авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Содержание ПОСТКРИЗИСНОЕ ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НА МЕЖГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ Автор: Л. Худякова ...»

-- [ Страница 3 ] --

2006 г. После трех лет кампании Генеральному секретарю ООН Кофи Аннану в июне 2007 г. вручается петиция "Миллион лиц" с фотографиями одного миллиона людей со всего мира, которые требуют заключения договора о торговле оружием. В октябре 2006 г.

семь стран подготовили резолюцию ГА ООН о начале работы над договором о торговле оружием в рамках Организации. Принципиально важным шагом стало принятие ГА ООН резолюции 61/89 от 6 декабря 2006 г. "На пути к договору о торговле оружием:

установление общих международных стандартов в отношении импорта, экспорта и передачи обычных вооружений". По задумке инициаторов37 договор См.: http://www.un.org/russian/sc/committees/ См.: Fruchart D., Holtom P., Wezeman S.T., Strandow D., Wallensteen P. United Nations Arms Embargoes: Their Impact on Arms Flows and Target Behaviour / SIPRI. 2007 (http://books.sipri.org/nles/misc/UNAE/SIPRI07UNAE.pdf).

Nobel Peace Laureates' International Code of Conduct on Arms Transfers, Relased by Oscar Arias, former President of Costa Rica, and other Nobel Laureates on May 29, 1997 (см. URL: http://www.hartford-hwp.com/archi ves/27a/028.html).

стр. должен быть юридически обязательным;

базироваться на четких принципах, определяющих повод для отказа в экспорте вооружений;

предусматривать эффективный механизм применения и контроля над исполнением договора с наказанием для нарушителей.

В декабре 2006 г. подавляющее большинство стран - членов ООН голосуют за то, чтобы ООН приступила к процессу, который приведет к заключению МДТО. Резолюция была принята 153 голосами "за", что, в целом, отражало готовность подавляющей части международного сообщества к разработке такого договора. Открыто против принятия резолюции были только США. Россия воздержалась при голосовании вместе с 23 другими странами. Кроме РФ все бывшие республики СССР сказали свое "да" новому договору, за исключением не участвовавших в голосовании Узбекистана и Туркмении. Помимо США и России на этом этапе от поддержки МДТО воздержались три других крупных экспортера вооружений: Китай, Израиль и КНДР. При этом важно заметить, что на долю пяти упомянутых государств приходится более 60% всех экспортных оружейных продаж в мире. Как минимум половина крупнейших покупателей вооружений в мире также оказались в списке воздержавшихся, среди них: Египет, Израиль, Индия, Ирак, Иран, Йемен, Китай, Кувейт, Ливия, ОАЭ, Оман, Пакистан и Саудовская Аравия.

2007 г. Секретариат ГА ООН в январе направил всем государствам-членам вербальную ноту, в которой просил представить свое мнение относительно целесообразности разработки такого договора и о включении информации по вопросам: какие элементы торговли обычными вооружениями следует включить в сферу применения будущего договора и какими принципами, руководящими указаниями и параметрами должна регулироваться международная передача обычных вооружений. Назначенная группа правительственных экспертов38 проанализировала предложения государств и представила обзорный доклад по МДТО, рассмотренный на 63-й сессии ГА ООН. Консультации Генерального секретаря со странами касательно "устойчивости, сферы применения и предварительных параметров договора о торговле оружием" в целом можно было признать достаточно успешными, поскольку 101 государство и две региональные организации (Карибское сообщество и Европейский союз) подготовили свои предложения в отношении этого документа. В подавляющем большинстве эти предложения содержали призыв к заключению всеобъемлющего договора, в основу которого должны лечь нормы международного права в области прав человека и международного гуманитарного права39.

Однако позиция некоторых ведущих держав оставалась негативной. Так, США, отказавшись в 2006 г. голосовать за резолюцию о разработке МДТО, в апреле 2007 г. в своем ответе вновь подтвердили негативное отношение к МДТО: "Соединенные Штаты занимают принципиальную позицию против поддержки МДТО - не потому, что мы не поддерживаем сокращение незаконных передач оружия, но потому, что мы не верим в то, что международный договор - это правильный инструмент для достижения данной цели"40. Сомнения в эффективности предлагаемых инструментов контроля за передачами вооружений в том же году высказали Венесуэла, Индия, Египет, Куба, Пакистан, Китай и некоторые другие страны.

