авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Сибирская академия государственной службы

кафедра теории и истории права

Новосибирский государственный университет

Новосибирский государственный аграрный университет

Курчеев В. С.

Болотникова О.

Герасимов Ю.

Методолого-теоретические основы

систематизации права

в условиях глобализации

Новосибирск

2008

Новосибирск 2008 г.

Рецензенты доктор юридических наук, профессор И. А. Кравец доктор юридических наук, профессор А. К. Черненко Курчеев В. С., Болотникова О., Герасимов Ю. Методолого-теоретические основысистематизации права в условиях глобализации /В. С. Курчеев, О.

Болотникова.,Ю. Герасимов;

отв. ред. д. ю. н., проф. В. С. Курчеев – Новосибирск, 2008. – с.

Монография посвящена методолого-теоретическим основам систематизации права в условиях глобализации политических, экономических, социально-культурных и иных интеграционных процессов в мире.

В монографии достаточно подробно разработаны концептуальные начала устойчивого развития, методология теории права, показаны перспективы ее применения, пути совершенствования методов правового регулирования указанных интеграционных процессов с одновременной систематизацией и детализацией национальных правовых систем.

Монография рассчитана на преподавателей, научных сотрудников, аспирантов, студентов юридических факультетов, научными интересами которых являются проблемы глобализации, унификации и гармонизации методолого-теоретических подходов систематизации права.

© В. С. Курчеев О. Болотникова Ю Герасимов Содержание Вместо введения Концептуальные основы устойчивого развития в условиях глобализации 1.

Положение мирового сообщества в условиях глобализации 1.1.

От глобальных проблем к глобализации: концепция устойчивого развития 1.2.

Факторы устойчивости и неустойчивости мирового развития, особая роль 1.3.

России в этом процессе Перспективы развития методологических основ систематизации глобального 2.

права 2.1. Методологические основы теории права 2.2. Перспективы глобализации национального права Международно-правовые глобализационные процессы и современные методы 2.3.

их регулирования Методолого-теоретические подходы систематизации публичных и частных 3.

правоотношений в условиях глобализации 3.1. Современные мировые правовые семьи и напрвления их интегрирации 3.2. Совершенствование практики систематизации правовой базы международного сотрудничества Совершенствование практики разрешения международных споров в 3.3.

условиях глобализации Заключение Библиография Приложения Вместо введения Цель – это идеальный результат устойчивого развития личности, общества и государства, где параметры устойчивости конституционно определены и юридически оформлены при поэтапном решении задач по осуществлению цели.

Конституционная цель – устойчивое развитие личности, общества и государства – является одним из определяющих элементов механизма идеального социального управления, направленного на оптимальное интегрирование интересов указанных субъектов правоотношений, в условиях соблюдения либеральных ценностей.

Схема Вертикальное управленческое воздействие и горизонтальные отношения Субъект Цель Объект Методы Средство Субъект Субъект (власть) Субъект Результат Практика свидетельствует, что, в силу воздействия внутренних и внешних помех, эффективность функционирования системы управления изменяется, иногда достигая критических параметров устойчивости Схема Цель (идеальный результат) Реальный результат P Кэ Кэ управления = Р/Ц P Выход системы управления за параметры устойчивости приводит к её самоликвидации.

К сожалению общих параметров устойчивости российской системы государственного управления нет, они требуют очень тщательной и глубокой проработки.

Вместе с тем в Столице Российской Федерации такие отдельные параметры рассчитаны. Так, для Москвы предельными показателями нарастания опасных процессов, за которыми наступает разрушение и деградация государственного механизма управления, могут быть:

табл. № Отдельные параметры устойчивости Предельные П/П показатели параметров Уровень падения промышленного производства 1 30%-40% Доля импортных продуктов питания 2 30% Соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых 3 10 : бедных групп населения Доля экспорта высокотехнологической продукции 4 10%-15% Доля населения живущего за порогом бедности 5 10% Уровень преступности (на 100 тысяч человек) 5-6 тысяч Уровень доверия населения к органам власти 7 20%-25% Число суицидов на (100 тыс. человек) 8 Потребление алкоголя на человека в год 8 л.

Уровень распространения психической патологии на 10 человек Уровень безработицы 11 8%-10% Суммарный коэффициент рождаемости 12 2, Средняя ожидаемая продолжительность жизни 75 лет Коэффициент старения населения – доля лиц старше 14 7% лет К примеру, для Новосибирска уровень доверия населения органам милиции выглядит следующим образом:

табл. Кировский район 11,3% Дзержинский район 10,6% Советский район 8,1% Центральный район 8% Заельцовский район 7,8% Железнодорожный район 7,5% Ленинский район 3,6% Октябрьский район 3,3% Калининский район 3,1% Первомайский район 1,1% В Конституции Российской Федерации, принятой в декабре 1993 года, интегрированная цель личности, общества и государства не сформулирована.

Вместе с тем, некоторые конституционные задачи в тексте можно обнаружить. Так, ст.2 провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. В ст.7 записано: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Часть интегрированных задач, которые в какой-то степени определяют целепологание органов государственной власти, содержатся в разделах Конституции, определяющих полномочия Президента, Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания, Правительства, судов Российской Федерации. Но четкого определения целепологания и их предназначения в соответствии с целевыми конституционными установками в действующей Конституции Российской Федерации не имеется. А об устойчивости Конституция Российской Федерации упоминает лишь один раз в ст.75, где говорится, что «защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция Центрального банка Российской Федерации». Почему только рубля? Желательно зафиксировать благополучие общества, семьи, государства и его отношений с другими государствами.

Методологически верно определиться с элементом системы государственного управления, который при любых ситуациях выступал бы в роли «грузика ваньки-встаньки», т. е. возвращал бы систему к конституционной цели при отклонении системы управления от заданного курса.

Представляется, что искать решение этой проблемы целесообразно в формировании и распределении властных полномочий.

Власть конституционная – это публичная воля, реализуемая народом непосредственно либо через способность личности управлять. Народовластие и, особенно, способности личности управлять – категории, требующие очень серьезной научной проработки, результаты которой значительно уменьшили бы вероятность прихода к власти политиков, не способных управлять.

Современная конституционная конструкция ушла от схемы авторитарного государства:

государство – общество – личность и построена на основе либеральной модели: личность – общество – государство.

Дерево власти и перераспределения властных полномочий представлены в следующем виде (см. схему 3).

Закономерно возникает вопрос, почему не обсуждалась и не положена в основу конституционного правового пространства исторически сложившаяся система: общество – личность – государство, отражающая своеобразный устоявшийся менталитет российской цивилизации? (см. схему 4).

Следует отметить, что конституция устойчивого развития общества, личности и государства потребует значительных усилий специалистов в осмыслении новых концептуальных подходов при формировании отношений между гражданским обществом, личностью и государством. Поэтому, исходными элементами новой национальной правовой системы, куда входит и система права, должны стать механизмы правового регулирования отношений между обществом, личностью, государством, где устоявшиеся социальные нормы гражданского общества будут определяющими принципами устойчивости системы права.

Гражданское общество в этих условиях – организационная форма конституционного политического режима, где функции органов власти определяются необходимостью обеспечения внешней и внутренней безопасности общества, личности, государства, прав и свобод физических и юридических лиц, баланса интересов, обязанностей индивидуальных и коллективных субъектов правоотношений в рамках глобального права.

Схема ГОСУДАРСТВО Совет Федерации Законодательная Государственная Дума Государственная Государственная власть власть Президент Исполнительная Конституционный Суд Субъектов РФ Правительство Верховный Суд Высший Арбитражный Суд Судебная Представительная Конституционные (законодательная) (уставные) суды Исполнительная Мировые суды Свободные Референдум Представительная Исполнительная выборы Осуществление власти непосредственно Осуществление власти через органы 2.2.ст 3 государственной власти Источник власти и суверенитета – многонациональный народ Российской Федерации Гражданское общество Схема ГОСУДАРСТВО Совет Федерации Законодательная Государственная Дума Государственная Государственная власть власть Президент Исполнительная Субъектов РФ Правительство Конституционны Конституционные Представительная Судебная й Суд (уставные) (законодательная) Верховный Суд суды Высший Арбитражный Суд Мировые Исполнительная суды Общественная Палата РФ ПРЕЗИДЕНТ РФ Свободные Референдум Представительная Исполнительная выборы Осуществление власти непосредственно Осуществление власти через органы 2.3. ст3 местного самоуправления Источник власти и суверенитета – многонациональный народ Российской Федерации Гражданское общество 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ 1.1 Положение мирового сообщества в условиях глобализации Мир за последние время существенно, кардинально изменился.

