авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«V Мария Негрепонти-Деливани ЗАГОВОР «ГЛОБАЛИЗАЦИИ»: ПУТЬ К МИРОВОМУ КРИЗИСУ МОНОГРАФИЯ Под научной редакцией доктора ...»

-- [ Страница 9 ] --

В первом десятилетии нового века особенно ярко проявляется двойственность путей развивающихся экономик в глобализованном мире: Индия может динамично подойти к постиндустриальной ста дии до завершения индустриализации, а Китай – завершить неокон ченную индустриализацию. Хотя еще рано делать выводы, насколько эти пути будут успешны, приведу некоторые дводы «за» и «против»

(The Economist, 3.06.2006 г.).

Индия расширяет свои предприятия за границей. Она имеет 2/ совокупного рынка услуг в сфере высоких технологий, предприятий и их филиалов, размещенных в Европе. В противоположность Ки таю развитие Индии основывается на отличном техническом образо вании молодой части населения, а не на ее низких зарплатах. Тем не менее доход на душу населения Индии в два раза меньше, чем в Ки Это количество, несомненно, недооцененно в стране с миллиардным населением.

тае, и составляет лишь 728 долл. в год. В то время как население Ин дии – 1/6 часть всемирного населения, ее экспорт равен только 1,3% мировых экспортов благ и услуг и привлекает только 0,8% совокуп ности прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Китай же получает 8,2% общего потока ПИИ, а экспорт его составляет 6,6% всемирного экспорта. Тем не менее любая оценка сталкивается с непреодолимы ми трудностями исходя из того, что впечатления редко соответству ют действительности. Так, 2/3 экспорта Китая – продукты, создан ные на основе иностранных инвестиций, а для высоких технологий эта доля возрастает до 80% (Time, 25.09.2006 г.). Трудно признать Китай промышленной страной, поскольку в действительности речь идет о крупнейшей мастерской сборки продуктов, которые содержат минимальную добавленную стоимость.

Помня о том, что исключения потверждают правила, необхо димо подчеркнуть, что препятствия, возникающие в этой области, делают прямой доступ развивающихся экономик к постиндустри альной стадии развития намного труднее, чем их доступ к предше ствующей стадии – традиционной индустриализации.

Разрыв между индустриальной и постиндустриальной стадия ми очень глубок, поскольку вторая зависит от умственного труда, в противоположность первой, которая нуждалась в обильном руч ном и неквалифицированном труде. Для развивающихся экономик сложно обеспечить требуемые «новой экономикой» специализации без прохождения предыдущей стадии развития. Поэтому возникает вопрос о степени маргинализации, которая угрожает развивающим ся странам и, в какой-то степени, каждой стране с недостаточной индустриализацией, например странам юга Европы и совокупности средиземноморских стран, в рамках нового экономического порядка (-, 1981).

На данный момент можно прогнозировать, что небольшое число развивающихся экономик будет в состоянии продолжить процесс своего развития в новой среде постиндустриальной эконо мики. Речь идет о тех странах, которые уже имеют определенные сильные преимущества перед остальными: высокое процентное отношение специализированной рабочей силы, достаточный уро вень жизни, значительную долю населения, владеющего английским языком, достаточный уровень базового образования, миграцию из передовых экономик, размещение транснациональных корпораций на своей территории и т.д.

Условия «доступа» к «новой экономике» превосходят возмож ности развивающихся экономик. Необходимо подчеркнуть, что пред посылки доступа в «новую экономику» состоят в том, что как раз и отсутствует у развивающихся экономик. В частности, доступ к сети Интернет во всем мире оказывается «снобизмом», поскольку следу ет социальному расслоению и отделяет богатых от бедных, образо ванных от необразованных, мужчин от женщин, жителей городов от жителей сельской местности, молодых от пожилых, англоязычных от не говорящих на английском (табл. 5.3 и 5.4).

Таблица 5. Структура пользователей Интернетом Регион Население Пользователи (% мирового) (% населения региона) США 4,7 26, ОЭСР* (за искл. США) 14,1 6, Латинская Америка и Карибы 6,8 0, Юго-Восточная Азия и Ти хоокеанский регион 8,6 0, Восточная Азия 22,6 0, Восточная Европа 5,8 0, Арабские страны 4,5 0, Африка южнее Сахары 9,7 0, Южная Азия 23,5 0, Мир в целом 100 2, *Венгрия, Польша, Южная Корея, Чехия и Турция относятся к стра нам ОЭСР, а не к соответствующему географическому региону.

Источник: Rapport Mondial de Developpement Humain, 1999, p. 63.

Разумеется, США «обгоняют» Европу в обширном простран стве «новой» экономики. Совокупная стоимость их компаний в сфере «сетевой» экономики составляет 7% всемирного ВВП и равна ВВП Германии, Франции и Великобритании вместе взятых (Le Monde, 6.07.2000 г.).

Стоит отметить здесь попытку профессора Массачусетского технологического института (MIT) Николаса Негрепонти, который со своими сотрудниками разработал очень дешевый компьютер, до ступный даже детям Африки. Эта попытка может изменить ситуа цию, которая описана выше.

Таблица 5. Особенности использования Интернета Особенность Комментарий Доступ зависит от дохода В Южной Африке доход пользователя в семь раз выше среднего националь ного. 90 из 100 латиноамериканских пользователей Интернетом принадле жат к высшей категории по величине дохода. Свыше 30% британских поль зователей имеют зарплату больше 60 тыс. долл. Цена на один компью тер представляет зарплату восьми лет в Бангладеш в сравнении с одной месячной зарплатой в США.

Образование является «пропу- В мировом масштабе 30% пользовате ском» в Интернет лей – это обладатели хотя бы одного университетского диплома (50% в Великобритании, примерно 60% в Ки тае, 67% в Мексике, 70% в Ирландии).

Большинство пользователей – Женщины представляют 38% пользо мужчины вателей в США, 25% в Бразилии, 17% в Японии и в Южной Африке, 16% в России, 7% в Китае и не выше 4% в арабских странах.

Интернет – дело молодых Средний возраст пользователей – 36 лет в США и ниже 30 лет в Китае и Великобритании.

Различия по национальным В США расширяются различия между группам различными национальными груп пами (1995–1998) по возможностям доступа к Сети. Свыше 80% учеников частных школ используют Интернет, против примерно 40% тех, кто учится в государственных школах, куда в основном ходят афроамериканцы.

Английский язык доминирует Свыше 80% web-сайтов используют исключительно английский язык, хотя в мировом масштабе им владеет лишь один из 10 человек.

Источник: Rapport Mondial de Developpement Humain, 1999, p. 62.

Общественное разделение труда не благоприятствует разви вающимся экономикам. В новом экономическом порядке асимме трия «доминирования» и «зависимости» достигает максимума (Bye et Destanne de Bernis, 1977, p. 295). Это неблагоприятное развитие объясняется тем, что, во-первых, «новая» экономика, которая свя зана с «глобализацией» и сверхлиберализацией, вызвала появление серьёзных неравенств во всех сферах и, во-вторых, сильные мира сего готовят развивающимся странам новую роль. Эта роль на много меньше, чем в предшествующей стадии капиталистическо го развития, относится к осознанию необходимости сохранения их возможности покупать блага и услуги у передовых экономик или обеспечить последних дешевым сырьем. Несмотря на то, что эти две традиционные роли развивающихся экономик сохраняются, в зна чительной степени к ним прибавляется третья роль, которая следует из финансового параметра «новой» экономики. Речь идет о новом способе эксплуатации, который осуществляется с помощью потока кратковременных иностранных капиталов. Эти потоки имеют чисто спекулятивный характер и вносят минимальный вклад в их развитие, сосредоточиваются в небольшом числе развивающихся стран (при мерно в 20), которые характеризуются как «быстро развивающиеся», в них привлекаются примерно 90% совокупности потоков капитала (Ricupero, 1999).

В периоды экономических кризисов, появляющихся все чаще в «новой» экономике, эти спекулятивные капиталы поспешно по кидают «развивающиеся» экономики, жизненный уровень которых стремительно возвращается к уровню предыдущих десятилетий.

Это было характерно для многих «быстро развивающихся» эконо мик во время финансово-экономического кризиса 1998 г. Эта такти ка систематического перемещения источников дохода от беднейших к богатейшим странам планеты начинается еще в 1985 г., когда МВФ потребовал от третьего мира погашения предоставленных кредитов, и объясняется давлением со стороны США для того, чтобы обе спечить финансирование «звездных войн» (Monde Diplomatique).

Согласно данным ООН, с 1986 по 1990 г. потоки капиталов с одо брения МВФ для погашения долгов развивающихся стран богатым странам достигли 31,5 млрд долл., в результате чего сумма кредитов, предоставленных МВФ для развития стран третьего мира, была воз вращена кредиторам. Подобной была участь развивающихся стран и во время кризиса, возникшего во время войны Ирана и Ирака и роста цены на нефть, который не только замедлил темпы развития развивающихся экономик, но и стоил им оттока капитала к богатым странам порядка 150,5 млрд долл. в период 1983–1990 гг. Невообра зимые масштабы этого разорения повлекли за собой и значительное падение цен на сырье, которое различные программы, созданные на Западе для возрождения третьего мира (Брейди, Беккер и Миттеран), не приняли во внимание. В сущности, после 1981–1982 гг. коммер ческие банки отказываются обеспечить кредитами экономики тре тьего мира, ставя первоначальной целью и предпосылкой погашение внешнего долга развивающихся стран (Monde Diplomatique).

