авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Сибирская академия государственной службы кафедра теории и истории права Новосибирский государственный университет Новосибирский государственный аграрный университет ...»

-- [ Страница 3 ] --

В современных условиях кодификацией, инкорпорацией и унификацией норм международного права занимается целый ряд организаций – КМП ООН, ЮНЕСКО и другие. Однако множественность центров международного правотворчества и бессистемность их деятельности отнюдь не способствуют качественным преобразованиям правового массива. Глобализационные процессы требуют глобального регулирования, обеспечить которое представляется возможным, сконцентрировав правотворческие функции всех международных институтов. Сам факт существования Европарламента и иных международных организаций свидетельствует о потенциальной готовности отдельных национально-правовых систем и их объединений к созданию всемирного правотворческого органа, объём полномочий которого будет зависеть от задач стоящих перед мировым сообществом.

3.3 Совершенствование практики разрешения международных споров в условиях глобализации Согласно Уставу ООН все Члены Организации Объединённых Наций обязаны разрешать международные споры мирными средствами, таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность1.

Особая значимость и необходимость принципа мирного разрешения международных споров подчёркивается и в целом ряде других международно-правовых актов, разработанных в соответствии с Уставом ООН. Среди таких документов можно выделить Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами от 24 октября 1970 г., Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа г., Манильскую декларацию о мирном разрешении международных споров 1982 г. и другие. Данный принцип занимает важнейшее место в системе основных принципов международного права, а, следовательно, ни один нормативно-правовой акт не может противоречить его положениям. Как пишет доктор юридических наук Лукашук И.И., международное сообщество приняло общественный порядок, основанный на императивных нормах международного права, и международные договоры должны действовать в рамках этого порядка, главная задача которого состоит в исключении силы в международных отношениях2. Несмотря на это, механизм применения данного принципа разработан крайне слабо, что препятствует его эффективной реализации в рамках единого для всего мирового сообщества правового пространства.

Особенностью структуры принципа мирного разрешения споров является достаточно обширный перечень способов нормализации конфликтных ситуаций. Один только Устав ООН содержит их более десятка – переговоры, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, а также привлечение к процессу всех главных органов ООН П. 2 ст. 3. Устав Организации Объединённых Наций от 26 июня 1945 г.

Лукашук И.И. «Договоры, противоречащие императивной норме общего международного права». М.:

Право и политика. 2005. № 6.

и региональных организаций. В последнее время государства расширили каталог предпринимаемых мер, включая в процесс примирения не только третьи государства (посредничество, добрые услуги), но и международные межгосударственные организации. Так, орган по разрешению палестино израильского конфликта включает кроме России, США, ООН и Евросоюз.

Часто роль посредника в спорах играет сама ООН, которая в конце 2002 года разработала план мирного урегулирования для греческой и турецкой общин Кипра. Содержание принципа мирного разрешения международных споров постоянно усложняется за счёт создания новых способов разрешения споров и их применения.

Анализ практики показывает, что многие государства в системе мирных средств отдают предпочтение дипломатическим переговорам, с помощью которых разрешается большинство споров. Именно непосредственные переговоры наилучшим образом отвечают задаче быстрого разрешения международного спора, гарантируют равенство сторон, могут быть использованы для разрешения как политических, так и юридических споров, наилучшим образом способствуют достижению компромисса, дают возможность приступить к улаживанию конфликта сразу же по его возникновении, позволяют не допускать разрастания спора до таких масштабов, когда он может угрожать международному миру и безопасности.

Усложнение международных связей и невозможность точного и полного прогнозирования развития возникающих между государствами отношений, особенно в последние годы, требует помимо переговоров использовать иные приемлемые средства разрешения споров, которые бы основывались на обращении к третьим сторонам или международным органам. Часто при этом поднимаются вопросы, связанные с ролью международных судебных учреждений.

Если говорить о терминологии, термины «суд» и «трибунал»

используются в современном международном праве без чёткого различия.

