропаганде, но постепенно на чинают понимать последствия всего этого рискованного начинания, которое поворачиваются против них. Даже предположив, что будут делаться попытки совершенствования этого экспериментального плана в будущем, считаю, что они не завершатся действенными ре зультатами, потому что, как неоднократно отмечалось в данной ра боте, ЕС и евро являются нездоровыми конструкциями, которые не могут быть обоснованы ни теоретически, ни в рамках применяемой экономической политики.

Угроза мировой экономике вызвана не только политикой одно стороннего гегемонизма, которой следуют США, и которая уже дохо дит до отказа от уплаты своих долгов ООН, поскольку они не могут примириться с идеей, что американские солдаты будут подчиняться этой международной организации. События с кульминацией в виде войны в Косово приводят к выводу, что человечеству угрожает опас ность главным образом от легкости, с которой одобряется этот аме риканский гегемонизм, и покорного следования его выборам, какими бы неразумными, незаконными или преступными они бы ни были.

ЕС, созданный для того, чтобы Европа приобрела международный вес, кажется несуществующим на международных экономической и политической аренах, как не имеющие своего мнения перед США, даже если разрушается такая европейская страна, как Югославия.

В чисто экономическом пространстве, кроме прочего, ЕС, следуя дезориентирующим директивам США или ошибочно их истолковы вая, добился вступления в долговременную фазу неполной занятости, внедряя катастрофическую антиинфляционную политику, тогда как США, напротив, властвуют с помощью собственной макроэкономи ческой политики. Она обеспечивает США возможность потребления выше своего производства, что издавна было целью предыдущих по пыток глобализации (=либерализации торговых отношений). Одно временно европейцы сосредоточивают свои попытки на либерали зации торговли с параллельной попыткой обеспечения активного внешнего баланса, тогда как американцы, которые сначала понимали глобализацию как либерализацию торговых отношений, сохраняют относительно небольшую открытость международной торговле.

Почти абсолютное разделение на реальную и финансовую эко номики, кроме того, создает два противоборствующих мира, кото рые несут непредвиденных размеров опасность для мировой и на циональных экономик. В реальной экономике преобладают условия борьбы с инфляцией, тогда как в финансовой – крайне инфляцион ные процессы с неконтролируемым ростом индексов на междуна родных биржах. Это разделение на две части, во-первых, ограничи вает действенность международной торговли, поскольку прибыли на биржах высокие, во-вторых, ослабляет тенденцию к производ ственному инвестированию по той же причине. Ограничение зар плат, осуществляемое всеми путями и способами, которые завер шаются поддержанием пониженного спроса. Этот низкий спрос, в свою очередь, усиливает в Европе, да и в Японии, необходимость в большом экспорте и непрерывное поддержание активных торговых балансов, в результате чего и далее сокращается внутренний спрос, т.е. степень благосостояния жителей. Кроме того, на уровне всемир ной экономики «глобализация» основывается на скрытом убежде нии, что либерализация торговых отношений в пользу одной страны будет наносить ущерб какой-то другой, и в этом контексте первые жертвы – это развивающиеся экономики, которые разрушаются по средством невыгодной международной торговли, удручающих под ходов, навязываемых G7 валютной экономике с поспешным уходом кратковременных капиталов в случае кризиса.

Губительная конкуренция между различными экономиками пла неты, которая отражает истолкование «глобализации» и конкуренто способности, подталкивает их к халатному отношению к развитию сравнительных преимуществ каждой из них и к утопическим надеж дам на «новую экономику» и революционные технологии, которые сделают их конкурентоспособными в международном пространстве.

ЕС стремится к достижению уровня США, а Греция старается скон центрировать свое развитие на новых технологиях, преуменьшая таким образом свои огромные возможности развития в традицион ной экономике. Человек и его потребности приносятся в жертву конкурентоспособности, росту «производительности», модерни зации и т.д.

Этот порочный круг международной экономики объясняется в решающей степени обрушением социализма, что создало усло вия приложения однородной экономической политики правыми и якобы уже левыми правительствами и максимально содействова ло преуменьшению значения целей большего равенства и справед ливости. В поисках новой идентичности левым силам после потери точки отсчета было бы полезно идентифицироваться с приведен ными выше целями, поскольку они не только обладают «врожден ным» родством с ними, но и потому, что мир сейчас имеет настоя тельную потребность в них.

В завершение предложу некоторые конкретные меры или не которое поведение, которое совершенствовало бы «глобализацию», конечно, осознавая, что на данный момент они могут показаться уто пичными.

1. Необходимо, чтобы Европа и остальной мир выступили про тивовесом США. Это кажется трудным, однако может быть более легким, чем считается. Так, если бы Европа не была согласна с бом бардировкой Югославии, этого преступления можно было бы избе жать. Недавние разоблачения о ядовитых веществах, содержавших ся в «интеллектуальном оружии» США, увеличивают вероятность пробуждения Европы и ее отдаления от США. Проблема Европы в том, что она послушно следует за США. Тем не менее, остаются некоторые надежды на поворот в будущем. Речь идет, во-первых, об отказе председателя Европейской комиссии Романо Проди одобрить выкуп Honeywell за 42 млрд долл. компанией General Electric. Это был один из тех редких случаев, когда Европа смогла противостоять желаниям Америки (Business Week, 21.06.2001 г.). Во-вторых, про обострение отношений США и Европы из-за отказа США подписать Киотское соглашение.

