авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Оглавление ВЕЛИКАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Автор: К. Брутенц.............................................................. 2 ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ИСЛАМИСТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: ...»

-- [ Страница 7 ] --

Обращаясь к американской социоэкономической модели, ученый выделяет в качестве ее основания триаду свобод - личности, частной собственности, частного предпринимательства. Важнейшим принципом этой акцентированно-либеральной модели является опора на свободный рынок и его механизмы, функционирующие по законам справедливой конкуренции. Следствие этого принципа - минимизация участия государства в производстве товаров и услуг. Ни федеральное правительство, ни правительства штатов, подчеркивает автор, не обсуждают вопросы производства той или иной отрасли, отдельных корпораций или предприятий, а президент США не дает установок чиновникам, ведающим теми или иными секторами экономики. Фундаментом американской модели выступает акционерная собственность (акционерами являются 70% жителей страны), что дает основание многим экспертам квалифицировать общественную систему США как "народный капитализм". В силу характера собственности значительную роль в экономике играет фондовый рынок, который служит главным источником накопления и инвестиций. Важнейшей же отличительной чертой этой модели автор считает ее ориентацию на ускоренный научно-технический прогресс (с. 216-221). Но американская модель, при всех своих плюсах, не свободна, по его мнению, от недостатков, что проявляется в хроническом бюджетном дефиците, отрицательных торговом и платежном балансах, громадном возрастающем внешнем долге, неустойчивости ипотечного рынка.

В основе западноевропейской социоэкономической модели лежат свобода предприниматель Обстоятельный анализ и аргументированную критику советской экономической системы В. М. Кудров представил в монографии "Советская экономика в ретроспективе: опыт переосмысления" (М., 2003).

Иванов И. Д. Российские предприятия в открытой рыночной экономике. М., 2011. С. 37.

стр. ства и конкуренции, общий региональный рынок, мощный банковский сектор. Ее основное отличие от американской - заметно более выраженная социальная ориентация.

Ведущие страны Западной Европы, отмечает В. М. Кудров, перераспределяют через свои государственные бюджеты в пользу социальной сферы от 38% (Великобритания) до 48% (Франция) своего ВВП, безусловное лидерство здесь принадлежит Швеции, которая направляет на социальные нужды порядка 60% от ВВП. Для данной модели характерны та или иная степень дирижизма в экономической политике, наличие в отдельных странах мягкого индикативного планирования. Еще три десятилетия назад европейские государства, в отличие от США, принимали значительное прямое участие в производстве товаров и услуг (их доля в производимом ВВП достигала 15-25%). Однако более низкая, чем в среднем в экономике, эффективность производства на государственных предприятиях подтолкнула правительства к осуществлению их последовательной приватизации, в результате чего дальнейшее существование государственного сектора вообще поставлено под вопрос. Иными словами, налицо дрейф западноевропейской модели в сторону либерализации экономики, совершенствования рыночных механизмов и стимулов.

Анализируя общую западноевропейскую модель, автор оговаривается, что она носит многонациональный характер, в связи с чем в ее рамках развиваются отдельные национальные субмодели - германская, французская, англосаксонская, шведская и т.д., которые имеют свою неповторимую специфику и отличия. Представляется, тем не менее, что ученый не грешит против истины, увязывая национальные модели в единое целое:

интеграционные процессы в Европе ведут к формированию однородной экономической среды, схожих методов регулирования хозяйственной деятельности, возрастающей координации направлений экономической политики различных стран ЕС и их унификации.

Точно так же и азиатская социально-экономическая модель, по мнению автора, представляет собой своеобразную результирующую национальных субмоделей стран региона, среди которых он выделяет Японию, Индию и Южную Корею (рыночная трансформация в Китае рассматривается в книге отдельно). Общие черты данной модели значительное присутствие государства в экономике, проявляющееся в том числе в планировании экономического развития (которое в последние годы все же последовательно сокращается), а также масштабное заимствование западных - прежде всего американских - техники, технологий и продуктов, недостаточная креативность и инновационность национального бизнеса (с. 255-256).

Представляется все же, что заимствование зарубежных научно-технических достижений не всегда свидетельствует об отсутствии у национального бизнеса способности к совершенствованию производственных процессов при опоре на результаты собственных исследований и разработок. И японские, и южнокорейские предприниматели вкладывают в развитие прикладной науки внушительные средства, которые по относительной величине сопоставимы с затратами предпринимателей других стран. В конце прошлого века, например, доля предпринимательского сектора в общенациональных затратах на исследования и разработки (ИР) достигала в Японии 72%, Южной Корее - 72.6%, тогда как в ведущих европейских странах она была несколько меньше: во Франции - 61.2%, Великобритании - 65.4, в Германии - 67.5%. По абсолютной величине затрат на ИР японские корпорации занимали второе место вслед за американскими, хотя и уступали им в 2.5 раза, а южнокорейские чеболи расходовали на эти цели чуть меньше, чем британские предприниматели (их затраты соотносились как 9:10)4.

В регионе Латинской Америки на протяжении прошлого века, резонно напоминает В. М.

Кудров, государство выступало как регулятором макроэкономической ситуации, так и непосредственным субъектом хозяйствования. Однако в конце столетия в некоторых странах началось формирование либерально-рыночной модели, основывавшейся на рекомендациях так называемого вашингтонского консенсуса, постулаты которого предусматривали, как известно, последовательное дерегулирование экономики, масштабную приватизацию, либерализацию торговли и финансовой сферы. В странах, не затронутых этим процессом, напротив, усиливалось вмешательство государства в экономику (с. 265-267). Африканская модель, оставляющая за скобками Южную Африку, по мнению автора, носит четко выраженный этатистский и консервативный характер (с.

268).

Специфическая социоэкономическая модель сложилась за последние тридцать лет в Китае. Руководство этой страны, прежде входившей в социалистический лагерь, официально не отказывается от приверженности социализму, но последовательно осуществляет рыночные преобразо См.: Иванова Н. И. Национальные инновационные системы. М., 2002. С. 54.

