авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«V Мария Негрепонти-Деливани ЗАГОВОР «ГЛОБАЛИЗАЦИИ»: ПУТЬ К МИРОВОМУ КРИЗИСУ МОНОГРАФИЯ Под научной редакцией доктора ...»

-- [ Страница 2 ] --

Если в прошлом человеческие бедствия происходили от есте ственных катастроф, голода и страшных эпидемий (холеры, чумы, туберкулеза) или от катастроф, которые сеяли частые войны первой половины XX в., то вторая половина XX и начало XXI в. вызывают чувство отчаяния по причине прежде всего ненасытного стремления к максимально возможной прибыли в сочетании с заговорщицким безразличием современных правительств. Люди конца XX – нача ла XXI в. также испытывают чувства неуверенности и недоверия, опасаются катастроф и геноцида;

от людей скрывают, что их делают «подопытными кроликами» неопытных чародеев, а их правитель ства бездействуют и оправдываются непрерывным внедрением но вых технологий, последствия которых исследованы еще недостаточ но. Речь уже идет не о стихийных бедствиях (гневе Божьем), как в прошлом, а о человеческой алчности и стремлении максимизиро вать прибыль. Эти явления получают такие названия, как «Балкан ский синдром», «синдром НАТО», «коровье бешенство», «генетиче ски модифицированные продукты» и другие.

Возьмем, к примеру, опасность генетически модифициро ванных продуктов (ГМП), для оценки которой пока не существует научных методов. Никто до сих пор серьезно не заинтересовался возможностями оценки этой опасности, хотя ГМП уже вызывают аллергию. В продукты питания вводятся новые элементы, но долго временные последствия этого неизвестны. Страховые компании не будут, вероятнее всего, предоставлять компенсации за ущерб от упо требления ГМП. Широкой общественности внушают идею, что цель производства таких продуктов – это «спасение третьего мира». Од нако если это действительно так, не поддается объяснению, почему такие компании, как Monsanto, пытаются закрепить права собствен ности на технологии производства модифицированных продуктов вместо того, чтобы распространять их на весь мир. Поскольку круп ные фармацевтические компании не локализованы в одной стране, а действуют во многих, невозможно узнать, откуда происходят эти продукты. Если производство ГМП будет продолжаться, то власть сосредоточится в руках тех, кто будет контролировать гены в XX в., как в прошлые века властвовали те, кто имел контроль над источни ками богатства.

Приведу еще пример болезни, известной как «коровье бешен ство», которая, по-видимому, не ограничится лишь этими животны ми, поскольку опасные и «противоестественные» продукты давались также свиньям, курам и даже рыбам. Для получения уже не просто прибыли, а не поддающейся контролю сверхприбыли была внедрена модель интенсивного животноводства, которая имеет две стороны, одинаково опасные для человека, так как их последствия неизвест ны. Это, во-первых, корма, которые помимо лекарств и антибиотиков содержат элементы, совершенно неподходящие для выкармливания животных (например мясная мука), и, во-вторых, способы выра щивания животных. Признаком безграничной дикости человека и трагической пустоты становится замена прибылью всех ценностей и надежд, таких как замечательное чувство того, что человек – это хранитель бесконечной красоты нашего мира;

спокойная совесть;

ожидание какого-то чуда;

надежда на продолжение нашего суще ствования после смерти;

защита животного и растительного миров, которые сосуществуют с нами и которые нам доверило высшее су щество или просто судьба, чтобы упрочить таким образом наше эле ментарное самоуважение и оправдать наше существование и чув ство превосходства от того, что мы люди;

возможность передачи детям и внукам волшебной прелести другой, отличной от будничной повседневности реальности, в которой есть Деды Морозы, русалки и рождественские ясли с симпатичными животными;

возможность давать самим себе объяснения, для чего мы пришли в этот мир;

роскошь наслаждения древней философией наших предков;

бес покойство за нашу естественную нравственную и психологическую целостность;

использование нашего разума, чтобы осознать нашу человеческую сущность, которая травмируется от варварского ан тропоцентризма и которая должна возвышаться с течением веков.

Вот к какой бездне смогли нас привести ненасытные поиски макси мальной прибыли и преступное безразличие или даже заговорщиц кий сговор современных правительств: «…телята никогда не видели зеленую траву, никогда не ходили, не видели солнца и неба, не игра ли. Спустя восемь дней после рождения их разлучают с матерью и ведут в клетку, где начинают пичкать лекарствами, которые их обе звоживают и вызывают постоянную диарею;

их специально томят жаждой, чтобы вынудить выпить молочнообразный лекарственный препарат, который вызывает ужасный зуд и заставляет их облизы ваться. Чуть позже в препарат добавляется минимальное количество питательных веществ, чтобы их мясо оставалось светлым. Вскоре у них проявляются тяжелая одышка и расстройство циркуляции кро ви, и тогда из ада жизни их ведут на убой. Поросятам после рожде ния связывают ноги, выкармливаемые цыплята не могут двигаться»

(, 25.12.2000 г.).

Это похоже на конец жизни: человеческой, животной и расти тельной. Это равносильно саморазрушению. Тем не менее никто не беспокоится из-за этих новых угроз для жизни планеты до тех пор, пока месть природы не разоряет животноводов, обязывая их умерщ влять миллионы телят в Европе, и это потому, что только так растра чиваются ожидаемые прибыли. «Коровье бешенство» будет стоить больше 900 млн евро народам ЕС (за исключением, конечно, 82 зара женных и тех, кто еще заразится). Учитывая 4 млр евро, выделенные только Великобританией, становятся очевидными необходимость пересмотра бюджета и выделение дотаций на сельское хозяйство (, 27.01.2001 г.). Может быть, угроза опасности осознана и срочно приняты эффективные меры для того, чтобы эта взрывоо пасная ситуация больше не повторилась? Естественно, нет! Вместо этого «компетентные лица» занялись бесконечными и бессмыслен ными дискуссиями и выдумыванием полумер, ограниченных во времени и сомнительной результативности;

одновременно начали предприниматься попытки завуалирования видимой всеобщей опас ности. И этот кошмар проходит через пропагандистскую мировую сеть как «развитие», «прогресс», «модернизация», «продвижение».

В равной степени ужасны, если не ужаснее случая коровьего бешенства, события с лейкемией, поразившей до сих пор точно не известное количество солдат и гражданского населения, в том чис ле детей в Югославии и, наверняка, в окружающих ее регионах, от бомбардировок НАТО. Как известно, война и бомбардировки оправ дывались тем, что нужно «обеспечить уважение к человеческим правам»! И во имя этих «человеческих прав» в Косово почти все передовые страны закрыли глаза и уши, чтобы не знать то, что знали очень хорошо, т.е. что бомбардировки с обедненным ураном вызы вают рак. Очевидно, что из-за своей бессовестности и легкомыслия «компетентные лица» надеялись, что эти случаи не появятся так быстро и таким образом распадется связь причины и следствия.

Но и после разоблачения трагических последствий преступных решений и действий, в которых принимала участие Европа, после проявления отталкивающей физиономии «глобализации» есть ли какое-то раскаяние со стороны виновных? Может быть, эти господа спешат пересмотреть свой курс, чтобы хотя бы избегать подобных катастроф в будущем? Нет, конечно! Защищенные словами о «един ственности пути развития», «невидимой руке» и «непредсказуемых стихийных бедствиях», они намекают, что сами не несут никакой ответственности, и продолжают лицемерно обращаться к своим на родам, советуя им «успокоиться», обещая «принять защитные меры»

(после происшедшего!) и, в общем, маскируя проблему, поддерживая мнение, что во многом она... «психологическая». А бомбардировки с использованием этого оружия будут продолжаться! Это было кате горическим ответом НАТО на заседании в Брюсселе 10 января 2001 г.

на мораторий Греции, Италии и Германии на временное прекраще ние его использования. Подразумевается, конечно, что если бы мы не были приучены настолько к паралогизмам, то должны были бы прежде всего задавать себе вопрос, почему нужно считать фактом необходимость применения оружия, и к тому же оружия настолько опасного, а не выпрашивать как одолжение временную остановку его использования. Но ясно, что такие мысли принадлежат в наше время к области утопии, так как слова потеряли свой начальный смысл и, кажется, становится общепринятым допущение, что «при менение оружия защищает мир». Существует еще один момент, проявляющийся в указанных выше «синдромах», который, конечно, был виден уже давно, а теперь подтверждается официально и заслу живает специального упоминания здесь. Речь идет об установлении замалчиваемой, но четкой иерархии значения человеческой жизни для различных категорий людей относительно степени защиты, на которую они имеют право перед угрозой опасности от обедненного урана. Первыми в этой иерархии стоят американские солдаты, а по следними – жители Балкан, которые подвергаются намного большей опасности, так как проживают на зараженной территории. Оценка промежуточных категорий «разыгрывается» в соответствии с разме ром и экономической мощью страны, гражданами которой являются люди, подпадающие под эти категории.

