авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

«V Мария Негрепонти-Деливани ЗАГОВОР «ГЛОБАЛИЗАЦИИ»: ПУТЬ К МИРОВОМУ КРИЗИСУ МОНОГРАФИЯ Под научной редакцией доктора ...»

-- [ Страница 4 ] --

Однако эта многолетняя и сильная защита ограничивает свободное передвижение идей вместе с поворотом современных экономик к новым монопольным видам рынков, провозглашая вместе с тем либерализацию торговых отношений и свободную конкуренцию.

В Европе патенты пока выдаются с большими трудностями, и число их ощутимо ниже соответствующего числа в Америке. В Америке, несомненно, происходит злоупотребление патентами для создания неконтролируемых монопольных прибылей. Например, IBM получает почти 10 патентов каждый трудовой день. Но самое абсурдное – это то, что патенты выдаются не только на завершенную новаторскую идею, но и на идею в стадии разработки. Этот вид патентования называется «запатентованная стратегия», она способствует обеспечению финан сирования. Главное критическое замечание по поводу «безумной»

системы патенования в США заключается в том, что легкость, с ко торой они даются, ни в коем случае не исключает обеспечение 20 летней защиты, т.е. монополию даже на глупые или очевидные идеи, как, например, предоставление информации через сеть Интернет, поэтому сейчас уже признается, что ситуация с патентованием до шла до крайности и необходимо вводить какие-то ограничения (The Economist, 8.04.2000 г.).

б) Индивидуализированное производство Производство становится все более персонализированным, удовлетворяя специализированные желания и потребности клиен тов, в противоположность массовому серийному производству на предыдущей стадии. Эта очень существенная разница выразительно проявляется через динамику связи цен на персональные компьютеры и на системное и прикладное программное обеспечение. В 1984 г. от ношение цены компьютера к цене программного обеспечения со ставляло 4 : 1, теперь оно стало обратным, а скоро компьютеры будут предлагаться бесплатно с обязательством покупки операционной системы, программных приложений и абонементом на пользование Интернетом, так как затраты на их производство ожидается покрыть от рекламных доходов. Подобным образом идет и развитие мобиль ных телефонов. С индивидуализацией производства масштабные экономические сферы, которые имеют своим условием массовое производство, теряют значение, потому что уменьшение себестои мости производства и достижение высокой производительности осу ществляются и с мелким производством. Это различие в сравнении со стадией традиционной индустриализации объясняется легким, быстрым, не требующим больших расходов и с низкой долей ри ска способом изменения новых технологий и приспосабливания их к любым персонализованным и специальным требованиям.

Резуль татом этих новых особенностей производства, которые преобладают в «новой» экономике, становятся гибкость проектирования продук тов и услуг, соответствующих специфическим условиям каждого рынка (Dicken, 1998, p. 166). Следует здесь отметить, что важней шим доводом неоклассиков в пользу свободного передвижения ка питала является высокая отдача его там, где имеется его недостаток, т.е. в развивающихся экономиках, и он перестает иметь силу в новых условиях производства при «глобализации». Например, такие эконо мики, как Индия, используют уже рутинные процессы для производ ства системного и прикладного программного обеспечения.

Массовое производство и продажа товаров и услуг, адаптиро ванных к индивидуальным предпочтениям клиентов, являются ме тодом, который уже реализуется изготовителями автомобилей и пер сональных компьютеров. Речь идет о производстве промышленных продуктов, которое начинается после того, как появляется соответ ствующий заказ от клиентов, и которое, в сущности, преобразовыва ет промышленное производство в индустрию спроса. Сокращение себестоимости таким способом значительное, так как тот факт, что спрос предшествует предложению, т.е. «производится завтра то, что заказывается сегодня», избавляет предприятия от содержания больших запасов. Например, Nissan Motor оценивает, что экономит таким путем 3600 долл. с каждого автомобиля, а европейские изго товители автомобилей имеют цель создавать за 3 дня автомобиль, который был заказан клиентом, с персональными характеристика ми и деталями, которые он сам определил. Этот способ изначально имеет своим условием то, что предприятие будет располагать стан дартными деталями, которые будут использоваться на следующем этапе в соответствии с предпочтениями каждого клиента. Таким об разом, массовое промышленное производство сочетается с конкре тизированными индивидуальными желаниями клиентов. Применяя этот метод, компания Dell с успехом опередила компанию Compaq в сфере персональных компьютеров. Согласно результатам недав них исследований, производство автомобилей на основе такого под хода в Европе составляет 19% от общего объема, в сравнении с 7% в США. С использованием этого подхода индустрия автопроизвод ства избегает колебаний спроса, которые угрожают прибыли. Поку патели, которые заказывают автомобили заранее, готовы ждать около 14 дней, тогда как на данный момент не могут получить автомобиль до 50–60 дней. Производство их длится 2 дня, и необходимы еще 5 дней для их продажи. Остальные дни тратятся на бюрократиче скую волокиту, от которой стараются избавиться изготовители, что бы быть в состоянии сдавать автомобили за 3 дня. В любом случае, на основе сравнительных исследований, осуществление этой цели потребует примерно 10 лет. 40 производителей автомобилей и дета лей заключили договор (международная программа торговли авто мобилями) для того, чтобы удовлетворять насколько возможно луч ше и быстрее требования своих клиентов. Этот метод применяется и в других отраслях, кроме автомобильной и компьютерной, таких, например, как производство холодильников и стиральных машин (The Economist, 14.07.2001 г.).

в) Уменьшение затрат производства Эффективное сокращение потребности в рабочей силе проис ходит, главным образом, вследствие замены традиционного основ ного капитала на новые технологии. В качестве примера приведем операцию, которая осуществляется банковским служащим за 2 долл., в то время как эта же сделка, произведенная через Интернет, будет стоить всего 30 центов. Уменьшение стоимости во втором случае об условлено не только сокращением числа сотрудников, но и тем, что спрос в большинстве случаев известен изначально и уже нет необхо димости накапливать значительные запасы, а также тем, что умень шаются затраты на рекламу, исключаются посредники, облегчается сравнение цен. Предприятия используют все чаще Интернет, число потребителей которого растет27, поскольку у людей создается впе чатление, что предоставляемые услуги являются индивидуальными (The Economist, 1.04.2000 г.).

Однако прогнозы развития электронной торговли 2000 г., т.е.

чуть раньше кризиса, который разорил многие сетевые компании, оказались сверхоптимистичными. Так, уже в феврале 2000 г. около 60 компаний имели убытки свыше 90%. Были сразу уволены око ло 17000 сотрудников, и их число достигло 36000 в январе 2001 г.

Причин краха было много, но наверняка важнейшей из них была эта наивная и безосновательная уверенность, что «новая экономи ка» вне экономических законов, которые решали судьбы остальных отраслей экономики. К тому же кризис был связан и с критическим возрастанием числа клиентов, которые могли пользоваться Интерне том, имея соответствующий доход, но при этом прибыли были ниже ожидаемых, учитывая огромные инвестированные суммы. Тем не менее после кризиса заказы через Интернет продолжали расти, хотя К концу 2005 г. число пользователей Интернета достигло 1 млрд чел., а к концу 2007 г. – около 1,35 млрд чел. – Прим. науч. ред.

и более низкими темпами, чем прогнозировалось. Например, объем сделок электронной торговли только в США, где отмечено 70% все мирных продаж через Интернет, составил в 2004 г. 145 млрд долл., в 2005 г. – 168 млрд долл., и прогнозируется, что к 2010 г. он достиг нет 316 млрд долл. Значительная часть общего количества заказов через Интернет приходится на путешествия. Эти суммы, однако, су щественно отличаются от докризисного периода, когда объем сделок через сеть достигал 1,2 трлн долл., и прогнозировалось достижение уровня 6,8 трлн долл. в 2004 г. Эта огромная разница между про гнозами и реальностью характеризует и масштабы утопии, которая окружает Интернет и некоторые его приложения.

Все-таки еще не ясно, благоприятствует ли потребителям это сокращение стоимости производства, и если да, то в какой степени.

Что касается первой части, то тенденция слияний компаний, безу словно, ведет всемирную экономику к росту степени монополиза ции, и, следовательно, польза для потребителей будет в большинстве случаев кратковременной и незначительной. Что касается второй части, то, как видно из исследования американской экономики, 1/ пользы от снижения цен идет на благо потребителей, а остальное – руководящим лицам компании в виде повышенных зарплат, выбора покупки акций компании, а также акционерам (Askenazy, 1999). Но если принять во внимание то, что торговые сделки через Интернет не облагаются налогами, то существует серьезная проблема нера венства по отношению к традиционной торговле, и становится ясно, что экономические выгоды существенно ограничатся (до 30%), если все-таки торговые сделки через Интернет будут облагаться налогом.

Однако хуже то, что Интернет с безграничными возможностями и огромным распространением не обязательно гарантирует дости жение прибыли. Резкое падение акций интернет-компаний создает оправданную панику и, возможно, дестабилизирует биржи на ми ровом уровне, особенно если прогнозируется продолжение падения.

Этот угрожающий сценарий отчетливо воплотился после второй по ловины 2000 г. с резким падением индекса Nasdaq.

г) Размер предприятия Вывод относительно развития среднего размера предприятия в «новой экономике», т.е. о том, что является общей тенденцией – его увеличение или уменьшение, осложняется целым рядом причин.

