авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

ПОСТКРИЗИСНОЕ ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НА МЕЖГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ Автор: Л.

Худякова

....................................................................................................................................................... 1

ИРАНСКИЙ АТОМ: ДОЙДЕТ ЛИ ДЕЛО ДО ВОЙНЫ? Автор: Ю. Свешникова.........................................18

ПУТИ МЕЖДУНАРОДНОГО ОГРАНИЧЕНИЯ МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ ОРУЖИЕМ Автор: Н. Калинина...38

ПРЯМЫЕ ИНВЕСТИЦИИ СТРАН СНГ В РОССИИ Автор: Ю. Квашнин, А. Кузнецов.................................66 ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ВАЛЮТЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Автор: Г. Семеко................................................79 ВЫБОРЫ ВО ФРАНЦИИ, ИЛИ СОЦИАЛИСТЫ 30 ЛЕТ СПУСТЯ Автор: П. Тимофеев...............................91 МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ Автор: М. Володина............109 ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПОСТСОВЕТСКОЙ АРМЕНИИ: 20 ЛЕТ ОДНОВРЕМЕННО НА НЕСКОЛЬКИХ СТУЛЬЯХ Автор: С. Минасян.................................................................................................................... БЛИЖНИЙ ВОСТОК КАК ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ (Размышления над книгой) Автор: И. ЗВЯГЕЛЬСКАЯ. ЕЩЕ РАЗ О ПЕРСПЕКТИВАХ ГОСУДАРСТВА Автор: Н. КОСОЛАПОВ...................................................... ВЕЛИКИЙ ПОЛИТИК XX ВЕКА: ФЕНОМЕН ГЕНЕРАЛА ШАРЛЯ ДЕ ГОЛЛЯ Автор: К. ЗУЕВА.................. АЗИАТСКИЕ КОЛОССЫ НА ГЛИНЯНЫХ НОГАХ? Автор: Д. АБРАМОВ................................................... ОЭСР В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: МУДРЕЦЫ ИЗУЧАЮТ СЛОНА Автор: А. КУТЕЙНИКОВ...................... ВЫШЛИ ИЗ ПЕЧАТИ................................................................................................................................. ПОСТКРИЗИСНОЕ ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НА Заглавие статьи МЕЖГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ Автор(ы) Л. Худякова Мировая экономика и международные отношения, № 1, Январь Источник 2013, C. 3- МИР В НАЧАЛЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 53.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ПОСТКРИЗИСНОЕ ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НА МЕЖГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ Автор: Л. Худякова Главным следствием финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. стало осознание необходимости изменения самой парадигмы финансового регулирования и разработки новых, более комплексных подходов к обеспечению финансовой стабильности, в том числе усиления роли макропруденциального надзора и координации между финансовыми, валютными и макроэкономическими регуляторами.

Один из основных уроков кризиса заключался в том, что события на национальном уровне могут иметь серьезные глобальные последствия. Кризис показал, что в условиях роста взаимозависимости экономических и финансовых систем отдельных стран существующие международные финансовые институты, в том числе МВФ, не только не смогли заранее предвидеть проблемы и предложить превентивные решения, но даже обеспечить требуемую координацию национальных мер с тем, чтобы избежать серии банковских коллапсов, потрясших мировую экономику в 2008-2009 гг. В этих условиях очевидной стала необходимость более тесного и эффективного международного сотрудничества в области финансового регулирования, укрепления и реформирования действующих международных финансовых структур.

МЕХАНИЗМ ГЛОБАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Главным координатором реформирования международной финансовой системы стала Группа 20 (G-20), саммиты которой с 2008 г. стали проводиться на уровне глав государств. Новых международных финансовых организаций после кризиса создано не было, но были реформированы и укреплены действующие, а также были приняты новые совместные программы действий. В результате сформировался достаточно комплексный механизм межгосударственного финансового регулирования. Он обеспечивает координацию стратегических решений, разработку и согласование стандартов и рекомендаций по основным направлениям регулирования, их ретрансляцию на национальный уровень, мониторинг выполнения этих рекомендаций и принятие специальных мер (международных санкций) в случае явного отказа страны от международного сотрудничества.

Следует подчеркнуть, что хотя финансовый кризис 2008-2009 гг. наиболее сильно затронул индустриальные страны, международные организации прилагают максимум усилий с тем, чтобы новые стандарты регулирования были приняты и большинством развивающихся стран1. Общая схема ныне действующего механизма межгосударственного регулирования представлена на рисунке. Как видно, существующая сеть международных регулирующих структур достаточно широка и разветвлена.

Повышение ее эффективности требует не создания новых организаций или комитетов, а выстраивания более четких отношений взаимной ответственности и соподчиненности, а также усиления обязывающего характера принимаемых решений.

На вершине пирамиды - G-20, которая является центром согласования и принятия стратегических решений, и тесно связанный с ней и ей подотчетный Совет по финансовой стабильности (СФС). Именно на саммите G-20 в Вашингтоне в ноябре 2008 г. была принята декларация, в которой излагался план действий по реформированию международной финансовой системы (МФС). Он обсуждался и дорабатывался на последующих саммитах в Лондоне и Питтсбурге в 2009 г.

На саммите в Торонто в июне 2010 г. были согласованы базовые принципы реформы регулирования и надзора за финансовым сектором. К ним относятся: укрепление стабильности банковских ХУДЯКОВА Людмила Семеновна, кандидат экономических наук, зав. отделом ИМЭМО РАН (l.khudyakova@imemo.ru).

Так, по поручению саммита G-20 в Сеуле в ноябре 2010 г. СФС, МВФ и Всемирный банк подготовили специальный доклад и рекомендации по обеспечению финансовой стабильности для развивающихся рынков и стран с переходной экономикой (EMDES). См.: Financial Stability Issues in Emerging Market and Developing Economies, Report to G-20 Finance Ministers and Central Banks Governors. Wash. October 2011.

стр. Рис. Институты межгосударственного финансового регулирования систем в рамках пересмотра Базельских соглашений;

повышение прозрачности и усиление регулирования деятельности финансовых посредников, в том числе теневой банковской системы2, а также новых финансовых инструментов, в частности деривативов;

особая политика в отношении системно значимых финансовых институтов;

прозрачная международная оценка финансовой политики, в том числе офшорных юрисдикций;

взаимный надзор (peer review).

Принятые на саммитах G-20 решения ретранслируются через СФС на следующий уровень - стандартоустанавливающих организаций или, как их еще называют, институтов международной стандартизации (SSB), представляющих регуляторов различных секторов финансовых систем и рынков. Это Базельский комитет по банковскому К теневой банковской системе обычно относят небанковские финансовые институты, которые по формальным признакам не подпадают под юрисдикцию регулирующих органов, однако при осуществлении финансового посредничества, в том числе кредитного, несут существенные риски высокого финансового левереджа, трансформации сроков и ликвидности, опасные для стабильности финансовых систем. Речь идет прежде всего о паевых денежных фондах (market money funds), инвестиционных и хеджевых фондах и некоторых других организациях. По оценке СФС, объем активов небанковских финансовых посредников увеличился с 23 трлн. долл.

в 2002 г. до 50 трлн. долл. в конце 2007 г. (см.: BIS 82nd Annual Report. Basel. June 2012. P. 67).

надзору (BCBS), Международная организация комиссий по ценным бумагам (IOSCO), Совет по международным стандартам финансовой отчетности (IASB), Международный комитет страховых надзорных органов (IAIS), Комитет по платежам и расчетным системам (CPSS) и др. Разработанные ими рекомендации и аналитические доклады по отдельным направлениям, а также результаты мониторингов финансовых систем становятся объектом обсуждения и согласования на очередных саммитах G-20.

Особое место в рассматриваемой схеме занимают МВФ и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Они являются межправительственными международными организациями, а, следовательно, страны-члены связаны уставными обязательствами. Роль ОЭСР во внедрении международных стандартов налоговой прозрачности будет рассмотрена ниже. Что касается МВФ, то вопросы реформирования его валютно кредитной деятельности и пересмотра квот выходят за рамки темы данной статьи. Здесь же отметим, что еще в конце 90-х годов после азиатского финансового кризиса 1998 г. МВФ принял решение распространить область своей ответственности на сферу функционирования мировых финансовых рынков и финансовых систем. В 1999 г.

МВФ и ВБ приняли совместную "Программу оценки финансового сектора" (Financial Sector Assessment Program, FSAP), которая стала стр. основой проводимых Фондом "Оценок стабильности финансовой системы" (Financial System Stability Assessment, FSSA). Программа носила добровольный характер и до кризиса 2008-2009 гг. основным предметом оценок FSAP были развивающиеся государства и офшорные зоны. Отрицательное значение имел, однако, тот факт, что в свое время США, а также ряд других государств, в частности Аргентина и Китай, отказались в ней участвовать.

В сентябре 2010 г. Исполнительный совет МВФ принял решение сделать оценки финансовой стабильности в рамках FSAP обязательными для своих государств-членов с "системно значимыми финансовыми секторами". В общей сложности было определено таких стран, в том числе 15 участниц G-20, включая Россию, и большинство стран членов СФС. Важнейшим компонентом обязательных оценок финансовой стабильности является определение способности национальных финансовых регуляторов предотвращать и преодолевать финансовые кризисы. Указанные оценки должны обязательно проводиться каждые пять лет, а на добровольной основе страны могут проходить их чаще3.

