авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

УП

Самарский государственный педагогический университет

бГ

СП

Ф

вС

О.Г. Мерзликина

ло

«ВДОЛЬ УРАЛА БЕРЕГОВ…»

иа ер Этносоциальная история ат яицкого (уральского) казачества им (конец XVI – вторая половина XVIII вв.) ий Монография ан зд хи ны он р кт ле Самара Издательство СГПУ тэ й Са УП Печатается по решению редакционно-издательского совета Самарского государственного педагогического университета бГ УДК СП М Р е ц е н з е н т ы:

Ф кандидат исторических наук, доцент О.В. Рассохина (СамГМУ);

вС кандидат педагогических наук, заместитель директора по научной работе ГУК «СОИКМ» им П.В. Алабина Н.П.Макарова;

кандидат исторических наук, доцент Г.Ю. Бурдина (СГПУ) ло иа ер М 52 Мерзликина О.Г.

«ВДОЛЬ УРАЛА БЕРЕГОВ…»: Этносоциальная ат история яицкого (уральского) казачества (конец XVI им – вторая половина XVIII вв.): Монография. Самара:

Изд-во СГПУ, 2006. – 224 с.

ий ан В монографии рассматривается становление яицкого (уральского) казачества в конце XVI – второй половине XVIII зд вв. Предпринята попытка охарактеризовать яицкое (ураль хи ское) казачество в единстве его социальных и этнических характеристик.

ны Рекомендуется студентам гуманитарных факультетов вузов при изучении курсов «История Отечества», «Этноло он гия» всем, кого интересует история российского казачества.

р кт ле © Мерзликина О.Г., тэ © Самарский государственный педагогический университет, © Чичканова Т.А., обложка, й Са Содержание УП От автора.................................................................................... бГ Введение....................................................................................... СП Глава I. ЯИЦКОЕ (УРАЛЬСКОЕ) КАЗАЧЕСТВО В КОНЦЕ XVI – ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВВ.................................. Ф 1.1. Происхождение яицкого (уральского) казачества, вС его этносоциальный состав в конце XVI – во второй половине XVIII вв................................................................... ло 1.2. Освоение края яицкими казаками......................................... 1.2.1. Отношения с народами заселяемых территорий.......... иа 1.2.2. Основные виды хозяйственной деятельности.............. ер 1.3. Политика Российского правительства по отношению к яицкому казачеству.

.................................................................. ат 1.4. Привлечение казаков на военную службу и специфика им отбывания воинской повинности казаками Яицкого (Уральского) казачьего войска.................................................... 1.5. Антиправительственные выступления яицких казаков..... ий Глава II. ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЯИЦКОГО ан (УРАЛЬСКОГО) КАЗАЧЕСТВА........................................... зд 2.1. Религиозные особенности яицкого (уральского) казачества………………………………………... хи 2.2. Специфика фольклора и семейно-бытовые обряды яицкого (уральского) казачества............................................................. ны 2.2.1. Особенности устного поэтического творчества яицких (уральских) казаков.................................................. он 2.2.2. Семейно-бытовые обряды р яицких (уральских) казаков.................................................. кт «Народ казаками желает быть…» или Еще раз о ле возрождении казачества (Вместо заключения)................... тэ Список источников и литературы........................................ й Са На краю Руси обширной УП Вдоль Урала берегов Проживает тихо-мирно бГ Войско уральских казаков.

СП Из старинной песни уральских казаков Ф вС ло иа ОТ АВТОРА ер Конец XX – начало XXI вв. в нашей стране были отмечены ат небывалым интересом к российской истории. Это «хождение в им историю»1 миллионов людей показало, что народу далеко не безразлично его прошлое. Как часто бывает в эпоху социальных потрясений, многие обращались к прошлому, чтобы предста ий вить дальнейшие перспективы развития общества.

В огромном потоке изданий по истории появилось и немало ан книг по истории российского казачества. Такое обстоятельство зд нельзя назвать случайным. «Обращение к истории казачества, очищение ее от сознательно созданных искажающих стереоти хи пов дает нам картину особого российского казачьего «граждан ского общества», самобытно возникшего на свободных колони ны зуемых пространствах и естественным образом заложившего целый пласт наших национальных демократических традиций»2.

он Однако даже поверхностный анализ изданий показывает, что р большинство из них, в силу сложившейся в отечественной исто кт риографии традиции, посвящены «Всевеликому Войску Дон скому», Кубанскому, частично Терскому, Оренбургскому ле азачьим войскам. Книг по истории уральского (до 1775 г. – тэ Выражение заимствовано у авторов предисловия альманаха «Казачий й круг».

Са Казачий круг: Альманах. Ч.1. М., 1991. С.3.

яицкого) казачества, увы, немного. «Только знают очень мало УП про уральских казаков», - пели в свое время о себе уральские казаки, и до сих пор в справедливости подобного утверждения бГ приходится убеждаться снова и снова.

Каждый автор, выносящий на суд читателей свою книгу, СП обычно рассказывает о том, как у него возник ее замысел, что, собственно говоря, побудило его взяться за перо. Не станем де лать исключения.

Ф Автор книги, которую Вы держите в руках, об уральских ка вС заках узнал не из специальной литературы. Родившись и прожи вая на землях, принадлежащих некогда Уральскому казачьему ло войску, с раннего детства общаясь с людьми, называющими се бя уральскими казаками, невозможно было не заинтересоваться иа этой необычной темой. Возможно, интерес подогревали много ер численные недомолвки, фразы-загадки, из которых следовало, что обращение к теме не приветствуется.

ат Позже, этот интерес перешел из круга личных в круг профес им сиональных. Захотелось разобраться во многих вещах, составить собственное представление о тех или иных событиях и людях.

Изучение опубликованной литературы и архивных документов ий показало, что в истории уральского казачества очень много «бе лых пятен», и дать сегодня ответы на многие из существующих ан вопросов просто невозможно – нужны годы исследований. А зд еще захотелось «приблизить» раритетные издания XVIII – XIX вв. к массовому читателю, чтобы «про уральских казаков» узна хи ли не только те, кто относит себя к их потомкам, но и все, кого интересует история российского казачества в целом, не только ны на профессиональном, но и на личном уровне.

Появлением этой книги автор обязан очень многим людям.

он Я бесконечно благодарна всем своим родственникам, живущим р ныне и уже ушедшим в мир иной, за то, что они, окружая меня своей кт любовью и заботой, своими увлекательными рассказами пробудили во мне интерес к прошлому.

ле Отдельное спасибо моим родителям – Абоимовой Екатерине Пав ловне и Максину Георгию Павловичу за постоянное понимание и мо тэ ральную (и не только) поддержку.

Не могу не упомянуть жителей с. Володарское Уральской й Са области – Евдокию Федоровну Кучерову, Елизавету Осиповну Климову, Марию Ивановну Кривобокову, которым я обязана УП многими сведениями, приводимыми в этой книге.

Мне хотелось бы также выразить признательность препода бГ вателям кафедры отечественной истории СГПУ – они очень по могли мне своими советами в ходе моей работы над диссертаци СП ей, материалы которой легли в основу монографии. Я благодар на своим коллегам по кафедре теории и практики художествен но-эстетического воспитания;

беседы с ними помогли мне Ф глубже продумать отдельные моменты. Отдельная благодар вС ность зав. кафедрой Т.А. Чичкановой за творческую атмосферу, созданную на нашей кафедре, и за ее старания, без которых эта ло книга вряд ли увидела бы свет.

Автор будет благодарен всем, кто проявит интерес к книге, за иа любые советы, замечания и пожелания.

ер ат им ий ан зд хи ны он р кт ле тэ й Са УП Изучая дедов, узнаем внуков, то есть, изучая предков, бГ изучаем самих себя.

СП В.О. Ключевский Ф вС ло иа ВВЕДЕНИЕ ер Процесс возрождения казачества, развернувшийся в нашей ат стране в последнее десятилетие XX в., заставил общество по новому взглянуть на историю этой уникальной этносословной им группы дореволюционной России. Движение казачества оказало заметное воздействие на развитие общественно-политической ий жизни страны, охватив не только те российские регионы, где казачьи войска существовали до революции 1917 г. (Дон, Ку ан бань, Урал, Сибирь, Дальний Восток), но и районы, в которых ранее казаков никогда не было (Москва, Санкт-Петербург, Ка зд лининград и т.д.). В этих условиях все более очевидной стано хи вится необходимость объективных и достоверных научных ис следований, целью которых явился бы конструктивный деталь ны ный анализ прошлого российского казачества, широкое и мно гоаспектное изучение этой своеобразной группы населения, ее он отношений с центральной властью. Поэтому изучение истории возникновения и развития этой важнейшей из «государственных р единиц» является актуальной научной задачей, имеет особое кт теоретическое и практическое значение. Ее актуальность опре ле деляется следующими обстоятельствами.

Во-первых, особенностями общественно-политической си тэ туации в стране. Возникновение современных неформальных й объединений, связывающих свою деятельность с возрождением Са традиций и культуры российского казачества, привели к появ лению ряда политических, экономических, международных УП проблем, решение которых требует серьезного осмысления, анализа и прогнозирования.

бГ Во-вторых, особенностями современного положения казачь их организаций в России. Поиски форм организации казачьих СП сообществ в ряде случаев характеризуются преувеличением ис торической роли казачества, идеализацией его прошлого. Опре делить перспективы казачьего движения сегодня возможно Ф только на основе изучения и анализа исторического опыта воз вС никновения и развития российского казачества.

В-третьих, состоянием историографии проблемы. В ло а еляяческой науке уже проделана немалая работа по изуче нию российского казачества. Однако в дореволюционный и со иа ветский периоды проблематика большинства опубликованных ер работ ограничивалась рассмотрением вопросов о Донском, Ку банском, Терском и других казачьих войсках, тогда как деятель ат ность Уральского казачьего войска рассматриваемого периода им была изучена слабее. Освещение истории Яицкого войска во второй половине XVIII в., специфики его становления как госу дарственной единицы могло частично восполнить этот пробел.