2. Национальные правительства должны исполнить принятые ими обязательства перед гражданами, которые за них проголосова ли, и осмелиться противодействовать транснациональным корпора циям, которые оказывают давление на них. Откровенное объяснение своим народам трудностей, с которыми они борются, обеспечит им необходимую поддержку.

3. С ядром, сформированным НГО-НКО, нужно так стремиться к сотрудничеству и взаимоподдержке народов, чтобы из глобали зации были исключены гнусные заговоры, а степень либерализа ции торговых отношений определялась бы правительством каждой страны, не подвергаясь опасности ответных мер и изоляций. Дока зательством серьезных затруднений для продолжения либерализа ции торговых отношений можно считать долговременное бессилие (2001–2007 гг.) соглашения, принятого в Дохе. Вероятность расши рения протекционистских мер растет.

4. Международные организации должны быть реорганизованы таким образом, чтобы каждая из них действительно служила целям, ради которых была создана.

5. ЕС должен отказаться от антиинфляционной политики, ко торая создала армии безработных, бездомных, социально изолиро ванных и новых бедных и, естественно, достаточно проблемную валюту евро, должна поспешно залечить свои раны, забывая пред приимчивые, но утопические планы о международном господстве.

Уверенность в том, что США ненадолго сохранят роль гегемона, а конкретнее, до того, как Китай будет в состоянии оспаривать ее, несомненно, утешит ЕС. Должно стать понятно, что с нынешней европейской макроэкономической политикой невозможна борьба с бедностью и безработицей и сокращение степени неравенства.

В марте 2007 г. ЕС праздновал свое пятидесятилетие. По слу чаю этого юбилея газета «International Herald Tribune» (23.03.2007 г.) и французский канал «24 часа» провели исследование, посвященное тому, как народы Европы видят ее будущее в 2057 г. Самые значи тельные ответы опрошенных европейцев следующие:

• Треть опрошенных считает, что спустя 50 лет отношения США и ЕС ухудшатся по сравнению с сегодняшним. В ЕС будут участво вать, вероятно, не только Турция, но и Россия.

• Несмотря на все проблемы, подавляющее большинство опро шенных считают, что ЕС будет существовать и в 2057 г., как и евро, общая европейская валюта;

лишь 19% британцев предполагают, что будет возвращение некоторых национальных валют стран-членов ЕС.

• Тогда как юг Европы относительно оптимистично смотрит в будущее (47% испанцев и 44% итальянцев ожидают улучшения качества жизни в 2057 г.), европейский Север более пессимистичен (лишь 27% французов, 26% британцев и 22% немцев ожидают улуч шения).

• Преобладает мнение, что христианство и в 2057 г. останется основной религией Европы, а английский язык получит еще боль шее распространение, чем сегодня.

6. Оздоровление «глобализации» должно охватить свободное передвижение труда, помощь развивающимся странам с целью их конвергенции, а не эксплуатацию, нахождение путей запрещения детского труда, новой формы работорговли, «отмывания» грязных денег и вообще человеческого обнищания. Необходимо также согла совать ограничения бесконтрольной монополизации и расширения предприятий на национальном и мировом уровнях и спекулятивное перемещение кратковременных капиталов. Для решения последней задачи применение налога Тобина завершилось бы, вероятнее всего, удовлетворительными результатами.

7. Потерянная часть государственного сектора должна быть восстановлена сразу, и он должен дополнять частный сектор, а не так, как сейчас, конкурировать с ним. Контроль его эффективности абсолютно достижим с прозрачностью и обеспечением удовлетвори тельного управления на основе критериев, действующих в частном секторе. Кроме того, должна быть пересмотрена необоснованная по зиция о приватизации как панацее.

8. Необходимы будут еще смелость, фантазия и настойчивость для того, чтобы было ограничено неравенство бесчеловечного мас штаба, созданное переплетениями интересов и заговорами. Необхо димо вернуться к прогрессивному налогообложению, к подчерки ванию значения прямых налогов и к упразднению многочисленных «налоговых раев».