Глобализация стала доминантой, вектором современного развития мира, человеческой цивилизации. После окончания холодной войны, ликвидации военно-политического и идеологического противостояния двух социально-экономических систем, усиления открытости большинства государств, расширения демократии и свободы личности появились новые факторы общественного развития. Набирает силу международное сотрудничество во всех сферах социальной жизни, взаимозависимость государств, народов, наций. Все более становится необходимым поиск глобальных путей обеспечения миропорядка. Меняется сам характер современной цивилизации. Планета вступает в новую эру своей истории.

Современный мир - это не просто совокупность системы отдельных государств, их блоков и союзов. Это самостоятельная, саморазвивающаяся популяция - глобальный мир.

Некоторые авторы утверждают, что начало глобализации следует отсчитывать либо с эпохи Великих географических открытий, либо с того времени, когда образовались крупные торговые компании, а впоследствии колониальные империи. Многие начало глобализации связывают с зарождением капиталистических отношений, считая, что современная глобализация есть не что иное, как «достраивание» капитализма во всемирном масштабе. Такая позиция, часто высказываемая учеными неолиберальной ориентации, удивительным образом повторяет трактовку исторического процесса, картину мира, предложенную основоположниками марксизма более 150 лет назад. Именно они набросали первые контуры той самой глобализации, которую переживает сегодня человечество, и они же были первыми антиглобалистами, если понимать глобализацию как «всемирную капитализацию»1.

Согласно К. Марксу, всемирная история начинается с капитализмом, ибо базой капиталистического способа производства выступает крупная промышленность, создающая единый мировой рынок, развивающая средства связи и транспорта. «Национальная обособленность и противоположность народов, — писали К.Маркс и Ф.Энгельс, — все более и более исчезают уже с развитием буржуазии, со свободой торговли, всемирным рынком, с единообразием промышленного производства и соответствующих ему условий жизни»2. Но. если Маркс и Энгельс говорили об этом с точки зрения критики капиталистических порядков и, разворачивая свой социологический анализ взаимоотношений между «базисом» и «надстройкой», призывали к установлению более справедливого социального строя, то нынешние неолибералы считают такой порядок вещей высшим достижением человеческой истории.

Наряду с изложенными позициями некоторые аналитики полагают, что глобализация переживает, с точки зрения исторического времени, даже не первый период, а первые секунды. В любом случае признается, что в последние десятилетия, особенно посте окончания холодной войны и устранения барьеров, разделявших на противостоящие друг другу социально-экономические системы и военно-политические блоки, этот процесс приобрел лавинообразный характер.

Глобализация втягивает в свой водоворот все новые страны и народы, распространяется, хотя и неравномерно, на все сферы человеческой деятельности. При этом, когда говорят, что формально нет единого глобального рынка, единых коммуникационной среды и информационного Глобализация и развитие законодательства: Очерки/Отв. Ред. Ю. А. Тихомиров, А. С. Пиголкин. М.:

ОАО «Издательский дом Городец», 2004. С.8- Маркс К., Энгельс Ф., Манифест коммунистической партии // Соч. Т. 4. М., 1995. С пространства, что это касается в лучшем случае 1/5 населения мира, то надо иметь в виду следующее: современная глобализация - это не только результат, но и постоянно расширяющийся процесс.

Скорость завоевания мира высокими технологиями, особенно информационными и коммуникационными, поражает воображение. Согласно официальным источникам США. в 1998 г. пользование Интернетом удваивалось почти каждые 100 дней, в результате к сети было подключено 100 млн. человек, в то время как в 1994 г. — только 3 млн. для сравнения:

для охвата 50 млн. человек с помощью радио понадобилось 38 лет, а средствами телевидения — 13. В России мобильные телефоны появились в самом конце прошлого века, в 2003 г. число их пользователей достигло уже 18 млн. человек, 10 млн. человек в нашей стране подключены к сети Интернет1.

Некоторые авторы в своем негативном восприятии происходящих процессов утверждают, что глобализация не внесла ничего принципиально нового в развитие человеческой цивилизации. Подобные мнения противоречат не только выводам многих известнейших исследователей, но и очевидным фактам жизни. Нынешний этап глобализации существенно, если не кардинально, качественно, а не только количественно, отличается от всех предыдущих этапов интернационализации и интеграции, сопровождавших историю человечества. Основные различия можно свести к следующему.

Хозяйственные связи обретают действительно всемирный характер, экономическое пространство все более универсализируется, происходит всеобщая либерализацию рыночных связей, осуществляется свободное и по существу мгновенное, в масштабе реального времени, движение капиталов, что до сих пор истории было неизвестно.

Революция в сфере новейших информационных технологий приходит к формированию глобальной информационной сети, коммз'никационные См.: Международная жизнь. 2003. №6. С.18.

средства делают возможным общепланетарное общение, материальные и символические коммуникации означают «сжатие» времени и пространства (А. Мартинеллн) чему нет аналогов в предшествующие эпохи.

Глобализация предстает как новое качество взаимосвязанности п взаимозависимости человечества, характеризуется созданием наднациональных и вненациональных организаций, институтов и образований. Если прежде, на протяжении веков, развитие отдельных континентов, стран и народов шло в основном в русле дифференциации в силу местных условий (хотя одновременно происходил процесс интернационализации), то в настоящее время идет интенсивный процесс интеграции мира, «сборки» региональных узлов в глобальный агрегат жизнедеятельности человечества1.

Как никогда ранее, велика социальная роль образования, знаний, человеческого капитала. «Производство» научных знаний, информации, интеллектуальный потенциал являются ныне приоритетным источником развития нации, ее ресурсом, главным мировым богатством вообще. По данным Всемирного банка, на традиционный «физический» капитал приходится лишь 16% общего объема мирового богатства, еще 20% —на природный капитал, остальные 64% составляет человеческий капитал (человеческий потенциал):

Возрастает единообразие товаров, поставляемых на мировой рынок и пользующихся всеобщим спросом. Всеобщее признание получил термин «мировой стандарт» формируются общие формы и нормы общения и поведения, одежды и этикета, бытовых удобств и развлечений людей, не связанные с их национальной и культурной принадлежностью, а являющиеся проявлением именно глобальных процессов.

Мир все более виртуализируется. Виртуальными становятся потоки капиталов, явления культуры, появляются виртуальные рынки, магазины и См. Кулагин В. М., Лебедева М. М., Мельвиль А. Ю. Глобализация и развитие человека // Глобализация: человеческое измерение. С.11.

пр.

Нынешний этап глобализации протекает в условиях формирования нового миропорядка вызванного распадом СССР, концом биполярного мира существенным изменением геополитической ситуации. Серьезно нарушен баланс сил как многовековой «закон политики» (У.Черчидь), а единственная оставшаяся сверхдержава обладает неоспоримым преимуществом перед другими государствами в важнейших компонентах мощи. Это чрезвычайно актуализирует проблему становления международных отношений XXI в,, взаимодействия стран и народов, выстраивания новой системы координат в условиях сужения роли национальных государств, размывания границ, возрастающего значения других акторов на международной сцене.

Изменились формы подчинения сильными государствами более слабых, трансформировались методы экспансии. Если прежде, в эпоху колониальных империй и далеко до них, завоевание территорий и включение их народов в состав государства-завоевателя считалось нормой и мерилом его силы, то ныне завоевание других стран в старом смысле перестало играть' былую роль. Определяющее значение приобрели экономическая, технологическая, информационная, культурная и иные виды экспансии, что, впрочем, не умаляет значение ее военной составляющей.

Стремительно нарастает давление одной (евроатлантической) цивилизации на другие. Попытки подобного рода случались и ранее, но никогда не было, чтобы одна цивилизация не только подчеркивала свою уникальность но и претендовала на универсальность, используя мощнейшие средства для утверждения своих ценностей во всем мире.

Неизмеримо возросли риски, связанные с обострением противоречия между человеком и природой, мир прежде не испытывал таких потерь в биосфере. Природа с трудом выдерживает давление человека и может взорваться. Биосфера в результате хозяйственной деятельности человека вплотную подошла к тому состоянию, которое ряд ученых называет «антропогенным пределом Земли». Если не принять срочных мер, то выход за пределы антропогенных возможностей нашей планеты возможен уже в первой четверти XXI в. и этот период станет критическим во всей человеческой истории. Недаром при рассмотрении этой и других проблем одним из самых распространенных стало понятие «выживание»1.