Таким образом, к атрибутам «глобализации» относится неза метное присваивание ею права на жизнь и смерть людей, с крите риями абсолютного выбора, которые не фиксированы, а зависят от случая. Вплоть до сегодняшнего дня критериями, которые прямо или косвенно используются для принятия обвинительных решений, являются: географическое положение (прямо связанное с наличием природных ресурсов как источников богатства);

религия;

принятие режима свободного рынка;

степень подчинения сильным мира сего;

выборы главы государства (насколько он расположен сотрудничать (в широком понимании слова) с сильными державами) и другие.

Что касается катастроф, причиной которых стали бомбардиров ки НАТО в Югославии, здесь сложилась совершенно абсурдная и без рассудная ситуация. После того как в Югославии были посеяны ка тастрофа и смерть, поскольку г-н Милошевич «не был демократом», теперь, когда «там наличествует демократия», Европа вынуждена восстанавливать регион с инвестированием значительных сумм, хотя и не располагает необходимыми средствами, чтобы бороться с расширяющейся бедностью, социальными ограничениями, отсут ствием жилья, организованной преступностью, торговлей людьми и т.д. Стоимость ущерба от бомбардировок в Югославии невообра зима. Только восстановление мостов через Дунай оценивается до 80 млн фунтов стерлингов, а поднять всю экономику Югославии стоит 1,7 млрд фунтов стерлингов. Европейский инвестиционный банк оценивает стоимость восстановления Балкан, по меньшей мере, в 20 млрд фунтов стерлингов, а по расчетам ЕС, восстановле ние Юго-Восточной Европы обойдется во много раз дороже. Однако на данный момент инвестиции, которые планирует Запад, не превы шают 1 млрд фунтов стерлингов! (, 2000).

Что принесли эти бесчеловечные бомбардировки в Югославии, кроме огромных затрат на восстановление? Более чем 250 000 по гибших и территорию, подвергшуюся огромным разрушениям, эко номическим, социальным и экологическим (, 2001).

Результаты этих американских и европейских вмешательств во имя «демократии» могут быть резюмированы следующим образом: за падные силы контролируют Албанию, которая преследует агрес сивные и националистические цели;

Косово, хотя и разобщенное, содержит вооруженные группы и распространяет наркотики по Бал канам;

Черногория стремится к отделению от Белграда и также за нимается контрабандой, как и уступчивая «Республика Македония»;

Босния, которая позиционирует себя независимым государством, находится под надзором атлантического альянса. Вот достижения американо-европейской политики. Далее ожидаются онкологические заболевания, дети с врожденными уродствами и другие последствия.

И давайте не будем забывать, что если сейчас европейские страны стараются уйти от ответственности, прячась, как страусы, и выдви гая оправдания, то ранее они поддержали бомбардировки за «демо кратию» и «человеческие права». Бомбардировки представлялись как якобы единственный путь решения проблем региона, т.е. один из «маленьких единственных путей» в широкой «глобализации».

Как может казаться приемлемым и понятным то, что человек в XXI в.

проявляет такой невиданный диссонанс между замечательными тех нологическими достижениями и безмерной нищетой души? Как не поддаться искушению охарактеризовать эту «глобализацию» заго ворщицкой?

Однако ссылка на «синдром помешательства» оказывается в та кой же степени наивной, как и ссылки на «единственный путь» и «не видимую руку», поскольку то, к чему стремятся на Балканах – месте, с давних пор являющемся «всемирным яблоком раздора», – это их «колонизация», т.е. возложение на них роли обеспечения дешевой рабочей силой и сырьем для «метрополий» без собственного права на индустриализацию и самостоятельное экономическое развитие.

Вполне ожидаемо, следовательно, потверждение того, что глав ная характерная черта конца XX и начала XXI в. – это возрастающее чувство беззащитности из-за неискренности, лицемерия, нереши тельности, отсутствия четкой политики, утаивания действительных событий и, конечно, заговорщицкого безразличия тех, кто решает судьбы людей. Приведем весьма подходящий для данного случая пример этого болезненного состояния, отраженный в современной детской игре «Покемон», где в противоположность предыдущим поколениям родители, представляющие власть, воспринимаются детьми как слишком нерешительные и слабые, чтобы противосто ять разрушению мира. Поэтому дети ищут образец поведения уже не в родителях, а в каком-то герое своего возраста. Это, как и многое другое, – неотъемлемая часть «глобализации».

В конце XX – начале XXI в. катастрофы вызываются людьми, которые под знаменем ненасытной жажды прибыли сеют смерть по всей Земле. Технологические достижения цивилизации в наши дни сосуществуют с глубочайшим упадком человеческой сущности.

Д. Основы «глобализации»: «единственный путь»

и «невидимые руки»

Совершенно понятными представляются настойчивые попытки этой социально-экономической конструкции найти некие теоретиче ские устои, которые могли бы оправдать трагические ее последствия и, главным образом, удержать повсеместное распространение резко го общественного сопротивления по всему миру. Однако разыскива емые устои этой экономической анархии, которая уже главенствует в мире, отсутствуют, поскольку нельзя выборочно применять и одно временно отбрасывать отдельные части экономических теорий, за конов и систем, как это происходит в современной «глобализации».

Основные экономические теории подчиняются строгой логике, а не полным паралогизмам. Последствия такого подхода становятся не предсказуемыми, поскольку возникают цепные реакции, которые взаимоусиливают или нейтрализуют друг друга, в любом случае за вершаясь схемами, которые не имеют никакой связи с теоретически ми предпосылками, на которые делаются ссылки.

И когда разум не в силах предложить пути решения ежедневно растущих проблем, тогда (и даже в XXI в.) его место занимают ми стицизм, темные секты и черная магия. Так возник неубедительный вымысел «единственности пути» относительно «глобализации». Так методично продвигается идея о том, что «глобализация» – это неиз бежный путь экономического развития конца XX – начала XXI в., тем самым и она сама, и ее последствия автоматически приобретают оттенок некоего неотвратимого явления, которое принимает форму смерча. Тайна вокруг «глобализации» создается искусственно, что бы ограничить какую бы то ни было заинтересованность в анализе ее содержания;

она представляется «данной свыше» и неуправляемой, поскольку мы не имеем альтернативных путей, а ее монолитная осно ва автоматически нейтрализует всякого вида противодействия. Итак, человечество, хотя и приобрело знания для того, чтобы производить жизнь в лабораториях, оставляет себя на произвол метафизических сил, дает втянуть себя подземным течениям, которые отбрасывают его на столетия назад, а именно в далекие эпохи царствования «неви димой руки» физиократов8 и, в какой-то степени, классиков laissez faire, laissez-passer и безрассудного признания принципа: «все, что выгодно одному, выгодно и всем».

Геноцид, спровоцированное «интеллектуальным оружием» бе локровие, убийства детей для использования их органов, растущие и ожидаемые жертвы «коровьего бешенства», угрозы от генети чески модифицированных продуктов и так далее – все это отно сится к «единственности пути» и к действию «невидимых рук», пока всемирная экономика убаюкивается мелодиями laissez-faire, laissez-passer и ребяческими заверениями о том, что «все, что вы годно одному, выгодно и всем». Национальные правительства в этом случае ограничиваются ролью содействия преднамеренным престу плениям и последующим «успокаиванием» своих народов. Это от ношение некоторых современных правительств к преступлениям «глобализации» может сравниться с трагедией некоторых евреев, которые, предавая свой народ, охраняли выходы из гетто, беспре кословно исполняя приказы нацистов и надеясь, что таким путем Физиократы (франц. physiocrates;

от греч. physis – природа и kratos – сила, власть, господство) – представители классической школы политиче ской экономии 2-й пол. XVIII в. во Франции (Ф. Кенэ, А.Р. Тюрго и др.), сторонники свободной торговли. – Прим. науч. ред.

спасутся сами. Так, однако, не произошло, и предатели, и подельни ки нацистов разделили, в конце концов, трагическую судьбу со свои ми соотечественниками!

Вместе с тем «глобализация» никогда бы не могла быть осу ществлена без сочетания ее с догмой «единственности пути».

«Единственность», которая отвергает с самого начала всякую мысль о поиске альтернативных путей решения, навязывает «глобализа цию» без необходимости вдумчивого определения ее содержания.

И это становится сегодня уже реальностью, даже если логически такая форма кажется немыслимой в рамках предыдущих обществ, в которых автоматически отвергается как совершенно необосно ванный всякий аргумент относительно «единственности». Вот еще одно доказательство того, что человечество, хотя и является обла дателем новых революционных технологий, обеспечивающих нево образимые возможности контроля над силами природы, понимания тайны жизни, лечения болезней и увеличения в геометрической про грессии имеющихся в распоряжении материальных и нематериаль ных благ, остается жертвой скоординированных усилий массового манипулирования и готово узаконить преступления. Сегодня, как и раньше, большие человеческие массы подчиняются программам параноидальных вождей, влиянию опасных идеологий и темных сект, настойчиво использующих основы массовой психологии. Бо лее того, сегодня благодаря поразительным современным средствам связи результативность этих попыток достигла апогея. Различные мифы, которые распространяются всеми СМИ, могут теперь возни кать и поддерживаться одновременно в любом уголке Земли, таким образом производится впечатление всеобщего согласия и присоеди нения к философии «единственного пути» и «невидимой руки».