Это затруднение объясняется, прежде всего, противоречием, которое наблюдается между ростом числа малых предприятий, по крайней мере в США, и одновременным увеличением доли участия произ водства крупных монополий во всемирном ВВП. Считаю, что вторая тенденция четко преобладает над первой, т.е. средний размер пред приятия расширяется заметно в рамках развитых экономик, да и по всему миру. Об этом свидетельствует не только астрономический рост числа интернациональных предприятий – с нескольких сотен в 1970 г. до 40000 и более предприятий, имеющих свыше 170000 до черних компаний в различных регионах мира, но и тот факт, что наиболее крупных из них контролируют всемирной экономики (Ramonet, 1998, p. 68). Посредством слияний, соглашений и выкупов, которые в последние годы происходят чуть ли не ежедневно, фор мируются компании-колоссы. Тенденция увеличения предприятий посредством объединений, которые редко становятся успешными, связывается непосредственно с «глобализацией», поскольку важней шей причиной, которая подталкивает предприятия к объединению, судя по всему, является угроза того, что с относительно маленькими размерами они не смогут выжить на глобализованном рынке (The Economist, 22.07.2000 г.). Да и расширение продаж через Интернет, как прогнозируется, будет благоприятствовать крупным предпри ятиям с известным брендом, а не организациям малого и среднего бизнеса, особенно если речь идет не об известных торговых марках.

Тем не менее ряд параллельных событий, видимо, вносит неясности в эту тенденцию.

Так, современное предприятие потеряло старый пирамидоо бразный вид и теперь больше похоже на сеть, которая распростра няется в различных частях света, и каждый узел содержит малочис ленную группу трудящихся с разной квалификацией (Reich, 1997).

Трудно назвать крупным современное предприятие, так как его раз меры на сегодняшний день сложно определить традционным спосо бом. Новый вид предприятия никто не контролирует в действитель ности. Этим путем избегается бюрократическая волокита и вместо нее поощряется быстрое принятие решений. Кроме того, очень трудно установить владельца предприятия, исходя из того, что почти в каждом случае речь идет об эксперименте, вдохновляемом идея ми его создателей и осуществляемом в условиях значительного ри ска, поэтому прибыли, получаемые в конечном счете, распределятся между теми, кто предложил новаторскую идею, кто ее дотировал, и акционерами. Практика показывает истинность этой тенденции, так как многие предприятия ищут уже не «руководителей», а группы с конкретными специализированными знаниями высокого уровня (Business Week, 30.08.1999 г.).

Европа обвиняется в том, что, в противоположность США, не в состоянии организовать достаточное количество малых предпри ятий, поскольку ей не хватает динамичности, она не желает прини мать на себя риски и сохраняет в высокой степени свою бюрокра тию. Утверждается, что в США 80% новых мест работы создается малыми предприятиями (Time, 23.08.1999 г.).

С другой стороны, статистические данные (Extel’s Annual Sur vey) показывают, что процент тех, кто верил в то, что малые пред приятия не имеют преимуществ, составлял 11 в 1996 г. и достиг в 1997 г. Волна объединений и выкупов с тех пор является неопро вержимым признаком роста этого процента. Вывод из этих цифр:

во-первых, малые предприятия сталкиваются с равнодушием ин ституциональных инвесторов, во-вторых, по мнению респонден тов, размер производства соотносится с хорошим качеством товара, в-третьих, малое предпринимательство не обеспечивает достаточно го объема свободных средств. Предприятия в сфере высоких техно логий менее зависят от процентов за кредиты, чем остальные, так как кроме того что обычно располагают значительными собствен ными суммами, считают настолько необходимым инвестировать ин новации, что предпочитают ради этого откладывать покупку нового автомобиля. Это составляет еще один дополнительный косвенный признак превосходства крупных предприятий в «новой» экономике (Business Week, 6.03.2000 г.).

Однако в связи со сравнительно недавними неблагоприятными событиями в сфере мобильной связи почти одновременно в США и Европе возникают серьезные опасения и сомнения в правильно сти решений о максимизации размера предприятий. Действитель но, колоссы отрасли приходят в упадок. Например, американский WorldCom недавно пошел на слияния с американской же AT&T, и капитализация его со 150 млрд долл. уменьшилась до 50 млрд долл. за несколько часов. Аналогичный опыт имели и многие евро пейские телекоммуникационные компании, такие как Deutshe Tele com и British Telecom, которые понесли убытки около 150 млрд долл.

в 2000 г., то же самое можно сказать и о France Telecom. Теперь уже утверждается, что одной из главных причин данных разрушитель ных событий стала гигантская величина этих предприятий, которая способствовала утрате предпринимательской гибкости. С замедле нием спроса на услуги этих компаний опасно возросло отношение стоимости инвестиций к их продажам, и предприятия внезапно ока зались не в состоянии оплачивать свои долги в банках, которые уже не хотели предоставлять им новые кредиты. Что касается будущего этих крупных предприятий, то многие аналитики считают, что новые правила игры в этой сфере будут конкретизироваться, и компании будут сотрудничать между собой, чтобы обеспечивать рынок реше ниями, которые хотят их клиенты, и предлагать специализированные услуги и уже не будут огромными компаниями с «расширенным па кетом» услуг. С появлением этих трудностей становится заметным и то, что «крупные размеры перестали быть важными» (The Econo mist, 16.12.2000 г.).

Слияния вызвали сомнения и в банковской сфере: насколько они полезны потребителям, как заверяют официально для оправда ния развития в направлении к олигополистическому и монополисти ческому рынкам. Хотя слияния банков обещают их клиентам лучшее обслуживание, так как совокупность услуг будет предлагаться в той же сфере, уже сейчас проявляются первые неблагоприятные инди каторы:

– клиенты обременяются максимальными издержками, так как число конкурирующих банков сокращается;

– сокращаются индивидуальные контакты, так как уменьшает ся количество банковских служащих;

– нивелируется отношение к клиентам в крупных банках;

– сокращаются виды предоставляемых услуг, поскольку банки упраздняют отдельные сферы своей деятельности (Business Week, 25.09.2000 г.).

Сомнения и беспокойства относительно современной тен денции увеличения среднего предприятия посредством выкупов слияний-договоренностей коснулись и США, где благосостояние неизменно связывается с успехами крупных предприятий, а внешняя политика во 2-й половине прошлого века строилась в соответствии с руководящими принципами и интересами крупных компаний и где еще недавно существовало поразительное равнодушие к увеличе нию степени монополизации ранков. Несмотря на то, что 2/3 аме риканских граждан продолжают считать, что крупные предприятия обеспечили сегодняшнее благосостояние, тем не менее, постоянно растущая доля населения, которая приближается к, выражает опа сения в связи со значительной мощью, которую приобрели крупные предприятия в столь многих отраслях и сферах жизни. Особенный интерес представляют и отдельные ответы, которые были получе ны в результате опроса общественного мнения (Business Week/Harris Poll, 31.08.2000 г.):

– лишь 47% опрошенных считают, что то, что выгодно круп ным компаниям в целом, выгодно и американцам;

– 66% респондентов полагают, что достижение максималь ной прибыли имеет для крупных компаний большее значение, чем удовлетворение потребителей безопасными и качественными про дуктами;

– 74% опрошенных выразили мнение, что крупные компании приобрели чрезмерную политическую силу.

К результатам этого опроса, который касается только Америки, необходимо добавить итоги всемирного опроса (Jonquiere-Financial Times, 6.12.2000 г.), из которого следует, что подавляющее большин ство жителей планеты уже не доверяют национальным правитель ствам и крупным компаниям, а возлагают свои надежды на деятель ность неправительственных организаций.

Анализ этого впечатляющего поворота общественного мнения (в США и мире) может быть такой (Business Week, 11.09.2000 г.):

1. Создается ощущение, что привилегии крупных компаний стали неконтролируемыми и вытекают из чудовищного расширения неравенств во всех сферах. Это ощущение, несомненно, усиливается тем фактом, что величина оплаты труда в среднем превысила рост инфляции лишь на 7,6% с 1992 г. и до сегодняшнего дня, тогда как производительность возросла на 17,9%. При таком развитии, которое расширяет пропасть между богатыми и бедными, вполне ожидаема всеобщая негативная реакция на астрономически высокие зарплаты руководящих лиц крупных компаний. Действительно, 73% амери канцев считают, что эти оплаты чрезмерно завышены.

2. Многие считают, что противодействующие силы, которые могли бы уравновешивать возрастающее влияние крупных компа ний, а именно сильные правительства и динамичные профсоюзы, ослабли, в результате крупные компании потеряли связь с народом и относятся к нему с высокомерием.

3. Имеются серьезные основания предполагать, что в процент ном отношении уменьшается согласие американцев по вопросам глобализации – либерализации торговых отношений, так как они уже не имеют доверия к силам рынка, поскольку доказано, что по следние не в состоянии справедливо разделять блага. Такой пово рот общественного мнения может значить, безусловно, молчаливую подготовку возобновления в некоторой степени государственного вмешательства и регулирования экономики.