Определяющая роль в системе посткризисного межгосударственного финансового регулирования отводится Совету по финансовой стабильности, который министр финансов США Т. Гайтнер назвал "четвертой опорой" в архитектуре глобального финансового управления наряду с МВФ, ВБ и ВТО4. СФС был создан в 2009 г. по инициативе G-20 на базе Форума по финансовой стабильности с расширением его функций и вменением в обязанность координировать реформы и разработать систему раннего предупреждения кризисных ситуаций совместно с МВФ5.

Согласно Уставу, Совет призван решать две основные задачи: 1) координировать на международном уровне деятельность национальных финансовых регуляторов и институтов международной стандартизации с тем, чтобы развивать и продвигать внедрение эффективной регулятивной и надзорной финансовой политики;

2) стимулировать внедрение национальными финансовыми регуляторами принципов макроэкономического надзора и антициклического регулирования. Этому вопросу большое внимание уделяют Базельский комитет, IOSCO и другие стандартоустанавливающие организации.

Задача заключается в том, чтобы превратить обязательства стран по улучшению систем раннего предупреждения, надзора и оценок в стройную международную систему мер, которые позволят СФС осуществлять полностью независимый анализ системных рисков и требовать от системно значимых стран учитывать его рекомендации при принятии решений в области макро- и микропруденциального финансового регулирования. Усилия СФС направлены также на обеспечение максимальной совместимости национальных регулятивных систем по финансовым рынкам.

Для решения поставленных перед ним задач СФС наделен широким кругом полномочий, в том числе: оценивать возможные риски нестабильности в глобальной финансовой системе, а также готовность регулятивных и надзорных органов противостоять им;

рекомендовать наилучшие стандарты регулирования и надзора, а также осуществлять мониторинг их применения;

проводить стратегические обзоры деятельности международных стандартоустанавливающих организаций в целях обеспечения скоординированности, своевременности и адекватности проводимой ими политики существующим приоритетам;

оказывать поддержку трансграничному антикризисному управлению, прежде всего в отношении системно значимых финансовых институтов;

разрабатывать основные принципы и поддерживать работу международных надзорных коллегий;

сотрудничать с МВФ в осуществлении Программы раннего предупреждения кризисов6.

Работая в тесном контакте со стандартоустанавливающими организациями, СФС координирует их деятельность и обеспечивает комплексный подход к реформированию.

Так, например, в фокусе внимания СФС - пруденциальное регулирование банков, которым занимается Базельский комитет, а также регулирование хедж-фондов и деривативов, технически относящееся к компетенции IOSCO.

Большое внимание все три организации уделяют проблеме регулирования теневого банковского сектора, который оказался в эпицентре финансо Подробнее см.: Смыслов Д. В. Реформирование Международного валютного фонда: проблемы и решения.

Регулятивные аспекты // Деньги и кредит. 2012. N 1. С. 38.

Цит. по: Special Report. The Financial Stability Board Is Effective Fourth Pillar of Global Economic Governance? / The Center for International Governance Innovation. June 2010. P. 6.

Членами СФС являются банковские и финансовые регуляторы 24 крупнейших экономик мира, включая Россию, ведущие международные финансовые центры Гонконг и Сингапур, международные финансовые, а также стандартоустанавливающие организации.

См.: http://www.financialstabilityboard.org/about/overview.htm стр. вого кризиса. Совет по международным стандартам финансовой отчетности (IASB) разрабатывает под эгидой СФС специальные стандарты финансовой отчетности для неликвидных рынков, а также для забалансовых операций банковских институтов. Кроме того, IASB разрабатывает новые стандарты банковской отчетности по резервам на потери по ссудам с тем, чтобы скорректировать их проциклическое воздействие.

В рамках внедрения принципов макроэкономического надзора и антициклического регулирования СФС с 2010 г. проводит собственный мониторинг по двум направлениям тематические оценки по имплементации основных международных стандартов в рамках обеспечения финансовой стабильности и по отдельным странам7. Последние осуществляются в рамках сотрудничества с МВФ и ВБ по программам FSAP.

При этом СФС не только разрабатывает рекомендации и осуществляет мониторинг, но и постоянно готовит для G-20 отчеты о достигнутом уровне прогресса по основным направлениям реформы. Так, в отчете к апрельской встрече 2012 г. министров финансов и председателей ЦБ G-20 отмечалось, что в развитие вопроса о регулировании глобальных системно значимых финансовых институтов (G-SIFI), по которому консенсус фактически достигнут, совместно с Базельским комитетом разрабатываются предложения об особых требованиях к регулированию национальных системно значимых институтов (D-SIFI), а также возможность включения в список особо регулируемых институтов системно значимых страховых компаний (совместно с Комиссией по надзору за страховыми компаниями)8.

Определенный прогресс отмечается и в сфере регулирования сделок с деривативами. В развитие решения Питтсбургского саммита G-20 (апрель 2009 г.) о разработке механизма регулирования и надзора за внебиржевыми производными инструментами (деривативами), а также увеличении их прозрачности, СФС в октябре 2010 г. выпустил рекомендацию по выпуску стандартизированных производных финансовых инструментов и их обслуживанию. Все сделки с внебиржевыми деривативами должны регистрироваться в торговых репозитариях. К концу 2012 г. должна быть выработана и внедрена практика торговли такими инструментами на биржах и электронных площадках с обязательным клирингом через центральных контрагентов (ССР).

В начале 2012 г. IOSCO совместно с CPSS опубликовали "Принципы функционирования инфраструктуры финансовых рынков", содержащие международные стандарты организации работы ССР с тем, чтобы обеспечить финансовую устойчивость самих центральных контрагентов. Одновременно были приняты стандарты по регулированию деривативов, не проходящих центральный клиринг (так называемые исключения). По ним Базельское соглашение III предусматривает увеличение требований к достаточности капитала, а Базельский комитет вместе с IOSCO вводят требование достаточности маржи (залога).

Национальные регуляторы в ведущих развитых странах (США, члены ЕС, Япония) в свою очередь уже предприняли ряд необходимых шагов по созданию нормативной базы для регулирования сделок с деривативами. В США это закон Додда-Фрэнка о реформе финансовой системы и принятые в его развитие подзаконные акты, в ЕС - закон "О регулировании инфраструктуры финансовых рынков" (European Market Infrastructure Regulation), одобренный Европейским парламентом в марте 2012 г. Создана координационная группа в составе руководителей СФС, Базельского комитета, CPSS и IOSCO для мониторинга состояния дел, поддержания контактов с национальными регуляторами и обеспечения достижения запланированного результата к концу 2012 г.

Важное направление реформы, которое находится в фокусе постоянного внимания международных финансовых регуляторов, - политика вознаграждений в финансовом секторе. В 2010 г. СФС принял документ "Принципы здоровой практики вознаграждений в финансовом секторе" и разработал на его основе стандарты, которые были детализированы в перечне мероприятий, принятых в рамках Базельского комитета, IOSCO, IASB. В частности, крупные финансовые институты должны иметь в рамках своих Наблюдательных советов специальные комитеты по вознаграждениям;

контролировать размер выплачиваемых бонусов с тем, чтобы не ослаблять капитальную базу финансового института и одновременно учитывать характер и масштабы принимаемых рисков. Для руководства и иных сотрудников, чья деятельность имеет существенное значение с точки зрения подверженности риску компаний, В ведущих странах созданы новые органы для контроля за системными рисками: в США - Совет по надзору за финансовой стабильностью (Financial Stability Oversight Council), в ЕС - Европейский Совет по системным рискам (European Systemic Risk Board).

См.: Progress on Financial Regulatory Reforms, Reports to G-20 Finance Ministers and Central Banks. Wash. April 16.

2012. P. 2.

стр. существенная часть компенсаций должна быть переменной величиной и зависеть от показателей работы самого сотрудника, его отдела и всей компании;

значительная часть выплат (40-60%) должна быть растянута во времени;

около 50% - выплачиваться акциями или иными аналогичными ценными бумагами. В случае экстренного вмешательства государства для финансовой поддержки компании надзорные органы должны иметь право вносить изменения в систему бонусов с учетом стратегии управления рисками и долгосрочного роста в целях уменьшения морального риска и защиты налогоплательщиков.

Согласно результатам мониторинга СФС, все страны-участницы согласились применять эти стандарты. Значительный прогресс был достигнут как со стороны национальных регуляторов, так и отдельных компаний, однако по ряду направлений, как отмечалось в докладе, требуются дополнительные меры. Для этого была создана специальная группа мониторинга (Compensation Monitoring Contact Group, CMCG) с участием экспертов из стран-членов, а также разработан механизм для рассмотрения жалоб отдельных финансовых институтов о нарушениях стандартов другими компаниями, что, по мнению первых, искажает правила честной конкуренции9.

Таким образом, можно заключить, что достигнуты определенные результаты на пути разработки и согласования новых международных стандартов финансового регулирования и надзора. Однако реально оценить эффективность реформы пока не представляется возможным, ибо сделаны только первые шаги, а главная трудность лежит в плоскости имплементации этих стандартов, осуществляемой на национальном уровне. Это во многом связано с тем, что большинство международных регулирующих структур, в том числе СФС, являются преимущественно координирующими органами. Так, СФС не имеет ни значительного количества сотрудников, ни солидного бюджета и не обладает никакой формальной властью. Члены СФС добровольно берут на себя ряд обязательств:

поддерживать финансовую стабильность, открытость и транспарентность финансового сектора, внедрять международные финансовые стандарты, разработанные СФС, допускать периодические оценки-мониторинги. При этом механизм воздействия СФС эксперты характеризуют как name and shame (назвать и пристыдить), то есть речь идет о принуждении чисто морального свойства.