стр. вания. "По существу в Китае, - подчеркивается в книге, - имеет место двойственная общественная система в формате рыночного социализма, где одновременно и как бы между двумя стульями (социализм и капитализм) образовалось общественное устройство, которое впереди ждет еще окончательный выбор и в котором отход от классического социализма носит частичный характер" (с. 472). В. М. Кудров особо напоминает, что Китай - единственная из бывших социалистических стран, в которой благодаря наличию четкой и неукоснительно соблюдавшейся программы реформ трансформационный период был пройден без спада производства. Начало реальных реформ как раз и стало сильнейшим импульсом бурного экономического роста, который лишь незначительно замедлился в ходе глобального кризиса конца прошлого десятилетия (с. 471).

Подводя итог анализу социально-экономических моделей, ученый подчеркивает, что все они "отражают национальную, историческую, культурную и иную специфику отдельных стран и регионов. Идет процесс соревнования этих моделей, идет процесс их взаимодействия и восприятия друг у друга тех или иных их элементов... Но одно ясно:

американская модель наиболее эффективная и гибкая, модели других стран активно привлекают к себе многие ее элементы, при этом американская модель также воспринимает полезный для себя опыт других стран" (с. 270-271).

К данному выводу авторитетного специалиста представляется уместным добавить, что успешное экономическое развитие - результат влияния не только избранных социально экономических моделей, но и многих других факторов. По мнению специалистов ИМЭМО РАН, в минувшем веке из всех этих факторов "важнейшим для всех стран была прагматичная экономическая политика, свободная от идеологических штампов и учитывающая не только сиюминутные задачи, но и отдаленные перспективы"5.

Отсутствие такой прагматичной политики в России в ходе рыночных преобразований, несмотря на более чем хорошие макроэкономические показатели в предкризисный период, имеет следствием технологическое отставание от мирового экономического авангарда и снижение конкурентоспособности отраслей и предприятий. Отказ государства от определения структурных приоритетов по соображениям ложно понятой экономической свободы привел к тому, что "за счет средств налогоплательщиков зачастую реализуются, в сущности, ошибочные предпочтения, формируемые главным образом в соответствии с лоббистским потенциалом представителей тех или иных групповых либо в буквальном смысле частных интересов"6.

В. М. Кудров обращает внимание на то, что при всем разнообразии существующих социально-экономических моделей страны со зрелой рыночной экономикой отличает одна важная общая черта: их экономика ныне развивается на базе укрепления научно технического потенциала, "производства" нового знания и внедрения инноваций. Это существенно отличает современную ситуацию от недалекого прошлого, когда основой роста выступали инвестиции. Автор выделяет три ведущих научно-технологических центра современного мира: США (затраты на ИР - почти 400 млрд. долл., 2.6-2.7% к ВВП), Евросоюз (соответственно 270 млрд. долл., 2%) и Японию (150 млрд. долл., 3.4% к ВВП). При этом он отмечает, что по уровню научно-технического развития США являются бесспорным лидером, опережая в 2.5 раза Японию, в 3.6 - Германию, в 5 Великобританию, в 6.3 раза - Францию (с. 295-300).

Технологическое лидерство всех перечисленных стран обеспечивается функционированием в каждой из них национальных инновационных систем, которые объединяют отраслевые и межотраслевые инновационные сети по отдельным видам продуктов и технологий, включающие в себя кластеры, инновационно-технологические центры, центры по продвижению технологий, технико-внедренческие зоны и другие механизмы соединения науки с производством. В процессе интеграции научно образовательной, производственной и торговой деятельности в рамках инновационных сетей образуется тесная связь ученых, конструкторов и частных промышленных фирм.

Наука не отгораживается от производства, а органично включается в единый, комплексный инновационный процесс, обеспечивающий непрерывное совершенствование технологий, выпускаемой продукции и методов организации производства. Старые технологии продаются ведущим развивающимся партнерам и странам с переходной экономикой, которые становятся своего рода производственными площадками для сбора продукции по сравнительно низким ценам.

Выделив этапы развития мирового хозяйства, выявив особенности моделей социально экономического развития и определив природу технологического лидерства стран, В. М.

Кудров с по Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет. Под ред. И. С. Королева. М., 2003. С. 21.

Гринберг Р. С. Свобода и справедливость. Российские соблазны ложного выбора. М., 2012. С. 145.

стр. мощью обширнейшего эмпирического материала убедительно доказал: в современных условиях главную роль в обеспечении устойчивого хозяйственного роста играет грамотная экономическая политика, создающая необходимые стимулы для научно технического прогресса и использования его результатов в производстве.

Но автор не ограничился этим доказательством и, как и подобает настоящему ученому гражданину, изложил свое видение задач, стоящих перед нашей страной, специально посвятив этому последние три главы своей работы. Он убежден, что России необходима профессионально подготовленная программа послекризисного развития, основной идеей которой должна быть модернизация экономики и ее перевод на инновационный путь.

"Разговоров, выступлений и лозунговых призывов по этому поводу много, - с сожалением констатирует В. М. Кудров, - реальных шагов в указанном направлении на деле почти не видно" (с. 554-555). И в этом с ним нельзя не согласиться.

Между тем, созданный еще в советские времена промышленно-технологический потенциал экономики, включая ее наиболее высокотехнологичный сегмент - ОПК, увы, все больше деградирует, нарастают моральное и физическое старение парка оборудования, примитивизация выпускаемой готовой продукции, все острее ощущается дефицит квалифицированных рабочих. Это, естественно, влечет за собой снижение и без того не слишком высокой конкурентоспособности отраслей и предприятий (в рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума, замечает автор, наша страна занимает весьма скромное 63-е место), ставит под вопрос возможности усиления позиций России в мировой экономике.