Действенное уменьшение налоговых обложений предприятий – долговременная тенденция в Европе (1989–2000 гг.). Современное государство и здесь стремится к удовлетворению небольшого коли чества тех, кто и не желает жертвовать минимальной частью своих прибылей в пользу многочисленных граждан, имеющих потребность в системе государственной защиты. Речь идет о крайне опасном по ведении государственной власти, которое предвещает социальные бури. «Государственная казна пуста, и, следовательно, уже невоз можно продолжение, тем же путем, как и прежде, предоставления социальных услуг» – это оправдание, которое все чаще слышится от многих правительств, начиная, как всегда, с американского (Krugman, 2005), полностью необоснованное, поскольку всемирное богатство не прерывно растет. Подобные заявления неискренни, их действительная цель – попытка скрыть тот факт, что господствующая неолиберальная цель – любым путем уменьшение роли государства – требует имен но ограничения богатства государственной казны. Именно поэтому доля многонациональных предприятий в налогах США непрерывно уменьшается: 19,7% в 1977 г., 15,8% в 1997 г. и 10,2% в 2001 г. (La conte, 2003, p. 83).

Показательно, что, согласно исследованию ОЭСР, непрерывное освобождение от налогов привело к потере 250 млрд долл. Сумма, которая была бы достаточна для того, чтобы обеспечить элемен тарное образование для всех жителей планеты, оценивается в 6 раз меньше той, что теряется из-за распространения налоговых раев (, 2006). Следовательно, «пустая государственная каз на» – это сознательный выбор современного глобализованного нео либерального мировоззрения.

9. Социальное государство, естественно, должно быть реорга низовано, так как в XXI в. с ростом богатства люди, которые голода ют, не имеют крыши над головой, у которых пенсии недостаточны для покрытия элементарных потребностей, и те, которые не имеют медицинского обслуживания, – это пощечина нашей цивилизации.

Необходимо прямое принятие прогрессивного налога, который обе спечивал бы доход для достойного проживания всем, кто лишен это го. К сожалению, пока эта мера достижима только в случае передо вых экономик, а не для стран «третьего мира». Поэтому и помощь развитых стран «третьему миру» должна усилиться и принять новые основы, далекие от искушений их эксплуатации.

Вышеприведенные меры и предложения, естественно, индика тивные и не исчерпывающие. Реализация их намного труднее, чем просто утверждение необходимости их принятия. Тем не менее эти и другие меры имеют общим знаменателем предпосылку осознания национальной роли каждого правительства, которое функциониру ет в глобализованной экономике. Его задача – помогать гражданам своей страны, обеспечить им насколько возможно большую степень благосостояния, предотвратить расширение неравенств и, принимая ad hoc меры, сокращать их, не становиться соучастником загово ров «глобализации», а, наоборот, разоблачать их и бороться с ними, определить границы открытости международной торговле, которые выгодны стране, выбирать макроэкономическую политику, больше подходящую к особенностям их экономики, а если она навязывается на них по причине участия в межнациональном союзе, придумывать методы ее изменения, противостоять тенденции уравнивания всего, что вошло в «глобализацию», и бороться за сохранение националь ной, религиозной и культурной идентичности и т.д. Перечень задач современного национального правительства в принципе неисчерпа ем, хотя сейчас он кажется пустым. Если эта пустота сможет быть заполнена, мир станет лучше и ближе к человеческим критериям.


Подчеркнем, что первый предмет заботы человечества – это отмена сверхлиберализации, т.е. laissez-faire, а также убеждения, идущего вместе с ней: «все, что выгодно одному, выгодно всем».

В сущности, речь идет о попытке ограничения чрезмерной степе ни капитализма, который господствует в мировой экономике с такой силой в первый раз. Мы указываем на проблему и ее решение, но не указываем на тех, кто будет это решение осуществлять. Деятель ность неправительственных организаций, если она искренна – что уже многими оспаривается, – могла бы стать решающими, но не достаточными причинами для коренного и ускоренного изменения нынешнего экономического порядка. Даже если эта деятельность вы зовет шум, крайне конспиративное окружение «глобализации» навер няка сможет отразить эту угрозу. Тактика, которой, видимо, следуют, как это неоднократно отмечалось в данном исследовании, – это пред ставление якобы напряженной подготовки сильными экономиками и международными организациями начала обсуждений и проекти рования планов для борьбы с неравенством и изоляцияей, которые, однако, забываются на следующий же день. Таким образом даются тщетные надежды, которые ведут к уменьшению сопротивления, но операция «сверхлиберализации» и бедствия, следующие за ней, усиливаются. Поэтому требуется поддержка неправительственных организаций, которая, однако, осложняется значительным диффе ренцированием ее членов, что делает почти невозможной попытку активизации конкретных социальных категорий для усиления этих организаций. Единственная возможность, которая обещает долго временные результаты, – побуждение современных правительств отойти от состояния инертности, которую наложил на них принцип laissez-faire, laissez-passer. Но в нынешних условиях само по себе это не произойдет, и тревожный вопрос, который ставится: как этому способствовать? Естественным был бы ответ, что избиратели долж ны были бы не голосовать за партии, которые не представляют про граммы отражения катастроф сверхлиберализации на национальном уровне, а напротив, подчиняются приказам извне, оставаясь равно душными к росту бедности, неравенства и преступлений в своих странах. Тем не менее для сознательного и всеобщего осуждения бездействующих и управляемых извне правительств требуются два элемента: во-первых, существование общественного интереса к этому вопросу, во-вторых, достаточный уровень образования на рода, который позволил бы нейтрализовать разрушающее действие пропаганды и понять, что улучшение условий его жизни зависит от него самого. Но, естественно, здесь должен присутствовать еще один элемент: наличие удовлетворительных альтернативных путей замены инертного и коррумпированного правительства. Как утверж далось в данной работе, заговоры и «единственные пути», т.е. «гло бализация», разрушили элементарную человеческую солидарность и сократили до минимума интерес к общественному, выдвигая в качестве высшей ценности, да и укрытия от бури глобализма, ин дивидуализм. Уровень образования не превзошел еще критический уровень, за пределами которого облегчается осознание возможности изменения положения и способности принятия скоординированных решений не только в развивающихся странах, но и во многих стра нах с промежуточным уровнем развития. Крайним, но, наверное, оправданным в нынешних условиях было бы предположение о на меренном во многих случаях сохранении низкого уровня образова ния, так, чтобы не существовали серьезные угрозы «глобализации».

