авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Содержание ПОСТКРИЗИСНОЕ ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НА МЕЖГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ Автор: Л. Худякова ...»

-- [ Страница 2 ] --

См.: Линдсей Дж., Такей Р. Когда Иран получит атомную бомбу// Россия в глобальной политике. 2010. Т. 8. N 2. С. 76.

стр. Иран не стремится к полной международной изоляции, которая могла бы стать результатом создания бомбы. Скорее, в его планы входит заявлять о своих региональных интересах с других позиций.

Есть еще одно важное обстоятельство: отсутствуют технические доказательства возможности создания ядерного оружия в Иране. Бывший переговорщик по иранской ядерной программе Хуссейн Мусавиан22 настаивает, что было бы ошибкой считать, что Иран сооружает ядерную бомбу или имеет такие планы. А несговорчивая, резкая риторика действующего иранского руководства по отношению к МАГАТЭ и международным посредникам лишь говорят в пользу того, что Ирану выгоден "туман" вокруг своей ядерной программы. В таком случае можно блефовать и поставить на кон в международных переговорах больше, чем имеется на самом деле, и получить для себя "пряники", которые будет готово предложить международное сообщество. Трудно согласиться с мнением востоковеда Евгения Сатановского о том, что Ахмадинежад фанатично предан идеям уничтожения Израиля и получения Ираном ядерного статуса23.

Может быть, у иранского президента лично и имеется неприязнь к еврейскому государству ("сионистскому образованию", как его называют в Иране), но это не означает, что он собирается уничтожить Израиль - издержки даже от такой попытки слишком велики. А приобретение Ираном ядерного статуса - это ведь не цель, а только инструмент.

Так, все вышеперечисленное - и сдерживание, и стремление к статусу региональной державы, и национальная идея, и необходимость сплочения народа вокруг правящего режима - укладывается в имидж иранского государства как на международной арене, так и во внутриполитических делах. Поэтому вопрос не в самом обладании ядерным оружием или технологии его создания: Иран не может отказаться от "ядерных амбиций", как называют его противники ядерную программу Тегерана, потому что не хочет сдавать позиции в регионе. Иранский режим не может себе позволить выглядеть проигравшим перед собственным народом и волнующейся оппозицией.

"НЕЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК" Из всех прямых или косвенных участников ситуации вокруг иранской ядерной программы особо выделяются США и Израиль. Антиизраильская риторика стала практически центральным инструментом иранской внешней политики и выполняет следующие функции:

- укрепляет имидж Махмуда Ахмадинежада;

- выступает средством сплочения населения вокруг правящей элиты (внутренний вектор);

- является элементом имиджа исламского революционного режима вне страны (внешний вектор):

а) привлекает сочувственное внимание арабской общественности (при этом оттягивая его от Турции, соперника в борьбе за "душу арабского мира"), б) способствует нивелированию идеологической границы между шиитами и суннитами, а следовательно, и уменьшению исторической неприязни суннитского арабского общества к персам-шиитам;

- акцентирует внимание на Израиле как на олицетворении всего западного, а значит, чуждого Ближнему Востоку, что способствует реализации предыдущих функций.

Антиизраильская риторика вряд ли может считаться предупреждением о всерьез предполагаемой атаке. Учитывая все возможные последствия, решиться на военные действия против Израиля по сугубо идеологическим мотивам может только сумасшедший, коими нельзя назвать прагматичных иранских политиков.

США, помимо того, что находятся в конфронтации с Ираном, попадают еще и в крайне затруднительное положение в связи с поддержкой Израиля как союзника в регионе. Обама был вынужден лавировать между двух огней - не ввязаться накануне ноябрьских выборов в новый вооруженный конфликт на Ближнем Востоке и заглушить упреки республиканцев в излишней мягкости к Ирану.

В период одной из ремиссий, в августе 2006 г., Тегеран обратился к Вашингтону с предложением о нормализации двусторонних отношений. В 2007 г. Вашингтон впервые согласился на прямые переговоры с Тегераном, хотя и по отвлеченной теме - ситуации в Ираке. В декабре 2007 г. был опубликован доклад Американского разведывательного сообщества, согласно которому Иран прекратил реализацию своей военной ядерной Ныне - научный сотрудник Принстона, в прошлом также глава комитета по международным отношениям Высшего совета национальной безопасности Ирана, автор мемуаров "Иранский ядерный кризис" См.: Сатановский Е. Россия и Ближний Восток. Котел с неприятностями. М., 2012. С. 359.

стр. программы в 2003 г. Таким образом, стороны могли рассчитывать на хорошую основу для переговоров уже в период президентства Барака Обамы. В 2008 г. было замечено несколько встречных шагов Вашингтона. Министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что Соединенные Штаты не могут стоять на позиции только требующей державы, необходимо предлагать Ирану что-то взамен. В июле 2008 г. заместитель госсекретаря США Уильям Бернс принял участие в многосторонней встрече в Женеве с секретарем Высшего совета национальной безопасности ИРИ Саидом Джалили по иранской ядерной программе. Американское правительство задумалось о восстановлении дипломатического присутствия в Иране.

В 2009 г. администрация США занимала выжидательную позицию, надеясь на смягчение политической линии Ирана по ядерному вопросу в связи с возможным приходом к власти оппозиционного кандидата Мир Хоссейна Мусави. Обама направил иранцам воодушевляющее поздравление с праздником иранского нового года - Новруза. Но в связи с необходимостью консолидировать элиты и подтвердить свою приверженность политике антиамериканизма накануне выборов Ахмадинежад был вынужден, напротив, ужесточить позицию по ядерному вопросу.

Разочарование администрации США наступило довольно быстро, когда был обнаружен третий объект по обогащению урана рядом с г. Кум в сентябре 2009 г. Вашингтон, в свою очередь, ужесточил давление и санкции. В 2008 г. госсекретарь США Кондолиза Райс заявила: "Для Соединенных Штатов и того Большого Ближнего Востока, который мы хотели бы видеть, Иран представляет самую серьезную стратегическую угрозу, исходящую от одного государства". "Форсирование работ по иранской ядерной программе продолжает тревожить США и большую часть мирового сообщества, усиливается ощущение того, что необходимы срочные меры", - писали тогда Рэй Такей и Вали Наср24.

Но убеждение в наличии исходящей от Ирана перманентной угрозы культивируется в Америке с 1979 г., и соответствующие заявления звучат десятки лет, поэтому Иран сделался нечувствительным к ним, и новые воинственные сигналы со стороны США и Израиля не особенно тревожат иранцев.

Республиканцы в США поддерживают использование силы и давления на Иран. Однако не все обращают внимание на то, что такая позиция на протяжении этих лет только приводила к усилению национализма внутри Ирана и превращению ядерной технологии в национальную гордость25.

Помимо этого, военный удар по Ирану таит в себе большие опасности и сложности. А именно: у США, а не у Израиля имеется военная техника, способная поразить иранские ядерные объекты, скрытые в горах и под толстым слоем укрепленного бетона. Если американцы действительно решатся нанести удар по иранским ядерным объектам, то, во первых, даже при наличии современных бомб у США и Израиля не будет уверенности в том, что все объекты выведены из строя. Во-вторых, у Ирана все равно останутся накопленные знания в атомной области, а следовательно, возможность производить центрифуги. И тогда Тегеран наверняка прекратит контакты с МАГАТЭ, что сделает его программу непрозрачной. В-третьих, велика опасность того, что Иран перекроет Ормузский пролив26, как неоднократно грозил это сделать, а у него достаточно средств, чтобы обеспечить блокаду. Такой поворот приведет к взлету цен на нефть, что, в свою очередь, ударит по мировой экономике. В-четвертых, пошатнутся отношения США с исламским миром. И хотя руководство стран Залива, возможно, и отпразднует устранение иранских претензий на лидерство в регионе, так называемая арабская улица расценит вторжение как повторение иракского сценария в худшем его варианте.

Все перечисленное способно спровоцировать и новый виток глобального "джихадизма", начертавшего на своих знаменах "войну цивилизаций". Это может коснуться и России, причем теперь уже не только Северного Кавказа, где существуют группы, относящие себя к вахаббитам, но на этот раз и Татарстана. Американский эксперт Колин Кахль считает картинку "чистого конфликта", предложенную Мэттью Кронингом в обоснование необходимости скорого удара по Ирану, абсолютным миражом, потому что любой военный конфликт с Ираном обещает быть, напротив, "грязным", с применением насилия и существенными жертвами и другими последствиями.

Кроме того, Иран может дать "асимметричный ответ", что не обязательно означает запуск ракет по Европе, а, например, атаки против гражданских служащих США в Ливане и Ираке, передачу Наср В., Такей Р. Цена сдерживания Ирана // Россия в глобальной политике. 2008. Т. 6. N 1. С. 111.

См.: Perkovich G. Iran Is Not an Island: A Strategy to Mobilize the Neighbors // Policy Brief. 2005. N (http://www.carnegieendowment.org/files/PB34.perkovich.final.webl.pdf).

Через Ормузский пролив проходит 20% всей торгуемой в мире нефти.

стр. оружия в Афганистан, ракетные удары по объектам США в Персидском заливе. Подобное развитие событий потребовало бы ответа от США в виде атак против регулярных вооруженных сил и КСИР (Корпус стражей исламской революции) Ирана, так как военные операции осуществлялись бы именно их ресурсами. А это означало бы начало полномасштабной войны.

Если атаку начнут Соединенные Штаты, Иран не сомневается, что Израиль также примет в ней участие. И если, например, ливанская "Хизбалла" нанесет по этой причине удар по Израилю, то начнется еще и война Израиля с Ливаном. Аналогично могут поступить и сирийские власти независимо от того, кто будет править в Дамаске - ведь в любом случае внутренняя обстановка в Сирии останется ужасающей, и всегда будет соблазн отвлечь народ от бедственного положения новой конфронтацией с "сионистским врагом".