Новые правила, которые преобладают в «глобализованной»

экономике, а также новое общественное разделение труда, навя зываемое развивающимся экономикам, делает чрезвычайно трудной попытку использования их преимуществ. Это же касается всего, что связано с продолжением процесса их развития на национальном уровне. Длительная маргинализация подавляющего большинства развивающихся экономик возникает как видимая и возрастающая угроза, вызываемая тактикой, которой следуют международные организации.

Короче говоря, «глобализация» вводит новые формы эксплуа тации развивающихся экономик более развитыми странами, кото рые следуют тенденции «новой» экономики: от материальной к не материальной форме эксплуатации.

II. Стратегии дезориентации развивающихся экономик Новый экономический порядок сопровождается и обновлённой формой капитализма, которая оказывается более опасной для раз вивающихся экономик, чем предшествующая на этапе индустриали зации. Этот новый капитализм интересуется исключительно макси мизацией прибыли мегамонополий и возрождением десятилетиями бездействующего принципа laissez-faire, laissez-passer (Baker, 1999), который постоянно увеличивает степень монополизации междуна родной экономики. С исчезновением с международной сцены одной из регулирующих сверхдержав либерализация торговых отношений завершается навязыванием желаний сильнейших стран на нацио нальном и мировом уровнях. Согласно последнему отчету ООН, сто имость торговых сделок крупнейших многонациональных компаний составляла в 1955 г. 7% всемирного ВВП, 1/3 совокупных экспортов и 1/4 американского ВВП (Rapport Mondial, 1999). Кроме того, 8% мировой торговли, т.е. 400 млрд долл., происходит от незаконной торговли наркотиками, тогда как 1,5 трлн долл. связаны с организо ванной преступностью.

Внутри этой новой среды капитализма с обновленным лицом, как и следовало ожидать, Север не интересуется уже судьбой бед ного Юга, т.е. настоятельной необходимостью его развития. Речь идет о новой философии, которая базируется на стремлении любым путем и любой ценой достижения кратковременной максимальной прибыли и принижении значения развивающихся экономик, что оправдывается:

– преобладанием экономики предложения над экономикой спроса;

– навязыванием доминирования финансового характера эконо мик над их реальными масштабами;

– революцией, к которой привели новые технологии, поощря ющие финансово-экономические и, вынужденно, нематериальные виды деятельности в противоположность традиционному производ ственному инвестированию.

Принижение развивающихся экономик также происходит на основе следующих факторов.

• Растущая заинтересованность развитых экономик в преобла дании условий денежного равновесия вопреки зримой опасности за медления темпов их развития для того, чтобы таким путем защитить международный капитал, который мог бы безопасно перемещаться от одной части Земли к другой. Из-за этой цели «возникающие» эко номики часто принуждают принимать системы стабильных курсов своих национальных валют, тогда как их требования имели бы, воз можно, при определенных предпосылках, особенных для каждой экономики, введения колеблющихся валютных курсов.

• Относительное безразличие развитых экономик к уровню по купательной способности и импорту развивающихся экономик, ко торое оправдывается тем, что продукты-услуги «новой» экономики обращаются к более богатым доходным группам потребителей пла неты, тем, что их производство становится все более «персонализи рованным» в противоположность характеру массового производства предшествующей стадии развития, поскольку передовые экономики под предлогом «глобализации» легче навязывают свои условия тор говых сделок, которые выгодны им и обычно невыгодны развиваю щимся странам.

Развивающиеся страны воспринимаются главным образом как пространство, где можно обеспечить прибыль спекулятивной формы, и в меньшей степени как регион, выбранный для проведения производ ственного инвестирования. Последствия этого принижения значения развивающихся экономик многочисленны и многогранны. Во-первых, Африканский материк, самый бедный на планете, вынужден платить 2/5 своих доходов за обслуживание внешнего государственного долга, т.е. сумму, которая превосходит во много раз ту, что выделяется на здра воохранение и образование. 2,8 млрд людей живут за чертой бедности.

Особого упоминания требует и беспрецедентная бедность, ко торая бьет по бывшим социалистическим странам после разруше ния существовавшего там строя и принятия «благ» «глобализации».

Столь высокая доля бедности (табл. 5.5) впервые наблюдается в ев ропейских странах.

Таблица 5. Процентное отношение населения бывших социалистических стран, имеющего доход менее 4 долл. США в день* (данные на 1989–1995 гг.) Страны Процент населения Эстония 37, Хорватия 30, Россия 50, Македония 59, Казахстан 65, Украина 63, Белоруссия 80, Киргизия 88, Молдавия 66, Таджикистан 63, * Порог бедности в США.

Источник: Human Development Report, 2000.

Необходимо отметить, что за прошедшие годы ситуация изме нилась к лучшему для многих из бывших социалистических стран, и особенно для России, поскольку за это время они смогли ускорить темпы своего развития.

Добавим, что и 35 млн американцев живут за чертой бедности по причине снижения реальных зарплат неквалифицированных ра бочих и распространения системы частичной занятости (Fondation Internationale de Developpement Agricole, 1999), тогда как в объеди ненной Европе 26% населения живут за чертой бедности из-за высо кой и не снижающейся безработицы, неадекватной макроэкономиче ской политики и постепенного отступления государственной системы социального обеспечения. За последние 50 лет XX в. 400 млн жите лей нашей планеты умерли от голода, и число это превосходит число жизней, которые потеряны в войнах;

и в наше время 40 тыс. детей умирают каждый день от голода. Что касается участи развивающих ся экономик и их положения в рамках «глобализации», то сравнение стран с низким и высоким уровнем дохода (табл. 5.6) указывает на регресс первых в 1980–1997 гг.

Таблица 5. Показатели развивития бедных и богатых стран, 1980–1997 гг.

ВВП (млн долл.) Добавленная стоимость переработки (млн долл.) 1980 1997 1980 В.Д. (1) 529,916 752,857 В.Д. (1) 64,515 107, Н.Д. (2) 7990,861 22848,467 Н.Д. (2) 1913,783 4688, Потребление (млн долл) Рыночная цена (% ВВП) 1980 1997 1980 В.Д. (1) 313,070 257,482 В.Д. (1) 5,2 11, Н.Д. (2) 4789,610 14575,473 Н.Д. (2) 32,4 81, ВВП на душу населения (долл.) Внешний долг (1980–1997) в 1997 г.

В.Д. (1) 25890 Вырос в 3,8 раз для бедных стран Н.Д. (2) (1) – страны с высоким доходом;

(2) – страны с низким доходом Источник: World Development Indicators, 1999.

Из таблицы 5.6 следует, что ВВП стран с высоким доходом был в 1980 г. в 15 раз выше ВВП стран с низким доходом, а теперь это отношение достигло 30. Данные таблицы показывают впечатляющее расширение различия прибавочной стоимости перерабатывающей сферы между странами с низким и высоким доходами вопреки де индустриализации, которой подвергаются развитые экономики. Это отношение было 29 в 1980 г., а в 1996 г. выросло до 43. Частное по требление в странах с высокими и низкими доходами различалось в 15 раз в 1980 г. и уже в 57 раз в 1997 г. Более того, необходимо заметить, что частное потребление в бедных странах обнаруживает уменьшение и в абсолютных величинах. Отношение рыночной цены как доли в их доходах между странами с низкими и высокими до ходами различалось в 1990 г. в 6,23 раза и выросло до 7,12 в 1997 г.

Данные таблицы, которые относятся к ВВП на душу населения, на поминают нам о том, что богатые страны обеспечивают жиненный уровень в 74 раза выше по сравнению с самыми бедными. При этом внешнй долг бедных стран вырос в 3,8 раза за период 1980–1997 гг.

Таким образом, современная либерализация торговых отноше ний, которая продвигается под названием «глобализация», не имела прогнозируемых неоклассиками результатов сближения в эконо мическом развитии разных стран (Bye et Destanne de Bernis, 1977, p. 157). Напротив, как и предшествующие аналогичные попытки, «глобализация» лишь увеличила начальные отклонения. Это произо шло потому, что либерализация торговых отношений благоприят ствует тем, кто имеет удовлетворительное образование и высокие доходы на старте, тогда как одновременно ограничивает осталь ных (Reich, 1999).

Но к спонтанным результатам «глобализации» и ее «сопрово ждения» должно быть добавленно и все, что ими вызывается.

В первой части этой главы рассмотрены некоторые махинации и действия, которые сознательно направляются во вред интересам развивающихся экономик, а во второй будут рассматриваться воз можности противодействия этим махинациям.

А. Манипуляции, направленные против развивающихся экономик а) Всемирная торговая организация (ВТО) ВТО заменила ГАТТ73 с 1 января 1995 г., и ее центральная роль – либерализация международной торговли с постепенным упразднением пошлин в странах, участвующих в ней. ВТО приняла основные начала ГАТТ, а также способы принятия решений, которые основываются на предшествующих переговорах и единогласном ре шении. Однако когда консенсус не достигается, предусмотрены аль тернативные пути принятия решений:

Генеральное соглашение о тарифах и торговле (GATT). – Прим.

науч. ред.

• Единогласное решение: поправки относительно «главных прин ципов», таких как принцип «наибольшего благоприятствования».