ий В-четвертых, необходимостью новых подходов к рассмот рению проблемы, стремлением преодолеть негативные стерео ан типы, идеологические штампы, уйти от односторонней оценки зд исторической роли казачества, ликвидировать перекосы и иска жения в освещении некоторых аспектов проблемы, мешающих хи объективной оценке тех или иных событий.

В-пятых, изучение темы продиктовано необходимостью вве ны сти в научный оборот новые документы и материалы, которые позволят по-новому взглянуть на отдельные аспекты указанной он проблемы, ликвидировать некоторые пробелы, наметить пер р спективы дальнейших исследований.

кт В-шестых, представляется возможным, обобщив историче ский опыт по изучаемой проблеме, сделать выводы, сформули ле ровать научно-практические рекомендации, которые можно бу тэ дет использовать для дальнейшего развития исторической науки и функционирования современных казачьих организаций.

й Анализ историографии вопроса показывает, что названная Са тема нашла отражение в отечественной и зарубежной историо графии. Отечественную историографию проблемы, на наш УП взгляд, можно условно разделить на три периода: дореволюци онный, советский и постсоветский. Отдельными блоками могут бГ рассматриваться эмигрантские и зарубежные публикации. Ос нованием для подобной периодизации стали изменения методо СП логических подходов и ценностных ориентаций на разных эта пах развития общества.

В дореволюционной историографии в качестве самостоя Ф тельной группы могут быть выделены исследования авторов вС XVIII в. В числе первых работ этого периода следует отметить историко-этнографические описания исследователей ло путешественников – руководителей и активных участников на учных экспедиций Академии Наук второй половины столетия, иа которые преимущественно описывали ландшафт, природные и ер климатические условия3. Этнографическому своеобразию уральского казачества уделил внимание П.С. Паллас4, впервые ат сделав его предметом специального изучения. Особый интерес им представляют сведения об административном устройстве и хо зяйственной деятельности яицких казаков, а также предположе ние И. Георги о времени происхождения уральского казачества ий с конца XIV – начала XV вв.5 В целом исследования этого пе риода носили повествовательно-описательный характер и не ан претендовали на комплексность. Тем не менее, эти труды можно зд считать первыми значимыми работами по истории яицкого ка зачества.

хи Вторым блоком в дореволюционной историографии можно назвать труды, увидевшие свет с 30-х гг. XIX столетия. Это вре ны мя стало началом систематического изучения Уральского азачьего войска. Появляются работы, предметно ориентиро он р Гмелин Е.Г. Путешествия по России: В 2 т. Т.2. СПБ, 1777;

Рычков кт П.И. Топография Оренбургской губернии: В 2 ч. Оренбург, 1762;

Фальк И.П. Полное собрание ученых путешествий по России: В 4 т.

ле Т.4. СПБ, 1824.

Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской импе тэ рии: В 3 т. СПБ, 1773-1788.

Георги И. Описание всех обитающих в Российском государстве на й родов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, вероис Са поведаний и прочих достопримечательностей: В 4 ч. Ч. 3-4. СПБ, 1799.

ванные на отдельные аспекты истории и современного состоя УП ния войска. К их числу можно отнести «Исторический и стати стический обзор Уральского казачьего войска» А.И. Левшина, бГ труд И.И. Железнова «Уральцы» об особенностях быта, нравов и казачьего фольклора6. Результаты данных исследований слу СП жили своеобразной источниковой базой для последующих авто ров.

С 1860-х гг. на страницах периодических изданий появляют Ф ся материалы, предметом рассмотрения которых стали система вС управления в казачьей общине, особенности землепользования, специфика отбывания воинской повинности, религиозные веро ло вания и др.7 Внимание к уральской казачьей общине а еляя лось тем, что в России пореформенного периода ост иа ро стоял вопрос поиска общественного переустройства, и по ер этому общинное самоуправление воспринималось как образец реализации равенства прав и свобод. В этом контексте многие ат авторы характер социального расслоения, взаимоотношений ря им довых и зажиточных казаков освещали в идеализированном ви де.

Отдельным объектом изучения стали антиправительственные ий выступления яицких казаков 2-й пол. XVIII в. В большей степе ни это касается восстания 1772 г. на р. Яике и Крестьянской ан войны под предводительством Е.И. Пугачева. Д. Анучин, зд Н. Дубровин, П. Щебальский пытались разобраться в причинах этих волнений и определить характер участия в них яицких ка хи заков8. Первым в отечественной историографии исследованием ны Левшин А.И. Исторический и статистический обзор Уральского ка зачьего войска. СПБ, 1823;

Железнов И.И. Уральцы: В 3 т. СПБ, 1858.

он Небольсин Н. Несколько замечаний об уральских казаках // Вестник р Императорского Русского Географического общества. 1854. №6;

Полу кт денский М.П. Материалы к истории Уральского войска // Чтения в обществе истории и древностей российских. 1859. Кн. 3, 4;

Рябинин А.

ле Яицкое казачество // Русский вестник. 1863. №7, 8.;

Уральские казаки // Нива. 1873. №11 и др.

тэ Анучин Д. Происшествие на Яике в 1772 году // Современник. 1862.

№4;

Дубровин Н. Пугачев и его сообщники: эпизод из истории царст й вования императрицы Екатерины II. 1773-1774 годы: В 2 т. СПБ, 1884;

Са Щебальский Н. Начало и характер пугачевщины. М., 1865.

войны 1773-1775 гг., основанным на изучении архивных доку УП ментов, фольклорных источников, воспоминаниях современни ков можно считать работу А.С. Пушкина «История пугачевско бГ го бунта» (другое название – «История Пугачева»)9. А.С. Пуш кин, побывавший в Уральске в 1837 г., беседовал с уральскими СП старожилами, многие из которых были очевидцами событий, записывал их рассказы о «самозванце», привлекал многие фольклорные материалы (песни, предания и легенды о Пугаче Ф ве). Рассматривая роль яицких казаков в организации восстания вС и последующих событиях Крестьянской войны, исследователь первым подчеркнул, что Пугачева сделали самозванцем «яицкие ло заговорщики»10.

В целом, в силу различия в идеологических позициях авто иа ров, их выводы были весьма противоречивы, даже противопо ер ложны. Однако данное обстоятельство не умаляет значения этих работ, содержащих интереснейшие факты, архивные данные.

ат Значительный вклад в изучение истории Уральского казачье им го войска внес Н.А. Бородин11. Он привел сведения по экономи ке, статистике, землевладению и земледелию, рыболовству, осо бое внимание уделил проблеме происхождения уральского каза ий чества, описал первые десятилетия существования войска, рас смотрел вопросы взаимоотношения казаков с центральной вла ан стью. В этом плане его работа представляет особую ценность зд для диссертационного исследования как первая и, по сути, един ственная попытка рассмотреть историю яицких казаков в кон хи тексте их формирования как «государственной единицы».

Одним из наиболее интересных и претендующих на полноту ны и достоверность освещения стало исследование А.Б. Карпова «Уральцы»12. Работа была написана на основе большого количе он р Пушкин А.С. История пугачевского бунта. СПБ, 1834.

кт Пушкин А.С. История Пугачева // Полн. собр. соч.: В 10 т. М., 1953.

Т.8. С.115.

ле Бородин Н.А. Уральское казачье войско. Уральск, 1891;

Его же.

Уральские казаки и их рыболовство. СПБ, 1901;

Его же. Очерк об тэ щинного хозяйства уральских казаков // Северный вестник. 1890. №3 и др.

й Первый том вышел в 1911 г., второй том автором не был написан;

Са сохранился его своего рода эскиз – небольшая книжка под названием ства архивных материалов по истории Уральского казачьего УП войска в 1550-1725 гг. Главной задачей автор ставил раскрыть своеобразие истории уральского казачества, его социально бГ психологические особенности. По мнению А.Б.Карпова, исто рия уральцев – это история борьбы с Московским правительст СП вом, итогом которой стала потеря казаками независимости.

Также А.Б.Карпов одним из первых исследовал говоры местно го казачества13.

Ф Традиция активного использования архивных документов вС при преобладании описательного характера трудов была про должена авторами XIX – начала XX вв. Отчасти это объясняется ло отсутствием специального образования у исследователей, имеющих офицерское звание. Главный смысл существования иа казачества представлялся им как служение «вере, царю и Отече ер ству»14;

гражданский и военный долг ассоциировался с верно подданничеством;

наличие государственных привилегий – с вы ат полнением специфических функций. При этом факт иного от им ношения казачества с центральной властью историки официаль ного лагеря нередко намеренно замалчивали.

Советская историография. 1919 г. был ознаменован началом ий новой политики по отношению к казачеству, сущность которой сводилась к организации «беспощадного массового террора по ан отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо зд прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью»15.

В связи с изменением политики правительства по отношению к хи казачеству и в силу утверждения классового подхода в истори ческой науке обращение исследователей к проблемам россий ны ского казачества приобретает конъюнктурный характер. Подоб он «Памятник казачьей старины» (издана в 1909 г., переиздана в 1991 г.), р в которой автор раскрывает отдельные страницы истории противо кт стояния уральского казачества правительству.

Карпов А.Б. Сборник слов и выражений, употребляемых уральскими ле казаками. Уральск, 1913.

Рябинин А.Р. Материалы для географии и статистики, собранные тэ офицерами Генштаба: В 2 т. Т.1. СПБ, 1866. С.167.

Циркулярное письмо Оргбюро РКП(б) «О политике по отношению к й казачеству» от 24 января 1919 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. №6.

Са С.176-178.