Массовые пропагандистские кампании требуют, в силу необ ходимости, утаивания или фальсификации действительных масшта бов того, что на самом деле происходит, поскольку действительные цели, которые преследуются, должны оставаться скрытыми. Эпизо дические реакции сопротивления нейтрализуются не только с помо щью интенсивной пропаганды, но и путем создания искусственной атмосферы терроризма, разного рода ограничений, социальной за крытости, а также утонченными наказаниями подобно святой инк визиции Средневековья. Как тогда, так и сейчас «чистота» и степень ортодоксальной приверженности «демократии», «человеческим пра вам» и так далее оцениваются сильнейшими мира сего применитель но к данному моменту. После того как было принято решение, что Югославия «не соблюдает необходимые предпосылки», эта страна подверглась испытанию «интеллектуальным оружием», разрушив шим целую европейскую страну и сократившим численность ее народа. В Средневековье г-на Милошевича бы бросили в огонь как еретика, но были бы спасены Югославия, ее народ и обширный Бал канский регион. Очевидно, что подобная инквизиционная страте гия применяется и в случае Ирака, Боснии, Афганистана, Вьетнама и т.д. Поэтому не будет преувеличением высказывание о том, что дикость Средневековья блекнет в сравнении с дикостью нашей эпо хи, XX и началом XXI в.

Незаметное навязывание «глобализации» осуществилось бла годаря использованию многочисленных пропагандистских средств исключительно точной и мощной направленности, а также их соче тания, которые разрабатывались для обеспечения чрезвычайной ре зультативности. Печальным свидетельством результативности этих запрограммированных разработок является и обобщенное восприя тие сторонников «глобализации» как «прогрессивных», «динамич ных», «современных», т.е. тех, кто заботится о будущем;

тогда как ее критики и те, кто задумывается над связанным с ней кошмаром, принадлежат к «консервативным», «отсталым» и «маргинальным».

Поэтому уже не должно удивлять, что из-за пропаганды многие об разованные люди убеждены, что «глобализация» – это «единствен ный путь». Эта позиция, очевидно, объясняется их желанием при надлежать к «человеческой элите», а не к «группе консерваторов», которые не в состоянии осознать простую логику «единственности», вышестоящих и священнодействующих «регулирующих рук» и не способны осмыслить «благотворные» последствия «глобализации».

Следующее сравнение излишне категорично и к тому же рискован но, но все-таки – Гитлер тоже использовал методы манипулирования массовым сознанием для того, чтобы убедить целый народ в том, что его преступления были «богоугодны». Речь идет о создании ми фов, которые измышляются уже не для детей, а с целью формиро вания сознания взрослых. Но когда в сказках кошмар показывается как «единственный путь» человечества, когда они превращаются в главное средство навязывания заговоров общественному созна нию, тогда они теряют свое естественное волшебство и представля ют жизнь серой. Перефразируя закон Грешама9 («плохие монеты из гоняют хорошие»), скажем, что «ужасные сказки взрослых изгоняют волшебные сказки для детей».

Е. Свита «глобализации»

Нужно отметить, что исторические и временные стечения обсто ятельств многими путями способствовали повсеместному принятию «глобализации». Во-первых, переход развитых экономик от промыш ленного к постиндустриальному периоду развития, хотя и является закономерным этапом развития капитализма, привел к необходимо сти радикальных переустройств отдельных национальных экономик.

Внезапно и почти без предупреждений чуть ли не все традиционные функции производства оказались неэффективными, в то время как новые и необходимые варианты, которые должны были бы их за менить, не были вовремя подготовлены. Одновременно с 1980-х гг.

начали действовать механизмы ослабления правительств некоторых развитых стран, по причине, во-первых, распространения неолибе ральной теории, которое уравняло социалистические и консерватив ные программы, и, во-вторых, создания интернациональных регио нальных союзов, таких как ЕС, присоединившихся к «глобализации».

Во-вторых, распад блока бывших социалистических стран в 1989 г.

оставил свободным поле деятельности капитализму и его произво лу, исключая таким образом какую бы то ни было возможность со поставления с иной системой мышления. В истории человечества ни одно государство не могло сосредоточить столь высокую степень доминирования во всем мире, как это сделало США после распада социалистического блока. Однако, к сожалению, мы ежедневно по лучаем доказательства того, что США не были подготовлены к роли абсолютного гегемона на планете и не разработали план использо вания своей огромной власти. Развитие событий, по крайней мере до сегодняшнего дня, показывает, что неопределенность «глобализа ции», навязываемой США, фактически означает их решение не де литься этой властью ни в Европе, ни в Японии, а напротив, навязать американский образ жизни и ценности во всех их проявлениях по всей планете. Поэтому и «глобализация» за чисто экономическими Грешам (Gresham) Томас (1518–1579) – английский коммерсант и фи нансист, основатель Лондонской биржи. – Прим. науч. ред.

целями предполагает и распространение модели американского обра за жизни и мышления, а также неограниченное стремление к макси мальной прибыли и безграничный индивидуализм.

«Глобализация» со своими «сопровождающими» компонентами нуждается в координировании и регулировании одной сверхсилой, но США показывают свою несостоятельность или нежелание брать на себя такую роль. Действительно, вопреки абсолютному единовла стию США после 1989 г. избирательные военные вмешательства по всему миру под предлогом достижения «гуманных целей» и часто вопиющая разница между их официальной декларацией и реальны ми действиями полностью разоблачают материальную заинтересо ванность, которая скрывается за ними. Сверхдержава, чтобы полу чить уважение от «подчиненных», должна предоставить гарантию объективности и обеспечить равные благоприятные возможности всем, помощь более слабым, уважение к базисным ценностям жизни и неприменение силы для использования международных организа ций в целях извлечения выгоды.

Последствия «глобализации» показывают, что она создает мно гочисленные армии побежденных по всему миру, в то время как по бедители малочисленны. Поэтому и ответом на непрерывные и три умфальные сообщения о достижении успехов «глобализации», таких как умножение богатства и прибылей, рост производительности и создание новых рабочих мест, преимущества новых технологий, является все более выраженное недоразумение: для кого это все?

Но «глобализация» со всеми своими сопровождающими явле ниями стала еще и причиной головокружительного роста органи зованной преступности, наркотрафика, проституции, «отмывания»

денег, возрождения работорговли и детского труда, эксплуатации трудящихся и международного терроризма. «Глобализация» ответ ственна и за постепенное загрязнение продуктов питания, которое, если не будет найдено решение этой проблемы, закончится в скором времени всеобщей смертоносной эпидемией. Все это – комбиниро ванный результат, во-первых, продвижения наивного принципа «что выгодно одному, выгодно всем» и, во-вторых, легализации стремле ния к максимальной прибыли, даже когда это связано с противоправ ными действиями.

Капитализм конца XX – начала XXI в. обнаруживает такие характеристики, которые ограничивают возможность его срав нения со всеми предыдущими формами. Достижение прибыли по прежнему является его главной особенностью, но теперь он лишил ся всех, без исключения, теоретических основ для своего оправдания.

Таким образом, от национальных интересов отделились инвести ции в производство, рост занятости, благосостояния и социального обеспечения, законность, социальная сплоченность и солидарность.

Единственный элемент капитализма – максимизация прибыли (ко торый и был с самого начала спорным вопросом, вызвавшим много численные теоретические дискуссии, и который стал приемлемым благодаря всему тому, что он был в состоянии обеспечить) пред ставляет целиком и полностью капитализм наших дней: живем для прибыли, умираем за прибыль, убиваем без последствий из-за прибы ли, не считаясь с нашей совестью, с нашими мечтами, с красотой нашей жизни и души. Может, конечно, мы и не имеем души, но было бы чудесно верить, что она существует. Мы живем при «глобали зованном капитализме», который опустошил нашу жизнь. Безра достный, мизантропический, жестокий, смертоносный, без смыс ла и идеалов, бессердечный и бесчеловечный, катастрофический и заговорщицкий. Причем последняя характеристика необходима ему для выживания.

Глава I «НЕВИННАЯ» «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ»

Разделение труда ограничивается раз мерами рынка.

Адам Смит «Глобализация» могла бы быть просто представлена по стадиям расширения рынка: от самопотребления сельскохозяйственной про дукции к местному рынку ближайшего города, от местного – к нацио нальному рынку и от национального – к мировому рынку. Движущая сила расширения масштабов рынка – это поиски максимально воз можной прибыли, тогда как его предпосылка и условие – это тех нологический прогресс. Расширение масштабов рынка становится необходимым из-за тенденции снижения прибыли, что было спрог нозировано классиками, в том числе К. Марксом. Как будет показано в этой главе, начало «глобализации» и ее «принятия» совпадает с пе риодом уменьшения нормы прибыли американских компаний.

На последней стадии (переходе от национального к мировому рынку) предполагается, что каждое государство пытается оказать влияние на рынок для собственной выгоды, и главное средство, тео ретически имеющееся в его распоряжении, – это сравнительные его преимущества, которые оно старается максимально использовать.