Россия в своем ответе от 30 апреля 2007 г.41 признала серьезность проблемы неконтролируемого распространения оружия в мире, но, ссылаясь на многочисленные международные документы по контролю за оборотом оружия, отметила, что "...наличие уже существующих и согласованных многосторонних механизмов не смогло предотвратить растущий из года в год незаконный оборот оружия и его попадание в руки террористов и экстремистов. Это прежде всего относится к странам Африки к югу от Сахары, региону Ближнего Востока и ряду регионов в Азии". В связи с этим РФ предложила вначале проанализировать причины неэффективности существующих механизмов контроля за оборотом оружия и только затем поднимать вопрос о разработке глобального документа42. По сути, такой ответ означал, что Россия не планирует в ближайшей перспективе поддерживать разработку МДТО, поскольку считает, что прийти к соглашению относительно глобальных правил законной передачи всех видов обычных вооружений без нанесе Группа правительственных экспертов включает представителей из 28 стран - Алжира, Аргентины, Австралии, Бразилии, Китая, Колумбии, Коста-Рики, Кубы, Египта, Финляндии, Франции, Германии, Индии, Индонезии, Италии, Японии, Кении, Мексики, Нигерии, Пакистана, Румынии, России, Южной Африки, Испании, Швейцарии, Украины, Великобритании и США.

См. подробнее: http://disarmament.un.org/cab/ATT;

документы ГА ООН А/62/278 (Part I) и А/62/278 (Part II) от августа 2007 г.

См.: US Department of State response to US Coalition Letter to the State Department: Assessing the Feasibility, Scope and Parameters of an Arms Trade Treaty dated 12 April 2007.

См.: Документ ГА ООН А/62/278 (Part II). С. 228-230.

См.: http://disarmament.un.org/cab/ATT стр. ния ущерба законной торговле и праву государств на самооборону не удастся. Особую ее обеспокоенность, как это можно было понять из доклада, вызывают более конкретные вещи, требующие первоочередного решения на уровне глобальной международной кооперации, а именно: нарастающие тенденции по незаконной торговле оружием и попаданию его в руки незаконных вооруженных формирований, террористических организаций и правительств государств, на которые СБ ООН наложено эмбарго;

поставки оружия неправительственным структурам и его реэкспорт без согласия первоначального поставщика;

производство оружия без или по просроченной лицензии 43;

неэффективность усилий мирового сообщества в борьбе с незаконной торговлей ЛСО, что отразилось на отсутствии прогресса по этим вопросам в ходе состоявшейся в 2006 г. Конференции ООН по осуществлению "Программы действий по предотвращению и искоренению незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах и борьбе с ней"44.

2008 г. Созданная Генеральным секретарем ООН Группа правительственных экспертов (ГПЭ) собирается трижды. ГПЭ признает, что принципы, заложенные в Уставе ООН, должны стать ключевым элементом МДТО. Группа правительственных экспертов использовала также в своей работе два исследования, которые были опубликованы Институтом Организации Объединенных Наций по исследованию проблем разоружения (ЮНИДИР). Одно было посвящено анализу мнений государств по поводу договора о торговле оружием, а другое - воздействию мнений государств в отношении договора о торговле оружием45. Доклад ГПЭ был представлен Генсеком на 63-й сессии ГА ООН46. В декабре Генеральная Ассамблея создает дополнительно Рабочую группу открытого состава (РГОС), чтобы все государства - члены ООН смогли более детально изучить различные аспекты возможного договора, а также решает продолжать работу над МДТО в рамках Организации.

2009 г. РГОС собирается дважды для обсуждения потенциального содержания МДТО.

Многие страны вновь выражают свою убежденность в том, что международное право в области прав человека, международное гуманитарное право и социально-экономическое развитие должны играть в договоре ключевую роль47. К июлю некоторые государства поменяли свои позиции и согласились, что нерегулируемая международная торговля обычными вооружениями создает глобальную проблему, а в октябре прозвучало заявление госсекретаря США Хиллари Клинтон о том, что США поддержат договор48.

Изменение позиции США привело к тому, что 30 октября 2009 г. подавляющее большинство стран проголосовало за одобрение дальнейшей работы над договором и установило ее порядок. Несколько изменилась и риторика России в отношении разработки МДТО - категоричность отрицания сменилась на высказывания о принципиальной поддержке, но со многими "но" в части возможности сделать это в ближайшей перспективе и в части возможности согласования отдельных положений договора.

Сторонники МДТО переводят российский язык дипломатии однозначно: Россия по прежнему против договора. До конца 2009 г. мировое общественное мнение причисляло ее ко второму эшелону противников договора. Но после перехода США в стан его сторонников Москва становится основным противником и мишенью для критики со стороны как государственных структур, продвигающих эту идею, так и неправительственных организаций, представляющих международное гражданское общество.