Констатация и анализ указанных выше проблем нисколько не отвергают всеобщее и абсолютно твердое убеждение, что средний размер межнационального предприятия увеличивается, и к тому же ускоренными темпами, хотя точно это пока не оценено. В «новой»

экономике действуют две тенденции, которые расширяют разме ры предприятий. Первая ведет компании к формированию олигопо листического рынка с наличием соглашений, которые приближают его к монополии, в то время как вторая – во многом последствие первой – к напряжению конкуренции, которая уничтожает малые предприятия. Однако размер современного предприятия уже нелег ко определить на основе тех критериев, которые действовали до этого, потому что целый ряд его особенностей значительно изме нился. Поэтому уже невозможно делать различия между малыми и крупными предприятиями с той же легкостью и уверенностью, как раньше. Тем не менее, стоит подчеркнуть, что фундамент «глобализации» начал подрываться во многих местах по причине осознания неблагоприятных ее последствий. Сомнения, которые изложены в этой главе, относительно неограниченного и никем не управляемого увеличения предприятий составляют только одно из выражений многочисленных и многогранных противодействий «глобализации», которые не проистекают, как желали бы ее сто ронники, от «террористов», «маргиналов», «неграмотных» и т.д.

«Это уже не является делом молодежи или хиппи. Сегодня те, кто выступает против крупных компаний, представляют все уровни американского общества» (Business Week, 11.09.2000 г., p. 55).

д) Вид занятости Предприятия «новой» экономики не имеют мест для постоян ной работы и стабильных зарплат, кроме немногочисленных руково дителей высокого уровня. Это изменение в трудовой сфере вызвало «кризис идентичности» в международном профсоюзном движении, которое запрограммировано функционировать в традиционных условиях промышленной занятости. С новыми условиями, которые формируются в сфере труда, вклад профсоюзных организаций в ре шение возникающих проблем недостаточно значимый и совсем не результативный. Этим объясняется и постоянное уменьшение в те чение последних 10 лет их членов, которые составляют лишь 20% трудящихся в 48 из 92 стран, где проводилось исследование. Соглас но оценкам исследователей Института труда / Конфедерации госу дарственных и частных служащих Греции, это уменьшение связано с распространением ненормированного труда. Это особенно заметно в США, где степень гибкости рынка труда во много раз выше, чем в Европе. Ослабление профсоюзов объясняется, особенно в Европе, и возрастающей безработицей. Именно так произошло во время боль шого экономического кризиса 1929–1932 гг. Профсоюзы интересуют ся только своими занятыми членами, а не теми, кто безработный.

Рабочие профсоюзы, тем не менее, стараются приспособиться к условиям «новой экономики», которая угрожает изолированием рабочих – сторонников профсоюзов, и обеспечить свое присутствие в эпоху информационных технологий. Новый вид отношений между предприятиями и трудящимися пока не сформировался, кроме скан динавских стран, где вводится в практику новый режим отношений, который сохраняет независимость двух сторон. Трудно прогнозиро вать будущее профсоюзов, которое зависит от понимания того, что «новая» экономика отличается коренным образом от традиционной и в конечном счете ее вытеснит, с чем не согласны многие, как бу дет показано в главе IV. На данный момент пока констатируется, что члены профсоюзов получают более высокие зарплаты и имеют луч шие условия социального страхования по сравнению с их коллегами, не являющимися членами профсоюза (Business Week, 7.09.2000 г.).

Доля трудящихся, состоящих в профсоюзах, значительно отличается в разных странах, как видно из таблицы 2.8, что потенциально может объяснить разницу в поведении работающего населения отдельных стран. Слияния, выкупы и соглашения вносят свой вклад в разрегу лирование ускоренными темпами рынка труда, делая работодателей сверхсильными перед трудящимися.

Таблица 2. Членство трудящихся в профессиональных союзах (2004 г.) Страна Наемные рабочие (%) Швеция 81, Финляндия 76, Дания 74, Бельгия 55, Норвегия 54, Австрия 36, Словакия 36, Италия 34, Люксембург 33, Великобритания 31, Канада 28, Чехия 27, Германия 25, Португалия 24, Нидерланды 23, Япония 21, Венгрия 19, Швейцария 17, Испания 14, Польша 14, США 12, Франция 9, Источник: Perspective de l’emploi 2004 (OCDE).

Продолжительность работы становится все более неопределен ной с попыткой распространения неформальных видов занятости:

неполная занятость, договор на неопределенное время, соглашение о выполнении работы с заранее устанавливаемой фиксированной оплатой и т.д. Трудящиеся теряют, таким образом, возможность ре гулирования своего свободного времени, качество личной и обще ственной жизни, у них снижается уровень потребления, и, что важ нее всего, они вынуждены в дальнейшем жить в условиях высокой степени незастрахованности. Это характерно, хотя и в меньшей сте пени, и для Европы, которая по сравнению с США отстает в масшта бах разлаживания рынка труда. 46% опрошенных трудящихся заяви ли, что чувствуют себя незащищенными в своей занятости, причем наибольший процент таких людей во Франции и Великобритании, а меньший – в Голландии, Бельгии, Испании и Италии (Taylor, 1999).

Как и следовало ожидать, руководители предприятий относятся к своему профессиональному будущему с большим оптимизмом и в 90% случаев считают, что их вклад в предприятие, где они тру дятся, положительный.

Рутинный труд сильнее востребован там, где он дешевле, чем и определяется местоположение каждого этапа производства. На циональные границы не имеют уже того значения, которое имели, и уже нет никакой чувствительности по поводу эксплуатации дет ского труда. Постепенное вытеснение физического труда из произ водства постиндустриального периода и замена его умственным, ви димо, поощряет эти изменения, исходя из того, что первый, который завершается ощутимыми результатами, является зависимым от про должительности труда;

напротив, второй может реализоваться где бы то ни было и не подчиняется ни графику, ни программированным результатам. Некоторые утверждают, что наступил «конец труда».

Но прогнозы эти не кажутся правильными не только потому, что это отменило бы «абсолютно необходимый» фактор производства, но и потому, что потребность в труде будет существовать всегда, хотя и во все меньшем объеме и с различными условиями и методами его использования. Было бы, вероятно, правильнее вести речь о конце полной занятости, хотя и это очень спорно, так как зависит от опре деления, которое дается полной занятости28, а также потому, что это было бы правильным только в случае Европы, а не США29. Безуслов Полная занятость начала преобладать в большей части ХХ в. как труд с продолжительностью 48 ч в неделю. В XVIII–XIX вв. труд был более про должительный. Следовательно, в XXI в. полная занятость могла бы без про блем быть установлена на основе 35 ч в неделю или еще меньшей продол жительности. Наконец, определение полной занятости на каждом видном этапе капитализма зависит от того, желаем ли мы сохранить неизменным способ распределения дохода между трудом и капиталом или, напротив, преследуем его изменение.

В США не только не уменьшаются недельные часы работы, но, напро тив, увеличиваются: в 1982 г. супруги работали 2850 ч в год, а в 1988 г. – 3450 ч в год. Это результат решающего уменьшения реальных зарплат в Америке, что вынуждает и других членов семьи работать, причем тру диться больше времени для того, чтобы удовлетворять свои потребности.

но, «глобализация» «пролетаризовала» неквалифицированный труд в развитых странах, эксплуатируя неквалифицированных рабочих развивающихся стран, поскольку национальное государство пере стало эффективно действовать.

«Глобализация», напротив, чрезвычайно благоприятствовала одной малочисленной категории трудящихся, в которую попадают руководящие кадры крупных компаний, которые специализирова лись в решении проблем «новой» экономики. В эпоху, когда реаль ные зарплаты рядовых трудящихся отстают от роста производитель ности, зарплаты и льготы высокопоставленных работников крупных компаний непомерны (Business Week, 14.08.2000 г.): американская компания Insurer Conseco Inc. заплатила своему новому «хозяину»

45 млн долл. просто для того, чтобы он представился! Если останет ся в компании на 2 года, то получит еще 50 млн долл. Если же со гласится проработать 7 лет, то обеспечит себе на всю жизнь 1,5 млн долл. ежегодно. В Европе оплаты руководителей пока относительно более низкие. Особенно в Великобритании, где акционеры негодуют по поводу астрономических, как они считают, зарплат руководящих кадров. Очевидно, их негодование оправдывается одной важной раз ницей, которая существует между Америкой и Европой, в том, что касается этих оплат. Речь идет о том, что в США есть абсолютная прозрачность в этой сфере по сравнению с Европой, где акционеры не знают, как и по каким особенным условиям оплачиваются руково дители их компаний30.

Неоправданно, на первый взгляд, высокие зарплаты руководи телей стараются «узаконить» с помощью многочисленных параме тров. Однако прежде чем обратимся к некоторым из них, необхо димо констатировать, что на свободном рынке труда законы спроса и предложения этого вида труда определяют такую высокую оплату.

Ответ на вопрос «почему», конечно, ясен: спрос превышает пред ложение, и не только поэтому, как показывают недавние события, свидетельствующие в пользу того, что способности этих кадров по Зарплаты руководителей и высокопоставленных сотрудников россий ских госкорпораций доходят до 1900 тыс. руб. в месяц, что часто превышает зарплаты руководителей крупных коммерческих структур (Аргументы и фак ты. 2008. №20), и это должно вызывать недоумение не только у акционеров, но и у всех налогоплательщиков, которые фактически эту зарплату и выпла чивают. – Прим. науч. ред.

ряду структурных и конъюнктурных причин были сверхоценены.

У этих очевидных констатаций есть много подтекстов. Например, эти кадры имеют определенную и редкую квалификацию и спе циализацию, и компания, которая принимает их на работу, ожидает в результате подавления конкурентов и захват большей части рынка, а также то, что такие кадры пользуются большим спросом (дефи цитны), и для того чтобы нанять и удержать их, компания должна обеспечить оплату и привилегий больше, чем, как предполагается, могли бы предоставить им компании-конкуренты. Такие аргументы начинают после некоторой критической точки действовать лавино образно, увеличивая реальную степень редкости этих кадров, а также и разумно ожидаемые результаты для компании. Этим объясняется обещание резкого роста заработной платы, если с самого начала ру ководитель обязуется оставаться на несколько лет в компании.