В этой связи было выдвинуто предложение - сделать членство в СФС возобновляемым каждые пять лет и ввести градацию уровней членства в зависимости от соответствия страны международным финансовым стандартам10. Другая возможность, озвученная заместителем министра финансов РФ С. Сторчаком, - превращение СФС в полноценную международную организацию с обязательностью решений для стран-членов11. Если это действительно когда-нибудь произойдет, то будет сделан реальный шаг на пути превращения СФС "в одну из опор глобального управления".

БАЗЕЛЬСКИЙ КОМИТЕТ Обеспечение устойчивости банковской системы за счет новых мер регулирования и надзора стало важнейшим направлением финансовой реформы, так как именно коллапс американских банков осенью 2008 г. стал спусковым крючком мирового финансового кризиса. В отличие от всех предыдущих, финансовый кризис 2008-2009 гг. охватил одновременно и банковские системы, и финансовые рынки, так как многие банки оказались серьезно вовлечены в операции с ценными бумагами, в том числе с секьюритизированными кредитными инструментами. Именно у банков перекредитовывались институциональные и прочие финансовые инвесторы.

Кроме того, из-за кризиса национальные правительства оказались вынужденными спасать частные банки за счет средств налогоплательщиков (страховые выплаты по вкладам либо национализация банков). В этой ситуации со всей остротой встал вопрос о необходимости увеличения собственного капитала банков, чтобы они могли сами покрывать возможные убытки, а также изменения всей модели банковского риск-менеджмента с учетом уроков кризиса. Так появилось соглашение Базель III, последовавшее за двумя предыдущими рамочными соглашениями о расчете достаточности собственного капитала и требованиях к его минимальной норме - Базель I и Базель II, принятыми членами Базельского комитета по банковскому надзору.

Базельский комитет по банковскому надзору был создан в 1975 г. после краха крупного запад См.: http://www.mondovisione.com/media-and-resources/news/fsb-enhances-its-process-for-ongoi ng-monitoring-of compensation-practices См.: Special Report. The Financial Stability Board is Effective Fourth Pillar of Global Economic Governance? / Op. cit.

P. 9.

Cm: http://news.mail.ru/politics/ стр. ногерманского банка Bankhaus Herstatt в результате слишком рискованных валютных операций. Основанием явилось коммюнике центральных банков Группы 10 (министры финансов Бельгии, Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Нидерландов, Швеции, Великобритании, США), распространенное через Банк международных расчетов (БМР) в Базеле. Членами Базельского комитета являются главы национальных органов банковского либо финансового надзора, если речь идет о мегарегуляторах стран-участниц.

В настоящее время в него входят 27 ведущих государств, в том числе Россия.

Первым документом Базельского комитета стал Доклад о надзоре за иностранными банковскими учреждениями (Конкордат), носивший рекомендательный характер (1975 г.).

Впоследствии он неоднократно пересматривался: в 1983-м, 1992-м и 1996 гг., причем пересмотры, как правило, вызывались очередными международными банковскими кризисами.

В 1996 г. после кризиса британского Barings Bank Базельский комитет разработал обширный документ "Надзор за трансграничной банковской деятельностью". В нем рассматривались правила разграничения ответственности по надзору и регулированию между странами происхождения транснационального банка и принимающими странами.

После кризиса 2008-2009 гг. вопрос о координации трансграничного надзора и кризисного управления приобрел особую актуальность и находится в центре внимания регулирующих структур. Банкротство в 2008 г. американского инвестиционного банка Lehman Brothers, значительный объем операций которого наряду с США осуществлялся в Великобритании, спровоцировало конфликт интересов требований кредиторов двух стран и создало множество серьезных проблем для судов и регуляторов, которые стремились минимизировать распространение вовне системных рисков проблемного финансового института.

В 1997 г. для обеспечения стабильного и надежного функционирования национальных банковских систем, образующих единую глобальную сеть, Базельский комитет выпустил свод единых международных стандартов пруденциального банковского регулирования и надзора - "Основополагающие принципы эффективного банковского надзора". Эти принципы в редакции 2006 г. (25 принципов) действуют по настоящее время.

Еще с 1988 г. в рамках консультаций о принципах банковского регулирования и надзора члены Базельского комитета вели обсуждение вопроса о необходимости для банков иметь достаточный собственный капитал для погашения убытков и его единой международной регламентации с тем, чтобы избежать регулятивного арбитража. Эти дискуссии завершились принятием в декабре 1992 г. первого Базельского соглашения - Базель I, которое вводило требование минимального коэффициента достаточности капитала и взвешивание активов с учетом кредитных рисков (от 0% по государственным облигациям до 100% по необеспеченным кредитам физическим лицам).

Главными недостатками этого соглашения считалось то, что при расчете коэффициента достаточности капитала учитывались только кредитные риски, а деление активов на группы по рискам имело слишком агрегированный характер. С целью их преодоления было заключено новое соглашение - Базель II, вступившее в силу в 2004 г. Одной из его особенностей стало то, что категория рискованности того или иного актива (будь то государство-заемщик или компания) определялась в зависимости от его рейтинга, полученного у международных рейтинговых агентств.

Именно этот факт в период кризиса 2008-2009 гг. поставил "большую тройку" международных рейтинговых агентств под удар критики, поскольку, например, финансовым инструментам, обеспеченным американскими ипотечными закладными, в 2007-2008 гг. давался наивысший рейтинг надежности - AAA. Кризис обнажил также слабости внутренних моделей оценки рисков, существовавших в самих банках. Следует подчеркнуть, что соглашение Базель III не отменяет соглашение Базель II, которое продолжает действовать, а развивает и дополняет его12.

Главные отличительные особенности соглашения Базель III - увеличение размера коэффициента достаточности капитала при одновременном изменении как числителя (в расчет теперь принимаются только наиболее устойчивые компоненты собственного капитала), так и знаменателя (расширения круга активов, оцениваемых по рискам, в том числе за счет включения забалансовых операций и риска контрагента);

введение дополнительных нормативов по уровню ликвидности и отношению заемного капитала к собственному, то есть по так называемому финансовому левереджу, который в период кризиса был особенно высок у инвестиционных банков;

больший учет Согласно докладу Базельского комитета, к лету 2012 г. практически во всех развитых странах стандарты Базеля II были введены в действие соответствующими национальными законодательными актами (http://www.cesifo group.de/portal/page/portal/DICE_Content/BUSINESS_AND_FINANCI AL_MARKETS/Banking%20and%20Insurance/Bank%20Supervision/stat-BasII-adopt_0.pdf ).

стр. макропруденциальных рисков и введение антициклического компонента.

Так, по соглашению Базель III коэффициент достаточности капитала I уровня (Tier Г), включающего обыкновенные акции и ряд других устойчивых финансовых инструментов, должен быть увеличен с 4% до 6% к 1 января 2015 г. Кроме того, предполагается поэтапное, начиная с 2016 г., введение так называемого финансового буфера (conservation buffer) - защитной "финансовой подушки" на случай резкого ухудшения экономической конъюнктуры, который к 2019 г. должен достичь уровня 2.5% акционерного капитала.

Антициклический буфер (countercyclical buffer), размер которого будет колебаться в пределах 0-2.5% акционерного капитала, должен применяться по решению регуляторов в соответствии с ситуацией на национальных рынках. Его смысл заключается в том, чтобы охлаждать рынки в периоды чрезмерной кредитной экспансии. Коэффициент финансового левериджа на предварительном этапе установлен на уровне 3%. При этом для системообразующих финансовых институтов, имеющих особое значение для глобальных рынков, к 2016 г. к требуемым минимальным коэффициентам устанавливается специальная надбавка (surcharge). Соответствие новым требованиям по соглашению Базель III потребует от банков значительного увеличения собственного капитала. Так, по оценке БМР, глобальный системно значимый банк (G-SIFI) на пике финансового цикла будет обязан иметь коэффициент достаточности капитала, равный 12%13.

Постепенное введение требований рамочного соглашения Базель III начнется с января 2013 г., причем до этого времени страны - участницы соглашения должны принять соответствующие национальные законодательные акты. Окончательный срок для вступления в силу всех изменений по соглашению Базель III - 1 января 2019 г. Столь длительный период реализации соглашения свидетельствует о том, что его имплементация будет достаточно сложным процессом. До сих пор еще не завершена работа над уточнением расчетов по ряду коэффициентов и кругу охватываемых финансовых институтов.

Главная трудность заключается в адаптации соглашения к интересам отдельных стран и групп акторов. Следует отметить, что хотя рамочное соглашение Базель III было принято членами Базельского комитета и поддержано на саммите G-20 в 2010 г., оно не является строго обязательным для национальных органов банковского надзора. Последние могут вносить изменения в предлагаемые стандарты, исходя из собственной оценки ситуации в национальной банковской системе. Так, например, в США к началу кризиса 2007-2008 гг.

стандарты Базеля II еще не были окончательно введены и касались только банков с активами по консолидированному балансу более 250 млрд. долл. До сих пор не прекращаются споры о том, каковы будут последствия новых регулятивных мер для развития мировой экономики. Сам Базельский комитет прогнозирует отсутствие сколько-нибудь значимого долгосрочного негативного эффекта от ужесточения стандартов банковского регулирования, так как положительные результаты, по мнению его экспертов, будут весомее издержек, хотя в краткосрочном плане банки, конечно, будут вынуждены пойти на определенные затраты15.

