авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«БиБлиотека НовосиБирской оБластНой оргаНизации союза журНалистов Вадим МИХАНОВСКИЙ След на тающем снегу ...»

-- [ Страница 5 ] --

— Все доводы инвесторов не могут удовлетворить экологов, — го ворит директор межрегиональной организации «Сибирский эколо гический центр» Александр Дубынин, — авторы проекта и руково дители строительства намеренно искажают доводы местных жите лей и общественности о возможных последствиях, они просто боят ся открытой независимой экспертизы… — В данном проекте нет основы, т.е. научной идеи, — уверен Алексей ДмитРиеВ, доктор геолого-минералогических наук СО РАн, — прослеживается лишь некая необходимость. Научное вторжение в природу должно базироваться не на чьей-то, пусть даже коллективной, прихоти, а на концепциях, вытекающих из скрупу лезно исследованных фактов. Нет их — начинают превалировать то ропливые амбиции, залихватские идеи, которым не хватает главно го — понимания жизни, всей громады ее тонких и сложных природ ных связей… Вадим Михановский «Нужна ли Сибири ГЭС на Катуни?»

А вот коллективное мнение специалистов отдела перспектив ных разработок Сибэнергосетьпроекта. Здесь десятки лет разраба тывается стратегия энергоснабжения всего региона — от Омска и до Владивостока:

— Никаких данных за последние годы по Катуни у нас нет. Види мо, столичные разработчики проекта не захотели иметь с нами дела потому, что мы всегда являемся серьезными оппонентами в деле стратегии развития региона… Вторит им и профессор Сибгосгеодезической академии Влади мир ЛОВяГин, ставящий под вопрос вообще возведение ГЭС на Катуни:

Во-первых, помимо ожидаемых неопределенностей экологичес кого характера вплоть до катастрофических последствий заражения Катуни и Оби окислами тяжелых металлов, существует и технико экономическая неопределенность в проекте.

Во-вторых, по существу, необходимо прямо поставить вопрос: «А так ли нужна Горному Алтаю именно ГЭС?» Сейчас здесь сложилась такая ситуация (как и по всей Сибири), что Алтаю действительно не хватает электроэнергии, он нуждается во вводе новых генерирую щих мощностей. Непосредственно в Горном Алтае дефицит этот со ставляет около 1,5 млн. кВт, что равно примерно мощности полуто ра ТЭЦ-5 в Новосибирске.

В-третьих, для строительства ГЭС потребуется расход энергии, равный мощности планируемой станции, поэтому затраты на само строительство, как минимум, удвоятся. Но где же, хотя бы на пери од возведения ГЭС, взять эти мощности? В соседних регионах ее из бытка не наблюдается.

Следовательно, в-четвертых, существует, прежде всего, необходи мость ввода нового блока хотя бы на соседней, Бийской ТЭЦ, и транс портировки в дальнейшем электроэнергии путем сооружения двух цепной линии электропередачи напряжением 220 кВт. Отсюда воз никает вопрос: есть ли в этом случае смысл в возведении ГЭС, когда указанный вариант решения проблемы полностью покрывает пот ребности Республики Алтай в электричестве?

В-пятых, что касается экономической стороны вопроса, то воз никает и тут сомнение в запланированной москвичами стоимос ти одного киловатта установленной мощности в 1 тысячу долла ров США. Есть самый свежий пример в строительстве Богучанс Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов кой ГЭС на Ангаре, где стоимость того же киловатта в похожих ус ловиях в полтора раза выше.

В-шестых, хочу отметить, что все расчеты проведены приблизи тельно. Но сама альтернативная идея с вводом нового блока на Бийс кой ТЭЦ заслуживает серьезного обсуждения всеми заинтересован ными сторонами»… Что же, в альтернативных идеях всегда есть доля истины. Пусть специалисты предлагают, спорят, советуют. Нам остается лишь вдумчиво прислушиваться к ним… И не забудем, что Обь с ее глав ными притоками давно манила воображение не только ученых и краеведов, но и поэтов.

Одним из них, как ни странно, был известный английский поэт XVII века Джон Мильтон. Он, представьте, переписывался с царем Алексеем Михайловичем, свободно ориентировался в географии Русского Севера и даже Обской губы, знал имена первых русских землепроходцев в этом регионе… Очень бы хотелось, чтобы его поэма «Потерянный рай» не передала свое название Горному Алтаю, если с Катунью (а значит, и с Обью!) случится непоправимое. К чему нам в заповедных местах Сибири «взмыленные спины рек»? Пусть текут себе спокойно и величаво… Преображение?

«Разработать и осуществить меры по ускорению пе рехода на водосберегающие технологии орошения, бе режливому использованию водных ресурсов и земель ных угодий...

(Основные направления экономического и социального развития Алтая на период до 2000 г.) Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов На окраине Славгорода — почти в центре Ку лундинской степи — появился очень своеобразный ме мориал. Называется он — «Преображенная целина». В основе его помимо внешне традиционных линий и при вычных архитектурных компонентов — действую щий агрегат «Волжанка», который демонстрирует преимущество поливного гектара.

Контраст между травой, вызревшей на поливе, и богарным участком впереди мемориала настолько ве лик, что волей-неволей останавливаешься и любуешь ся густым ворсом изумрудного ковра в мириадах мель чайших брызг-бисеринок.

Действительно, мелиорация стала здесь продолже нием целины, вторым этапом преображения края. Ме лиорация была призвана сыграть ведущую роль в реше нии продовольственной программы на Алтае.

С признательностью отмечаю, что моя команди ровка на Алтай была встречена руководителями края очень доброжелательно. С их помощью.удалось про ехать по всей зоне мелиорации и групповых водопро водов. Причем, проехать дважды, преодолев в общей сложности свыше трех тысяч километров.

Великий природолюб Михаил Пришвин как-то ска зал — мечтай сколько тебе захочется, но знай: и за будущее, и за прошлое отвечает одно только насто ящее. Так, наверное, обстоит дело и с экономической необходимостью хозяйственного освоения земли ин дустриальными методами с одной стороны, а с дру гой — не менее насущной необходимостью защиты ок ружающей среды, ибо последнее связано с нравствен ной ответственностью общества перед будущими поколениями.

Вот почему столь велико нынче исключительное, пристальное внимание общественности к экологичес ким проблемам. В свете этого не так уж случайным выглядит то, что даже съезд писателей России, со стоявшийся в конце 1985 года, принял чуть ли не эко логическое направление.

Вадим Михановский «Преображение»

ЗаДаЧа и оТДаЧа С чего все начиналось... Наверное, с многочисленных, постоян но повторяющихся засух. Целина в самые первые годы, как извес тно, сразу же отозвалась на старания хлеборобов, одарив их неви данными до сих пор урожаями. До 260—280 миллионов пудов еже годно ссыпал в государственные закрома Алтай во второй полови не 50-х годов вместо предыдущих 150-ти. А потом началось!.. Пыль ные бури перечеркивали всю работу земледельцев. Плюс засухи — особенно в Алейской и Кулундинской степях. Получалось так, что в среднем только два раза в десятилетие радовала Кулунда хлебороба.

Даже в самых передовых хозяйствах земледелие было убыточным.

Убыточно оно в подавляющем большинстве хозяйств и сейчас. Тем не менее, (по данным СО ВАСХНИЛ), труженик засушливых райо нов Кулундинской степи на Алтае и в Новосибирской области обра батывает земли в два раза больше и выращивает в 1,5 раза больше скота, чем в среднем по стране. Да, большие нагрузки испытывают работники сельского хозяйства в этих районах.

А засухи... Оказывается, не столь уж неожиданны они. Бич этот над житницей Западной Сибири занесен давно и хлещет преболь но многие-многие десятилетия. В конце девятнадцатого столетия в Прииртышье и в Кулунде зачастую не оправдывались даже семен ные затраты... В 1896 году пыльные бури поздней весной вырвали из пашни семена и перенесли их за сотни верст на северо-восток.

Кстати, ровно через 70 лет история повторилась. Из северо-восточ ных районов Алтая, прилегающих к Новосибирской области, пыль ные бури перебросили почти треть семенного материала за 80— километров и «высеяли» его над поймой Оби. Пришлось хлеборобам края пересевать большие площади в начале июня.

Но вернемся к началу XX века. Новое столетие началось самым не урожайным годом за минувшие пятьдесят лет. В Славгородском и неко торых других уездах только-только «вернули семена», намолотив чуть больше двух центнеров с гектара пшеницы и четыре центнера ржи.

До первой мировой войны засуха напоминала о себе еще триж ды. А в 1920 году... Впрочем, предоставим слово председателю цен тральной комиссии по восстановлению разрушенного хозяйства (ЦЕКОХОЗа) В. Соколову. В «Спутнике коммунара» (Издание Но вониколаевского губкома, № 1-2, 1922 г.) Соколов писал о том, что Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов 1920 год превзошел «даже 1901 год... В Славгородском уезде собра ли: пшеницы по 8,2 пуда, озимой ржи — 20 пудов, овса — 7,4, трав — 27 пудов при среднем сборе за 5 лет по 62 пуда...»

Засуха довершала то, что не успевала сделать разруха. Рыночные цены на хлеб в Барнауле и в Новониколаевске подскочили в 1920— 1921 годах в два с лишним раза. Фунт пшеничного хлеба стоил 100, а фунт картофеля — 20 рублей (при госцене — 2,8 рубля и 1,5 рубля соответственно).

Если же говорить в целом, то в Юго-Западной Сибири в течение столетия почти каждый третий год был засушливым.

Как же боролись с этим бедствием?

По общему мнению специалистов СО ВАСХНИЛ — до последнего времени эта длительная борьба велась лишь с последствиями засухи и эрозии, а не с их причинами. Упор делался на какой-то один или несколько (на первый взгляд эффективных) приемов. А нужен был научно обоснованный комплексный подход к решению таких боль ших и сложных проблем, включающих в себя соблюдение правиль ного водного режима полей и лугов, расширенное воспроизводство плодородия почв, наконец, восстановление нарушенного экологи ческого баланса степных зон Западной Сибири, в частности основ ной ее житницы — Алтая.