Тем не менее современная «глобализация» имеет сложный и за путанный смысл, цели и подтексты, которые умело прикрываются искусственно выбранным для нее названием. В этой главе будут кратко обозначены, во-первых, корни «глобализации», во-вторых, ее предыдущие осуществления и, в-третьих, ее сущность.

I. Истоки «глобализации»

Термин «глобализация»10 до недавнего времени не содержался ни в одном словаре, не только греческом, но и английском и фран цузском. Поэтому речь идет о создании новой и ad hoc терминологии для того, чтобы она истолковывала и предотвращала противодей ствие новому экономическому порядку, господствующему послед ние 15–20 лет по всей планете.

Globalization в английском, Mondialisation во французском.

Тем не менее речь идет не об абсолютно новой международной системе, по меньшей мере, что касается части либерализации тор говых отношений. Напротив, настоящая схема с некоторыми видо изменениями представляет собой повторение предыдущих попыток ее внедрения, с которыми, однако, имеет сходства и различия. Ниже анализируются некоторые из них.

А. Возникновение идеи Этот момент по времени не определяется точно (Foreman-Pek, 1998), и, безусловно, данное явление называется не «глобализаци ей», а «интеграцией», т.е. силой, которая концентрирует в один ком плекс отдельные, разбросанные элементы. С этим термином пере дается старая мечта-идеал Запада о равенстве «удобных случаев», а именно о возможности всех людей свободно выбирать вид и условия своего труда, а также образ жизни. Эта свобода не предполагается только в рамках нации, а распространяется и на отношения между людьми, которые являются гражданами разных стран.

Смысл «интеграции» не только исключительно экономический, но и социальный, политический и психологический. На экономиче ском поле, при всем этом, «интеграция» связала эпоху физиократов и классиков с их вымышленным «совершенным рынком», кото рый саморегулируется с помощью «невидимой руки», «сил рынка»

и «совпадением личных и общественных интересов» – убеждения, которые наследуются классиками от физиократов. Иными словами, косвенно признается, что в какой-то степени действуют метафизиче ские силы. Следует с самого начала заметить, что сосуществование по времени появления двух указанных течений совершенно случай ное и ни в коем случае не связывает вероятные будущие их приложе ния. Другими словами, если «интеграция» и понимается как система освобождения (либерализации) торговых отношений, то нисколько не подразумевается при этом, что ее функционирование требует внедрения принципа laissez-faire, laissez-passer. Все, что предпола гают классики, что происходит внутри одной экономики с совершен ным рынком (и с совершенной конкуренцией), распространяется с «экономической интеграцией» на мировой рынок. А именно цены одинаковых благ и услуг, а также уровень зарплаты за одинаковые единицы труда, процент, который относится к одинаковой степени риска, и земельная рента за одинаковое качество земли имеют тен денцию уравниваться. Тем не менее допущение классиков относи тельно отсутствия перемещения факторов производства за пределы национальных границ показывает, что они были «националистами», они не предполагали упразднения государства-нации, и освобожде ние (либерализация) торговых отношений было желанным именно потому, что, как они считали, это обеспечит возможность больше го потребления товаров жителями Великобритании (Robbins, 1952).

Поэтому ошибочна концепция о том, что классики были защитника ми «глобализации» в той форме, в которой она проявляется в наши дни, так как во всех их текстах делается ясное и четкое заявление о необходимости более продуктивного использования националь ных ресурсов.

Поскольку предстоит оценить истинные размеры выбора клас сиков в пользу свободы международной торговли, а также невоз можность его распространения, следует подчеркнуть, что в тот период, в который он сформировался, промышленность Великобри тании имела всемирное главенство. Следовательно, этот выбор был своего рода политическим курсом (Bye, 1977). Почти в одно и то же время с Д. Риккардо (1832) Ф. Лист11 утверждает диаметрально противоположную теорию, требуя наложения защитных мер для за рождающейся промышленности Германии и Америки. И недалека от истины всеобщая констатация того, что почти все экономические теории содержат элементы и составляют политическую линию с дале ко идущими целями – служить интересам или решать определенные проблемы страны, к которой они принадлежат и в которой они дей ствуют. Поэтому и неоправдано необдуманное перенесение теорети ческих схем спустя почти два века с момента их возникновения.

Альфред Маршалл, который хронологически располагается между неоклассиками и Кейнсом, учителем которого он и был, со вершенно запутанным путем прогнозирует: «Вероятно, наступит время, когда такие вопросы (национальной солидарности. – М.Н.-Д.) будут встречаться, пожалуй, как космополитические, а не как нацио нальные, но это время пока не видно» (Marshall, 1919, p. 4). Исходя из того, что исключаются международные перемещения факторов про Лист (List) Фридрих (1789–1846) – немецкий экономист, сторонник про текционизма, выступал за государственное вмешательство в экономическую жизнь, защищал идею господства Германии в Европе. – Прим. науч. ред.

изводства в классической модели, тенденция уравнивания их оплаты с международным уровнем может быть связана только с большей специализацией и международным разделением труда. Предпо ложение о существовании дополняющей связи между отдельными экономиками опирается на сравнительное преимущество, которое делает выгодным товарообмен между двумя странами, пусть даже и в случае, если они производят одинаковый продукт, так как всегда имеются относительные различия производительности.

Точнее, посредством либерализации международной торговли уравниваются цены на блага, которые различаются только тем, что касается их транспортировки, а через определенный период време ни происходит и соответствующее выравнивание оплаты факторов производства. Этот процесс предполагает обеспечение выгоды всем партнерам на освобожденном международном рынке и автоматиче ское сближение менее развитых и более развитых экономик. Кроме того, что обоснованность предположений классиков, как известно, была резко оспорена, искажение их идей для того, чтобы придать те оретическую основу современной «глобализации», совершенно не правильно, поскольку классики делают утверждения исключительно и только на уровне национальных экономик12.

Хотя эти предположения классиков и подтвердились для не которых периодов в некоторых странах и в какой-то степени, вся кая попытка дальнейшего исследования процессов «глобализации»

на этой основе, по сути, неосуществима по причинам как теоре тическим, так и практическим. Как и во многих других моментах сторонники двух экономических мировоззрений (laissez-faire и не обходимости государственного регулирования экономики) следуют в течение многих десятилетий параллельными путями, что могло бы сравниваться с поведением двух политических партий: когда одна находится у власти, то подвергается со стороны другой пар тии резкой критике, направленной на то, чтобы вытеснить и сменить партию, находящуюся у власти. После окончания Второй мировой войны и до середины 1970-х гг. впервые преобладала теория Кейнса в формировании экономической политики. Однако после 1973 г. вер С недавних пор, конечно, делаются попытки иначе представить взгля ды классиков А. Смита и Д. Юма на относительно свободную торговлю, ко торые, как утверждается, содержат «международные масштабы», в качестве основы «глобализации» (Razeen, 1998).

нулось с особенной остротой неоклассическое мировоззрение с его классическим арсеналом, так как решили, что «кейнсианская» по литика была ответственна за расширение государственного долга и дефицита, замедление темпов развития, высокий уровень инфляции.

Как и ожидалось, настолько долговременное и резкое столкновение двух попеременно чередующихся господствующих теорий, сочета ние которых могло бы намного лучше обеспечивать пути решения трудных проблем современной экономики, чем всякий раз односто роннее их применение, к сожалению, часто завершается недоброже лательным истолкованием соответствующих статистических данных с обеих сторон.

Формулируются, таким образом, диаметрально противополож ные выводы для одной и той же проблемы одного и того же периода времени. Некоторые теоретические и практические причины этих трудностей рассматриваются ниже.

Теоретические причины. Конфликт на теоретическом уров не начался сразу после появления общей теории Кейнса и про должается до сегодняшнего дня без нахождения общепринятого решения (The Economist, 3.07.1999 г.). Так, неоклассики принима ют существование положительной обусловленности между разви тием и либерализацией торговли (Sachs and Warner, 1995), которая не ограничивается национальными пределами, а осуществляется в общемировом масштабе, в то время как «неокейнсианцы» утверж дают, что при определенных условиях наложение оградительных мер (Rodriguez and Rodrik, 1999) ведет к лучшим результатам, осо бенно если совпадает с обеспечением слегка избыточного торгово го баланса. Взгляды Кейнса в этом случае ассоциируются с теорией меркантилизма (Hahn, 1949). Все споры имеют различные подтексты в случае развитых и развивающихся стран. В то время как первые стремятся посредством либерализации торговых отношений к разви тию и сохранению высокого уровня международной конкурентоспо собности, вторые, напротив, надеются, что добьются осуществления более высоких темпов развития и таким образом присоединятся к первым. И еще, менее развитые экономики должны прийти к убеж дению, что это присоединение больше содействует установленной либерализации торговых отношений, чем режиму протекционизма.

Следовательно, сторонники «глобализации» допускают возмож ность конвергенции менее развитых экономик как автоматического процесса, но обоснованность этого допущения не была доказана ни в прошлом, ни в наши дни (Larre and Torres, 1991).