К концу 2009 г. в список сторонников разработки МДТО, помимо США и стран Евросоюза, вошел весь Африканский континент (за исключением воздержавшихся арабских государств - Египта, Ливии, Йемена и Судана и сказавшего "нет" Зимбабве), обе Америки (за исключением Венесуэлы, Никарагуа и Кубы), страны Азиатско Тихоокеанского региона (АТР) без воздержавшегося Китая и отсутствовавших при голосовании Вьетнама и КНДР. Примечательно, что в пользу договора выступили:

Мьянма, находящиеся в конфликте Армения и Азербайджан, а также позже попавшая под эмбарго ООН Эритрея. Из стран бывшего СССР от голосования уклонились Туркмения, Таджикистан, Узбекистан и Киргизия, а Белоруссия - воздержалась. В целом по результатам голосования К примеру, в ответе России указано на факт, что только десятая часть мирового арсенала автоматов Калашникова произведена законным путем. Остальные 90% произведены по пиратским моделям и представляют собой нелицензированные имитации, обычно находящиеся в незаконном обороте.

См.: Стрелковое оружие. Доклад Генерального секретаря (S/2008/258) от 30 апреля 2008 г./ Документ ООН S/PV.5881.

См.: http://www.unidir.ch/pdf/ouvrages/pdf-1-92-9045-008-A-en.pdf;

www.unidir.ch/pdf/ouvrages/pdf-1-92-9045-008 B-en.pdf См.: Документ ГА ООН А/63/334 от 26 августа 2008 г.

См.: Документ ГА ООН А/АС.277/2009/1 от 20 июля 2009 г.

См.: http://www.america.gov/st/peacesec-russian/2009/October/20091016122358xjsnommis0.104 7937.htm стр. можно было проследить определенные географические предпочтения: Европа, обе Америки, АТР и Африка - "за";

Ближний Восток, большая часть Азии, а также страны, попадающие в зону риска в случае принятия договора, - воздержались. Таким образом, протестные чувства в отношении МДТО имеют выраженный азиатский уклон.

2010 г. На последующих сессиях ГА ООН вопрос о МДТО всплывал в различных контекстах в ходе обсуждения тех или иных вопросов, связанных с разоружением, транспарентностью в вооружениях, распространением ЛСО и др. О необходимости разработки договора (после изменения позиции США) стали упоминать все чаще в совершенно разных документах ООН. В конечном итоге к середине 2010 г. в позициях относительно МДТО определились более 100 государств - членов ООН (позиция России носила осторожный уклончивый характер), включая все государства - члены ЕС. Причем многие из них признали необходимость разработки МДТО глобальной приоритетной задачей ООН. В этом же году было принято решение провести в 2012 г. дипломатическую конференцию по МДТО, и для ее подготовки был образован Подготовительный комитет (ПК).

2011 г. Состоялись запланированные встречи государств по выработке основных положений договора. Итоговый доклад ПК, окончательно сформированый к середине 2011 г., впоследствии был представлен на Конференции ООН по договору о торговле оружием (2-27 июля 2012 г.) в качестве одного из основных документов, подлежащего обсуждению и, возможно, принятию49. Под свою ответственность председатель ПК подготовил неофициальный текст договора (обобщив наиболее часто встречающиеся предложения государств) и включил его в качестве приложения к заключительному докладу ПК, правда, заметив при этом, что ни один из элементов, содержащихся в этом документе, не был согласован, и не все позиции нашли в нем отражение.

Заключительная сессия ПК Конференции ООН по договору о торговле оружием состоялась уже непосредственно перед проведением Конференции (13-17 февраля г.). Позиция России в ходе работы ПК была неоднозначной: не возражая в принципе относительно необходимости разработки глобального договора о торговле оружием, она по многим его предварительным положениям высказывала критические замечания и возражения.

Так, в докладе, представленном ко второй сессии ПК (28 февраля - 4 марта 2011 г.), Россия изложила свое мнение о мерах, которые могли бы найти, но не нашли отражение в проекте договора. К ним она отнесла: укрепление национальных систем контроля за всеми видами деятельности, связанными с оборотом оружия, включая организацию его экспорта/импорта;

четкое и однозначное определение посреднической (брокерской) деятельности и рамок ее прямого контроля со стороны государства;

неприемлемость реэкспорта или переадресации оружия без предварительного письменного разрешения страны - первоначального экспортера, включая экспорт/импорт оружия, произведенного по лицензии;

запрет на передачи оружия структурам, не уполномоченным правительством государства-импортера;

контроль со стороны экспортера за целевым использованием поставляемого оружия;

контроль государства над внутренним оборотом оружия, включая его производство, хранение, перевозку, сбор, изъятие, списание, уничтожение, утилизацию и продажу в частные руки50.