Отмеченные характерные черты и особенности нынешнего этапа глобализации не только формируют ее лицо, но и позволяют определить вектор дальнейшего развития мирового сообщества, акцентируя внимание на противоречиях и проблемах глобализации.

1.2 От глобальных проблем к глобализации: концепция устойчивого развития Феномен глобальных проблем приобрел научный статус на рубеже 60 70-х гг. К тому периоду возникло представление о глобалистике как системе знаний на стыке естественных технических и гуманитарных наук, а также совокупности практических действий (правительственных решений, политических акций, общественных движений и др.). ориентированных на анализ и разрешение противоречий общечеловеческого характера и масштаба.

Генезис западной глобалистики ассоциируется с деятельностью Римского клуба. Уже в его первом докладе («Пределы роста», 1972) были обозначены проблемы, ставшие предметом обсуждения мирового научного сообщества на протяжении последующего тридцатилетия. Одна из проблем фиксируется в тезисе, в соответствии с которым сохранение современных тенденций развития цивилизации ведет к ее «:жол отческому коллапсу».

Преодолеть этот алармистский процесс предполагалось на путях перехода Глобализация и современный мировой процесс / Под общ. ред. В. А. Михайлова, В. С. Буянова. – М.:

Изд-во РАГС, 2004. С.22.

человека от количественного к качественному типу роста. Позднее этот тезис получил обоснование в рамках концепции устойчивого развития («Рио-92»).

Научные дискуссии и фундаментальные исследования 70— 90-х гг. XX в. позволяют отнести к категории общечеловеческих проблем те. которые, во-первых, концентрируют фундаментальные противоречия современной цивилизации, ее «болевые точки»;

во-вторых, затрагивают жизненные интересы каждого человека, конкретной социальной группы, государства и региона, а также человечества в целом;

в-третьих, угрожают не только позитивному развитию современной цивилизации, но и ее сохранению (в нынешнем виде) во всемирно-историческом процессе;

в-четвертых, выявляют необходимость планетарного сотрудничества всех стран, народов и государств вне зависимости от их социально-экономического устройства. политических, идеологических, национальных, социокультурных различий и т. п.

К началу 70-х гг. экологическая проблема наряду с другими глобальными проблемами, прежде всего проблемой предотвращения мировой термоядерной катастрофы, становится приоритетной.

При этом надо иметь в виду, что сложившаяся система глобальных проблем отнюдь не стабильна, а характеризуется чрезвычайной динамичностью. Речь идет об изменении статуса и значения тех или иных глобальных проблем, о включении в систему глобальных все новых подсистем. Так, новая политическая ситуация в мире с середины 80-х гг.

способствовала ослаблению военно-политической напряженности, уменьшению «степени вероятности» мировой ядерной катастрофы. Если в гг. острота экологической ситуации в мире связывалась 70-х преимущественно с развитыми странами, то к концу 80-х гг. это становится все более присуще государствам бывшего социалистического мира и развивающимся странам. Если в середине 80-х гг. распространение СПИДа имело локальный характер, то к началу 90-х гг. данное заболевание вошло в число глобальных проблем. Новой глобальной проблемой XXI в. стал и мировой терроризм.

На рубеже 80—90-х гг. и на Западе, и в России возрождается интерес к глобальным проблемам. Этот процесс реализуется в рамках осмысления феномена глобализации и глобальных проблем в новых исторических и социокультурных условиях. Однако если феномен глобальных проблем в значительной степени обозначал констатацию реальных противоречий общепланетарного масштаба, то в рамках процесса глобализации преимущественное внимание уделяется именно выявлению основных направлений развития цивилизации, обеспечивающих преодоление противоречий1.

При всех различиях в подходах к феномену глобализации большинство исследователей сходится в том. что данное явление носит имманентно интегральный характер. И это имеет объективные основания.

Характер производственно-хозяйственной и 1.

социокультурной деятельности, радикально усиливающий статус международного обмена материально-энергетическими и информационными ресурсами.

2. Доминирование стереотипов «компьютерной революции», в рамках которой глобальные процессы, связанные с получением.

обработкой, передачей, хранением и продажей информации, по эффективности превышают сферу традиционного материального производства.

3. В-третьих масштабы экологических последствий деятельности технико-антропогенного характера, оказывающих негативное воздействие не только на локальные и региональные, но и на глобальные экосистемы.

4. В-четвертых, сохранение социокультурных особенностей различных ветвей цивилизации (европейская, американская, японская Глобализация и современный мировой процесс / Под общ. ред. В. А. Михайлова, В. С. Буянова. – М.:

Изд-во РАГС, 2004. С.50-53.

и т.п.) происходит на фоне расширения интеграционных процессов, в той или иной мере учитываются общечеловеческие тенденции, процессы и представления1.

Итак, глобализация — это процесс, в рамках которого фиксируются взаимосвязь и взаимозависимость (экономическая, информационная, технологическая, экологическая и др.) мирового сообщесгва при сохранении специфических особенностей развития социума, как на национальном, так и на региональном уровне. Глобализация — эволюционный процесс, имеющий протяженность во времени и пространстве.

Очевидно, однако, и то, что собственно глобализация в современной трактовке устойчиво ассоциируется со второй половиной XX в. Именно к этому времени поиск нового мирового порядка во все большей степени стал связываться с усилением интеграционных тенденций в системе сложившейся цивилизации.

В процессе осмысления феномена глобализации, в оценке его перспектив отчетливо выявились два крайних подхода: негативный (антиглобалисты) и позитивный (глобалисты). Но полярные точки зрения не отражают в полной мере сущности глобализации. Действительно, с одной стороны, экономический потенциал развитых стран таков, что именно их интересы доминируют в современном мировом социально-экономическом и политическом пространстве. С другой стороны, реально усиливающиеся взаимосвязь и взаимозависимость различных ветвей мировой социоприродной системы обусловливают необходимость поиска компромиссов между всеми субъектами современного цивилизационного процесса. И в этом контексте глобализация выступает как феномен, создающий предпосылки для сближения различных социокультурных типов цивилизации2.

Завершившееся второе тысячелетие отчетливо обнажило историческую Дахин В. Н., Проскурин С. А., Политические проблемы глобализации. – М.: Изд-во РАГС, 2003. С.36.

Глобализация и современный мировой процесс / Под общ. ред. В. А. Михайлова, В. С. Буянова. – М.:

Изд-во РАГС, 2004. С.67.

ограниченность действовавших на протяжении длительного периода парадигм цивилизационного развития. В рамках начавшегося третьего тысячелетия активизируется поиск идей, теорий, которые будут способствовать обеспечению, как развития социума, так и сравнительной стабильности исторически сложившейся мировой социоприродной системы.

Необходимо отметить тот факт, что все большее число сторонников приобретает трансформационный сценарий развития глобализации, который выразился в концепции устойчивого развития 1. В докладе комиссии ООН «Наше общее будущее», в «Повестке дня на 21 век», принятых на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де Жанейро(1992),в материалах Всемирного саммита по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (2002), в других документах международного характера, а также в трудах ученых концептуализируются и развиваются положения этой модели2. Под устойчивым развитием в «Концепции перехода РФ к устойчивому развитию» понимается такое развитие, которое обеспечивает сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды и природноресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущего поколения людей. Идея устойчивого развития как стратегия общественного прогресса отрицающая неуправляемость экономического роста, являясь, по сути, симбиозом глобальных экологических целей с социально экономическими, политическими, культурными, мировоззренческими проблемами современности, резюмируя в себе конкретные цели, задачи, идеалы многочисленных концепций («экономического социализма», идеологии партии «зеленых» и др.) и массовых экономических движений, Широкое распространение в лексиконе мирового сообщества термин «Устойчивое развитие» получил после публикации доклада подготовленного в 1987 году для ООН специально созданной в 1983 году Международной комиссией по окружающей среде и развитию, возглавлявшейся премьер-министром Норвегии Гру Харлем Брунтланд. работа была опубликована в марте того же года Оксфордским университетом, а на русском языке издана лишь в 1989 году под названием «Наше общее будущее».

См. Научная основа стратегии устойчивого развития Российской Федерации. М., 2002;

Стратегия и проблема устойчивого развития России в XXI веке. М., 2002;

Урсул А. Д. Переход России к устойчивому развитию: Ноосферная стратегия. М., 1998.

превращается в определенную парадигму развития человечества XXI века (см: приложение 1).