Несмотря на то, что в этом пространстве любые изменения имеют долговременные и в большой степени непрогнозируемые с самого начала последствия, необходимо еще раз подчеркнуть, что низкая доля ВВП, выделяемая на образование, имеет катастрофические по следствия, и, к сожалению, Греция – один из самых тяжелых слу чаев. С недавних пор существуют тревожные тенденции изменений в высшем образовании, угрожающие привести менее развитые эко номики в ЕС в неблагоприятнейшее положение по причине поворота к «специализированным знаниям» (, 19.01.2001 г.) и пре вращения университетов в «предприятия», которые для того, чтобы выжить, охотятся за «студентами-клиентами», которые сами будут финансировать свое обучение (, 2001).

В периоды подобных трудностей, растущей коррупции и орга низации тайных заговоров принято обращаться к «интеллигенции».

Естественно, не существует одной однородной группы интелли генции, поскольку известно, что большинство представителей этой группы ограничиваются лишь критикой происходящего, часто с раз ных и противоречивых точек зрения, что не преуменьшает их су щественного вклада на национальном и мировом уровнях (Touraine, 1999, р. 147). Несомненно, и сейчас роль интеллигенции может стать решающей, но не тогда, когда она остается удаленной и отделенной от остальных социально-экономических групп. Одной из интерес ных констатаций относительно роли интеллигенции является рост числа тех, кто непрерывно переходит к армии несогласных с «глоба лизацией» и с ее европейским вариантом (ЕС). Главное пожелание – умножение быстрыми темпами голосов сопротивления, оспаривание действий инертных правительств, улучшение уровня образования, одним словом, осознание текущего бедственного положения. Даже маленькие шаги в сторону изменений, которые приведут к необходи мости коренного перераспределения мирового богатства, от край не богатых к крайне бедным, являются исключительно полезными.

ЭПИЛОГ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ Когда кто-то использует исключи тельно конкретную терминологию, он старается для тех, кто неспособен заду мываться.

Джон Кейнс Обращение к студентам Кембриджа, 1993 г.

Идея существования заговоров, влияние которых на станов ление международной экономики намного сильнее, чем простой либерализации торговых отношений, пронизывает всю эту книгу.

Тем не менее у меня были некоторые сомнения, когда я решила дать книге название «Заговор глобализации», поскольку очевидных до казательств существования этих заговоров, которые могли бы быть измерены с помощью количественных методов, у меня не было.

Этот недостаток – естественный, поскольку заговоры выявля ются в многочисленных и сложных исследованиях, исходная точка которых, а также их истинность подтверждаются или опровергаются с течением времени. Следовательно, речь не идет про само собой разумеющиеся истины, а про вероятные предположения. Следова тельно, заговоры находятся в той же плоскости, что и освобожде ние преступников по причине сомнений или недоказанности пре ступления.

Заговоры оставляют разнообразные следы, которые наклады вают отпечаток на попытки отражения конъюнктурных или струк турных трудностей сильнейших экономик, на ясные намерения, про должающиеся попытки их в одном и том же направлении, принятие или непринятие мер по отношению к нуждам слабейших звеньев в цепи «глобализации», на последовательное прибавление систем и понятий для упрочнения всякий раз желанного образа мыслей «глобализации», на степень интенсивности и настойчивости, с ко торыми проводится соответствующая пропаганда, степень озадачен ности некоторых национальных правительств, когда они принужда ются применить противонародные меры, и др. Этот перечень далеко не исчерпан.

Действительно, невозможны концентрация, классификация и из мерение следов вероятных заговоров путем, завершающимся оче видными результатами. Вполне вероятно, что центральное направле ние выводов такой попытки будет зависимостью исходных выборов и точек зрения каждого исследователя. Иными словами, они вынуж денно содержат некоторую дозу произвола, даже если производятся с применением количественных методов, поскольку в социальных науках личные предпочтения исследователей неизбежны.