Приведя в конечном итоге к сокращению количества и остроты финансовых кризисов, стандарты Базеля III, подчеркивается в годовом отчете БМР, принесут пользу как самим банкам, так и финансовой системе в целом, а следовательно, посодействуют экономическому росту16. Правда, представители банковского сообщества высказывают опасения, что с учетом роста стоимости привлечения нового акционерного капитала банки, чтобы удовлетворять требованиям Базеля III, могут пойти по пути сокращения производительных активов, в том числе банковского кредитования, с соответствующими негативными последствиями для экономического роста. Кроме того, удорожание финансовых услуг, предлагаемых банками, может спровоцировать появление в финансовой системе новых, не охваченных регулированием сегментов, тем самым усиливая макроэкономическую нестабильность.

О возможных негативных последствиях Базеля III для мирового экономического роста говорится в докладе Института международных финансов (ИМФ)17. Согласно его оценкам, падение ВВП ве См.: BIS 82nd Annual Report. P. 77.

См.: Basel III and the Continuing Evolution of Bank Capital Regulation / Federal Reserve Bank of Richmond. June 2011. P. 3.

По расчетам группы экспертов MAG (Macroeconomic Assessment Group) переход к новым коэффициентам достаточности капитала к 2019 г. приведет к снижению мирового ВВП через 35 кварталов на 0.22% по сравнению с базовым прогнозом (См.: BIS 81st Annual Report. Basel. June 2011. P. 72).

См.: ibid. P. 74.

Институт международных финансов - научно-исследовательский, консультационный и информационный межбанковский центр, созданный крупнейшими западными банками в 1983 г., его членами являются более частных банков.

стр. дущих индустриальных государств (США, страны ЕС, Япония и Швейцария) может составить 3.2% к 2015 г. по сравнению с базовым прогнозом. Эксперты ИМФ подчеркивают, что их модели в отличие от MAG учитывают воздействие более широкого круга регулятивных стандартов (не только по капиталу, но и финансовому левериджу, ликвидности), а также ряд производных факторов (возможность ужесточения денежной политики и реакцию нефинансового сектора на рост банковских ставок по кредитам в результате введения Базеля III). Кроме того, ИМФ сделал свои оценки для более узкого круга развитых стран, где негативное воздействие проявится, по его мнению, сильнее18.

Несмотря на различия в количественных оценках последствий Базеля III, все эксперты признают, что в посткризисный период банковский сектор стоит перед серьезными вызовами как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. В краткосрочном плане, как отмечается в последнем докладе БМР, банки должны прежде всего очистить свои балансы от плохих активов, что потребует их списания и последующей рекапитализации, в том числе с помощью государства. Это позволит банкам восстановить доверие рынков и укрепить свои финансовые позиции. В долгосрочной перспективе банки должны научиться самостоятельно поддерживать свою финансовую устойчивость, работая в новой регулятивной среде, понижающей прибыльность их операций. Для этого им нужно перестроить свою бизнес-модель, проводя более жесткий учет издержек, стратегию менее высоких, но устойчивых прибылей19. Все сказанное выше свидетельствует о том, что для достижения финансовой стабильности в банковской сфере нет простых решений.

ОЭСР И ГЛОБАЛЬНОЕ НАЛОГОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО Примером относительно успешного глобального финансового регулирования может служить налоговое сотрудничество в рамках ОЭСР. Одно из важных направлений деятельности ОЭСР - разработка и внедрение международных стандартов налоговой прозрачности и борьба с нечестной ("вредоносной") налоговой конкуренцией, порождаемой, как отмечается в документах организации, чаще всего политикой офшорных юрисдикций. Эта деятельность осуществляется в рамках ОЭСР с конца прошлого века, однако именно финансовый кризис 2008-2009 гг. и последующие кризисы суверенных долгов США и Западной Европы сделали борьбу с офшорами одним из важных направлений реформы международной финансовой системы. Помимо причин сугубо экономического порядка, важную роль сыграло растущее социальное недовольство тем, что правительства не только спасают во время кризиса крупные банки и компании за счет средств налогоплательщиков, но еще и позволяют этим компаниям, а также богатым гражданам уклоняться от уплаты налогов, используя офшоры.

В декларации Лондонского саммита 2009 г. по вопросам реформы международной финансовой системы содержался призыв ко всем странам придерживаться международных стандартов и требований в области налоговой прозрачности и противодействия отмыванию денег. По отношению же к тем юрисдикциям, которые отказываются вводить международные стандарты (non-cooperative jurisdictions) было предложено разработать специальный комплекс мер воздействия (международных санкций), в числе которых дискриминация в вопросе инвестиций и помощи, специальный режим контроля за операциями в этих офшорах и некоторые другие. Одной из форм создания международного общественного мнения стала публикация различного рода "черных" списков "несотрудничающих юрисдикций". Конкретная реализация предложений G-20 возложена на ОЭСР и ФАТФ20, к компетенции которых относится работа по этим направлениям.

Международные стандарты налоговой прозрачности были впервые разработаны странами - членами ОЭСР и приняты на заседании министров финансов G-20 в 2004 г., а затем одобрены комитетом ООН по сотрудничеству в области налогов в 2008 г. Эти стандарты требуют от национальных правительств по запросу страны-партнера проявлять готовность к обмену налоговой информацией, необходимой этой стране для администрирования и правоприменения в области налогообложения своих резидентов, независимо от действия положения о банковской тайне в запрашиваемом государстве.

В информационный пакет включаются бухгалтерская отчетность, банковская информа См.: The Cumulative Impact on the Global Economy of Changes in the Financial Regulatory Frame. Wash. September 6. 2011. P. 86.

См.: BIS 82nd Annual Report. P. 83.

ФАТФ (Financial Action Task Force on Money Laundering, Группа финансового противодействия отмыванию денег) - межправительственный орган, созданный в 1989 г., в котором участвует 31 страна, в том числе с 2003 г.

РФ.

стр. ция, информация о владении собственностью. Одновременно предусматривается защита конфиденциальности полученной информации и ее использование в строго ограниченных целях. Кроме того, при определенных условиях (защита общественных/национальных интересов) страна может отказать в предоставлении информации. По данным ОЭСР, к настоящему времени более 95 юрисдикций приняли на себя обязательства соответствовать этим стандартам.

Основным рабочим и координирующим органом в данной сфере является Глобальный форум по обеспечению прозрачности и обмену налоговой информацией (Global Forum on Transparency and Exchange of Information), созданный под эгидой ОЭСР в 2000 г., а затем реорганизованный и расширенный в 2009 г.21 По поручению G-20 Форум утвердил в г. международные стандарты налоговой прозрачности в специальном документе "Terms of Reference " и осуществляет проверку их соответствия по странам с помощью специальных процедур мониторинга (peer reviews).

По итогам мониторинга Форум готовит доклады для саммитов G-20. Как отмечается в отчете Глобального форума саммиту G-20 в Лос-Кабосе в 2012 г., с 2010 г. подготовлено 79 докладов по итогам мониторинга действующего налогового законодательства и регулирования, еще 17 находятся в стадии завершения, даны соответствующие рекомендации по обеспечению налоговой прозрачности и планируется последующий мониторинг выполнения этих рекомендаций22.

Усилия ОЭСР и Глобального форума направлены прежде всего на работу с офшорными юрисдикциями. Были определены и разработаны критерии классификации офшоров.

Начиная с 2009 г. публикуются "черные", "серые" и "белые" списки стран в зависимости от степени их соответствия международным стандартам налоговой прозрачности.

В настоящее время в "черном" списке ОЭСР нет ни одной юрисдикции, в "сером" - 2, тогда как в сентябре 2009 г. в нем их было 4023. "Серый" список включал в себя в основном классические офшоры. Первоначально в нем были и государства с преференциальными налоговыми режимами (такие как Лихтенштейн и Андорра), а также являющиеся международными финансовыми центрами (например, Сингапур, Швейцария), которые затем приняли на себя необходимые обязательства по обеспечению налоговой прозрачности и были исключены из списка. "Белый" список изначально содержал в основном налоговые юрисдикции, не имеющие льготных налоговых режимов (в том числе РФ), но теперь включает и классические офшоры, которые смогли заключить 12 соглашений об обмене информацией, соответствующих стандартам налоговой прозрачности. Определенную роль в принятии такого рода решений сыграло международное общественное мнение и призывы ОЭСР применять к странам "черного" и "серого" списков конкретные международные санкции.

В рамках глобального налогового сотрудничества ОЭСР работает не только с офшорными, но и оншорными странами. В числе рекомендаций ОЭСР (так называемых защитных мер), касающихся внутреннего законодательства оншорных стран, можно назвать следующие: введение в налоговую систему стран-участниц ОЭСР правил, ликвидирующих выгоды для резидентов от использования офшоров (в частности, законодательство о контролируемых иностранных компаниях, об ограничении участия в иностранном доходе, о контроле за иностранными банковскими счетами);

облегчение доступа налоговых властей к банковской информации;

отчетность резидентов в отношении зарубежных операций24.