Анализ функционирования современной цивилизации, проводившийся на протяжении «экологического тридцатилетия» — между Конференцией ООН по окружающей среде (Стокгольм, 1972) н Конференцией ООН по устойчивому развитию (Йоханнесбург, 2002), позволяет сформулировать вывод, в соответствии с которым антропоцентризм является одним из ее определяющих стереотипов. Действительно, антропоцентризм стал парадигмой, выход на уровень которой обеспечил социокулмурный динамизм западной цивилизации. Существуют различные его формы:

религиозный антропоцентризм (человек как господин над природными тварями и вещами), философский антропоцентризм («человек —- мера всех вещей»): антропоцентризм в науке («знание — сила»), социальный антропоцентризм («все во благо человека»)1.

Опираясь на эти стереотипы, человек западноевропейского типа создал динамичную цивилизацию, которая, начиная с Нового времени (а особенно со второй половины XX в.) активно демонстрирует экономическую и социальную эффективность. Однако сохранение западных стереотипов, экстраполяция их на человеческую цивилизацию в целом не имеет исторической перспективы. Более того, их культивирование в традиционной форме ставит под сомнение возможность сохранения динамического равновесия мировой экосистемы. Планетарная (гипотетическая) экспансия западных стереотипов может обернуться необратимыми деградационными изменениями биосферы.

Речь идет, однако, не о жестком отказе от антропоцентризма (и от западных стереотипов, доказавших свою эффективность);

а о снятии его биосфероцентризмом (антропокосмизмом). Биосфероцеитризм — мировоззрение, отличающееся от антропоцентризма «лишь» тем. что в его рамках акцент ставится не только на целевых установках человека, но и на Ващекин Н. П., Мунтян М. А., Урсул А. Д. Глобализация и устойчивое развитие. М., 2000. С.50.

учете динамики отношения «человек — общество — биосфера».

Исходя из биосфероцентристской парадигмы антропоцентризм христианства должен быть дополнен восточным «благоговением» перед всем живым. Философский антропоцентризм, преодолевая рационализм, дополняется интегративностью и иррационализмом. Антропоцентризм в науке преодолевается в процессе более активного подключения интуитивных и религиозных представлений. Социальный антропоцентризм снимается при учете как человеческого, так и биосферного фактора в динамике исторического развития1.

Иначе говоря, западные стереотипы становятся дополнительными по отношению к восточному типу цивилизации. Глобализм предполагает формирование мировоззрения основанного не на нивелировании национальных или региональных особенностей, а на их учете в реализации мировой стратегии развития. Так, Европа, стремясь к единству, сохраняет вместе с тем национальную идентичность стран, входящих в Европейский союз.

Глобализация требует «наведения мостов» между Западом и Востоком, формирования и воплощения нового, евразийского типа развития, в рамках которого будет идти интеграционный процесс западных и восточных стереотипов. Западная активность и динамичность в сочетании с восточной гармоничностью и пластичностью — путь к новому типу развития в русле парадигмы XXI в.

В этом контексте процесс глобализации соответствует феномену устойчивого развития. Дело в том. что выход на уровень устойчивого развития предполагает системное изменение стереотипов как мировой цивилизации в целом, так и составляющих ее национальных субъектов.

Стратегия устойчивого развития — это путь не только выживания, но и конструктивного развития мирового сообщества.

Глобализация и современный мировой процесс / Под общ. ред. В. А. Михайлова, В. С. Буянова. – М.:

Изд-во РАГС, 2004. С.178.

Вместе с тем между устойчивым развитием и глобализацией выявляется и существенное различие. Если первое рассматривается как стратегия цивилизации на первую половину XXI в., то вторая предстает как процесс, не имеющий, в сущности, временного ограничения, связывающий прошлое, настоящее и будущее. Однако и глобализация, и устойчивое развитие ориентированы в одном направлении — поиска путей рационализации системы «человек — социум - биосфера», обеспечивающей коэволюцию человека и среды его обитания1.

Однако модель устойчивого развития существует пока на концептуально-теоретическом уровне, она политически продекларирована, формально поддержана большинством государств (стратегии, программы и планы перехода к устойчивому развитию разработаны более чем в 100 странах), но нет сведений о том, что кто-нибудь из них сделал реальные и заметные шаги для осуществления трансформационного сценария. Мир по-прежнему придерживается традиционной неустойчивой модели развития, что может привести к глобальной катастрофе. При переходе к модели устойчивого развития, если все же такой переход состоится, процесс глобализации обретет новое качество и будет осуществляться в рамках новой цивилизационной парадигмы.

1.3 Факторы устойчивости и неустойчивости мирового развития При рассмотрении парадигмы устойчивого развития человечества в XXI в. надо учитывать важный аспект для анализа перечисленных проблем, и тем более для поиска их решений: все они связаны с глобализацией, обусловлены ее современным этапом. Поэтому целесообразно выделить в рамках глобализации факторы, способствующие устойчивости мирового развития и Глобализация и развитие законодательства: Очерки/Отв. Ред. Ю. А. Тихомиров, А. С. Пиголкин. М.:

ОАО «Издательский дом Городец», 2004. С.57.

факторы, вызывающие неустойчивость мирового развития.

В рамках процесса глобализации можно выделить факторы:

способствующие устойчивости вызывающие неустойчивость мирового развития: мирового развития:

Общепланетарный Ослабление доступ к национальных новым технологиям, бюджетов и принижение вследствие управленческому опыту и этого хозяйственной роли технологическим знаниям. государства, поскольку основными финансовыми, сырьевыми и Возрастание и производственными ресурсами мира роли сфер начинают владеть не правительства, а существенное расширение международного группы олигархов.

регулирования права, изменение его взаимодействия Трансграничные с национальными правовыми процессы и системами, трансформация и прежде всего финансово расширение числа международных экономические сдвиги меняют, а организаций (Европейское подчас обрушивают Сообщество, Совет Европы, СНГ и внутригосударственные программы, др.), забота об укреплении мирового доктрины. «Потеряв, свои порядка, обеспечение безопасности национальные корни, - человечество на планете, искоренение терроризма. превратилось в технологический придаток производства»1.

На основании взаимодействия Несовпадающий стран проведение борьбы с Глобализация и развитие законодательства: Очерки/Отв. Ред. Ю. А. Тихомиров, А. С. Пиголкин. М.:

ОАО «Издательский дом Городец», 2004. С.34.

терроризмом, преступностью, экономический потенциал разных мафиозными структурами, стран: государств с интенсивным недопустимость проявления развитием хозяйства и государств национализма и фундаментализма. изгоев, в условиях глобализации существует угроза углубления Соединение основных пропасти между такого рода локальных и национальных проблем государствами. Сравнительно менее слияние развитые страны с недостаточным в единое целое, в производственным потенциалом хозяйственных структур мира могут пострадать еще больше в единое пространство.

результате открытой конкуренции, превратиться в многомиллиардных передовых должников, поставщиков сырья и Передача опыта государств в области демократии, полуфабрикатов.

охраны и обеспечения прав личности Опасность разрушения на другие страны мира, широкое новейших национальной культуры, распространение технологических, юридических идей, формирования единой усредненной эрзацкультуры, убивающей решений, проектов национальный характер, особенности Глобализация основывается на быта и языка отдельных народов.

сознании взаимозависимости, и даже единства интересов государственных Глобализация сопровождается и общепланетарных, региональных мировой снижением устойчивости социальных структур и всей потребностей отношений и структур вследствие цивилизации, всего усиления поляризации по доходам, отдельных личностей и человечества в целом. Она исходит из роста безработицы.

принципиального единства судьбы Провоцирование всего человечества.

антиэкологических практик:

ориентирование на рост потребительства, на привлечение дополнительных ресурсов, на структурные изменения, связанные с переносом экологически вредных производств в развивающиеся страны, со складированием там токсических отходов.

Наряду с интересами отдельных государств существуют также общепланетарные интересы всего человечества и их объем и значение неуклонно возрастает, что представляет собой одну из объективных закономерностей современной жизни. Ныне много говорится в науке и политической жизни о преобладании общемировых интересов над национальными, внутригосударственными, об их ограниченном, оптимальном сочетании, неотделимости одних от других. Международные организации, объединяющие практически все государства или их большинство, создаются в первую очередь для того, чтобы защищать и обеспечивать такие общечеловеческие интересы. Общие интересы человечества - это непростая арифметическая сумма интересов отдельных государств. Это и интересы интернациональных структур экономического, политического и культурною толка, международных сообществ в глобальном масштабе. Они могут расходиться и даже противопоставляться национальному интересу, К таким интересам можно, в частности, отнести развитие и укрепление международного сотрудничества во всех сферах отношений между государствами, коллективно поддерживать мир и безопасность, бороться с международным терроризмом и организованной преступностью, обеспечивать экологическую безопасность планеты, развивать космические исследования, бороться с расизмом, неоколонизмом, апартеидом, угнетением малых наций и народов, защищать права ребенка, женщин, инвалидов, престарелых и др1.