ное обстоятельство привело к отсутствию объективной оценки УП ряда событий прошлого и настоящего, заданности в их трактов ке. Авторами немногочисленных изданий в этот период чаще бГ всего выступали общественно-политические деятели, журнали сты. Их главной задачей становилось разъяснение политики СП правительства большевиков по отношению к казачеству. Одни ми из первых работ советского периода были брошюры и статьи И. Ульянова, секретаря и члена Президиума казачьего отдела Ф ВЦИК, который заботился не столько об описании истории вС азачьих войск, в том числе и Уральского, сколько о содейст вии привлечению казаков на сторону Советской власти16. В ло 1920-х гг. внимание авторов акцентировалось на «темных пят нах» исторического прошлого. Казаки рассматривались как ду иа шители свободы, враги революционных преобразований и ак ер тивные участники антисоветской борьбы17.

Исключение среди исследований этого периода составила ат работа К.В. Данилевского и Е.В. Рудницкого18, которые пыта им лись объективно оценить роль казаков в истории Урало Каспийского края как основного ядра русского населения вплоть до утверждения здесь Советской власти. Однако темати ий чески они не вышли за пределы дореволюционных исследова ний, вследствие чего их книга нередко обвинялась в компиля ан тивности. Тем не менее, ценный фактический и статистический зд материал, приводимый в исследовании, использовался всеми последующими исследователями истории войска. Этнографиче хи ский аспект истории казачества особо яркое осмысление нашел ны Ульянов И.И. Казачество в первые годы революции. Б.м., 1918;

Его он же. Казаки, церковь и Советская власть. М., 1920;

Его же. Первые р страницы истории казачества. Самара, 1920;

Его же. Казаки и Совет кт ская республика. М.-Л., 1929.

См., например: Лихницкий Н.Т. Классовая борьба и кулачество на ле Кубани. Ростов-на-Дону, 1930;

Радик А.Е. Советские казаки. Ростов на-Дону, 1938;

Янчевский Н.Л. Разрушение легенды о казачестве:

тэ Краткий очерк истории колониальной политики на Дону в связи с эво люцией аграрных отношений. Ростов-на-Дону, 1931 и др.

й Данилевский К.В., Рудницкий Е.В. Урало-Каспийский край. Уральск, Са 1927.

в работах В. Правдухина, который с его помощью стремился УП охарактеризовать психологию уральцев19.

С 1930-х гг. в силу жесткой официальной регламентации те бГ матики и характера исторических исследований количество абот по проблемам казачества значительно сократилось. Лишь СП в период хрущевской «оттепели» предпринимаются отдельные попытки переосмыслить некоторые проблемы российской исто рии, в том числе и напрямую связанные с казачеством. Почти Ф одновременно появляются две работы по истории Уральского вС казачьего войска. В исследовании В.Н. Дариенко рассматрива ется ранний период – время прихода казаков на Яик, первые го ло ды существования войска, особенности хозяйственной деятель ности, взаимодействие с соседними народами20. И.Г. Рознер иа уделяет основное внимание взаимоотношениям яицких казаков ер с центральной властью и их борьбе за независимость «вольного Яика» во 2-й пол. XVIII в. 21. Оба автора акцентируют внимание ат на проблемах классовой борьбы, рассматривают яицкое казаче им ство сквозь призму социального протеста угнетению со стороны феодально-крепостнического государства. Особая ценность их как исследователей заключается в публикации ими большого ий числа архивных документов и комплексном анализе историче ских источников. В это же время выходят в свет работы о роли ан казаков в войне 1773-1775 гг.22. В ряде исследований, в частно зд сти в работах Л.И.Футорянского, анализируется социально хи Правдухин В.П. По излучинам Урала. М., 1927;

Его же. Яик уходит в ны море. М., 1930.

Дариенко В.Н. Классовая борьба на Яике в XVII – начале XVIII вв.

М., 1966.

он Рознер И.Г. Яик перед бурей. М., 1966.

р Андрущенко А.И. О самозванстве Пугачева и его отношениях с яиц кт кими казаками // Вопросы социально-экономической истории и источ никоведения периода феодализма в России. М., 1961. С.146-150;

Мав ле родин В.В. Крестьянская война 1773-1775 гг. Восстание Пугачева: В т. Л., 1961;

Муратов Х.И. Крестьянская война под предводительством тэ Е.И. Пугачева. М., 1980;

Рознер И.Г. Казачество в Крестьянской войне 1773-1775 гг. Львов, 1966;

Спирков В.А. Крестьянская война под пред й водительством Е.И. Пугачева в Оренбургском крае. Оренбург, 1965 и Са др.

экономическая роль российского казачества, рассматриваются УП вопросы его участия в освободительном движении, гражданской войне23.

бГ Несмотря на интерес ученых к проблемам этнографического характера, работ о современных авторам культурно-бытовых СП особенностях уральского казачества почти не издавалось, хотя по другим казачьим войскам были опубликованы даже моно графические исследования24. Данное обстоятельство объясняет Ф ся отсутствием на тот момент этнографических экспедиций, вС атериалы которых могли бы стать основой для создания соот ветствующих трудов. Позже, в 1970-1980-е гг., появились крае ло ведческие исследования по отдельным вопросам: работы Е.И. Коротина о казачьем фольклоре, труды Н.М. Малечи о спе иа цифике говоров уральских казаков, тематические публикации ер Н.Г. Чеснокова в периодической печати, кандидатская диссер тация Н.М. Щербанова о И.И. Железнове25. Эти издания спо ат собствовали накоплению фактического материала, его система им тизации, введению в научный оборот отдельных документов по истории и этнографии уральского казачества.

ий ан Футорянский Л.И. Казачество в системе социально-экономических отношений дореволюционной России // Вопросы истории капитали зд стической России. Свердловск, 1972. С. 72-76;

Его же. Казачество в хи период Октября и гражданской войны. М., 1968;

Машин М.Д. Орен бургское и уральское казачество в годы гражданской войны. Саратов, ны 1984.

См.: Заседателева Л.Б. Терские казаки (середина XVI – начало XX вв.): Историко-этнографические очерки. М., 1974;

Кубанские станицы:

он этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани /Отв. ред.

р В.Чистов. М., 1967 и др.

кт Коротин Е.И. Итоги собирания и изучения фольклора уральских казаков. Л., 1985;

Его же. Литературные песни в фольклорном репер ле туаре уральских казаков. Воронеж, 1984;

Его же. Жизнь народа и его творчество. Уральск, 1960;

Малеча Н.М. Словарь русских народных тэ говоров среднего и нижнего течения р. Урал (говор уральских каза ков). Уральск, 1976;

Чесноков Н.Г. Уральску – 375 лет. Уральск, 1979;

й Щербанов Н.М. И.И. Железнов – фольклорист и этнограф. Дисс. … Са канд. филол. наук. М., 1976.

Постсоветская историография. Изменения общественно УП политической системы в начале 1990-х гг. привели к активиза ции исследовательского интереса к проблемам российского бГ азачества и переоценке накопленных знаний со стороны а еляяков. Проблемы истории российского казачества оказы СП ваются в поле зрения многих научно-исследовательских учреж дений страны.

Так, в Институте истории и археологии Уральского отделе Ф ния РАН по инициативе его директора В.Алексеева разрабаты вС вается проект по изучению истории казачества Урала, Сибири, Дальнего Востока. Результатами изучения проблем казачества ло стало проведение научных конференций и издание фундамен тальных сборников научных трудов26. Внимание исследователей иа сосредотачивается на таких вопросах, как взаимоотношения мо ер нархии и казачества, участие казаков в охране российских гра ниц и военных кампаниях правительства, специфика культурно ат го наследия казачества. Особый интерес представляет трехтом им ное исследование, посвященное истории казачества Азиатской России27, над созданием которого работали известные специали сты: А.Абрамовский, А.Бакунин, А.Ивонин, Н.Никитин, Н. Ми ий ненко, О.Сергеев, А.Топчий, А.Худобородов и др. В издании рассматриваются основные этапы становления казачества с XVI ан до начала XX вв., освещаются особенности военной службы и зд культурно-хозяйственной жизни казаков Амурского, Забайкаль ского, Оренбургского, Сибирского, Уральского и Уссурийского хи войск.

Работа по изучению истории российского казачества ведется ны и в Институте этнологии и антропологии РАН. Здесь силами специально созданной группы по изучению казачества (руково он р кт ле тэ История казачества Урала. Оренбург-Челябинск, 1992;

Мамонов В.Ф., Кобозов В.С. Пограничная линия. Челябинск, 1992.

й История казачества Азиатской России: В 3 т. /Гл. ред. В.Алексеев.

Са Екатеринбург, 1995.

дитель Ю.Симченко) подготавливаются и выходят в свет сбор УП ники документов и материалов по истории казачества28.

Вместе с тем была продолжена работа прежних исследовате бГ лей в рамках традиционных направлений29 и активизировалась в рамках малоизученных30. Но в целом из значительного числа СП работ, посвященных казакам, количественно продолжают пре обладать исследования по истории Донского казачьего войска.

Что касается работ об уральском казачестве, то их в общем спи Ф ске исследований вновь оказывается немного.

вС Среди заметно растущего на тот момент числа кандидатских и докторских диссертаций по теме следует назвать комплексные ло работы С.К. Сагнаевой «Материальная культура уральского азачества конца XIX – нач. XX вв. (развитие этнических тра иа диций)»31, А.И. Изюмова «Общественно-политическая и науч ер ная деятельность Н.А. Бородина»32, А.М. Дубовикова «Ураль ат им Казаки России (Прошлое. Настоящее. Будущее). М., 1992;

Казаки России (Проблемы истории казачества) /Сост. И.А.Аверин, Ю.Г.Аверьянов. М., 1993.

ий Коротин Е.И. Устное народное творчество яицких (уральских) каза ков. Самара, 1999;

Чесноков Н.Г. На краю Руси обширной: В 2 ч.

ан Уральск, 1990;

Его же статьи в местных периодических изданиях: На куполах – столетний отблеск // Талап. 2000. №30-52;

Он век от века зд над Уралом возвышался (К 250-летию Михайло-Архангельского собо хи ра) // Талап. 2001. №23-36 и др.