Впервые на майском (1966 года) Пленуме ЦК КПСС мелиорация была поставлена на одну ступень с программой освоения целины.

Алтай — было решено тогда же— должен стать крупнейшим регио ном орошаемого земледелия в Сибири. Цель: устойчивое производс тво зерна и кормов для животноводства.

Позже, в «Основных направлениях экономического и социально го развития края на период до 2000 года» предусматривалось про должение оросительной работы в Кулундинской степи.

К этому времени стали вырисовываться контуры огромной рабо ты, начатой два десятилетия назад: Алейская оросительная система с одним из крупнейших в Западной Сибири ирригационным узлом — Гилевским водохранилищем в верховьях реки Алей;

Чарышский групповой водопровод;

Кулундинский канал...

Начиная с 1966 и по 1985 годы в мелиорацию и водоснабжение края было вложено около 800 миллионов рублей. По 40 миллионов в год! Но это в среднем. А темпы освоения капиталовложений росли, так сказать, в геометрической прогрессии. Судите сами: 47 милли Вадим Михановский «Преображение»

онов рублей в восьмой пятилетке, 350 миллионов — в девятой, поч ти столько же — в 1985 году.

В мелиорацию земель края только по линии Минводхоза РСФСР было направлено 600 миллионов рублей. Объекты:

— ввод в эксплуатацию 100 тысяч гектаров орошаемых земель;

— завершение строительства Алейской оросительной системы и Новотроицкого массива в Родинском районе;

— продолжение сооружений Бурлинской оросительной системы, которая должна действовать на площади более 80 тысяч гектаров.

Таким образом, годовые объемы работ возрастают до 120 милли онов рублей: на треть больше, чем в 1985 году.

Столь внушительные цифры, наверное, и не снились руководите лям края полтора десятилетия назад!

И еще цифры: регулярное орошение действует сейчас на площади 83 тысячи гектаров, да с помощью передвижного иригационного обо рудования орошается еще 34 тысячи гектаров. В крае обводнено бо лее одного миллиона гектаров пастбищ. Да плюс еще свыше 45 тысяч гектаров осушенных земель и подвергнутых лиманному орошению.

В минувшую пятилетку обводнено и реконструировано 465 тысяч гектаров. Протяжение групповых водопроводов составило почти километров. По рукодельному руслу Кулундинского канала длиной в 182 километра обская вода начала поить Кулундинскую степь.

Первые итоги таковы: каждый орошаемый гектар дал в 1985 году шестикратное увеличение продукции в сравнении с богарным. На полутора процентах поливных земель от общего количества сельхо зугодий края произведено 90 процентов овощей и 10 — кормов.

Арифметика, конечно же, впечатляющая. А главное прежде все го в том, что драгоценный дар природы — вода пришла и дала жизнь там, где ее раньше не было... Преображение земли ценой почти в миллиард рублей.

аЛеЙСКаЯ ороСиТеЛЬнаЯ В справочниках сорокалетней давности говорится о том, что при токами Оби и самой Обью орошается почти 88 процентов территории края. Сейчас этого мы уже не сказали бы. Многие малые речушки, увы, прекратили свое существование 15—20 лет назад. Причины?

Мы еще к ним вернемся.

Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов Самый крупный из левых притоков Оби в пределах края — Алей, длиной по главному руслу без малого 900 километров. Вспоминаю фразу, вычитанную у одного из алтайских писателей лет тридцать назад: Алей река степная и по-степному степенная... Автор, навер ное, в то время не был в верховьях Алея. Там река по-горному быстра и шумлива, ни о какой степенности и речи быть не может.

Впервые мне довелось побывать здесь в 1956-м. Начинается Алей в отрогах Тигирецкого хребта. В 1985-м я вновь очутился в районе истока у села Верх-Алейка. Именно здесь — истинный исток Алея.

Бассейн Алея — важнейший экономически район Алтая. Здесь расположено свыше 40 крупных промышленных предприятий, а сельское хозяйство дает четверть всего зерна и почти две трети са харной свеклы. Посевы сильных пшениц в этой зоне составляют бо лее 30 процентов от общего размещения их в крае. Наконец, здесь чуть ли не половина орошаемых земель на сегодняшний день.

В. Бивалькевич, зам. председателя краевого АПК: «В перспекти ве роль бассейна реки Алей в народном хозяйстве края будет возрас тать. Предусматривается формирование многоотраслевого промыш ленного комплекса, включающего производство с/х машин и горно рудную промышленность, развитие легкой и пищевой промышлен ности, и, конечно же, дальнейшее расширение поливных площадей для интенсификации кормопроизводства».

Такова в сжатом виде перспектива дальнейшего освоения этой зоны. Земледелием в этих краях занимались с незапамятных вре мен. У сел Гилёво, Ново-Склюиха, Ново-Александровка, Ильинка и Нечунаево в раскопанных могильниках обнаружены зернотерки и каменные мотыги трехтысячелетней давности, Первые русские поселения возникли в бассейне Алея в начале XVIII века, когда проходил здесь торговый путь из Бухары. Шипу ново, Нечунаево, Быково, Поспелиха, образованные в 1747-1748 го дах, держали ямщицкие дворы, но были сугубо земледельческими.

А в верховьях Алея началось строительство рудников: Змеиногор ского, Петровского, Гольцовского, Лазурских, Черепановских... В 1774-1775 годах начал работать Алейский (в с. Верх-Алейск), через 10 лет — Локтевский, еще через 20 — Змеиногорский серебропла вильные заводы...

Вадим Михановский «Преображение»

Все они, вместе взятые, работали на древесном угле, хищничес кая вырубка лесов в округе привела к опустошению прилегающих горных склонов. Часть заводов прикрыли... Но облысевшие горные склоны перестали задерживать снег и Алей частично обмелел.

И все же предпринимались попытки сделать реку судоходной. В отдельных местах стали расчищать русло и углублять его. Был даже такой прожект: «Включить Алей в транспортную систему Сибири — сплавлять по нему и далее по Оби, Енисею, Ангape хлеб с Алтая на Нерчинские заводы и обратно — руду».

Но вернемся к современным проблемам бассейна Алея, потому что именно тут сейчас, как в капле воды, отражается хозяйственная деятельность человека и ее последствия, а также поиски комплекс ного решения насущных проблем дня сегодняшнего и завтрашнего.

Кинем еще раз взгляд в прошлое. К середине 20-х годов нашего столетия на Алее и его притоках были построены десятки прудов для функционирования водяных мельниц. А любая запруда, как извест но, тормозит сток воды... Натиск на земельные и водные ресурсы про должал возрастать. В 50-е годы в бассейне было дополнительно рас пахано около полумиллиона гектаров — зачастую «под урез» Алея и его притоков, озер. Общая территория распаханности прилегающих к Алею земель составила почти 55 процентов. Это привело, к тому, что оголенные склоны поймы стали интенсивно отдавать реке, при токам и озерам самый плодородный — гумусовый слой. Общее же об меление водоемов неизбежно вело к следующей ступени: в 60-х годах большинство притоков Алея прекратило свое существование, высо хло больше половины озер, а сам Алей перестал разливаться. В ре зультате, пойменные луга лишили прилегающие хозяйства отлично го сена, которого из года в год хватало на долгую сибирскую зиму.

Добавлю, что в целинные годы здесь были распаханы и лесоза щитные полосы. К чему все это привело?

Ф. ШиПуНОВ, заведующий лабораторией биосферных исследо ваний АН СССР: «В среднем, в бассейне, кроме чернозема, потеряно с каждого гектара около 70% перегноя, около 40% азота, свыше 35% калия и т. д. Для того, чтобы создать в благоприятных естествен ных условиях два-три сантиметра гумусного слоя, требуется от до 1000 лет!.. Многие могут спросить, где находит свое пристанище пыль, унесенная с черноземов?

Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов Она частью забивает близлежащие овраги и балки, понижения в рельефе, залегает у изгородей и строений, уносится в дальние края, откладываясь на озерах и реках... в лесах и болотах... обнаружива ется даже на льдах Антарктики и Арктики...»

Слова эти принадлежат человеку, который родился и вырос на Алтае. В необъективности Фатея Яковлевича как ученого подозре вать не приходится, в пристрастии же, как выходца из этих мест, можно бы, иаверное. Но ведь это та самая страстность «гражданина своей страны, которая и делает его заинтересованным в разрешении экологических проблем не только на своей малой родине...

А пока о предмете нашего разговора — об Алейской оросительной системе — АОС.

Мысль о сотворении ее родилась давно. Из краеведческой литера туры известно, например, что еще в 1913 году сельский сход деревни Веселый Яр (в 40 километрах от Рубцовска) посылал ходоков в Госу дарственную думу. Многочисленные засухи погнали алейских мужи ков в Питер с просьбой «строить орошение». Конечно же, царское пра вительство отказало сибирским ходатаям в просьбе. А позже, как из вестно, военная разруха заслонила эту проблему. Но в 1933 году был составлен проект Алейской оросительной системы и ее стали соору жать на 11 тысячах гектарах, По тем временам это было уже кое-что!

Каналы прорывались самотечные, полив шел напуском. Осенью на деревянной водоподъемной плотине металлические затворы опус кались, а весной поднимались... Плотина эта прослужила 40 лет. Но главный канал с самотечным водозабором «работает» на несколько хозяйств и сейчас. Расход воды в канале рассчитан на 10 кубометров в секунду. Иными словами, этой воды не хватило бы жителям Руб цовска для полива своих огородов.