Главная рекомендация ОЭСР - активное подписание международных договоров, соответствующих стандартам налоговой прозрачности, к которым относятся договоры, сконструированные по одному из следующих образцов: модельное соглашение ОЭСР об обмене информацией в сфере налогообложения (Tax Information Exchange Agreement, TIEA) или модельная конвенция ОЭСР об избежании двойного налогообложения по налогам на доходы и капитал (Model Convention with Respect to Taxes on Income and Capital - Double Taxation Covention, DTC). Для рассматриваемых целей ключевым моментом последнего докумен Членами Глобального форума являются 109 стран, в том числе Россия, а также ЕС и 9 международных организаций в качестве наблюдателей.

См.: http://www.oecd.Org/dataoecd/19/8/50630814.pdf См.: http://www.oecd.Org/dataoecd//50/0/43606256.pdf В последние годы наиболее жесткую позицию в борьбе с уклонением от уплаты налогов с использованием офшоров заняли США. В настоящее время на рассмотрении в Конгрессе находится Акт по борьбе с противоправным использованием налоговых гаваней (Tax Haven Abuse Act), в 2010 г. принят Акт о соответствии налогообложения иностранных счетов (Foreign Acccount Tax Compliance Act), который окончательно войдет в силу с 2013 г. В рамках налоговой реформы для коммерческого сектора обсуждается вопрос об обязательном налогообложении прибылей американских компаний, полученных за рубежом.

стр. та является статья 26, посвященная вопросам обмена налоговой информацией. В 2008 г. в текст статьи 26 модельного соглашения ОЭСР об избежании двойного налогообложения были внесены значительные поправки, расширяющие возможности получения налоговой информации и в определенной степени отменяющие ограничения, связанные с банковской тайной.

Нужно также упомянуть Конвенцию ОЭСР и Совета Европы о взаимопомощи в области администрирования налогообложения (Convention on Mutual Administrative Assistance in Tax Matters), которая обеспечивает многосторонний формат налогового сотрудничества.

После внесения поправок 2009 г. (вошли в силу в 2011 г.) Конвенция стала открытой для присоединения всех стран.

Важно отметить, что ОЭСР, будучи клубом прежде всего развитых стран, предпринимает серьезные усилия для того, чтобы вовлечь в сотрудничество по обмену налоговой информацией развивающиеся государства. На саммите G-20 в Каннах 3-4 ноября 2011 г.

было принято решение о коллективном присоединении стран - членов G-20, в том числе России, к Конвенции о взаимопомощи в области администрирования налогообложения.

Об ужесточении позиции международного сообщества в отношении уклонения от уплаты налогов свидетельствует и недавнее решение ФАТФ. В феврале 2012 г. она пересмотрела перечень рекомендаций для своих членов, включив в него новый пункт, касающийся уклонения от уплаты налогов. Список предшествующих отмыванию денег преступлений был расширен - в него включены налоговые преступления. Международные стандарты противодействия отмыванию денег обязательны для государств - членов ФАТФ. Данное решение значительно расширяет возможности в области расследования и правоприменения по налоговым преступлениям как национальных властей, так и самой ФАТФ25.

Подводя итог, можно сказать, что после кризиса 2008-2009 гг. международные организации при поддержке наиболее влиятельных их членов, прежде всего США и стран ЕС, заняли достаточно жесткую позицию, побуждающую офшоры к выполнению международных стандартов налоговой прозрачности. Как показала практика, давление на офшоры со стороны международных организаций может быть достаточно эффективным.

ПРОТИВОРЕЧИЯ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО ФИНАНСОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Межгосударственное финансовое регулирование сталкивается с целым комплексом вызовов, связанных как с проблемами любого государственного регулирования, в том числе финансового, так и со специфическими противоречиями между глобальным характером современных финансовых рынков и национальными интересами отдельных государств, а также между различными акторами глобального управления. Финансовые регуляторы должны пройти между Сциллой и Харибдой, то есть обеспечить финансовую стабильность, при этом сохранив свободную и честную конкуренцию, а также не навредив экономическому росту.

Главная проблема заключается в том, что международные структуры, занимающиеся финансовым регулированием, в том числе разрабатывающие отраслевые стандарты, не имеют достаточных полномочий, чтобы принудить национальные регулирующие органы к выполнению своих решений. Такие проблемы существуют даже на региональном уровне в рамках ЕС, не говоря уже о глобальном уровне. В этой связи мандат СФС на мониторинг состояния глобальной финансовой системы как единого целого можно считать определенным шагом вперед. Однако, как отмечалось выше, и у СФС инструментарий обязывающего воздействия очень слабый.

Так, в опубликованном в январе 2010 г. докладе СФС "Об усилении мер по обеспечению соответствия международным финансовым стандартам" назывались три основных механизма, которые может использовать Совет: создание модели поведения в качестве образца для национальных юрисдикции, мониторинг (peer review) и так называемый специальный комплекс мер, то есть международные санкции26. При этом международные структуры стремятся различными способами расширить инструментарий своего воздействия на национальные юрисдикции. Международная комиссия регуляторов рынка ценных бумаг (IOSCO), например, в качестве обязательного условия присоединения государства-члена к Меморандуму 2001 г. о международном сотрудничестве в борьбе с нарушениями на рынках ценных бумаг выдвинула требование о принятии национального антиманипулятивного законода См.: http://www.kadis.ru/news/ См.: Eichengreen B. International Financial Regulation after the Crisis (http://www.amacad.org/publications/daedalus/10_fall_eichengreen.pdf)) стр. тельства, что, кстати, ускорило принятие такого закона в России27.

Отсутствие координации и стандартизации национальных финансовых политик в условиях глобальных рынков, в свою очередь, создает предпосылки для так называемого регулятивного арбитража. Если государство в одной стране ужесточает режим регулирования, например, хедж-фондов или сделок с деривативами, вводит налоги на банки или ограничивает бонусы в финансовом секторе, это стимулирует перенос операций в страны с более "дружественным" режимом, либо выведение операций в специализированные филиалы (инвестиционные, страховые компании), на которые данный режим регулирования не распространяется. Именно поэтому при принятии в США закона Додда-Фрэнка 2010 г. о финансовой реформе и защите интересов потребителя президент Б. Обама настаивал на том, чтобы другие страны также приняли у себя соответствующие регулирующие меры.

Еще одно противоречие - отсутствие жестких отношений соподчиненности между глобальными международными форумами, такими как G-20 и Совет по финансовой стабильности, с одной стороны, и стандартоустанавливающими организациями, с другой.

Для последних приоритетными часто является собственное, узкоотраслевое видение основных задач и их решения без учета последствий для макроэкономической финансовой стабильности. Преодоление этого противоречия, во многом способствовавшего финансовому кризису 2008-2009 гг., - одна из важнейших задач финансовой реформы.

Наряду с объективными тенденциями к усилению координации финансового регулирования действуют и центробежные силы. Представители ряда стран и финансовых структур отмечают, что поскольку национальные финансовые системы отдельных стран все еще существенно различаются, международные стандарты в принципе не могут быть едиными и должны быть адаптированы к национальной специфике. Кроме того, по их мнению, принятые на компромиссной основе международные стандарты финансового регулирования в силу специфики их разработки (необходимость учета различных интересов как отдельных стран, так и профессиональных лоббистов) не всегда могут предлагать наилучшее решение проблемы. Конечно, такие аргументы не лишены оснований. Однако очевидно, что в условиях глобализирующихся мировой экономики и финансов тенденция к межгосударственному кооперированию и глобальному управлению является объективно обусловленной и необратимой.

Для решения назревших проблем ряд экспертов выдвинул идею создания Всемирной финансовой организации (ВФО) по аналогии со Всемирной торговой организацией (ВТО) с тем, чтобы регулировать глобальные финансовые рынки, установив обязательные международные стандарты пруденциального надзора и осуществляя контроль за их внедрением, а также сформировав механизм разрешения возникающих споров28.

Однако пока эта идея не только не обсуждалась ни на одной официальной многосторонней встрече, но даже для ее сторонников представляется делом очень далекого будущего. В качестве одной из причин называется возможность использовать механизмы МВФ и ВБ, которые частично заменяют подобную организацию в том, что касается мониторинга финансового сектора.

Главная же причина невозможности создания на современном этапе Всемирной финансовой организации в качестве мирового регулятора с правоустанавливающими и правоприменительными функциями заключается в том, что национальные правительства, в первую очередь США, не готовы передать право контроля над своими финансовыми системами международной организации, решения которой они не смогут полностью контролировать. Никто не хочет отказаться от национального суверенитета в финансовой сфере даже в рамках ЕС. И это имеет свое объяснение: события 2008-2009 гг. показали, что в случае кризиса спасение финансовых институтов осуществляется за счет средств национальных государственных бюджетов, то есть налогоплательщиков этих стран. Как метко заметил управляющий Банком Англии М. Кинг, финансовые институты глобальны, пока они живы, но становятся национальными, когда оказываются при смерти 29.


Наконец, следует отметить, что межгосударственные структуры, осуществляющие финансовое регулирование, являются лишь одним из трех акторов глобального управления. Два других - это транснациональные финансовые институты, которые лоббируют свои интересы при приня См. подробнее: Худякова Л. Международный опыт борьбы с манипулятивными сделками на финансовых рынках // Деньги и кредит. 2011. N 7.

См.: Eichengreen B. Op. cit.;

Wymeersch E. Global and Regional Financial Regulation: the Viewpoint of a European Securities Regulator // Global Policy. 2010. V. 1. Issue 2. May 2010. P. 203.