Этим объясняется и установленная сверхподвижность этих руководящих кадров, доказывающая отсутствие верности компании, которая их принимает на работу. Например, в США – стране, являющейся ро диной этой категории привилегированных работников, отмечается феномен их передвижения каждые 3–4 года (Palmer, 2000). Нацио нальная служба исследований США прогнозирует, что 22-летний выпускник колледжа сменит около 8 работодателей до 32 лет, в то время как в 80-е гг. большинство трудящихся считали, что останут ся на одном и том же предприятии на 2–3 десятилетия. В недавнем прошлом восхождение по карьерной лестнице давалось тяжелым трудом и преданностью предприятию, а сегодня замена предприятия сочетается и с большей оплатой, чем прежде. Эта сверхподвижность редких руководящих работников побудила недавно Ассоциацию квалифицированных специалистов к тому, чтобы не посвящать вы пускника колледжа в члены ассоциации, пока не пройдет некоторый промежуток времени, который будет гарантировать пребывание его на конкретном месте. Основные причины сверхподвижности этой категории кадров многогранны (The Economist, 11.11.2000 г.): боль шие трудности управления современной компанией;

тот факт, что с акциями, которые дополняют оплату, может быть получено на столько много денег с постоянным до недавнего времени подъемом бирж, что сотрудники уже не имеют особенной заинтересованности в том, чтобы продолжать эту работу;

изменения компаний, которые требуют многочисленных и дифференцированных способностей от сотрудника. Поэтому неудивительно, что достаточно большое ко личество компаний считают обнаружение «талантов» своей первой задачей. Это стремление можно объяснить и тем, что, согласно ре зультатам исследования Ассоциации информационных технологий США, одно из 12 рабочих мест на рынке высоких технологий пусту ет и в ближайшем будущем на этом рынке труда будут представлены только 750000 специалистов вместо 1,6 млн требуемых. Пресловутая конкуренция (см. VI главу данной книги) включает и этот момент:

возможность обеспечения кадрами надлежащего уровня и в доста точном количестве. Поиск этих «талантов» вырос за первый квартал 2000 г. на 47% по сравнению с аналогичным периодом 1999 г. (Asso ciation of Executive Search Consultants Inc.), в то время как число ка дровых агентств, которые обеспечивают «талантами» предприятия, увеличилось с 1859 в 1989 г. до 5093 в 2000 г. (Kennedy Information LLC). Погоня за руководящими кадрами формирует и будущую ми грационную политику всемирной экономики. Она обрисовывается в общих чертах как выборочная свобода передвижения трудящихся.

Каждая страна будет стараться привлечь на свою территорию на сколько возможно большее количество эмигрантов, имеющих тре буемую квалификацию. Эта стратегия создаст, во-первых, новый очаг конфронтации между передовыми экономиками, так как по иск кадров распространится с национального на мировой уровень, и, во-вторых, ситуацию выманивания образованной и квалифициро ванной рабочей силы из развивающихся стран, а также из бывших социалистических стран. Кроме пути решения проблемы с помощью эмиграции квалифицированной рабочей силы из менее развитых в более передовые страны существует и другой путь – это размеще ние предприятий в странах или регионах, располагающих хорошо обученной, но дешевой рабочей силой. Индии, в которой имеется хорошо подготовленная рабочая сила, уже сейчас отдают предпочте ние такие крупные компании, как Oracle, Informix и Jupiter Networks, а HSBC выбрала Китай для размещения своих предприятий.

Зарплаты «больших хозяев» предприятий в 1989 г. превыша ли, в среднем, зарплату одного служащего в 45 раз, а в 1999 г. – в 475 раз (Bianco and Lavelle, 2000)! Одна абсурдность этого могла бы быть достаточной, чтобы отвергнуть мнения, которые стали основой современной политики всемирной экономической системы о якобы саморегулировании рынков. Как можно оправдать разницу доходов трудящихся в 475 раз? Это значит, что одно человеческое существо своим трудом производит богатства в 475 раз больше среднего уров ня остальных трудящихся? Может, эти разницы основываются на ошибочных прогнозах прибыли (как это доказало резкое падение индекса Nasdaq), а может, эти прогнозы сознательно игнорируют реальные данные предприятий? Вполне очевидно, что отсутствие регулирующей политики, которая ограничивала бы разницу зарплат в разумных пределах, – основная причина этих крайне неблагопри ятных экономических и социальных последствий.

Что же ожидается от высокопоставленного руководителя, что он делает и что он может сделать? Все, что ожидается, – это резкий рост цены акций предприятия, которое его нанимает. Эти кадры все сильны, пока они справляются, но сразу удаляются, как только станет видно, что они не справляются. В периоды, когда предприятие стал кивается с трудностями, акционеры все вменяют в вину «хозяину»

и ищут другого на его место с надеждой, что тот сможет преуспеть.

Как известно, Адам Смит считал, что крупные компании дают экономике больше «минусов», чем преимуществ (1776 г.). Однако его точка зрения совсем не помешала крупным предприятиям сы грать важную роль в период промышленной революции и постинду стриальной стадии, которую мы сейчас переживаем. От них требу ются коренные изменения во всех отраслях деятельности. Успешное осуществление этих изменений зависит от соответствующих спо собностей квалифицированных руководящих кадров. Журнал Busi ness Week (28.08.2000 г., The 21st Century Corporation) посвятил один из своих специальных выпусков изменениям предприятий XXI в., а также обязанностям и способностям, которые требуются от руко водителей крупных компаний (они обозначены ниже).

е) Новые потребности предприятий Первое и самое важное требование, предъявляемое к «первому лицу» компании, – это умение создать творческую атмосферу (Coy, 2000). Новые идеи и хорошая информированность являются осно вой творчества в XXI в. В США доля капитала, инвестируемого в но вые информационные технологии, возросла с 10% в 1960 г. до 35% в 2000 г. Идеи заменяют одновременно рутинный труд и основной капитал и могут за минимальное время стать достоянием большей части населения с очень низкими затратами и перспективой полу чения огромных прибылей. Фактически не существует пределов расширения одной компании, которая основывается на своих иде ях, в противоположность пределам развития «старой» экономики, где, к примеру, протяженность железных дорог была ограничена.

Неудивительно, что новые идеи в сфере высоких технологий обе спечивались (до недавнего времени) с большой легкостью кредита ми, если выглядели перспективными с точки зрения получения при были. «Глобализация» с ее свободным передвижением капитала по всему миру гарантирует неограниченное получение капиталов там, где есть перспектива высоких прибылей. Можно утверждать, что ка питал уже не редкость, а редкостью являются идеи, которые могут преумножать капитал. Таким образом, акционеры перестают быть главными действующими лицами на стадии «новой» экономики и заменяются «генераторами идей». Если на предыдущих стадиях развития акционеры могли иметь в своем распоряжении материаль ные ценности, то на постиндустриальной стадии не могут, так как богатство находится в головах руководящих сотрудников предприя тия. Единственное, что остается делать акционерам, – это создавать благоприятные условия для сотрудников, которые генерируют нова торские идеи. В таких условиях и осуществляется прогноз о возмож ном переходе в будущем некоторых услуг социального обеспечения от государства к предприятиям.

Тем не менее не следует думать, что новаторские идеи растут как грибы. Напротив, появление таких идей предполагает сравни тельно развитую инфраструктуру и обычно качественное специ альное образование. Структура занятости изменяется, и ожидаются еще большие трансформации в последующие годы. Рабочие места «старой» экономики не исчезают, а сокращают свою долю в общей занятости. Ожидается увеличение числа пожилых людей, которые останутся трудоспособными на больший промежуток времени, а так же возрастание количества эмигрантов. Эмигранты, естественно, бу дут приняты, только если имеют нужную квалификацию.

Второе, в равной степени значительное требование предприятия к «хозяину» – это продвижение новой идеи по всему миру, потому что таким путем максимизируется прибыль (Edmondson, 2000). Для того чтобы соответствовать этому требованию, руководитель должен сохранять предприятие в состоянии постоянной гибкости, чтобы оно смогло быстро приспособиться к заранее непрогнозируемым измене ниям. Эфемерность и изменчивость внешних условий доминируют в современном бизнесе, и это не согласуется ни со значительными инвестициями, ни с существованием постоянных конкурентов, так как сегодняшний конкурент может стать завтрашним партнером. Ин тернет обеспечивает средства для современного управления, потому что может предоставлять информацию с любого участка земного шара, так как это одновременно средство связи, рынок и информаци онная система (The Economist, 11.11.2000 г.). Распространение новой идеи и продукта (услуги), которым она завершается, несомненно, дает астрономически монопольные прибыли, но успех часто требует приспосабливания к особенностям предпочтений на местах. К при меру, немцы предпочитают вкус ягод в «Фанте», а турки – вкус гру ши в «Кока-коле» (Edmondson, 2000). Показательным является рост зарубежных продаж крупных компаний в 1993–1999 гг. (табл. 2.9).

Таблица 2. Зарубежные продажи компаний (%) Компания 1993 г. 1999 г.

General Electric 16,5 30, Wall-Mart 0,0 13, McDonald’s 46,9 61, Nokia 85,0 97, Toyota 44,6 49, Источник: Standard & Poor’s, Company Reports.