На этой же сессии Россия представила и свои комментарии к идеям председателя ПК относительно ряда параметров потенциального договора51. В частности, по ее мнению, некоторые из предложенных критериев могут трактоваться субъективно и произвольно в зависимости от национальных или блоковых интересов, экономических приоритетов, интересов конкурентной борьбы, политических предпочтений и антипатий. В качестве примеров приведены следующие: 1) обязательства не осуществлять поставок оружия, которые могли бы спровоцировать или усугубить имеющиеся проблемы, и выполнение каковых требует, как минимум, единого понимания политических, экономических, военных и гуманитарных аспектов передач оружия, чего достичь практически невозможно;

2) даже если удастся согласовать критерии и включить их в текст договора, это не гарантирует их реализацию на практике, чему свидетельствует уже имеющийся опыт применения действующих юридически обязывающих документов регионального плана - "Конвенции ЭКОВАС по ЛСО" и "Руководства по лучшей См.: Доклад Подготовительного комитета Конференции ООН по договору о торговле оружием /Документ А/ CONF.217/1 от 14 июля 2011 г.

См.: http://www.un.org/disarmament/convarms/ATTPrepCom/Documents/Statements-MS/PrepCo m2/20110303/2011 2nd-prepcom-Russia-R.pdf См.: http://www.un.org/disamiament/convarrris/ATTPrepCom/Documents/Statements-MS/PrepCo m2/20110301/20110301RussianFederation-Rl.pdf стр. практике по имплементации Найробийской декларации и Найробийского протокола в отношении ЛСО". Оба документа содержат критерии передач оружия, во многом совпадающие с идеями председателя ПК, однако их эффективность остается недостаточной. К аналогичному заключению, по мнению России, можно прийти и при рассмотрении эффективности "Общей позиции ЕС 2008 г. по контролю за экспортом вооружений и военных технологий", когда одни и те же критерии интерпретируются прямо противоположно: одни страны ЕС отказывают в лицензии, другие ее выдают, и никто не задается вопросом, почему это происходит. Вызвала сомнение у России и целесообразность отражения в документе глобального охвата так называемых региональных эмбарго. В этой связи она в очередной раз предложила начать работу по проблематике МДТО с анализа эффективности уже имеющихся региональных инструментов, а также выработать точные и недвусмысленные определения таким формулировкам, как "серьезные риски", "дестабилизирующее или избыточное накопление оружия" и т.д. В целом ее комментарии заведомо давали понять, что за предложенный председателем ПК текст договора вряд ли она на Конференции проголосует "за".

Позиция России во многом была поддержана и ОДКБ, в заявлении которой подчеркивалось, что договор должен быть нацелен на достижение конкретных целей и задач, вытекающих из ключевых проблем, затрагивающих интересы всех государств членов ООН, и объединяющей платформой здесь должно стать предотвращение попадания оружия из законного оборота в нелегальный.

В общем плане проект МДТО включает в себя все основные положения уже существующих международных режимов по контролю за торговлей оружием и нормы международного гуманитарного права. Причем этот договор, по предположениям разработчиков, будет лишен "беззубости" всех предыдущих международных режимов его положения будут юридически обязательны для выполнения всеми государствами участниками договора, включая суровые меры ответственности для государств нарушителей. Учитывая, что большинство стран поддерживают разработку МДТО, но при этом вносят предложения, конкретизирующие его отдельные положения, в совокупности они могут быть обобщены в принципы МДТО, против которых не возражает никто.

ПРИНЦИПЫ МДТО Глобальный принцип 1. Государства, обладающие юрисдикцией в отношении любой международной сделки по передаче обычных вооружений и боеприпасов, должны проследить за тем, чтобы еще до сделки такая передача получила официальное одобрение в соответствии с национальным законодательством и процедурами, которые определяются обязательствами государства в рамках международного права. Одобрения не должны получать те сделки, которые сопряжены со значительным риском того, что вооружения или боеприпасы с большой долей вероятности окажутся не у заявленного, одобренного и законного конечного пользователя (или будут использоваться в целях, отличных от заявленных, одобренных и законных), а также сделки, где есть риск того, что оружие может быть передано далее в нарушение критериев, изложенных ниже в Принципах 2 и 3.

Можно считать, что в России этот принцип уже частично внедрен: в соответствии с имеющимися нормативными актами52 российские представители в случае необходимости могут выехать за рубеж и проверить наличие проданных вооружений на территории иностранного государства и их целевое использование.