С учетом всех этих обстоятельств, В. М. Кудров прогнозирует, что в период до 2025 г.

производство в России будет расти медленнее, чем в нулевых годах, его среднегодовые темпы могут составить 4.5%. Наша страна займет пятое место в мире и первое место в Европе по объему ВВП, ее отставание от США и Японии сократится, но разрыв между ней и лидерами развивающегося мира - Китаем и Индией - увеличится. Несмотря на то, что в целом мирохозяйственные перспективы России выглядят благоприятно, подчеркивает ученый, у нее остается много сложных нерешенных проблем, связанных с качеством экономического роста. Стране предстоит продолжить и закрепить (рационально-рентабельные) рыночные преобразования, осуществить переход от роста к развитию, - то есть от производства традиционных товаров и услуг к выпуску современной и разнообразной продукции, к достижению благополучия и процветания своего народа. "Без крупного модернизационного взлета, - убежден автор, - без серьезного повышения инновационное™ и конкурентоспособности своей экономики Россия может еще долго оставаться в числе стран-маргиналов или даже лузеров, оказавшихся неспособными встать на современный путь социально-экономического развития" (с. 584).

В этих своих оценках ученый не одинок. В обнародованном в минувшем году ИМЭМО РАН глобальном прогнозе на период до 2030 г. четко обозначены возможности и потенциальные риски на пути экономического развития страны. Эксперты института ожидают, что темпы роста российского ВВП до 2020 г. будут находиться на уровне 4%, в третьем десятилетии - 4.5%. По динамике экономического роста РФ опередит развитые государства (2.8% в нынешнем десятилетии, 2.6% - в следующем), но будет заметно отставать от стран развивающихся (7.6 и 7.5% соответственно). В результате Россия по объему производства (по ППС) переместится с шестого на четвертое место в мире, впереди нее будут располагаться только Китай, США и Индия7.

Однако такие оценки у части отечественных экспертов вызывают возражения. Академик А. Аганбегян, например, считает вполне реалистичным 4.5%-ный рост российского ВВП в период 2011-2020 гг. и 5-6%-ный - в третьем десятилетии. По его мнению, "основой ускорения социально-экономического развития страны могла бы стать коренная модернизация реального сектора в течение 10-12 лет. Речь идет о технологическом обновлении всех отраслей и сфер народного хозяйства и качественной перестройке структуры народного хозяйства в направлении существенного повышения удельного веса производства готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, в первую очередь высокотехнологичной и наукоемкой продукции, всемерного развития производства инновационных товаров и услуг при приоритетном увеличении всей сферы экономики знаний, повышение ее доли в ВВП в 2.5-3 раза вместо 15% в настоящее время"8.

См.: Стратегический глобальный прогноз 2030. Под ред. акад. А. А. Дынкина. М., 2011. С. 461, 465.

Аганбегян А. Фундаментальный труд о мировом развитии // МЭ и МО. 2012. N 2. С. 112. Развернутую программу действий на посткризисный период А. Аганбегян предложил в монографии "Экономика России на распутье...

Выбор посткризисного пространства" (М., 2010).

стр. С этой прогноз-аргументацией авторитетнейшего специалиста трудно не согласиться.

Очевидно, что необходимость скорейшей модернизации экономики осознают не только представители экспертного сообщества. Это ясно понимает и обновленное руководство страны. И от того, насколько прагматичной, нацеленной в будущее будет проводимая им экономическая политика, зависят перспективы устойчивого и качественного развития нашего народного хозяйства, его роль в мировой экономике.

Учет мирового опыта и глубокий анализ внутренних проблем с позиций международных сопоставлений, по мнению В. М. Кудрова, позволит России укрепить свои позиции в мире, стать вполне современной и привлекательной мировой державой. После прочтения рассматриваемой монографии складывается убеждение, что она как раз и содержит столь востребованный углубленный анализ. Поэтому, думается, рецензируемый труд обречен на пристальное внимание экспертного сообщества, работников государственного аппарата, предпринимательских кругов, будет активно использоваться студентами, аспирантами и преподавателями. Перед нами - плод неустанных поисков и размышлений, результат многолетней интенсивной, целенаправленной работы автора. Хочется верить, что В. М.

Кудров не считает эту книгу итоговой и уже запланировал новые исследования, в которых получат отражение присущие мастеру компаративного анализа интересные концептуальные находки, тонкие наблюдения.

Ключевые слова: международные сопоставления, социально-экономические модели, технологическое лидерство, качество экономического роста, позиции России в мировой экономике.

В. ОБОЛЕНСКИЙ (vobolenskiy@mail.ru) стр. РЕНЕССАНС В " ИНИЦИАТИВНОСТЬ ВЫСОКОМ ГОРОДЕ":

Заглавие статьи СОТРУДНИЧЕСТВО, ИДЕНТИЧНОСТЬ, Автор(ы) Е. СМИРНОВА Мировая экономика и международные отношения, № 10, Октябрь Источник 2012, C. 122- ВОКРУГ КНИГ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 33.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи РЕНЕССАНС В " ИНИЦИАТИВНОСТЬ ВЫСОКОМ ГОРОДЕ":

СОТРУДНИЧЕСТВО, ИДЕНТИЧНОСТЬЭлементы оглавления не найдены. Автор: Е. СМИРНОВА Вишеградская Европа: откуда и куда? Два десятилетия по пути реформ в Венгрии, Польше, Словакии и Чехии. Под ред. д.и.н. Л. Н. ШИШЕЛИНОЙ. (Серия "Старый Свет - новые времена". Рук. серии - академик РАН Н. П. ШМЕЛЕВ). Москва, "Весь мир", 2011, 564 с.

В каждом крае есть свой "высокий город" - место, ассоциирующееся с традицией национальной государственности и приверженностью обычаям, культуре народа. В Средние века именно там была сосредоточена власть светская и духовная, за надежными крепостными стенами проживал князь. Сюда в случае нападений врага стекался народ, чтобы отстаивать суверенитет своего правителя, своего маленького удельного государства. Высокий город - это символ независимости и покровительства, надежности и защиты.