Как правило, «суд» в данном контексте означает корпус судей, будь то постоянный или ad hoc, который уполномочен на основании учредившего его документа определять: что есть право, применимое к конкретным случаям и разрешать споры между сторонами. Решение такого органа принимается большинством голосов и является окончательным и обязательным для сторон. Сторонами могут быть государства, международные организации, индивиды и юридические лица, компетентные негосударственные организации.

Полный перечень международных судов и трибуналов в настоящее время составить весьма затруднительно, в том числе в связи с тем, что данная сфера постоянно развивается. Однако следует упомянуть, в частности, Международный суд ООН, Международный третейский суд, Международный трибунал по морскому праву, Суд ЕС, Экономический суд СНГ, Европейский суд по правам человека, Межамериканский суд по правам человека, Международный трибунал по бывшей Югославии, Международный трибунал по Руанде, Международный уголовный суд.

Существует целый ряд классификаций международных судов и трибуналов. Их можно классифицировать на постоянные (как, например, Международный суд ООН) и создаваемые ad hoc для разрешения конкретного спора, существующего или способного возникнуть в будущем, либо для разрешения споров, связанных с интерпретацией и применением самого международного соглашения. По субъектно-пространственной сфере их можно поделить на суды универсальные (Международный суд ООН) и региональные (Суд ЕС). Значимой является и классификация по субъектно юрисдикционным ориентирам. Большинство международных судов и трибуналов рассматривает споры между государствами. Существуют также суды для рассмотрения индивидуальных и коллективных обращений лиц и государств (Европейский суд по правам человека), а также для уголовного преследования лиц, совершивших международные преступления (Международный уголовный суд)1.

Главным судебным органом Организации Объединённых Наций является Международный Суд ООН. Он вправе разрешать любые международные споры, которые будут переданы в данный суд спорящими государствами. Это означает, что компетенция Суда распространяется лишь на межгосударственные споры. Однако и они могут рассматриваться лишь с согласия всех сторон. Из этого следует что, компетенция Суда является для государства не обязательной, а факультативной. Такая позиция точно соответствует Статуту Суда, согласно которой государства могут (но не обязаны) сделать заявление об обязательности для себя юрисдикции Международного Суда ООН2. Основываясь на этой норме, подавляющее большинство государств до сих пор не признало юрисдикцию Суда обязательной. К тому же необходимо отметить, что государства - участники Статута могут признать для себя компетенцию Суда обязательной только по определённым спорам.

Однако такое положение дел оставляет нерешённым вопрос о юрисдикции Международного суда. Так, если обязанность физических и юридических лиц какого-либо государства предстать перед судом национальной судебной системы зависит от права данного государства, которое решает вопрос о том, какие суды располагают юрисдикцией в отношении определённого дела, то на международной арене, напротив, обязательство государства предстать перед судом и, следовательно, юрисдикция суда прямо или косвенно зависят от наличия его согласия. Это в свою очередь означает, что если ответчик докажет отсутствие или недействительность своего согласия в отношении конкретного спора, он может предотвратить рассмотрение дела, а значит, и вынесение решения по существу. Зачастую «вероятность успеха ответчика выше именно при использовании возражений против юрисдикции, опирающихся на Международное право: Учебник для ВУЗов / Отв. ред. проф. Г.В. Игнатенко и проф. О.И. Тиунов. 3-е изд. М.: Норма, 2003. С. 207-208.

Ст. 36. Статут Международного Суда от 26 июня 1945 г.

утверждение о недействительности его согласия, чем в случае, когда он основывает свои возражения на правовых нормах, регулирующих юрисдикцию Суда»1. Помимо прочего, бремя доказывания наличия и действительности согласия ответчика возлагается на истца, что часто приводит к затягиванию рассмотрения спора и обострению конфликта.

Другим проблемным аспектом является и то обстоятельство, что в сфере международных отношений отсутствует единая судебная система, в которую входил бы и рассматриваемый суд, то есть существует неупорядоченное множество судов, каждый из которых располагает юрисдикцией в объёме, определённом в его учредительном документе. В связи с этим актуальным является вопрос о том, в какой суд обратиться, и имеется ли такой суд вообще. Следовательно, вопрос о юрисдикции, в том числе и Международного Суда, имеет фундаментальное значение, поскольку удачное возражение против юрисдикции сделает невозможным вынесение судебного решения по существу.