Практические причины. Приведем некоторые причины, кото рые свидетельствуют и, в свою очередь, делают невозможным полу чение однозначного вывода о том, что доводы классиков и главные предположения, которые с некоторыми видоизменениями присваи ваются неоклассиками-неолибералами, потверждаются. Первая из них касается постоянного разногласия между двумя противобор ствующими группами относительно истолкования имеющихся ста тистических данных, которые принимаются за основу для получения соответствующих выводов. Например, настойчивость монетари стов в том, что безработица в Европе поощряется введением мини мального уровня заработной платы (Friedman, 1980), хотя согласно недавнему исследованию ОЭСР13 этот довод опровергается. Другая причина этих трудностей возникает из факта, что периоды време ни, когда внедрялся режим либерализации торговых отношений, не имели достаточного продолжения и единообразных последствий в основных своих этапах.

В самом деле, либерализация торговых отношений периода 1850–1914 гг. характеризуется быстрыми темпами развития и кон вергенцией некоторых развивающихся экономик европейской пе риферии, оставляя, однако, за пределами развития страны третьего мира, и особенно конвергенцией действительных размеров оплаты труда, что объясняется массовой миграцией этого периода. Одно временно в это время устанавливается, что данное схождение на блюдается лишь в отдельных странах мира (O’Rourke, Taylor and Williamson, 1996), а также неодинаково для совокупности факторов производства и стоимости благ. Следовательно, либерализация тор говых отношений, или сегодняшняя «глобализация», порождает по бедителей и побежденных.

Еще одна причина трудностей получения отчетливых выводов в этой области объясняется различием путей, которыми каждый раз осуществляется «глобализация»: со свободой миграции рабочей силы или без нее, с различной степенью «совершенства» отдельных рынков, с полным или ограниченным освобождением торговых от ношений и т.д. Выводы, к которым приходят соответствующие иссле Организация экономического сотрудничества и развития. – Прим.

науч. ред.

дования, с самого начала ожидаемы, когда, к примеру, форма «гло бализации» завершается снижением отношения труд – капитал, это приведет к сближению уровня оплаты труда в экономиках, которые раньше отличались относительным избытком труда по сравнению с капиталом. И если, к тому же, эти экономики принадлежат к кате гории развивающихся, подтвердится и сближение дохода на душу населения по сравнению с передовыми экономиками. Проблема, таким образом, состоит в определении параметров нынешней «гло бализации», поскольку каждый период, вид и степень либерализации торговых отношений не завершаются одинаковыми результатами.

Дополнительная причина, которая препятствует получению обобщающих выводов по данному вопросу, происходит от сосуще ствования системы либерализации торговых отношений с другими факторами, такими как, например, политика, которая применяется для установления внешней стоимости национальной валюты, соот ветствующая денежная политика, уровень технического прогресса и т.д. И, наконец, невозможность получения надежных выводов по исследуемой проблеме – это непреложный факт, поскольку утверж дение классиков о существовании свободной конкуренции не под тверждается.

Б. Продолжение начальной формы «интеграции»

Интеграция принимает форму либерализации торговых от ношений, и классические доводы обогащаются и обобщаются нео классической теоремой Хекшера-Олина (Heckscher-Ohlin theorem), утверждающей, что различные экономики экспортируют в основном продукты, содержащие большое количество того фактора, который находится в избытке, и наоборот, импортируют товар, производ ственно обусловленный относительно дефицитным фактором. Если произойдет снижение стоимости транспортировки, то поощрятся торговые отношения и наступит поэтапное выравнивание стоимо сти факторов производства в партнерских экономиках, так как спрос на блага, которые присоединяют избыточный фактор, повышается, в то время как спрос на продукцию дефицитного фактора сокраща ется. Таким способом выравнивание цен на блага, подлежащие об мену, обеспечивает выравнивание стоимости факторов производства стран, которые имеют экономические отношения (торговые связи).

Но попытка практического подтверждения этой теоремы дала спор ные результаты, которые невозможно истолковать как свидетельство ее правильности. Главная трудность этой теоремы, которая заверша ется невозможностью обособления степени влияния либерализации торговых отношений на выравнивание оплаты факторов производ ства, – это одновременное развитие других факторов: демографи ческие изменения, миграция, переход от первичного к вторичному и третичному производству, урбанизация, открытие новых терри торий и территориальное расширение, неодинаковое внедрение ре зультатов технологического прогресса. Эти и другие факторы приво дят к изменению ренты, нормы прибыли капитала с незначительным вкладом либерализации торговых отношений.

В. Предвестники «глобализации»

Предвестники «глобализации» – это взгляды классиков и не оклассиков на необходимость либерализации торговли. Однако по следняя попытка либерализации торговых отношений, которой дали название «глобализация», не имеет даже дальнего родства со взгля дами классиков и с их твердой теоретической основой и с этой точки зрения может быть принята как новая и/или еще хаотичная схема.

Для того чтобы с самого начала обосновать аргумент, который будет развиваться и далее, в пользу того, что «глобализация» является не новым экономическим порядком, а международной анархией, при веду следующие доводы.

1. Содержание классического «сравнительного преимущества»

и «относительных различий производительности» касалось прежде всего производства материальных благ. Но в «глобализации» доми нирует нематериальность (экономический элемент, который не име ет естественной сути: «атмосфера» работы, изобретательства, торго вые знаки и т.д.). Поэтому смысл классических принципов не может быть перенесен на «глобализацию» (The Economist, 30.10.1999 г.).

Это же затруднение возникает и с неоклассическим вариантом осно вы международных торговых отношений, а именно различными до тациями партнерских экономик факторами производства, поскольку главный фактор этих новых продуктов – человеческий капитал (зна ние, «серое вещество» человеческого мозга).

2. Либерализация торговых отношений с точки зрения клас сиков и неоклассиков продвигала обмены между нациями, и они стремились к повышению благосостояния посредством большего потребления своих жителей (прежде всего англичан). Сегодняшняя «глобализация», напротив, применяется к торговым отношениям между многонациональными компаниями, национальная принад лежность которых все сложнее и реже распознаваема. Это наблюде ние усиливается с добавлением того, что концепции либерализации торговых отношений классиков и неоклассиков имели первоначаль ной целью обеспечение высокой степени развития, в то время как сегодняшняя «глобализация» ищет большей стабильности, так как ее существование подвергается опасности, когда ускоряются темпы развития.

3. Если классики-неоклассики увеличение прибыли неразрыв но связывали с экономическим развитием, которое улучшило бы уровень жизни в целом жителей Великобритании, то в современной «глобализации» прибыль становится самоцелью.

4. Эта констатация жизненно важного значения непосредственно имеет отношение с одним элементом из «свиты» «глобализации» – постиндустриальной стадией развития, который, как увидим далее, несет ответственность за указанный выше разрыв.

5. В эпоху классиков и неоклассиков существовал определен ный порядок вещей с изначально известными ролями государства и частных лиц, между тем, «глобализация» устанавливается как режим комплексного расформирования экономик, который создает условия неуверенности, неопределенности, неустойчивости и высо кие риски для многочисленных общественно-экономических групп, а также развивающихся экономик в целом. Соблюдая и поддержи вая пропорции, капиталистические экономики в конце XX в. стол кнулись с условиями, аналогичными хаотичному переходу бывших социалистических экономик в свободный рынок. К тому же надо подчеркнуть, что в новом международном экономическом порядке, который основывается на «новой» экономике, т.е. на инновациях посредством высоких технологий, экономики намного более неу стойчивы и изменчивы, чем раньше, по причине центральной роли, которую завоевали денежно-экономические рынки. В случае, когда новые технологии не обеспечиваются достаточным финансирова нием инвесторами, вся система рушится из-за важности, которую завоевали психологические факторы в новой экономической среде с раскалыванием реальной и денежной (валютной) экономики. То есть в «новой» экономике имеют большее значение цены на ак ции, чем фундаментальные экономические основы (Business Week, 8.01.2001 г.).

6. На рынках классиков и неоклассиков главным условием была свобода вступления в отрасль однотипных предприятий, в то время как на глобализированном рынке конкуренция, которая начинается с «голыми ножами», завершается уничтожением слабых конкурен тов и объединениями–соглашениями или выкупом оставшихся, что превращает отрасли предприятий в международные монополии или в лучших условиях – в международную олигополию.

7. На рынках классиков и неоклассиков существовала домини рующая сила – Великобритания, которая была в состоянии и жела ла принять на себя роль координатора международной экономики, в противоположность США, которые могли бы играть сегодня роль тогдашней Великобритании, но не видно, чтобы решились на это.