Было бы справедливым утверждение, что период, который мы сейчас проходим, больше подходит для предположений о направ ляемых результатах исследований, которые исходят от сторонников «глобализации», и намного меньше, когда они утверждаются скепти ками, поскольку первые располагают мощью одной системы, которая стала господствующей, а вторые полагают, что всеобщее отношение к ним будет отрицательным.

Когда я выбирала заговоры как основную причину, объясняю щую страшные последствия «глобализации», у меня не было ил люзий, что я в состоянии доказать их методами, которые принято считать строго научными. Еще необходимо заметить, что главная трудность возможности неразрывной связи между тем, что возникло как «глобализация», и заговорами, которые присоединились в ходе ее развития, наверное, не столько невозможность количественного доказательства, сколько всеобщая проблема доказательства. К при меру, трудно ответить строго научно на такие вопросы, как точная дата первого заговора, второго, третьего... кто и как именно внедрял всю эту систему, какая доля ответственности лежит на отдельных участниках «глобализации», какая доля заговоров была продуктом сознательного проектирования, а какая – «естественного» сопрово ждения, а также множество других.

Кроме того, у меня было ощущение, что выбор термина «за говор» или эпитета «конспиративный» («заговорщический») для характеристики преднамеренных проектов и решений относительно «глобализации» подвергся бы критике как некорректный, неумест ный или более резкий и метафоричный, чем допускают границы строгого научного анализа. Однако во всем, что имеет отношение к «глобализации», точность изложения мыслей в терминах, которые отыскиваются для того, чтобы передать ее туманное и хаотичное со держание, имеет меньшее значение, чем настоятельная задача пере дать это любым путем. Хочется надеяться, что результаты анализа, проведенного в этом исследовании, поддерживают выбор этого тер мина и в значительной степени оправдывают его.


Так как детали заговоров в самых редких случаях становятся известными, особенно тогда, когда они проектируют процесс разви тия мировой экономики и роли ее членов в нем, предполагаю, что представленная попытка изложения в общих чертах «заговорщиче ского» характера «глобализации», вероятно, не будет опровергнута.

Попытка, оправдываемая желанием не оставить незавершенным и не достаточно обоснованным главный довод, который к тому же составляет и название книги о том, что «глобализация», которую мы переживаем, является заговорщической.

Начиная описание «заговорщической глобализации» и пытаясь не повторять анализ, содержащийся в отдельных главах книги, под черкну, что начало глобализации было положено не либерализацией торговых отношений (т.е. чистой, безпримесной формой глобализа ции), а наступлением постиндустриальной стадии развития и новых технологий. Эти два события мы вправе считать «единственными путями», по модной терминологии, в том смысле, что они не были определены какими-то центрами власти и даже было невозможно сдержать их. Однако их приходом (который передается термином «новая экономика») и исчерпываются конъюнктурные «единствен ные пути» этой фазы развития.

Третий элемент, который необходимо отметить здесь и с точ ки зрения его хронологического появления, и, в основном, с точки зрения разграничения на стихийные или вынужденные адаптации, а также «заговорщицкие» – это решение применения системы либе рализации торговых отношений. Независимо от причин, скрываю щихся за навязыванием ее во всем мире, которые основываются на стремлении США вновь обрести посредством этого их подвергаю щееся опасности мировое господство, необходимо, тем не менее, признать, что беспрепятственное передвижение новых технологий требовало свободы торговых отношений. Элементы заговора, кото рые, возможно, содержат решение о либерализации торговых отно шений, добавились позднее и особенно касаются следующего:

во-первых, обязательного их наложения на развивающиеся эко номики и бывшие социалистические страны без предшествующего обеспечения нормального функционирования их внутренних рынков;

во-вторых, непрерывного изобретения изощренных методов, исключений, отклонений и выборов, которые каждый раз служат интересам богатых экономик и действуют в ущерб более бедных стран;

в-третьих, существенного ограничения прав каждого националь ного правительства принимать самостоятельные решения о масшта бах открытости своей экономики международной торговле и о частич ном ее регулировании.

Эти три важных элемента международной экономики имели, как и ожидалось, в переходной фазе отдельных стран множество стихийных и неблагоприятных последствий для неквалифицирован ного труда и в развивающихся экономиках, которые должны были быть вовремя выявлены и по возможности нейтрализованы соответ ствующими регулятивными мерами на национальном и междуна родном уровнях. Необходимо подчеркнуть именно то, что главный заговор начинается с решения о дерегулировании экономик, которое содержит и множество логически вытекающих последствий, таких как дискредитация государственного сектора, для того, чтобы оправдать массовые приватизации, обвинение фактора «труд» в яко бы неоправданно высокой оплате, снижение потребления не из-за инвестирования, а из-за стремления к личной выгоде и, в целом, по ворот экономик к неолиберализму. Этот поворот, нерешительный и сдержанный вначале, постепенно усилился и развился в тотальный, полностью приняв в конце концов архаическую догму laissez-faire, laissez-passer и внедряя на международной арене метафизические особенности «невидимых рук» и «единственных путей». В этой сре де шаг за шагом совершилось углубление философии экономическо го дерегулирования, вызывая известные катастрофические послед ствия на всех уровнях и во всех формах распределения богатства.