Третья группа требований современных компаний к руководи телю – суметь приспособиться и выбрать стратегию для предприя тия, которая не подчиняется правилам, а наоборот, основывается на динамике постоянных противоречий, на базе следующих критериев (Evans, 2000;

Overell, 2001).

– Наличие стратегии – это хорошо, но еще лучше гибкость ком пании, которая должна ориентироваться не только на национальный, но и на мировой рынок, нанимая сотрудников, могущих работать в команде под управлением руководителей, которые брали бы на себя ответственность, но одновременно были бы в состоянии кон тролировать их.

– Исходя из того, что никакая модель не может передать реаль ную сложность мира, управление компанией, чтобы быть результа тивным, должно включать противоречия, т.е. быть парадоксальным.

Насколько чувствительно руководство компании к парадоксам и сложностям, настолько оно способно предложить в нужный мо мент лучшее решение, поэтому вычерчивание слишком четких пла нов компании противопоказано.

– В недавнем прошлом (2000 г.) продвигалась идея о том, что небольшое предприятие лучше, а теперь уже крупные компании за нимают главенствующее положение. Кроме того, раньше опыт руко водящих кадров являлся решающим фактором для их принятия на работу, а сейчас в почете не столько прошлый опыт, сколько знание того, как играть в сегодняшней игре.

– Успех компании требует одновременно следование настояще му и подготовку будущего. И так как будущее неопределенно, необ ходима подготовка многих сценариев его развития.

– Некоторые предприятия, такие как датская компания Lego, же лают получить «хозяина» с двойственными качествами, т.е. способ ного принимать альтернативные решения и действовать. В каждом офисе компании по всему миру имеются вывески с 11 парадоксами менеджмента: «управляй, но одновременно оставайся в тени», «фан тазируй, но не отрывайся от земли», и т.п.

– Компании стремятся нанимать персонал, имеющий творче ские идеи и испытывающий удовлетворение от действий в неустой чивой среде. Но в то же время такие работники неохотно исполняют приказы, поэтому руководство компании должно знать, как управ лять таким персоналом.

– Успех компании во многом зависит от отношений ее руковод ства с национальной и региональной властью, с местным населени ем, с которыми требуется постоянно обновлять структуру связей.

Противоречивые цели и парадоксальные изменения современ ных компаний подчеркивают:

- высокую степень незащищенности, преобладающую на новой стадии развития постиндустриальной – информационной «новой»

экономики, которая находится еще на переходном этапе, и трудно прогнозировать ее заключительную форму;

- хаотичную «глобализацию», которая не имеет правил функ ционирования, но каждый человек или предприятие вольны делать то, что им выгодно, независимо от того, что, во-первых, то, что им выгодно, может причинять вред всему обществу и, во-вторых, очень часто они сами совершенно не знают, что им выгодно.

ж) Характеристика руководителей «Хозяева» компаний, т.е. высокопоставленные руководители, должны соответствовать приведенным выше противоречивым тре бованиям, рассмотрим, как они пытаются им соответствовать (Busi ness Week, 28.08.2000 г.;

Hunt, 2001).

Профиль руководителей. Большинство высокопоставленных руководителей современных компаний – это белые мужчины около 50 лет. Но процентное отношение женщин-руководителей возрос ло в последние годы. Согласно данным опроса, включающего представителей крупнейших государственных предприятий (Busi ness Week, 25.09.2000 г.), наличие женщин на руководящих постах и в Совете директоров улучшает функционирование компании. Вре мя пребывания руководящих кадров в одной компании составляет примерно 9 лет.

Астрономические зарплаты высокопоставленных руководителей определяются на 2/3 «предпочтением акционеров», это значит, что если цена на акции компании поднимется (что зависит во многом от способностей руководителей), то они разбогатеют, а если упадет – они тоже будут расплачиваться за последствия. Тем не менее существуют способы страхования рисков падения цен на акции, к которым при бегают руководители, но о которых не знают акционеры. К примеру, «страховая схема» типа Collar31 действует следующим образом: цена на акции составляет, предположим, 100 долл., и менеджер компа нии заключает контракт, который определяет максимум и минимум цены акций, например, минимальная цена – 90 долл., а максималь ная – 130 долл. Если курс акции колеблется между 90 и 130 долл., то «страховка» не действует. Но если цена акции упадет до 50 долл., то менеджер продаст ее за 90 долл. и вместо того чтобы потерять 50 долл., потеряет только 10 долл. за акцию. Напротив, если цена акции поднимется до 180 долл., менеджер, имея возможность про дать акцию только за 130 долл., потеряет 50 долл. на каждой акции (Lavelle, 2001). Пользуясь этим методом, руководители многих ком паний спасли значительные суммы, как видно из таблицы 2.10.

Финансовый термин, означающий комбинацию соглашений о верх нем и нижнем пределе. – Прим. науч. ред.

Таблица 2. Прибыли в период падения цен на акции крупных компаний Руководители Компания Акции (с Collar, Убытки, кото млрд долл.) рых избежали, млн долл.

Paul Allen Microsoft 76,15 970, Halsey Minor CNET Networks 1,55 22, William Sinclair JDS Uniphase 260,00 20, Wylie Plummer Semtech Corp. 100,00 2, Источник: Camelbank Research Alliance, BW Research.

Руководители компаний благодаря своему положению могут легко предвидеть падение цен на акции, в то время как акционеры лишены обычно необходимой информации и не защищены от воз можного падения цен. Поддерживается мнение, что вся необходимая информация должна быть предоставлена и акционерам, ею не долж ны владеть исключительно главы компаний (Там же, 2001).

Способности и компетенции руководителей (Business Week, 28.08.2000 г.;

Hunt, 2001). Руководители располагают (или считается, что располагают) почти сверхчеловеческими возможностями, и от них зависит в сущности результат (прибыли) компании. Получить прибыли можно, среди прочего, и путем сокращения зарплат. Совре менный менеджер должен иметь следующие компетенции.

– Обеспечить, чтобы его компания имела контакты с клиентами по всему миру, и они могли бы найти все, что им нужно, в первом же магазине (торговом центре), куда обратятся. Иными словами, не обходимо обеспечивать массовое обслуживание для всех нужд. Та ким образом, глава компании, размещенной в любом месте планеты, является руководителем и на международном уровне, потому что в условиях «глобализации» если компания терпит неудачу за грани цей – это то же самое, что потерпеть неудачу у себя в стране. Если компания не добивается успеха, это означает, что конкуренты от нимают долю рынка, которым она владеет, и компания будет искать другого «хозяина» в надежде, что тот восстановит ее позиции.

– Устанавливать стратегические связи и торговые отношения, а также заключать договоры и сделки;

быть в состоянии взвешенно принимать на себя риски, управляя компанией.

– Иметь талант выигрывать доверие фондовых рынков, от чего будет зависеть курс акций компании и, следовательно, ее возмож ность финансировать будущие инновации, которые необходимы для того, чтобы оставаться на вершине.

– Иметь способность снижать риски, которым подвергается компания, однако без ослабления ее позиций во всех сферах.

– Быть в постоянной готовности воспользоваться любыми бла гоприятными случаями для слияний, выкупов и соглашений и знать порядок осуществления соответствующих процедур.

– Иметь постоянную и полную осведомленность о событиях, прямо или косвенно относящихся к его компании, чтобы быть в со стоянии быстро принимать решения.

– Знать на интуитивном уровне в любой момент, какая техноло гия лучше для его компании, сколько необходимо израсходовать для ее покупки и когда нужно заменить ее новой технологией.

– Быть компетентным в современных информационных техно логиях, чтобы направлять технический персонал компании и еже дневно получать нужную информацию.

– Уметь гибко управлять персоналом компании и пользоваться этим умением. Обеспечивать персоналу благоприятные условия тру да, чтобы сотрудники не искали лучшее место.

– Проектировать предложение продуктов и услуг компании на основе предугадывания индивидуальных желаний клиентов, начи ная с одежды и заканчивая автомобилями или книгами, и быстро обеспечивать соответствующими товарами клиентов до их обраще ния к конкурентам.

– Сочетать «обаяние новичка, гибкость гимнаста и скорость пантеры» (Brady, 2001). Знания и отличное образование сохраняют свое значение и в XXI в., но необходимость действовать в постоянно изменяющейся среде требует скорости принятия решений, а не ожи дания указаний.

– Обращать внимание не на бухгалтерскую стоимость ком пании, а на стоимость, которая представлена ее акциями. Разница между двумя этими стоимостями может достигать 20 раз, учитывая, что стоимость компании находится в голове ее создателей, а не в ее оборудовании. Тем не менее эта большая разница не была тревож ной, пока гармонировала с аналогичными прибылями компании. Но как только обнаружилось замедление темпов их роста, цены на ак ции многих известных компаний упали, что будет еще обсуждаться в этой главе.

Взлет и падение менеджеров. Акционеры современных ком паний считают, что «первая скрипка» должна быть в руках людей, наделенных сверхъестественными способностями, как это следует из соответствующих требований (см. выше). Довольно часто приня тие нового «хозяина» компаниями, сталкивающимися с проблемами, являлось их спасением, как, например, в случае Ли Якокки, который спас компанию Chrysler, или в случае Лу Герстнера, который возродил IBM. Тем не менее кроме этих двух ярких примеров, история «хозя ев», призванных поправить ситуацию разорения компании, в целом не особенно удовлетворительна, что должно бы наставлять акционе ров: спешите продавать акции проблемных предприятий, не ожидая результатов нового «хозяина». Несмотря на то, что в большинстве случаев новый «спаситель», который принимается на работу, чтобы «поднять» проблемную компанию, борется с трудностями, которые невозможно преодолеть, именно ему приписывается неудача, и он сразу отстраняется. С 1995 по 2001 г. 2/3 крупных международных компаний сменили хотя бы один раз своих главных руководителей.