Общая критика взглядов классиков и неоклассиков, а также и со временной «глобализации» по вопросу о либерализации торговых отношений – это то, что не учитывается параметр развития. Речь идет, иными словами, об обещании кратковременных положитель ных результатов странам, которые открываются международной торговле, без противостояния случайным неблагоприятным послед ствиям в продолжение их усилий, направленных на развитие, но в противопоставление с долговременным изменением экономиче ских структур, т.е. с развивающим процессом. Эта сторона теории классиков, которая отличается от основного долговременного харак тера ее, центрированного на проблемах развития, может быть, веро ятно, истолкована желанием расчерчивания внешней экономической политики для Великобритании, которая была тогда преобладающей экономикой. Эта теоретическая проблема не ставится подобным об разом перед неоклассиками, поскольку их теория кратковременна и без ясных развивающих параметров.

Положительная зависимость между освобождением торговли и развитием, которая, как отмечалось в начале этой главы, является предположением классиков и неоклассиков, оказывается особенно сомнительной в случае развивающихся экономик. Как и в предыду щих случаях осуществления либерализации торговых отношений, так и в современной ситуации, которая вдобавок, как будет показано ниже, усугубляется множеством заговоров, свободная торговля не в состоянии ограничить бедность развивающихся экономик. Дей ствительно, к примеру, Гватемала, Нигерия и Доминиканская Респу блика, хотя и весьма открыты расширению международной торговли, однако это не уменьшило уровень их бедности. Несомненно, исходя из развития лишь некоторых стран и за относительно короткий пери од времени сложно получить надежные выводы, тем не менее, сле дующие заключения представляются достаточно обоснованными.


Во-первых, развитие или, по-другому, ограничение бедности – это функция не только одной переменной, в данном случае расши рения свободной торговли, как утверждали классики и неоклассики, а еще и многих других переменных. Например, слабое правительство уже является серьезным тормозом для развития, как следует из случа ев многих развивающихся экономик, поскольку правительство – это люди, которые могут использовать наилучшим образом иностранные прямые инвестиции, и если эти люди развращенны или неспособны, то либерализация торговых отношений не помогает в развитии и бо лее того – может замедлить его. Обзор достижений американской экономики с 1940 г. и до сегодняшнего дня раскрывает значитель ный вклад в равной степени государства и частных лиц (Sobel, 2001).

Конкретизация государственного вклада в развитие экономики США ставит на обсуждение угрозы, которые скрываются, особенно для развивающихся стран, от понижения и ослабления национальных правительств в рамках «глобализации».

Во-вторых, на основе утверждения, что либерализация между народной торговли – это явно система зрелого капитализма, может существовать удовлетворительное объяснение того, почему она при водит к успехам Запада, а не других территорий. Действительно, утверждается (De Soto, 2001), что проблема развивающихся, а также и бывших социалистических экономик – это не отсутствие запасов, которое во многих случаях оказывается, наоборот, очень важным, а несостоятельность перевода этих экономик для расширения их производственной базы. В них капитализм не достигает цели, пото му что 80% их жителей не знают, что имеют в своей собственности, и не в состоянии использовать свое богатство для создания дополни тельных благ. Иными словами, западная модель производственного процесса здесь неприменима из-за отсутствия основных правовых устоев и институтов, регулирующих право собственности. Поэтому правительства этих стран должны подготовиться соответствующим образом, прежде чем приступить к их развитию. И этот взгляд согла суется с мнением тех, кто утверждает, что либерализация торговых отношений чрезвычайно опасна, когда распространяется на нераз витые экономики, которые не смогли еще добиться обеспечения эле ментарных условий удовлетворительного функционирования.

II. Этапы «глобализации» как либерализации торговли Противоречия капитализма, которые время от времени создают кризисы, находятся в эпицентре причин исторического чередования фаз протекционизма и либерализации в международных экономи ческих отношениях. Выбор между двумя этими системами вынуж денно навязывается всякий раз сильнейшими и господствующими на международной арене экономиками, стремящимися к лучшему решению своих проблем. Это тесно связано с развитием капитализ ма, который сочетает сверхнакопление капитала, ограничения сбыта и снижение нормы прибыли. Нужно напомнить здесь, что анализ та кого рода, хотя в целом и приписывается К. Марксу, однако впервые появляется у классиков14 и развивается впоследствии Марксом и его сторонниками.

Напоминание это важно в эпоху принятия «глобализации» с те оретической поддержкой соответствующих доводов классиков и не оклассиков. В любом случае ясно, что исторический путь междуна родной торговли связывается неразрывно со всеобщими событиями всемирной экономики, которые определяют ее, но обусловливаются ее движением и всякий раз ее особенностями. Далее рассмотрим, во-первых, периоды освобождения международной торговли в про шлом, во-вторых, их основные признаки и особенности, в-третьих, их последствия и, наконец, дадим общее заключение.

Дж. Милль в своей книге «Political Economy» пишет: «Всегда необ ходимо, чтобы более или менее было ясно экономистам, что рост богатства не безграничен... что в конце того, что называем прогрессом, будет состоя ние застоя... эта последняя стадия всегда находится довольно близко, так что различается с легкостью... Богатые и зажиточные экономики достигнут очень быстро состояния застоя, если не осуществятся улучшения в про цессах производства и если остановится выход капитала от них к регионам мира, которые не освоены или недостаточно освоены». Аналогичные опа сения выражает и Рикардо, который прогнозирует, что состояние стагнации будет долговременно стабильным по причине накопления капитала, что сводит к нулю прибыль.

А. Периоды либерализации международной торговли Первый период в истории международной торговли, который может охарактеризоваться как либеральный и о котором существуют достаточно полные сведения, совпадает с расцветом колониальной системы и работорговли в XVIII в. (1714–1798 гг.). Мировая сверх держава, Великобритания, закладывает основы первой промышлен ной революции, и следом за ней идет Франция. Значительные нормы прибыли международной торговли, которые, согласно некоторым оценкам, были порядка 100–300%, происходят, главным образом, от торговли рабами из Африки, которые обменивались не только на хлопок и шерсть, но и на продукты металлургии. Хотя трудно под считать прибыли, которые таким путем извлекли английские города Бристоль и Ливерпуль, а также французский Нант, считается, однако, что не было владельца корабля, который не поддался бы искушению торговли рабами в этот период и не приумножил бы свое состояние благодаря этому (Gaston-Martin, 1931).

Второй период либерализации торговых отношений начинается в середине XIX в. и продолжается до Первой мировой войны. Техни ческие изобретения в сфере паровых машин, текстильной промыш ленности и железных дорог вызвали необходимость новых рынков и значительных вложений в завоеванные экономики. Этот этап со четает экспорт благ с передвижением капиталов и совпадает, в боль шей своей части, с внедрением золотого правила (1870–1913 гг.).

И на данном этапе Великобритания продолжает играть роль главной международной экономической силы и господствовать полностью в международной коммерции по той единственной причине, что эта страна прошла этап индустриализации раньше всех.

Б. Особенности – Последовательные этапы либерализации торговых отно шений сопутствуют развитию стадий капитализма (междуна родное разделение труда, империализм и интернационализация интеграция). Движущая сила – это поиски новых рынков для продуктов тех экономик, у которых индустриализация осуществля ется раньше, чем в других странах (т.е. более развитых).

– Между этапами либерализации торговых отношений «вкли ниваются» этапы, в которых присутствуют защитные меры.

– До каждого нового этапа либерализации торговых отно шений совершаются значительные технические изобретения. Они влекут за собой изменения в условиях производства передовых эко номик, а также в правовых и функциональных рамках. Изменения в функциях производства отображают текущий процесс индустриа лизации, которая завершается впечатляющими изменениями экспор тируемых продуктов.

В. Последствия – Эксплуатация колоний и, в общем, менее развитых эконо мик. Уже с первого периода, когда устанавливаются тенденции ли берализации торговых отношений, становится явным разделение посредством ее ролей развитых и неразвитых экономик (колоний).

Было немыслимо, чтобы неразвитые страны производили те же про мышленные продукты и индустриализовывались. Наоборот, роль их заключалась в обеспечении развитых стран дешевым сырьем и приобретении (в первую очередь у метрополий) конечных продуктов (Reich, 1997, p. 24).

– Индустриализации уже передовых экономик способство вала международная торговля. Прибыли, которые извлекались от международной торговли, инвестировались каждый раз в сильные экономики для развития их индустриализации (Bye et Destanne de Bernis, 1977, p. 316).

– Могущественные экономики часто навязывают силой либе рализацию международной торговли неразвитым экономикам, как, к примеру, в 1846 г. Великобритания – Китаю и Японии (Там же, p. 319).

– Возникновение третьего мира стало возможным благодаря развитию международной торговли и на ее основе – международно го разделения труда.

– Дезориентация производства (часто необратимая). Действи тельно, в то время как этапы либерализации торговых отношений имеют сравнительно небольшую продолжительность, дезориентация производства, которая происходит с международным разделением труда, продолжительна, и часто результаты ее (которые, возможно, наносят ущерб не только неразвитым, но и развитым экономикам) не подлежат обсуждению. Укажем, в частности, что многие из бывших колоний так и не прошли индустриализацию, хотя и Великобрита ния, имевшая в начале XIX в. в сельскохозяйственной сфере 70% ак тивного населения, в конце века его лишилась (Cohen, 1998, p. 35).