Треугольник замкнется. Саудовская Аравия и ОАЭ могут быть втянуты в войну, отвечая Ирану на его удары по американским объектам в Заливе и на перекрытие пролива.

ВО ИЗБЕЖАНИЕ ВОЙНЫ Выход из тупика можно попробовать найти в экономических и сопутствующих им санкциях. Тут есть надежда, что вопрос решится без применения силы и не поставит никого в неприятное положение ответчика за полный хаос на Ближнем Востоке. Цель санкций - ослабить иранский режим, заставить его пойти на уступки, подвести иранское руководство к выводу, что его непримиримая позиция не стоит издержек, которые несет общество, и что надо сделать шаг навстречу МАГАТЭ, чтобы доказать - иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер.

На санкции возлагала свои надежды еще администрация демократа Джимми Картера, так что они прошли длинный путь - от замораживания активов и запрета на поставки определенных видов вооружений, оборудования и ограничения передвижения лиц, причастных к иранской ядерной программе, до атаки на иранскую финансовую систему.

Особенности санкций против Ирана заключаются в том, что чем более и далее по времени они показывают свою безуспешность, тем большую привлекательность обретает военная опция - потому что надо успеть "впрыгнуть в закрывающуюся форточку возможностей", о которой говорит Израиль. Кроме этого, санкции, которые изначально направлены на то, чтобы Иран смягчил позицию в переговорах, создают предпосылки для применения другой опции - смены режима в Иране. Предполагается, что люди, утомленные экономическим давлением, все больше будут выражать недовольство действующим правительством, а критика против режима в целом будет становиться все громче.

Однако, по мнению экспертов, санкции, тем более дополняемые угрозой военного вторжения, должны быть скомбинированы с "пряниками", чтобы побудить Иран к сотрудничеству, и конечно, переговорами. Разумеется, санкции оказывают определенное влияние на иранскую экономику: продажи нефти значительно упали, Иран испытывает трудности с отгрузкой нефти и проблемы с валютой (за период с декабря 2011 г. по март 2012 г. иранский риал потерял в цене 40%). Добыча нефти упала до уровня 10-летней давности - 3.38 млн. барр. в день. Не всегда легко отделить иранские стратегические просчеты в экономике от эффекта собственно санкций, но их влияние перестали отрицать даже иранские политики27.

Санкции же, скорее всего, привели Иран за стол переговоров в апреле 2012 г. Но не повлияли на изменение его позиции. Чтобы они могли причинить действительно существенный вред иранской экономике и поставить под удар сохранение режима, закупки иранской нефти должны прекратить все страны. По многим причинам это представляется невозможным.

В вопросе о санкциях важную роль играет и временной фактор: они имеют хоть какой-то эффект лишь до момента, пока длится терпение Израиля и пока Иран не приобрел ядерную боеспособность. Кроме того, эта мера приносит и ряд побочных эффектов повышение цен на нефть, возможности для покупки иранской нефти Китаем с большой скидкой и стимулы для Ирана - например, рационализировать свою экономическую политику и усовершенствовать производство нефтепродуктов, чтобы повысить собственную самодостаточность.

Хуссейн Мусавиан призывает Запад признать право Ирана на развитие его ядерной программы, ослабить взаимные подозрения и санкции. "Иранцы не пойдут на уступки под давлением, это противно иранской культуре", - говорит Мусавиан28. А индийский и пакистанский опыт 80-х и 90-х годов доказывает, что санкции только увеличивают См.: O 'Sullivan M. The Role and Potential of Sanctions / Iran: The Nuclear Challenge. Wash., 2012.

Fantz A. No Friend of Ahmadinejad, Iranian Insider Still Defends Nuclear Ambitions / CNN. 05.06. (http://security.blogs.cnn.com/2012/06/05/no-friend-of-ahmadinejad-iranian-insider-still-defe nds-nuclear-ambitions/).

стр. издержки превращения в ядерную державу, но не пресекают такую возможность в целом.

Еще одна опция взамен военной, как уже упоминалось выше - направить усилия на смену режима в Иране. Смена режима - это не только побочный эффект, который предположительно могут спровоцировать санкции, но и самостоятельный план, постоянно возникающий на американском столе предложений. Смена режима, рассчитывают ее сторонники, могла бы стать "серебряной пулей", которая поразила бы иранскую ядерную проблему на фоне текущей политики "кнута и пряника".

Эксперт Амир Тахери считает, что в действительности иранский режим гораздо более хрупок, чем принято считать, поэтому опция может сработать. Во-первых, режим утратил первоначальную легитимность, которую ему принес Хомейни. Кроме того, раньше у него была и более широкая база, состоявшая из левых и националистов, которых Хомейни постепенно вычистил, оставив разрозненный слой консерваторов. Многие приверженцы режима из рядов бывших сторонников Хомейни, КСИР, членов парламента дистанцировались от нынешней власти, кто-то пассивно, кто-то - активно, перейдя в ряды диссидентов. Во-вторых, ориентация режима на социальную справедливость и борьбу с бедностью себя не оправдала - экономическая ситуация в Иране стремительно ухудшается. При этом режиме выросла сильная оппозиция в среде иранской интеллигенции - студентов, ученых, преподавателей, музыкантов, режиссеров.

Если оставить в стороне моральные и правовые возражения и оценки, опция смены режима прямо противоречит заключению сделки по поводу ядерной программы, к которой Иран призваны подтолкнуть санкции. В период президентства Хатами и Клинтона потенциальная возможность того, что США заключат сделку с Ираном, встревожила оппозицию, которая почувствовала себя разменной картой. Похожая ситуация имеет место и сейчас: с одной стороны, оппозиция видит, что американцы вроде бы делают на нее ставку, во всяком случае интенсивно спонсируют ее деятельность. С другой стороны, европейские посредники пытаются все же, выступая от имени Запада, договориться с иранским правительством, и можно предполагать, что в случае сделки, западные политики, включая американских, об оппозиции вообще забудут.

Поэтому оппозиция не может доверять Америке. А ведь американские усилия по смене режима непременно должны включать в себя именно поощрение оппозиции как ядра альтернативной власти. Получается, что реальной внутренней опоры для осуществления курса смены режима у США нет.

И все же лозунг смены режима фактически не снимается с повестки дня, хотя сейчас официально не афишируется. Открыто говорят об этом эксперты;

например, Тахери считает, что любая политика должна рассматриваться с точки зрения, помогает или препятствует она смене режима в Иране. Но этот фильтр положит конец дипломатическим усилиям: если иранское руководство будет знать, что у любой возможной договоренности по ядерной программе есть "двойное дно", и Вашингтон на самом деле по-прежнему имеет в виду свергнуть нынешнюю власть в Тегеране, никакого выхода из тупика не будет.

CUI PRODEST На фоне оптимистической концепции "диалога цивилизаций" Хатами в 2001 г. можно было надеяться, что гармонизация отношений Ирана с США, Израилем и разрешение иранского ядерного вопроса - дело вполне реальное. Но и в период относительной либерализации при Хатами не произошло ни налаживания отношений с США, ни ослабления напряженности с Израилем. И существенно ли изменилась иранская позиция по ядерному вопросу с приходом к власти Ахмадинежада? Это приводит нас к таинственному вопросу о том, кто вообще уполномочен принимать решения по ядерной политике - как внутренней, то есть в том, что касается разработок оружия, так и внешней касающейся стратегии поведения Ирана в международных переговорах.

Иранская политическая жизнь отличается фактическим отсутствием политических партий. Ей присуща фракционность, по сути дела являющаяся средством поддержания баланса духовным лидером, который старается позиционировать себя над системой.

Традиционно называют три основные политические силы - консерваторов во главе с наиболее консервативными великими аятоллами, такими как Мохаммад-Таги Месбах Язди и Али Джаннати (и условно - Али Хаменеи), прагматиков во главе с Рафсанджани и реформистов во главе с Хатами. Однако эта классификация не отражает всей полноты политического спектра. По мнению Клифтона Шерилла, сюда следует добавить еще группы - неоконсерваторов во главе с Ахмадинежадом и революционеров.

"Кому это выгодно?" (лат.).

стр. Каждая из этих групп обладает определенным взглядом на ядерную политику Ирана.

Консерваторы старой закалки относятся к возможному смягчению позиции негативно.

Все, что способно смягчить отношения с США, откроет дорогу шпионам и западной культурной экспансии, это будет растлевать молодое поколение и поколеблет устои исламского режима30.

Неоконсерваторы в лице Ахмадинежада с его агрессивной антиизраильской и антиамериканской риторикой выглядят все же более склонными к компромиссам, чем консерваторы. Бывший глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи свидетельствовал о том, что Ахмадинежад делал попытки пойти даже на прямые переговоры с США, но Вашингтон в ожидании смены власти в Иране на более либеральную не пошел на переговоры. Это, в свою очередь, уверило иранскую консервативную элиту в бесполезности попыток наладить отношения с Вашингтоном.

Прагматики еще более склонны к компромиссам, так как, в отличие от консерваторов с их идеей экспорта революции, они видят усиление мирового влияния Ирана на пути сближения с западными странами. Реформаторы же, хотя отнюдь не стремятся привнести западную концепцию прав и свобод человека и капиталистической экономики в Иран, но по вопросу интеграции в международное пространство солидарны с прагматиками.

Все названные категории, за исключением революционеров, объединяет одна характерная черта - каждая из групп в целом поддерживает развитие атомной энергетики. Все четыре группы функционируют в рамках существующего режима. И поскольку на ядерный вопрос было уже нанизано большое количество элементов иранской политики, его невозможно просто так выдернуть из основания. Именно по названной причине это может поколебать режим в целом. Интересно, что и пятая группа, революционеры, в целом одобряют продолжение ядерных разработок. Поэтому иногда говорят, что смена режима не приведет к смене иранской позиции по ядерному вопросу.