Причем за последние месяцы 2001 г. замена высокопоставленных руководителей приняла форму эпидемии. Часто между принятием и удалением их из компании был очень короткий промежуток вре мени. Главные причины падения руководящих кадров, безусловно, связаны с первоначальными надеждами компаний на них, особенно из-за замедления экономического роста в США и Европе. Тем не ме нее несмотря на множество парадоксальных требований акционеров компаний к менеджерам, одно требование было господствующим и концентрирующим все остальные. Это способность высокопостав ленных руководителей добиться высоких цен на акции, независимо от основных реальных показателей компании. Действительно, про цент ожидаемой прибыли от реальных размеров компаний от от рицательного в 1994 г. (-23) достиг +48 в 1999 г. (Boston Consulting Group, 2000). Этот рост, который был следствием продолжительного роста индекса Nasdaq, приписывался в большей степени способно стям менеджеров компаний, однако когда начались неустойчивость и курс на понижение индекса, возникли трудности и пришло осо знание, что «хозяева», кроме того, что совершают ошибки, как и лю бой человек, к тому же не имеют сверхъестественых способностей, которые могли бы оправдать их зарплаты. Особенно в Европе, где до наступления экономического замедления инвесторы были до вольно лояльны к менеджерам компаний. Однако с падением цен на их акции инвесторы выступили против менеджеров, резко возражая против их высоких зарплат. Многие из этих руководителей уже от странены от работы (Wallace, 2001).

Трудные времена для менеджеров. Замедление экономическо го роста и демистификация «хозяев» компаний ставят предприятия перед рядом проблем. Для их удовлетворительного и быстрого реше ния нужно отделить компании, которые выживут в трудные времена, от тех, которые исчезнут.

Главным образом существуют две проблемы, которые призва ны решить руководители компаний (Weber, Muller, Alster and Lowry, 2000). Первая касается того, в каком объеме и какие затраты должны быть сокращены так, чтобы не снизились полностью прибыли, но чтобы и не исчезли их долгосрочные ожидания. Вторая относится к инвесторам-акционерам и связана с тем, что даже если прибыли компании значительно сократятся, цена ее акций должна удержаться на удовлетворительном уровне.

Найти эффективные решения этих двух проблем на самом деле чрезвычайно трудно, если вообще возможно, и риски, которые уже начали обнаруживаться, следующие.

1. Сокращение занятости. Менеджеры крупных компаний ста раются путем массовых увольнений сохранить свои места и солид ные зарплаты. Из результатов изысканий Института политических исследований (, 28.08.2001 г.) следует, что увольнения являются ценой победы для многих глав компаний в борьбе против замедления темпов экономического роста. Так, директора 52 круп ных компаний, которые объявили по крайней мере о 1000 увольнений в первой половине 2001 г., увеличили на 80% свои доходы, по срав нению с 365 остальными, которые не прибегли к увольнениям или они были умеренными. Вот некоторые из увольнений, объявленных на 2001 г.: Lucent Technologies – 34000–39000 чел., Daimler Chrysler – 26000, Fujitsu – 16400, ABB – 12000, Philips – 21000, Siemens – 10320, Izuru Motors – 9900, Procter & Gamble – 9600, American Express – 5600–6600, Ford – 5000, Citigroup – 4700 (The Economist, 25.08. г.), Erricsson – 20000, Motorola – 26000, Unilever – 8000 чел. (CSFB) и т.д. Метод, который наиболее предпочтителен для увольнений, особенно когда они массовые, – это объявление решения компании приостановить свою деятельность в одной из отраслей.

Решительное, жестокое и открытое наступление на труд подтверж дается и невозможным в другие времена заявлением главы MEDEF (Союза предпринимателей и промышленников Франции), насчиты вающего 700000 членов (Business Week, 14.05.2001 г.). В официально социалистической Франции члены Союза перестанут платить взно сы, определенные правительством, если не будет реализован всеоб щий их контроль. Речь идет о сумме, достигающей 268 млрд долл.

Тот же Союз промышленников за несколько месяцев до этого вводил в практику «инновационный» метод установления уровня окладов во Франции на основе одностороннего обсуждения с правительством.

Реакция, которая последовала за этим вызывающим заявлением, очень характерна для климата, господствующего в условиях «гло бализации». То есть вначале промышленники-члены MEDEF и еще больше их менеджеры проявили энтузиазм с мыслью, что в дальней шем они сами будут распоряжаться этой огромной суммой. Потом под давлением выступлений тысяч французов в Париже, которые жаловались на увольнения, осуществленные компанией Marks & Spencer (The Economist, 16.06.2002 г.), они изменили свою позицию.

2. Сокращение реальных инвестиций, которое предполагается значительным, будет содействовать по принципу заколдованного круга замедлению и спаду экономического роста.

3. Значительное сокращение затрат на производство поставит под угрозу будущие прибыли.

4. Имеет место заранее и методически организованная ложь «хозяев» компаний в том, что касается картины и пути развития их предприятий, для того, чтобы вводить в заблуждение инвесторов (Business Week, 14.05.2001 г.).

5. Главная опасность заключается в отсутствии осознания кри тичности ситуации самими руководителями компаний, от которых ожидаются решения. Так, по данным консультантов компании Bain & Co, проводивших опрос 90 руководителей крупных предприятий США, 73% респондентов проявляют «ошибочное чувство защищен ности».

6. Очень вероятно, что экономический спад будет содействовать решительному разоблачению «хозяев» крупных компаний, сначала в Америке, а потом, с привычным отставанием, и в Европе.

Важнейшая современная тенденция в мире «больших хозяев»

– это их перемещения из государственных предприятий к частным, т.е. к выкупленным частными лицами (приватизированным). Пред приятия ЕС, несмотря на низкие темпы их развития, располагают обильным денежным потенциалом для выкупов благодаря осущест влению высоких прибылей в сочетании с низкими зарплатами. От носительно экономического развития в Европе недавний анализ McKinsey показывает, что ее положение не такое уж плохое, исходя из того, что она располагает 29% господствующих компаний от об щего числа таковых в мире, и это процентное отношение аналогично ее доле во всемирном ВВП (30%) (The Economist, 10.02.2007 г.).

з) Соответствие трудящихся требованиям современных ком паний Кроме новых схем занятости, которые характерны для «гибкого рынка труда», современные компании отдают предпочтение новому виду занятости, который, следуя историческим аналогиям, возрож дает условия занятости, преобладавшие до промышленной рево люции. Речь идет о категории «независимых» работников, которые предоставляют свои услуги сдельно и ищут работу в том числе через Интернет (Conlin, 2000), договариваясь об оплате. В США эта кате гория «вольных стрелков» составляла 22% рабочей силы в 1998 г. и 26% в 2000 г. Сравнительное исследование выявило, что 55% опро шенных считают, что качество их жизни при такой форме занятости улучшилось, 60% заявляют, что выигрывают больше, чем раньше, и 81% – что имеют больше времени для семейной жизни. Предпола гается, что доля этой категории в экономически активном населении увеличится в будущем по причине нехватки квалифицированных ка дров. Кроме «вольных стрелков», на современном рынке труда про двигается еще один вид «инновации» – «арендный труд». Использо вание смысла «способность к труду», а не «занятость», признание обслуживания интересов работодателей, а не трудящихся, а также снижение до предела стоимости труда вводятся в практику и распро страняются по миру (и в Греции тоже с соответствующим требова нием ОГП (Объединение греческих промышленников) (, 25.01.2001 г.)) как парадоксальный закон аренды рабочей силы. По средством специальных бюро каждый раз конъюнктурные нужды предпринимателей будут удовлетворены арендой трудящихся, в ко торых не нуждается основной работодатель и выделяет их по своему усмотрению и, очевидно, за определенную плату за посредничество другим. То есть труд перестает, таким образом, характеризоваться как «особенный товар» и переходит в категорию «общих товаров».

Кроме того, изменился характер конкуренции. Конкуренция в условиях глобализованной экономики из национальной стала все мирной. Это отличие означает ухудшение положения трудящихся в менее конкурентоспособных экономиках, так как их производи тельность перестает связываться непосредственно с их оплатой.

Необходимо отметить, что в глобализованной экономике уровень зарплат в передовых странах снижается по сравнению с развиваю щимися, а переразмещение предприятий усиливает снижение уров ня зарплат. Этот результат либерализации торговых отношений из менил коренным образом смысл и содержание конкуренции, которая абсолютно ясно редуцировалась к первоначальной цели некоторых стран и привела к дезориентирующим практикам.

Что именно означает «конкуренция» и ее усиление в глобали зованной экономике, какие виды она принимает, какую роль игра ет? Первое ее перевоплощение – это новый вид протекционизма, т.е.

стремление отдельных национальных экономик к положительному торговому балансу. Как уже было отмечено, из трех господствующих экономических держав ЕС и Япония имеют положительный торго вый баланс и только США – дефицитный. Но длительное стремле ние к положительному торговому балансу кроме того, что вызывает асимметрии во всемирной системе (как и торговый дефицит), при ходит в отчетливое противоречие с основным принципом либерали зации торговых отношений, а также с необходимостью расширения международной торговли. Осуществление активного торгового ба ланса близко по содержанию к аналогичным приемам и практике меркантилистов и является результатом безудержного стремления завоевать большую часть международного рынка. Однако возникно вение положительного торгового баланса ни в коем случае не ото ждествляется с высокой конкуренцией на всемирном рынке. Нао борот, настойчивое присутствие этого активного торгового сальдо связывается с угрозами замедления темпов развития существующих экономик по причине требований его воплощения.