См.: Wymeersch E. Op. cit. P. 189.

стр. тии законодательных регулятивных актов как на национальном, так и международном уровнях, и гражданское общество, различные международные общественные организации, выступающие за ужесточение мер контроля за финансовым сектором и финансовыми рынками30. Векторы влияния двух названных акторов прямо противоположны.

В итоге межгосударственное финансовое регулирование развивается как результирующая различных сил и интересов, при этом сохраняется поступательное движение к созданию глобальной регулирующей системы.

Ключевые слова: мировой кризис, межгосударственнное финансовое регулирование, МВФ, Группа 20, Совет по финансовой стабильности, стандартоустанавливающие организации, ОЭСР, Всемирная финансовая организация.

См., например: Заявление Международной конфедерации профсоюзов (ITUC), приуроченное к пленарному заседанию СФС в Базеле в январе 2012 г. (http://www.ituc-csi.org/binoncia-stability-board-%20must.html?lang=en).

стр. Заглавие статьи ИРАНСКИЙ АТОМ: ДОЙДЕТ ЛИ ДЕЛО ДО ВОЙНЫ?

Автор(ы) Ю. Свешникова Мировая экономика и международные отношения, № 1, Январь Источник 2013, C. 15- ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 65.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ИРАНСКИЙ АТОМ: ДОЙДЕТ ЛИ ДЕЛО ДО ВОЙНЫ? Автор: Ю. Свешникова Массовый невроз политиков, обещающих скорое начало войны с Ираном, перетекает в клиническую стадию. Впрочем, барабаны войны забили отнюдь не сейчас. Ровно та же риторика была свойственна израильскому правительству и в 2006 г., а американскому начиная с 1979 г. с периодами вялотекущей ремиссии.

Но в текущем "сегодня" новые переложения истории об иранском ядерном прогрессе в виде доклада МАГАТЭ и подборки мнений американских экспертов, угроза перекрытия Ормузского пролива, обещающая крах мировой экономики, раздававшиеся из Израиля угрозы нанесения удара по Ирану до ноябрьских выборов в США воспринимались довольно реалистично. Кажется, неосторожное движение пальцем по кнопке - и наэлектризованная атмосфера, неуклонно сгущающаяся вокруг иранской ядерной проблемы, просто взорвется, причем с ужасающими последствиями.

Но даже кажущаяся истерика Израиля - по поводу угрозы международной (а в первую очередь, конечно, израильской) безопасности, а Ирана - с его упрямым, злостным отрицанием Холокоста и заявлениями о необходимости стереть Израиль с карты мира объясняется вполне рациональными причинами. Поищем их в истории вопроса и иранском институциональном устройстве.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТРЕНИЯ В последнее время Иран прикладывает максимум усилий, чтобы стать региональным "тяжеловесом", при этом страна испытывает мощный внешний прессинг в виде политико экономических санкций, международной изоляции и психологического давления в связи с развитием своей ядерной программы. Намерение Ирана произвести ядерное оружие еще ничем не подтверждено, существуют лишь косвенные доказательства, которые зачастую трактуются как абсолютно достоверные. По мнению покойного американского профессора С. Хантингтона, дихотомия нераспространения ядерного оружия заключается в том, что Запад представляет принцип нераспространения как отражающий заинтересованность всех государств в международном порядке и стабильности, однако другие нации рассматривают его как обслуживание интересов гегемонии Запада1. Так, в случае с иранской ядерной программой объективность МАГАТЭ не раз ставилась Ираном под вопрос. Как участник ДНЯО (Договора о нераспространении ядерного оружия) Иран всегда заявляет, что его ядерная программа носит исключительно мирный характер и развивается в энергетических и медицинских целях, а попытки оказать на него давление обусловлены своекорыстными целями Запада, в первую очередь США, и подкреплены политикой двойных стандартов. В связи с этим при формулировании своей позиции (и эта позиция не меняется на протяжении многих лет) Иран всегда опирается на несколько постулатов:

1. Создание ядерного оружия - это харам (противоречит исламским нормам).

2. Вопрос развития ядерных технологий - это вопрос технологического развития и обеспечения независимости государства, международного равенства.

3. Почему к Ирану должно быть особенное отношение, в то время как на Израиль, Пакистан и Индию не оказывается никакого давления, несмотря на то, что факт обладания ими ядерным оружием считается известным и достоверным?

Члены "евротройки", США и Израиль продолжают считать эту аргументацию фасадом, за которым скрывается реальное намерение Ирана изготовить ядерное оружие.

История иранской ядерной энергетики ведет свой отсчет с 50-х годов прошлого века. Но собст СВЕШНИКОВА Юлия Владимировна, младший научный сотрудник Экспертного института НИУ ВШЭ (jsveshnikova@hse.ru).

См.: Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003. С. 121.

стр. венно кризис вокруг иранской ядерной программы - хотя иранские политологи настойчиво предпочитают обозначать ситуацию как "вопрос", а не "кризис"- существует с 2000-х годов. В 1999 и 2002 гг. Иран провел испытания на тестовых центрифугах, установленных на секретном объекте в компании "Калайе электрик", используя поставленный из Китая гексафторид урана. В 2001 г. Иран начал строительство подземного объекта по обогащению урана недалеко от г. Натанз. Однако по Соглашению о гарантиях для неядерных государств - участников ДНЯО неядерные государства были обязаны информировать МАГАТЭ о новом ядерном объекте за 180 дней до появления на нем ядерного материала2. Но к 2003 г. строительство объектов не завершилось и никаких ядерных материалов там не находилось. Поэтому формально у Тегерана не было оснований заявить об объектах в МАГАТЭ, равно как и нет оснований говорить о них как о секретных в международно-правовом смысле. После этого инцидента код 3. Дополнительного соглашения был модифицирован3, но впоследствии Иран заявил, что не считает себя связанным этим пунктом из-за незаконности решений МАГАТЭ.

Расследования, дипломатические маневры и санкции Совета Безопасности ООН против Ирана усилились в период 2003-2009 гг. В феврале 2003 г. МАГАТЭ был открыт доступ на новые ядерные объекты в Иране. В мае Франция предоставила группе ядерных поставщиков материалы, обвиняющие Иран в осуществлении военной ядерной программы. В августе появилась информация об обнаружении инспекторами МАГАТЭ следов высокообогащенного урана на предприятии в Натанзе. К осени международное сообщество пришло к заключению, что Иран может обогащать уран до высоких степеней.

Чтобы избежать передачи дела в Совет Безопасности ООН, Иран подписал Дополнительный протокол 1997 г. к Соглашению с МАГАТЭ о применении гарантий и обязался ответить на все вопросы о своей ядерной программе. В замороженном статусе программа продержалась 3 года, после чего Тегеран возобновил выполнение той ее части, которая связана с газовыми центрифугами и их производством.

В 2005 г., когда Иран объявил о возобновлении работ по обогащению урана, страны "евротройки" решили отложить переговоры до вступления в должность нового президента Ирана, рассчитывая, что в июне 2005 г. вновь будет избран Рафсанджани, более склонный к компромиссам. Однако президентом Ирана был избран мэр Тегерана Ахмадинежад, и уже в августе работы по обогащению урана возобновились. 4 февраля 2006 г. Совет управляющих МАГАТЭ проголосовал за передачу иранского ядерного досье в Совет Безопасности ООН. Иранские власти заявили, что хотели бы прекратить добровольное сотрудничество с Агентством и начать полномасштабное производство обогащенного урана для обеспечения страны энергией. В июле 2006 г. СБ ООН принял резолюцию N 1696, которая в случае нарушения Ираном предписаний МАГАТЭ (в частности, нежелания отказаться от обогащения урана), предполагала принятие мер в соответствии со ст. 41 главы VII Устава ООН.

23 декабря 2006 г. Совет Безопасности ООН принял решение о введении санкций.

Резолюция СБ ООН N 1737 запрещает поставку Ирану оборудования и технологий, которые могут быть использованы для обогащения урана и химической переработки отработанного ядерного топлива;

счета иранских компаний, подозреваемых в нелегальном приобретении ядерных технологий, были заморожены.

В 2009 г. лидеры США, Франции и Великобритании публично объявили о существовании секретного ядерного объекта, который находился в процессе строительства неподалеку от города Кум. Его появление породило опасения, что Иран намеревался построить прорывной объект, на котором можно было бы быстро создать атомную бомбу. В своем заявлении постоянный представитель Ирана при МАГАТЭ Али Асгар Солтанийе заявил, что завод Форду был построен, чтобы диверсифицировать обогащение урана на случай атаки против иранских ядерных объектов4.

Переговоры в составе "Группы 5+1"- постоянных членов СБ ООН и Германии в сентябре 2009 г. к какому-либо результату не привели. Иран дал согласие на инспекции реактора в Араке, установку дополнительных камер в Натанзе, встречу с "Группой 5+1" в Женеве октября 2009 г. и даже предварительное согласие на сделку о передаче 1200 килограмм низкообогащенного урана (НОУ) для изготовления урановых стержней в России и Франции5. Но вскоре после обсуждения деталей сделки, иранцы заявили, что хотели бы оставить свой НОУ См.: Evolution of IAEA Safeguards/ Vienna: International Atomic Energy Agency. 1998. P. 19.


Сокращение сроков уведомления о строительстве ядерных объектов.

См.: Информационный циркуляр МАГАТЭ INFCIRC/779 15.12.2009.С.