Все это не значит, что совсем не слышно голосов в пользу полного отказа от ядерных амбиций. Например, 10 июля 2012 г. реформистский политик Абдулла Нури предложил устроить референдум по поводу судьбы иранской ядерной программы. Нури неоднократно высказывался по поводу того, что Иран не должен пожертвовать национальными интересами, упорствуя в единственном вопросе31.

Эксперты склоняются к выводу, что решение иранского ядерного вопроса находится в руках духовного лидера Али Хаменеи. И неясно, какое давление потребуется, чтобы он принял решение пойти на уступки во имя сохранения режима. Характерной чертой иранского внешнеполитического наследия времен Хомейни является то, что предписания духовного лидера стоят выше закона. Некоторые из них были прямыми указаниями к действию правительству и стали частью иранской внешней политики. Большинство решений, принятых Хомейни, создали прецедент и устойчивую традицию, которая сегодня не может быть легко изменена32.

Однако и в политике духовного лидера могут наблюдаться любопытные сдвиги. Речь Хаменеи по случаю годовщины смерти второго шиитского имама Хасана выглядит смутным предвестником смягчения позиции по ядерному вопросу33. Чаще иранцы вспоминают третьего имама - Хусейна, который призывал активно бороться против нечестивых правителей, в то время как его брат Хасан считал, что нужно быть гибкими во взаимодействии с врагом и говорил о важности сохранения мира. За год до этого Рафсанджани поднимал тему невнимания к Хасану в противовес его брату Хусейну34. И в этом году сайт аятоллы Хаменеи вновь опубликовал речь рахбара, датируемую 1389 г., о преимуществе мирной позиции Хасана35. Хаменеи также вспомнил о позиции своего предшественника, аятоллы Хомейни, по поводу принятия резолюции N 598 Совета Безопасности ООН о прекращении войны с Ираком, См.: Singh M. To Keep the Peace with Iran, Threaten to Strike // The Washington Quarterly. 2012. N 2. P. 58-59.

См.: Reformist Challenges Iran's Nuclear Program // Iran Primer. United States Institute of Peace. 13.07. (http://iranprimer.usip.org/blog/2012/jul/13/reformist-challenges-iran%E2%80%99s-nuclear- program).

См.: Roshandel J. Evolution of the Decision-Making Process In Iranian Foreign Policy (1979-1999) // Copenhagen.

1999. N 17. P. 9-10. (Цит. по: Мотовилов Ю. В. Особенности выработки и осуществления региональной политики Исламской Республики Иран в условиях глобализации. Дис.... канд. пол. наук: 23.00.04. Н. Новгород, 2005. С. 88.) См.: // Веб-сайт духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи. 14.05.1391 (04.08.2012) (http://farsi.khamenei.ir/speech-content?id=20670).

См.: // Веб-сайт духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи. 26.05.1390 (17.08.2011) (http://old.khabaronline.ir/news-168372.aspx).

См.: // Веб-сайт духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи. 22.01.1369 (11.04.1990) (http://farsi.khamenei.ir/speech-content?id=2291#solh).

стр. когда страна не могла по экономическим причинам позволить себе продолжать войну.

Смягчение позиции может быть связано отчасти с тем экономическим давлением, которое оказали на Иран последние санкции США и Евросоюза, отчасти - с шатким положением союзника Ирана, алавитского режима в Сирии. Не исключено, что речь идет о попытке подготовить общественное мнение, чтобы "сохранить лицо", если правительство пойдет на уступки по ядерному вопросу. 14 июля 2012 г. представитель духовного лидера в КСИР Али Саиди заметил, что иранское руководство находится сейчас в позиции, схожей с той, в которой был первый шиитский имам Али. Али мог победить Муавию ибн абу Суфьяна, но пошел на заключение мира из-за советов своих слабовольных друзей36.

Поэтому необходимо вдохновлять людей на терпение в текущей ситуации. Важно, сумеет ли Хаменеи консолидировать позиции при существующем разнообразии мнений, если примет решение пойти на уступки.

Принцип cui prodest заставляет нас продолжить поиск тех, кто получает ренту от ядерных разработок и сохранения напряженной ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Перманентная напряженность, исходящая извне, была бы выгодна Корпусу стражей исламской революции, влияние которого и без того усилилось в последнее время.

Так, в период 2005-2009 гг. КСИР получил примерно 750 контрактов, предполагающих деятельность в конструкторском, нефтяном и газовом секторах37. Он стал доминирующим игроком в секторах энергетики, телекоммуникаций, машиностроения, банкинга и финансов. КСИР связан также с множеством компаний, которые формально являются частными, но на деле возглавляются ветеранами организации, которые поддерживают тесную связь с Корпусом и своими коллегами. Именно эти компании, связанные с КСИР, извлекли пользу из санкций в отношении Ирана вследствие ухода с рынка их внутренних и иностранных конкурентов38. Практика давления санкций в течение последних лет показывает, что более жесткие санкции, которые будут ударять по иранской экономике, одновременно станут усиливать организацию, которая с наибольшей вероятностью контролирует иранскую ядерную программу - КСИР.

Изначально созданный для поддержания режима Корпус стражей не был активным политическим игроком. Реформистская повестка Хатами, которая порой даже ставила вопрос о том, необходим ли вообще духовный лидер в иранской политической системе, только усилила КСИР как защитника этой системы. Тогда и после, на выборах 2005 г., когда победу одержал Махмуд Ахмадинежад, Корпус стражей играл важную роль в подавлении реформаторских голосов и поддержке желаемых политических фигур.

Выборы 2009 г. показали, что КСИР не потерпит в президентском кресле реформатора вроде Мир Хосейна Мусави. По словам генерал-майора Мохаммада Али Джафари, возглавляющего КСИР, этот орган не является только военным, но также представляет собой политическую и культурную силу - настолько, насколько это необходимо для зашиты исламского строя39. Могущество Корпуса стражей побудило его элиты влиять на институциональную среду, меняя ее в соответствии со своими соображениями. Бывшие члены Корпуса занимают государственные посты, места в исполнительной власти, должности глав провинций и значительное количество мест в парламенте40. Это случилось в том числе благодаря Ахмадинежаду, который естественным образом выстраивал команду из бывших коллег. Эффективные действия корпуса Басидж по подавлению протестов укрепили и авторитет КСИР. Воинственные заявления со стороны США и Израиля также естественным образом спровоцировали усиление влияния Корпуса стражей, который как защитник исламского режима выдвинулся на первый план.

Формально как гарант исламского строя КСИР должен поддерживать духовного лидера и статус-кво. Реально же, действуя в интересах корпорации, он будет поддерживать нужные ему политические фигуры и сдвиги в системе. КСИР невыгодно выходить из политической тени, позиционируя себя как самостоятельного политиче См.: 24.04.1391 (14.07.2012) (http://www.farsnews.com/newstext.php?nn=13910424000493).

См.: Sherrill C. After Khamenei: Who Will Succeed Iran's Supreme Leader? // Orbis. 2011. Fall. P. 644.

Например, в 2004 г. турецкой компании не было позволено построить международный аэропорт в Тегеране преимущество было отдано КСИР.

См.: Wehrey F., Green J., Nichiporuk B., Nader A., Hansell L., Nafisi R., Bohandy S. The Rise of the Pasdaran:

Assessing the Domestic Roles of Iran's Islamic Revolutionary Guards Corps. 2009. P. (http://www.rand.org/pubs/monographs/2008/RAND_MG821.pdf);

КСИР может преодолеть любые трудности // TREND. 25.06.2012 (http://www.trend.az/regions/iran/2040272.html#popuplnfo).

См.: Alfoneh A. The Revolutionary Guards' Role in Iranian Politics// Middle East Quarterly. 2008. Fall (http://www.irantracker.org/military-activities/revolutionary-guards-role-iranian-politics).

стр. ского игрока. Даже в случае потери легитимности духовным лидером руководители Корпуса скорее провели бы политический переворот, заменив его новым, чтобы сохранить сам режим, который важнее отдельных фигур. Все это, однако, не доказывает того, что Корпус непременно стремится к созданию ядерного оружия для удержания власти, но позволяет понять, почему Иран, политическая система которого все более и более пронизана паутиной КСИР, избегает принимать предложения по урегулированию вопроса. Вероятно, именно иранским силовикам в первую очередь невыгодно прекращение холодной войны с Соединенными Штатами, что могло бы произойти в случае благополучного разрешения кризиса вокруг ядерной программы.

Но, может быть, и не только силовикам. В печати мелькали упоминания о том, что сам Хаменеи опасается сближения с Америкой (дескать, в таком случае Иран наводнят американские шпионы). Если это так, то вспоминаются давнишние слова его предшественника Хомейни о том, что американские университеты опаснее для исламской революции, чем вооруженные силы США. Но тогда получается, что главное для тегеранского руководства - не бомба, а поддержание отчуждения и холодной войны с Западом. И с этой позиции сдвинуть его будет крайне трудно.

Предположения аналитиков об ослаблении иранского режима и внутриполитическом "расколе"41 не оправдались - иранское руководство по-прежнему консолидированно выступает по ядерному вопросу, не обнаруживая расхождения во мнениях. Поэтому сторонники смены режима не верят в то, что фракционная борьба способна изменить систему.

Международное давление поместило иранскую внешнюю политику в определенные рамки, которые влияют и на внутриполитические движения в республике. Когда внешние изменения улучшают или ухудшают положение членов властной коалиции, их относительная переговорная позиция меняется. Но можно утверждать, что колебания в положении элит, спровоцированные внешними факторами, оказывают обратный эффект на внешнюю политику государства. Представляется, что иранская позиция по ядерному вопросу связана и с внутренней нестабильностью. Так, некоторые связывают смягчение позиции Ирана на переговорах 2009 г. с консолидацией внутри "шестерки" посредников.