Белый А., Молчанов А. Наказной атаман А.Д.Столыпин и церковный ны раскол в войске // Пульс. 1992;

Фокин Н. Финал трагедии: Уральские казаки в XX в.: Историко-краеведческий очерк. М., 1996.

Сагнаева С.К. Материальная культура уральского казачества конца он XIX – нач. XX вв. (развитие этнических традиций). Дис. … канд.

р ист.наук. М., 1992;

Ее же. Материальная культура уральского казаче кт ства // Российский этнограф. 1993. №11;

Ее же. Российское казачество // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М., 1988 и ле др.

Изюмов А.И. Уральская казачья община // Вопросы истории. 1998.

тэ №3;

Его же. Общественно-политическая и культурная деятельность Н.А.Бородина: Дис. … канд. ист. наук. М., 1996;

Его же. На крови за й родилось, на крови и погибло // Военно-исторический журнал. 1998.

Са №5 и др.

ское казачество в пореформенный период (1861-1911 гг.)»33.

УП Общими для них стали хронологические рамки изучения исто рии яицких казаков, а именно XIX в., в то время как XVIII в. по бГ прежнему остался вне исследовательского поля.

Если научный интерес к теме казачества до ХХ в. был опре СП делен процессом государственной колонизации34, необходимо стью охраны границ35, антиправительственными выступления ми36, то в настоящее время – возрождением национального са Ф мосознания уральских казаков, определением их роли в системе вС современного государства37. В этом контексте актуализируются исследования, в которых бы анализировалось становление каза ло чества в качестве единицы государственной структуры.

Отдельная страница в историографии – эмигрантская лите иа ратура, до недавнего времени мало известная широкому кругу ер читателей. Авторами работ чаще всего были казачьи офицеры, уехавшие из России в годы гражданской войны. Они в основном ат публиковались в периодических изданиях казачьих организа им ций38. Для всех исследований этого направления была характер ий Дубовиков А.М. Уральское казачество в пореформенный период.

1861-1904 гг. Дис. … канд. ист. наук. Самара, 2000.

ан См., например: Багалей Д.И. Очерки из истории колонизации степ ных окраин Московского государства. М., 1887.

зд Венюков А. Опыт военного обозрения русских границ в Азии. СПб., хи 1873;

Азиатская Россия. Т.1: Люди и порядки за Уралом. - СПб., 1914.

Анучин Д. Происшествия на Яике в 1772 году // Современник. 1862.

ны Т.92. Отд.1. С.565-606;

Дубровин Н. Перед началом пугачевского бунта // Русский вестник. 1881. Кн.4. С.469-511. Кн. 5. С.39-93 и др.

См., напр.: Алексеенко А. Восточно-Казахстанская область: новое он казачество // Возрождение казачества: надежды и опасения. М., 1992.

р С.56-58;

Иртикеев С. Уральское казачество в Казахстане: взгляд ата кт мана // Возрождение казачества: надежды и опасения. М., 1992. С.21 22;

Сагнаева С.К. Исторические аспекты формирования самосознания ле уральского казачества и современные проблемы самоидентификации казаков // Возрождение казачества: надежды и опасения. М., 1998.

тэ С.46-58.

Например, в Париже – «Казачье слово» (1923-1924 гг.), «Казачий й журнал» (с 1926 г.), «Казачий альманах» (1939 г.);

в Берлине – «Каза Са чий сборник» (1921-1922 гг.), «Казачий путь» и др.;

в Харбине – «Рос на повышенная эмоциональность, преувеличение роли казачест УП ва в истории Российского государства. Так, по словам П.Н.Краснова, «…служить у казаков…было мечтой всех истин бГ но военных людей. Сколько русских вошло в историю благода ря службе с казаками. От ермаковских бояр Строгановых в да СП лекие Иоанновы времена до П.Н. Врангеля в наши мятежные дни»39. Для многих исследований этой группы было характерно противопоставление всего казачьего (быта, духа, образа жизни и Ф мыслей) общероссийскому: «…что поделаешь с казачьей ду вС шою, если в Новочеркасске колокола звонят лучше, чем в Моск ве, если памятник Платову ближе, роднее фальконетовского ло Петра» и… казачьи штандарты славнее гвардейских?»40. Другой особенностью эмигрантской литературы стало слабое обраще иа ние к источниковой базе и как следствие наличие ошибок фак ер тического, хронологического и статистического характера. К примеру, в работе И.Ф.Быкадорова, изданной в 1930 г. в Праге, ат утверждалось существование особой страны а еля, которая в им 966 г. вошла в состав Древнерусского государства41.

История казачества нашла также отражение и в зарубежной литературе. Роль казаков в освоении новых территорий, их по ий стоянное проживание на пограничных землях, неоднократные появления за границей во время войн и походов способствовали ан постоянному интересу к ним во многих странах Европы. Так, в зд Германии уже в XVIII в. начинают издаваться труды о развитии казачества восточных регионов России. Их авторами, как прави хи ло, были ученые и путешественники, долгое время жившие в Российской империи. Среди них следует назвать Г.Ф. Мюллера, ны В. Хупеля. Эти работы содержат сведения о казаках, прожи вающих на Волге и Яике (Урале)42. При этом во взглядах уче он р сия и казачество» (1933-1934 гг.), «Зов казака» (1938 г.), «Казачий кт клич» (1938 г.).

Краснов П.Н. Казачьи войска // Казачий круг. Вып.1. 1991. С.67.

ле Ветлугин А. Великий волк // Казачий круг. 1991. №2. С. 77.

Быкадоров И.Ф. История казачества // Казачий круг. 1991. №2. С.40.

тэ Hupel A.W. Von den Kosaken. Nebst anderen kurzen Aufsatzen. Der nor dischen Mischellanen 24 stes und 25 stes Stuck. Riga, 1790;

Muller G.F.

й Von dem Ursprunge der Cosaken // Ders. (Hg.). Sammlung russischer Ge Са schichte. St.Petersburg, 1760. Bd.4. S.365-410;

Pallas P.S. Merkwurdigkei ных, как правило, нет единства. Так, одни утверждают, что яиц УП кие казаки происходят от украинских43, другие указывают на их общие корни с донскими казаками и татарами, попавшими в бГ плен или перебежавшим к казакам44, третьи связывают их появ ление с новгородцами («потомками дружин»)45. В работе Э.Ф.

СП фон Теттау «Казачьи войска. Военно-статистическое описание»

анализируется политика царского правительства по отношению к яицким казакам46. Рассматривая мероприятия царского прави Ф тельства, повлекшие за собой изменения в социальном положе вС нии казачества, автор делает вывод о том, что они стали причи ной восстаний во времена правления Петра I, Екатерины II.

ло Также можно выделить работы И. Бреэра, Ф. Лонгворта, Р. Макнила о военно-экономическом статусе казачества в XV иа XX вв., о перспективах его положения47. В некоторых зарубеж ер ных изданиях нашел отражение и казачий фольклор48.

Историографический анализ проблемы позволил выявить ат степень разработанности отдельных аспектов в рамках исследо им вательского поля диссертации. Так, большинство рассмотрен ных работ охватывает преимущественно период XIX в., в то время как другие периоды, в частности XVIII в., по-прежнему ий остаются мало изученными. При этом вторая половина столетия ан ten der Morduanen, Kasaken, Kalmyken, Kirgiesen, Baschkieren etc. Nebst зд anderen dahin gehenden Nachrichten und Kupfern. Frankaurt, Leipzig, хи 1773.

Plotho C.V. Der Krieg in Deitschland und Frankreich in den Jahren ны und 1814. Theile 3. Berlin, 1817.

Die Kosaken in ihren geschichtlichen Entwicklung und gegenwartigen Zustanden von A. v. B. Berlin, 1860.

он Ekkert R.V. Der Ursprung der Kosaken Vorzuglich nach neuesten russis р chen Quellen. - Berlin, 1882.

кт Tettau E.V. Die Kosaken-Heere Militar-Statistische Beschreibung. - Ber lin, 1892.

ле Bruheret Y. Lеs Cozaques. Paris, 1972;

Longwort Ph. The Cossacks. Five Centuries of Turbulent Life in the Russian Stepps. New York, 1970;

тэ McNeal R.H. Tsar and Cossack. 1855-1914. London, 1987.

Hexelschneider E. Die russische Volksdichtung in Deutschland bis й 1848/1849. Phil. Diss. Leipzig, 1963;

Reissner E. Deutschland und die rus Са sische Literatur 1800-1848. Berlin, 1970.

более подробно рассмотрена в связи с антиправительственными УП выступлениями 1770-х гг. Неисследованными остались: этниче ская и социальная основа состава яицкого казачества, роль ста бГ рообрядчества в его культурно-историческом своеобразии, при чинно-следственные связи положения казаков и политики цен СП тральной власти, характер колонизации и отношений с местным населением, трактовка фольклора как исторического источника и как способа художественного осмысления.

Ф Несмотря на то, что отдельные аспекты темы затрагивались вС отечественными и зарубежными исследователями, на современ ном этапе развития историографии отсутствует специальное ло комплексное исследование, посвященное освещению процесса формирования яицкого казачества в рамках российской госу иа дарственности как этносословной группы и военизированного ер сословия в России II половины XVIII в.

Хронологические рамки работы определены автором с уче ат том актуальности проблемы и охватывают конец XVI – вторую им половину XVIII вв. Конец XVI в. – время первых поселений на р. Яик;

верхняя граница – 1798 г., год издания императором Павлом I указа49, который окончательно определил уральских ий казаков как «государственных людей». Вместе с тем для более убедительного доказательства некоторых положений автор ос ан тавляет за собой право выходить за указанные хронологические зд рамки и привлекать документы и материалы, касающиеся дру гих периодов истории существования войска.