Представляется, что для совершенствования практики мирного разрешения межгосударственных споров требуется формирование единой системы судов международного уровня и определение компетенции каждого звена такой системы, что позволит гарантировать защиту интересов заявителя. Так, истец, которому было отказано в принятии иска на основании отсутствия юрисдикции в одном суде, может снова подать иск, но уже в компетентный суд, при этом ответчику нет особого смысла выдвигать возражения против юрисдикции суда, так как спор, рано или поздно, будет разрешён по существу соответствующим судом. Следовательно, это позволит разрешить противоречия связанные с определением содержания понятий «юрисдикция» и «подсудность».

Стоит отметить, что предпосылки необходимости создания такой Величковский А.В. Проблемные аспекты понятия «юрисдикция международного суда ООН» // Белорусский журнал международного права и международных отношений. – 2000. - № 4.

системы заложены в самом Уставе ООН, нормы которого называют Международный Суд ООН главным судебным органом Организации. Это в свою очередь предполагает возможность развития сети региональных международных судебных органов под эгидой главного судебного органа ООН, который будет выступать апелляционной инстанцией для всех международных трибуналов и судов. Кроме того, это позволит признать обязательность юрисдикции Международного Суда ООН.

Специфика осуществления правосудия на международном уровне очевидна – на работу международных судебных учреждений значительный отпечаток налагает сама сущность международного права. Во внутригосударственной практике специфика судебного органа как органа, разрешающего конфликты, заключается в том, что за ним стоит сила принуждения государства, обеспечивающая принудительное исполнение решения суда. При этом международное право традиционно воспринимается как имеющее договорную основу, не базирующееся на разделении властей, в нём не имеется аналогичных внутригосударственным механизмам органов привлечения сторон к участию в деле, обеспечения исполнения судебного решения, соответствующих санкций. Для совершенствования практики мирного разрешения международных споров, система международного правосудия должна включать в себя и подобные институты, что неизбежно при формировании единого для всего мирового сообщества правового пространства.

Если рассматривать в качестве главного уровня системы международного правосудия Суд ООН, то нижестоящим звеном в её структуре будут являться суды и трибуналы, носящие региональный характер или отличающиеся специальной отраслевой компетенцией. В настоящее время активно работают суды по правам человека, в частности, Европейский суд по правам человека и Межамериканский суд по правам человека. Сущность этих судов резко отличается от ряда других судов и трибуналов, так как они создаются не для мирного разрешения споров между государствами, а для защиты прав индивидов от их нарушения национальными органами в рамках международных инструментов защиты прав человека. В их работе сохраняется общий принцип согласия сторон на рассмотрение дела международным судебным органом.

Иной подход к данной проблеме присутствует в практике международных трибуналов, созданных для преследования индивидов за международные преступления. Особо яркими примерами выступают трибуналы по Югославии и Руанде. Уникальным является способ учреждения данных трибуналов - Нюрнбергский и Токийский трибуналы были учреждены соответствующими правительственными соглашениями;

международные трибуналы в Руанде и бывшей Югославии были учреждены в 1990-е годы Резолюциями Совета Безопасности ООН, а не посредством международных конвенций, соглашений, что характерно для большинства международных судов в соответствии с традиционным пониманием международного права. Более того, международные трибуналы по бывшей Югославии и Руанде были учреждены не государствами, а международной организацией - ООН. На практике компетенция международных трибуналов распространяется, в том числе на граждан государств, не являющихся членами соответствующих международных документов и организаций.