Но уже вскоре после обсуждения деталей сделки в Вене иранцы предложили внести в проект заведомо неприемлемые изменения. Скорее всего, это было связано с тем, что иранскому руководству удалось подавить массовые волнения после президентских выборов 12 июня 2009 г. Именно в разгар оппозиционных митингов, приуроченных к годовщине революции в 2010 г., Ахмадинежад торжественно объявил с площади Азади, что первая партия урана, обогащенного до 20%, уже получена42. Еще раз подтвердилось, как выгодно использовать ядерную программу в качестве национальной идеи, мобилизующей народ.

Амир Тахери считает, что Исламская Республика имеет ограниченный коридор для выбора путей движения, так как в отличие от обычного национального государства Иран является воплощением революции и значит генетически запрограммирован на конфликт с теми, кто считает "хомейнизм" угрозой региональной стабильности и мировому спокойствию43. Поэтому враждебность Ирана по отношению к Западу до тех пор, пока он не приблизился к традиционной модели национального государства, неустранима.

"Исламская Республика ядовита... из-за ее идеологической ДНК, поэтому даже если ее поведение может изменяться на время под влиянием внешних сил, режим все равно должен быть свергнут и заменен другим"44. Тем не менее режим на своем месте, достаточно устойчив, и решение вопроса о его смене надо принимать на основе этого факта. Ждать кардинальной смены политического курса от четырех описанных фракций не стоит, равно как и пытаться пробудить доверие иранцев к оппозиции, импортированной из США.

Трудно даже вообразить ситуацию в современных международных отношениях, относительно которой было бы столько неясностей, сколько в вопросе об иранской ядерной программе. Мы не знаем (и не можем знать) несколько главных, основополагающих вещей. Первое: действительно ли тегеранские правители намерены произвести бомбу или им будет достаточно достижения "состояния пятиминутной готовности", а именно - создания нужных для этого условий. Второе: будет ли это состояние расценено правительством Израиля как casus belli, то есть приравнено к фактическому обладанию бомбой, что оправдывало Например, Мохсен Милани. См.: Greenblatt A. Has Iran Become Less Dangerous? // NPR. 09.11. (http://www.npr.org/2001/11/09/142169154/has-iran-become-less-dangerous).

См.: Рагозин Л., Портякова Н., Сова Е. Зеленый день календаря // Newsweek. 15.02-21.02.2010. С. 38.

См.: Taheri A. Getting Serious About Iran: For Regime Change // Commentary. November 2006. P. 23.

Ibid. P. 27.

стр. бы военный удар. Третье: (еще более важное) - будет ли это таким же образом расценено администрацией США. Четвертое: смогут ли Израиль и США договориться о том, пересечение какого именно рубежа на "маршруте" от 20 до 90% можно считать недопустимым нарушением "красной черты". Пятое: будут ли экономические санкции достаточно эффективными, чтобы воздействовать на позицию Ирана, и если нет, то что, по мнению руководителей США, останется кроме военного решения. Шестое: что, по мнению российских дипломатов, должно случиться, чтобы произошел долгожданный прорыв и ситуация изменилась бы кардинальным образом. Если у Москвы есть на этот счет какие-либо замыслы, запасные ходы, козырные карты, то пока это незаметно.

Но раз мы не знаем самого главного, нет даже смысла пытаться предсказать endgame. А банальностей на тему "нельзя загонять Иран в угол", "надо всемерно использовать дипломатические методы" и т.п., наговорено уже достаточно, и повторять все это не имеет смысла.

Ключевые слова: обогащение иранского урана;

производство бомбы или создание условий для этого, ООН, великие державы и Иран, готовится ли удар по Ирану, Хаменеи, Ахмадинежад, КСИР, ядерный Иран или война с Ираном.

стр. ПУТИ МЕЖДУНАРОДНОГО ОГРАНИЧЕНИЯ МИРОВОЙ Заглавие статьи ТОРГОВЛИ ОРУЖИЕМ Автор(ы) Н. Калинина Мировая экономика и международные отношения, № 1, Январь Источник 2013, C. 29- ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 95.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ПУТИ МЕЖДУНАРОДНОГО ОГРАНИЧЕНИЯ МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ ОРУЖИЕМ Автор: Н. Калинина ФАКТОР МЕЖДУНАРОДНОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В отечественной и зарубежной научной литературе значительное число публикаций посвящено вопросам, касающимся торговли вооружением и военной техникой (В и ВТ), объемов торговых операций по основной номенклатуре или выраженных в деньгах, прогнозных характеристик мировой торговли оружием и других сопряженных с этим проблем. Однако такие публикации, как правило, редко привязаны к контексту международной безопасности и практически не учитывают текущие и отдаленные последствия торговли оружием и ее влияние на перераспределение сил на мировой арене и международную стабильность. Попытки международного сообщества найти адекватный способ решения существующей дилеммы между производством В и ВТ и их поставками на внутренний и внешние рынки, определяемых интересами национальной безопасности, с одной стороны, и контролем над вооружениями, с другой, пока нельзя признать удачными. На уровне СБ ООН и других форумах уже в течение многих десятилетий обсуждается вопрос о возможных последствиях поставок вооружения для региональной и международной стабильности, ответа на который на сегодняшний день нет1.

Военные расходы за прошлое десятилетие, несмотря на финансовый кризис 2008 г., не только не уменьшились, а наоборот выросли на 45% и продолжают расти вызывающими тревогу темпами. Только на США, крупнейшего в мире инвестора в сфере вооружений, приходится 58% от всего объема прироста глобальных расходов за последнее десятилетие.

На военные и связанные с ними цели отвлекается значительная доля научно-технического потенциала. По оценкам, примерно 25%) ученых в мире в настоящее время вовлечены в военную и связанную с ней деятельность. Подсчитано, что порядка 40%) всех средств, потраченных на научные исследования и разработки после Второй мировой войны, направлялись на военные цели. Экономические последствия военных расходов для развивающихся стран являются еще более негативными, чем для большинства развитых стран. Установлено, что каждый доллар, потраченный на вооружения в развивающихся странах, ведет к сокращению отечественных инвестиций на 25 центов. Импорт вооружений еще более обостряет дефицит торгового баланса развивающихся стран и в некоторых странах Третьего мира составляет порядка 50% торгового дефицита. По данным ООН2, с 1960 г. развитые страны израсходовали на производство оружия более трлн. долл. (примерно по 334 млрд. долл. ежегодно), что почти в 6 раз превышает объем помощи, оказанной развивающимся странам в целях развития. По расчетам ООН, достаточно было бы выделить в течение 10 лет 80 млрд. долл. для того, чтобы ликвидировать бедность, голод, болезни и неграмотность в мире. Расходы на вооружения в 180 раз превышают объем средств, которые направляются на борьбу с голодом, стимулирование развития сельского хозяйства и оздоровление экономической ситуации, которая постоянно является критической в результате ежегодного роста цен на продовольствие.

Текущая ситуация характеризуется продолжением процесса увеличения объема глобальных военных расходов, которые в 2010 г. достигли астрономической цифры 1.630 трлн. долл.3 и продолжают расти. В 2010 г. (как и многие десятилетия) 1-е место в списке стран с наибольшими военными расходами заняли США - 700.18 млрд. долл., за ними следуют Китай (по оценкам экспертов - около 100 млрд. долл.), Великобритания КАЛИНИНА Наталья Ивановна, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, профессор (Kalinina@imemo.ru).

Статья подготовлена при поддержке РГНФ (грант N 11-03-00518а).

См. резолюции ООН 46/36 L от 9 декабря 1991 г., 51/45 N от 10 декабря 1996 г., 51/47 В от 10 декабря 1996 г, 56/24 V от 24 декабря 2001 г., 60/69 и 60/82 от 8 декабря 2005 г.

См.: Документ ГА ООН А/65/132 от 15 июля 2010 г.

См.: http://arms-expo.ru/049051124050050054048050.html стр. (39.1 млрд. ф. стерл.), Германия (33.26 млрд. евро). Россия в этом списке стоит на 5-м месте, ее расходы в 2010 г. составили 1.162.515 млн. руб. (около 36 млрд. долл.)4. В странах Ближнего Востока, в которых продолжает нарастать нестабильность, военные бюджеты также растут и в 2010 г. увеличились по сравнению с предыдущим на 2.5%, до 111 млрд. долл. Самый высокий показатель зарегистрирован в Саудовской Аравии. В Африке, по оценкам экспертов, затраты на вооружение поднялись на 5.2%. Лидерами здесь являются нефтедобывающие Алжир, Ангола и Нигерия.

Растет и объем мировой торговли оружием. Если в 2009 г. он составлял 46.14 млрд. долл., то в 2010 - 56.212 млрд. долл. (на 21.83% больше), в 2011 г. - 67.257 млрд. долл.

(относительно предыдущего года увеличился на 19.65%), прогноз на 2012 г. - 69.84 млрд.

долл. (официальные данные за 2012 г. появятся не ранее середины 2013 г.) - самые большие цифры с момента окончания эпохи холодной войны. Согласно имеющемуся мировому портфелю заказов, заявленным намерениям по прямой закупке, а также с учетом проводимых и планируемых к объявлению тендеров Центр анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) оценивает мировой экспорт вооружений в 2013 г. в объеме 60.206 млрд. долл., в 2014 - 63.322 млрд. и в 2015 г. - 77.5 млрд. долл.5 Таким образом, перспектива роста мирового рынка оружия в ближайшие четыре года очевидна. Более того, если мировая экономика не войдет в новую полосу кризиса, реальный объем экспорта будет существенно выше (оценочно на 20%) за счет заключения новых контрактов и реализации по ним поставок в расчетный период. Существенный рост объемов экспорта в ближайшие несколько лет в значительной мере будет обусловлен фактическим началом выполнения США ряда "мегаконтрактов" с Саудовской Аравией и другими странами Ближнего Востока. Причем большая часть крупных контрактов была заключена после прокатившейся так называемой арабской весны по странам Северной Африки и Ближнего Востока и прямой агрессии НАТО против Ливии. "Благоприятным" фоном для новых заказов на закупку вооружений стран ближневосточного региона является также продолжающаяся нестабильность в Сирии. По сути, США использовали в своих целях политическую ситуацию: рост портфеля заказов стран этого региона на американское вооружение в период "нестабильности" фактически имеет "лавинообразный" характер. Одновременно происходит "выдавливание" с рынка вооружений Ближнего Востока России и некоторых других западноевропейских экспортеров.