Во-первых, активный баланс связан с ограничением спроса и потребления внутри национальных экономик, что связано с пони жением реальных зарплат или высоким уровнем безработицы. Про изводство, таким образом, превышает потребление, и поскольку это отсутствие равновесия продолжается, оно завершится равновесием неполной занятости, которое существует в ЕС. Но и производство не может долго оставаться выше уровня спроса и проявит тенденцию понижения.

Во-вторых, сохранение активного сальдо в существующих условиях дематериализованной «глобализации» требует строго го контроля инфляции, которую стремятся свести почти к нулю, и средства для достижения этой цели ограничивают, в свою очередь, возможности ускоренного развития. Что касается национальной ва люты экономик, которые прилагают максимальные усилия для того, чтобы иметь активное сальдо в своем торговом балансе, политика, которой следуют, крайне неопределенна, поскольку поощрение экс порта облегчается низким валютным курсом, но контроль инфляции требует наличия «твердой валюты». Это противоречие достигло вер шины с курсом евро с момента его введения. Когда его внешний курс падает, выражается удовлетворение правящими кругами в ЕСФ (Ев ропейский социальный фонд), потому что таким путем продвигается экспорт, но одновременно растут опасения, что это ведет к инфляции в экономиках ЕС, не говоря уже об ударе по европейскому прести жу. Когда курс евро повышается, также возникает беспокойство, по скольку затрудняется экспорт и облегчается импорт в еврозону. Сто ит также подчеркнуть тщетность огромных усилий для достижения почти нулевой инфляции, когда в любой момент результаты их могут рухнуть, например, при резком росте цен на нефть.

Конкуренция предполагает наличие конкурентной среды, т.е.

сосуществование предприятий с подобными им, и постоянную по пытку компаний оказаться эффективнее своих противников, хотя бы в некоторых сферах. Однако в условиях глобализованной экономики предприятия, кажется, не желают сосуществовать с конкурентами, а наоборот, в конечном счете уничтожают последних. В «новой» эко номике конкуренция имеет монопольную основу и по сути исклю чает конкурентов. Через соглашения и слияния сильнейших пред приятий современная конкуренция уничтожает более слабые.

Один из результатов этих перемен – то, что доля преступной деятельности в целом значительная и все более возрастающая. К со жалению, увеличивающаяся доля всемирного ВВП объясняется дея тельностью, которая ускользает от властей правового государства, иными словами, проистекает от «теневой» экономики. Националь ные государства оказываются неспособными обеспечить выпол нение действующих законов и наблюдают без всякого противо действия отмывание грязных денег, ежедневные кражи, создание оффшорных зон – налогового рая32, распространение проституции и торговли живым товаром, а также изнурительный детский труд (Corvat et Pless, 1989). Поэтому не вызывает удивления тот факт, что в США число частных телохранителей удвоилось в период 1970–1990 гг., превосходя количество полицейских за это время, и они уже составляют 2,6% от экономически активного населения.

Относительно подъема преступности в условиях «глобализации», которая, безусловно, поощряется, во-первых, ее дематериализацией и, во-вторых, ослаблением национального государства и упразднени ем национальных границ, интерес представляет и связь ее с уровнем зарплат. Так, преступления против собственности в США совершают 38% молодежи 17–18 лет с низкими зарплатами, процент преступни ков заметно уменьшается (17%) среди молодых людей 22–23 лет, у ко торых зарплаты выше. Повышение или понижение зарплаты на 1% снижает или увеличивает преступность в том же процентном отно шении. Понижение реальных зарплат неквалифицированных рабо чих в период 1970–1990 гг. увеличило преступность, в то время как повышение зарплат после 1990 г., напротив, уменьшило ее (Business Week, 21.06.1999 г.). Комичное, если не трагическое, возвращение в Средневековье подтверждает и информация о том, что за первую половину 1999 г. случилось 105 пиратских нападений на торговые суд на в различных морских регионах (International Shipping Federation).

«Глобализация», которая упраздняет национальные границы, безусловно, облегчает распространение преступности, но и в этой сфере главную роль играет абсолютная33 либерализация с laissez faire, laissez-passer, которая успокаивает компетентные лица и убеж дает их в том, что они слабы для того, чтобы контролировать выпол нение законов.

Например, на Каймановых островах, недалеко от Майами, зарегистри ровано 13 600 компаний, т.е. столько, сколько и жителей островов, с капита лом 260 млрд долл.

В ограниченной и крайне выборочной (т.е. заговорщицкой) форме, в которой она осуществилась.

Б. Имитация американской модели развития «новой»

экономики в Европе На конференции в Лиссабоне 25 марта 2000 г. 15 европейских глав государств от первоначального обсуждения проблем безработи цы перешли к тому, как Европа станет более конкурентоспособной, какая форма социального государства будет поддержана и какая ма кроэкономическая политика будет реализовываться. После фиаско евро, потерявшего в первый год своего существования примерно 30% от начальной цены (сентябрь 2000 г.), и спустя 33 года, в те чение которых европейская безработица оставалась неконтролируе мой, даже без попыток найти какое-нибудь решение, а также после разочаровывающего развития экономик ЕС по сравнению с США Европа вновь настроена обсуждать свою экономическую политику, что, очевидно, равносильно косвенному признанию ее неудачи. Ев ропа, неспособная предложить свою политику, ведущую к развитию, «луна, освещаемая американским солнцем», решает отдаться попыт ке перенесения американского образца развития. Главы европейских государств в атмосфере, сочетающей эйфорию и панику, обещали в Лиссабоне, что через 10 лет будет следующее: 4% безработицы, меньше бедности и социальной изоляции, а также социальное госу дарство, проекты которого, однако, не конкретизировались.

Промежуток в 10 лет в самом деле значительный как основа обе щаний для разрешения созревших проблем. После этого периода уве личится безработица и усилится изоляция двух поколений, а также наверняка множество европейцев останутся без пенсии и, в общем, без ясной страховой системы. Недопустимо большой промежуток времени, который проходит между мечтами 15 европейских лидеров и их осуществлением, доказывает размеры их озадаченности и к тому же срывает все в целом предприимчивые европейские планы. Это происходит из-за двух очевидных причин.

а) Отсутствие достаточного времени Американская модель развития основывается на высоких тех нологиях, и 80% прибылей происходят за последние годы в США от них, что, между прочим, в 2 раза больше соответствующего европей ского показателя (Business Week, 16.08.1999 г.). Новые технологии могут уподобиться зыбучим пескам, они непрерывно возобновля ются, изменяют форму, отменяют предыдущие технологии, заменяя их новыми, и нематериальная их сущность нисколько не подходит для копирования или перенесения, поскольку надежно защищена внутри голов их создателей. Неизбежно, что пока «европейские под ражатели» будут вкладывать в течение 10 лет средства в технологии Интернета и другие известные технологии нынешнего периода, на технологическом «небосклоне», между тем, будут сверкать другие «звезды».

Упомяну в качестве иллюстрации несколько революционных технологий, которые уже объявлены приоритетными на будущее и не могут быть скопированы Европой, потому что на данное время явля ются интеллектуальной собственностью своих создателей, и ожида ется, что эти технологии изменят коренным образом среду, в которой будет действовать каждая из них.

1. К 2019 г. планируется разработать компьютеры, которые бу дут стоить 1000 долл. (Business Week, 30.08.1999 г.) 2. В скором будущем, вероятнее всего, разработают техноло гию, которая будет в состоянии записывать каждый момент нашей жизни и обеспечит далеким нашим потомкам знакомство с их пред ками (Там же).

3. Еще одна революционная идея, которая готовится к осущест влению, обещает, что вместо того чтобы человек изучал, как исполь зовать компьютер, компьютер будет знать, как сотрудничать с ним.

Речь идет об одной пятилетней программе стоимостью в 50 млн долл.

компании Oxygen Partnership Alliance, которая стремится заново изо брести персональный компьютер (Business Week, 17.07.2000 г.).

4. Исследования генетики определят скоро нашу предрасполо женность к некоторым болезням, появление которых можно будет предотвратить принятием соответствующих лекарств (Business Week, 30.08.1999 г.). Наши внуки уже будут иметь, скорее всего, продолжи тельность жизни 120 и более лет.

5. На 2004 г. планируются регулярные и масштабные полеты в космос, хотя их стоимость останется еще очень высокой (Time, 30.10.2000 г.).

6. Готовятся в широкомасштабному производству пассажирские автомобили, предложенные в Японии, которые одновременно будут служить средством передвижения, театром, офисом и конференц залом для обмена мнениями. Они будут предоставлять возможность ориентации в крупных городах, давать информацию об интенсивно сти дорожного движения, принимать и отсылать электронную почту, показывать фильмы и т.д. (Thornton, 2000).

7. Медицинская наука находится на пороге новой эпохи, когда замена больных человеческих органов (кости, печень, сердце, тка ни) будет осуществляться рядовыми операциями (Barron’s-, 27.07.2000 г.). Прогнозируется, что скоро продолжительность жизни достигнет 200 лет.