Этот крайний либерализм впоследствии расцвел конкурентоспособ ностью, которая, бесспорно, является самым разоблачающим аспек том существования заговоров, поскольку была бы ненужным поня тием на конкурентном рынке, если бы не существовали заговоры, а также потому, что пути ее достижения и ее разнородные и глубокие подтексты указывают на применение методов эксплуатации трудя щихся и попустительства деятельности, изолирующей и уничтожа ющей слабейших. Конкурентоспособность, кроме прочего, часто ответственна и за опасные выборы пути внедрения результатов тех нического прогресса. Технический прогресс, который в основном сдерживает последствия закона убывающей отдачи в передовых эко номиках и замедляет наступление окончания удобных возможностей прибыльного инвестирования в них, в сочетании с конкурентоспо собностью и безудержным преследованием максимальной прибыли завершается результатами, которые ставят под зримую угрозу жизнь на нашей планете. «Коровье бешенство», диоксин в курах, обо стрение эпидемий сальмонеллеза, опасные антибиотики и гормоны в питании животных, опасные удобрения в овощах, генетически мо дифицированные продукты, парниковый эффект, использование до бавок в продуктах питания с неизвестными последствиями для на шего здоровья... и многие другие действия, запрет на которые, даже если будут установлены преступные их последствия, не принимает ся поскольку... считаются очень дорогостоящими! И вместо решения о полном их запрещении компетентные лица регулярно собирают ся на совещания, на которых предаются пустым словопрениям для того, чтобы обеспечить конкурентоспособность и прибыль в ущерб здоровью и жизни людей. Но сверх всего конкурентоспособность по определению отождествляется с заговорами, поскольку достижение и ее последствия отдаляют человечество от стремления к экономи ческому развитию, которое означает улучшение качества жизни, тог да как конкурентоспособность становится борьбой за личную выгоду и преобладание над всеми (даже «через трупы»).

Необходимо еще отметить вид заговоров, которые легко обна руживаются, так как не в состоянии осуществить цели, скрывающи еся за ними. Поэтому хорошо организованная пропаганда является условием sine qua non их успеха. Цель пропаганды – это создание подходящего климата, нового умонастроения, которое соответ ствует новому порядку таким образом, чтобы не оспаривалась связь между официальными заявлениями и реальными целями. Пропаган да играет главную роль в установлении «глобализации» с условиями и предписаниями, которые решены заранее. И без сомнения, пропа ганда вокруг «глобализации» была с самого начала и до сегодняш него дня гениальной. Кроме несомненного факта, что она была так программирована, чтобы преподносить в каждой фазе подходящую дозу, оказалось еще, что пропаганда «глобализации» была в состоя нии полностью контролировать те аспекты и проявления возникаю щих по ходу проблем, которые должны были быть скрыты! Сошлюсь на официальное поведение, непреклонно соблюдаемое G7, совокуп ностью международных организаций и СМИ в отношении НГО НКО, их целей, действий и прежде всего впечатляющих результатов их деятельности, как показывают результаты исследования, прове денного 1 декабря 2000 г. PR-агентством Р. Эдельмана, итоги кото рого приводятся ниже. Вывод о том, что подавляющее большинство жителей большей части планеты, полученный к тому же по выбор ке, специально сформированной, чтобы представить мнение людей с высоким уровнем образования, заявляют, что предпочитает НГО некоторым национальным правительствам, СМИ и крупным компа ниям, поскольку больше им доверяют, считая, что они руководству ются этическими соображениями, а не прибылью, и убеждены, что НГО-НКО, действительно, стараются создать лучший мир, являет ся в самом деле очень важной новостью. В нормальных условиях, если бы вся международная экономическая среда не была бы загряз нена заговорами, результаты этого исследования должны были бы стать главной мировой новостью, размещенной на первых страни цах всех серьезных газет. Но не стали. Напротив, немногочисленные СМИ, упомянувшие об этом исследовании, придали его результатам меньше значения, чем повседневной провинциальной информации.

И, тем не менее, речь идет о выводах, которые дестабилизируют основы нового экономического порядка, новой экономики и, одним словом, «глобализации». Речь идет об ответе на многие вопросы, ко торые оставались бы без ответа без этих результатов. Почему про цент неучастия в выборах во многих передовых странах настолько высок и продолжает расти? Почему молодежь равнодушна к по литике и политикам, осуждая их с такой строгостью, и принимает эгоистические принципы жизни? Почему коррупция во всех ее про явлениях и во всех странах резко растет? Почему граждане плане ты не доверяют своим правительствам? … И ответ на много других «почему?».