• Большинство (3/4): трактовка всего, что содержится в «много сторонних соглашениях», и уклонение от обязанностей, которые выте кают из применения многостороннего соглашения для одной страны.

• Большинство (2/3): принятие поправок относительно всего, что содержится в «многосторонних соглашениях», принятие заявле ния для вступления нового члена.

• Общее одобрение: для случаев, когда не установлена другая процедура.

Кроме этих общих правил принятия решений играют роль и до полнительные критерии:

– доля участия каждой страны во всемироной торговле;

– отношение ее импорта и экспорта;

– объем ее рынка.

Переговорная сила каждой страны из 13574 членов ВТО за висит в конечном счете от ее величины, так чтобы доминировали цели и стремления трех крупнейших экономик: США, ЕС и Японии.

ВТО имеет тот же правовой статус, что и Всемирный Банк, и МВФ, и обладает теми же правами в ООН. Управляется испол нительным комитетом, в котором представлены все члены, встречи и совещания которого происходят каждые два года (если не срыва ются из-за сопротивлений НГО-НКО).

б) Функционирование ВТО Функционирование ВТО до сегодняшнего дня накапливает от рицательные последствия либерализации торговли для развиваю щихся экономик, разрушая таким образом вероятное осуществление для них любой положительной тенденции. Существующая система никакого отношения не имеет к официально заявленной, т.е. к либе рализации торговых отношений, или, по-другому, «глобализации», и функционирует по правилам, которые определяются от случая к случаю и обслуживают часто скандальными и постыдными мето дами интересы экономически сильных стран в ущерб более слабым.

В рамках этой «системы» развивающиеся экономики вынуждены «либерализовывать» свою торговлю, в то же время сталкиваясь с разнообразными формами ограничений своих экспортов со сторо ны развитых стран. ВТО до сегодняшнего дня не достигла основ ных учредительских целей, которые заключались в росте степени В июле 2001 г. в ВТО входило 142 страны. – Прим. науч. ред.

благосостояния всех своих членов и обеспечении полной занятости.

Напротив, в отношениях Севера и Юга ВТО поощряет неоколони альные тенденции богатых членов в беспрецедентный по масшта бам перенос богатства из беднейших в богатейшие страны. Таким образом, либерализация торговых отношений, которая в основном навязывается развивающимся странам, становится средством их эксплуатации развитыми странами.

Следующие моменты свидетельствуют об отсутствии «демо кратичности» в деятельности ВТО и тенденциях, работающих про тив развивающихся экономик.

• Не существует прозрачности в решениях ВТО, которые каса ются процессов разрешения конфликтов между ее членами. В част ности, решения против страны, которая осуждается, принимаются автоматически, если не существует единогласия их отклонения. Лег ко представить себе, что эти решения принимаются и применяются против менее сильных стран – членов ВТО. Но не существует про зрачности и в выработке позиций и решений, которые имеют место в «зеленом зале», когда селективно приглашаются страны для того, чтобы решить то, что всякий раз выгодно мощным экономикам.

• Страны, которые не участвуют в совещаниях ВТО, не прини маются во внимание.

• В ВТО отсутствуют группы, которые представляли бы права трудящихся и потребителей. Это de facto завершается признанием единственного сравнительного преимущества развивающихся эко номик: крайне дешевого труда, включая детский.

• Наконец, самое важное: либерализация торговых отношений накладывается на развивающиеся страны даже в тех областях, где протекционизм, несомненно, больше бы служил конвергенции их экономик. Одной из таких сфер является защита авторских прав, в которой развивающиеся страны не только не владеют средствами, чтобы отразить стоимость инноваций и патента на изобретение, но на данный момент даже не имеют особого интереса, поскольку 90% фиксированных патентов контролируются развитыми странами.

в) Либерализация торговых отношений – свобода торговли.

Где именно?

Протекционизм. Несмотря на факт содействия и продвижения США системы либерализации торговых отношений в других стра нах, сами они обращаются к протекционизму повсюду, где он может им помочь.

Сталь (Donlan, 2000). Согласно американскому законодатель ству существует возможность наложения пошлин на импортируетые продукты, если Министерство торговли считает, что они предлага ются по цене, не покрывающей их стоимости. Это касается, в част ности, американской сталилетейной промышленности – отрасли, где исчезают тысячи рабочих мест каждый год. Так, правительство США приняло решение установить пошлины порядка 25–67,5% на импорт стали из Японии, 50–71% на импорт стали из Бразилии, при нять меры для уменьшения импортов стали из Франции, Италии, Индии, Индонезии, Южной Кореи и Чехии, а импорт стали из Рос сии решили ограничить на 70% после проведения соответствующих переговоров.

С приходом президента Буша ситуация ухудшилась, так как действия его показали, что стремление к свободной торговле должно относиться к остальному миру, в то время как для Америки поддер живается крайний протекционизм.

Так, 22 июня 2001 г. м-р Буш дал приказ исследовать, связаны ли обострившиеся трудности американской промышленности с им портом, исходя из того, что 18 предприятий стали банкротами;

и по сле завершения этого исследования были установлены квоты и вы сокие пошлины. Хотя импорт стали в Америке составляет только 2% общего импорта, 46% из антидемпинговых мер касаются этой сферы (The Economist, 6.07.2001 г.).

США – не единственная страна, которая принимает протек ционистские меры, и сталь – не единственный продукт, который их вызывает. Все мощные экономики стараются использовать про текционизм, который им выгоден, выбирая соответствующие про дукты, тогда как развивающиеся страны обязываются «открыть ся» без условий и ограничений международной торговле, подчиняясь, однако, руководству богатых стран, что обычно противоречит их собственным интересам.

Сельскохозяйственные продукты. Эта проблема – поле боя с дву мя лагерями. К первому принадлежат страны, которые стремятся к упразднению аграрных дотаций: США, Австралия, Канада, Арген тина, Бразилия;

ко второму – ЕС, Япония, Норвегия, Южная Корея, Швейцария и бывшие социалистические страны, которые борются за их сохранение, приводя различны аргументы, среди которых то, что сельскохозяйственные продукты удовлетворяют жизненные по требности, а все страны должны иметь какую-то степень самообес печенности, или чтобы обсудить упразднение аграрных дотаций не обходимо, чтобы и Америка представила на переговоры комплекс экспортируемых программ.

Либерализация торговых отношений осуществляется замед ленными темпами в аграрной сфере. Внутри стран ОЭСР аграрные дотации превосходят ВВП всего африканского материка. В Америке так называемая помощь крайней необходимости предусматривает защиту сельхозпроизводителей от резких изменений спроса на их продукты: от 1,8 млрд долл. в 1998 г. до 7,6 млрд долл. в 2000 г.

Обещанная свобода передвижения сельскохозяйственных продуктов развивающихся стран никогда не существовала.

Разногласия. В таблице 5.7 приводятся основные разногласия по поводу либерализации торговли различными продуктами. Как видно из этой таблицы, не существует свободы международной тор говли, но каждая сильная страна где и когда только может старается применить правила, которые ей выгодны, оставаясь равнодушной к тому, что таким путем наносится вред менее развитым странам.

Таблица 5. Основные споры внутри ВТО Страны-«истцы» Страны- Предмет спора Исход «ответчики»

США ЕС Бананы Санкции Санкции США ЕС Говядина с гормонами ЕС США Дотации экспортов Срок для приня тия соглашения США Мучной клейстер Апелляция ЕС Индия ЕС Простыни Ожидание апел ляции Ю. Корея Говядина – // – США Австралия Н.Зеландия, США Баранина – // – Канада, Япо- США Антидемпинговые – // – ния, ЕС пошлины – // – США ЕС Электроэнергия – // – ЕС Ю.Корея Судостроение Бразилия, – // – Мексика, ЕС США Сталь – // – США Мексика Телекоммуникации Источник: The Economist 11.11.2000 г.

Случай Китая. ВТО требовала от Китая, в котором половина населения занята в аграрном секторе, немедленно прекратить до тации на сельскохозяйственное производство, которые составляли менее 500 млн долл. против многих миллиардов ЕС. Настойчивость США в прекращении дотаций Китаю, который является развиваю щейся страной, – это абсолютное притворство, так как они сами в 2000–2001 гг. выделили дотации в 28 млн долл. для того, чтобы оставить необработанными огромные площади. Китай же имеет право в дотировании аграрной сферы, так как 1,3 млрд китайцев жи вут в сельской местности и в противоположность жителям городов очень бедны (Engardio, 2001).

Последующие события осуществляются в этом же направле нии, т.е. все более благоприятствуют протекционизму, часто проти водействуя развивающимся экономикам и диссонируя между офици альными заявлениями и практикой. Приведу несколько примеров.

– Президент Франции Ширак обвинил ЕС в том, что союз не предпринял попытки предотвратить увольнения французских трудя щихся компанией Hewlett-Packard.

– Требование для продолжения ОАП (общей аграрной полити ки), которая благоприятствует исключительно французским аграр никам, – главное во Франции (The Economist, 29.10.2005 г.).

– Уже выделены Францией и Германией многие миллиарды евро как помощь компании Airbus, имеющей серьёзные проблемы, из-за которых задерживается сдача лайнера A380. Как оправдание этой помощи, которая предстает как дотация и противоречит пра вилам ВТО, выступает аргумент, что помощь эта вынужденная и предоставляется для того, чтобы быть на одном уровне с американ ским Boeing, который, в свою очередь, принимает помощь от аме риканского правительства в форме освобождения от налогов. Этот конфликт ЕС и США, которые взаимно осуждают друг друга, будет решен в рамках ВТО (Bennhold, 2006).