Международная политика в области контроля за торговлей оружием неразрывно связана с историей урегулирования военных конфликтов. Система международного права в этих областях постоянно пополняется документами и режимами, которые призваны отвечать на те или иные вызовы мирному сосуществованию государств. Однако принимаемые документы не успевают отвечать на современные вызовы безопасности, а быстро меняющаяся политическая ситуация в мире обусловливают изменения характера военных конфликтов и военных тактик. Оружие постоянно совершенствуется и, как следствие, расширяются рынки торговли им. После окончания холодной войны изменилась и роль военных конфликтов, оказывающих влияние на международную безопасность, при этом некоторые из них стали представлять не только локальную, но региональную и даже глобальную угрозу.

Попытки запрета применения отдельных видов вооружения на мировом уровне предпринимались неоднократно. Так, к примеру, в 1981 г. была принята Конвенция о конкретных видах обычного оружия. В ней регламентированы вопросы, связанные с наиболее жестоким по последствиям применения оружием, при взрыве которого образуются осколки, не обнаруживаемые в человеческом теле при рентгеновском обследовании, - определенных видов мин, мин-ловушек и зажигательного оружия.

Протоколом IV к Конвенции (1995 г.) запрещена разработка и использование ослепляющих лазерных вооружений. 1 марта 1999 г. вступила в силу Конвенция о запрещении противопехотных мин (Оттавская конвенция), запрещающая использование, производство и передачу всех видов противопехотных мин (ППМ) и предусматривающая их уничтожение. Однако Оттавскую конвенцию не подписали ряд государств, в том числе три постоянных члена СБ ООН (Китай, Россия6 и США), обладающие наибольшими См. подробнее: http://unhq-appspub-01.un.org/UNODA/Milex.nsf/ См.: http://www.armstrade.org/includes/periodics/mainnews/2012/0801/100214120/detail.shtml;

Мировая торговля оружием. 2012. N 7-8.

Позиция России по отношению к Оттавской конвенции объясняется ее сложным геополитическим положением, военными конфликтами, периодически возникающими на территории бывших советских республик, необходимостью установления минных заграждений вдоль самой большой в мире сухопутной российской государственной границы, насчитывающей 24 тыс. км. Кроме того, ППМ обеспечивают охрану важных военных и промышленных объектов, таких как атомные и гидростанции, крупные промышленные предприятия и др.

стр. запасами ППМ и в силу разного рода причин в настоящее время заинтересованные в их сохранении. Отказ этой группы государств от ратификации Конвенции определяется, прежде всего, жесткими мерами и сроками, направленными на полный запрет и ликвидацию ППМ, а также их возможным использованием при проведении военных действий. Достаточно указать на невыполнимость требования об уничтожении всех запасов мин в течение четырех лет, а всех установленных мин (их насчитывается более 160 млн. штук на территории 64 государств)- в течение 10 лет. Среди обладателей наибольших арсеналов противопехотных мин упоминаются Китай (110 млн.), Россия (26. млн.), США (10.4 млн.), Пакистан (6 млн.), Индия (4-5 млн.) и др.7 Сегодня известно, по крайней мере, о 34 странах-производителях, а также экспортерах разного рода противопехотных мин. Несмотря на то что объемы поставок ППМ на мировой рынок измеряются десятками миллионов штук, международный контроль за их оборотом не осуществляется.

На территории Европы некоторое время действовал Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который был подписан в ноябре 1990 г. и вступил в силу в ноябре 1992 г. Договор носил явно выраженный "блоковый" характер и был призван установить равновесие сил между НАТО и Организацией Варшавского Договора (ОВД) посредством ограничения возможности размещения обычных вооружений с обеих сторон вдоль линии соприкосновения между блоками. Однако он не решил вопросов контроля за распространением оружия по существу. Распад СССР и ОВД и ряд других военно политических обстоятельств не позволили достичь заявленных целей, а после приостановления Россией своего участия в Договоре в июле 2007 г., ДОВСЕ практически утратил силу.

9 декабря 1991 г. ГА ООН приняла резолюцию 46/36 L, озаглавленную "Транспарентность в вооружениях", в соответствии с которой в ООН был создан Регистр обычных вооружений (далее - Регистр), в который, начиная с 1992 г., государства - члены ООН на добровольной основе предоставляют информацию о международных поставках (экспорте и импорте) семи основных категорий обычного оружия8.

Создание Регистра ставило целью не только и не столько вести статистический учет поставок В и ВТ, сколько использовать эти данные для понимания, за каким пределом поставки вооружения могут стать чрезмерными для международной безопасности в глобальном измерении. Обсуждение роли Регистра именно в таком контексте продолжается с момента его создания, но и на сегодня не достигнуто единого мнения о том, что представляет собой "чрезмерное и дестабилизирующее" накопление оружия для международной безопасности, кем и какие решения могут приниматься в случае установления такого явления. Нет консенсуса и по другим важным, с точки зрения контроля за оборотом оружия, вопросам, как, например: следует ли и каким способом ограничить производство самых совершенных высокотехнологичных вооружений с целью установления такого баланса в их поставках, чтобы это не сказывалось негативно на безопасности государств;

следует ли повысить транспарентность в области исследований, разработок и испытаний новых видов оружия, которые могут оказать дестабилизирующую роль в определенных регионах мира и поставить под угрозу их стабильность;

как подходить к проблеме чрезмерного и дестабилизирующего накопления обычного оружия и могут ли быть созданы универсальные и недискриминационные принципы и критерии, которыми должны руководствоваться участвующие государства при рассмотрении вопроса о поставках вооружений;

требуется ли разработка кодекса поведения применительно к международным поставкам обычных вооружений.

Более того, судя по обзорам действия Регистра, которые готовит Группа правительственных экспертов9, число государств, представляющих отчеты об экспорте и импорте на постоянной основе невелико, в среднем по экспорту в течение многих лет систематически отчитывается порядка 25-30 государств, а по импорту - до 4010. Но даже несмотря на далеко неисчерпывающий характер имеющейся информации, ее достаточно, чтобы прийти к заключению, что поставки оружия во взрывоопасные регионы и в зоны явных и назревающих конфликтов оказывают или в будущем могут оказать дестабилизирующее влияние на международную безопасность. К примеру, в См.: Ежегодник СИПРИ 2006. Вооружения, разоружение и международная безопасность. М., 2006. С. 808.

Эти категории включают: 1) боевые танки;

2) боевые бронированные машины;

3) артиллерийские системы большого калибра;

4) боевые самолеты;

5) боевые вертолеты;

6) военные корабли;

7) ракеты и ракетные пусковые установки.

Группа правительственных экспертов была учреждена в соответствии с резолюцией ГА ООН 60/226 от декабря 2005 г. Такие группы учреждаются один раз в три года для подготовки обзоров по действию Регистра.

Полный перечень стран - участниц Регистра и их отчеты с 1992 г. по настоящее время см.:

http://disarmament2.un.org/cab/register.html стр. 1992-2010 гг. вооружения разных категорий поставлялись в следующие реально и потенциально кризисные страны:

- США - в Афганистан, Бахрейн, Египет, Израиль, Иорданию, Ирак, Йемен, Колумбию, Кувейт, Нигерию, Оман, ОАЭ, Пакистан, Саудовскую Аравию, Турцию, Эквадор;

- Австрией - в Ботсвану, Египет, Саудовскую Аравию;

- Бельгией - в Бахрейн, Иорданию, Уругвай;

- Белоруссией - в Анголу, Алжир, Азербайджан, Армению, Иран, Йемен, Конго, Оман, Сирию, Судан, Эритрею, Эфиопию;

- Болгарией - в Анголу, Азербайджан, Египет, Зимбабве, Йемен, Камбоджу, Сирию, Уганду, Эритрею, Эфиопию;

- Бразилией - в Катар, Саудовскую Аравию;

- Великобританией - в Алжир, Иорданию, Ирак, Замбию, Камерун, Кувейт, Пакистан, Саудовскую Аравию, ОАЭ, Южную Африку;

- Грецией - в Ирак;

- Германией - в Бахрейн, Египет, Ирак, Колумбию, Кувейт, Южную Африку, Турцию, ОАЭ, Уругвай;

- Израилем - в Колумбию, Уругвай, Турцию;

- Италией - в ОАЭ, Венесуэлу, Эритрею;

- Канадой - в Ботсвану, Ирак, Нигерию, ОАЭ, Саудовскую Аравию, Судан;

- Нидерландами - в Бахрейн, Египет, Иорданию, Пакистан, ОАЭ;

- Россией - в Азербайджан, Алжир, Анголу, Бангладеш, Буркина-Фасо, Венесуэлу, Джибути, Египет, Зимбабве, Иран, Йемен, Колумбию, Кувейт, Лаос, Ливию, Мьянму, Нигерию, ОАЭ, Руанду, Сенегал, Сирию, Судан, Туркменистан, Турцию, Уганду, Узбекистан, Уругвай, Чад, Эритрею, Эфиопию;

- Украиной - в Азербайджан, Анголу, Алжир, Армению, Бангладеш, Бурунди, Гвинею, Грузию, Замбию, Египет, Израиль, Иорданию, Ирак, Йемен, Конго, Кению, Мьянму, Нигерию, Уганду, Южную Африку;

- Францией - в Ботсвану, Венесуэлу, Египет, Иорданию, Йемен, Камерун, Катар, Колумбию, Нигерию, Оман, ОАЭ, Пакистан, Саудовскую Аравию, Турцию11.