Сравнительно молодым специализированным органом по рассмотрению споров считается Международный уголовный Суд, к юрисдикции которого относится рассмотрение дел о военных преступлениях, преступлениях против человечности, геноциде, агрессии. Однако оценка его компетенции представляется неоднозначной. Специфика Международного уголовного Суда имеет как минимум два значимых аспекта: 1) более широкие, по сравнению с международным обычаем, определения ряда международных преступлений;

2) юрисдикция Международного Суда, по сути, является делегированной. Согласно Римскому Статуту, учреждающего Международный уголовный Суд, для юрисдикции суда есть три основания:

1) лицо, обвиняемое в преступлении, является гражданином государства, присоединившегося к Римскому Статуту;

2) преступление совершено на территории государства, присоединившегося к Римскому Статуту, либо на борту воздушного или морского судна данного государства;

3) дело передано ООН1.

в Международный уголовный Суд Советом Безопасности Следовательно, в настоящее время юрисдикция Международного уголовного Суда ограничена, и разрешение этой ситуации в будущем представляет большой интерес, так как напрямую связано с развитием международного права в сфере расследования и рассмотрения дел о международных преступлениях.

Из вышеизложенного очевидно, что в настоящее время в работе ряда трибуналов наблюдается отход от традиционно консенсуального подхода к рассмотрению дел, что позволяет расширить сферу компетенции международных судов, а также является признаком некоторых изменений в современном международном праве.

Позитивной тенденцией в процессе совершенствования практики разрешения международных споров является развитие мер мирного разрешения конфликтов в части обеспечения их доступности. Данный аспект немаловажен, поскольку международное судебное разбирательство является как длительным, так и дорогостоящим. В частности, средняя продолжительность рассмотрения дела в Суде ООН составляет 4 года, объём только состязательных бумаг может составлять более 50 000 страниц. В результате даже расходы на представителей могут достигать астрономических сумм. В качестве примера меры, направленной на обеспечение доступности международного правосудия, можно рассмотреть учреждение Генеральным секретарем ООН в 1989 году Целевого фонда для оказания бедным странам помощи в покрытии расходов, которые они несут в связи со спором, рассматриваемым Судом ООН. Ресурсы данного фонда использовались, в частности, при демаркации установленной решением Суда ООН границы в деле между Буркина-Фасо и Мали.

Ст. 12, 13. Римский Статут Международного уголовного Суда от 17 июля 1998 г.

Вышеизложенные тенденции в работе международных судов и трибуналов являются отражением качественных изменений в современном международном праве, показывают, что международные судебные учреждения активно развиваются. Не отрицая наличие в истории ряда международных судебных учреждений специализированных комиссий, новым фактором также можно считать появление всё большего количества институционализированных и региональных трибуналов, обладающих широкой компетенцией. Среди общих слабостей международных судов и трибуналов следует отметить консенсуальную основу доступа в большинство из них, а также проблему обеспечения исполнения решений.

Говоря об увеличении количества специализированных международных судов и трибуналов как о позитивной тенденции, нельзя не отметить её проблемный аспект, связанный с самой природой международного права, международных судов и трибуналов. В международном праве, где различные судебные учреждения и трибуналы создаются в рамках различных международных конвенций и организаций, отсутствует иерархия, присутствующая в судебной системе в любом государстве. Соответственно, нет «вышестоящих» и «нижестоящих» судов, системы апелляций, кассаций, надзора. Каждый международный суд или трибунал является независимым учреждением, выполняющим свои функции в соответствии с учредившим его международным документом. Так, один и тот же спор может быть рассмотрен различными судебными органами как два разных дела. При этом каждое судебное учреждение является судом первой и последней инстанции, апелляции возможны только в рамках системы данного учреждения. Нет и системы передачи дел из одного международного судебного учреждения в другое, нет классификации дел на крупные и мелкие для определения подведомственности и подсудности, нет системы контроля за конфликтом юрисдикции между различными международными судами и трибуналами.


Таким образом, в качестве приоритетного направления совершенствования практики разрешения споров в едином правовом пространстве необходимо понимать формирование всемирной системы правоприменительных органов, деятельность которых была бы надлежащим образом скоординирована. Нерешённость вопроса о юрисдикции, дополнительный характер – вот одни из множества проблемных аспектов, препятствующих реализации принципа мирного разрешения международных споров на практике. Представляется, что лишь формирование высокоорганизованной системы международных судов и трибуналов обеспечит эффективное функционирование данного механизма международно-правового регулирования.