хи Территориальные рамки исследования включают юго-запад Оренбургской области России и западную часть Республики Ка ны захстан (территория Западно-Казахстанской (до 1993 г. – Ураль ской) и Гурьевской (ныне – Атырауской) областей). Изучение он указанного региона позволяет выявить как типичные черты го р сударственной политики по отношению к казакам, так и особен кт ности, связанные с этнической, культурной, социальной а еляфикой конкретного войска.

ле Источниковую базу исследования составили документы и тэ материалы, которые можно разделить на несколько групп:

й Полное собрание законов Российской империи: В 45 т. СПБ., 1830.

Са Т.12. №8901.

1. Архивные документы и материалы.

УП 2. Опубликованные законодательные и актовые материалы.

3. Статистические материалы.

бГ 4. Справочные издания и словари.

5. Мемуарная литература.

СП 6. Периодическая печать.

Архивные документы и материалы составили основную часть источниковой базы исследования. Автором исследованы Ф архивные источники двух центральных – Российского государ вС ственного военно-исторического архива (РГВИА), Российского государственного архива древних актов (РГАДА) и одного ре ло гионального – Государственного архива Оренбургской области (ГАОО) архивов страны, а также документы и материалы Отде иа ла рукописей Российской государственной библиотеки.

ер В фондах РГАДА хранятся документы и материалы (рапор ты, доношения, письма, указы), позволяющие осветить раннюю ат историю существования Яицкого войска (Ф.103 азиатские и им Ф.127 ногайские дела). Они содержат информацию о начале за селения Яика казаками, их отношениях с представителями насе ления осваиваемых территорий. В рамках освещения общест ий венно-политической борьбы на Яике в 70-е гг. XVIII в. пред ставляют интерес документы Канцелярии оренбургского гене ан рал-губернатора И.А.Рейнсдорпа (Ф.1100), где содержатся све зд дения о восстании на Яике в 1772 г. Немало интересных сведе ний дают документы фонда 6 (Уголовные дела по государствен хи ным преступлениям), освещающие события Крестьянской вой ны 1773-1775 гг. Дело № 415 содержит манифесты и именные ны указы Е.И.Пугачева;

в первой части дела № 416 сосредоточены документы походных канцелярий атаманов и предводителей он отрядов из числа сподвижников «императора Петра III». Они р позволяют определить цели и задачи, которыми руководствова кт лись повстанцы, охарактеризовать руководящий состав кресть янской войны. Протоколы допросов Е.И.Пугачева и его бли ле жайших сподвижников (Д. 512, 663) позволяют проанализиро тэ вать его взаимоотношения с яицкими казаками, охарактеризо вать роль последних в организации восстания.

й В РГВИА особый интерес представляет фонд Генерал Са аудиторской экспедиции Военной коллегии, где сосредоточены сведения о восстании 1772 г на Яике (Ф.8), фонд Казачьей экс УП педиции канцелярии Военной коллегии (Ф.13), содержащий до кументы о розыске на Яике беглых крестьян, выдаче жалованья бГ яицким казакам, награждении их медалями, оружием, ценными подарками др. Эти материалы позволяют охарактеризовать пра СП вительственную политику в отношении яицкого казачества, ос ветить отдельные правительственные меры, направленные на включения яицких казаков в общегосударственную систему. В Ф фонде Воинской (Секретной) экспедиции Военной коллегии вС (Ф.20) хранятся документы о восстаниях башкир, казахов и уча стии в их подавлении яицких казаков. Значительный интерес ло для исследования проблемы представляют также документы этого фонда, содержащие сведения о яицких старообрядцах, ме иа рах центральной и местной властей, предпринимаемых для ер борьбы с расколом в войске. Отдельные документы по истории войска, в частности ряд документов Яицкой войсковой канцеля ат рии, содержатся также в Коллекции материалов Военной колле им гии, учреждений и частей, ей подведомственных (Ф.393).

Немаловажное значение имеют также фонды личного проис хождения: фонд Г.А.Потемкина (Ф.52), содержащий сведения о ий численности войска, рапорты войсковой канцелярии и фонд Н.И.Салтыкова (Ф.42), в котором хранятся материалы об исто ан рии взаимоотношений казаков с народами осваиваемых терри зд торий (переписка войсковой Яицкой канцелярии о набегах а гиз-кайсаков на укрепленные линии, прошения киргиз хи кайсацких старшин о приеме их в российское подданство и др.).

В ГАОО материал по истории Яицкого казачьего войска со ны держится в фондах Оренбургской комиссии (Ф.2), Оренбург ской губернской канцелярии (Ф.3), Оренбургской комиссии по он граничных дел (Ф.5) и Канцелярии оренбургского генерал р губернатора (Ф.6). Среди документов названных фондов – указы кт Сената, Канцелярии тайных розыскных дел, Военной и Ино странной коллегий губернаторам об охране границ, о взаимоот ле ношениях с казахскими жузами, о нападении киргиз-кайсаков на тэ казачьи форпосты, о возвращении с Яика беглых и др. В них нашли отражение самые разные аспекты истории яицкого каза й чества II половины XVIII в.

Са Сведения о последнем периоде и подавлении пугачевского УП восстания, богатый уникальный фольклорный материал содер жатся в Отделе рукописей Российской Государственной биб бГ лиотеки (РГБ)50.

Работа с архивными материалами осложнялась ошибками и СП неточностями в датировании событий, плохой сохранностью многих документов, их частичной или полной утратой51. Дости жению большей степени достоверности способствовало сравне Ф ние данных фондов и информации, содержащейся в статистиче вС ских сборниках.

Опубликованные законодательные и актовые материалы, к ло которым относятся именные указы, распоряжения Военной Коллегии и т.п.52, сборники документов по отдельным пробле иа мам истории XVIII в.53 составили вторую группу источников.

ер В третью группу вошли статистические материалы, в частно сти общие обзоры по войскам54, правительственные акты, вклю ат чавшие документы о регламентации штатного состава казачьих им частей, порядок продвижения по служебной лестнице и т.п.55.

РГБ. Отдел рукописей. Ф.178.

ий Так, архив Уральского казачьего войска полностью погиб в годы гражданской войны.

ан Большинство этих источников опубликовано в «Полном собрании законов Российской империи» (СПБ, 1830).

зд Архив Госсовета. Т.1: Совет в царствование императрицы Екатери хи ны II. СПБ, 1869;

Восстание Пугачева: Сб. документов /Под ред. М.Н.

Мартынова. Л., 1935;

Казахско-русские отношения в XVII-XVIII вв.:

ны Сб. документов и материалов /Под ред. С.А. Бекмаханова. Алма-Ата, 1961;

Крестьянская война 1773-1775 гг. в России: Документы из соб рания Государственного исторического музея /Отв. ред. Е.И. Индова;

он Пугачевщина: Сборник документов: В 3 т. Л.-М., 1926-1931;

Материа р лы по истории Казахской ССР (1775-1828 годы): В 6 т. Т.4. М.-Л., кт 1940.

Краткий обзор казачьих иррегулярных войск Российской империи.

ле СПБ, 1856;

Отчет Главного управления казачьих войск за 1907 год. Б.м., б.г.;

Россия. Главное управление казачьих войск. СПБ, 1908;

тэ Уральское казачье войско. Съезд выборных от станичных обществ.

Уральск, 1900.

й Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам.

Са СПБ: Главное управление иррегулярных войск, 1870-1917. В 52 т.;

Материалы второй и третьей групп источников позволили осве УП тить правительственную политику по отношению к яицкому казачеству, показать, как менялся ее характер под воздействием бГ объективных и субъективных факторов.

Отдельную группу составили справочные издания и слова СП ри56, позволяющие уточнить и систематизировать отдельные понятия, существенно дополнить сведения об особенностях жизни и быта российского казачества в целом и яицкого (ураль Ф ского) в частности.

вС Как разносторонний источник, отражающий общественно политическую и культурную жизнь общества в определенный ло период истории, широко использовалась периодическая печать (журналы «Военный сборник», «Древняя и новая Россия», «Рус иа ский архив», «Русский вестник», газета «Уральские войсковые ер ведомости). Публикации периодической печати XIX в. стали средством дополнения документальных источников по истории ат уральского казачества:

им Мемуарная литература по теме выступала в качестве допол нительного источника по теме исследования и дополняла ин формацию, содержащуюся в других источниках. Особенностью ий этой группы источников является известный субъективизм, не однозначность и даже противоречивость в оценках одних и тех ан же событий различными авторами в силу разности классовых зд позиций и идеологических установок. К числу самых известных работ об Уральском казачьем войске являются воспоминания хи В.С.Толстова57 и Л.Л.Масянова58. Несмотря на то, что очерки ны Россия. Главный штаб. Расписание всех казачьих войск. СПБ, 1831 и др.

он Новый и полный словарь географический словарь Российского госу р дарства. М., 1788;

Словарь географический Российского государства кт /Сост. А. Щекотов. М., 1808;

Словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 26, 30, 68. СПб., 1870;

Российский историко-бытовой словарь. М., 1999;

Каза ле чий словарь-справочник. В 2 т. М., 1992 и др.

Толстов В.С. Из красных лап в неизвестную даль. Константинополь, тэ 1921;

Масянов Л.Л. Гибель Уральского казачьего войска // Казачий круг. 1991. №1.


й Масянов Л.Л. Гибель Уральского казачьего войска // Казачий круг:

Са Альманах. 991. №1. С.4-64.

большей частью посвящены последнему периоду существова УП ния войска, здесь содержатся сведения о воинской службе каза ков, их взаимоотношениях с правительством, хозяйственной бГ деятельности, о религиозных особенностях и психологии ураль цев. Задачей авторов, как и многих других казачьих офицеров, СП волею судьбы оказавшихся вдали от Родины, стала попытка ос мысления трагедии российского казачества, стремление разо браться в том, что с ним произошло и что будет дальше. Ука Ф занные работы стала дополнительным источником, дающим вС информацию о некоторых сторонах жизни и быта яицкого каза чества. Существенным дополнением стали также свидетельства ло информаторов59.