– Недавние инициативы, которые включаются в обширную ми грационную политику Франции, вызывают полное недоумение. В са мом деле, полиция Франции начала недавно преследовать детей неза конных переселенцев для последующего их изгнания. Даже Саркози предлагает им 3,5–4 тыс. евро на супружескую пару и тысячу евро на ребенка, чтобы убедить их уехать из страны! (Bennhold, 2006).

– В заключение отмечу панику, которая охватила передовые страны, когда они осознали ожидаемое, а именно неконтролируемый приток дешевых китайских продуктов, после того как Китай всту пил в ВТО. Защитные меры, принятые ad hoc, явно характеризуются спонтанностью, будут не в состоянии после 2008 г. контролировать виды и количества китайских продуктов на Западе. До 2008 г. китай ский экспорт может увеличиваться только на 7,5% в год, затем эти ограничения будут сняты. ЕС после того, как наложил ограничения на импортируемые рубашки и бельё из Китая, расширил ограниче ния и на китайскую обувь (International Herald Tribune, 9.06.2005 г.).

Несомненно, этим путем цены на китайские продукты повысятся, а жизненный уровень американских и европейских потребителей ухудшится (Klein, 2006).

Ссылки на вышеприведенные защитные меры подтверждают приверженность передовых стран режиму протекционизма. Этот поворот, очевидно, связан со множеством безвыходных ситуаций, которые не позволяют продолжать систему либерализации торго вых отношений.

Узкие национальные интересы, притворство и конспиративная эксплуатация слабости развивающихся экономик представляются якобы либерализацией торговых отношений и свободой междуна родной торговли.

Действия ВТО непосредственно против развивающихся эконо мик представляются следующими фактами.

• Развивающиеся экономики обычно имеют сравнительные преимущества в сельском хозяйстве и текстильной промышленно сти. Несмотря на то, что экспорт беднейших африканских стран со ставляет только 0,25% общемирового, богатые страны «издеваются»

над ними с уверениями о якобы применении принципов свободной международной торговли, хотя пошлины, накладываемые на их то вары богатыми странами, в частности США и Канадой, в среднем больше, чем на продукты, импортируемые из развитых стран. ОАП (общая аграрная политика) ЕС стоит остальному миру 75 млн долл.

в год, поскольку ограничивает искуственным путём производство в основном молочно-кислых продуктов во всем мире, увеличивая одновременно стоимость производства аграрных продуктов у себя (Borell and Hubbard, 2000). Это несправедливое отношение имело следствием сокращение экспорта Африканского материка на 6,8% в 1998 г. (Sabin, 1999).

Система либерализации торговых отношений не вправе завер шиться в пользу сильных и в ущерб развивающимся экономикам.

Особенно дотации в аграрную сферу (Time, 28.11.2005 г.) США и Ев ропы нарушают равновесие рынков аграрных продуктов и особенно хлопка. США дотируют 25 тыс. производителей хлопка тремя мил лиардами долларов в год, а Европа предоставляет 53 млрд долл. не только производителям хлопка, но и табака, кукурузы, сахара и дру гих продуктов. Эти дотации уменьшают, разумеется, искусственным путем, снижая цену на хлопок до 32 центов за килограмм, уничтожая тем самым сравнительное преимущество африканцев, которых при говаривают к абсолютной нищете. В ноябре 2005 г. США обещали, что сократят эти дотации на 60%, а ЕС – на 46%. Тем не менее вы сказываются справедливые опасения, что в перспективе США и ЕС будут продолжать применение защитных мер, но постараются сде лать их менее видимыми.

Необходимо также подчеркнуть, что значение ВТО существен но ограничивается безвыходным положением, к которому привела либерализация экспорта в 2006 г. в Дохе. С тех пор возвращение дву сторонних соглашений, которые заключаются США и ЕС, подрыва ют ВТО и, естественно, глобализацию (, 2006).

С другой стороны, США в своих переговорах с ВТО последо вательно поддерживают интересы многонациональных компаний с помощью опытных специалистов в рамках переговоров, постоянно заявляя, что точно следуют правилам ВТО. Напротив, развивающие ся экономики не располагают подобными специалистами, и их по пытки поддержки своих позиций обнаруживают раскол и отсутствие прочных связей, как следствие, происходит их оттеснение.

В результате импорт развивающихся экономик намного превос ходит их экспорт, и как следствие, увеличение их внешнего долга в 3,8 раз за период с 1980 по 1997 г. (World Developpement Indica tors, 1999). Кроме того, развивающиеся экономики, которые име ют жизненную потребность улучшения системы здравоохранения и повышение уровня образования, вынуждены расходовать на обслу живание внешнего долга суммы, превышающие аналогичные сред ства на здравоохранение и образование. К этому неблагоприятному результату подводит и тот факт, что помощь, предоставляемая раз вивающимся странам развитыми, зависит от обязательства первых закупать определенные продукты и услуги у последних. Хотя эта «связанная» помощь составляет минимальную долю бюджета разви тых стран, тем не менее, ее освобождение от подобных обязательств существенно улучшило бы пользу от помощи развивающимся стра нам. Отметим, что подобное «связывание обязательствами» распро страняется и на помощь, предоставляемую продуктами питания, на технические консультации и т.д. (Financial Times, 19.06.2000 г.).

20 июня 2000 г. передовые экономики ОЭСР собрались в Париже на три дня для того, чтобы обсудить проблему освобождения от помо щи развивающимся странам или, по крайней мере, ее части. Долгое это обсуждение не только не завершилось благоприятным для разви вающихся стран результатом из-за резкого сопротивления развитых стран, но в большей степени участники были взбудоражены взаимо обвинениями в том, кто из них предоставил большую или меньшую помощь (Beattle, 2000). Таким образом, МВФ «одной рукой» дает развивающимся экономикам помощь, которую отбирает «другой ру кой», возвращая денежные средства богатым странам.

• Как уже было отмечено, речь идет о мифе, что якобы США, ЕС и Япония уважают законы свободной торговли, которые должны применять и развивающиеся экономики. Напротив, постоянно раз рабатывается и применяется комплекс защитных мер для того, что бы препятствовать свободному ввозу продуктов, услуг и факторов производства, которые принесли бы ущерб интересам многонацио нальных корпораций или национальным мегамонополиям мощных экономик. Это можно подтвердить приведенными выше ссылками на войны (от бананов к говядине и к генетически модифицирован ным сельскохозяйственным продуктам), которые бушуют между ЕС и США, и на квоты, которые устанавливают США на импорт стали для того, чтобы защитить соответствующее национальное производство.

• Передвижение (нелегальное) международного спекулятив ного капитала вызвало финансово-экономический кризис 1997 г., который поверг в отчаяние развивающиеся экономики, и уровень многих из них вернулся к 1980 г. И тогда как развивающиеся страны были принуждены открыться внешней торговле и спекулятивным передвижениям международного капитала, они же были осуждены за то, что были якобы ответственными за вызов кризиса, поскольку довольно быстро перешли к переустройству своих экономик. Таким образом, развивающиеся экономики, которые увидели, как были све дены к нулю темпы их развития, предстали в роли палачей.

• Совместные решения могущественных экономик «большой семерки» (G7) и крупных транснациональных корпораций почти не изменно поворачиваются против развивающихся экономик и усугу бляют их проблемы.

• Абсолютно неоправданное решение о «глобализации» благо приятствует ей только в том, что касается международного капитала, а не свободному передвижению труда, защищает интересы трансна циональных корпораций, вызывает ежедневно человеческие драмы, которые всем известны, но, тем не менее, подозрительно замалчива ются. Для того, чтобы вырваться из бедности преступно предавае мых стран, множества безработных, голодных и отчаявшихся лю дей покидают свои страны, продав свою жизнь, чтобы направиться к земле обетованной в качестве незаконных переселенцев. Возрож дение работорговли, которая является одним из прибыльных занятий наших дней, развилось в организованную преступность. Как заявил в своем интервью Пино Арлаки, итальянский социолог, ставший ди ректором управления ООН по контролю наркотиков и борьбе с пре ступностью, «смерть 58 китайских мигрантов в грузовой машине, следующей в Дувр (Великобритания), была просто вершиной айс берга огромной современной проблемы». Он приводит характерные цифры: «в то время как за 4 века рабства были перемещены 11,5 млн людей из Африки, за последние 10 лет более 30 млн женщин и детей были перевезены из Юго-Восточной Азии международной мафи ей работорговли...». Согласно Международному центру миграции, который имеет резиденцию в Женеве, 500 тыс. эмигрантов пере ходят каждый год границы ЕС (, 2000). Тем не менее в рамках «крепости» ЕС, который присоединяется к обширной «гло бализации», перемещение трудящихся свободное, и справедливо ставится вопрос, как можно серьезно рассуждать о либерализации торговых отношений и как оправдывать навязывание развивающим ся экономикам открытие международной торговле, когда одновре менно дискриминация внедряется в масштабах, действующих им в ущерб. Бездействие (правительств) в одних сферах сочетается с гиперактивностью в других. Приведем замечание Амартьи Сена, абсолютно подходящее для данного случая: «Эта способность тех, кто занимается политикой, маневрировать между Сциллой и Ха рибдой оставила бы Одиссея без дара речи от изумления» (Sen, 2000, p. 31).