Утаивание и преуменьшение значения настолько важных но востей, пусть даже кратковременно, являются крайне опасной де монстрацией силы международной пропаганды. Прежде всего надо подчеркнуть, что осознание необходимости в утаивании и преумень шении значимости новости такого масштаба является косвенным признанием не только ее важности, но и угроз, которые влечет за собой ее распространение, вызывает тревогу и страх за ее послед ствия. «Политика страуса», которую выбрали сильные мира сего, не пытаясь решать мегапроблему отсутствия доверия своим правитель ствам, несомненно, усугубляет положение. Столь осторожное запу тывание деятельности НГО-НКО программистами международной пропаганды ни в коем случае не помогло избежать кошмарных для современных правительств результатов исследования. Здесь, напро тив, могла бы помочь откровенная дискуссия о причинах и средствах решения проблемы. Естественно, откровенности в заговорах нет.

Кто же заговорщики? Безусловно, заговоры не могут суще ствовать без заговорщиков. Необходимо отметить, что заговорщики и заговоры не предполагают обязательно планирования, решения и действия, поскольку бездействие, когда это требуется, тоже явля ется заговором.

Активные заговорщики – это богатые экономики во главе с США и верной их служанкой – Европой, а также международные организа ции, которые с редкими исключениями осуществляют свои заговоры.

Заговорщики – это транснациональные корпорации и, естественно, монополизированные предприятия, которые своим объемом и фи нансовой силой навязывают свою волю правительствам и находятся в эпицентре заговоров. Их попутчики, или пассивные заговорщики, – это почти все современные правительства, которые спешат приукра сить и реализовать трагические для граждан своих стран указания заговорщиков, заменяя стремление к экономическому развитию и справедливому распределению богатства стремлением к конкурен тоспособности.

На защиту жертв «глобализации» встали неправительственные организации (НГО-НКО). С течением времени уменьшается число тех, кто еще недавно называл их «террористами». Хотя междуна родные полицейские силы продолжают предпринимать попытки их устрашения, они все более и более организованно борются, чтобы ограничить стремление сильных мира сего умножать человеческие несчастья. Но нужно в данном случае подчеркнуть, что в будущем мы должны быть крайне внимательны к неправительственным ор ганизациям и действительным их намерениям исходя из того, что появление «троянских коней» среди них вполне вероятно.

Недавно были опубликованы результаты исследования, про веденного спустя год после противодействий НГО-НКО в Сиэттле (1 декабря 1999 г.), которые стали пощечиной современным пра вительствам и должны были бы заставить их «краснеть от стыда».

Респондентами выступали по 500 образованных граждан в возрасте 34–64 лет из следующих стран: США, Великобритания, Франция, Германия и Австралия, т.е.общий объем выборки составлял 2500 че ловек (www.edelman.com). Вот основные результаты:

– каждый второй респондент больше доверяет НГО-НКО в том, что они «действуют правильно», чем правительству, СМИ или ком паниям;

– примерно 2/3 респондентов считают, что компании интересу ются только прибылями, тогда как больше половины ответили, что НГО-НКО «представляют ценности, которым они верят», поскольку руководствуются моралью, а не прибылью;

– намного большее количество респондентов отметили НГО НКО по сравнению со СМИ в качестве достоверных источников информации относительно занятости и человеческих прав, генети чески модифицированных продуктов, окружающей среды и здраво охранения;

– 64% опрошенных считают, что влияние НГО-НКО значитель но усилилось за последние 10 лет;

– такие неправительственные организации, как Международ ная амнистия, Гринпис, Sierra Club95 и другие получили значительно более высокую долю доверия, чем компании Exxon, Ford, Microsoft, Monsanto и др.

Относительно НГО-НКО необходимо отметить, что в процессе своего развития эти организации значительно увеличили масшта бы своей деятельности. Исследование Университета Дж. Хопкинса, проведенное в 37 странах, установило, что НГО-НКО израсходовали в 2002 г. астрономическую сумму в 1,6 трлн долл., и что если бы речь шла об одной стране, то она была бы на 4-м месте в рейтинге стран мира. 57% расходов НГО-НКО приходится на благотворительные цели в школах и больницах. Вообще использование средств, которы ми они располагают, считается удовлетворительным, хотя существу ют и исключения (Business Week, 5.09.2005 г.).

Результаты исследования для каждой страны следующие:

• Германия: доля предпочтения местной власти – 38%, а НГО НКО – почти в два раза больше.

• Франция: доля предпочтения правительства – всего 17%, а НГО НКО – от 60 до 73%. Кроме того, НГО-НКО считают в 5,5 раз более достойными доверия, чем компании, в 9 раз, чем СМИ, и в 3 раза, чем правительство.

• Австралия: степень доверия неправительственным организа циям составляет 54–57%, компаниям – 30–39%, правительству – все Американская организация по защите окружающей среды. – Прим.

науч. ред.

го 22%. Степень доверия к информации от НГО-НКО также очень высока.

• США: 70% респондентов считают, что НГО-НКО стремятся «улучшить мир», и 90% считают, что НГО-НКО оказывают значи тельное воздействие на поведение правительств и компаний.