Понятие "Вишеградская Европа" - по сути, также символ, который означает общность исторического прошлого, связанности государственных устоев, культуры, ценностей, традиций.

Более двадцати лет назад именно в венгерском Вишеграде было подписано соглашение о взаимодействии Венгрии, Польши и Чехословакии. Тогда Вишеградский союз включал в себя три государства, позднее, после распада Чехословакии, он образовал "четверку". Возникший в результате распада социалистической системы, в период хаотичных интеграционных движений в Старом Свете, этот союз сегодня кажется пережившим свое время. Но, тем не менее, он сохраняет состав участников, укрепляет институциональную составляющую и выражает свое особое мнение в ЕС. Вишеградская Европа, по мнению авторов рецензируемой книги, еще не достигла своей финальной фазы развития. Нельзя исключать, что, следуя давней исторической традиции, она изменит свои границы, выйдя за пределы Венгрии, Польши, Словакии и Чехии (с. 8).

Вишеградская идея имеет долгую историю. Следует отметить, что еще в социалистический период государственности Венгрия, Польша и Чехословакия рассматривались западными странами как имеющие наиболее перспективную экономику.

Это объяснялось тем, что вместе с ГДР они являлись самыми динамично развивающимися субъектами содружества. В политическом плане данная группа также представляла собой наиболее передовую часть государств "социалистического лагеря": именно в них в свое время были предприняты попытки свержения режимов советского типа.

Необходимо также учесть, что современная политика ряда стран, находящихся в состоянии трансформации, активно оперирует историческими аналогиями и фактами в целях обоснования претворяемых планов. Своя "легенда" была найдена и для аргументации выделения Венгрии, Чехословакии и Польши в региональный союз, объединивший часть Центральной Европы.

По имеющимся историческим данным, в 1335 г. именно Вишеград стал центром проведения встречи королей Венгрии, Богемии и Польши с целью ведения переговоров по ряду вопросов региональной безопасности. В частности, были обсуждены проблема урегулирования конфликтов между Польшей и Тевтонским орденом, а также сложные польско-чешские отношения. Принятые решения были компромиссными и, в определенной степени, способствовали установлению мира. В последующем именно Вишеград на долгие годы стал центром интеркоординации политики, урегулирования региональных споров.

У государств "четверки" есть много общего в истории, сложились взаимопроникающие культуры и во многом взаимодополняющие экономики. Лидеры этих стран разделяют похожие взгляды на события европейской и мировой политики. Венгерский культуролог Р. Кишш-Семан даже ввел термин "homo visegradicus ", который получил особое значение после вступления государств "четверки" в ЕС.

В период холодной войны именно Польша, Венгрия и Чехословакия использовались США и ЕЭС в целях стратегического создания группы "анти-ОВД" и "анти-СЭВ" в бывшем социалистическом лагере (с. 14). Таким образом, происходи стр. ло формирование антисоветского/антироссийского островка прозападной сферы влияния.

Вишеградская группа (ВГ) была создана под названием Европейской "тройки" в 1991 г., когда судьба ОВД и СЭВ уже была определена и произошло объединение Германии. Но перспективы интеграции бывших соцстран в ЕС и НАТО четко не просматривались.

Образование Вишеградской группы в книге охарактеризовано как "поразительное попурри из всех веков и регионов" (с. 114). "Предстояло создать некую квазиструктуру на тему вишеградского братства, антикоммунистической резистентности и цивилизационного родства с Западом" (там же). При этом активную роль играли некоторые мифы и представления, согласно которым лучшим временем в жизни этих стран был период их вхождения в Австро-Венгерскую империю. Тем самым подчеркивалась принадлежность последних к западной цивилизации.

К сожалению, недальновидность российской дипломатии в те годы сыграла негативную роль, так как добрососедские отношения с ними были ослаблены по причине полного переключения внимания руководства РФ на балканские проблемы. И на сегодняшний день Вишеградская Европа не является особым объектом внимания Москвы, хотя по многим показателям именно с Россией у стран региона больше общего, чем с государствами Юго-Восточной Европы и странами Балтии.

После подписания Ниццского договора в 2001 г. Европейский союз начал проводить планомерную политику по сближению со странами Вишеградской четверки.

Программатика же российского курса на этом направлении еще ждет своей реализации (хотелось бы надеяться, успешной). Как справедливо отмечается в книге, "Центральная Европа является неким ресурсом геополитики, легко воспроизводимым при необходимости" (с. 119). Европейский союз также должен учитывать этот фактор при рассмотрении перспектив своего взаимодействия со странами Вишеградской "четверки".

В рецензируемой работе отмечается, что история создания Вишеградской группы (так именовалась эта структура на начальном этапе ее существования) окружена ореолом секретности и недосказанности, что порождает немало спекуляций (с. 120). Во многом это может быть объяснено неясностями, связанными с осуществлением восточноевропейских антикоммунистических революций. Следует также помнить, что, кроме эпизода начала XIV в., страны региона никогда больше не заключали между собой политических и военных союзов. Впрочем, предоставим последующим поколениям делать выводы из сложившихся фактов.

Революционные события конца 80-х - начала 90-х годов XX в. в регионе явились следствием многих политических и экономических причин. Среди них важным фактором был мультикультуризм региона, его принадлежность двум культурно-историческим центрам - славянскому и германскому. И до настоящего времени многие национальные проблемы остаются нерешенными. Готовые вспыхнуть, они, тем не менее, с удивительным старанием гасятся государственно-властными структурами. Проживающие в регионе национальные меньшинства служат фактором как сближающим, так и разделяющим государства Центральной Европы.