• МВФ предоставляет при случае кредиты развивающимся эко номикам, особенно когда считается, что чреватые взрывом проблемы ставят под угрозу международную валютную стабильность. Тем не менее условия, которыми сопровождаются кредиты, предполагают структурные изменения этих экономик, для чего необходимо много времени, или их вообще невозможно осуществить до выхода на уро вень развития выше нынешнего, или являются преждевременными и ущербными для последующего их развития, поскольку сдержива ют его, уменьшая возможность выбора подходящей макроэкономи ческой политики.

• Глобализация привела к хаосу систему налогообложения, по скольку благоприятствует транснациональным компаниям и прикры вает в передвижении их капитала в «налоговые раи». Таким образом, обременяются предприятия развивающихся экономик, которые обя заны оставаться в своей стране.

Из приведенных выше примеров подстроенных действий поли тики, дезориентирующей последствия, которыми, вероятно, завер шилось бы простое применение либерализации внешней торговли, становится очевидно, что современные развивающиеся экономики, кроме отрицательных результатов «чистой» «глобализации», вы нуждены к тому же бороться против целого ряда сознательно сфа брикованных мер. Эти меры принимаются и внедряются сильными экономиками нашей планеты и международными организациями и поворачиваются прямо против выживания и возможности сбли жения развивающихся экономик. Речь идет про «заговоры прибыли»

и неоколониальные сценарии, которые разрабатываются G7 и вне дряются в развивающиеся экономики.

Б. Пределы сопротивления развивающихся экономик а) На мировом уровне Вопреки настойчивой, систематической и продолжительной пропаганде текущей «глобализации», которую к тому же навязыва ют в форме «единственного пути», различные группы людей сопро тивляются её трагическим последствиям: 50 тыс. чел., члены рели гиозных, экологических, миротворческих, гуманитарных, рабочих, женских и вообще некоммерческих организаций, смогли своими де монстрациями в Сиэтле препятствовать ВТО, заседавшей там, при нять решения. Это стало началом, которое воодушевило «угнетаемых и слабых» и убедило их, что объединение может быть результатив ными. Далее следуют акции сопротивления по всей планете, и они сигнализируют о конце абсолютной гегемонии США и отчасти ЕС принимать решения без учета интересов развивающихся экономик или в ущерб им. Развивающиеся страны, со своей стороны, осозна ют необходимость совместного сопротивления, а также возможность наложить вето на решения, наносящие ущерб их интересам. Страны, которые начали сопротивление в рамках ВТО, – это Мексика, Брази лия, Южная Африка и Египет. Ожидается, что эта реакция обострится со вступлением в ВТО Китая. На форуме в Давосе (2000 г.), который представляет международную экономическую элиту, была заметна явная озадаченность участников, которые были вынуждены начать обсуждение разросшихся рисков маргинализации и обнищания все большей части мирового населения по причине «глобализации»

(International Herald Tribune, 31.01.2000 г.). Профессор Джозеф Сти глиц решил уйти со своего поста вице-президента МВФ, поскольку был несогласен с ограничительными мерами, накладываемыми этой организацией на развивающиеся экономики. В ЕС рабочие органи зации выступили против неудовлетворительного роста их зарплат.

603 некоммерческие организации различного национального проис хождения и стремлений, действовали как одно целое в Вашингтоне, демонстрируя свое отношение к несправедливости и неравенству, которые вызывает «глобализация» (Time, 24.04.2000 г.).

Брюссель стремится возвратиться к целям, которые ставили перед ВТО в 1999 г. для решения проблем развивающихся экономик, очевидно, осознав, что нынешняя политика никуда не ведет. Разви вающиеся экономики не доверяют ВТО, так как считают, что боль шая часть ее соглашений выражает интересы богатых стран, которые приходят в противоречие с интересами развивающихся экономик (Jonquiere et Williams, 2000). Возрастающая волна сопротивления во всем мире начала пугать богатые страны, которые запоздало осозна ют огромные опасности, угрожающие человечеству безудержным расширением неравенств на всех уровнях. Поэтому число скепти ков «глобализации» и ООН ежедневно умножаются по всей планете.

Нынешний пик сопротивления против «глобализации» и ВТО – это «контрконференция» давосского форума 2001 г., организованная в Порто Алегре, «с которой, в сущности, начался новый век» (Ramo net, 2001).

Эти и другие логично ожидаемые и прогнозируемые сопротив ления не приведут к выходу из режима «глобализации» в обозримом будущем. Тем не менее существует надежда, что могущественные экономики и международные организации, которые за небольшим исключением направляются ими, осознают непосредственные угро зы политик, применяемых против развивающихся экономик, и будут вынуждены пересмотреть многие из них.

б) На уровне развивающихся экономик С теоретическим допущением, что развивающиеся экономики могли бы сопротивляться, что минимально соответствует действи тельности, необходимо было направить их в одну координирован ную попытку развития – индустриализацию на национальном уров не. Успешный исход такой попытки с самого начала проявлял сам по себе множество трудностей, которые, безусловно, достигают макси мума при «глобализации». Действительно, пределы сопротивления сузились чрезмерно по причине «глобализации». Постараемся их обозначить в общих чертах. В меру своих возможностей развиваю щимся экономикам следовало бы:

• постараться не уступить принуждениям к открытию внешней торговле, если передовые экономики не дали гарантии, что это уско рит процесс их развития;

• ссылаться на то, что современные передовые экономики пыта лись проводить большую часть развивающего их процесса в режиме протекционизма, который к тому же неокончательно оставили и в те кущей фазе «глобализации»;

• в области установления внешней эквивалентности своих валют особенно и в принятии международного капитала в частности сохра нять достаточную долю свободы для нахождения соответствующей благоприятной и менее рискованной национальной политики;

• осознать то, что улучшение и повышение уровня образования своих граждан, а также обеспечение эффективной системы здраво охранения являются сильнейшей предпосылкой для начала и осу ществления процессов конвергенции, которую нельзя приносить в жертву ни на одном алтаре и ни за какую компенсацию;

• стремиться использовать свою маргинализацию от происходя щего в «глобализации» для того, чтобы проводить макроэкономиче скую политику, соответствующим образом приспособленную к их нуждам и условиям;

• для развивающихся экономик, которые располагают сырьем, необходимо осознать растущие преимущества их в ведении пере говоров и применять их координированно и согласованно, а не ко ньюнктурно или антагонистически;

великолепным примером к под ражанию с недавних пор является Россия;

• сообща наметить требования, которые будут поддерживать на встречах с международными организациями, где вдобавок необходи мо обеспечить деятельность квалифицированных экспертов, способ ных поддерживать их интересы, так как развивающиеся экономики должны понять, что все, что их разделяет, имеет меньшее значение, чем необходимость иметь единую позицию перед богатыми эконо миками для достижения благоприятных торговых соглашений;

• постараться ввести налог Тобина75 на спекулятивные капита лы, чтобы ограничить их разорение в случае кризиса.

Акцентируем внимание на том, что расхождение между тео рией и практикой – глубочайшее, поэтому отсутствуют какие-либо пределы в обсуждении проблем недостаточного развития.

III. Перераспределение производства В поисках максимально возможной прибыли крупные компании и транснациональные корпорации во всё больших масштабах пере водят часть своих предприятий в развивающиеся страны и эконо мики переходного периода. Это перемещение предприятий связано, во-первых, с очень низкими зарплатами в менее развитых странах, во-вторых, с отсутствием или очень низким налоговым обременени ем их прибылей.

Несмотря на то, что благодаря этому явлению могло бы уско риться сближение развитых экономик и экономик, находящихся в переходном периоде, это перераспределение на данное время вы звало серьёзные осложнения, которые угрожают не только глобали зации, но и солидарности европейских стран-членов ЕС. Появление этих проблем можно рассматривать как дополнительное свидетель ство угроз, которым подвергаются экономики на различных стадиях развития, когда они вынуждены сосуществовать в одном экономи Tobin Tax Initiative, специальные налоги в таможенных сделках, вы рабатываемые путем многосторонних переговоров и соглашений. Предло жены Дж. Тобином, лауреатом Нобелевской премии по экономике. – Прим.

науч. ред.

ческом союзе. Поэтому и новый международный экономический порядок, который сейчас подготавливается, приходит в столкнове ние с неминуемыми безвыходными ситуациями, которые невозмож но истолковать на основе господствующей экономической теории.

В самом деле, перераспределение вызывает многочисленные и на сильственные конфликты между стоимостью производства и ценой продажи продуктов предприятий, которые мигрируют, между произ водительностью и уровнем оплаты труда, прибылью и затратами на производство и т.д. Основная часть аномалий заключается в том, что движение двух основных факторов производства – капитала и труда – полностью и насильно разделилось. Капитал с одобре ния неортодоксального неолиберального мировоззрения постепенно стал всесильным. Отсутствие равновесия в современных передовых экономиках, когда над реальной экономикой преобладает фиктивная с гегемонией бирж, часто хаотичной разницей между стоимостью инвестиции и ценой акции предприятия, необычная и постоянно ра стущая разница между оплатой работника и руководителя крупно го предприятия, а также, конечно, проблема неограниченного пред ложения рабочей силы внутри каждой глобализованной экономики.