III. Содержание «глобализации»

Вызывающий разрыв между официальными объявлениями и путем внедрения, хаотичное расхождение между средствами и целя ми, путаница с теми, кто имеет право на достижение успеха, и много численными побежденными создают окружающую среду того, что называется «глобализацией» в наши дни, и делают чрезвычайно трудным – или даже практически невозможным – определение ее со держания.

Эта попытка, кроме того, усложняется и сосуществованием процессов, развивающихся параллельно с «глобализацией». Это не только движение капитализма к постиндустриальной стадии разви тия, появление новых и во многом революционных технологий, но и приведение обратно на авансцену неоклассической теории в соче тании с коренным изменением ценностей капитализма с «человече ским лицом». С течением времени зреет уверенность в том, что «гло бализация» связана скорее с возможностью обслуживать интересы, которые привели к ее установлению, и очень мало с обеспечением ее признаками некой конкретной теоретической основы.


Главным компонентом «глобализации» могло бы быть утопи ческое предположение о возможности создания одного всемогущего саморегулирующегося рынка, который выходит за пределы нацио нальных границ (глобализируется). Этот рынок, кроме всего проче го, обеспечивает якобы естественное выравнивание (конвергенцию) между экономиками и предприятиями. Однако уже в области чистой теории такое предположение становится трудно принимаемым по следующим причинам.

На рынке, который функционирует в пределах национальной экономики, ограничение роли государства в установлении лишь об щих рамок, но не деталей осуществимо и часто результативно, пото му что с применением параллельных политик (социальных, фискаль ных, денежных) можно уменьшать неблагоприятные последствия «глобализации». Однако расширение делает ее безначальной (ни кем не управляемой), если не существует «интернациональное го сударство», чтобы ее направлять. Но, к сожалению, «глобализация»

не располагает на данный момент таким элементом sine qua non (непременное условие. – Прим. науч. ред.). Рынок, следовательно, делается безначальным, кроме ситуации, когда какие-то структуры могут заменить национальное на интернациональное государство.

Все яснее видится, как всемирный рынок регулируется решениями, действиями, интересами и связями интернациональных компаний.

Поиски максимальной прибыли в рамках национальных экономик превращаются в инвестиции, в увеличение количества рабочих мест и развитие, но также и в отсоединение от отдельных национальных экономик16. Параллельно с насилием над всемирным рынком путем преследования масштабных и многоуровневых интересов многона циональных корпораций его дезорганизация происходит еще и от «регулирующих» вмешательств стран «Большой семерки», которые стремятся обычно к навязыванию своих национальных интересов.

Правительства национальных экономик превращаются, таким обра зом, в простых управляющих, которые оказываются в ситуациях, за висящих от бесконтрольных центров принятия решений, связанных с интересами больших многонациональных компаний.

В экономической теории признается, что рынок обеспечивает связь покупателей и продавцов, регистрируя предпочтения первых, которые действуют как указания для вторых. Однако центральная проблема глобализованного рынка – это то, что производство отде ляется от сбыта и потребления, так, чтобы заработная плата опреде лялась только в контексте стоимости производства, без учета спроса на производимую продукцию.

Можно было бы ожидать, что признание всесильного могу щества рынка, которое с «глобализацией» распространилось на международный рынок, обеспечило бы беспрецедентное развитие Стоит отметить движение, которое стремится к ограничению всемо гущества США, начавшееся после окончания холодной войны, исходящее от Франции, России и Китая и направленное на создание «многополярно го» мира.

Слияния и выкупы многонациональных компаний только за первое полугодие 1999 г. достигли 500 млрд долл. США в развитых и развиваю щихся экономиках (см.: International Herald Tribune, 4.01.2000 г.).

международной торговли, которое в самом деле дает экономическое развитие с удвоенным темпом по сравнению с промышленным про изводством. Однако сравнения, которые важны по данному вопросу для выведения соответствующих заключений, – это доля экспорта в ВВП различных стран. А они показывают, что речь идет об еще одном мифе, часто повторяющемся доводе, что якобы «глобализа ция» вызвала значительное развитие международной торговли. По тому что, как следует из статистических данных (Bairoch and Kozul Wright, 1996), доля экспорта в США и Западной Европе была очень высокой до Первой мировой войны и ощутимо снизилась в период между двумя войнами. Международная торговля оживилась снова по сле 1950 г., но ни в одном из этих регионов доля экспорта в 1992 г. не была ощутимо выше по сравнению с соответствующим показателем в конце XIX в., в то время как в Японии отношение это было выше в период между двумя войнами, чем сегодня. Напротив, активность на биржах, где обращаются огромные суммы, ежедневно демон стрирует подъем глобализованной экономики. Только индекс Доу Джонса увеличился в 14 раз за 18 лет: с 777 в августе 1982 г. до 31 декабря 1999 г.

Как и во всех предыдущих случаях попыток либерализации торговых отношений, рынок не был в состоянии «саморегулировать ся» даже тогда, когда Великобритания могла бы действенно играть координирующую роль, и отказ от попытки либерализации был вы зван резкими противоречиями и постоянными общественными со противлениями.

В 1993 г. увидело свет одно интересное исследование, кото рое, среди прочего, определяет содержание новой «глобализации»

и оправдывает причины ее принятия. Согласно этой работе, более продуктивный путь для достижения высокой производительности – это открытие экономик свободной торговле, свободному передви жению капитала и новейшим идеям более передовых экономик, т.е.

новым и революционным технологиям. В исследовании изложено также, что благодаря «глобализации» осуществляется конкурентное противопоставление каждой отрасли открытых международной тор говле экономик со всемирным лидером этой отрасли, принимая кон вергенцию (выравнивание) в качестве самопроизвольного процесса, согласно классическому и неоклассическому допущению.

Независимо от факта, что допущение стихийной конверген ции экономик или предприятий, которые подвергаются действию свободной торговли, не подтвердилось, нужно отметить то, что со держание «глобализации» не только не отождествляется с режимом либерализации торговых отношений, но и любая попытка подобного отождествления сомнительна и проблематична, не только потому, что либерализация торговых отношений осуществляется избира тельно и выражает интересы сильных экономик мира, но и потому, что значимые отрасли экономики, например сфера услуг, не явля ются ее частью. Хотя и неизвестны еще все элементы компиляции, называемой «глобализация», отождествление ее с либерализацией торговли нисколько не очевидно. Тем не менее попытаемся опреде лить элементы ее содержания.

А. Что включает в себя «глобализация»

Необходимо начать с обсуждения названия «глобализация» в ка честве введения в то, что оно охватывает. На основе существующих на сегодняшний день исследований можно заключить, что выбор названия нового экономического порядка указывает на содержание, которое захотели придать «глобализации» ее вдохновители: все, что понадобится для поддержания процесса «глобализации», и соста вит его содержание. Такое утверждение полностью передает то, чего ожидали инициаторы «глобализации». Это, разумеется, нельзя было сформулировать с самого начала, и такая попытка не имела бы смысла, так как схема развития должна была быть достаточно гиб кой, чтобы приспосабливать ее к развитию событий, поэтому был выбран термин всеобъемлющий, но не конкретный, пригодный для пропагандистского использования по любому случаю, аппелирую щий к некоторым предположениям философского характера, и это было лучшее, что могло быть придумано для достижения постав ленных целей. Более конкретно «глобализация» характеризуется следующими моментами.

1. Она нисколько не указывает на существование регулирующе го контроля национальными или интернациональными силами. Ее официально нет, и даже само ее существование не представляется возможным. Однако неофициально всякий из договаривающихся имеет возможность предпринимать попытку, но без принятия обяза тельств и без проектирования. Развитие во всех, без исключения, от раслях показывает, что США сохраняют свое планетарное домини рование, определяя везде свои цели, в то время как Европа покорно следует им даже тогда, когда они направлены против ее интересов и территорий, как в случае катастрофы в Югославии.

2. Ясно подразумевается возможность вмешательства в любом регионе планеты и по любому поводу. Форма вмешательства никак не определяется, нет никаких законов функционирования «глобали зации», кроме «законов джунглей», т.е. права сильнейшего (на дан ный момент – США), и отношение к этому вполне терпимое.

3. Содержание термина «глобализация», который сам по себе ничего не значит, формируется по ходу ее действия и развития с ослаблением значения действительных экономических величин ради денежно-финансовых, эксплуатацией и демонстрацией жесто кости в отношении ко всем слабым (странам, предприятиям, факто рам производства, людям и животным), сознательным продвижением всякой формы неравенства в микро- и макроэкономическом масшта бе, полным пренебрежением к природе и окружающей среде, при менением достижений новых технологий для подмены естествен ных продуктов генетически модифицированными и замены Высшей силы Прибылью. Прибыль, с ее полным безразличием к средствам, незаконного, грязного, преступного и военно-катастрофического происхождения, загрязняющая окружающую среду и во что бы то ни стало стремящаяся стать максимальной, заменила все признаки и ценности человеческой сущности.