Когда эти оригинальные, на данный момент, идеи осуществят ся, вызовут огромные преобразования, каждая в своей области, и ве роятно, что Билл Гейтс, основатель «Microsoft», не будет уже самым богатым человеком нашей планеты и не продолжит получать прибы ли, если не будет иметь достаточно проницательности, чтобы обра титься к новым технологиям. Несомненно, что в новых технологиях те, кто успевает, обеспечивают себе часто астрономические и бы стрые прибыли, по большей части монополистические. Однако они обычно сохраняются лишь на небольшие промежутки времени и до того, как кто-то другой сможет изобрести что-то новое: добавление, улучшение или полное обновление какого-то «старого новшества».

Поэтому те, кто копирует одно изобретение, каким бы оно ни счи талось успешным в конкретный период, не имеет будущего, если не в состоянии непрерывно производить новые идеи.

Преобладает впечатление, что «новая» экономика не пришла еще в Европу (и даже неизвестно, когда это произойдет) и что наблюдае мое в ней улучшение – «циклическое» (The Economist, 5.02.2000 г.).

И это потому, что отсталость Европы в новых технологиях, которая объясняется несвоевременной интуицией и инвестиционной подго товкой, как прогнозируется, нелегко будет преодолеть.

Главная проблема Европы – это то, что она не готова принять постиндустриально-информационную стадию развития. В этой но вой стадии выживают только те, кто производит новые идеи, а не их подражатели. Приведенные ниже сравнительные данные Евро пы и США являются весьма показательными.

– использование компьютеров на 1000 жителей: 450 в США и 215 в ЕС (данные на конец 1990-х гг.);

– процентное отношение прибавочной стоимости от исполь зования высоких технологий (pilot programme) составляет 16,4% в США и 10% в ЕС (OECD, DSTI-STAN Industrial Database, 1998);

– производственные инвестиции на душу населения в период 1992–1997 гг.: 3179 евро в США и 1696 евро в ЕС (OCDE);

– расходы на душу населения на исследования и разработки:

456 евро в США и 175 евро в ЕС (OECD, 1998);

– пилотные внедренческие программы по отношению к тра диционным («новая» экономика / традиционная экономика) в 1988– 1994 гг.: 11,4% в США и 4,6% в ЕС (The European Observatory for SMEs, 1996).

Укажу также, что пока Европа с гордостью официально объ являет о принятии мер для улучшения системы образования, та ких как, среди прочего, повышение мобильности преподавателей и студентов, упрощение системы сертификации знаний и дипло мирования и так далее, США, напротив, концентрируются на очень качественном и прогрессивном образовании для сравнительно не большой группы молодежи, и основной упор делается на том, как решать проблемы новых технологий, как непрерывно генерировать, сочетать и осуществлять новые идеи, как сотрудничать в определен ных географических регионах.

Американский миллиардер, президент Micro-Strategy M. Сэй лор проектирует создание электронного университета, где будут преподавать «лучшие мозги» планеты, и для этой цели уже выделил 100 млн долл. (To Vima, 21.03.2000 г.).

В США прилагают усилия, чтобы не потерять тех, кто приобрел ценные для настоящего периода развития знания и умения и поощря ют концентрирование и проживание таких специалистов в опреде ленных регионах (например Silicon Valley) с тем, чтобы они сотруд ничали между собой, обогащали непрерывно свои знания и чтобы пребывали в действующем резерве, когда потребуются для решения проблем.

О неоспоримой авангардной роли США в новых технологиях по сравнению с Европой и со всем миром свидетельствуют и стати стические данные таблицы 2.11.

Сфера высоких технологий американского биржевого рынка выросла с 10% в начале 1990 г. до почти 33% в 2000 г. Капитализа ция этой отрасли оценивается в 3000 млрд долл., только компания «Microsoft» представляет 535 млрд долл., а это сумма, которая пре вышает ВВП Канады. В Европе, напротив, доля сферы высоких тех нологий очень мала по сравнению с США. Германия только на 5,1% участвует в биржевой капитализации высоких технологий, Фран ция – на 9,4%, Англия – на 4,9% и Япония – на 15% (Hale, 2000).

Таблица 2. Категории капиталов высоких технологий (в млрд долл. США) Страна Акции Резервы банков Облигации США 15.300 (43%) 5.600,0 (16%) 14.607,0 (41%) Япония 3.300 (25%) 4.857,2 (36%) 5.228,1 (39%) Германия 1.200 (14%) 5.547,2 (65%) 1.842,0 (21%) Великобритания 2.600 (36%) 3.820,5 (52%) 849,5 (12%) Франция 1.200 (20%) 3.564,6 (61%) 1.110,5 (19%) Италия 570 (17%) 1.255,8 (39%) 1.435,5 (44%) Канада 700 (40%) 568,0 (32%) 505,9 (28%) Гонконг 530 (37%) 871,0 (61%) 30,5 (2%) Австралия 580 (49%) 290,0 (24%) 323,7 (27%) Швеция 450 (46%) 285,0 (30%) 236,7 (24%) Финляндия 300 (68%) 60,0 (14%) 76,8 (18%) Сингапур 260 (60%) 170,0 (39%) 2,0 (1%) Мексика 120 (58%) 39,0 (19%) 46,9 (23%) Источник: Zurich Financial Services.

Лидерство США, во-первых, в доле акций (лишь Швеция, Фин ляндия, Сингапур и Тайвань превосходят США по этому показате лю) и, во-вторых, в капитализации высоких технологий в общем означает быстрое перенесение факторов производства из отраслей «старой» экономики в «новую», в противоположность ЕС. Тем не менее это делает американскую экономику чрезвычайно уязвимой в случае замедления развития в сфере высоких технологий и паде ния биржевых индексов.

Скорость действия и противодействия – это первоначальный элемент и ценнейшая величина успеха в этой новой стадии высо ких технологий. Малейшее замедление может стать роковым, так как в этой сфере победителем является только первый, но лишь на небольшой промежуток времени, если окажется, что он не может продолжать со все более прогрессивными достижениями. Поэтому проектирование ЕС десятилетнего копирования американских схем абсолютно нереалистично.

б) Американская модель развития невоспроизводима Отчетливое технологическое лидерство США недостаточно для того, чтобы освободить их от постоянных опасений, которые вы ражаются бывшим председателем Федеральной резервной системы А. Гринспеном и нынешним ее главой Б. Бернанке. Напротив, эти опасения абсолютно оправданны и утихают только благодаря факту не очень хорошего развития европейской экономики и евро. Про должение «американского чуда» зависит от двух взаимосвязанных и взаимодополняющих частей.

Первая должна закрепить за долларом роль международной резервной валюты для того, чтобы в США было возможным про должение потребления большего, чем производство. США, хотя и защищают изо всех сил экономику предложения, которую навязы вают остальному миру, фактически поддерживают экономику спро са как средство собственного прогресса. Напротив, экономика ЕС остается прикрепленной к ограничивающим и антиразвивающим критериям Маастрихта, функионируя в ситуации долговременного равновесия неполной занятости. Более того, ЕС, кажется, не настро ен отказываться от этих критериев стабильности. В самом деле, из информации СМИ относительно обсуждений и решений Лиссабон ской конференции следует, что 3%-процентный темп годового раз вития составляет максимально допустимую европейскую уступку «стабильности». И это потому, что именно этот темп развития и есть наиболее осуществимое в Европе, без угрозы пробуждения инфля ционных давлений. Однако равновесие неполной занятости, особен но когда имеет место быть на постоянной основе уже больше чем четверть века, создает заколдованный круг, который не устраняется с такими относительно низкими темпами развития, как 3%. К тому же чрезвычайно сомнительно, что даже этот жалкий для европей ских условий уровень в 3% может быть достигнут с приковыванием ЕС к критериям Маастрихта и Амстердама. Нужно учитывать, что ЕС уже потерял 1–2 трлн евро (, 26.03.2000 г.) по при чине неполной занятости. Следует также иметь в виду, что «амери канское чудо» продолжится только в том случае, если вся планета будет давать взаймы по собственной воле Америке, что имеет своим условием сильный доллар. Таким образом, Америка будет делать все (и, как оказывается, может это сделать), чтобы евро оставалось на вторых ролях. Необходимо заметить, что такая ситуация в отно шении доллара–евро была весьма очевидной и до создания единой европейской валюты, поэтому справедливо ставится вопрос, почему это решение легко приняли.

Вторая часть «американского чуда» связана с новыми техноло гиями. Почти весь рост производительности в США происходит от деятельностей новых технологий, которые, однако, участвуют в эко номике только на 1,2%. Производительность эта, естественно, ото бражается прежде всего в астрономически растущем индексе Nas daq. Тем не менее США, хотя и постоянно «ходят по канату», лучше любой другой современной экономики находят равновесие. Но даже если США сделают ошибочный шаг, ЕС не готов к использованию их слабостей, которые просто вызовут новый экономический кризис до того, как экономика США стабилизируются снова. В самом деле, еще не стало достаточно понятно Европе, что замедление американ ской экономики, которое, согласно некоторым аналитикам, завер шится спадом, не позволит Европе извлечь пользу, как можно было бы надеяться, так как и спад, и подъем начнутся в США, а Европа последует за ними (Levine, 2001).

По всем этим причинам непоследовательная политика ЕС соз дает серьезные опасности накопленных неудач, что распространяет ся на все страны – члены ЕС, которые покорно следуют этой полити ке. И увеличение числа «евроскептиков», и вынашивание заговоров в сердце демократической Европы имеют отношение ко всему из ложенному выше.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.