Художественная литература, как и фольклор, служили еще иа одним дополнительным источником информации, достовер ер ность которого оценивалась в сопоставлении с данными других групп.

ат Работа состоит из двух глав. В первой из них рассматривает им ся история появления и первые века существования войска. В первой главе освещается проблема происхождения яицкого ка зачества, характеризуются его взаимоотношения с соседними ий народами в процессе освоения территорий, анализируется поли тика правительства по отношению к яицкому казачеству, ее по ан следствия для войска, освещается проблема участия яицких ка зд заков в антиправительственных выступлениях.

Во второй главе рассматривается этнокультурная специфика хи яицкого казачества, характеризуются факторы, определяющие этносоциальные особенности, анализируется культурно-бытовое ны своеобразие яицкого (уральского) казачества.

Практическая значимость исследования, на наш взгляд, за он ключается в том, что ее научно-теоретические положения, р обобщения, выводы, уроки дают возможность более полно и кт объективно представить многие аспекты становления яицкого (уральского) казачества как государственной единицы, опреде ле лить новые перспективные направления в научных изысканиях тэ исследователей. Материалы данного исследования могут быть й В частности, материалы из личного архива соискателя (беседы с по Са томственными уральскими казаками).

использованы при создании обобщающих специальных трудов УП по отечественной истории, по истории Приуралья и Поволжья, при разработке лекционных, специальных и факультативных бГ курсов, написании учебных пособий по истории российского казачества.

СП Ф вС ло иа ер ат им ий ан зд хи ны он р кт ле тэ й Са УП бГ СП Ф вС ло иа ер ат Глава I им ЯИЦКОЕ (УРАЛЬСКОЕ) КАЗАЧЕСТВО ий В КОНЦЕ XVI – ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВВ.

ан 1.1. Происхождение яицкого (уральского) казачества, его этносоциальный состав зд в конце XVI – во второй половине XVIII вв.

хи Одно из старейших в России Яицкое (Уральское) казачье ны войско60 занимало территорию на юго-восточной окраине Евро пейской России вдоль среднего и нижнего течения реки Яик. По он свидетельству П.И.Рычкова, войсковые земли находились на правой стороне Яика и простирались от г. Гурьева до Илецкой р крепости на расстояние около 500 верст61. На западе земли вой кт ле По времени возникновения Яицкое войско – третье после Донского тэ и Терского казачьих войск. См., например: Хорошхин М. Казачьи вой ска. Опыт военно-статистического описания. СПб., 1881.

й Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Оренбург, 1762.

Са Ч.2. С.92.

ска не имели четко очерченных границ. Во II половине XIX в.

УП земли Уральского казачьего войска граничили на севере и севе ро-востоке с землями Оренбургского казачьего войска и Самар бГ ской губернии;

на западе и северо-западе – с землями Саратов ской губернии и территорией казахов Букеевской орды, на вос СП токе – с землями зауральных казахов.

В отечественной историографии проблема происхождения яицкого казачества до сих пор не нашла окончательного реше Ф ния62. Большинство исследователей, рассматривавших проблему вС заселения Яика, расходятся во мнении относительно времени происхождения войска. «Неизвестно, как и когда повелось Яиц ло кое войско, но Государеву службу оно начало исполнять давно, 300 лет назад», - писал по этому поводу в 1890 г. К.Абаза63.

иа Большинство исследователей (А.И.Левшин, В.Витевский и др.) ер в качестве отправной точки называют конец XVI в. Доказатель ством для этого служит донесение ногайского князя Уруса, со ат общавшего в 1584-1585 гг. Ивану Грозному, что на Яике появи им лись казаки (около 500-600 человек) и «поставили город боль шой»64. Примерно к этому же времени относит появление каза ков и А.Д.Рябинин, т.к., по его мнению, разгромленные в 1577 г.

ий И.Мурашкиным «воровские казаки» с Волги, спасаясь от пре следований, устремились на Яик65.

ан А.Б.Карпов приход казаков на Яик относит к 1520-1550 гг.

зд Исследователь ссылается на архивный документ, относящийся к 1720 г. и известный как челобитная атамана Ф.Рукавишникова.

хи В ней говорится: «…собравшись русския с Дону и из иных го родов, а татары из Крыму и с Кубани и из других магометанских ны народов, причем от начал их заселения или, паче, на Яик-реку он См. об этом подробнее: Мерзликина О.Г. Проблема происхождения р яицкого (уральского) казачества и пути ее решения в отечественной кт историографии // Актуальные проблемы развития общества: новые подходы и перспективы: Сб. науч. работ. Вып. V /Под ред.

ле В.П.Аникиной, С.Н.Фоломеева. Самара, 2003. С.3-8.

Абаза К. Казаки: донцы, уральцы, кубанцы, терцы. СПб., 1890.

тэ С.143.

Цит. по: Левшин А.И. Историческое и статистическое обозрение й уральских казаков. С.239.

Са Рябинин А.Д. Уральское казачье войско. Т.2. С.98.

приходу ныне будет гораздо более 200 лет…»66. Другими нема УП ловажными доказательствами А.Б.Карпов считает справки из переписки русского правительства с ногайцами и старинные бГ песни яицких казаков, в которых есть сведения об их участии во взятии Казани в 1552 г.

СП Изучавший быт и традиции уральских казаков И.И.Железнов отмечал, что многое в истории войска – «тайна за семью печа тями». «Мы не знаем, когда и откуда зашли на Яик наши пред Ф ки, не знаем с точностью всех служб и походов, понесенных вС азаками,…не знаем с подробностью, когда, какие и вследствие чего происходили важные, интересные события между казака ло ми, а таких событий было очень много на Урале», - писал иссле дователь в одной из своих работ67. Ответы на эти вопросы иа И.И.Железнов, искал в преданиях, легендах, песнях уральских ер казаков. Некоторые из этих преданий рассказывают и о заселе нии Яика «расейскими людьми», как, например, «Сказание о ат трех Иванах», в котором говорится о яицких казаках, победив им ших на Куликовом поле «басурман-поединщиков». За этот под виг царь, якобы, наградил казаков по их просьбе «рекой Яиком, от вершин до устьев, с рыбными ловлями, сенными покосами и ий лесными порубами»68. Ни одного архивного документа, под тверждающего или опровергающего указанные сведения, иссле ан дователями пока не обнаружено, но, скорее всего, перед нами зд всего лишь красивая легенда, вряд ли имевшая место в а еляя тельности.

хи Не нашел решения в отечественной историографии и вопрос о том, от кого ведут свое происхождение яицкие казаки. Так, по ны мнению П.И.Рычкова, одним из первых затронувших проблему происхождения яицкого казачества, яицкие казаки происходят он от донских, а время их прихода с Дона на Яик – конец XIV– на р чало XV вв. В основе подобного утверждения лежат сведения кт полулегендарного характера об основателе Яицкого войска не коем донском казаке «именем и прозванием Василий Гугня», ле который с небольшой командой поселился на пустынных землях тэ Цит. по: Карпов А.Б. Уральцы. С. 76.

й Железнов И.И. Уральцы. Т.1. СПб., 1858. С.148.

Са Там же. С.5.

в те времена, «когда темир-Аксак, а по Европейскому названию УП Тамерлан, со многия Татарския войсками разныя области разо рял»69. Первыми местами поселения яицких казаков П.И.Рычков бГ называет Коловоротное («людство их (т.е. казаков), умножаться стало, приходом с Дону и других Великоросских городов, и, со СП гласясь, выбрали они для житья своего первое место при уро чище, называемом Коловоротное, от ныняшнего их городка рас стоянием вниз по Яику-реке 60 верст)70, Орешное («потом с по Ф казанного урочища Коловоротнаго переселились они немного вС повыше на другое урочище, называемое Орешным, от ныняшне го городка вниз на 50 верст»)71, и Яицкий городок («…казаки ло селением своим перешли к устью реки Чагана, на то третье ме сто, где ныне Яицкий казачий город находится»)72. В после иа дующих работах П.И.Рычков называет другое, более позднее ер время заселения (конец XVI в.), основываясь на показаниях бывшего войскового атамана Григория Меркульева.

ат В исследованиях XIX в. мнения историков о происхождении им яицких казаков группируются вокруг двух точек зрения. Со гласно первой из них (В.Витевский, А.И.Левшин и др.), казаки пришли на Яик с Дона через Волгу и Каспий, поселившись сна ий чала в устье реки, а затем переселились в ее верховья73. Подоб ное мнение разделяет и М.К.Любавский: «…казаки с Дона заня ан ли нижнее течениереки Яика…Они сожгли Сарайчик, ногайский зд городок при устье Яика, передвинулись вверх по этой реке и основали Яицкий городок недалеко от нынешнего Уральска»74.

хи По мнению М.К.Любавского, «на первых порах поселившиеся на Яике казаки не порывали связей с Доном, считали себя по ны старому донскими казаками»75.

он р Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Оренбург. С.279.

кт Там же. С.284.

Там же. С. 285.

ле Там же. С.288.

Витевский В.Н. И.Неплюев и Оренбургский край в прежнем его со тэ ставе: В 5 ч. Ч.1. Казань, 1889. С.86.

Любавский М.К. Историческая география России в связи с колониза й цией. М., 2000. С.215.

Са Там же.

По мнению других исследователей, яицкие казаки происхо УП дили от волжских. Как отмечает Н.М.Карамзин, «около 1584 г. или 7 волжских казаков выбрали себе жилище на берегах Яика, бГ в местах привольных для рыбной ловли;


окружили его земля ными укреплениями сделались ужасом ногаев, в особенности СП князя Уруса, …который непрестанно жаловался царю на их раз бои и коему царь всегда ответствовал, что они беглецы, бродяги и живут там самовольно;

но Урус не верил и писал ему: «Город Ф столь значительный может ли существовать без твоего ведома?