4. Присоединение к «глобализации» объясняется в заметной степени, как уже отмечалось, необходимостью свободного трансфе ра новых технологий. Поэтому инновации и возможность их копи рования на свободном всемирном рынке составляют теоретически часть ее содержания. Утопия конвергенции менее развитых и более развитых экономик базируется в основном на способности развива ющихся экономик копировать новые и часто революционные техно логии, которые рождаются в развитых странах. Но предположение это не учитывает ситуацию отсталости и недостаток зрелости, что ни в коем случае не обеспечивает возможность копирования новых технологий подавляющим большинством современных развиваю щихся экономик. Поэтому вначале требуется достижение критиче ской степени зрелости, главным определяющим фактором которой является образование.

5. Достижение сильнейшими экономиками своих целей посред ством «глобализации» значительно облегчается с введением в содер жание этого термина «единственности пути», «невидимых рук», а также «магии и колдовства». Поэтому известие о том, что ученица в штате Оклахома (США) была отчислена из школы потому, что сде лала заклинания против своих учителей и они попали в больницу (Voridi, 2000), нисколько уже не должно нас удивлять. «Единствен ный путь», «невидимые руки», «доверие саморегулирующемуся рын ку», «колдуны и колдуньи» и многое другое составляют арсенал «ин теллектуального вооружения» «глобализации».

6. Несмотря на то, что катализаторная роль международных корпораций-монстров не подразумевается как главная часть со держания «глобализации», все-таки понимание их значимости во всемирном ВВП, а также многогранности негативного влияния их решений на современные правительства и многие международные организации оставляет им заметное место в «глобализации».

Б. Что не охватывает «глобализация»

То, что не включается в содержание «глобализации», доволь но просто определить. Она не подразумевает подлинного сближения стран всего мира, обеспечения одинаковых благоприятных условий всем жителям нашей планеты, гарантии мира на Земле, сплочен ности и человеческой солидарности, справедливого распределения благ, продвижения решений по ненарушению человеческих прав, уважения национального суверенитета отдельных независимых стран и т.д.

Выводы Начиная уже с первой главы и вопреки ее заглавию – «Невин ная» «глобализация» устанавливается, что такой не существует.

Очевидно, никогда не была либерализация торговых отношений не винной, а существующая ныне «глобализация» является еще и заго ворщицкой. Наличие заговоров в содержании «глобализации» необ ходимо считать само собой разумеющимся, потому что по-другому невозможно истолковать настолько безобидное навязывание такого наивного утверждения, как «единственность пути».

Противопоставление воображаемой «невинной» «глобализации»

действительной позволяет легко прийти к выводу о том, что никто не возражал бы против продвижения первой, в то время как каждый ду мающий житель планеты обязан препятствовать сохранению второй.

Глава II УТРАЧЕННАЯ «НЕВИННОСТЬ» «ГЛОБАЛИЗАЦИИ»

Каждый может заметить эру компью теров повсюду, кроме статистических данных о производительности.

Роберт Солоу Констатируя бедствия современного мира, которые в целом мы уже приписываем «глобализации», и стремясь обнаружить виновных, мы склоняемся к чрезмерному упрощению проблемы и предположе нию, что с самого начала существовала некая организация загово ра против человечества. Под «заговорщиками» подразумеваем или США, или межнациональные корпорации, или правительства от дельных стран, а вероятнее всего – какое-то их сочетание.

Тем не менее рискованная попытка подробного анализа истори ческого пути развития, по которому следовал новый международный экономический порядок до навязывания ему нынешней уродливой формы, в сущности, невозможна;

в равной степени нереальным ка жется и всякий вывод, который имел бы окончанием безболезненное подтверждение подобного масштаба и действенности этих «заговор щиков».

Действительно, термин «глобализация» появляется во второй половине 80-х гг., причем вначале он подчеркивал лишь взаимоза висимость экономик. Однако «глобализации» предшествовали на международной авансцене два других катализаторных события:

во-первых, начало перехода передовых экономик с традиционного индустриального к постиндустриальному периоду развития и, во вторых, вторжение новых и революционных технологий. Характери стика «глобализации» как единственного пути могла бы, вероятно, оправдаться необходимостью ускоренного продвижения по всему миру новых технологий, которые теоретически являются всемирным достоянием, а также необходимостью завоевания всемирного рынка продуктами-услугами. Это требовало, несомненно, большей степе ни либерализации торговых отношений, чем раньше. Но вызванные либерализацией торговли изменения в образе жизни каждого чело века не были бы драматическими, поскольку уже с XVIII в. некото рые виды экономической деятельности были интернационализиро ваны, как, например, торговля пряностями и другими экзотическими продуктами, хотя до начала 1980-х гг. «производство, предприятие и промышленность составляли национальные явления» (Hobsbawm, 1979, p. 313).

В этой главе сделана попытка описать историю отдельных со бытий международной экономики, которые были закономерными, и поэтому считаю нерациональной попытку превращения их в це почку заговоров против слабейших экономик нашей планеты, по крайней мере сначала. Необходимо подчеркнуть, вероятно, не абсо лютно точный и поэтому в некоторых моментах предположительный характер такого обзора, особенно в той части, которая касается по следовательности и степени взаимного влияния их на формирование конечного результата, который уже предстает как «глобализация», а также и возможные упущения значительных данных, характери зующих это движение. В самом деле, монстр, который наконец по является как «глобализация», связанный в развитии своем с множе ством разнообразных систем и их сочетаний, удалил значительное количество мощных традиционных факторов, использовал много численные центры принятия решений и обрядился в бесчисленные маски так, чтобы было невозможно наблюдать его следы. Однако эта попытка, даже и с указанными выше трудностями, представляется необходимой, по крайней мере, как стимул для последующих иссле дований, она нужна для того, чтобы развенчать следующие мифы:

– совокупность «всего плохого» приписывается только либера лизации торговых отношений;

– американцы представляются как существа со сверхъесте ственными способностями, которые смогли с самого начала постро ить такого масштаба сатанинские планы для будущего человечества, а также для того, чтобы разобраться с причинами и следствиями, временным чередованием их и важными элементами на пути раз вития к «глобализации».

В трех параграфах этой главы будет проанализировано «невин ное» начальное движение к авантюре, которая стала известна как «глобализация», а в следующей главе эта попытка завершится ана лизом «заговоров», которые обременили ее.

Исследование причин и обстоятельств, которые навязали «гло бализацию» в настоящей ее форме, демаскирует полностью довод единственного пути, отступление от национальных экономических интересов и национального суверенитета, а также и якобы преоб ладания сверхъестественных сил рынка. Напротив, как следует из этой главы, «глобализация» представляет собой направленный вы бор США, поскольку таким путем они обеспечат сохранение меж дународной гегемонии на ближайшие десятилетия и навяжут свои ценности остальному миру. Речь идет все-таки о первоначальном стремлении их навязать режим либерализации торговых отношений, в рамках которого их сильное монополистическое положение благо даря лидерству в новых технологиях оказывало помощь их нацио нальным интересам, а также о желании не быть замененным другой силой в их главенствующей роли. Результаты, конечно, особенно в этой сфере, не были благоприятными для США с многих точек зре ния, как увидим далее, но, по всей вероятности, они преследовали цель получить и другие преимущества, а не просто осуществление положительного торгового баланса. Продолжение, похоже, было не программированным, поэтому «глобализация» не приняла оконча тельную форму, а непрерывно поглощает и отбрасывает элементы, которые при благоприятном стечении обстоятельств обещают луч шее достижение этой первостепенной и других целей США.

Таким образом, в своем движении «глобализация» спешит ис пользовать такие паралелльно развивающиеся процессы, как по стиндустриальная стадия развития и американское лидерство в но вых технологиях. Одновременно, однако, высокая нестабильность международной среды способствует, некоординированно и во мно гом безначально, постепенному отсечению новой экономической си стемы от начальных теоретических устоев: здоровой конкуренции, спроса как рычага прогресса, разграничения факторов производства на труд и капитал, сокращения переменных затрат за счет роста про изводства, связи прибыли с проведением эффективных инвестиций, возможности интенсивного развития (приносимого в жертву ради денежно-валютной стабильности), связи производства и потребле ния и т.д. Поэтому эта новая система, называемая «глобализацией», развивается подобно мозаике, в каждом новом периоде ей необхо димы создание мифов и организация массовой пропаганды, которая ведет к вершине противоречия и изолируется все более от экономи ческой реальности.

Эти аномалии системы, которые объясняют потенциально и не желание или несостоятельность США функционировать как сверх сила, координирующая ее, можно отнести к появлению симптомов упадка, которые препятствуют Америке использовать свою силу без применения мер, наносящих вред другим странам, как, например, навязывание макроэкономической политики, которая непригодна для стран, находящихся под ее воздействием, или обязанность раз вивающихся стран широко открыть свои экономики внешней тор говле, когда одновременно мощные экономические силы планеты применяют коварными путями множество оградительных мер.

В качестве предвестника и повода для «глобализации» можно назвать трудности американской экономики в 80-х гг., и как законо мерные ее элементы – наступление постиндустриальной стадии раз вития с появлением новых и революционных технологий.

I. Депрессия американской экономики как предвестник «глобализации»



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.