2(http://www.iaea.org/Publications/Documents/Infcircs/2009/Russian/infcirc779_rus.pdf).

См.: Clawson P. Much Traction from Measured Steps // Policy Focus. January 2010. N 100. P. 8.

стр. в Турции и передать его международным партнерам только после получения готовых стержней, объясняя это недоверием к шестерке посредников. Они сообщили также о плане построения 10 новых ядерных объектов. Сделка сорвалась.

В течение 2006-2010 гг. на фоне дипломатических переговоров Совет Безопасности ООН принял в общей сложности четыре раунда санкций против Ирана за отказ приостановить обогащение урана и сотрудничать с МАГАТЭ [(резолюции N 1737 (2006 г.), 1747 (2007 г.), 1803 (2008 г.) и 1929 (2010 г.)]. Помимо импорта технологий и оборудования, санкции касаются юридических лиц и государственных служащих, банковской и торговой деятельности, связанной с ядерной программой.

Международные трения усилились с 2010 г., когда Иран переориентировал центрифуги на заводе в Форду на обогащение урана до 20%, а также повысил степень обогащения на заводе в Натанзе и самостоятельно изготовил урановые стержни для Тегеранского исследовательского реактора.

8 ноября 2011 г. МАГАТЭ выпустило доклад о состоянии иранской ядерной программы.

Доклад не содержал принципиально новых сведений, которые могли бы стопроцентно уличить Иран в работе над созданием ядерного оружия в настоящее время. Однако ноября Совет управляющих МАГАТЭ одобрил резолюцию по Ирану, в которой выразил "глубокое и растущее беспокойство по нерешенным вопросам", касающимся иранской ядерной программы6.

Международные переговоры прекратились в 2011 г. и возобновились только весной г. В перерыве между этими раундами политика США и "евротройки" остановилась в точке "кнута", оставив "пряники" позади: США объявили о готовности наказывать финансовые институты, имеющие дела с Центральным банком Ирана, основным проводником нефтяных денег в стране;

1 июля 2012 г. Евросоюз прекратил закупки иранской нефти.

Тегеран завил, что может перекрыть Ормузский пролив и провел там учения7. Впрочем, он заявлял о возможном перекрытии пролива еще в 2006 г. в связи с наложением санкций СБ ООН, но этим заявлением дело и ограничилось.

Весной-летом 2012 г. прошла серия переговоров, состоящая из встреч Ирана с "шестеркой" посредников в Багдаде, Москве и два раза в Стамбуле. В начале переговоров Иран демонстрировал оптимизм и готовность прийти к соглашению. В феврале 2012 г.

аятолла Хаменеи вновь заявил, что приобретение ядерного оружия - это большой грех, запрещено исламом. И накануне переговоров в Москве Саид Джалили подтвердил, что Исламская Республика выступает строго против оружия массового уничтожения8. Однако переговоры закончились по сути ничем.

ПСИХОАНАЛИЗ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Итак, Исламская Республика Иран подозревается в попытке приобретения ядерной боеспособности. Сама она при этом заявляет, что ее ядерная программа носит исключительно мирный характер. Различие мнений по вопросу о том, сколько времени необходимо Ирану для того, чтобы эту боеспособность приобрести, свидетельствует об условности информации, которая позволила бы понять реальные намерения Тегерана.

Многие аналитики исходят из презумпции того, что Тегеран стремится к созданию ядерного оружия. Не будем следовать всеобщему эмоциональному тренду и жесткому стилю аналитических записок вроде тех, что публикует корпорация RAND;

полезнее исходить из интересов Ирана, связанных с положением этого государства в регионе и его внешнеполитическими устремлениями. Аналитики часто упускают из виду внутриполитическую ситуацию в Иране, отчасти потому, что трения между элитами не так уловимы извне.

Кроме того, при принятии решений внимание Ирана рассредоточено между США, которые играют первую скрипку в давлении на Тегеран, Израилем, в течение нескольких лет грозящим нанести упреждающий удар по иранским ядерным объектам по примеру иракского Озирака, недружелюбными по отношению к Ирану в последние годы арабскими странами Персидского залива, а также другими странами региона - прежде всего Ираком и Сирией. Более того, интересы Ирана в ядерной сфере напрямую связаны с защитой государственного суверенитета и претензиями США на влияние в регионе.

Поэтому политика См.: Трушкин И. Венский дневник // Вена+Женева: международные организации в сфере ядерного нераспространения и разоружения. 2011. N 9(18) (http://pircenter.org/data/Vienna Geneva/VG9%20(18)%20November%202011.htm).

Угроза перекрытия пролива была озвучена первым вице-президентом Ирана Мохаммадом Резой Рахими декабря 2011 г. - такая мера предполагалась на случай, если санкции поставят в безысходное положение иранскую экономику. См.: Тегеран грозит перекрыть Ормузский пролив в случае введения санкций / РИА Новости.

27.02.2011 (http://ria.ru/world/20111227/529385313.html).

См.: Iran Expects Right to Enrichment to Be Recognized in Moscow: Jalili// Tehran Times. 16.06. (http://www.tehrantimes.com/component/content/article/98817).

стр. Тегерана по ядерному вопросу непосредственно касается и его взаимоотношений с Вашингтоном. В некотором смысле "личными" эти трения делает и давняя история с захватом американского посольства в Тегеране и утрата Соединенными Штатами того влияния на Иран, которым они обладали при шахе.

История иранского комплекса по отношению к внешним силам гораздо длиннее, чем история иранского ядерного вопроса, хотя и короче, конечно, чем многовековая скорбная летопись притеснения шиитов в целом. В иранской и шиитской культурной памяти, чуткой к "притеснениям со стороны нечестивых правителей", болезненным воспоминанием является участие США в возвращении в Иран шаха в 1953 г. Когда обладавший колоссальной публичной популярностью премьер-министр Мохаммад Мосаддек принял решение о национализации нефтяной промышленности, которая на тот момент находилась под британским контролем, Великобритания прибегла к помощи США. Тогда удалось вернуть в страну лояльного Западу шаха. И именно американец Кермит Рузвельт в качестве режиссера массовых выступлений в поддержку шаха, а также последующее закрепление американского влияния в Иране запомнились иранцам, мечта которых получать сполна доход от собственных природных ресурсов не исполнилась.

Следующей причиной иранского беспокойства стала ирано-иракская война 1980-1988 гг., в ходе которой Иран остался практически без союзников, в то время как Ирак получил широкую поддержку и при этом применял против иранцев химическое оружие. Подобно тому, как израильское правительство часто повторяет, что не допустит второго Холокоста, иранцы полны решимости не допустить второй такой войны в состоянии беззащитности перед агрессором. Иранские эксперты отмечают, что в иранском сознании глубоко укоренилась идея вечной опасности вторжения. "Мы фактически остались одни, нам не помогал никто. Отсюда этот остаточный эффект - страх беззащитности страны", объясняет научный сотрудник Института кавказских исследований в Тегеране Мехди Хоссейни Таги Абад9.

Сюда укладывается и история попыток наладить взаимоотношения между Ираном и США. Так, во время случаев с захватом в заложники граждан Европы и США проиранскими ливанскими экстремистами в 80-х годах Дж. Буш ст. предложил Ирану сделку по принципу "жест доброй воли в обмен на жест доброй воли". В ответ на помощь в освобождении заложников Иран ожидал размораживания своих активов в США, замороженных после революции. Иран выполнил свою часть условной сделки, но активов так и не получил.

В 2001 г. Тегеран помог США очистить большую часть Афганистана от талибов, несмотря на то, что Дж. Буш младший отнес его к странам "оси зла", а также открыл многочисленные ядерные объекты для инспекций МАГАТЭ после 2002 г. в соответствии с Дополнительным протоколом. При этом давление на Иран по ядерному вопросу только усилилось. Тайные переговоры шли между США и Ираном с 2001 по 2003 г., когда у власти находился Хатами. Тогда Иран был готов обсуждать широкий круг вопросов. Вина за то, что те переговоры не увенчались успехом, лежит на США, считает президент Национального Иранско-Американского Совета Трита Парси, и этого же мнения придерживается журналист Барбара Слэйвин10. Американские эксперты порой признают, что нынешний политический курс Ирана берет свое начало в деятельности самих американцев в 1953 г. В шахские времена правительство сдерживало антиамериканские настроения, а сейчас, когда эти настроения, напротив, поощряются правительством, ситуация закрутилась практически по спирали.

Итак, комплекс уязвленности, незащищенности - это один из мотивов, почему Тегеран не готов поступиться своими приобретениями, в данном случае - ядерными. Этот же комплекс - вероятная предпосылка того, чтобы задуматься о создании ядерного оружия в качестве средства защиты от посягательств на государственный суверенитет.

Рассмотрим гипотезу о том, что Иран действительно решил приобрести ядерную боеспособность. Профессор Стэнфордского университета Скотт Саган, опираясь на историю ядерного нераспространения, считает, что обычно получение ядерной боеспособности преследует три цели: защитить страну от внешней угрозы безопасности, удовлетворить локальные интересы внутриполитических акторов и приобрести определенный статус11. Иран, считает Саган, это классический пример государства, которое хочет получить ядерное оружие в качестве гарантии от нападения См.: интервью с Мехди Хоссейни Таги Абадом. Лето 2011 г. Тегеран.

См.: Trita Parsi. Single Roll of the Dice. Yale, 2012. P. 4;

Slavin B. Bitter Friends, Bosom Enemies;

Iran, the U.S. and the Twisted Path to Confrontation. N.Y., 2007.