вС Некоторые из сих грабителей, взятые нами в плен, именуют себя людьми царскими»76.

ло По словам А.Д.Рябинина, яицкие казаки были выходцами с Волги, пришедшими сюда после разгрома в 1577 г. волжских иа казаков царскими войсками под командованием стольника ер И.Мурашкина77. А.Б.Карпов также утверждает, что казаки при шли с Волги через ее левые притоки Самару с Бузулуком и Ир ат гиз, подходящим к правым притокам Яика, причем, в отличие от им других исследователей, он считал, что движение населения шло не вверх, а вниз по течению Яика. В то же время А.Б.Карпов окончательно не отрицает возможность движения казаков от ий Каспийского моря, но не признает этого направления в качестве первостепенного78. Кроме того, в исследовании автора есть ука ан зания на то, что значительная часть казаков, согласно прави зд тельственным спискам, была выходцами из северных областей России, следовательно, уральская община складывалась на ос хи нове великорусского этноса севера и центра страны79.

Примечательно, что сами уральские казаки не считали, что ны они произошли от донских или волжских, полагая, что Яицкое, Донское и Волжское войска образовались самостоятельно и не он зависимо друг от друга. Сведения об этом приводятся, в частно р сти, в работе Л.Л.Масянова, неоднократно беседовавшего с ка кт ле тэ Карамзин Н.М. История Государства Российского. Т. 10. С.42, 43.

Рябинин А.Д. Уральское казачье войско. Т.1. С.71.

й Карпов А.Б. Уральцы. С.89.

Са Там же. С.58.

заками на эту тему80. Однако в одном из самых ранних докумен УП тов о яицких казаках (допрос Ф.М.Рукавишникова «сотовари щи» в 1721 г. в Санкт-Петербурге) есть сведения о «приумноже бГ нии» войска « з Дону казаками и разных городов вольныя лю ди»81. По мнению А.Б.Карпова, подобное заявление СП Ф.Рукавишников вынужден был сделать, чтобы показать прави тельству «законность» происхождения яицких казаков.

На сегодняшний день ряд современных исследователей Ф (Е.И.Коротин, С.К.Сагнаева, Н.Г.Чесноков, Н.Н.Щербанов и вС др.), основываясь на данных этнографии и изучении фольклора уральских казаков, подчеркивают их близость с группами насе ло ления, проживающими на севере России. Другие обращают внимание на сходство географических названий на территории иа Уральского и Донского казачьих войск, ссылаясь на справедли ер вое утверждение Г.Ивановского о том, что «история человечест ва записывается в географической номенклатуре, и очень часто ат в названиях географических объектов кроются и их характери им стики»82. Третьи, вслед за Н.Н.Малечей, изучавшим говоры уральских казаков, говорят о сходстве их языка с московским диалектом83. Ряд современных исследователей84 разделяют точ ий ку зрения дореволюционных авторов относительно происхож дения яицких казаков от волжских.

ан Дальнейшие исследования в этом направлении, объединяю зд щие усилия специалистов самых различных областей – а еляяков, этнографов, географов, филологов и др. – пред хи ны См.: Масянов Л.Л. Гибель Уральского казачьего войска // Казачий круг. 1991. №1.

РГВИА. Ф.13. Оп. 1/107. Св. 30. Д.10. Л. 22.

он Ивановский Г. Географические имена. М., 1925. С.4.

р Малеча Н.Н. Словарь русских народных говоров среднего и нижнего кт течения реки Урал. С. 7.

См., например: Дубман Э.Л. Сказание о первых самарцах. Самара, ле 1991. С. 12-21;

История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Т.3 /Редкол.: П.С.Кабытов, И.Б.Васильев, Э.Л.Дубман, тэ Ю.Н. Смирнов, Л.В.Храмков. М., 2000. С.24-34;

Самарская летопись:

Очерки истории Самарского края с древнейших времен до начала XX й в.: В 2 кн. Кн.1 /Под ред. П.С.Кабытова, Л.В.Храмкова. Самара, 1993.

Са С.40-46.

ставляются очень перспективными, поскольку могут пролить УП свет на эту интересную и пока еще окончательно не решенную проблему.

бГ Важным направлением исследований может стать и такое, как рассмотрение этнического состава яицкого казачества. Этот СП вопрос приобретает дополнительную актуальность в свете си туации определения статуса казачества в качестве сословия или особого этноса.

Ф Изучение вопроса имеет давнюю историю. В литературе со вС ветского периода этническая природа казачества, как правило, не учитывалась, акцент ставился на его сословную специфику ло Казачество чаще всего рассматривалось как особое военизиро ванное сословие дореволюционной России85. В настоящее время иа наметился новый подход к решению этого вопроса. По мнению ер исследователей, казачество не просто сословие, а «образование этническое, поскольку оно устойчивым образом связано с опре ат деленной территорией, обладает сложившейся системой власти, им отчетливо сформировавшейся и развившейся культурой (мате риальной и духовной)… На языке этнографии казачество – это народ, донациональное этническое образование»86. Подобную ий позицию разделяют Н.Ф.Бугай, Л.Б.Заседателева, А.И.Козлов и ряд других исследователей87.

ан Попытка подвести итоги по этому и ряду других вопросов зд была предпринята в ходе работы международной конференции «Казачество в истории России» (г. Москва, 1995 ), где были вы хи сказаны три точки зрения на казачество, которое определялось как: 1) особый народ (этнос);

2) военно-служилое сословие ны (часть армии);

3) своеобразная часть русского народа (военизи рованное крестьянство). Многие исследователи высказывали и он р кт См., напр., БСЭ. Т.16. С.238.

Вырелкин В.П. Философские проблемы возрождения казачества // ле Соц.-полит. журн. 1994. №3-6. С.210.

Бугай Н.Ф. Репрессированные народы: казаки // Шпион. 1994. №1-3.

тэ С.36-38;

Заседателева Л.Б. Терские казаки (середина XVII – начало XX вв.): Историко-этнографические очерки, М., 1974;

Козлов А.И.

й Возрождение казачества: История и современность (эволюция, поли Са тика, теория). Ростов-на-Дону, 1995.

еще одну точку зрения, в соответствии с которой казачество – УП «это субэтнос, имеющий тенденцию превращения в некоторую этническую целостность, тенденцию, которая была прервана бГ попыткой его юридического закрепления в виде сословия»88.

Кроме того, некоторые специалисты подчеркивают, что казаче СП ство – не только исторический и этнографический, но и соци ально-психологический феномен России, поскольку для казаков была характерна и особая психология, заметно отличающая Ф представителей этой группы от остального населения страны вС (П.Лукичев, В.Мауль, А.Скорик и др.). По мнению некоторых историков, казачество – это еще и «…особый тип поведения, ло выковывающий особые характеры»89.

Обсуждения этой проблемы научной общественностью стра иа ны показали, что вопрос об этнической природе казаков по ер прежнему остается открытым. Дискуссии заставили исследова телей разобраться с понятиям, определить смысл и точное зна ат чение каждого из них. В ходе дискуссий анализу подверглось, в им частности такое понятие, как этничность. Делались попытки определить его, выделить его свойства (атрибутивность, устой чивость, интенсивность и др.)90.

ий Ряд исследователей, опираясь на работы Л.Н.Гумилева, ут верждают, что казачество имеет полное право называться и быть ан отличным от других народом (этносом или субэтносом). В каче зд стве доказательства приводятся три признака, характеризующие казачество: 1) специфический уклад жизни;

2) иной стереотип хи поведения;

3) право автономии, которым пользовались казачьи области в условиях строго централизованной системы государ ны ственного управления.

он р кт Лукичев П., Скорик А. Социально-психологический феномен казаче ства // Свободная мысль. 1995. №8. С.49.

ле Гавриляченко С. Служение без холопства // Родина. 1995. №8. С.11.

См.: Рыбаков С.Е. К вопросу о понятии «этнос»: философско тэ антропологический аспект // Этнографическое обозрение. 1998. №6.

С.3-15;

Винер Б.Е. Этничность: в поисках парадигмы изучения // Этно й графическое обозрение. 1998. №4. С.3-26;

Тишков В.А. О феномене Са этничности // Этнографическое обозрение. 1998. №1. С.31-49.

«Любого из этих признаков, а уж тем более трех, достаточно УП для того, чтобы, не разрушая общеэтнические связи, различать казаков в основной массе русских в качестве оригинального на бГ рода», - утверждает В.Д.Зотов Приведенные примеры показывают, что названная проблема СП еще далека от окончательного решения, но уже стало очевид ным, что игнорировать этнические черты казачества бессмыс ленно. В этой связи рассмотрение этнических признаков казаче Ф ства представляет особый интерес.

вС Вопрос относительно специфики этнического состава яицко го казачества вызывает немало разногласий среди исследовате ло лей истории войска. Во многих работах как дореволюционных, так и современных исследователей встречаются разнообразные, иа порой противоречивые точки зрения на эту проблему. Многие ер из исследователей (А.Б.Карпов, И.Г.Рознер и др.) называют яицкое казачество полиэтническим образованием. Так, ат А.Б.Карпов считал, что яицкое казачество формировалось из им самых разных национальностей, начиная от татар и калмыков, проживающих на соседних территориях, и заканчивая немцами, шведами, чехами, которые были взяты казаками в плен во время ий военных кампаний92.

В других исследованиях, напротив, подчеркивается, что вой ан ско было достаточно однородным в этническом отношении, и зд доля нерусского элемента традиционно была невелика (И.А.Аверин, В.Н.Дариенко и др.). А.Н.Дариенко, к примеру, хи утверждал, что представители нерусского населения войска со ставляли весьма незначительную долю: 7 человек – шведы и ны финны, 51 человек – поляки, 2 немца. 8 чехов, 1 – мари93.

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо об он ратиться к ранним периодам существования войска с тем, чтобы р определить, какой этнос стал основой для формирования этни кт ческого состава войска, а также выяснить, из каких дополни ле тэ Зотов В.Д. Казачество – российский феномен // Свободная мысль.