Глобальный принцип 2. Государства не должны санкционировать международные сделки по передаче оружия и боеприпасов, которые нарушают их прямые обязательства в рамках международного права. К ним отнесены:

1) обязательства, принятые в соответствии с Уставом ООН, в том числе: обязательные для исполнения резолюции СБ ООН, в частности налагающие эмбарго на поставки оружия;

запрет на создание угрозы и применение силы;

запрет на вмешательство во внутренние дела другого государства;

2) все остальные договоры и решения, обязательные для исполнения государством членом ООН, в первую очередь, обязательные для испол Постановления Правительства РФ от 6 октября 2006 г. N 604 "Об утверждении Положения об осуществлении контроля за выполнением уполномоченными органами иностранных государств обязательств по целевому использованию отдельных видов продукции военного назначения, поставляемой из Российской Федерации" и от 17 марта 2009 г. N 238 "О внесении изменений в Положение об осуществлении контроля за выполнением уполномоченными органами иностранных государств обязательств по целевому использованию отдельных видов продукции военного назначения, поставляемой из Российской Федерации" (см.:

http://www.fsvts.gov.ru/materials/443250Е345В21929C32575F900480A9C.html).

стр. нения решения, включая эмбарго, наложенные соответствующей международной, многосторонней, региональной и субрегиональной организацией, в которую входит страна, а также запреты на передачу оружия, вытекающие из отдельных договоров, участником которых является государство (например, Конвенция ООН 1980 г. о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, Конвенция о кассетных боеприпасах и др.);

3) общепринятые и обязательные для исполнения принципы международного гуманитарного права, включая: запрет на использование оружия избыточного поражения, применение которого влечет за собой излишние страдания;

запрет на вооружения и боеприпасы, при применении которых невозможно провести различие между участниками боевых действий и мирным населением.

В России, как известно, международные запреты, включая эмбарго на поставки вооружений, транслируются через указы президента, которые издаются в целях исполнения резолюций СБ ООН. Таким образом, с юридической точки зрения России нетрудно будет придерживаться этого принципа, если его юридически точные формулировки войдут в текст договора.

Глобальный принцип 3. Государства не должны санкционировать международные сделки по передаче оружия и боеприпасов в случаях, когда имеется значительный риск того, что они: а) приведут к нарушению устава ООН и норм обычного права, связанных с применением силы;

б) будут использоваться для серьезных нарушений норм международного права в области прав человека;

в) будут использоваться для серьезных нарушений норм международного гуманитарного права;

г) будут применяться для осуществления геноцида и совершения преступлений против человечности;

д) будут способствовать террористическим нападениям;

е) будут способствовать гендерному насилию, насильственным преступлениям или содействовать организованной преступности;

ж) негативно отразятся на безопасности и стабильности в регионе;

з) будут значительно препятствовать сокращению бедности и нанесут значимый вред социально экономическому развитию;

и) связаны с коррупцией;

к) идут вразрез с международными, региональными или субрегиональными обязательствами либо принятыми решениями и договорами, касающимися стрелкового оружия, нераспространения, контроля над вооружениями и разоружения.

Представители стран ЕС не скрывают, что требование о соблюдении прав человека как одно из оснований для поставок оружия, является важнейшим среди прочих, упомянутых в МДТО. Именно по этому признаку (нарушение прав человека) страны Евросоюза и США вводили санкции на поставку вооружений в Китай, Сирию, Иран, Судан, Мьянму, Узбекистан и ряд других государств, являющихся традиционными партнерами России по ВТС. Но вряд ли этот принцип будет поддержан США, поскольку для них пункт о правах человека вовсе не является приоритетным при решении вопроса о поставках оружия, например, в такие страны, как Ирак, Афганистан, Пакистан и некоторые другие, куда американцы поставляют В и ВТ в больших объемах.

Отдельные положения этого принципа могут стать "болевой точкой" и для России, поскольку в случае принятия последнего возникнет площадка для ее критики, например, при обсуждении российских поставок оружия в Судан (где, по сообщениям правозащитных организаций, российская техника используется против мирных жителей) или в Венесуэлу, где появление российского оружия вызывает озабоченность не только у Колумбии, но и у США53.

Вероятнее всего включение в МДТО положений о правах человека вызовет неприятие у многих государств мира и горячие дебаты в ООН, поскольку фактически поставки оружия станут в значительной мере зависеть от масштаба общественной кампании, которую можно инициировать по любому факту нарушения прав человека: разгон демонстрации, недемократические выборы и т.д.

Еще труднее будет договориться о критериях безопасности и стабильности в регионе, поскольку позиция любого государства при возникновении этого вопроса в реальности всегда будет определяться национальными интересами, а не общими неконкретизированными международными подходами.

Глобальный принцип 4. Договор о торговле оружием должен быть всеобъемлющим и создающим надежные механизмы контроля. В сферу охвата договора должны войти:

1) все обычные боеприпасы, вооружения и сопутствующие материалы любых типов для армии, спецслужб и полиции, в том числе стрелковое См.: Venezuela-Russia Arms Deals Unleash Turbulence in the Region// El Universal. 09.04. (http://english.eluniversal.com/2010/04/09/en_ing_esp_venezuela-russia-arm_09A3718293.s html).