См.: Sagan S. How to Keep the Bomb From Iran // Foreign Affairs. 2007. N 5(85). P. 47.

стр. извне, учитывая тяжелые последствия ирано-иракской войны и нацеленность США на смену режима в Тегеране.

Но недостаточно считать целью Тегерана только защиту от внешнего вмешательства.

Можно рассмотреть эту версию в рамках триады, которую сформулировали американские аналитики и с которой согласен отечественный востоковед Г. Мирский. Речь идет о том, что ядерная программа Ирана имеет три ипостаси:

- элемент сдерживания (защита от внешних посягательств);

- символ сильного государства, даже великодержавности;

- ключевая предпосылка для региональной гегемонии.

Акцент на элементе сдерживания относится к президентским срокам Рафсанджани и Хатами. Идея возможного обладания ядерным оружием может быть воспринята как четкий сигнал о том, что с Хаменеи не получится поступить так же, как с Каддафи в Ливии и Хусейном в Ираке.

Нацеленность на приобретение статуса региональной державы присутствует в умах иранских правящих элит еще с шахского периода. После исламской революции она существует под другими знаменами, а с укреплением позиций консервативной элиты и вступлением в должность Ахмадинежада эта цель приобрела, пожалуй, больший вес, чем два других мотива. Лозунги о распространении исламской революции в регионе, связанные с именем Хомейни, со временем утратили свою яркость, уступив место прагматизму президентства Рафсанджани. Но по-прежнему ислам используется иранским президентом как идеология, которая могла бы объединить мусульман региона, это прямо вытекает из природы иранского устройства власти, которое базируется на религии. По мнению Г. Мирского, Иран стремится возглавить "арабское сопротивление", используя, подхватывая и усиливая антиамериканские настроения в Египте, Саудовской Аравии и Иордании, опираясь на общественное мнение в этих странах.

Таким образом, Иран делает заявку на лидерство уже и в арабском мире12. В самом деле, Ахмадинежад, не будучи ни арабом, ни суннитом, равно как и само его государство, используя антиамериканскую и антисионистскую риторику, смог обрести популярность на "арабской улице".

Эта же линия проводилась путем вмешательства в вооруженные конфликты на Арабском Востоке, установления связей с антиправительственными группировками, а также формирования в соседних странах структур проиранской ориентации.

Иранский ядерный вопрос усиливает противостояние между Востоком и Западом.

Вспоминаются еще давние призывы президента Рафсанджани к созданию "исламской бомбы"13, что отодвигает концепцию диалога цивилизаций до лучших времен. На передний план выходит идея конфронтации прежде всего с Израилем, так называемым "малым шайтаном", и с Америкой, "большим шайтаном", и делит людей на тех, кто относится к "миру ислама", и тех, кто относится к "миру войны", а в несколько отличной трактовке Хомейни - на угнетателей и угнетенных.

Фактор противостояния помогает также объединить иранский народ в противодействии внешней угрозе в экономически неблагополучные времена. Действительно, за то время, что Иран сталкивается с международным давлением, ядерная программа смогла стать своего рода национальной идеей. И дело не в том, что люди, следуя утверждению пакистанского лидера Зульфикара Али Бхутто "лучше есть траву, но ядерную бомбу все равно получить", ставят разработку ядерного оружия в красный угол вместо икон, отсутствующих в мусульманской традиции. В общем-то, о ядерной программе и не разговаривают в повседневных беседах. Важно другое - отказ От ядерных амбиций на данном этапе означал бы, по мнению иранцев, добровольную сдачу позиций обобщенному "Западу", который со временем захочет большего.

Сначала - отказ от обогащения урана, потом - разрешение на вмешательство в дела страны. Люди уверены в том, что массовая международная истерия вокруг иранской ядерной программы - лишь повод для устранения Ирана как влиятельного государства в регионе, которое не боится отстаивать свою независимость. Кроме того, согласиться поступиться своим неотъемлемым правом на мирный атом в соответствии с ДНЯО означало бы поступиться достоинством. Иранцы как политизированная нация очень тонко это чув См.: Смертельные санкции для Тегерана// Эхо планеты. 2010. N 37. С. 14.

В 1988 г. аятолла Хашеми-Рафсанджани заявил, что иранцы "должны быть хорошо вооружены химическим, бактериологическим и радиологическим оружием, чтобы использовать его в защитных и наступательных целях", и три года спустя его вице-президент, обращаясь к собранию исламской конференции, сказал: "Поскольку Израиль по-прежнему обладает ядерным оружием, мы, мусульмане, несмотря на попытки ООН не допустить его распространения, должны сотрудничать в области создания атомной бомбы".

стр. ствуют. И сейчас они готовы не только переживать санкции, которые ударили по экономике, но, вероятно, и поддерживать приобретение ядерной боеспособности.

Действительно ли Ирану необходимо создать ядерную бомбу как таковую или достаточно приобрести способность ее сделать? Г. Мирский полагает, что Тегеран стремится достичь состояния "5-минутной готовности". Глава штаба израильских вооруженных сил Бени Ганц в своем заявлении газете Haaretz также высказывает уверенность, что Иран "шаг за шагом собирается достичь точки, в которой он сможет принимать решение о том, стоит ли создавать ядерную бомбу, но решение о том, чтобы идти дальше, не принято"14. Министр обороны США Леон Панетта заявил: "Иран скорее стремится к приобретению способности создать ядерное оружие, а не самого оружия"15. Эксперты же Марк Фицпатрик и Грег Джонс уверены, что у Ирана уже есть все необходимое для создания ядерного оружия, не хватает только политического решения16.

Скептики считают, что Иран согласился в очередной раз сесть за стол переговоров, чтобы выиграть время для приближения к опасной ядерной черте. Иранцы несколько раз отклоняли предложение перенести обогащение на российскую территорию17. Иран уже наработал достаточное количество урана, чтобы обеспечить топливом тегеранский реактор, единственный в стране, который требует урана-235 такой степени обогащения практически до конца срока его службы, и необходимости в строительстве новых обогатительных заводов (как был построен завод в Форду параллельно с уже имеющимся заводом в Натанзе) нет. Так, к маю 2012 г. Иран наработал 146 кг урана, обогащенного до 20%18, в то время как для обеспечения топливом тегеранского реактора необходимо всего 177 кг19. Поэтому у Ирана нет причин развивать свою ядерную программу такими стремительными темпами. И тем не менее форсированное продвижение к созданию условий для производства атомной бомбы продолжается. В конце августа 2012 г. в новом докладе МАГАТЭ говорилось об увеличении количества центрифуг в Форду более чем в два раза за последние месяцы и о существенном увеличении запасов обогащенного урана.

Если говорить о средствах доставки ядерного оружия, иранская ракетная программа развивается по своей собственной логике и пересечений с ядерной не выявляет20.

Аргументом в пользу того, что Ирану нет необходимости создавать бомбу, а достаточно обзавестись соответствующей технологией, является следующее: издержки от создания реального оружия слишком высоки. Если следовать презумпции прагматичности иранского правительства, это представляется излишним. Раз есть технология, то в случае необходимости можно относительно быстро создать атомную бомбу. Производство бомбы - довольно затратное мероприятие, которое, во-первых, предполагает отвлечение немалых ресурсов от развития экономики, а, во-вторых, чревато необходимостью выхода из ДНЯО и окончательным обострением ситуации в регионе, включая вероятную реакцию Израиля и гонку ядерного вооружения, прежде всего среди государств Персидского залива.

В пользу версии о "5-минутной готовности" говорит и то, что производство бомбы может произвести обратный эффект. А именно - еще большее отчуждение соседей. Использовать атомную бомбу Иран все равно не сможет, поэтому угрожать ею было бы бесполезно, а обладание ядерным оружием только продлит присутствие США в регионе. Передавать ядерное оружие террористическим группировкам Иран тоже не намерен. Первое: это означало бы такое обострение отношений с Израилем, что Иран мгновенно стал бы целью для атаки со стороны не только этого государства, но и США. Второе: хотя Иран поддерживает ХАМАС и "Хизбаллу", он никогда не предоставлял им биологическое или химическое оружие, а иракским боевикам не давал средства для поражения американской авиации21.

Kahl C., Irvine M, Dalton M. Red, Red Lines // Foreign Policy. 07.06. (http://www.foreignpolicy.com/articles/2012/06/07/red_red_lines).

Who is Responsible for U.S.-Iran Tensions? // Aljazeera. February (http://stream.aljazeera.com/story/whosresponsible-us-iran-tensions-0021985).

См.: Parkins D. Sticks Now, Carrots Later// The Economist.19.05. (http://www.economist.com/node/21555540?zid=308&ah=e21d923f9b263c5548d5615da3d3 0f4d).

См.: Мирский Г. Будет ли удар по Ирану // Независимая газета. 13.04.2012 (http://www.ng.ru/ideas/2012-04 13/5_iran.html).

См.: Крючков И. Иран готов отказаться от 20-процентного урана// Московские новости. 09.04. (http://www.mn.ru/world/20120409/315316835.html).

См.: Евсеев В. Трудный путь из иранского тупика // Независимое военное обозрение. 06.07. (http://nvo.ng.ru/concepts/2012-07-06/1 Jran.html).

См.: Фролов А. Иран: для чего ему ракеты? // Индекс безопасности. 2006. N 2 (82). С. 71.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.