Новая АОС — детище необходимости. В комплексе с Гилевским водохранилищем она должна была буквально спасти реку и обес печить водой не только сельскохозяйственные, но и промышлен ные предприятия. Отдадим должное строителям Гилевского гид роузла, что в верховьях Алея. До этого они возводили объекты под эгидой Иртышгэсстроя и многому научились там. Вместе со спе циалистами Алтайсовхозстроя и тружениками прилегающих хо зяйств почти все стройматериалы изыскали на месте. На отсып ку плотины и смежные с этим работы должно было уйти по проек ту 4 миллиона кубометров суглинка и скальных пород, да треть к Вадим Михановский «Преображение»

этому — песчано-гравийной смеси. Все это нашлось, как говорит ся, под ногами, а суглинок — в ложе будущего рукотворного моря.

На месте, таким образом, использовали почти 98 процентов стро ительных материалов. Только цемент и металлическая арматура были привозными. На стройке работала мощная техника — око ло 60 могучих БелАЗов и КрАЗов, столько же экскаваторов, скре перов, бульдозеров... Для сравнения: мощность машин и механиз мов в шесть с лишним раз превышала условные лошадиные силы, применявшиеся на строительстве Днепрогэса. Время тогда было, естественно, другое.

Сейчас привыкли мы к иным масштабам. В этот же примерно пе риод газеты пестрели сообщениями о гигантских стройках на Анга ре, Енисее, в Средней Азии. Куда там Гилевскому гидроузлу до них, ставших чуть ли не символом нашего стремительного века!

Но на Алтае оно, это рукотворное море, самое крупное. Занимает площадь почти 60 квадратных километров, при средней глубине метров. Вместительность — около 480 миллионов кубометров. Пло тина протянулась почти на 3 километра, высотой в русловой части — до 23 метров.

В. БиВАльКеВич: «Гилевский гидроузел — форпост соору жений АОС. По заранее разработанному графику мы имеем воз можность сейчас получать для орошения необходимое количес тво воды на 52 тысячах гектарах земли, входящей в зону систе мы. По графикам обводняется и пойма реки Алей в нижнем бьефе гидроузла. Водой обеспечено 10 районов края с городами Змеино горск, Горняк, Рубцовск, Алейск и девятью поселками городско го типа...»

Итак, теперь стало в принципе два Алея: от отрогов Тигирецко го хребта и до водохранилища — один, второй — от Гилевского и до впадения в Обь. Соответственно, и две оросительные системы — ста рая и новая. В этом преображении, как и в обосновании генерально го плана строительства АОС, участвовала, можно сказать, вся стра на. Строители-мелиораторы Средней Азии, Прииртышья, Алтая, проектировщики институтов Росгипрозем, Ленгипроводхоз, Алтай гипросельхозстрой, научно-исследовательского института Госст роя СССР, гидродинамики, почвоведения и агрохимии СО АН СССР, Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов Главного управления геодезии и картографии, Львовского и Ленин градского университетов, Алтайского сельхозинститута... Все они, вместе взятые, детально расписали и обосновали:

— поля севооборотов;

— площади весенних и зимних теплиц;

— площади утепленного грунта, садов и ягодников;

— количество скота и его обеспеченность кормами (до 125%);

— урожайность и продуктивность;

— типы оборудования насосных станций;

— связь и управление;

— жилые поселки мелиораторов;

— государственную компенсацию колхозам и совхозам в зоне затопления;

— возведение жилых и производственных построек на новом месте;

— нормы расхода воды на поливе... и многое, многое другое.

Двадцать две тысячи гектаров в зоне АОС должны помочь увели чению валовой продукции в два раза и отдельно овощей — в 4— раз. Ширина этого оазиса между Рубцовском и Поспелихой около километров, длина — свыше 100...

У меня хранится фотография: левобережье Алея в засушливый 1959 год — все в трещинах-разводах, как разбитое зеркало. Подоб ную землю в зоне пустынь показывают обычно по ТВ...

А теперь, с высоты птичьего полета, кругом — узкие блестящие полоски отводящих каналов и радуга-дуга, много радуг от дожде вальных машин. Вертолет ныряет чуть ниже — к одной из сорока трех насосных станций, которые гонят воду из магистрального ка нала в отводящие.

Станция — каркасного типа железобетонная постройка. Лю дей нигде не видно. Автоматика! Она сама отключает насосные агрегаты станции, как только перестают работать на полях дож девальные установки. Лишь вспомогательный насос продол жает поддерживать давление воды в сети. Но стоит опять зара ботать всем этим «Фрегатам», «Кубаням» и «Днепрам» на по ливе — насосные агрегаты станции тут же отреагируют и про изойдет их самовключение. Всем процессом «командует» прибор — расходомер.

Вадим Михановский «Преображение»

В Рубцовске находится центральный диспетчерский пункт — ЦДП — мозг телемеханизированной Алейской оросительной сис темы. На одной из стен — огромная карта-схема, на ней наглядно дублируются показания приборов и полностью вся обстановка на АОС, вплоть до возникновения аварийных ситуаций на насосных станциях. На ЦДП дежурит всего один человек, сменный инженер в белом халате... Вернуться бы мне на четверть века назад. Никуда бы из этих мест не уехал! Как говорят сейчас, переориентировался бы в профессии.

В. БиВАльКеВич: «АОС должна дать Алтаю образцовую жит ницу, молочную ферму, сад и огород. Благодаря этому здесь вырас тут перерабатывающие предприятия сельскохозяйственной продук ции. АОС к тому же призвана поправить природу в интересах эколо гии. Рукотворный дождь на сотнях гектарах, лесопосадки, ягодни ки. Представляете? Проектировочная мощность Алейского канала — 30 кубометров воды в секунду».

... Сижу за словарями... Статьи в них под названием «Вода» за нимают, оказывается, не так уж мало места. Здесь можно встре тить воду «вольную», «живую», «мертвую» и «отжилую», «полую» и «прибылую», «сухую» и «жирную», «малую» и «большую», даже — «чайную». Есть вода «вторая» — от таяния снега на весенней земле, «вода коренница» и «вода леденица» — в первые дни после вскрытия реки... Нет, совсем не случайно в народе родилось столько диалек тологических «приставок» к слову, за которым стоит сама жизнь.

Вспомним, хотя бы, шутливое: «и, выходит, без воды ни туды и ни сюды», или вот еще: «не вода, вам тут, видно, жить — не климат!..»

Но почему-то не нашел я в словарях «дренажной воды». А понятие существует давно.

Построить поле, как говорят мелиораторы, это значит: береж но снять плодородный слой, выровнять бульдозерами место, засы пать дренажную подушку из песка и гравия, а после все это на крыть двумя слоями нового плодородного слоя. Главное же — в са мой системе необходимо проложить глубинные дренажные трубы и коллекторы, по которым должна уходить грунтовая вода. Сле дом обильными струями нагнетаемой воды из канала растворя ют соли и одновременно сгоняют с полей дренажные воды... Ну а Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов дальше, скажем, Алейский канал должен пропускать для поли ва те самые 30 кубов в секунду «живой» воды. Остается лишь пос тоянно контролировать: не поднимается ли к поверхности соль и тому подобное...

аоС ПЛЮС ЧарЫШСКии ГрУППоВоЙ ВоДоПроВоД Агропрома как такового в то время на Алтае еще не было. Но мно гие вопросы, связанные с интенсификацией сельского хозяйства, в том числе и мелиорацией, решались уже в комплексе. Тем лучше для агропрома, который имеется сейчас: ему остается «довести до ума» работу, начатую два пятилетия назад.

Чарышский групповой водопровод... Ростовский институт Южгипроводхоз проектировал, а созданный для этой цели в Барна уле трест Алтайводопроводстрой возводит его. Водопровод уже дал частично воду шести районам из семи запланированных. Длина его с разводящими сетями, которые сооружаются и эксплуатируются за счет хозяйств, почти 1300 километров. Вода берется не в самом Ча рыше (река до недавней поры считалась одной из самых чистых в Сибири), а под руслом правого берега. Образно говоря, сделан укол под дно и через эту «иглу», а точнее «иглы», насосные станции Ча рышского водопровода доставляют воду к башням-гасителям у на селенных пунктов. После них вода из резервуаров распределяется в разводящие сети.

Справка: «В зоне Чарышского водопровода 236 населенных пун ктов. Территория — 1,5 миллиона гектаров. Каждые 100 метров со оружения обходятся государству в 3,5 тысячи рублей. На каждый километр магистрали и отводов затрачивается (в зависимости от диаметра стальных труб) от 11 до 65 тысяч руб. Каждый кубометр чарышской воды обходится пока государству в 56 копеек. Населе ние, около полумиллиона человек, вносит плату за кубометр чуть более 10 копеек».

Строительство Чарышского подходит к концу. На очереди в крае Родинский (520 километров) и Благовещенский (около 1 ты сячи км). Но от него в качестве самостоятельного может отпочко ваться Каменский групповой. Пока же, без учета последнего, сто Вадим Михановский «Преображение»

имость кубометра воды в двух новых будет в 1,5 раза выше, чем у Чарышского... Дорого! И все же государство идет на эти затра ты. Надо!

Работа на строительстве групповых водопроводов вахтовая: неде лю в поле, неделю дома. Основной контингент рабочей силы — из местных. Готовая работа — в основном под землей. На сотни кило метров. Каким образом проверяют качество? Как у нефтяников и га зовиков: рентгеном.

Но, предположим, с помощью рентгена зафиксирован брак. Вы капывать перекапывать? Тратить дополнительно десятки тысяч рублей? Бывает, конечно, и такое. Вернее, было. Хотя тоже крайне редко... На трассе строительства отработан и четко налажен «про межуточный» контроль: каждый исполнитель, завершив свой неде льный цикл работ, сдает его тому, кто заступает на следующую не дельную вахту.

Таким образом, все они — слесари-трубоукладчики, сварщики, машинисты землеройных машин — сначала контролеры чужой ра боты, а через неделю — ответчики за свою. Как говорит управляю щий трестом Алтайводопроводсельстрой Эдуард Гаммер, зона особо го внимания на трассе — рабочая честь.