Еще большим негативным фактором, оказывающим влияние на международную безопасность, является практически бесконтрольное распространение стрелкового оружия и легких вооружений (ЛСО), роль которого в зарождении и поддержании региональных и локальных конфликтов имеет определяющее значение. Несмотря на то что в 1996 г. были разработаны "Руководящие принципы ООН в отношении международных поставок оружия", оно легально и нелегально продолжает поступать в огромных количествах в кризисные и конфликтные районы из разных источников и из разных стран. По словам бывшего Генерального секретаря ООН Кофи А. Аннана "Стрелковое оружие: легкое оружие - тяжелые проблемы"12.


Попытки международного сообщества разработать эффективные способы контроля за распространением ЛСО предпринимались и предпринимаются как на региональном уровне, так и на глобальном - в рамках ООН.

Так, в 1995 г. были приняты Вассенаарские договоренности по экспортному контролю за обычными вооружениями и товарами и технологиями двойного назначения, которые функционируют с 1996 г. по настоящее время. В 1997 г. страны-члены Организации американских государств (ОАГ) подписали Межамериканскую конвенцию о борьбе с незаконным производством и оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, средств взрывания и других, связанных с ними, элементов. Она считается первым международным документом в этой области. В последующем, в развитие этой Конвенции были приняты:

"Типовые правила ОАГ по контролю за огнестрельным оружием" (1998 г.);

Декларация Антигуа по вопросу распространения ЛСО в регионе Центральной Америки (2002 г.);

"Типовые правила ОАГ по контролю над брокерской деятельностью в области огнестрельного оружия, его частей, компонентов и боеприпасов" (2003 г.). В 1998 г.

Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС) вводит мораторий на импорт, экспорт и производство стрелкового оружия и легких вооружений в Западной Африке. Позже, в июне 2006 г., ЭКОВАС приняло Конвенцию о стрелковом оружии и легких вооружениях, боеприпасах к ним и других связанных с ними материалах, основные положения которой направлены на предотвращение дестабилизирующего накопления оружия и боеприпасов в Западной Африке и создание эффективных механизмов контроля. В том же 1998 г. Ев Детальные количественные и видовые (по видам категорий В и ВТ) данные о поставках всех стран см.:

http://www.un-register.org/HeavyWeapons/Index.aspx См.: http://unclef.com/russian/conferen/SmallArms/brochure.htm от 10.07.2001.

стр. ропейский союз принимает Кодекс поведения ЕС в области экспорта вооружений, действующий по настоящее время. В ноябре 2000 г. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в соответствии с принципами ОБСЕ, регулирующими поставки обычного оружия (1993 г.), приняла Документ о легком и стрелковом оружии, который содержит положения, направленные на борьбу с нелегальной торговлей ЛСО.

Участниками Документа являются 56 государств - членов ОБСЕ, которые, начиная с г., ежегодно обмениваются информацией о поставках ЛСО. В 2001 г. Сообществом по вопросам развития стран юга Африки для решения проблем незаконной торговли ЛСО принимается Декларация об огнестрельном оружии, боеприпасах и других связанных с ними материалах (Протокол САДК). Положения декларации направлены на ограничение владения стрелковым оружием, предотвращение его незаконного оборота и уничтожение излишков.

В июле 2001 г., в развитие региональных инициатив и Протокола к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, на Конференции ООН по стрелковому оружию принимается Программа действий по предотвращению и искоренению незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах и борьбе с ней (далее - Программа), устанавливающая некоторые параметры международного сотрудничества в этой сфере и содержащая соответствующие рекомендации на национальном, региональном и глобальном уровнях. В рамках Программы государства - члены ООН обязались принять или усовершенствовать национальное законодательство в этой сфере, объявить несанкционированную торговлю ЛСО уголовно наказуемыми деяниями, регламентировать деятельность брокеров по продаже оружия, установить строгий контроль за импортом и экспортом оружия и привлекать к ответственности нарушителей соответствующих правил. В ней было рекомендовано начать переговоры об отдельном документе, касающемся отслеживания незаконного ЛСО13. Такие переговоры продолжаются уже более 11 лет, но безрезультативно. Несмотря на то что Программу подписало большинство стран мира, отчеты в ООН о ходе борьбы с незаконной торговлей оружием представляют ежегодно не более 60-65 стран. Государствам так и не удалось согласовать субстантивные итоговые документы по вопросам осуществления Программы ни на совещаниях правительственных экспертов, созываемых один раз в два года, ни на обзорной конференции в 2006 г.

Отчеты государств о выполнении Программы, как показал анализ, весьма малоинформативны. В них, в основном, содержится общая информация о национальных мерах по осуществлению контроля за оборотом ЛСО, а также приводятся некоторые количественные данные об изъятом или уничтоженном оружии. Не являются исключением в этом плане и отчеты России, которая, например, в своем национальном докладе о выполнении Программы и Международного документа по отслеживанию за 2011 г.14, как и во многих докладах за предыдущие годы, изложила основы национального законодательства, регулирующего некоторые аспекты оборота ЛСО (отдельного закона по вопросам ЛСО в России нет), перечислила документы, отражающие многостороннее (в рамках ОБСЕ, Вассенаарских договоренностей, Совета Европы, СНГ, ШОС) и двустороннее международное сотрудничество по вопросам предотвращения и искоренения незаконной торговли ЛСО. Предложения ряда стран о доработке Программы не проходят, не поддерживаются они и РФ15. В итоговом документе одного из последних совещаний государств по рассмотрению прогресса в реализации Программы, проходившего 14-18 июня 2010 г., констатировалось фактическое отсутствие прогресса в отношении мер международного контроля за оборотом ЛСО и было вынесено решение о том, что ход осуществления Программы действий будет дополнительно изучаться на совещании правительственных экспертов открытого состава в 2011 г., а также на конференции по обзору ЛСО в 2012 г.16 Однако, судя по Более подробно см. доклад Конференции ООН по проблеме незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах. Нью-Йорк, 9-20 июля 2001 г. (Документ A/CONF. 192/15. Гл. IV. П.

24).

Текст доклада см.: http://www.poa-iss.org/CASACountryProfile/PoANationalReports/2012@163@PoA-ITI-Rus sia 2012.pdf (отчет России по состоянию на ноябрь 2011 г.).

"Считаем нецелесообразным вносить изменения и дополнения в текст самого документа, а оформлять их в виде соответствующих протоколов и приложений. Считаем возможным обсуждать вопрос легальных поставок только в случаях, когда это направлено на пресечение незаконного оборота ЛСО и предполагает выработку конкретных мер по предотвращению попадания оружия из легального оборота в незаконный. При этом следует исключать политизацию вопроса и избегать подходов, которые могли бы трактоваться как ограничения, направленные против какого-либо государства или группы государств" (Выступление зам. главы делегации РФ П. Г. Литаврина на Конференции по обзору прогресса в выполнении Программы. Нью-Йорк, 26 июня - 7 июля 2006 г.).

См.: Документ ООН: A/CONF.192/BMS/2010/WP.4 от 24 мая 2010 г.

стр. документам, представленным в ходе проведения этой обзорной конференции, которая состоялась 27 августа - 7 сентября 2012 г., существенного прогресса в международном контроле за распространением ЛСО достичь так и не удалось17.

Помимо упомянутых выше документов ООН в отношении контроля за распространением ЛСО, есть еще международный Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, вступивший в силу в июле 2005 г. и Конвенция о кассетных боеприпасах, выработанная в ходе так называемого процесса Осло, подписанная в мае 2008 г. и вступившая в силу 1 августа 2010 г. Конвенция предусматривает, что ратифицировавшие ее государства прекращают применение, производство и обращение кассетных вооружений и уничтожают все запасы таких бомб в течение восьми лет. Но самые крупные производители кассетных бомб - США, Россия и Китай - к Конвенции не присоединились. Не ратифицировали ее и многие другие страны, где кассетные бомбы широко применяются (например, Пакистан, Индия, Бразилия, Израиль и др.). По официальным данным ООН, кассетные боеприпасы применялись на территории 23 стран, и за последние 30 лет от них ежегодно погибало несколько десятков тысяч мирных жителей18.

Кажущееся изобилие различных международных документов в сфере трансферта легких вооружений и стрелкового оружия не должно вводить в заблуждение. Все эти документы не являются юридически обязывающими и носят, как правило, только рекомендательный характер. Они не предусматривают ни введения каких-либо репрессивных и ограничительных мер на международном уровне в отношении нарушителей правил торговли оружием, ни образования уполномоченных международных организаций, ни создания отдельного института по контролю над производством и трансфертом обычных вооружений и технологий их производства. ЛСО и сегодня продолжает поступать в "горячие точки" вооруженных конфликтов практически в неограниченном количестве.

Объем мировой разрешенной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями и боеприпасами к ним, по данным ООН, превышает 7 млрд. долл. в год19. К этому следует присовокупить оборот нелегальной торговли ЛСО, который, по оценкам экспертов, составляет не менее 3-4 млрд. долл. в год. Каждую минуту в мире в ходе вооруженных столкновений от ЛСО погибает один человек, а множество других людей получают ранения. Статистика говорит сама за себя: объем производства боеприпасов к стрелковому оружию достигает, приблизительно, 14 млрд. патронов в год - по два на каждого человека;


огнестрельное оружие выпускают около полутора тысяч предприятий в более чем 90 странах;

ежегодно порядка 1 млн. ед. стрелкового оружия меняют хозяев в результате кражи или утери20. По оценкам авторитетных источников, общее количество ЛСО, находящегося в обороте, составляет не менее 875 млн. ед., из которых порядка 42% используются вооруженными силами стран мира, порядка 3-4% - правоохранительными органами, более половины мировых запасов (55-60%) находится в частных руках и около 1% - в неправительственных, повстанческих и незаконных вооруженных формированиях.