Учитывая интересы мирового сообщества, отношение к правам и свободам человека, а также интересы отдельных государств представляется целесообразным, чтобы в качестве высшей судебной инстанции выступал Международный Суд ООН, осуществляющий судебные разбирательства по спорам, затрагивающим интересы всех или многих членов мирового сообщества. Кроме того, данный суд должен выступать в роли апелляционной инстанции по отношению к нижестоящим судам, разрешающим споры регионального характера. Именно эти суды и трибуналы должны рассматриваться как следующее звено системы международного правосудия. Целью их деятельности следует считать разрешение споров между ограниченным кругом субъектов международного права. Для обеспечения согласованности деятельности многочисленных судебных органов, существующих в мире на сегодняшний день, требуется особое внимание уделить определению подведомственности каждого из них, что позволит устранить все коллизии, связанные с юрисдикцией судов, а заявители будут чётко представлять, в какой суд им следует обратиться для разрешения конкретного спора.

Подводя итоги данной главы, следует сделать вывод о том, что динамика развития правовых семей современности обусловлена стремлением составляющих их национально-правовых систем адоптироваться к изменяющимся под влиянием глобализационных процессов условиям жизнедеятельности мирового сообщества. Одной из основных тенденций в этой связи является активизация правового интегрирования, выражающегося в сближении образующих эти семьи национальных правопорядков, во взаимном восполнении присущих им представлений о праве. Как и любой процесс, имеющий протяжённость во времени и пространстве, интегрирование правовых семей характеризуется строго определённой направленностью. Всё многообразие направлений интегрирования может быть классифицировано в зависимости от сферы общественных отношений регулируемых интегрированным правом. По данному основанию возможно различать интегрирование правового регулирования экономических, политических, научно-технических и иных сфер общественных отношений.

Кроме того, всё многообразие направлений интегрирования может быть поделено на два блока – теоретические и практические. Теоретический блок включает в себя направления, целью которых является разработка теоретической основы интегрирования. В него входят: формирование правовой идеологии, дающей отдельной семье права возможность взаимодействовать с другими семьями, формирование понятийного аппарата, принципов взаимодействия и определение методов правового регулирования приемлемых для каждой из этих семей. Второй блок направлений интегрирования также характеризуется единством цели, в качестве которой следует понимать совершенствование практики взаимодействия компетентных юрисдикционных органов принадлежащих к различным правопорядкам.

Представляется, что и в первом, и во втором случае методологическим базисом является унификация, гармонизация и систематизация права, оптимальное сочетание которых позволит сформировать единые правовые стандарты в области международного сотрудничества. Однако качественно более высокий методологический подход к интегрированию правовых систем различного уровня представляется возможным обеспечить унифицируя и систематизируя не только отдельные комплексы международно-правовых норм, но и сами процессы международного правотворчества и правоприменения. Поскольку данные институты отдельных государств далеко не тождественны, требуется создание унифицированных регламентов регулирующих деятельность по разработке и принятию актов в области международного сотрудничества, а также восприятию и применению их правовыми системами различного уровня.

На сегодняшний день систематизацией, то есть кодификацией и инкорпорацией занимается целый ряд международных институтов, однако их множественность и бессистемность деятельности отнюдь не способствуют качественным преобразованиям методологии международного сотрудничества. Глобализационные процессы требуют глобального регулирования, обеспечить которое представляется возможным сконцентрировав правотворческие и правоприменительные функции всех международных институтов, создав на их основе надлежащим образом структурированные системы органов международного сотрудничества. Сам факт существования Европейского парламента, суда ООН и иных международных организаций, создаваемых с целью интегрирования представлений о праве и его практическом применении, доказывает потенциальную готовность правовых систем различного уровня к созданию всемирной системы правотворческих и правоприменительных органов.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.