Первое время к нему валом валили сезонники. В тресте и специ альный отдел, и заместитель по кадрам, но «новенькими» Гаммер ведает только сам. Черноглазые молодцы с Кавказа в кабинет вры вались стремительно:

— Хозяин, прими! Большой опыт имеем. Газопровод на Севере строили! Приехали вам помочь.

— Молодцы... Сдадите пробу, оформим.

Некоторые заворачивали сразу же: молва о пробе шла впере ди Гаммера. Сварочная проба в его присутствии подвергалась строжайшей проверке не только рентгеном, но и обязательно на разрыв.

Э. ГАММеР: «Пусть не хватает людей, но нерадивому надо отка зывать сразу же. А желающих научиться профессии — приглашаем!

Есть учебный пункт, стажировка под началом опытных мастеров...

И потом: почему обязательно в сварщики? А чем хуже изолировщи ки-укладчики? С кадрами работать надо — убеждать, разъяснять, показывать...»

Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов Рассказывали, как Гаммер однажды «набил» летучку выпус книками ПТУ и повез на трассу к бригадирам Николаю Обидину и Алексею Хайтену... И ведь, действительно, есть на что посмот реть! Движется вдоль канала тяжеловесный изолировочно-укла дочный поезд из нескольких тракторов с различными навесными приспособлениями. Длинномерные плети стальных труб ложат ся на плечи могучих дизельных агрегатов. Одна машина зачища ет поверхность трубы, другая покрывает ее битумом и потом — изолировочной лентой. Следующий этап — укладка в траншею, засыпка и трамбовка грунта бульдозерами... Словом, единый по ток. Конвейер. Все, как на Тюменском Севере при прокладке га зовых магистралей! Спрашиваю у Гаммера: «Как воздействует строительство мелиоративных сооружений на жизнь в регионе?»

— Прежде всего в Поспелихе, в Шипуново, в Алейске наметилась в какой-то степени переквалификация местных жителей,— отвеча ет он.— Если в плотники-высотники не очень идут, уговариваем, то к специальностям с водительскими правами — чуть ли не очередь.

Но и тут есть одно «но»: чем сложнее машина, тем реже увидишь на ней местного парня. И все же свыше 60 процентов молодых кадров пришло к нам из этого региона.

Выросший некогда из передвижной мехколонны (ПМК), которая пришла на Алтай своим ходом из Северного Казахстана, трест стал мощным подразделением. Он располагает несколькими строитель но-монтажными управлениями, автотранспортными предприятия ми, заводами — трубным и сборного железобетона, деревообрабаты вающим производством, двумя специализированными ПМК, раз личными отделами и учебным пунктом. Это одно из крупнейших сельских предприятий Западной Сибири с 20-миллионным (в руб лях) годовым объемом работ. Конечно же, с помощью таких пред приятий перекраивается не только география малой родины, но и быт, сознание, растет потребность молодежи в новых профессиях, в высокой квалификации. А ввод в строй действующих дополнитель ных объектов соцкультбыта и в первую очередь жилья помогает не только тресту, но и хозяйствам более планомерно проводить и кад ровую политику. Молодежь, возвращаясь из армии, теперь не разбе гается по городам. Есть место для работы в подразделениях треста и «невестам». К тому же они, коль «женихи» не разбегаются, охотнее стали идти после окончания школы на животноводческие фермы.

Вадим Михановский «Преображение»

— Со школьной скамьи,— говорит Гаммер,— твердим: «кругово рот воды в природе...» А ему, этому круговороту, необходимо посто янно помогать, как и человеческому. Иначе — застой!

ЧТо ВенЧаеТ ВоДоХоЗЯЙСТВеннЫЙ КоМПЛеКС аЛТаЯ Если коротко, то после АОС и Кулундинского канала — Новотро ицкий и Златополинский массивы орошения, а также БОС — Барна ульская система орошения, управление которой будет полностью ав томатизировано, должна стать уникальной даже в масштабах стра ны... Массивы же как бы завершают собою Обь-Кулундинский водо хозяйственный комплекс.

...В первые годы целинной эпопеи бывать в Кулундинской зоне приходилось часто, особенно в Благовещенском, Табунском и Родин ском районах. Они переживали что-то похожее на второе свое рож дение. В бескрайней степи создавались целинные совхозы. Все уси лия были направлены на одно — выиграть битву за хлеб. Хлеб был главной заботой и новоселов и старожилов. И главной темой наших репортажей.

Пылила горячая степь. Так пылила, что солнце в этом сером ма реве проглядывалось, как через закопченное стекло... Вот в один из таких дней и состоялось знакомство с Григорием Ивановичем Яко венко — и поныне директором (тогда совхоза) госплемзавода «Ро динский». Хозяйство у него было и остается овцеводческим, в ту да лекую пору — рядовым, а сейчас — одним из лучших не только в республике, но и в стране. Выращивают здесь элитных овец тонко рунной породы.

— Дывысь, Мыкола,— показывает директор своему шоферу на отару белых овец в березовых колках,— из этого золотого руна, чтоб ты знал, шьют генеральские и маршальские мундиры.

— Ну и что? — невозмутимо вопрошает Николай, даже не взгля нув на овец.— Сто раз об этом слухаю.

Мы едем по асфальтовому шоссе. По обе стороны зеленый ковер вызревающих трав, их уже косят вовсю... Разговор о золотом руне и маршальских мундирах затеян, конечно, не для Николая.

— А ты, Мыкола, какой костюм носишь?— не унимается директор.

Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов — Мне что, бостоновый надевать?

— Да хоть раз надел бы, все-таки, считай, генерала возишь.

Николай бросает критический взгляд на сидящего сбоку шефа:

— Не! Не глядишься генералом. Худой, як тот ефрейтор.

Яковенко от души смеется... Внешне он почти не меняется. Такой же поджарый и, что удивительно, на седьмом десятке — ни одного седого волоса.

За что только не ругали его на протяжении этих тридцати лет!

Сколько выговоров на него навешано, снято, объявлено новых. А он твердо шел и продолжает идти к намеченной цели.

Григорий Иванович одним из первых в крае по-настоящему за нялся инфраструктурой, объектами соцкультбыта. Сейчас на цент ральной усадьбе поселка Мирный целые улицы прекрасных домов, отличная столовая, магазины, Дворец культуры, стадион, спортзал, летний бассейн, Дом быта... Добрый десяток лет здесь нет проблем с кадрами. Яковенко воспитал за это время много прекрасных специ алистов, которые сами сейчас руководят совхозами и добрым словом вспоминают своего первого директора.

Руководитель многоотраслевого хозяйства с большой долей кор мопроизводства, он отлично понимает, что плодородная земля — ос нова всей деятельности на селе. Самое рациональное использование ее в кулундинских условиях — хорошее культурное пастбище с обя зательным, но точно дозированным поливом и передовая техноло гия переработки трав и соломы. Он этому постоянно учится сам и учит других, обрастая талантливыми, творческими людьми, кото рые помогают ему вести племенное дело. И это его дело показало те перь не только району, но и целому региону перспективу в реальных условиях. Естественно, столкновение нового с привычным, устояв шимся не проходит гладко, бывает, и искры летят!

Яковенко убежден, что даже экспериментальные успехи должны под хватываться и распространяться хотя бы в передовых хозяйствах райо на, их необходимо как бы «включать» в звенья конечной продукции.

— Важна нравственная позиция самого труженика,— убежден Яковенко,— который заботится о конечном результате своего труда.

В конце концов, должен стимулироваться не труд, а сам человек за свой труд...

Это отступление от главной темы нашего повествования сделано лишь для того, чтобы показать, на какую благодатную почву пролились пер Вадим Михановский «Преображение»

вые капли рукотворного дождя, которого десятки лет ждали животново ды района. Не будем забывать о том, что и пшеница Кулунды не нужда ется в аттестации!.. По всем показателям она одна из лучших в мире.

Новотроицкий орошаемый массив, расположенный в конце 180 километрового канала, как и Златополинский, помимо своего пря мого назначения — дать воду на поля госплемзавода «Родинский» и совхоза «Даниловский», несет дополнительную нагрузку: опытную.

Ирригация в таких масштабах проводится в Сибири впервые.

Специалисты Алтайской опытно-мелиоративной станции отмеча ют, что одно из отличий Кулунды в сравнении, скажем, с волжски ми и донскими степями— довольно широкое распространение дли тельной сезонной мерзлоты. Поэтому взаимодействие влаги и теп ла и температуры в почве и в воздухе проявляется здесь ежегодно не одинаково. А под влиянием орошения возникает по существу новая природная среда.

Из оценки назначения Златополинского и Новотроицкого масси вов Государственной экспертной комиссией Госплана СССР: «Про верка, отработка и совершенствование в производственных услови ях водохозяйственных мероприятий, обеспечивающих получение высоких урожаев, дальнейшее внедрение прогрессивных и экономи ческих форм в проектирование, строительство и освоение новых ир ригационных сооружений...»

Надо все же отметить, что маленький, совсем крохотный опыт орошения в своем хозяйстве Яковенко имел и раньше. Локальное орошение на базе водоемов-накопителей с помощью подземных вод применяется в Кулундинской степи давно. Но подобные водоемы ни когда не решили бы проблемы в целом.

Затраты на строительство массива должны окупиться за 12 лет.

Но Яковенко уверен, что это произойдет на год-два раньше. При киньте сами, на орошаемых землях планируется такая средняя урожайность:

— зерна 25-30 центнеров с гектара (при 10-11 за последние годы);

— кукурузы на силос — 400 центнеров (вдвое больше);

— многолетних трав—150 центнеров (впятеро больше);

— выход молока и мяса — вдвое больший;

— травяной муки в гранулах — вдвое больше;

Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов — сахарной свеклы — в два с половиной раза больше;

— картофеля и овощей — в три раза больше;

— шерсти — на 50% больше (у Яковенко—на 60%).