При этом считается, что лишь 50-60% мирового объема торговли ЛСО является законным, а остальные поставки осуществляются по "серым" и "черным" схемам. Только в Афганистане насчитывается порядка 10 млн. ед. незаконного ЛСО, в Западной Африке примерно 7 млн. и в Центральной Америке - около 2 млн. ед. Лидерство по экспорту в этой области уже не одно десятилетие сохраняют США. Кроме них ведущими продавцами ЛСО с годовым объемом продаж в 100 млн. долл. и более являются Италия, Германия, Бразилия, Австрия, Бельгия, Россия, Китай. В последнее время к признанным фаворитам в деле производства ЛСО добавились новые игроки на этом поле - Бразилия, Индия, Израиль, Пакистан, Египет, Тайвань, ЮАР, Южная Корея.

На долю США приходится порядка 40% мирового экспорта ЛСО по сравнению с 7%, которые сохраняет за собой Россия. Хотя оценочные данные о мировом производстве не поддаются про См.: Мнения ряда стран изложены в докладе Генерального секретаря ООН "Прогресс, достигнутый в ходе осуществления Программы действий по предотвращению и искоренению незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах и борьбе с ней по истечении 10 лет с момента ее принятия" (см.: Документ ГА ООН А/67/113 от 25 июня 2012 г.).

См.: Мясников В. Кассетный снаряд бомбой не считается // Независимое военное обозрение. 2008. N 44.

См.: Доклад Генерального секретаря ООН "Стрелковое оружие"/ Документ СБ ООН S/2011/255 от 5 апреля 2011 г.

Подробнее см.: http://amnesty.org.ru/controlarms-info См.: Военно-техническое сотрудничество России с иностранными государствами: основы, проблемы и перспективы. Под ред. Н. И. Калининой. М., ИМЭМО РАН. 2010. С. 70-77.

стр. верке, согласно консервативным оценкам, ежегодно в мире производится 7.5-8.0 млн. ед.

ЛСО.

На основе информации из различных источников СМИ можно предполагать, что ежегодные объемы российского ЛСО на экспорт составляют 150-200 млн. долл. При этом большая часть этой суммы приходится на самое дорогое оружие этого класса переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) и противотанковые управляемые ракеты (ПТУР), основными покупателями которого являются страны Африки, Азии, Ближнего Востока, некоторые государства Латинской Америки и страны СНГ22. Известно о поставках ЛСО в Алжир, Иорданию, Эритрею, Оман. Так, Венесуэла закупила 100 тыс.

автоматов Калашникова и приобрела право на строительство завода по лицензионному производству наиболее совершенных автоматов АК-103 и патронов калибра 7.62 мм.

В кризисные и конфликтные районы ЛСО поступает из разных источников, чаще всего небольшими партиями, которые постепенно превращаются в поток, нередко становясь "спусковым крючком", развязывающим конфликт. Известно, что за период с 1990 г. ЛСО служило главным орудием войны в 46 из 49 крупных конфликтов, в результате которых погибло более 4 млн. человек, причем из них около 90% - гражданские лица и 80% женщины и дети. Примерно 80% государств - членов ООН не имеют конкретных законов или нормативных актов, охватывающих брокерскую деятельность в рамках их систем контроля за экспортом оружия23, а контроль за конечным использованием ЛСО практически не осуществляется24. Более того, почти в 100% случаев в данных об экспорте ЛСО не отражаются сделки с боеприпасами, хотя именно пополнение стрелкового оружия боеприпасами обеспечивает возможность его использования. Если взять самый крайний случай (с Ираком), то потеря контроля над миллионами единиц стрелкового оружия и легких вооружений, боеприпасов и взрывных устройств стала одним из факторов, приведших к подрыву стабильности целой страны25.

Что касается добровольного представления в Регистр отчетов о поставках ЛСО, то со времени одобрения этой рекомендации ГА ООН в 2003 г. данная информация поступает от весьма ограниченного числа государств: в 2003 г. - от пяти, в 2004 г. - от шести, в г. - от пяти. По итогам 2006 г., когда была введена стандартизированная форма отчетов, информацию об экспорте ЛСО представили уже 18 государств, за 2007-27, 2008 - 23, - 19, за 2010 г. - 2226. За 2010 г., как и за все предыдущие, данные об ЛСО не были получены от наиболее крупных производителей этого вида оружия: Китая, России и США. Из стран, представивших отчеты по экспорту ЛСО в 2010 г., поставки стрелкового оружия и легких вооружений разных категорий27 в критически опасные регионы осуществляли:

- Австрия - в Алжир, Афганистан, Замбию, Иорданию, Ирак, Египет, Катар, Кению, Кувейт, Намибию, Никарагуа, Оман, ОАЭ, Парагвай, Перу, Сальвадор, Саудовскую Аравию, Уругвай, Южную Африку;

- Болгария - в Алжир, Афганистан, Йемен, Уганду, Южную Африку, Эфиопию;

- Великобритания - в Афганистан, Бахрейн, Грузию, Замбию, Иорданию, Ирак, Кению, Кувейт, Оман, ОАЭ, Саудовскую Аравию, Танзанию;

- Германия - в Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман, ОАЭ, Саудовскую Аравию;

- Венгрия - в Саудовскую Аравию;

- Канада - в Саудовскую Аравию, Уругвай;

- Нидерланды - в Кению, Южную Африку;

- Турция - в Гватемалу, Гондурас, Грузию, Замбию, Иран, Египет, Колумбию, Намибию, Сальва См.: Голотюк Ю. Проблемы контроля над ЛСО на постсоветском пространстве: опыт последнего десятилетия и ближайшая перспектива // Ядерный контроль. 2002. N 3. С. 53.

См.: United Nations Institute for Disarmament Research (UNIDIR). Developing a Mechanism to Prevent Illicit Brokering in Small Arms and Light Weapons, 2007.

См.: The Small Arms Survey, Small Arms Survey 2008 (forthcoming). Chap. 5.

См.: The Small Arms Survey, SmallArms Survey 2004. Chap. 2.

3a 2010 г. данные об экспорте ЛСО представили: Андорра, Австрия, Австралия, Босния и Герцеговина, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Канада, Лихтенштейн, Нидерланды, Республика Корея, Румыния, Сербия, Словакия, Швейцария, Тринидад и Тобаго, Турция, Украина, Хорватия и Чехия.

Категории ЛСО: а) стрелковое оружие: I - револьверы и самозарядные пистолеты, II - винтовки и карабины, III пистолеты-пулеметы, IV - штурмовые винтовки, V - ручные пулеметы, VI - прочее (патроны, стволы и др.

комплектующие);

б) легкие вооружения: I - тяжелые пулеметы, II - ручные подствольные и станковые гранатометы, III - противотанковые ружья и гранатометы, IV - безоткатные орудия, V - переносные зенитно ракетные комплексы (ПЗРК) и противотанковые управляемые ракеты (ПТУР), VI - минометы калибра менее мм, VII - прочее (зенитные установки 43-23 калибра, пушки - 2А42 калибра 30 мм, др. комплектующие).

стр. дор, Сирию, Пакистан, Танзанию, Уругвай, Южную Африку;

- Украина - в Кению, Конго, Пакистан, Уганду28.

Если сопоставить приведенные данные о странах - покупателях ЛСО с данными о странах - покупателях В и ВТ, то становится очевидной сопоставимость этих списков, что, в принципе, позволяет отслеживать динамику роста военного потенциала, прогнозировать возможность возникновения военных конфликтов, а вероятно, и предупреждать их развитие, если бы у политиков было четкое понимание, что такое "дестабилизирующее накопление". К сожалению, на сегодня такого понимания нет.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ И САНКЦИОННЫЙ РЕЖИМ Торговля оружием и недостаточная эффективность существующих международных мер контроля за его оборотом, доказательная база чему была представлена выше, способствует поддержанию существующих и вновь возникающих военных конфликтов, большая часть которых происходит вне привычного понимания войны между государствами, то есть между симметричными по статусу и возможностям сторонами. И все они ведутся с использованием обычных вооружений, где главенствующую роль имеют ЛСО, при этом до 90% погибших и раненых в современных конфликтах составляют не вооруженные комбатанты, а гражданские лица.

По данным Центра оборонной информации29, в 2008-2009 гг. в мире происходило крупных вооруженных конфликтов30. В 2010 г. регистрировалось 24 вооруженных противостояния разной интенсивности, в 2011 г. их уже стало 26, большинство из которых продолжается и в 2012 г. Из представленной ниже таблицы по статистике военных конфликтов наиболее значимыми являются следующие.

В Африке. Демократическая Республика Конго с 1997 г. выступает против племенных вооруженных формирований и иностранных наемников. В Нигерии межэтнические и межрелигиозные столкновения с определенной периодичностью продолжаются с 1970 г.

Конфликт в Сомали не затухает с 1978 г. и имеет этнические и криминальные причины.

Судан с 1983 г. борется против Народной армии освобождения Судана и Движения за справедливость и равенство, причем масштабы конфликта с 2003 г. растут (кризис в Дарфуре обсуждается в ООН практически на постоянной основе и многими экспертами признается геноцидом). Судан и Южный Судан с 2011 г. (фактически сразу же после обретения Южным Суданом независимости) конфликтуют за правообладание нефтяными месторождениями и путями их транспортировки. Уганда с 1986 г. воюет с Армией сопротивления Господа, являющейся мусульманской организацией экстремистского толка и претендующей на власть в стране, причем в конфликт вовлечен и Судан, поддерживающий последнюю.