Например, проблема венгерских национальных меньшинств относится одновременно к сферам внутренней и внешней политики Венгрии, для которой соотечественники - это один из способов упрочить свою связь с другими государствами1. В то же время здесь этнонациональными меньшинствами считаются армяне, болгары, греки, немцы, поляки, румыны, русины, сербы, словаки, словенцы, украинцы, хорваты, цыгане. Права таких меньшинств в стране регулируются Законом 1993 г., в соответствии с которым им гарантируются право образования национальных самоуправлений и беспрепятственное использование родного языка на этом уровне.

Значительная численность проживающих в Румынии венгров подтолкнула венгерские власти к постановке вопроса о введении института двойного гражданства (который, впрочем, так и не был введен). Проживающие в Словакии венгры также являются объектом озабоченности со стороны Будапешта. Аналогичные сложности у него возникали с Украиной, где также проживает значительная община венгров. В то же время Венгрия проявляет большой интерес к развитию В этом смысле показательна борьба политических партий в венгерском парламенте в 90-е годы по вопросу статуса венгерских соотечественников. Только в 2001 г. был принят закон о зарубежных соотечественниках, предусматривающий получение "Удостоверения венгра" в ряде соседствующих стран, предоставляющий на их территориях ряд прав в области культуры, образования и медицины. Отметим аналогичную законодательную инициативу Польши в разработке и принятии в 2008 г. закона "О карте поляка". Действие этого закона распространяется на все республики бывшего СССР, а также Латвию, Литву, Эстонию. По этому поводу последовала реакция Палаты Национального собрания Республики Беларусь от 23 февраля 2011 г. N 529-П4/VII с предложением Конституционному суду страны изложить позицию о соответствии этого закона общепризнанным принципам и нормам международного права. (Понятно, вердикт оказался отрицательным).

стр. контактов с российскими республиками - Удмуртией, Мордовией, так как общность этнического происхождения населения этих богатых ресурсами территорий с венграми служит основанием для попыток Будапешта выстраивать "особые отношения", зачастую в обход федерального центра.

Стоит отметить, что Венгрия, как и Польша, проводит весьма активно внешнеэкономическую политику на постсоветском пространстве. Не упускающая всякий шанс показать свою заинтересованность в получении экономической выгоды, она одновременно оказывается участницей больших "политических игр". Так, проведение активной восточной политики в 2010 г. привело к подписанию венгерской стороной с Азербайджаном заявления о сотрудничестве в области энергетики. В основу заявления был положен проект AGRI - параллельный "Южному потоку" план транспортировки азербайджанского газа в Европу через территорию Грузии, далее морем в Румынию, а затем - в центр Европы в Венгрию. В соглашении отмечается стремление сторон ускорить разработку данного проекта и обеспечить его инвестициями. В Москве подобные проекты рассматривают как часть политической игры, направленной на ослабление ее влияния на европейском газовом рынке.

Возвращаясь к проблеме национальных меньшинств, заметим, что национальная проблема периодически возникает и в Чехии. Но, опять же, на государственном уровне принимаются все меры для недопущения беспорядков на межэтнической почве.

Вступившие в 2004 г. в Европейский союз Чехия и Словакия в настоящее время привлекают внимание исследователей в большей степени в контексте общей европейской интеграции, базирующейся на экономической взаимозависимости и социальной гомогенности отдельных европейских государств (с. 39).

Национальная проблема в Польше - государстве в значительной степени однородном в этом отношении - также имеет место. В 2002 г. здесь шла всеобщая перепись населения, где впервые после 1931 г. был обозначен вопрос национальной принадлежности. При этом 97% населения страны декларировали себя поляками и только 1.25% заявили о своей принадлежности к другим национальностям. На этой почве периодически возникают сложности в межгосударственном общении с Германией, которая инициирует предоставление особых прав для немецкого национального меньшинства, проживающего в Польше. В 1984-1988 гг. министерство внутренних дел последней отклонило 14 просьб о регистрации организаций немецкого национального меньшинства. Позже процессы демократизации в стране создали условия для проявления национального самоопределения, что и получило должное выражение в создании различных региональных организаций в Силезии. В Польше действует так называемая Лига регионов, но эффективность этой организации сложно назвать высокой. Литовцы, белорусы, кашубы, лемки - таковы основные национальные меньшинства, проживающие на территории польского государства. Действующие в рамках национальных объединений, они во многом способствуют успешному становлению органов местного самоуправления.

В экономическом аспекте восточноевропейские страны, начиная с 70-х годов XX в. и до настоящего времени, получают экономические ресурсы из двух источников: с Востока - от СССР, позже от России и других стран СНГ - сырье и энергоносители;

с Запада относительно современное оборудование и продукты инновационной деятельности. В регионе отсутствует должная ресурсная база, что заставляет страны в определенном отношении лавировать между Западом и Востоком (с. 85).

Что же касается формирования новых связей государств Вишеградской группы в период подготовки к вступлению в НАТО и ЕС, то в книге зафиксирован вывод: надежды Евросоюза на то, что включение новых членов укрепит безопасность, стабильность и процветание Европы, во многом не оправдались. Создавался как бы "санитарный пояс" безопасности от непредсказуемых событий, могущих возникнуть на просторах СНГ.

Боязнь проникновения в Европу потока беженцев и, как следствие, возможность увеличения роста преступности, финансово-экономических махинаций стали побудительным мотивом для решительных действий ЕС в вопросе о включении в состав союза стран Центральной Европы.

Проводимая ЕС "восточная политика" имела своим результатом создание программы PHARE, а для бывших советских республик - TACIS. В 1993 г. в Копенгагене были утверждены критерии для кандидатов в члены ЕС: 1) стабильность политической системы;

2) создание эффективной рыночной экономики;

3) построение основ правового государства. В дальнейшем на выработку решения о принятии новых членов понадобилось целое десятилетие. Только Ниццский договор 2001 г. окончательно оформил решение о расширении Евросоюза на восток.