Цифры эти самые, что ни на есть усредненные. В госплемзаводе «Родинский» на общем собрании коллектива к каждому из показа телей сделана прибавка процентов на 10—15. Поэтому и уверен ди ректор, что затраты должны окупиться раньше.

Их еще несколько, строящихся и запланированных ороситель ных систем в крае — Бурлинская, Жилихинская (в пригороде Бар наула, для нужд трех крупных животноводческих комплексов и производства овощей и картофеля для краевого центра), Лосихин ская, Большая Черемшанская (в Шипуновском районе), Курайско Чуйская (в Горном Алтае) и Шульгинская (в пойме Катуни). Общая площадь их — свыше 18 тысяч гектаров... Ну и Барнаульская, на ко торой стоит остановиться особо.

В. БиВАльКеВич: «БОС — это почти 90 тысяч гектаров. При мерно столько же занимают все мелиосистемы в Алейско-Рубцовс кой и Кулундинской зонах. БОС — это 5 крупных районов с пример но одинаковой площадью орошения по 20 тысяч га. БОС — это вы числительный комплекс и новейшие средства телемеханики и связи и, как следствие, рациональное расходование воды и энергии. Нако нец, это — дополнительно на той же земле получение около 40 тысяч тонн зерновых, свыше 200 тысяч тонн сахарной свеклы и свыше тысяч тонн картофеля, молока и мяса...»

В редакции газеты «Алтайская правда» мне сказали еще вот что:

«БОС по мобилизации ресурсов на нужды человека не с чем пока срав нить. Нет пока в стране ничего подобного! Вот если такая аналогия:

мощная теплоэлектроцентраль вместо десятков тысяч примитивных котельных? Но и это лишь приблизительно характеризует систему...»

В институте Алтайгипроводхоз были более сдержанны: «БОС ут верждает в мелиорации края новый курс на максимальную отда чу земли и труда человека на всей территории громадной почвенно климатической зоны от Барнаула и до самой границы с Казахстаном в междуречье Касмалы и Барнаулки с примыкающими к ним уни кальными ленточными борами...»

Вадим Михановский «Преображение»

— Слушай меня! — заговорщицки улыбается председатель крае вого комитета физкультуры Владимир Иванович Левин.— Ты в спор те был не последним человеком, ты поймешь: пусть они себе строят!

Я разве возражаю? Меня интересуют всего два километра длины и сорок метров ширины. Ты меня понял? Да, канал! Это для них — подводящий, а для нас — гребной. Второе Крылатское! Звучит?..

Спокойные, возвышенные, деловые и восторженные оценки по лучены. А вот как отнесется к ним природа, окружающая среда? На этот вопрос, да и на многие другие, скорого ответа нам не получить...

Но послушаем еще одного человека, который все эти годы пишет о мелиорации на Алтае в местных изданиях.

и. ПРилиПчеНКО, автор книги «утоление», изданной в Бар науле в 1984 году: «С Чего начинается БОС? Источник орошения — Обь... В конце подводящего канала спроектирована мощная насос ная станция, которая взметнет воду по трубам на высоту 50 метров — двадцатиэтажного дома! Дальше с помощью каскада насосных станций вода поднимается еще почти на 80 метров, подается на во дораздел, проходит через систему аккумулирующих водохранилищ и распредканалов и попадает на поля, к высокопроизводительным дождевальным машинам...»

Возникает, вроде бы, еще один вопрос: к чему такая сложность?

Почему бы не соорудить, как это делается повсюду, водохранилища и брать оттуда воду для полива? Нет, оказывается, нельзя этого де лать: поднялся бы уровень грунтовых вод в междуречье и погубил бы ленточные боры... Только поэтому остановились на варианте с во допроводящими каналами.

По проекту их предусмотрено устлать полиэтиленовой пленкой (противофильтрационной): это поможет обской воде дойти к полям с очень незначительными потерями.

Ну и последнее. Так сказать, экологическое обоснование, без которо го сейчас любой проект не проект. Перечислением мероприятий зани маться не буду. Скажу лишь, что полностью гарантируется сохранение экологического фона в ареале, а кое-где — и восстановление водного ре жима малых притоков и озер, утраченное за минувшую четверть века.

Здесь планируется также трехкратное в среднем увеличение сельхозпродукции, в том числе и зерновых, а многолетних трав Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов — почти в шесть раз больше... О запланированной эффективнос ти в производстве мяса хотел, было, умолчать, но потом подумал:

а вдруг сбудется? К 2000 году — в шесть-семь раз больше, чем в 1985 году!

Действительно, а вдруг свершится? Как сбудется и то, что обская вода без всякого ущерба для самой реки и всего региона (а обской водой, заметим, пользуются и в Новосибирской, и в Омской облас тях) даст новую жизнь Алтаю, подпитает рыбоводные озера и малые реки... «Эффект будет исчисляться тысячами центнеров высокока чественной рыбы в год»,— читаю в «Алтайской правде». А в книге Прилипченко: «Ею (БОС то есть), объемом выполненных работ до конца текущего столетия... будут восхищаться, возможно, и внуки нынешних пап и мам средних лет!..»

а КТо ПроТиВ?

«Не то, что мните вы, природа:

не слепок, не бездушный лик — в ней есть душа, в ней есть свобода, в ней есть любовь, в ней есть язык».

(Ф. Тютчев) Передо мной небольшая книжечка «Наши степи прежде и те перь», изданная в пользу пострадавших от неурожая в 1891 году.

Автор — Василий Васильевич Докучаев, основатель отечественного почвоведения, стоявший у истоков современных знаний о биосфере.

Книжечка вышла через восемь лет после его фундаментального тру да «Русский чернозем» и является как бы популярным объяснени ем этого труда, изложением в доступной форме средств защиты рус ских степей от постоянного «истощения сил».

Начинает автор свой разговор с...лесов. Да-да, с тех самых, ко торые всегда и везде защищают местность от ветров, способствуют сохранению почвенной влаги и нормализации горизонта грунтовых вод, охраняют озера, ключи и реки от засорения и т. д. Все это, под черкивает Докучаев, «важнейшие, наиболее надежные и верные ре гуляторы атмосферных вод и жизни... источников». Уменьшение площади лесов тут же начинает отрицательно сказываться на степ ной житнице.

Вадим Михановский «Преображение»

Чтобы оздоровить степной организм, Докучаев предлагает три пос ледовательных ступени: «меры систематические и последовательные, как сама природа;

меры отстранения и ослабления тех причин, ко торые подорвали... земледелие, иссушили почвы, грунтовые воды и реки;

меры уничтожения зла стихийного и человеческого». В специ альной программе этих работ он выделяет, прежде всего, регулирова ние больших сплавных рек — вплоть до сужения их живого сечения, спрямления течения и устройства запасных резервуаров (но только в верховьях!), уменьшения их весенних разливов (но не с помощью ре гулировки основной водной артерии, а только лишь — мелких при токов и несудоходных верховьев)....В книге вообще делается упор на мелкие речки и верховья больших рек.

А регулирование водного хозяйства в открытых степях, «на во дораздельных пространствах», Докучаев видит в такой последова тельности: закладка прудов, расположенных по путям естественно го стока в степи весенних и дождевых вод «с обсадкой их берегов»

деревьями;

посадка живых изгородей с целью накопления снега и лучшего использования дождевых и весенних вод;

посадка сплош ного леса на песках и неудобьях;

использование артезианских вод.

При этом автор предлагает обязательную выработку норм, опреде ляющих площади пашни, лугов, леса, вод, застроек и дорог...

«У нас, в степной России требуется иногда один или два дождика для получения весьма хорошего урожая... бывали случаи, когда...

на искусственно орошаемых полях вырастали одни бурьяны…»

В основе сельского хозяйства, заключает ученый, лежат природ ные факторы: воды, воздух, грунты с уровнем вод, почвы со своими требованиями, фауна и флора со своими требованиями к человеку и его ведению сельского хозяйства. И все это до такой степени взаимо связано, трудноразличимо во взаимодействии природы и человека, что «безусловно необходимо иметь в виду, по возможности всю, еди ную, цельную и нераздельную природу а не отрывочные ее части...

без соблюдения данного условия нечего и думать вполне и правиль но использовать воду... организовать как следует «орошение, обле сение, борьбу» с оврагами и засорением наших важнейших речных артерий».

Добавлю в ужатом переложении, что без соблюдения этих усло вий ведение сельского хозяйства будет «биржевой игрой (выделено В.В. Докучаевым), хотя бы годами и очень выгодной».

Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов Ф. ШиПуНОВ: «Всюду, где идет длительное орошение чернозе мов, земледельцы наблюдают их деградацию: растет бесструктур ность и глыбистость, вынос из них питательных веществ. Вот по чему урожаи зерновых на поливных черноземах в среднем близки к урожаям передовых хозяйств на неполивных, а содержание бел ков в зерне на 3-4% ниже. Средний за 1971-1975 годы урожай ози мой и яровой пшеницы составил соответственно в Казахстане — и 11,5 центнера. Это показывает, что существующая система ороше ния черноземов не оправдывает себя.

Подбирая материалы о мелиорации в различных районах стра ны на протяжении всего 1985 года, удалось выявить как бы не что общее, что свойственно этой работе без различия регионов: это — метод проб, в самых широких масштабах, где подразумевает ся, что отрицательный результат — тоже результат. Ладно, в ма лых масштабах беда поправима! А в крупных? Объяснима и тре вога ученых по поводу последствий мелиорации в тех зонах, где эта работа ведется давно. Здесь, что называется, отрицательный результат лежит на поверхности. Он виден. А как быть с Алтаем, где пока только видны огромные объемы проделанной и ведущей ся работы, но нет еще результатов? Не переступают ли и тут «за претной зоны»?