Реализация принципов устойчивого развития включает в себя разные уровни и сферы бытия. Выделяются глобальный, региональный и национальный уровни.

В рамках глобального подхода каждая страна должна внести свой вклад в ослабление антропогенного пресса на биосферу и в глобально международном аспекте необходимо договориться, на каких правовых принципах страны будут это делать;

договориться об обязательствах по квотированию нагрузок антропогенного воздействия на биосферу с точки зрения перспективы последующей релаксации биосферы2.

Такие изменения произойдут не стихийно, а целенаправленно, осознанно, где главным механизмом управления переходом к более безопасному устойчивому развитию может стать нравственный, гуманный, экологизированный разум всего человечества, другими словами, - глобальное мышление. Этот факт поняли еще во времена раннего палеолита наши человекообразные предки. Уже тогда начали возникать различные табу3. В наше время этим занимается современная наука, которая сформирует новую систему экологических запретов и рекомендаций, как эти запреты реализовывать.

Становление устойчивого развивающегося общества это не только выдвижение нравственного разума на приоритетное место в развитии общества, но и обретение им новых качеств, каковыми являются обретение коллективного планетарного мышления, не говоря уж о «государственной разумности» в рамках единого правового пространства. Мировое сообщество и каждое государство должны действовать как единое целое на Глобализация и развитие законодательства: Очерки/Отв. Ред. Ю. А. Тихомиров, А. С. Пиголкин. М.:

ОАО «Издательский дом Городец», 2004.

Ващекин Н. П., Мунтян М. А., Урсул А. Д. Глобализация и устойчивое развитие. М., 2000. С.16.

Дергачев В. А. Геополитика. Киев. 2000. С.156.

пути устойчивого развития. Ограниченные национальные геополитические цели препятствуют тенденции единения действий. Групповые, национальные ценности и идеалы фактически преобладают над общечеловеческими. В рамках нового социально-экологического идеала человечество вырабатывает «планетарное» сознание, глобальную идеологию, преодолевающие национализм и суверенитет1.

Приближающейся глобальной катастрофе человечество противопоставляет глобальное мышление и в сфере права. Глобальность мышления предполагает адекватный подход к понятию устойчивого развития, которое должно отразить сущность процесса сбалансированного самоподдерживающегося развития систем «человек социум» в целостности Мироздания. Следует предположить, что глобализация, как путь развития современного мира, способствует устойчивому развитию социума, устраняя ограниченность индивидуальных разумов и, повышая степень разумности человечества как единого целого путем соединения интеллекта каждой личности в системное целое, характеризующееся новым качеством - способностью ощущать себя частью единого человечества.

Однако существуют определенные препятствия для достижения рассмотренных целей, к которым, прежде всего следует отнести огромные финансовые и материальные затраты. Следовательно государства, которые не будут стремиться к достижению устойчивого развития, получат экономические преимущества. Поэтому сфера международной деятельности имеет большое значение при решении проблем, препятствующих устойчивости мирового развития. Для достижения такого состояния необходимо:

поддерживать международные инициативы, направленные на реализацию устойчивого развития;

Коптюг В. А. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. Владивосток, «Дальнаука», 1997. С.63.

участвовать в становлении международного рынка экономических технологий, услуг и квот;

поддерживать мир и стабильность в Европе и других регионах мира;

способствовать запрещению всех видов бесчеловечного и экологически опасного оружия;

добиваться признания сохранившихся в России, Канаде, Бразилии, Австралии и в других частях Земли крупных массивов суши с ненарушенными естественными экосистемами, а также Мирового океана, Антарктиды, со всемирным экологическим достоянием, и резко ограничить, а затем и запретить их использование1.

Анализ современного геополитического положения Российской Федерации свидетельствует о том, что, несмотря на все потрясения и потери XX в., она продолжает занимать достаточно прочное положение на геополитической карте современного мира и имеет необходимые и реальные предпосылки для возрождения в новом веке в роли развитого демократического государства, активно влияющего на характер и направленность глобальных политических, экономических, социальных и культурных процессов.

В пользу данного вывода свидетельствует те колоссальные ресурсы, явные и потенциальные которыми располагает Россия, а также трудовые, культурные и конфессиональные традиции людей, способных, как многократно подтверждала историческая практика, возродить и благоустроить страну2.

Россия овладеет богатейшими запасами природных ресурсов;

она остается крупнейшим по площади государством мира — 17075,4 тыс. кв.

км, занимая самые северную и северо-восточную части Евразии (32% обитаемой суши этого материка). На долю России приходится 40% мировых Глобализация и развитие законодательства: Очерки/Отв. Ред. Ю. А. Тихомиров, А. С. Пиголкин. М.:

ОАО «Издательский дом Городец», 2004. С.27-28.

Коптюг В. А. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. Владивосток, «Дальнаука», 1997. С.142.

достоверных запасов угля. 23% —нефти, 33% — природного газа, она занимает лидирующее положение на планете по суммарным запасам железной и медной руды и многим другим видам минеральных ископаемых и строительных материалов1. Стоимость природных ресурсов России более чем в 3,5 раза больше, нежели в США, следовательно, проблема состоит в организации хозяйственной деятельности таким образом, чтобы максимально эффективно использовать ресурсы для нужд соб ственного народа.

Кроме этого, Россия — единственная страна от Атлантики до Тихого океана, через которую могут пройти коммуникации между тремя мировыми полюсами экономического и технологического развития в Западной Европе, Восточной Азии и Северной Америке. Очевидно, что на пересечении этих транспортных коридоров в. на дальнем Востоке, в Китае XXI сформируется крупнейший мировой коммуникационный удар, поэтому будущее России в значительной степени будет определяться ее способностью «обустроить» евразийское пространство2.

Роль России в глобализирующемся мире может быть действительно особой, а при благоприятном стечении обстоятельств — уникальной. Мы — не Запад и не Восток. Точнее: Запад и Восток, Европа и Азия. Народы России соединяют в себе славянское и туранское начала. исповедуют православное христианство, мусульманство, а также буддизм. Культура России принадлежит к европейскому ареалу. Россияне имеют неповторимые характер, обычая и традиции, свой генетический код, свои ценности и представления о жизни. У них много противоречивых черт, они нередко поляризованы и расколоты, склонны к крайностям. Вместе с тем россияне не столь прагматичны и индивидуалистичны, как люди Запада, склонны к возвышенному, тяготеют к коллективизму. Но русскому национальному характеру не присуща полная самоотчужденность, См. подробнее: Социально-экономическая география России. М., 2000.

Коптюг В. А. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. Владивосток, «Дальнаука», 1997. С.45.

готовность раствориться в том или ином социуме, что свойственно восточным цивилизациям.

Обладая огромными природными ресурсами, высоким интеллектуальным потенциалом, толерантностью по отношению к другим народам и культурам, занимая уникальное геополитическое и геостратегическое положение в Евразии, отрицая жесткие альтернативы «или — или» (евроцентризм или азиацентризм. Север или Юг), постоянно находясь в поиске универсального объединяющего начала, — такая Россия, оправившись от неудач, выйдя из полосы «смутного времени» и затянувшегося «переходного периода», в состоянии, по-видимому, предложить миру свой сценарий будущего развития человечества. Он может быть основан на диалоге культур и цивилизаций, на сочетании универсализма и национальной самобытности, союзе экономического, социального, политического, экологического и других компонентов глобализации1. Для этого, во-первых, необходимо завершение разработки российским научным сообществом теоретико методологических основ таковой модели;

во-вторых, важно, чтобы политическое руководство страны приняло принципиальное решение о роли и участии России в глобализации.

Главное содержание грядущего этапа развития российского общества должно определяться объективными потребностями принятия новой парадигмы развития, основанной на механизмах устойчивого и гармоничного сосуществования человека, общества и природы: эффективной, экологичной, основанной на различных формах собственности экономике, нравственном гражданском обществе и реальных правах и свободах личности. Развитие должно идти на основе интеграционной стратегии устойчивого развития, которая означает солидаризацию интересов и потребностей личности, общества и природы и обеспечивает равноправное вхождение России в систему мировых хозяйственных связей на основе Глобализация и современный мировой процесс / Под общ. ред. В. А. Михайлова, В. С. Буянова. – М.:

Изд-во РАГС, 2004. С.354.