Но эти аномалии привели и к другим необъяснимым событиям, ко торые словно бы вытекают из научно-фантастического сценария, од нако не могут войти в состав существующей экономической теории и ее приложений. В частности, сошлюсь на исчезновение, несомнен но кажущееся, закономерного соперничества между трудом и капи талом. Противоречие между ними должно было достичь вершины, особенно в этот период постепенного упразднения прав труда. Од нако происходит что-то невероятное. Известные компании Siemens, Daimler-Crhrysler и Bosch недавно прибегли к шантажу своих со трудников. Не прося у них абсолютно никаких уступок, они просто объявили, что уходят в другие страны, более подходящие, чем ЕС, чтобы обеспечить более низкие зарплаты и осуществить таким обра зом более высокие прибыли. Трудящиеся обездолены следующим:

– забастовки не имеют смысла против предпринимателей, кото рые явно не стремились к переговорам;

– не могли рассчитывать ни на какую государственную под держку, которой уже не существует;

– рабочие профсоюзы уже давно уничтожены.

Работники начали умолять работодателей и многонациональ ные компании остаться, а взамен обещали быть в буквальном смыс ле рабами.


Что преследуют транснациональные компании? Больше ча сов работы, чем установлено законом? Будут иметь! Отказ от роста зарплат, на который работники имеют право? И это желание осуще ствиться! Всему «да»!

Эти события можно интерпретировать следующим образом:

в начале XXI в. трудящиеся умоляют своих работодателей соблаго волить их эксплуатировать. Эти чудовищные явления – результат страха и отчаяния работников – не предвещают нормального раз вития, хотя Г. Шрёдер поспешил охарактеризовать такое ненор мальное поведение немецких трудящихся как победу общественного мнения (The Economist, 31.07.2004 г.).

По причине перераспределения производства или, правильнее, фобий, формируемых вокруг него, ставятся под серьезную угрозу и глобализация, и ЕС, и ООН. Действительно, правительства двух могущественных европейских стран, Германии и Франции, про являют реакции, явно несовместимые с основами глобализации либерализации. Эти реакции вытекают из следующего:

• Г. Шрёдер обвинил предпринимателей, которые решили осу ществить передислокацию своих предприятий, в отсутствии чувства патриотизма (Business Week, 19.04.2004 г.), забывая, что неизбежный результат глобализации – это упразднение границ и ослабление на циональных правительств.

• Завершая формирование французского бюджета, министр эко номики Н. Саркози обратился к главному врагу страны: растущему числу мест работы, которые уходят за границу, и предложил два пути решения (Clark, 2004):

1) 1–1,22 млрд евро на освобождение от налогов любому пред принимателю, решившему остаться во Франции, и каждому пред принимателю, который создаст предприятие в одном из 20 экономи чески проблемных регионов Франции;

2) пытаясь решить проблемы конкуренции, которой подвергает ся Франция со стороны новой Европы по причине низких налоговых ставок, Н. Саркози заявил, что страны, которые облагают капитал налогом ниже 31%, не будут иметь право на помощь для развития от ЕС.

Речь, несомненно, идет о жестких протекционистских мерах, которые направлены против бедной части Европы, уничтожают ее надежды на конвергенцию и одновременно ставят под угрозу воз можность продолжения «глобализации». Речь идет и о шизофрени ческих ситуациях на рынке труда ЕС. Поведение ЕС рождает не доумения от того, действует ли он как партнер или как противник новой Европы. Этот вопрос при нормальных условиях вызвал бы иронический смех, так как только Германия платит 100 млрд евро для сближения с «новой Европой», помимо 26 млрд евро, которые выделяются для региональной помощи (International Herald Tribune, 10.09.2004 г.). Но «новая Европа» значима для «старой» и по еще одной причине: «старая Европа» может надеяться, что благодаря «новой» будет обеспечивать продолжение активного спроса на про дукты высоких технологий. Действительно, появилось относитель ное насыщение спроса на эти продукты в развитых экономиках, ко торое пока компенсируется ростом спроса на них в развивающихся экономиках. Поэтому «старая Европа» имеет причину желать для «новой Европы» стать как можно более конкурентоспособной на международной арене, именно поэтому предоставляет ей значитель ные суммы для ее реорганизации. Так же может быть истолковано, что 10 новых членов последнего «европейского расширения» были приняты в состав ЕС, хотя и не отвечали требованиям по чисто эко номическим критериям. Несмотря на все это, к сожалению, «старая Европа» маниакально противодействует попытке новых стран ис пользовать все сравнительные преимущества, которые они имеют, для того, чтобы привлечь прямые иностранные инвестиции на свои территории. Германия и Франция прибегают к постоянным угрозам против «новой Европы». Министр Н. Саркози заявил официально (International Herald Tribune, 10.09.2004 г.), что «если новая Европа не согласится с ростом налогов на капитал, она будет отрезана от региональной помощи, которая достигает нескольких миллиардов евро». А Г. Шрёдер добавил лаконично и метко: «не будем продол жать финансировать потерю наших рабочих мест» (International Her ald Tribune, 10.09.2004 г.).

Волна передислокаций предприятий вызывает цепную реакцию паники, которой охвачены правительства «старой Европы». Инте ресно отметить, что при решении проблемы перераспределения про изводства не существовало взаимопонимания между руководством ЕС и отдельными национальными правительствами. Тогда как ЕС предлагает принимать меры в «старой Европе», которые благоприят ствуют предпринимательству, отдельные национальные правитель ства, напротив, с яростью выступают против стран «новой Европы», в частности, угрожают им, что они не будут получать средства для реорганизации, если не перестанут демонстрировать и использовать свои сравнительные преимущества в попытке ускорения сближения со «старой Европой».

Явление переразмещения предприятий, несомненно, создало серьёзные проблемы в общественном мнении Америки и Европы.

Тем не менее, видимо, его чрезмерно использовали как средство страха и шантажа для подавления гибкости труда, в то время как доля ответственности перемещения производства за потерю рабочих мест в передовых экономиках не столь велика. Этот вывод вытека ет из результатов серьёзных исследований и расчетов, касающихся Европы и Америки, согласно которым в конечном счете передисло кация предприятий содействует примерно 1% потерь рабочих мест (для США: Government Accountability Ofce-2004, для Европы: Euro pean Restructuring Monitor 30.04.2004 г.). Однако благодаря угрозе переразмещения гиганты Siemens и Daimler-Chrysler достигли успе ха: минимизации оплат и увеличения часов работы. Впоследствии эти достижения стали точками отсчёта для предприятий всех раз витых экономик. Поэтому вывод о том, что уровень зарплат в Китае и остальных развивающихся экономиках определяют зарплаты пере довых экономик, полностью соответствует действительности.

Выводы К сожалению, большинство проблем, которые решают разви вающиеся экономики, обострилось в ходе «глобализации», и с раз ных точек зрения создается впечатление безысходности ситуации.

Режим «глобализации» более жесток к развивающимся экономикам по сравнению с предыдущими этапами, которые, тем не менее, несут ответственность за создание «третьего мира». Но «надежда умирает последней», поскольку:

• масштабы международной экономики, возможно, изменятся с удивительной скоростью вследствие неожиданных конъюнктур, которые благоприятствуют развивающимся странам;

• современные развивающиеся экономики обладают мучитель ным опытом прошлого, поэтому существует надежда, что они луч ше подготовлены для преодоления препятствий и освоения удобных случаев;

• не существуют a priori хорошие и плохие международные эко номические системы;

наоборот, их последствия – это зависимости пути, которыми они внедряются: утверждение, ведущее к выводу, что требуется определенное сопротивление для того, чтобы «глоба лизация» получила «человеческое лицо»;

• режим либерализации международной торговли, т.е. «глоба лизация», обеспечивает ускоренные темпы роста мирового ВВП, но проблема заключается в том, для скольких стран и для каких именно.

Используемый в наши дни способ распределения богатства показы вает, что «нужно смотреть дальше простого прироста ВВП» (, 2000).

Завершая эту главу, считаю необходимым повторить тезис о не обходимости регулирующей сверхдержавы, работающей на пользу развивающихся экономик и слабейших групп планеты, для того, что бы контролировать хаотичные последствия функционирования «гло бализации». Потому что «глобализация», основанная на односто ронних и ненасытных стремлениях транснациональных компаний, угрожает в этот раз иметь кратковременную продолжительность, передавая свое место протекционизму.

Тем не менее, кто может сомневаться в плетении заговоров против развивающихся экономик?

Глава VI «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ»

И КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ Недостаточно добиваться успеха са мому. Надо, чтобы другие потерпели неудачу.

Гор Видал Введение Конкурентоспособность добавляет к нашему анализу еще один спорный термин. Вопреки его крайне неясному содержанию и смыс лу придание преувеличенного значения всему, что он может под разумевать, а также выдвижение конкурентоспособности на пост жреца «глобализации» открывает многочисленные аспекты, которые отдают гулом экономической борьбы. Но прежде всего вместе с кон курентоспособностью, которая принадлежит к почетным понятиям, сопровождающим «глобализацию», подчеркивается настоятельная необходимость любым путем и всеми средствами добиться превос ходства над соперниками. Одновременно конкурентоспособность определяет структуру конкуренции, господствующую в процессе «глобализации». Речь идет, безусловно, про условия и обстоятель ства, которые предполагают уничтожение конкурентов и ни в коем случае не учитывают равноправное экономическое сотрудничество предприятий с национальными экономиками. Таким образом, кон курентоспособность развенчивает миф о возможности свободной торговли обеспечить пользу всем партнёрам, и одновременно ста новится ясно, что все, кто призывают к ней, надеются на выго ды, которые обещает многоуровневая эксплуатация более слабых.