Эволюция Земли, по свидетельству ученых, вошла в новое рус ло. Биосфера, окружающая нас, готова к переходу, условно го воря, в следующее состояние, подготовленное отчасти и челове ческой деятельностью. Но будет ли место нам в этом ее новом со стоянии? Как узнать, где та запретная черта, которую человек не имеет права переступать, воздействуя на среду тем или иным способом?

Прежде всего, наверное, необходимо перестать пополнять ошиб ками, так сказать, чашу терпения биосферы — во всех своих прояв лениях и теперь уже и в самом малом!

Взывать безадресно к совести, морали, нравственности? Не назы вая фамилий и должностей? Надо! Потому надо, что адрес становит ся общим: человечество. Мы с вами. Взывать необходимо к каждому и ко всем вместе. Воспитывать и перевоспитывать людей всех воз растов и особенно молодежь в духе нравственной экологии.


Вадим Михановский «Преображение»

Р. ВАСильеВСКий, доктор исторических наук, заместитель директора института истории, филологии и философии СО АН СССР: «Возрастание роли Сибири в развитии народного хозяйства страны... усиливает важность исследований об историческом, соци альном опыте и уроках прошлого по индустриальному освоению...

Учет и использование исторического опыта в хозяйственной практи ке, особенно при реализации крупных проектов, позволит избежать многих материальных и моральных издержек...»

Зададимся вопросом: где, прежде всего, начинается «ломка дров»

при составлении различных проектов, так или иначе связанных с вмешательством в природу? Ответим: на средних ступенях админис тративной лестницы. Именно здесь начинают зарождаться довольно смелые «прожекты», главный порок которых — отсутствие веских доказательств в нравственности задуманного. За редким исключе нием все они составляются по принципу: «один пишем, два в уме», где вторая часть незатейливой формулы как само собой разумеюще еся предполагает заем без отдачи у грядущих поколений.

Причем, жизненность подобных проектов зависит не столько от их обоснованности, сколько от пробивной способности отдельных руководителей, которые потрясающе вовремя умеют произносить фразы о государственной необходимости предлагаемого деяния.

Новосибирская область по водоемам — одна из самых богатых на востоке страны. На ее территории около 3 тысяч озер и 360 малых рек, тысячи артезианских скважин. Прибавим к этому 400 километ ров реки Обь. А воды (которой, вроде бы, залейся!) не хватает — и в Новосибирске, и в Академгородке, и в Бердске. Нет, ее подают! Но...

за счет сброса из водохранилища ниже проектной отметки.

Прибавим к сказанному еще и загрязнение реки впрямую, без очис тных сооружений, заводами «Сиблитмаш», авиационным имени Чка лова, инструментальным и более мелкими предприятиями. Их, руково дителей предупреждают, журят на сессиях исполкомов, на районных, городских и областных конференциях. Даже штрафуют. Но штрафы за счет предприятия не бьют непосредственных виновников по карману...

Все сказанное о Новосибирске в полной мере можно отнести и к Барнаулу. По свидетельству прокурора Тамары Александровны Кор ниловой, «к предприятиям, допускающим грубейшие нарушения, относится в первую очередь производственное объединение «Химво Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов локно», из года в год допускающее залповые сбросы неочищенных вод. Один такой «сброс наносит ущерб только рыбопитомнику на сумму около 70 тысяч рублей, причем в деньгах измеряют лишь сто имость погибших эмбрионов ценных пород рыб...»

Помнится, как осенью 1985 года по ЦТ выступали в передаче об отношении человека к окружающей природной среде писатели Сер гей Залыгин и Валентин Распутин. Последний прямо заявил, что надо ваять и памятники бесхозяйственности тоже, вывешивать на всеобщее обозрение портреты тех, кто наносит ущерб природе. По жалуй, такая своеобразная профилактическая мера могла бы сыг рать большую роль в воспитательных целях. У Карла Маркса в од ном из черновых набросков к «Критике политической экономии»

есть определение труда как положительной, творческой деятельнос ти человека. Если вдуматься в это определение, то существует, зна чит, и отрицательная деятельность — противница творческого отно шения к труду. Но отрицательная деятельность ни отдельной лич ностью, ни обществом компенсироваться, как известно, не может.

Возвратить можно потери — и то лишь материальные, но не нравс твенные... Значит, отрицательная деятельность как антипод тру да ведет к невозвратным потерям с точки зрения и нынешнего, и грядущих поколений. И, значит, с любыми проявлениями этой де ятельности надо повести самую решительную борьбу, опираясь на общественность.

Но вернемся к разговору о том, что помогло бы избежать во мно гом дальнейших ошибок в деле промышленного освоения Алтая, как и Сибири в целом.

л. БАДАеВ, академик ВАСХНил: «Хуже обстоит дело с конт ролем: задача не только осушить или обводнить земли, а делать это так, чтобы не просто осуществлялась интенсификация с/х произ водства, но и постоянно принимались меры по охране природы...

Осушить или напоить почву... Это надо сделать грамотно, чуть ли не ювелирно».

А есть ли такой прибор, который способен увидеть «запретные отметки», дальше которых— ни-ни! В принципе такой прибор име ется, вернее технология его изготовления. Потому что для каж Вадим Михановский «Преображение»

дого большого проекта в данном регионе создавать такой прибор приходится, хоть это и дорогое удовольствие, в разовом исполне нии. Это — математическая модель. Но, на мой взгляд, название «экологическая» было бы точнее, ибо в чисто математические па раметры необходимо добавить, так сказать, «лирическую» оснас тку, заложив в электронную память модели и социальный харак тер задуманного... Поможет ли одно это избежать ошибок? В ка кой-то степени — да. А что будет продолжать мешать? Лишь одно:

нечестность.

Мы ведь знаем, что описание любого объекта или процесса спе циальными средствами, введение в будущую модель уравнений, ог раничений, параметров и прочего, которые будут затем заложены в вычислительную технику, делается людьми. А они, увы, не всегда объективны под давлением целого ряда обстоятельств, в том числе — и местнических интересов. Так, в самом начале, технологическая цепочка создания модели начинает давать сбой из-за поступления в ЭВМ некорректных данных.

А в дальнейшем, когда модель «сработает», что станет основным «аргументом» для получения средств на возведение (строительство) дорогостоящих объектов, ввод последних в эксплуатацию уже не представляет трудностей. Пожинать же плоды издержек мы начи наем гораздо позже и в этот период, что характерно, круг как бы за мыкается: в оправдание (как раньше в подтверждение) опять начи нают звучать расхожие фразы о государственных интересах по пово ду содеянного.

Нет, не приучены мы, к сожалению, как того требуют именно го сударственные интересы, проводить тщательную, без предвзятости инвентаризацию своих и чужих ошибок при составлении новых, но в чем-то аналогичных проектов. А будь так, не появились бы на свет процитированные в первой части материала «омский», «павлодарс кий» и подобные им проекты ослабления, по существу ради сиюми нутных выгод, реки Иртыш.

Впрочем, имитация поведения объекта с помощью математичес кой модели не единственный способ воспроизводства возможных ре альностей. Сейчас не только «физики» научились, как они выража ются, заглядывать «за угол». Предсказывают же (и редко, очень ред ко ошибаются!) возможность тех или иных последствий чаще все го «лирики». Вспомним хотя бы огромную предсказательную силу Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов противников промышленного освоения вокруг Байкала. Почти все ведь сбылось! И гораздо раньше, чем они сами предполагали.

А все ли «нагрузки» на природу были учтены при генеральной пе рестройке агропромышленного комплекса Алтая? Нет, конечно.

В. ШеВчеНКО, ректор Воронежского с/х института: «Мы не зна ли бы сейчас многих бед, если бы одобренный партией и правитель ством в 1948 году грандиозный... план комплексного преобразова ния природы страна полностью претворила в жизнь (по защитным лесополосам он был выполнен на одну пятую). А между тем еще в прошлом веке... Д. И. Менделеев говорил, что работа по облесению...

степи настолько важна для будущего России, что ее можно считать равнозначащей с защитой государства».

Защита государства... Эта фраза стала всё чаще появляться на страницах печати в усилившейся полемике об эколого-биосферном подходе к решению народнохозяйственных задач. В этом, наверное, и вся суть сравнительно недавнего трагического конфликта академи ка Н. И. Вавилова с его непримиримым оппонентом — тоже академи ком — Т. Д. Лысенко... Энтузиаст-новатор против догматика — знаю щего, пробивного, упорнейшего. Трагедия таких людей обязательно отзывается на судьбах отечества: на каком-то этапе бывает, что верх берет неправый. Всесильное время, конечно, рассудит и все по мес там расставит. Но кто вернет затраченные силы и средства, кто и ког да восполнит урон, нанесенный государству? Да и восполнит ли?

А с чего начались все беды Алея? Как вы помните, с вырублен ных лесов в предгорьях. Но восстановление их в полном объеме не планируется и сейчас. Вырубать же продолжают. Вовсю! Забираясь все дальше в горы.

...В начале статьи я говорил о том, что за две поездки удалось про ехать вдоль всего Алея, а также по трассам сооружения водохозяйс твенного комплекса края. В общей сложности накрутился километ раж, равный расстоянию от Новосибирска до Москвы. Обо всем уви денном делился мнением в райкомах партии и в райисполкомах.

Итоговый долгий разговор состоялся в кабинете заместителя пред седателя краевого агропромышленного комитета Владимира Илла рионовича Бивалькевича в присутствии руководителей организа ций, которые отвечают за водохозяйственный комплекс Алтая.

Вадим Михановский «Преображение»

Многое, как известно, легче познается в сравнении... Есть у сбор щиков автомобилей такое выражение — «черный кузов». Термин этот бытует даже в специальной литературе. Не трудно представить, из чего формируется кузов автомобиля: капот, дверь, крыша, пол, багажник, боковины, лонжероны. Так, наверное? Все это и называ ется — «черный кузов», т. е. металлическое изделие, не окрашенное, не укомплектованное различной фурнитурой. Собирается «черный кузов» главным образом с помощью точечной сварки... Какая уж тут красота без «штукатурки»? Рябой кавалер да и только!