принципов постиндустриального развития.

Только в этом случае Россия учтет общецивилизационные тенденции и в то же время продолжит естественный исторический путь развития на основе своего материального и духовного потенциала. Отношение между Россией и миром должны выстраиваться на основе равноправного партнерства и взаимоуважения национальных культур, без ущерба для ее долговременных интересов1.

Говоря о сфере практической политики, мы должны подчеркнуть важность тезиса о том, что в условиях современного этапа мирового развития при реализации концепции устойчивого развития, стратегия России обязательно должна опираться на возможности собственного пространства и геополитического положения, поскольку его изменение либо привлечение геополитических ресурсов бывшего СССР для современной России маловероятно.


Важно понять, что в условиях объективных процессов глобализации будущее России в немалой степени будет зависеть от эффективности использования рубежного коммуникационного пространства, выступающего в роли важнейшего стратегического ресурса Российской Федерации2, поэтому очевидно, что стратегия должна быть нацелена на оптимизацию возможностей российского пространства с точки зрения возможностей эффективного использования его геополитических свойств.

В этом плане перед Россией просматриваются следующие важнейшие задачи:

—формирование политического, социально-экономического, культурного, информационного целостного функционального пространства в пределах государственных границ РФ;

—создание необходимых геополитических, экономических и иных условий для эффективного использования ресурсных, демографических, Коптюг В. А. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. Владивосток, «Дальнаука», 1997. С.120.

Зелиханов М. И. Россия на пути к устойчивому развитию. М., 2003. С.45.

коммуникационных и иных свойств пространства РФ;

—формирование дружественных геополитических оболочек в пространстве ближнего и дальнего зарубежья, общих с прилегающими странами экономических, информационных, культурных и иных пространств;

—координация усилий всех заинтересованных государств в деле создания миропорядка, отвечающего интересам развития всех народов планеты и исключающего гегемонию стран «золотого миллиарда».

Очевидно, что в рамках решения этих задач стратегия России будет определять целый ряд мер, направленных на укрепление политической и экономической мощи страны, усиление ее международного влияния, на создание политических, экономических и иных союзов с другими странами1.

На сегодняшний день вопросы устойчивого развития не стали приоритетными в массовом сознании граждан России. Большинство людей поглощено повседневными заботами и нуждами. Им приходится думать о выживании, их преследует страх потерять работу, угроза нищеты, опасность подвергнуться насилию и т.п. Путь выхода России из переживаемого кризиса некоторые видят в стратегии ускоренного экономического роста на основе расширенного использования природных ресурсов. Такая установка игнорирует, по существу, тот факт, что российская экономика еще в брежневский период вплотную приблизилась к пределам экстенсивного роста, а в каких- то отношениях вышла из них. Это значит, что экономический рост невозможен или нежелателен. Но это значит, что политика роста должна увязываться с требованиями устойчивого развития, позволяющими раздвигать пределы роста, изменяя его характер, технологические параметры и социальную направленность.

У страны есть серьезные резервы для восстановления экономического Дергачев В. А. Геополитика. Киев. 2000. С.46.

роста - необходимой в данных условиях предпосылки развития. Однако это должен быть иной, отвечающий новым задачам тип роста, а для этого должна измениться структура системы, она должна обрести управляемость и устойчивость.

Стратегия роста и развития должна быть ориентирована не на сырьевую экономику, а на использование имеющегося научно - технического потенциала, на преимущественное развитие образования и науки, на стимулирование инновационных технологий, прежде всего энерго - и ресурсосберегающих, безотходных, экологически безопасных.

Завершившееся второе тысячелетие отчетливо обнажило историческую ограниченность действовавших на протяжении длительного периода парадигм цивилизационного развития. На сегодняшний день все большее число сторонников приобретает трансформационный сценарий развитая глобализации, который выразился в концепции устойчивого развития, нашедшей отражение в докладе комиссии ООН «Наше общее будущее», в «Повестке дня на 21 век», принятых на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро(1992).в материалах Всемирного саммита по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (2002), в других документах международного характера. При рассмотрении парадигмы устойчивого развития человечества в XXI в. надо учитывать важный аспект для анализа перечисленных проблем, и тем более для поиска их решений: все они связаны с глобализацией, обусловлены ее современным этапом. Поэтому целесообразно выделять в рамках глобализации факторы, способствующие устойчивости мирового развития и факторы, вызывающие неустойчивость мирового развития.

Сформулированные выводы позволили вынести на обсуждение следующие положения:

глобализация объективна и требует не борьбы с этим неизбежным социальным феноменом, а обеспечения ослабления и, что еще лучше, полной ликвидации её вредных последствий;

стратегия роста и развития должна быть ориентирована не на сырьевую экономику, а на использование имеющегося научно технического потенциала, на преимущественное развитие культуры, образования и науки, на стимулирование инновационных технологий, прежде всего энерго и ресурсосберегающих, безотходных, экологически безопасных, обеспечивающих достойную и здоровую жизнь каждого человека в рамках единого правового пространства на Земле.

2. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВ СИСТЕМАТИЗАЦИИ ГЛОБАЛЬНОГО ПРАВА 2.1 Методологические основы теории права Научно-техническая революция, процессы интеграции и дифференциации наук, взаимопроникновение средств, методов и идей различных отраслей знания ставят ученых перед необходимостью анализа логико-теоретических и методологических основ конкретных наук. Развитие науки идет через развитие системы теорий, концептуальных схем, законов, категорий и осуществляется с помощью методологических средств. Наука есть наука потому и постольку, поскольку она есть единство системы понятий (категорий, законов), методов познания объективной действительности и её предмета. Выработанные на основе познанных объективных закономерностей способы, приемы и процедуры научного исследования составляют метод, который служит для дальнейшего познания и преобразования действительности.

Каждый новый этап в прогрессивном развитии науки ознаменован, в первую очередь, дальнейшим возрастанием значения методологического порядка. По словам Бертрана Рассела, за последние 400 лет, в течение которых происходил медленный, но неуклонный рост науки, человек постепенно начинал разбираться в методах познания природы и способах управления её силами1. Без поиска новых путей познания, исследования Рассел Б. «Очерки об интеллектуальном убожестве». // НГ-Наука. 1998. № 2. С. 15.

наука останавливается, умирает. Подтверждением возрастания роли методологии является, в том числе, поворот к интенсивной разработке проблем методологии, который характерен ныне почти для всех отраслей научного знания. Такая интенсивность объясняется потребностями более глубокого проникновения и всестороннего познания сложных процессов общественного бытия и перспектив его преобразования. Это обращение науки к познанию самой себя является характерной тенденцией её современного поступательного развития. Тем самым, как отмечает М.А.

Барг, лишний раз подтвердилась давно уже подмеченная в истории науки закономерность: периоды, характеризующиеся главным образом накоплением фактического материала, неизбежно сменяются периодами, когда на первый план выдвигается задача его научного осмысления и обобщения. Именно тогда, когда наука становится способной «взглянуть на себя», на свою практику «со стороны», происходит проверка, оттачивание и обогащение ее познавательных средств, создаются предпосылки для перехода ее на качественно новую ступень освоения изучаемой ею действительности1.

Методология – сложное собирательное, многоплановое явление включающее в себя следующие взаимосвязанные элементы: мировоззрение и фундаментальные общетеоретические концепции, всеобщие философские законы и категории, обще- и частнонаучные методы. Поэтому методологию нельзя сводить к одному из названных компонентов, в частности, к методу или учению о методах, поскольку за её пределами останутся другие компоненты. С другой стороны, методология вовсе не представляет собой простое суммирование теоретико-мировоззренческих концепций, принципов, методов и средств познания, выработанных отдельными отраслями науки.

Методология как система не сводится к составляющим её компонентам, она имеет и свои собственные закономерности развития. Эти Барг М.А. «О двух уровнях марксистской теории исторического познания». // Вопросы философии.

1983. № 8. С. 108.