С доминированием конкурентоспособности на международной эко номической авансцене, с предписаниями и средствами ее достиже ния, мировая экономика превращается в безграничное поле кровавых боёв, где выживают немногочисленные победители, уничтожившие своих противников. Победителями оказываются те, кто стартует с обновленным арсеналом сравнительных преимуществ и добивает ся выдавливания более слабых противников с их жизненного про странства. Стратегия под знаменем конкурентоспособности, при соединяемая к «глобализации», отождествляется с монополией, а не с конкуренцией, которая лишь голословно призывается, но предвари тельно уничтожается её классическая основа. На конкурентном рын ке, к тому же максимально свободном, как теоретически предполага ет либерализация, конкуренты должны быть примерно равной силы.


В противном случае рынок неизбежно превратится в олигопольный или монопольный. Конкурентоспособность, таким образом, пред стаёт жесткой, агрессивной и систематической махинацией, кото рая сознательно применяется сильными экономиками планеты для того, чтобы разгромить более слабые экономики, распространяется и на микро-, и на макроэкономическом уровне, использует средства, служащие всякий раз лишь ей, и прячется под многочисленными масками. Всякий раз после исхода «боевых операций» победители «глобализации» – это те, кто обладают конкурентоспособностью, а побежденные – те, кто не смог ее обеспечить. Конкурентоспособ ность переводится в демонстрацию силы и превосходства сильных над слабыми. К тому же она используется как средство подчинения слабейших стремлениям и решениям сильных.

Хотя достижение конкурентоспособности находится в центре стремлений предприятий, транснациональных компаний, нацио нальных экономик и сверхнациональных союзов стран, функцио нирующих как регионы на глобализованном рынке, содержание ее, однако, остается во многом невыясненным, а попытки ее конкрети зации не завершились еще общепринятым определением (Krugman, 1994). Итак, в туманную среду «глобализации» входит и конкуренто способность. Два эти термина вместе чересчур часто упоминаются СМИ, национальными правительствами и сверхнациональными со юзами, что звучит как беспрерывное подстрекательство руководите лей предпринимательских структур к состязанию и подчинению их приказам. Эти термины воспринимаются так, как будто располагают знакомым и общепринятым содержанием и смыслом, которые, одна ко, таковыми являются только для малочисленных посвященных.

В предыдущих главах этой книги мы попытались исследовать термин «глобализация» и поняли, что «глобализация» включает мно гочисленные и преднамеренные заговоры. В данной главе повторим эту же попытку, на этот раз применительно к конкурентоспособно сти, которая усиливает действенность «глобализации» и заговоров, ее окружающих. Вместе с конкурентоспособностью «глобализация»

усиливается, трансформируясь качественно и количественно. Про паганда и любой формы заговоры получают вместе с конкурентоспо собностью более обширное поле действия и большие возможности убеждения. В трех частях этой главы будут рассмотрены содержание и смысл конкурентоспособности и её отношения с определёнными эко номическими величинами, средства осуществления и её последствия.

I. Содержание и смысл конкурентоспособности и ее взаимосвязь с экономическим поведением Этимология термина «конкурентоспособность» выявляет такой его смысл, как «попытка достижения экономического успеха по край ней мере на уровне конкурентов». «По крайней мере», разумеется, отсылает к необходимости достижения более высокого результата, чем конкуренты. Но очевидно, что такое простое определение пер вой и главной цели современных экономик не только недостаточно, но и крайне обманчиво. В самом деле, конкурентоспособность име ет общий корень с конкуренцией и автоматически отсылает к форме рынка, условия функционирования которого приближаются больше к свободной конкуренции и меньше к олигопольной или монополь ной. Таким образом, существует риск восприятия конкурентоспо собности почти как синонима конкуренции, тогда как в действитель ности их содержание и смысл диаметрально противоположны ей, а первое фактически упраздняет второе.

Отсутствие регулирующих правил «глобализации» касается и конкурентоспособности, делая таким образом проблемным опре деление ее содержания. Поэтому в настоящих условиях достижение какого-нибудь определения конкурентоспособности облегчается, если это сделать с помощью того, что возможно достичь через нее, а также анализа ее соотношения с другими экономическими поня тиями.

А. Что может значить конкурентоспособность Конкурентоспособность, являющаяся часто предметом ши роких дискуссий, не имеет общепризнанного определения;

ей при писываются свойства и особенности, которые, как предполагается, характеризуют ее в каждом конкретном случае. Например, в США президенту или конгрессу представляется годовой отчет о конку рентоспособности американской экономики, который составляется особым комитетом76. Страны-члены ОЭСР регулярно готовят отче ты, в которых предпринимаются попытки измерения степени кон курентоспособности каждой из них по отношению к остальным экономикам ОЭСР или в сравнении с остальным миром. Такие же подсчеты предпринимают и интернациональные союзы, такие как ЕС (Commission europeenne, 1996, 1998) и ОЭСР (OCDE 1996, 1998) для своих регионов. На мировом уровне самая известная попытка оценки и классификации конкурентоспособности стран предпри нимается на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Метод, которому они следуют, крайне спорный и схожий с оценкой степени риска различных экономик на основе множественных критериев.

Несмотря на то, что эти измерения стремятся классифициро вать совокупность экономик планеты по порядковой шкале, которая обращалась бы не только к степени эффективного их функциони рования, но и к возможности прогнозов относительно вероятных изменений и реорганизаций, резонанс их очень ограничен. Недове рие к этим попыткам объясняется неминуемыми трудностями обна ружения общих критериев, которые могли бы быть приложены на кратковременный и долговременный периоды, а также на случай предприятия, отрасли и национальной экономики в целом. Действи тельно, конкурентоспособность как эффективность данной экономи ки не определяется конкретной стратегией, которой другим странам советуют подражать. Долговременные процессы, которые предше ствовали установлению конкурентоспособности конкретной эконо мики, представляют собой сочетание экономических и социальных величин, правительственных решений и планов, общественной реак ции и конъюнктур, которые, в сущности, являются единственными и неповторимыми, а также многих других факторов, не поддающих ся оценке. Та страна, которая предприняла бы попытку следовать пути одного успешного примера (другой страны), сталкивалась бы с теми же непреодолимыми трудностями, как и при аналогичной по пытке в сфере экономического развития. К тому же совсем не слу чайна путаница, которая устанавливается в поиске критериев кон курентоспособности национальных экономик (Rapport CEPII, 1998, p. 53). Напротив, комплексные и координированные попытки разви Competitiveness Policy Council.

тия, приложение новой технологии, повышение уровня образования, демографическое развитие, выборы макроэкономической полити ки и подобное оказываются некоторой временной конъюнктурой внутри международных рамок, которые преобладают в конкретный период.

Трудности оценки, фиксации и градации степени конкуренто способности отдельных экономик отражаются в несостоятельности обеспечения неизменных критериев, которые могли бы быть с успе хом приложены в каждом случае. Но и сочетание различных крите риев, к которым временами прибегают, не в состоянии завершиться удовлетворительными и стандартными результатами.

Вопреки этим объективным трудностям определения содер жания конкурентоспособности, которые вынужденно распростра няются и на средства ее достижения, ее рассмотрение в отдельной главе считаю необходимым по причине особого интереса, который она представляет и особенно из-за многократных и многосторонних жертв, оправдывающих ее движение к процветанию. Кроме того, изучение элементов, составляющих конкурентоспособность, допол нит и обогатит список заговоров вокруг «глобализации». Из этого анализа следует, что конкурентоспособность – это средство, которое использует «глобализация» для осуществления перераспределения возрастающего совокупного богатства, от беднейших и слабейших к богатейшим и сильнейшим. В конечном счете, только те, кто кон курентоспособны, имеют право участия в росте богатства, которое создают новые технологии. Но конкурентоспособность как исклю чительное право передовых экономик, вероятнее всего, воспринима ется и как предупреждение о необходимости принятия определенных мер, если она случайно будет достигнута и быстро развивающимися экономиками. К примеру, если некоторые из них осуществляют тем пы развития быстрее, чем передовые экономики, провоцирование экономических кризисов, возможно, будет считаться решением, по скольку таким путём уровень этих быстро развивающихся экономик возвращается на много десятилетий назад.

Достичь и оценить конкурентоспособность пытаются на осно ве различных критериев на кратковременный и долговременный пе риоды (CEPII, 1998, IIe Partie).

а) Конкурентоспособность в краткосрочном периоде Если исходить из множественных критериев, используемых при оценке конкурентоспособности, то вызывает затруднение определе ние ее содержания и смысла. Результаты различных исследований касаются кратковременных оценок, которые в значительной степени зависят от конъюнктуры, следовательно, в долгосрочной перспекти ве они изменяются и не обеспечивают продолжения. Однако в более долговременном периоде труднее исключить преднамеренность при получении соответствующих результатов.

Главенствующий элемент, который в кратковременном периоде принимается как основа для оценки конкурентоспособности эконо мики, – это прибыль, которая обеспечивается изменением цен, зави симых от уровня оплаты труда и валютного паритета.