Вот примерно в таком обличье и предстали передо мною многие объекты мелиоративных строек даже там, где они числились по до кументам полностью завершенными.


...Совхоз «Димитровский» в Благовещенском районе. Орошае мый участок Шимолинского отделения. Функционирует несколько лет. Наглядный пример того, как не надо заниматься орошением. В расшифровке эта запись должна выглядеть так: рельеф участка, ви димо, был плохо изучен и спрофилирован, поэтому в ложбинах вода, на буграх сухо. Целыми островками — минерализация, окисление почвы. Местами, на удивление, уже разрушены трубы дренажа.

Да, это не водопровод, «сработанный еще рабами Рима!..» По документам за совхозом числится 280 гектаров орошения, а на деле — в четыре раза меньше. В целом же по району только за счет вод Кулундинского канала орошается 800 гектаров. Отдача же искусственного дождевания пока в два с лишним раза меньше запланированной.

...Еще запись: «Новотроицкий массив.» Разработка 2-й очереди Родинского водопровода. Общее впечатление незавершенности. Кон трольные задания по объектам не выполняются, а строители идут дальше, снимают «пенки», т. е. выполняют пока только самую доро гостоящую работу... Надо ли расшифровывать это?

...Создается впечатление, что первыми и надежно «освоили» Ку лундинский канал домохозяйки. Сегодня воскресенье. Почти на всем протяжении по обе стороны канала — машины. Сотни машин.

Расторопные хозяйки раскинули на откосах ковры и половики, моют их со стиральным порошком. «Хозяева», поставив свой транс порт под уклон, старательно плещут на него из ведер. Пена и грязь сползают в канал... Недомыслие?

Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов В Камне-на-Оби спрашиваю у председателя исполкома народ ных депутатов Павла Андреевича Марковского, знает ли он об этом безобразии?

— Отвечает за порядок на канале управление мелиорации и вод ного хозяйства,— говорит он, нетерпеливо поглядывая на часы.

Я знаю, он торопится в Барнаул на совещание. Но понимаю и чувствую — не в первый уже раз за эту поездку,— на меня с мои ми этими вопросами смотрят как на ископаемое, невесть откуда сва лившееся на головы занятых людей. И каждый раз исподволь отме чаю, что подобная позиция вызывает глухое раздражение: о нравс твенности ли тут разводить балясы, когда горят планы по вводу... по молоку... по... Да мало ли почему могут они гореть!.. И потом: если бы тонны порошка этого стирального выбрасывались в канал, тогда другое дело. А так... коровий «комбайн» все переработает!

...Алейская оросительная. Разработка 1-й очереди АОС. Дренаж закладывается на 2,5 — 3 метра (а проектная глубина — 4 метра). А «верховодка» — грунтовые воды подходят близко. Здесь уже было засолено 5 тысяч гектаров! Но урок, как видим, не пошел впрок.

...Гилевское водохранилище. Начало июля. У берегов вода «цве тет»... Как раз тот самый случай, когда в моделирование при проекти ровании нужно было бы заложить ошибки, связанные с Новосибирс ким водохранилищем... Поэтому история повторяется: и вода цветет, и откосы размываются, потому что плохо укреплены. Новосибирское водохранилище за минувшие три десятка лет «съело» сотни гектаров берега, «выкорчевало» в прибрежной зоне тысячи деревьев. В началь ной стадии все это характерно, к сожалению, и здесь — на Гилевском.

Или вот такая запись: «Чарышский групповой. Шипуновский район. Село Метели — и дальше вдоль водопровода... По проекту на сосные станции должны строить с резервуарами, но это не делается.

Вместо резервуаров — башни инженера Рожневского, они — «про изведение» юга страны. Пять из семи повалились в первые же моро зы... Водопровод работает пока не на полную мощность. Но воды в летнее время не хватает. Оказывается, по проекту стоят трубы сече нием 100 миллиметров, а жизнь показала, что необходимо ставить 150-миллиметровые... Но проект поздно переделывать. Как быть?

«А никак,— отвечают.— Нужно было раньше думать...»

Честно говоря, подобное комментировать спокойно не могу. Ну, вот представьте: от самого начала водопровода до села Комариха Вадим Михановский «Преображение»

километров по прямой. Тянут туда трубы, затрачивают свыше тысяч рублей. Вода подана. А... она и не нужна, оказывается. Для питья. Потому что ржавеет вода в ответвлениях водопровода, заста иваясь в нем в ночное время. Но комарихинцы ждали ее. И местное руководство решает бурить две скважины. Так, от местной сети вода подается в дома, от «групповой» — на скотные дворы и в другие про изводственные помещения. Можно было бы обойтись вообще своими скважинами, но водопровод-то проведен, не пользоваться им как-то неудобно, тем более совхоз каждый месяц все равно оплачивает эти, оказавшиеся не очень-то и нужными, услуги. Поэтому вторую сква жину пришлось даже законсервировать... Так, может быть, за счет этой — пусть малой мощности — сети дать воду туда, где в ней дейс твительно очень нуждаются?

...Рубцовск. Начальник горкомхоза Владимир Семенович Уткин и не скрывает, что в сравнении с расчетной потребностью на пред приятия города поступает воды почти в четыре раза больше, причем — питьевой.

— Перерасход ее,— убежден Уткин,— не вызывается технологи ческой особенностью производств. Руководители предприятий не хотят заниматься нормированием и контролем водопотребления, только и всего. Да и Гилевское подбрасывает лишнюю воду. Разве это порядок?

Знакомлюсь в райисполкоме с материалами краевой комиссии по проверке гидрологического режима Алея. Выписываю: «Харак терным примером может служить Рубцовск, выше которого по тече нию реки Алей построен гидроузел. Строительство выполнено с от ступлениями от проекта — не проведено берегоукрепление, не осу ществляется чистка ложа водохранилища. В результате произошло повышение уровня реки в черте города, что в свою очередь вызвало подпор грунтовых вод и подтопление ими прибрежной территории города».

На закраинах искусственного подтопления широкая белая кай ма: это соли поднялись вверх вместе с грунтовой водой. А ведь глу бина залегания ее вдоль поймы Алея колебалась в прежние годы от 3 до 6 метров. Надолго же и крепко надо было подтопить местность, чтоб устроить засоление на больших площадях!

Опасность еще и в том, что по данным Алтайской лаборатории экологии и гидропользования (Институт географии Сибири и Даль Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов него Востока СО АН СССР) в грунтовых водах Алейской степи чрез вычайно высок процент содержания карбонатов кальция и почти от сутствует гипс. Это значит, что при искусственном дождевании без строгих норм полива (и обязательно на фоне дренажа) — здесь самые благоприятные условия для засоления почвы на больших массивах.

Тем более, что далеко не во всех хозяйствах проведена здесь корен ная мелиорация непосредственно солонцов, включающая в себя гип сование их высокими дозами и послойную обработку...

Вот ведь что получается! Не хватало воды, страдали многие годы, к царю еще по этому поводу обращались... Появилась вода — много воды! — и тут же возникла противоположная проблема: как разум но использовать такое богатство?

...Записи, записи. Даже после самого дотошного отбора их все же хочется сказать и о водоохранной зоне, нарушение которой наиболее часто встречалось. Как известно, за 300 метров до реки нельзя па хать, строить скотные дворы и любые другие хозяйственные объек ты. Без специального решения краевого (областного) Совета народ ных депутатов на малых реках запрещается возведение плотин. По существующему законодательству предусмотрен даже вынос объек тов из водоохранной зоны.

Ничего из этого пока так и не выполнено вдоль всего Алея — реки, которая больше других на Алтае испытала на себе за последние годы и положительную и отрицательную деятельность человека.

Можно лишь повториться, что Алей сейчас — наиболее благо приятная река с точки зрения приложения сил именно водоохран ных. Здесь производятся большие мелиоративные и другие водохо зяйственные работы. Количество нештатных инспекторов по охране природных богатств могло бы быть значительно умножено. Но ведь этого не делается.

Вывод напрашивается сам собой: на других малых реках в крае дело должно обстоять еще хуже. Между тем, на территории Алтая насчитывается более 1400 малых рек общей протяженностью 35 ты сяч километров. Крайисполком совместно с заинтересованными ор ганизациями и хозяйствами разработал целый ряд впечатляющих мер, которые должны были бы обеспечить нормальные экологичес кие условия в регионе. Здесь борьба с водной и ветровой эрозиями, гидромелиорация, поверхностное и коренное улучшение сенокосов и пастбищ, вовлечение в хозоборот пустующих земель и многое дру Вадим Михановский «Преображение»

гое... Остается лишь сожалеть, что большинство из задуманного так и не претворено в жизнь.

Спустя несколько месяцев после поездки я прочитал в газете «Из вестия» большую страстную статью писателя-сибиряка Валентина Распутина — «Байкал у нас один». Вспоминаю об этой статье, по мимо прочего, еще и потому, что очень уж точно выразил Валентин Григорьевич и соотношение заинтересованных сторон, и атмосферу «непонимания», какие пришлось испытать ему (как и мне) в разгово ре с власть имущими. Привожу поэтому абзац из статьи полностью.

«Министр был похож на министра, а его заместители — на замес тителей министра. И только я временами, вероятно, смахивал на марсианина, пытаясь говорить о вещах, которые в этих стенах зву чали непонятным языком. Мои слова о нравственности экономики, о Байкале как силе духовного воздействия на человека, о влиянии природы, разрушенной или неразрушенной, на наши нормы поведе ния воспринимались, я замечал, чем-то вроде лирической или идил лической демагогии, простительной человеку моей профессии, име ющей даже какое-то смутное общественное звучание, но бессмыс ленной в суровой практике жизни».