закономерности обуславливают то, что компоненты методологии, будучи объединёнными в органически целостную систему, вступают в связи, отношения и взаимоотношения между собой и тем самым приобретают свойства, отличные от их единичного существования и действия:

фундаментальные общетеоретические концепции пронизывают мировоззрение;

методы познания, сохраняя относительную самостоятельность, вместе с тем, выступают как учение о методах и соответствующих теоретико-гносеологических обобщениях;

всеобщие философские законы и категории освещают применимость обще- и частнонаучных методов в конкретных исследованиях, равно как и последние обогащают арсенал философии, и т.д. Методология представляет собой сплав составляющих её компонентов и выступает вовне в виде своеобразного «свода законов» научного познания1. Как справедливо подчеркивает С.А.

Лебедев, «методологическое знание существует в двух основных формах: в виде методологических концепций, теорий и в виде отдельных методов, принципов, непосредственно входящих в саму структуру конкретно-научных теорий. Таким образом, методологическое знание одновременно находится и вне частнонаучного знания, и внутри него»2.

Отсюда следует, что соотношение методологии и метода может быть представлено как диалектическое соотношение целого и части, системы и элемента. Каждый метод – это часть, элемент в системной общенаучной методологии. Включая в себя множество различных уровней, методология не сводится к ним не только потому, что имеет в своём составе и другие компоненты, но также и потому, что обладает, в качестве общенаучного образования, определёнными закономерностями макросистемного характера.


Теория права не собрание готовых истин, канонов или догм. Это постоянно развивающаяся, живая наука, находящаяся в непрерывном поиске.

Кузьмин В.П. «Место системного подхода в современном научном познании и марксистской методологии. Статья вторая. Принцип системности в методологии диалектического и исторического материализма». // Вопросы философии. 1980. № 2. С. 50.

Лебедев С.А. «Роль индукции в процессе функционирования современного научного знания». // Вопросы философии. 1980. № 6. С. 87.

Обновляя и развивая свои методы познания, она приближается к осуществлению своего основного предназначения - служить научным ориентиром правовой практике. Таким образом, методы теории права - это приёмы, способы, подходы, которые используются ею для познания своего предмета и получения научных результатов.

По мнению Э.Г. Юдина высший уровень методологической базы образует философская методология, определяющая принципы познания и категориальный строй науки в целом и теории права в частности. За философской методологией следует уровень общенаучных принципов и форм исследования, специфика которых состоит в относительном безразличии к конкретным типам предметного содержания отдельных наук, вместе с тем обладающим некоторыми «общими чертами процесса научного познания в его достаточно развитых формах». Значение данного методологического уровня обусловлено тем, что теория права тесно связана с такими областями научного знания как история, обществознание, государствоведение и т.д. Следующий уровень составляет конкретно-научная методология, в которую входит определённая совокупность методов, принципов исследования и процедур, применяемых в теории правопонимания. Наконец, низший уровень методологии теории права образуют методика и техника исследования, которые представляют собой «набор процедур, обеспечивающих получение единообразного и достоверного эмпирического материала и его первичную обработку, после которой он только и может включаться в массив научного знания»1.

Качественно новый подход к теории права способно обеспечить достижение оптимального сочетания метафизики, материалистической и идеалистической диалектики, т.е. методологического «триединства» на каждом из этих уровней. Под метафизической составляющей следует понимать отвергаемые позитивистами методы познания сущности, идеи, ценности права, выходящие за рамки эмпирически данного позитивного Юдин Э.Г. «Системный подход и принцип деятельности». М., 1978. С. 40-44.

права. Образцом материалистической диалектики может послужить методология Маркса, согласно которой важно найти закон изучаемых явлений. При том важен не один закон управляющий ими пока они имеют известную форму и пока они находятся в том взаимоотношении, которое наблюдается в данное время. Сверх того, ещё важен закон их изменяемости, их развития, т.е. их перехода от одной формы к другой, от одного порядка взаимоотношений к другому. Сообразно с этим Маркс заботится только об одном, чтобы точным научным исследованием доказать необходимость определённых порядков общественных отношений и чтобы возможно безупречнее констатировать факты служащими ему исходными пунктами.

Для него совершенно достаточно, если он доказав необходимость современного порядка, доказал и необходимость другого порядка, к которому непременно должен быть сделан переход от первого, всё равно думают ли об этом или не думают, сознают ли это или не сознают1.

Идеалистическая диалектика может найти своё отражение в теории права по средствам эвристической и синергетической методологии.

Эвристический метод познания представляет собой творческое, а не формальное изучение правовых явлений путём осознанного анализа и оценки их состояния и прогнозирования развития. Эвристический метод есть искусство творческого нахождения истины.

Синергетический метод выражается в едином исследовании взаимосвязанных вопросов права, анализе взаимосвязи и взаимодействии права с экономикой, моралью, нравственностью и другими социальными явлениями.

Всякое начало трудно, — эта истина справедлива для каждой науки2.

Именно поэтому формулирование теории права следует начинать не с разрешения вопроса о том, что лежит в основе рассматриваемого явления – естественные права человека, нормы права или правовое сознание, а с Маркс К. «Капитал». Предисловие к первому изданию. Т. 1. Кн. 1. – М.: Политиздат, 1988. С. 7-8.

Маркс К. «Капитал». Предисловие к первому изданию. Т. 1. Кн. 1. – М.: Политиздат, 1988. С. 5.

формирования представления о данном феномене, как о специфической форме общественных отношений, как об особом виде социальной регуляции.

Дело в том, что «целое тело» легче изучать, чем «клеточку тела». К тому же, как известно, при анализе правовых институтов нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами, то и другое должна заменить сила абстракции. Однако, разнообразные нормы права или естественные права человека – есть лишь «клеточки» права. Для непосвящённого их анализ кажется крайне сложным. Формирование целостного представления о праве целесообразно начинать с понимания его целей и функций, базирующегося на синтезе естественно-правовых и позитивистских концепций. Так, например, в рамках либертарного (формально-юридического) подхода удержаны, учтены в преобразованном виде и развиты дальше (с позиции более абстрактной, более последовательной и в этом смысле более «чистой»

юридической теории правопонимания) моменты как естественно-правового юридизма, так и легистского формализма. Либертарно-юридическая концепция, отвергая как легистское сведение права к закону, так и разделение права на естественное и позитивное, вместе с тем признаёт и учитывает познавательно значимые положения и позитивистских, и естественно-правовых учений о праве и законе. По-своему преодолевая недостатки этих учений и удерживая их достижения, либертарная концепция трактует различение права и закона как необходимое основание для адекватного понимания смысла их соотношения и, в конечном счёте, надлежащего синтеза свойств права и закона в искомой форме правового закона (то есть позитивного права, соответствующего объективному смыслу и принципу права). Основой для такого синтеза может послужить применение философского метода. Философские категории, обобщая познавательный опыт всех школ права, привносят в теорию права методологические знания всех подходов к правопониманию в их синтезированном виде, тем самым, умножают познавательные возможности как юридической науки в целом, так и теории права. Интегрирование научных знаний позволяет философии создавать всеобщую научную картину мира, которая является мировоззренческим фундаментом всех естественных, технических и общественных наук, в том числе и теории права, тем самым, выполняя методологическую функцию в познании специальных, специфических объектов. Именно поэтому, основополагающим звеном методологии теории права является философская методология, которая выступает не только в качестве основного инструмента познания природы общества и мышления, но и в качестве общетеоретической основы любого исследования. В философии в наиболее обобщённой форме и концентрированном виде выражено единство теории и метода. Именно это свойство философии и детерминирует её органическую и глубокую связь с теорией права.

Применение философского метода для синтеза представлений о праве присущих различным школам позволяет определить право как систему норм установленных или санкционированных государством и выражающих требования принципа формального равенства1.

Философской основой теории права служит диалектический метод, т. е.

учение о наиболее общих закономерных связях развития бытия и сознания. К общим законам диалектики относятся: переход количественных изменений в качественные (увеличение числа норм и институтов, закрепляющих и регулирующих отношения частной собственности, привело к делению российского права на частное и публичное);

закон единства и борьбы противоположностей (единство прав и обязанностей);

закон отрицания.

Творческое применение законов диалектики, отражение богатства жизненных процессов в таких философских категориях, как «содержание и форма», «возможность и действительность», «случайность и необходимость», «историческое и логическое», «должное и сущее», «свобода и ответственность» и т.д., помогают избежать вульгарных субъективистских и волюнтаристских истолкований правовых явлений.

Юридическая энциклопедия / отв. ред. Б.Н. Топорин. – М.: Юристъ, 2001. С. 788-789.

Философия является теоретико-мировоззренческим и методологическим ядром в системе всеобщих методов познания бытия и уже в силу этого не охватывает методологию полностью, поскольку последняя включает в себя и нефилософскую часть.