стр. оружие и легкие вооружения;

обычные боеприпасы и взрывчатые вещества, предназначенные для этих ведомств;

вооружения, боеприпасы и оборудование, используемые внутренними силовыми структурами при применении силы;

компоненты, технологии и оборудование, необходимые для производства, технического обслуживания и применения упомянутых выше изделий;

военная продукция двойного назначения, которая может применяться в вооруженных силах, спецслужбах и полиции;

2) все операции, связанные с импортом обычных вооружений и боеприпасов;

их экспортом;

реэкспортом;

временной передачей;

транзитом;

дальнейшей передачей;

передачей от государства государству;

передачей от государства частному конечному пользователю;

продажей в коммерческих целях;

арендой;

передачей лицензионных иностранных вооружений и технологий;

займами, дарением и помощью;

а также с иными формами передачи материальных товаров и кредитования;

3) все сделки по международной передаче обычных вооружений и боеприпасов, осуществляемые: дилерами и торговыми агентами, оружейными брокерами, лицами, оказывающими техническую помощь, услуги по обучению, транспортировке, экспедированию грузов, хранению, финансированию, страхованию, техническому обслуживанию, обеспечению безопасности и прочие услуги, являющиеся неотъемлемой частью передачи оружия.

С определенными оговорками, можно предположить, что этот принцип достаточно легко будет введен в российскую практику, поскольку в основе российского законодательства в области ВТС лежит государственная монополия на экспорт вооружений. В других странах, включая ведущие страны ЕС и США, это не так. Там, лицензиями на экспорт вооружений, как правило, обладают частные компании (такая практика существует в США, Великобритании, Франции и других государствах).

Глобальный принцип 5. Договор о торговле оружием призван обеспечивать прозрачность и контролируемость его соблюдения. В этих целях государства должны ежегодно представлять исчерпывающие национальные доклады, включая информацию обо всех международных сделках по передаче оружия и боеприпасов, подпадающие под действие договора, и передавать их в международный регистрационный орган, который будет: а) анализировать данные и публиковать всесторонний годовой доклад, б) оказывать поддержку и давать рекомендации странам-участницам по подготовке национальных докладов.

Меры контроля за соблюдением договора должны включать: положения о проведении встреч между странами-участницами и о создании официального механизма рассмотрения, механизмы мониторинга и проверки соблюдения договора, положения о рассмотрении и урегулировании споров и применении санкций.

Этот принцип с большой долей вероятности также вызовет отторжение у большинства государств - покупателей оружия, так как механизм мониторинга и проверки будет касаться в первую очередь их самих. Многие страны не готовы подписаться под этим принципом из-за желания сохранить военные секреты. Другие государства не пожелают допустить иностранных инспекторов и позволить им вести следственные действия на своей территории. Сегодня возможность одобрения этого принципа консенсусом (решение о вступлении МДТО в действие согласно утвержденной процедуре должно приниматься именно консенсусом) выглядит маловероятной.

Глобальный принцип 6. Договор о торговле оружием должен включать в себя всесторонние положения о международном сотрудничестве и взаимопомощи, согласно которым государства смогли бы запрашивать и получать помощь от других заинтересованных стран и соответствующих международных, региональных и субрегиональных организаций с тем, чтобы обеспечить полное выполнение своих договорных обязательств.

Этот принцип не оспаривается никем, хотя детально не разработан.

В целом рассмотренные выше принципы и некоторые варианты возможного развития событий вокруг МДТО носили гипотетический характер, но результаты Конференции ООН по МДТО, которая состоялась в 2012 г., во многом подтвердили высказанные соображения54.

КОНФЕРЕНЦИЯ ООН ПО ПРОЕКТУ МДТО И ЕЕ РЕЗУЛЬТАТЫ На Конференции по МДТО, которая состоялась 2-27 июля 2012 г., основным документом для обсуждения стал доклад ПК, содержащий, в том числе, проект договора55.

Более подробно о различных сценариях вокруг МДТО и позиции России см.: Калинина Н., Козюлин В. Договор о торговле оружием: заставить пушки замолчать // Индекс безопасности. 2010. N 3. С. 81-98.

См.: Доклад Подготовительного комитета Конференции ООН...

стр. Анализ текста договора показал, что в нем в развернутом виде транслированы все глобальные принципы МДТО, изложенные выше. Но их детализация не разрешила обозначенные выше спорные и сложные моменты их возможной реализации. Не останавливаясь на процедурных вопросах, содержащихся в ряде разделов и главах (создание национальных контактных центров для отправки и приема информации и для поощрения сотрудничества;

учреждение Группы имплементационной поддержки;

положения заключительного раздела и некоторые другие), представляется целесообразным остановиться на наиболее сущностных положениях проекта договора, а именно: на сфере охвата (Разд. IV. Сфера применения), возможных последствиях передачи оружия для мира и безопасности (Разд. V. Критерии) и операциях или видах деятельности, охватываемых Договором (Приложение А).