Напомним: отношения "четверки" с Россией в тот период находились на крайне низком уровне. На целое десятилетие было заблокировано развитие торгово-экономических отношений с РФ. Поток инвестиций в страны Центральной Европы в этот период шел в основном из ЕС и Японии. На рынках СНГ товары из государств Центральной Европы были заменены продукцией из Китая и стр. Турции. В этот период страны Вишеградской группы резко увеличили свой товарооборот с ЕС.


В политической сфере также имелись поводы, которые могли лишь осложнить отношения с Россией. Например, Польша активно ратовала за присоединение к ЕС Украины, Белоруссии и Молдовы с целью создания из этих государств собственного "пояса безопасности". Тем не менее, наиболее ответственная часть руководства Вишеградской группы изначально понимала, что без экономических отношений с Россией их самостоятельность будет неполной.

Из всех стран ВГ наиболее объективно оценивало ситуацию словацкое руководство, в одно время даже "исключенное" из очереди на вступление в ЕС (1997 г.) за пророссийскую ориентацию. Отмежевавшаяся от Вишеградских переговоров по укреплению регионального сотрудничества в 1993-1998 гг. Словакия хотела выстроить собственную систему взаимоотношений с Россией. В 1997 г. Братислава пыталась найти гарантии своей безопасности вне НАТО. Именно тогда возникла идея достижения договоренностей о военном нейтралитете ее территории, имеющей стратегическое значение для конфликтующих сторон. Эти усилия не были успешными: Россия оказалась слишком слабой, чтобы ожидать от нее гарантий безопасности, способных обеспечить словацкий нейтралитет, а США, напротив, слишком сильными, чтобы интересоваться какой-то "ничьей землей" в этой геостратегически важной части Восточной Европы. На обращение Братиславы в 1997 г. к потенциальному гранд-"патрону" с вопросом, способен ли Вашингтон незамедлительно гарантировать нейтральный статус Словакии, последовал ответ: "Правительство США гарантирует безопасность своих союзников, однако, как правило, оно не гарантирует безопасности государств с нейтральным статусом" (с. 259).

Правительство М. Дзуринды, прозванного "восточноевропейским Тони Блэром", взяло курс на последовательную интеграцию в НАТО и одновременно пошло на ограничение отношений с Россией, как того требовали США. Тем самым колебания по поводу нейтрального статуса страны были завершены.

После выборов в словацкий парламент в 2002 г. было начато и частично проведено несколько существенных реформ - налоговая, рынка труда, образования, здравоохранения, пенсионной системы. Первая из них определила единую ставку с налога (19%) на доходы с физических и юридических лиц. Новое законодательство ввело более жесткие санкции против безработных, сократив соответствующее пособие более чем в два раза (с 4 тыс.

крон до 2 тыс.) с целью сокращения теневых отношений в экономике и активизации граждан к поиску работы. Те же безработные, которые принимали участие в общественных работах, получали по 1 тыс. крон дополнительно, им также предоставлялись льготы на оплату жилья и детских выплат. Начатая в 2003 г. реформа здравоохранения должна была повысить уровень самофинансирования медицинских учреждений. Была введена плата за посещение врача.

В целом же, за восемь лет последовательного проведения либеральных реформ Словакия добилась ощутимого прогресса в экономике, сократился уровень безработицы, а приток иностранного капитала в страну значительно увеличился. Зарубежные инвестиции позволили начать несколько престижных экономических проектов. Со стороны правительства Словакии также приняты встречные меры: инвесторы были освобождены от уплаты части налогов, ускорилось прохождение процедур оформления документов, разработана дополнительная система государственных гарантий в сфере экономики.

В 2005 г. основные макроэкономические показатели страны достигли запланированных Маастрихтским соглашением пороговых значений. По темпам роста ВВП и прямых иностранных инвестиций Словакия вышла в число лидеров ЕС. Всемирный банк удостоил ее почетного статуса "Мирового лидера в области реформ" и включил в число государств с наилучшими показателями для ведения бизнеса. Все это способствовало быстрой интеграции в ЕС и повысило мировой рейтинг страны в целом.

Что же касается внешнеэкономических отношений участников Вишеградской группы, то в данном случае они были осложнены проблемой российского долга этим странам2.

Россия и Поль Вопросы долговых обязательств России перед Парижским клубом являются актуальными, так как окончательные выплаты прошли относительно недавно. Долг нашей страны Парижскому клубу возник на рубеже 90-х годов, когда СССР окончательно пал жертвой холодной войны на фоне (искусственного) падения цен на нефть. По оценкам экспертов, к началу 1991 г. внешний долг страны в свободно конвертируемой валюте должен был достичь примерно 57 млрд. долл. При этом прогнозировалось существенное ухудшение основных показателей платежеспособности СССР. Просроченная задолженность СССР, на тот момент, по оценкам, уже составляла порядка 1.78 млрд. долл. После фактического развала СССР в 1991 г. доходы бюджета России катастрофически снизились. Кроме того, в 1993 г. Россия приняла на себя обязательства по полному погашению долгов бывшего СССР в обмен на все активы Советского Союза за рубежом, став полноправным правопреемником СССР. Однако слабая финансовая дисциплина вкупе с сокращающимися экспортными доходами привели к необходимости реструктуризации советских долгов. См.: Шохин С. О. Отчет о результатах проверки формирования внешних долговых обязательств Российской Федера стр. ша пришли к соглашению о "нулевом варианте", что в дальнейшем благоприятствовало продолжению двусторонних торгово-экономических отношений3. В отношении других стран ЦВЕ эта проблема решалась в процессе непростых переговоров. Страны Центральной Европы не могли рассматривать в качестве зачета долга поставки вооружений либо еще какие-либо "нетрадиционные формы" оплаты.