Правда, в этом исследовании, результатами которого я закан чиваю свою работу, нигде прямо не ссылаются на заговоры. Однако можно ли оспаривать то, что такие низкие показатели доверия граж дан планеты к своим правительствам в сочетании с очень высокой степенью доверия к НГО-НКО являются самой убедительной и силь ной поддержкой названия этой книги и веским доказательством су ществования заговоров? Или, может быть, методичное и всеобщее утаивание и преуменьшение результатов такого важного исследова ния не является вполне конспиративным?

Перед передачей данной книги издателю стали известны ужа сающие разоблачения относительно последствий войны в Югославии и Персидском заливе. Наблюдая за выступлениями высокопоставлен ных представителей НАТО и его союзников, заверяющих, что «они не знали», «не надо тревожиться», «вопрос изучается» и т.п., тогда как немного позже было подтверждено неоспоримыми данными, что «знали(!)», я окончательно убедилась в правильности выбора назва ния этой книги. Конечно, я не имею в виду, что название книги без этих фактов было бы неуместным, поскольку сложное содержание того, что называется «глобализацией» (экономическое, военное, со циальное, культурное) состоит из интриг, манипуляций и заговоров, как я и попыталась показать в данной книге. Вдобавок эти заговоры касаются непосредственно нашей жизни, а не только наших доходов, пенсий, врачебного ухода, «отмывания» грязных денег и др. Следо вательно, речь идет о преднамеренном преступлении неопределен ного количества людей и холодно принятом решении, что прибыль компаний от производства «интеллектуального оружия» выше чело веческих жизней. Примерно то же самое происходит и с генетически модифицированными продуктами питания, где достижение макси мальной прибыли связано со смертью. Если отвергнуть пропаган дистское предположение о существовании «единственных путей»

и «невидимых рук», которые регулируют рынки, становится ясно, что проталкивание этих вопросов было действительно конспира тивным.

Хочу надеяться – эта книга поможет нам осознать, что нас кто то использует как подопытных животных во всех сферах, отнимая у нас не только право на жизнь с элементарным человеческим до стоинством, но даже на спокойную смерть, а также право противо действовать. Достаточно, чтобы сопротивление это было бы в состо янии избавить нас от анархического режима сверхлиберализации, что автоматически означает и избавление от «единственных путей»

и «невидимых рук» и вообще от пропаганды, желающей, чтобы чело веческий путь развития определялся силами, целиком и полностью поглощенными достижением максимальной прибыли. Тогда «глоба лизация» останется без кавычек и будет значить просто либерали зацию торговых отношений без селективных различий и подходов, которые сейчас неизменно поворачиваются против фактора «труд»

и развивающихся экономик. Национальные правительства тогда бу дут исполнять обязанности, оправдывающие их существование, на метят внутренние и внешние стратегии, станут защищать интересы своих граждан, которые выбрали их, с уважением к особенностям и своеобразию каждой страны.

Разумеется, в отношении такой глобализации с человеческим лицом, которой уже не нужны кавычки, настоящая книга имела бы абсолютно положительную позицию.

Существуют два вероятных сценария развития мировой эконо мики. Первый – тот, что продолжается до сегодняшнего дня, тем ный и зловещий. В случае, если этот сценарий будет преобладать, отныне абсолютно оправдывается прогноз того, что частный сектор завладеет постепенно всеми без исключения сферами полномочий государственного сектора, и существование последнего останется в прошлом. Я имею в виду не только то, что уже известно, т.е. при ватизацию здравоохранения, образования, государственной системы социальной защиты, проведение общественных работ, транспорта, связи и т.д., но за этим может последовать управление национальны ми экономиками, национальной обороной и правопорядком высоко поставленными руководителями крупнейших компаний с тем оправ данием, что традиционные формы правления перестали действовать и саморазрушились. С полным уничтожением государственного сектора придет конец капитализму с человеческим лицом и насту пит эпоха тотального преобладания спекулятивного умонастроения над любой другой ценностью жизни. Останутся некоторые ниши для благотворительных деяний, для того, чтобы успокоить совесть и разрешить себе посещение мессы воскресным утром. Наступление этого сценария, сказала бы с уверенностью, не относится к научной фантастике, а напротив, подготавливается систематически, содер жится в среднесрочных целях крупных компаний по всему миру и может объяснить с первого взгляда поведение современных пра вительств, утверждающих, что не знают про ожидаемые процессы развития, равнодушно повторяя изречение Людовика XVI: «После меня хоть потоп».

Второй сценарий – отказ от современной «глобализации». Но низкие темпы его развития не допускают на данный момент про гнозирования ни временных рамок поворота, ни того, что именно наступит.

Все-таки хочу надеяться, что наше саморазрушение неразумно для того, чтобы стать сознательной основой долговременного реше ния, и вопреки потоку, который ежедневно углубляет пропасть меж ду человеческой и бесчеловечной нашей сутью, ожидаю осущест вления второго сценария.

ЭПИЛОГ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ С приватизациями собственность го сударства переходит к многонациональ ным компаниям.

Игнасио Рамоне Спустя три месяца после завершения эпилога к первому из данию книги прихожу к убеждению, что проблемы «глобализации»



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.