В соответствии с проектом МДТО в сферу применения должны войти обычные вооружения следующих категорий: 1) танки;

2) военные транспортные средства;

3) артиллерийские системы;

4) военные самолеты (пилотируемые или беспилотные);

5) военные вертолеты (пилотируемые или беспилотные);

6) военные корабли (надводные корабли и подводные лодки, вооруженные или оснащенные для использования в военных целях);

7) ракеты (управляемые или неуправляемые) и ракетные системы;

8) стрелковое оружие;

9) легкие вооружения;

10) боеприпасы для вооружений, указанных в предыдущих пунктах;

11) части или компоненты, специально предназначенные исключительно для вооружений, относящихся к любой из категорий, указанных в предыдущих пунктах;

12) технологии и оборудование, специально предназначенные и используемые исключительно для разработки, производства или технического обслуживания вооружений, относящихся к любой из категорий, указанных в предыдущих пунктах.

Судя по представленному перечню, предполагается значительное расширение категорий обычных вооружений, над которыми должен быть установлен контроль. На сегодняшний день, как известно, согласно Регистру в ООН представляются сведения об экспорте/импорте первых семи категорий, перечисленных в списке, а также на добровольной основе - данные по ЛСО (номера 8 и 9 в перечисленном списке). То есть предлагается в обязательные отчетные категории ввести отдельными позициями ЛСО (две категории), боеприпасы, запчасти и комплектующие, а также технологии и оборудование.

Представляется, что введение дополнительных категорий, за исключением, возможно, ЛСО, вряд ли в ближайшей перспективе будет поддержано, особенно в части касающейся технологий и оборудования, поскольку раскрытие сведений о них будет затрагивать промышленные секреты производителей В и ВТ и ноу-хау.

Раздел V (Критерии) проекта МДТО, включающий, наряду с другими, статью о возможных последствиях передачи оружия для мира и безопасности, также вызывает сомнения в ее приемлемости и реализуемости, поскольку содержит множество положений, не имеющих юридических последствий. Так, этой статьей постулируется, что государство-участник не дает разрешения на передачу обычных вооружений, если существует значительный риск того, что эти обычные вооружения:

1) будут использованы таким образом, что это нанесет серьезный ущерб миру и безопасности, или спровоцируют, продлят или усугубят внутреннюю, региональную, субрегиональную или международную нестабильность;

2) будут использованы для совершения или содействия совершению серьезных нарушений норм международного гуманитарного права;

3) будут использованы для совершения или содействия совершению серьезных нарушений международных стандартов в области прав человека;

4) будут использованы для совершения или содействия совершению серьезных нарушений норм международного уголовного права, включая акты геноцида, преступления против человечности и военные преступления;

5) нанесут серьезный ущерб борьбе с нищетой и социально-экономическому развитию или серьезно затруднят устойчивое развитие государства-импортера;

6) будут перенаправлены, учитывая коррупционный риск, неуполномоченным конечным пользователям для такого использования, которое несовместимо с принципами, целями и задачами Договора;

7) будут использованы для совершения преступлений из категории транснациональной организованной преступности, как она определена в Конвенции Организации Объединенных Наций, против транснациональной организованной преступности;

8) будут использованы для поддержки, поощрения или совершения террористических актов.

Ни одно из перечисленных положений не имеет четкого определения, начиная с того, что термины "значительный риск", "серьезный ущерб", "серьезные нарушения" и некоторые другие носят стр. абсолютно неопределенное значение (одно и то же действие для одного государства покажется "серьезным", а для другого - "совершенно незначимым"). Нет на сегодня и установленных подходов к содержательным определениям "внутренней, региональной, субрегиональной или международной нестабильности". Из положений договора также неясно, кто и по каким критериям может установить "серьезный ущерб миру и безопасности", "серьезные нарушения международных стандартов в области прав человека" или определить, что поставки вооружений "нанесут серьезный ущерб борьбе с нищетой". Подобные вопросы возникают практически к каждому положению этого раздела и большинству словосочетаний. В этой связи, если предположить, что такие критерии будут приняты, то они должны "обрасти" многочисленными приложениями, вносящими необходимые разъяснения юридического толка.