С начала 2010 г. резко обострилась ситуация в Йемене, где столкновения между армией и шиитскими мятежниками в йеменской провинции Саада не прекращаются32. Пристальное внимание, которое международными политиками уделяется Йемену, объясняется тем, что эта страна - не только родина Усамы бен Ладена, но и тыловая база "Аль-Каиды", причем на севере страны оружейный бизнес - вторая после продажи нефти статья доходов здешней элиты. Там любой желающий легко купит ракеты "земля-земля" и "земля-воздух", ПЗРК, танки, бронетранспортеры, гранатометы, минометы, автоматы, пулеметы, пистолеты и, конечно, боеприпасы. Кроме того, особое внимание к конфликту в Йемене придается еще и потому, что эта страна, используя свое уникальное геополитическое положение, фактически осуществляет контроль за Аденским заливом, через который ежегодно в сторону Суэцкого канала проходит около 20 тыс.

судов с нефтью для стран ЕС и США, а также промышленными товарами из государств Южной и Юго-Восточной Азии. Разведслужбы Запада все чаще предупреждают страны Персидского залива об угрозе судоходству со стороны этого государства.

На Ближнем Востоке. Ситуация в данном регионе в настоящее время самая напряженная, "арабская весна", начавшаяся в 2010 г., охватила не только Ближний Восток, но и Северную Африку, став известной как "арабское пробуждение".

Категории поставленных ЛСО и их количество см.: http://www.un-register.org/SmallArms/Index.aspx См.: Планета конфликтов. Маркетинг и Консалтинг. 25.02. 2009;

http://www.rusarm.ru/news/lenty/lenta_09_02_26.html;

http://www.samoupravlenie.ru/35-12.php Крупным конфликт считается в том случае, если в результате вооруженного насилия погибло более 1 тыс.

человек.

См.: База данных о вооруженных конфликтах с 1946 г. по настоящее время (www.ucdp.uu.se/database).

О конфликте в Йемене и его причинах см.: Сатановский Е. Детонатор будущего катаклизма на Ближнем Востоке. Йемен - страна, в которой все готовы воевать против всех // Военно-промышленный курьер. 15.09.2010.;

Скосырев В. США втягиваются в войну на Аравийском полуострове // Независимая газета. 17.09. (http://www.ng.ru/world/2010-09-17/7_yemen.html).

стр. Таблица. Географическое распределение военных конфликтов по состоянию на начало 2012 г.

Число Число стран, Число стран в Регионы конфликтов в участвующих в регионе регионе конфликтах Африка 50 10 Азия 42 9 Европа 42 1 Америка 44 1 Ближний Восток 14 5 Всего 192 26 Источник: Данные Armed Conflicts- (http://www.ploughshares.ca/images/pdf/ACR2012po. sterpdf).

К концу 2011 г. правительственные режимы были свергнуты в Тунисе, Египте, Ливии и Йемене, гражданские восстания различной интенсивности произошли или происходят в Бахрейне, Алжире, Ираке, Иордании, Кувейте, Марокко, Мавритании, Омане, Саудовской Аравии, Судане, Западной Сахаре и Палестине. Кровавая гражданская война в настоящее время продолжается в Сирии33.

В Азии. Иракское правительство и межнациональные силы с 2003 г. продолжают борьбу против иракских инсургентов и террористов "Аль-Каиды". Израиль с 1975 г. борется против террористических группировок ("ХАМАС", "Хизбалла", "Палестинский исламский джихад" и др.). Афганское правительство с 1978 г. воюет с "Талибаном" и "Аль-Каидой".

Индия с 1986 г. борется с сепаратистами из Кашмира, а Шри-Ланка с 1978 г. воюет с организацией "Тигры освобождения Тамил-Илама".

На Европейском континенте в затихшей фазе (после прохождения в 2008 г. "горячей" фазы грузино-осетинского конфликта с военным участием России) находится ситуация в отколовшихся частях Грузии - Абхазии и Южной Осетии, - объявивших о независимости, которая признана пока только Россией и Никарагуа.

В Латинской Америке. Колумбия с 1964 г. ведет борьбу с Революционными вооруженными силами Колумбии (ФАРК), причем с 1978 г. конфликт находится в активной фазе. Есть серьезные военно-политические проблемы во взаимоотношениях с Венесуэлой, которые в любой момент могут перерасти в серьезное военное противостояние.

Кроме перечисленного и далеко не исчерпывающего перечня, в мире насчитывается несколько десятков конфликтов, острота которых по разным причинам снизилась, однако при определенном стечении обстоятельств, они могут вновь вспыхнуть (так называемые "замороженные" конфликты). В Европе - это Грузия против Абхазии и Южной Осетии. На Ближнем Востоке - Израиль против Сирии и Ливии;

Израиль против Египта;

Израиль против Ирана;

Иран и Турция против курдов. В Азии - Индия против сепаратистов из Ассама и Манипура;

Мьянма (Бирма) против вооруженных формирований различных этнических меньшинств;

Непал против инсургентов-маоистов;

Китай против сепаратистов Синьцзяна;

Филиппины против террористической исламистской организации "Абу Сайаф" и против Новой народной Армии;

Таиланд против сепаратистов в южных провинциях страны. В Африке - власти Кот-д'Ивуара против вооруженных оппозиционеров;

Центрально-Африканская Республика против инсургентов;

Чад против инсургентов;

Эфиопия против Эритреи;

Зимбабве против оппозиции. На Американском континенте - Гаити против различных оппозиционных фракций34.

Если оценивать общую совокупность факторов, приводящих к военным конфликтам, то все их многообразие можно разделить на четыре основные группы: неурегулированность государственных границ и наличие спорных участков между странами;

неравномерное размещение в регионе природных ресурсов, в частности, энергоносителей и воды;

межэтнические, религиозные и регионально-клановые противоречия;

проблемы социально-экономического характера, приводящие к социально-политической дестабилизации. И, безусловно, существенной подпиткой для возникновения и поддержания военных конфликтов является поставка в нестабильные страны и регионы В и ВТ и ЛСО, даже если это происходит на вполне законной основе.

Подробнее см. материалы Института Ближнего Востока (http://www.iimes.ru/index.html).

Об этом см. подробнее: Планета конфликтов. Маркетинг и Консалтинг. 25.02.2009;

http://www.rusarm.ru/news/lenty/lenta_ 09_02_26.html;

ежегодники СИПРИ, раздел "Тенденции в вооруженных конфликтах";

http://www.pcr.uu.se;

http://www.sipri.org/databases/embargoes.

стр. С позиций международного права крайними мерами урегулирования локальных военных конфликтов, связанных с трансфертом оружия, является введение различных видов санкций: финансовых, торговых, эмбарго на поставки вооружений, запреты на трансграничные поездки и авиационные перевозки. При этом считается, что наиболее эффективным способом является введение эмбарго на поставку различных видов вооружений обеим конфликтующим сторонам.

Эмбарго вводятся либо в случаях, когда необходимо остановить какой-либо вооруженный конфликт или не допустить его, либо в политических целях, когда СБ ООН таким образом пытается изменить политику правительства того или иного государства в соответствии с положениями международного права. По состоянию на середину 2012 г. эмбарго ООН на поставки оружия действуют в отношении "Аль-Каиды", движения "Талибан", Демократической Республики Конго, Ирака, Ирана, КНДР, Кот-д'Ивуара, Ливана, Либерии, Ливии, Северной Кореи, Сомали, Судана, Эритреи35.

Решение о введении эмбарго на поставки вооружений принимается в соответствии со Ст.

41 Гл. VII Устава ООН резолюцией СБ ООН, за которую должны проголосовать как минимум девять членов Совета из 15, включая пять постоянных его членов. Принятие решений о санкциях в СБ ООН обычно проходит трудно, поскольку позиции и политика постоянных членов СБ ООН в отношении рассматриваемых государств нередко диаметрально противоположны (классические примеры - введение в 2010 г. санкций против Ирана, в 2011 г. - против Ливии, в 2012 г. - продолжающиеся попытки ввести эмбарго в отношении Сирии, которые пока блокируются Россией и Китаем).

В то же время анализ докладов комитетов ООН по санкциям показал, что эмбарго на поставки оружия не останавливает военный конфликт, который продолжается либо за счет перетекания оружия от одной противоборствующей стороны к другой, либо за счет нелегальных его закупок через третьи страны или других контрабандных способов поступления. Согласно докладу Стокгольмского института исследований проблем мира36, эмбарго более или менее результативны только примерно в 25% случаев.

ПОИСК НОВЫХ ПУТЕЙ: ХРОНИКА СОБЫТИЙ Ведущим стимулом активного поиска более совершенного международного режима контроля за торговлей оружием было признание международным сообществом факта, что недостаточная надежность существующих подходов способствует возникновению военных конфликтов и росту их числа, тем самым создавая угрозу миру, безопасности, стабильности и устойчивому развитию.

В сжатом варианте хроника событий может быть представлена следующим образом.

1997 г. Группа лауреатов Нобелевской премии мира, представляющих разные регионы и обладающих разным жизненным опытом, при поддержке ряда неправительственных организаций (НПО) призывают к выработке кодекса поведения при осуществлении международных сделок по передаче оружия, запрета на поставки оружия в регионы военных конфликтов, недемократическим режимам и заключению всеобъемлющего договора о торговле оружием.

2000 г. НПО с участием известных международных экспертов-правоведов разрабатывают черновой вариант "Рамочной конвенции о международной передаче вооружений", которая впоследствии ляжет в основу Глобальных принципов передачи вооружений.

2003 г. В 70 странах мира начинается кампания "Оружие - под контроль!", призывающая к заключению Международного договора о торговле оружием (МДТО). Изначально договор о торговле оружием поддерживают три государства: Камбоджа, Коста-Рика и Мали.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.