1994. №10. С.68.

й Карпов А.Б. Уральцы. Т.1. С.28.

Са Дариенко А.Н. Классовая борьба на Яике. С.16.

тельных этнических компонентов формировалось яицкое каза УП чество на протяжении его 300-летней истории.

Документов относительно этнического состава яицкого каза бГ чества в конце XVI столетия не сохранилось. По предположе нию исследователей, яицкое казачество с самого раннего време СП ни своего существования активно пополнялось разнородными в этническом отношении элементами, большую часть из которых составляли представители соседних кочевых этносов (казахи, Ф калмыки и др.). Наличие тюркских черт в антропологическом вС типе яицких казаков ученые считают следствием смешанных браков, имеющих место на ранних этапах существования ка ло зачьей общины94.

Об особенностях этнического состава яицкого казачества в иа XVIII в. свидетельствует, например, такой документ, как прото ер кол допроса яицких казаков, прибывших в 1721 г. в столицу «по войсковому делу». По словам казаков, их «прадеды и деды…то ат есть первые яицкие казаки, пришли и заселились здесь, на Яике им реке…собравшись русския с Дону и из иных городов. А татары из Крыму и с Кубани и из других ких народов…»95.

Сначала казаков было не более 40 человек96, затем войско ий стало усиленно пополняться беглыми, «русским и инородцами, которым плохо жилось на Руси или по причине их широкого ан разгульного характера, или по бедности и притеснению воевод и зд других властей, а потом вследствие гонений, воздвигнутых про тив ревнителей старой веры»97. Поэтому в составе войска были хи «самые разнообразные элементы – донские казаки, московские стрельцы, самарские казаки, нижегородские посадские люди, ны воронежские пушкари, белгородские черкасы, симбирские госу даревы наводчики, самарские дворяне, подъячие, гребенские он казаки, полтавские запорожцы, калмыки, татары, мордва, чува р ши, вотяки. Кроме того, здесь находились шведы, поляки, нем кт цы, финны, башкиры, турки, киргизы, калмыки и др., и «трудно назвать какой-либо народ, который бы не дал хотя небольшую ле тэ История казачества Азиатской России. Екатеринбург, 1995. С.220.

РГВИА. Ф. 13. Оп. 1/107. Св.30. Д.10. Л.23.

й Там же. Л.24.

Са Витевский В.Н. Яицкое войско // Русский архив. 1879. №3. С.288.

крупицу в состав Яицкого войска98. Подобные сведения, приво УП димые не только в работах В.Н.Витевского, но и многих других исследователей ранней истории яицкого казачества, свидетель бГ ствуют о неоднородности этнического состава яицкого казаче ства в первые века его существования, что объяснялось, в пер СП вую очередь, привлекательностью вольного, независимого по ложения казачества в представлениях большинства населения российских губерний, с одной стороны, и относительно легкой Ф возможностью вступления в войско всех желающих, с другой.

вС Представление об этносоциальном составе яицкого казачест ва в первой четверти XVIII в. дают и результаты сохранившейся ло в РГВИА переписи, проведенной в 1723 г. полковником Захаро вым99. В соответствии с данными большинство казаков, при иа шедших на Яик в конце XVII в., были выходцами из централь ер ных губерний России (Московской, Тамбовской, Рязанской, Владимирской, Симбирской и т.д.). В этническом отношении, ат по свидетельству А.Б.Карпова, в 1723 г. из 5771 казака только им 186 человек были нерусского происхождения (калмыки, татары, башкиры, поляки, мордва, шведы, ногайцы, финны и т.д.).

Наглядное представление о специфике этнического состава ий яицкого казачества в 20-е гг. XVIII в. дает таблица 1.

Таблица ан Нерусское население в составе Яицкого казачьего войска зд № Национальность Количество человек хи 1. Татары 2. Башкиры ны 3. Калмыки 4. Поляки он 5. Мордва 6. Шведы р кт 7. Чуваши 8. Турки ле 9. Немцы тэ Там же. С. 289.

й РГВИА. Ф.13. Оп.1/107. Св.23. Д.3. всего – 1015 лл.

Са Там же.

Как видно из таблицы, наибольшее количество среди пред УП ставителей нерусского населения в составе казачества составили татары и башкиры. Это положение было обусловлено, в первую бГ очередь, фактом проживания на соседних территориях. Что асается калмыков, то большое число их в составе войска объ СП яснялось тем, что в соответствии с царской грамотой от 1724 г., выданной по просьбе калмыков, их разрешалось принимать в состав казачества. На протяжении XVIII в., как свидетельствуют Ф материалы архивов, калмыки, проживавшие на соседних с каза вС ками территориях, нередко по их просьбам принимались в вой ско101. Так, приезжавший в сентябре 1756 г. из Средней Орды ло Аблай-салтан, уведомил полковника Ранниемкампфа о том, что «у них в Орде некоторые калмыки желают креститься»102. Ряд иа архивных документов свидетельствует о крещении калмыков и ер представителей других национальностей, находящихся в работ никах у зажиточных казаков.

ат Сведения о проживании калмыков на войсковой территории им приводятся также в исследовании И.Г.Рознера103. Несмотря на неравноправное положение, калмыки проживали здесь с 30-40-х гг. XVIII столетия, отказываясь возвращаться на родину. Когда в ий 1745 г. правительство в ответ на постоянные жалобы калмыцких феодалов на бегство подданных и прием их в казаки распоряди ан лось провести опрос среди калмыков с целью выяснить, желают зд ли они вернуться, оказалось, что они предпочитают «в степи помереть, … а в те улусы идти не желают»104.

хи В войско нередко принимались и представители других этно сов. К примеру, как свидетельствует архивный документ, «пер ны сиянин» Азамрат, находившийся «в услужении канцеляристу И.Тугаревскому», «воспринял святое крещение», приняв имя он Никиты Яковлева105.

р кт РГВИА. Ф.52. Оп.1. Ч.1. Д.205. Ч.13. Лл.16-23;

ГАОО. Ф.3. Оп.1.

ле Д.75. Лл.16-16 об и др.

ГАОО. Ф. 3. Оп.1. Д. 75. Л. 39.

тэ Рознер И.Г. Яицкое казачество накануне крестьянского восстания 1773-1775 гг. // Вопросы истории. 1958. №10. С. 97-112.

й Там же. С.111.

Са Там же. Л.51.

Материалы дневников путешественников, побывавших на УП территории войска, служат дополнительным источником, по зволяющим охарактеризовать этнический состав яицкого каза бГ чества как многонациональный. Так, И.Георги писал, что в Яиц ком городке немало «инородцев» – «до тысячи и более татар и СП калмыков, принятых в казаки», которые проживают «в предмес тии и пользуются всеми казачьими преимуществами, кроме по лучения мест старшинских, от коих они исключены»106. Побы Ф вавший в Яицком городке в 1768-1769 гг. П.С.Паллас насчитал вС там 15000 казаков, в числе «коих ныне находятся 4 тысячи и два ста человек отборного и в службу записаннаго войска купно с ло посланными к армии и на Яицкой линии служащими казаками.

Но в вышеупомянутом числе, т.е. 15 тысячах, находятся много иа некрещеных татар, калмыков и так называемых кизилбашов, ер которые произошли от Трухменцов и Персиян… Всем из оных народов крестившиеся вообще называют Балдыри. Из тех кал ат мыков, которые ушли из своей орды, уже многие обратились в им Християнскую веру»107.

Однако представители других соседних народов, к примеру, казахи, почти не входили в состав войскового сословия, хотя ий отдельные случаи «верстания» их в казаки имели место108. Тем не менее, межэтнические контакты распространялись на самые ан различные сферы жизни и быта как русских, так и казахов, баш зд кир, татар и других народов, проживающих на смежных терри ториях. Экономическому и культурному сближению яицких ка хи заков с народами осваиваемых территорий (прежде всего – каза хами и калмыками) способствовала схожесть жизненных укла ны дов (общинные начала), территориальная отдаленность от цен тра и пограничное проживание, выработавшие особую систему он взаимоотношений (куначество, тамыры и т.п.). Так, институт р куначества, по свидетельству современных исследователей ис кт ле Георги И. Описание всех обитающих в Российском государстве на тэ родов…Ч.3-4. С.225.

Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям... С. 413.

й Так, в 1834 г. в войско был принят «крещеный киргиз» А.Чукалин.

Са См.: ГАОО. Ф.6. Оп.10. Ч.1. Д.4193. Лл.13-16.

тории войска просуществовал до 20-30-х гг. XX в.109. Не мень УП шее распространение получил и тип взаимоотношений, назы ваемый «тамыры» (в переводе с тюркского – приятель, товарищ, бГ друг). По словам С.К.Сагнаевой, «тамыром называли казаха, с которым поддерживались дружеские отношения нередко в тече СП ние всей жизни. Тамыр содействовал в хозяйственных делах азака, связанных с «зауральной стороной»: мог быть посред ником в торгово-хозяйственных операциях, всячески опекал его Ф во время пребывания в ауле, встречал и провожал, предоставляя вС все необходимое – транспорт, провиант в дорогу. Казак пользо вался гостеприимством тамыра, так же, как и тамыр во время ло пребывания на «самарской» стороне»110.

Длительное проживание на смежных территориях и разнооб иа разные формы взаимодействия (хозяйственное, культурное и ер др.) нашли отражение в языке, фольклоре, материальной куль туре, обрядах и т.п.;

широкое распространение имели хозяйст ат венные и торговые отношения.

им Представляется важным подчеркнуть такую особенность яицкого казачества, как веротерпимость, поскольку они «позво ляли приходившим к ним добровольно жить по их вере»111. В ий случае нежелания креститься калмыки и представители других народов получали право проживать на войсковой территории, ан будучи, однако, лишенными возможности стать казаками.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.