Ах, как все это не ново — отношения между «физиками» и «ли риками»! И продолжаться подобные споры будут, наверное, беско нечно. И все же, как это произнес сто с лишним лет назад Жорес, «лучше говорить правду, чем быть министром...» Что, кстати, делал и делает В. Распутин... Но видится мне в очень близком будущем (а пока это — проблема!) перевод подобных споров между «граждани ном» и «министром» в русло государственного моделирования лю бых вмешательств в природу. И это отнюдь не пасторальные вздо хи горожанина, не пейзажная и не экологическая лирика. В наше время нельзя заниматься призывами к глухой консервации приро ды или «назад к природе», как это делалось и делается на Западе.

Вспомним язвительный ответ на подобный призыв Вольтера, кото рый заявил Руссо, что вернуться к природе человеку можно, но...

только встав на четвереньки.

Будем надеяться, что в самом скором будущем из двух традици онно противоборствующих сторон — «физиков» и «лириков» — сло жится своеобразный симбиоз и это единое целое в новом своем ка Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов честве будет решать самые сложные проблемы без издержек для природы.

В. СОКОлОВ, академик, председатель Советского комитета про граммы ЮНеСКО: «человек и биосфера»: «При чрезмерном увлече нии только охранительным, только заповедным отношением к при роде возникает серьезная опасность. Такой подход при всей его вне шней привлекательности уводит в сторону от ответа на действитель но ключевой вопрос: как сделать уже преображенную трудом сре ду... благоприятной для работы, жизни, отдыха человека? Особенно когда речь идет об индустриальных зонах, испытывающих большие антропогенные нагрузки...» Действительно, как это сделать, если наше вторжение в биосферу обгоняет рост, скажем так, экологичес кого сознания? Ждать когда высокие командные ступени в науке и в промышленности (но и не только в них!) займет новое поколение, воспитанное с малолетства в иной, чем их предшественники, наибо лее благоприятной экологической обстановке? А сколько времени ждать этого, если элементарные нормы морали требуют уже сейчас, немедленно глубокой психологической перестройки нашего отноше ния к природе как к народной собственности, а не только как к «сы рьевой базе»?

Между прочим, во всех этих «как» и «почему» тоже таится про блема — и не такая маленькая, как большинству оптимистов кажет ся это на сегодняшний день. Тот же Валентин Распутин, «бьющий ся» за свой Байкал, как гражданин не имеет многочисленных сто ронников на этой стезе в родном городе и даже в альмаматер, где он и сейчас частый гость. Сужу так лишь потому, что в августе минувше го года в газете «Известия» появился любопытный материал сотруд ника редакции Зои Александровой под названием «Много шума — из-за чего?» Оказалось, что первокурсники Иркутского университе та, будущие филологи, написали письмо в Москву с пожеланием уз нать, в каком состоянии находится проект переброски северных рек на юг страны и не принесет ли его осуществление вреда малым на родностям, обитающим в этом ареале, а также как это скажется на природе? (Вот оно, ожидаемое новое поколение!). В письме они пред лагали провести самое широкое обсуждение проекта... Как вы уже догадываетесь, подобное «самовольство» стало причиной довольно шумного переполоха в университете. К сожалению, в пылу адми Вадим Михановский «Преображение»

нистративных окриков наставники вдруг забыли, что сами читают студентам курс о той же эволюции деревенской прозы и на приме ре того же Распутина воспитывают активное отношение к окружаю щей действительности.

Лично меня в корреспонденции из Иркутска насторожило другое.

Цитирую: «Однако не будь письма, всем, кого оно испугало, рассер дило, так и осталось бы безразлично, что думают студенты о жизни, протекающей за стенами учебного заведения, с чем они выходят из университета каждый день... Первокурсники — те вот за общее дело болеют. А старшие говорят о младших коллегах хотя и с уважением, но уже с оттенком снисходительности: ничего, мол, со временем уго монятся (разрядка моя.— В. М.). Вот чего бояться-то надо! Вот когда кричать о ЧП, собирать заседания и ломать там копья...»

Я долго пытался понять механизм постепенного уверования лю дей в какие-либо истины, пусть даже и сомнительные. Происходит это по такой, наверное, схеме: сначала необходимо увериться одно му, а потом склонить к своей вере других. На мой взгляд, подобный образец устраивает администраторов различных рангов. По словам Распутина, несколько лет назад он впервые услышал о том, что бай кальская вода вредна в эндокринном отношении (мало йода), поэто му, дескать, этой воде необходимы йод, кремний, железо и прочее, т.

е. именно то, что она сейчас получает при промышленном освоении озера... И вот эта, вовремя для хозяйственников подкинутая псевдо научная мысль, на лету была подхвачена в различных министерс твах. Через некоторое время эта «истина» превратилась уже в дока зательство весьма «благотворного» влияния промзоны на окружаю щую среду.

Подобные мысли, похожие между собой как две капли воды, пон равились и кое-кому сейчас на Алтае. Нет, столь же «веских» дока зательств того, что, скажем, необходимо минерализовать воды Те лецкого озера или Катуни, пока громко не произносят. Но похожие идеи пребывают здесь уже не в эмбриональном, так сказать, состоя нии. «ГЭС на Катуни ухудшит заповедное место Горного Алтая?» — деланно удивлялись мои оппоненты при встречах на разных уров нях. — Да что вы! Наоборот! Водный режим реки будет четко регу лироваться. Это для нее благо...»

Что из того, что автор этих строк не смог хоть на малую толику в краевых организациях доказать отрицательное воздействие «физи Библиотека Новосибирской областной организации Союза журналистов ков» на Алей или Катунь? «Лирики» они и есть — лирики!» — чуть ли не ругательно думают иные руководители.

Р. ВАСильеВСКий (СО АН СССР): «Мы находимся на перелом ном этапе развития нашей страны. У этого времени есть и «вчераш ние люди». И здесь нет ничего удивительного. Такова диалектика исторического развития. И эти люди должны быть подготовлены к решению новых широкомасштабных задач... Они должны воспол нить имеющиеся пробелы своего социально-нравственного облика, профессиональной подготовки».

В прошлом году на эту же примерно тему состоялся разговор со студентами Новосибирского и Барнаульского институтов сельского хозяйства... К этому времени все уже в стране было пронизано и зве нело новым! Пресса, радио, телевидение начали поиск доверительно го общения с самой широкой аудиторией. Все, повторяю, звенело вок руг новым, но... не в стенах этих институтов. Даже стенгазеты в ко ридорах (словно барнаульцы и новосибирцы сговорились) были двух месячной давности. Я не заметил кипения страстей, здесь не рвались во все вмешиваться, улучшать, перестраивать, бороться за бережное отношение к природе, хотя беседа, о чем бы ни велся разговор, все время соскальзывала на эту тему и еще на развал малых деревень.

«Лирики», в основном выходцы из села, если таковые и были сре ди этих «физиков», готовились к экзаменам. Разговорить их на пос тороннюю тему было трудно. И все же...

Большинство студентов (не первокурсники!) равнодушно отнес лись к переброске северных рек и «перегородкам» на Катуни. А один из старшекурсников-барнаульцев очень точно охарактеризовал об щее отношение к экологической заостренности вопроса: «Мы не ре визоры и не инспекторы по охране природы. Мы без пяти минут про фессионалы и будем делать то, что нам прикажут...»

Что на это ответишь? Убедительная, проверенная, удобная, даже уютная, если хотите, позиция! Но без единой капли гражданствен ности. Она настораживает, прежде всего потому, что в сознании со тен будущих специалистов народного хозяйства подобное отноше ние к природе становится как бы материальной силой и в объектив ном смысле, перенимая эстафету ошибок старшего поколения, про дляет себя, распространяясь и на будущее.

Вадим Михановский «Преображение»

Так что рано, по-моему, записываться в беспробудные опти мисты в деле охраны природы и биосферы в целом. Борьба с си юминутными выгодами, с беспрестанными займами без отдачи у матери-природы продолжается. Мы все в этой борьбе должны быть и ревизорами, и инспекторами, потому что жить за счет грядущих поколений — безнравственно... Тем не менее, отбра сывая в сторону многое из того негативного, что связано с преоб ражением земли, хочу как «лирик», соединивший в себе, наде юсь, последовательность «физика», верить хочу, что все мы су меем в ближайшие годы стать на этом пути бережливыми и ос мотрительными, дальновидными и скупыми и, главное, не пов торим ничьих ошибок по отношению к природе, после которых каждый раз приходится грустно и обреченно вздыхать, сетуя на несовершенство мира.

Повторяю: хочу верить! Потому что речь идет не о смещении ди рективных акцентов, а о более высоком во имя «этих задач» созна нии, о воспитании в себе действительно профессионального отноше ния к преобразованию земли, которая, по выражению К.А. Тимиря зева, «является жизненной опорой всей нации».

Портреты.

Зарисовки с натуры Вадим Михановский «Портреты. Зарисовки с натуры»

в поисках своего натти Бампо О жизни и творчестве писателя-сибиряка Вячеслава Алексеевича Назарова приходится, к сожалению, говорить в прошедшем време ни и это, если посчитать, плохо вяжется с двумя крайними датами «1935-1977 г.г.» которые стоят на его памятнике. Утешает в какой-то степени лишь то, что «мало прожито да сделано немало...» Об этом говорит и последняя книга, выпущенная спустя несколько лет пос ле смерти автора. Это — научно-фантастические повести, изданные в Красноярске в 1985 году.

Мы были немного знакомы с Вячеславом Назаровым, встреча лись несколько раз в Новосибирске и в Москве. В ту пору он был ки нодокументалистом, работал режиссёром кинокомплекса на Крас ноярском телевидении. Как окончил он факультет журналистики МГУ в 1958 году, так сразу же выбрал Сибирь, которая захватила его и стала родной до конца дней.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.