Ошибочным является представление, будто использования одного философского метода вполне достаточно для познания изучаемого объекта теории права. Философский метод действует не изолированно от других методов, а вместе с другими методами, «просвечивая» то одну, то другую черту, особенность исследуемого объекта. Это значит, что при формулировании полноценной теории права надо переходить от одного метода к другому, от «монометода» к «полиметодам».

Многовековой мировой опыт правового развития вызвал к жизни многочисленные и многообразные правовые теории и доктрины. Все они опираются на различные методы и подходы. Вместе с тем, любая теория, используя свои методы познания, несёт крупицы знаний в общую копилку, позволяет глубже и полнее понять те или иные стороны, грани столь сложного феномена как право.

В этой связи, сформировав представление о праве, как социальном регуляторе, следует переходить к последовательному анализу различных школ права и присущей этим школам методологической базы. Подобно тому, как формирование представлений о сосуде для питья начинается с его осознания как предмета материального мира необходимого человеку для удовлетворения жажды и конкретизируется путём последовательного рассмотрения стакана, чайной и кофейной чашек и так далее, то есть его отдельных видов. С этой целью более эффективным представляется применение метода восхождения от абстрактного – право к конкретному – различные школы права и от конкретного – естественное право, закон к абстрактному. Иными словами, это означает, что рассмотрение различных концепций правопонимания позволит уточнить, конкретизировать представление о праве как о целостном явлении, дополнить его новыми свойствами и признаками.

Следует учитывать и то обстоятельство, что право – это динамично развивающееся явление. Подобно марксистскому анализу общественного движения, как естественно-исторического процесса, которым управляют законы не только не находящиеся в зависимости от воли, сознания и намерения человека, но сами ещё определяющие его волю, сознания и намеренья, теоретические исследования права должны базироваться и на применении исторического метода. Значение этого метода состоит в последовательном изучение модификаций разнообразных правовых институтов. В этой связи, крайне важно, чтобы модификации права действительно представляли собой различные ступени развития, да сверх того, важно, чтобы не менее точно были исследованы порядок последовательность и связь, в которых проявляются эти ступени правового развития общества. Каждый крупный исторический период имеет свои законы, но как только жизнь пережила данный период развития – вышла из данной стадии и вступила в другую, она начинает управляться уже другими законами. Кроме того, исторический метод даёт возможность осознать тот факт, что одно и тоже явление (право), вследствие различий социального и экономического строф, приобретает совершенно различные тенденции развития, иллюстрируя тем самым взаимосвязь права, экономики, политики и так далее.

Закономерным итогом применения исторического метода при исследовании становления и развития всего многообразия правовых институтов должно стать формирование представлений о правовой системе, вернее о множестве национально-правовых систем, существующих на сегодняшний день в мире. Поскольку любая система представляет собой целостную упорядоченную совокупность элементов, взаимодействие которых порождает новое неприсущее им самим качество – стремление к достижению единой цели, то данное обстоятельство крайне актуализирует применение системного метода познания. Системный метод открывает большие возможности для изучения прямого и обратного влияния на правовые системы различных государств внутренней и внешней среды, что возможно использовать для предупреждения противоречий и возмущений в этих системах. В рамках теории правопонимания, для отражения подлинной, объективной правовой картины следует обеспечить фиксацию факта правовой микро и макросистемности. Иными словами, следует чётко отразить, что разнообразные национально-правовые системы, будучи объединёнными определёнными сущностными признаками, образуют правовые семьи – семью романо-германского, англосаксонского, мусульманского права, а совокупность этих семей, в свою очередь, составляет всемирную правовую систему (всемирное право), о котором говорил ещё Э. Ламбер на первом конгрессе сравнительного права в году.

Таким образом, теория права – это постоянно развивающаяся наука.

Обновляя и развивая свои методы познания, она приближается к осуществлению своего основного предназначения – служить научным ориентиром правовой практике. Методологической основой теории права является совокупность методов, способов и подходов различного уровня, используемая для познания своего предмета и получения научных результатов. Высший уровень методологической базы образует философская методология, определяющая принципы познания и категориальный строй данной науки. Применение общенаучной методологии позволяет выявлять взаимосвязь теории права с такими областями научного знания, как история, обществознание, государствоведение и так далее. Следующий уровень образует конкретно-научная методология, в которую входит совокупность методов и принципов исследования, применяемых в теории правопонимания.

В свою очередь низший уровень методологии теории права включает в себя методику и технику исследования, то есть набор процедур, обеспечивающих получение достоверного эмпирического материала, а также его обработку.

Представляется, что качественно новый подход к теории права способно обеспечить достижение методологического триединства, т.е.

оптимального сочетания метафизики, материалистической и идеалистической диалектики на каждом из этих уровней. Под метафизической составляющей следует понимать отвергаемые позитивистами методы познания сущности идеи, ценности права. Образцом же материалистической диалектики может послужить марксистская методология, согласно которой важно установить законы существования и развития изучаемого явления (в данном случае – права). Идеалистическая диалектика может найти своё отражение в теории права по средствам эвристической и синергетической методологии, поскольку творческий подход к правопониманию способен обеспечить анализ взаимосвязей права с экономикой, моралью, нравственностью и др., а так же прогнозирование перспектив развития данных явлений. Иными словами, целостное, системное представление о праве, как о социальном регуляторе возможно сформировать лишь путём синтеза методологических основ присущих различным теориям правопонимания. Примером такого методологического синтеза является либертарно-юридическая концепция, которая удерживает в преобразованном виде и развивает далее с позиций более абстрактной, более последовательной теории правопонимания моменты, как естественно-правового юридизма, так и легистского формализма. Лишь сформировав представление об абстрактном понятии «право», о целях и функциях данного феномена, следует преступать к его конкретизации путём последовательного изучения различных концепций правопонимания. Подобно тому, как формирование представлений о сосуде для питья начинается с его осознания как предмета материального мира необходимого человеку для удовлетворения жажды, и конкретизируется путём последовательного рассмотрения стакана, чайной и кофейной чашек и так далее, то есть его отдельных видов.

Использование методологического триединства, выражающегося в сочетании системного, исторического и других методов исследования позволит теории права отразить правовую микро и макросистемность, а также динамику развития этих систем. Иными словами, сочетание метафизики, материалистической и идеалистической диалектики способно обеспечить понимание того факта, что влияние различных исторических условий определило специфику формирования множества национально правовых систем, которые, обладая определёнными общими признаками, образуют семьи романо-германского, англосаксонского, мусульманского права, а так же спрогнозировать тенденции развития этих микро и макросистем с учётом потребностей мирового сообщества.

2.2 Перспективы глобализации национального права Одной из основных тенденций развития мирового сообщества на современном этапе является стремление к глобализации. Однако в научном сообществе зачастую господствует понимание данного процесса как интернационализации экономического базиса, оставляющей за бортом сложившуюся в 20 веке социально-обеспечительную надстройку мировой цивилизации1. Данная точка зрения представляется несостоятельной, поскольку глобализация носит более всеобъемлющий характер, связывающий практически все стороны жизни национальных обществ в единой мировой системе. Глобализация представляет собой процесс, который в значительной мере будет определять историческое развитие в новом веке. По сути, глобализационные процессы, происходящие в одной сфере жизнедеятельности человеческого сообщества (политической, экономической, научной), неизбежно влекут развитие подобных процессов и в других, что позволяет говорить о процессе глобализации права как о закономерном явлении. Кроме того, закономерность развития данного процесса обусловлена и наличием комплекса глобальных общечеловеческих проблем, решение которых на национальном уровне правового регулирования попросту невозможно. Возникшие перед человечеством новые глобальные проблемы современности (экологическая, Лунеев В.В. Глобализация и преступность // Московский юридический форум «Глобализация, государство, право, XXI век». По материалам выступлений. С. 98 - 99.

продовольственная безопасность, рост народонаселения и миграции, нехватка пресной воды, ядерная угроза и так далее) требуют расширения международного сотрудничества государств всего мира и объединения их усилий на основе действующих норм международного права1.

Именно оптимальное сочетание метафизики, материалистической и идеалистической диалектики позволит провести исследование процесса глобализации права и перспектив его развития, как средства способного регулировать и регламентировать глобализационные процессы иных сфер жизнедеятельности человеческого сообщества, а, следовательно, и предохранить человечество от возможных негативных последствий, порождаемых этими процессами. Иначе говоря, именно методологическое триединство способно обеспечить понимание процесса глобализации права как закономерного результата эволюции теоретических представлений о праве и его практическом применении.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.