Очевидно, что конкурентоспособность на основе цен стремит ся к усилению экспорта и осуществляется с помощью повышения доли данной экономики в мировом экспорте. Речь идет о стратегии, которая исходит из классического и неоклассического теоретическо го контекста, где все продавцы и покупатели извлекают выгоду, по скольку рост конкурентоспособности страны А ограничит в любом случае долю экспорта страны В. Это допущение реально исходит из того, что ссылается на кратковременной период, в котором объем со вокупных экспортов принимается как данный, а не возрастающий.

Тем не менее интересно рассмотреть, что может принести с собой эта форма конкурентоспособности, к которой стремятся всеми сред ствами современные экономики, имея поддержку и международных организаций. Необходимо также проверить, в какой степени осу ществление роста экспортов благодаря установлению достаточного уровня соответственных цен может обосновать вывод о росте степе ни конкурентоспособности данной экономики. Ценовая конкуренто способность достигается следующими путями.

Снижение стоимости труда. Всеобщий результат достижения конкурентоспособности в форме снижения стоимости труда – это, естественно, сокращение уровня зарплат для того, чтобы добиться низких цен на производимые и экспортируемые блага. Независимо от преобладания экономик предложения в середине 70-х гг. недооценка спроса, которая косвенно отражается в игнорировании опасности снижения уровня зарплат, оправдывается «глобализацией», которая связывает национальное производство с мировым, а не с внутрен ним спросом. В сущности, в этой форме экономики борются за то, кто больше добьется минимизации уровня зарплат, чтобы стать бо лее конкурентоспособным, чем конкуренты, и отнять у них долю рынка. Разумеется, эта форма конкурентной борьбы не только огра ничивается сокращением «прямых» зарплат, но и выступает против дополнительных социальных выплат. Вдобавок, исходя из ограни ченных пределов, которые быстро исчерпываются конкурентоспо собностью сокращения уровня зарплат, в дальнейшем это распро страняется и на сокращение объема занятости и сопровождается массовыми увольнениями трудящихся. Таким образом, стремление к усилению конкурентоспособности в наши дни неминуемо соче тается и с терпимостью к существованию безработицы, официаль ной или скрытой, поскольку косвенно, но четко признается, что она приносит выгоду экономикам. Вывод этот усиливается, во-первых, инертностью ЕС в решении проблемы растущей безработицы в те чение четверти века, во-вторых, связью между ростом результатив ности предприятия и необходимостью сокращения числа занятых в нем и, в-третьих, поддержанием выкупов-слияний-соглашений и картелизации однородных предприятий, если таким путем рас тет степень монополизации экономики и значительно сокращается объем занятости.

Приведем характерные примеры, которые показывают, что не давние попытки «улучшения состояния» крупных компаний и мно гонациональных предприятий, продолжающих осуществлять дан ные тактики, как правило, начинаются и заканчиваются массовыми увольнениями трудящихся:

• с 2000 г. в американской промышленности сокращено 3 млн ра бочих мест. Недавние преобразования в американской автомобильной промышленности влекут за собой для Daimler-Chrysler утрату 13 тыс.

рабочих мест, а Ford и General Motors предпринимали меры для со кращения 200 тыс. трудящихся в 2006 г. (International Herald Tribune, 11.02.2007 г.);

• компания Alcatel после слияния с компанией Lucent сократила 12,5 тыс. рабочих мест (International Herald Tribune, 11.2.2007).

Анализ Комитета по социальному развитию ООН устанавлива ет следующее (International Herald Tribune, 9.02.2007 г.):

- уровень безработицы в мире значительно возрос с 1995 г., не смотря на ускоренное экономическое развитие, и достиг 195,2 млн в 2006 г.;

- примерно половина мировой безработицы приходится на мо лодых людей в возрасте младше 25 лет;

- форма частичной занятости уже считается правилом, тогда как постоянная работа является исключением, что создает у трудящихся чувство незастрахованности;

- ежедневно подтверждается, что ускоренное развитие недоста точно эффективно для того, чтобы сократить бедность, когда оно со существует одновременно с ростом любой формы неравенства.

Итак, конкурентоспособность становится главным врагом трудящихся, так как фактически отделяется от производительно сти, достигается уменьшением оплаты труда в пользу капитала.

Тем не менее эти системные подходы, хотя и имеют крайне неприятные последствия для труда, угрожают дестабилизировать европейские экономики и вынуждают к неполной занятости, ис пользуются для обеспечения роста конкурентоспособности, ко торая считается необходимой. То же замечание распространяется и на все более частые попытки разделения производственного про цесса и перевода его элементов в развивающиеся экономики для того, чтобы предприниматели извлекли выгоду из еще более низ ких зарплат, преобладающих там. Этим путем снижается уровень оплаты труда в передовых экономиках и сокращается объем заня тости. Можно было бы утверждать, что перевод производства из передовых экономик в развивающиеся содействует лучшему распре делению всемирного богатства и непременно содержится в рамках закона конкуренции. Однако, к сожалению, все более часто на прак тике доказывается, что эта «интенсификация» попытки сокращения стоимости труда с целью роста конкурентоспособности, т.е. дости жения максимальной прибыли, содержит и аспекты, которые пред ставляют собой согласно общему уголовному праву преступления.

Такое преступление, которое к тому же быстро и беспрепятственно распространяется в ЕС (и не только) – это возрождение работорговли и рабства в самом отвратительном виде. Правда, в последние годы стали известны определенные аспекты этой «торговли» с арестом нелегальных мигрантов на европейских границах в обычно траги ческих условиях их перевозки. Тем не менее до недавнего времени не были обнародованы неопровержимые данные о судьбе этих эми грантов, или этой информации было недостаточно для того, чтобы осветить некоторые очень темные дела. Были обнародованы много численные исследования, проведенные в нескольких европейских странах, которые обнаружили невероятные случаи эксплуатации и работорговли (Business Week, 27.11.2000 г.). Теперь мы имеем до вольно полную картину возрождения в наши дни рабства, прину дительного труда и жестокой эксплуатации, несоблюдения элемен тарных гигиенических условий труда и располагаем достоверной информацией относительно масштабов этой незаконной деятельно сти. Ппризнаётся существование ускоренно развивающегося рынка преступности в мире, а прибыли от этой преступной деятельности превосходят прибыли от торговли наркотиками.

Работорговцы действуют в большей или меньшей степени на всех материках, обещают лучшую жизнь и удовлетворительную работу безработным и социально отчужденным, обеспечивают их поддельными документами за крупное вознаграждение. Эти люди также должны заранее оплатить часть расходов на их перевозку, а на остальную часть предоставляется кредит, который необходимо возвратить, когда они начнут работать. Суммы, которые таким путем уплачиваются работорговцам в зависимости от расстояния состав ляют от 5 тыс. долл. до 25 тыс. долл. Незаконные эмигранты путе шествуют как туристы, часто с групповым туристическим билетом и остаются на несколько недель в промежуточной стране до приезда в ЕС. Там их ждут местные преступники, ведут на место работы, где заставляют изнурительно годами работать для того, чтобы рас платиться за расходы по перевозке и незаконные документы. Не допустимые условия труда возрождают рабство, которое, казалось, было упразднено два века тому назад. Это возрождение объясняется требованиями конкурентоспособности, которая в сочетании с «гло бализацией» обожествила прибыль, так что она считается самым главным в человеческой жизни, даже выше элементарного челове ческого достоинства.

Итак, работорговля, эта печальная страница истории человече ства, которая, как мы уже поверили, закрылась навсегда, стремитель но возвращается на международную экономическую сцену для того, чтобы служить максимизации прибыли с помощью минимизации стоимости производства. И естественно, эта попытка минимизации стоимости касается исключительно труда, поскольку ее цель – мак симизация прибыли. Для осуществления этой цели, т.е. повышения конкурентоспособности и прибыли, европейский капитализм с «че ловеческим лицом» является серьезным препятствием, поскольку в эпоху «глобализации» и конкурентоспособности, когда прибыль становится важнее человека, общественное сознание допускает практику эксплуатации слабейших и уничтожения конкурентов, т.е.

капитализм уже не нуждается в «человеческом лице».

Благодаря новой работорговле некоторые из современных предприятий и транснациональных компаний добиваются снижения стоимости труда почти до нуля. Таким образом они конкурируют с остальными компаниями своей отрасли на национальном или ми ровом уровнях с позиции силы, обеспечивая себе сокрушительное преимущество. Это плоды «глобализации». Европа, правда, с отста ванием во времени, приобретает «мастерские пота», в которых неза конное превращение свободных людей в рабов невероятно снижает стоимость производства: например, рубашки, которые стоили бы 25 долл. с законным уровнем оплаты труда и уплаты налогов, воз можно, будут произведены в «мастерских пота» только за 1 долл.!

Многие крупные брендовые компании используют для производства своих продуктов эти незаконные мастерские. Полиция Рима после того, как получила многочисленные письма и телефонные звонки от закрытых и безжалостно эксплуатируемых нелегальных иммигран тов, которые отчаянно взывали о помощи, в сентябре 2000 г. в окрест ностях Рима произвела 18 обысков, обнаружив 60 нелегальных рабочих, которые трудились на складах компании в условиях хуже рабских. Они заявили, что работали 12–14 часов в день и получали 250 долл. в месяц, которых, однако, никогда не видели, поскольку у них отбирали деньги работорговцы, а их работодатель приезжал раз в день и привозил им разбавленный бульон. Подобные разобла чения или место в Париже, где покинутые здания были превраще ны в незаконные мастерские. Проблема незаконных иммигрантов в Европе огромна, и мастерские, которые их используют, являются каплей в море.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.