Дополнительной сложностью являлось то, что рынок России для сбыта продукции в большей степени нужен был Польше (и одно время - Словакии). Венгрия и Чехия успешно использовали вложенные в них Западом инвестиции и инновации для развития внешнеэкономической деятельности по другим направлениям. Несмотря на то что в начале 90-х годов в Венгрию из стран Западной Европы, читаем в книге, "были ввезены сборочные цеха и экологически неблагоприятное производство, это было компенсировано инвестициями в развитие исследовательской, технологической базы на территории этой страны" (с. 261-262). В 90-е акцент двусторонних отношений с Россией был перенесен странами "четверки" на региональный уровень. Венгрия выстраивала свои отношения, опираясь на этнический фактор;


Словакия - на промышленный;

Польша - на комбинацию геополитических (общность границы с Союзным государством России и Беларуси) и экономических факторов.

Большой фактологический и аналитический материал собран в книге о политике, проводимой странами Вишеградской Европы в адаптационный период вступления в ЕС и НАТО. Например, представляет интерес вывод об отсутствии у Евросоюза планов по оказанию существенной материально-финансовой помощи Венгрии (с. 266). Тем не менее последняя достигла определенных успехов: при ее активном участии государства Центральной Европы были объединены в Вишеградскую группу, а во внутриполитическом аспекте - произошло укрепление Венгерской национальной экономики в большей степени собственными силами. Экономические связи Венгрии и России после 2000 г. стали активизироваться, так как, усилив свою защищенность сотрудничеством с НАТО, это центральноевропейское государство стало свободнее в выборе экономических партнеров. В большей степени двустороннее взаимодействие с РФ в сфере экономики строилось, исходя из потребностей Венгрии в энергоносителях. Россия начала проявлять интерес к инвестициям и участию в приватизации венгерских компаний.

В результате совместных усилий экспорт Венгрии в Россию в настоящее время вырос по сравнению с 2002 г. в два раза.

Польша, "приближаясь к границам демократии", в период с начала 1994 г., когда было подписано "Соглашение об ассоциации с ЕС", принимала все должные меры для соответствия требованиям европейских стандартов. В 1996 г. Комитетом по европейской интеграции при польском правительстве была принята "Национальная стратегия интеграции". В обществе шла активная борьба по этому вопросу между либеральными и национально-консервативными силами. Возникали сомнения в целесообразности ограничения недавно обретенного суверенитета и делегирования части атрибутов этого суверенитета структурам ЕС. Экономика страны подверглась достаточно жестокой ломке, но постепенно Польша восстановила предкризисный (1989 г.) уровень производства. В 1994-2000 гг. среднегодовые темпы роста экономики были высокими и составляли 5.5%.

Затем наступило определенное снижение роста. Причем в парламенте происходила постоянная борьба по каждому из ключевых вопросов экономической политики (приватизация, ваучеризация, продажа иностранному капиталу крупных предприятий).

Роль ведущих политиков при этом в книге обрисована очень ярко, подробно охарактеризована деятельность президентов, премьер-министров и наиболее влиятельных депутатов.

Особенность рецензируемой монографии включение в нее таких характеристик политических деятелей, которые позволяют представить в полной мере на персональном уровне картину борьбы мнений в этот важнейший период истории государств Центральной Европы. Только те политические деятели имели успех и достигали поставленных целей, связанных с принятыми на себя обязательствами по улучшению благосостояния населения, которые настойчиво отстаивали свои требования как на международной арене, так и в национальных парламентах.

Переходя к анализу достижений в сфере политики и экономики конкретных государств региона, можно привести пример Польши, где повышается самосознание гражданского общества и все больше заявляют о себе неправительственные организации. Происходит активное подключение этих сил к разработке законов о борьбе с коррупцией, различными злоупотреблениями в политике и экономике. Мало известны ции по странам - членам Парижского клуба кредиторов // Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации.

2003. N 1 (61);

Саркисящ А. Г. Парижский и Лондонский клубы: реструктуризация долга // Аудитор. 2002. N 1.

Следует учесть, что Польша является наиболее "сложным объектом" для ЕС. Территориально самая крупная из стран ЦВЕ, в то же время наиболее зависимая от сельского хозяйства, она и в вопросах проведения независимой политики отличается от других государств региона.

стр. те страницы правовых методов борьбы за честь и достоинство, когда сплоченность инициативных групп гражданского общества и юстиции оказалась сдерживающей силой против попыток создать в обществе обстановку конфронтации. Так, в 2006 г. в целях избавления государства от интеллигенции среднего и старшего поколения, получившей образование и профессиональный опыт во времена Польской Народной Республики, был принят новый Закон о люстрации. В соответствии с ним проверке должны были подвергнуться до 700 тыс. человек, родившиеся до 1 августа 1972 г. В случае неправильного ответа или отказа в предоставлении сведений о себе им грозило немедленное увольнение с работы и 10-летний запрет заниматься профессиональной деятельностью. Однако Конституционный суд Польши признал несоответствие части статей этого Закона Конституции страны. Таким образом, жестко-циничная "кадровая революция", грозившая моральным унижением значительной части интеллигенции, не состоялась по вполне обоснованным юридическим причинам.

Что же касается связей с "восточным соседом", то к 2004 г., когда уже был подписан Договор о вступлении Польши в ЕС, отношения с Россией стабилизировались. Взаимный товарооборот к 2003 г. составил 6.7 млрд. долл., что объяснялось высокими ценами в мире на нефть, газ и российский лес. Следует вывод, что системные преобразования в Польше в 1990-2003 гг. были проведены в исторически короткие сроки, без длительного периода спада или застоя в экономике (с. 300).

Консолидация политической системы Чешской Республики после периода "бархатной революции" 1989 г. происходила достаточно успешно. Были созданы основы правового демократического государства, новые демократические институты. В середине 90-х годов была сформирована политическая система, которая функционирует до сих пор. Основной ее чертой является действенная политическая структура. Произошло "очищение" политсистемы от партий с нулевым избирательным потенциалом, не прижились и радикальные группировки. В настоящее время, в соответствии с Законом об объединении в политические партии и политические объединения (1991 г.) и его последующими редакциями, в Министерстве внутренних дел Чехии зарегистрированы 67 политических партий и 35 политобъединений. Это большое количество. Реально же активно действуют несколько политических партий: правоцентристская Гражданская демократическая партия (ГДП), в левой части политического спектра - Чешская социал-демократическая партия (ЧСДП) и Коммунистическая партия Чехии и Моравии (КПЧМ). В центре - Христианско демократический союз - Чехословацкая народная партия и Партия зеленых.

Представителем ГДП являлся нынешний президент страны В. Клаус, разочаровавший Европу, по мнению лауреата Нобелевской премии И. Стиглица, "в итогах приватизации и трансформации, так как проявил себя в достаточной степени консервативным политиком" (с. 331).

В целом, можно отметить большую активность как политических партий, так и всего гражданского общества в Чехии. Это проявляется и в интенсивных дискуссиях о перспективах дальнейшей интеграции ЕС. Мнение ряда политиков по вопросу ратификации Лиссабонского соглашения было крайне отрицательным. Высказывались суждения о том, что этот договор лишает Чехию права вето примерно в 50 областях:

миграционной политике, предоставлении политического убежища, энергетике, транспорте, финансировании ЕС и др.

Предложения о проведении совместной оборонной политики в интегрированном пространстве ЕС также не были приняты, как бы того хотелось Брюсселю. Если в 1997 г.

число граждан, поддерживающих вступление Чехии в НАТО, составляло 37%, то в 2009-м их численность составила 70%. Это объяснимо с позиций времени - прошло 10 лет членства в ЕС, что доказало преимущество для страны коалиционной обороны. Однако вопрос о размещении на территории Чехии американских ПРО вызвал активные протесты со стороны общественности и политиков. Президент В. Клаус высказался за сотрудничество с США в этой области. Но население страны, поддержанное общественным мнением, путем проведения опросов (референдум инициировали, но безрезультатно), а также при поддержке Чешской социал-демократической партии и Коммунистической партии Чехии и Моравии, упорно выражало свое недовольство такими перспективами в обеспечении безопасности. Когда же президент США Б. Обама принял решение не размещать на территории Чехии ПРО, это вызвало удовлетворение у большинства населения страны.

Можно отметить присутствие "особого мнения" Чехии при рассмотрении ряда вопросов европейской интеграции. Например, ратификация Лиссабонского договора была осуществлена только после рассмотрения этого вопроса на предмет соответствия Конституции страны. Лишь после этого вердикта В. Ктаус поставил свою подпись под договором. При этом были оговорены некоторые послабления в части соблюдения Декларации фундаментальных прав ЕС. Смысл этого заключался в опасении выдвижения требований к Чешскому государству потомками немцев, выдворенных из Чехословакии в 1946 г согласно "декретам Бене стр. ша", обвиненных в сотрудничестве с нацистскими оккупантами во время Второй мировой войны.

Тем не менее в соответствии с курсом на "возвращение в Европу" произошла переориентация чешской внешней торговли с рынков восточноевропейских стран на рынки стран ЕС, доля которых в чешском экспорте увеличилась с 38.4% в 1990 г. до 85.7% в 2008-м. Эта переориентация привела к снижению веса России во внешней торговле Чехии до 6% в середине 90-х годов и 3% в настоящее время (с. 334). Несмотря на сложности, Россия продолжает сохранять ведущие позиции в ресурсном обеспечении чешской экономики: 70% потребностей страны в нефти, 75 - природном газе и 59% в топливе для атомных электростанций обеспечиваются за счет российских поставок (с.

335).

Проблемы реальной конвергенции Вишеградских стран в ЕС рассмотрены в рецензируемой книге в гл. 5 с привлечением большого статистического и аналитического материала, что, безусловно, составляет несомненное достоинство монографии: именно сравнительные показатели достижений и трудностей в экономике региона убеждают в необходимости совместного решения проблем. Этот вывод можно с успехом проецировать и на страны СНГ и ЕврАзЭС, а также на Союзное государство Белоруссии и России как разные виды интеграционных объединений стран, имеющих общие исторические и политические истоки.

В те дни, когда ЕС отмечал пятилетие своего расширения на восток, статистические службы опубликовали данные об уровнях жизни в странах Евросоюза. Самой "бедной" по этому показателю, отличающейся неспособностью семей к непредвиденным тратам, была названа Румыния. Далее - по возрастающей - следовали Польша и Венгрия. Несколько лучше дела обстояли в Словении. В странах "новой Европы" на социальные программы тратится в два с лишним раза меньше средств, чем у их партнеров - государств "старой Европы".

Корректировка отношений стран Центральной Европы с Россией предполагает активизацию по всем направлениям сотрудничества. Как отмечается в книге, "за два десятилетия отношения между странами ЦВЕ и Россией пережили драматичные перемены: от почти полного разрыва в середине 90-х годов, когда значимость Центральной и Восточной Европы во внешнеполитических представлениях руководителей посткоммунистической России уступала странам Африки, а товарооборот достиг дна, до конструктивного сотрудничества настоящего времени" (с. 445). Можно констатировать, что к концу первого десятилетия отношения России и стран Вишеградской группы наполнились новой энергетикой, которая преломила тенденцию к разобщению. Тем не менее отношения носят еще импровизационный (даже рефлексивный) характер, остаются довольно зыбкими, подвержены множеству конъюнктурных факторов. Во многом их определяет диктат более высокой мировой политики, интересов, приоритетов и действий ее главных на сегодняшний день мегаигроков. Отношения же с Россией на этом фоне, безусловно, являются важным стабилизирующим фактором в европейской и мировой политике, что подразумевает их востребованность, продуманную, планово-креативную реализацию и отладку.

Ключевые слова: Вишеградская группа, сотрудничество, товарооборот, безопасность, нация, традиции, геополитика.

Е. СМИРНОВА (es.selesta2010@yandex.ru) стр.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.