В отношении "Приложения А" к проекту договора, в котором отражены операции или виды деятельности, охватываемые им, текстом предусматривается, что в национальные нормативные акты должны быть включены следующие положения:

а) международные поставки оружия (включая импорт, экспорт, реэкспорт, временную передачу, перевалку, транзит, перевозку, долгосрочную аренду, краткосрочную аренду и безвозмездную передачу обычных вооружений): передача документа на право владения или контроля над техникой, а также физическое перемещение техники на территорию страны или с нее;

б) брокерская деятельность: услуги посредника, который сводит соответствующие стороны и организует или облегчает совершение потенциальной сделки с обычными вооружениями, получая взамен финансовое вознаграждение или иную выгоду;

в) производство на основе иностранной лицензии: договоренность, согласно которой физическое или юридическое лицо в государстве-экспортере дает физическому или юридическому лицу в государстве-импортере разрешение на производство обычных вооружений, предусматривающее передачу технологии или использование технологии или обычных вооружений, уже поставленных государством-экспортером;

г) передача технологии: передача (физическая или нематериальная) информации, которая требуется для конструирования, разработки, производства, изготовления, сборки, эксплуатации, ремонта, испытания, технического обслуживания или модификации обычных вооружений.

Даже без особого анализа очевидно, что большинство положений этого раздела договора относится к сугубо внутренней деятельности государства, которая по ряду позиций может носить чувствительный характер и потому не может быть включена в национальные отчеты. Следовательно - положения этого раздела мало реализуемы в рамках выполнения обязательств по договору.

Практически невыполнимым представляется также положение и о том, что каждое государство-участник "составляет национальный контрольный список товаров, подпадающих под действие настоящего Договора" (Разд. VI. Осуществление), поскольку вооружение и военная техника постоянно совершенствуется и/или модифицируется как в интересах национальной безопасности, так и в интересах иностранных покупателей, поэтому такие списки носят достаточно динамичный характер. Более того, списки военной продукции не могут быть общими и едиными для всех потенциальных покупателей, поскольку по ряду государств есть ограничения, вводимые государством экспортером, исходя из интересов национальной безопасности. Например, Россия по этим причинам не поставляет Китаю высокие военные технологии, также как США не планируют продавать современные военные самолеты пятого поколения странам, не входящим в НАТО.

Детально проанализировать ход дискуссий во время проведения Конференции не представляется возможным, поскольку стенограммы заседаний не опубликованы (Конференция носила дипломатический характер). Мнения ряда государств в отношении проекта МДТО, официально направленные в ООН до проведения Конференции, обобщены в Справочном документе ГА ООН, но по существу они не изменились в сопоставлении с ранее озвученными56. В самом общем плане их можно резюмировать, как поддержку идеи о разработке глобального договора о торговле оружием, но не представленного председателем ПК конкретного текста, поскольку в большинстве национальных докладов содержатся только общие положения об одобрении хода разработки договора и каждый из них без исключения содержит множество предложений, которые должны быть включены в договор и которые не нашли отражения в обсуждаемом проекте.

Не является в этом плане исключением и Россия. Более того, в своем докладе она жестко заявила, что "Подготовительный комитет не сумел выполнить мандат, определенный в резолюции Позиции 47 государств и ЕС см.: Документ ГА ООН А/CONF.217/2 от 10 мая 2012 г., а также дополнение к нему, в котором представлены позиции еще двух государств (А/CONF.217/2/Add.l от 27 июля 2012 г.). Мнения других стран, не вошедших в Справочный документ, см. на: http://www.un.org/disarmament/ATT/statements/ стр. ГА ООН 64/48, не представил Конференции рекомендации в отношении элементов, которые были бы необходимы для принятия эффективного и сбалансированного документа57.

По итогам Конференции МИД России 30 июля 2012 г. выпустил пресс-релиз, в котором заявил, что председатель Конференции распространил текст договора только 26 июля (то есть за день до ее окончания). Таким образом, времени для его серьезного обсуждения не было, не говоря уже о собственно переговорах по тексту. В результате документ получился сырым и недостаточно качественным, явно не соответствующим традиционно высоким стандартам международных договоров, разрабатываемых под эгидой ООН, в нем также не нашлось места конкретным практическим мерам по предотвращению попадания оружия на "серые" и "черные" рынки. В целом, отмечалось в пресс-релизе, проект не дотягивает до наивысших общих стандартов в сфере международной торговли оружием, а предусмотренные документом стандарты существенно ниже тех, которые уже применяются не только в России, но и многих других государствах 58. В этой связи делегация РФ предложила составить письмо Генеральной ассамблее ООН с идеей продлить на 2-3 недели мандат Конференции по договору о торговле оружием и продолжить переговоры по тексту "с целью привести его в надлежащий вид" в ноябре декабре 2012 г.

Категорически против принятия МДТО в представленном виде высказались и США, вернувшись, по сути, к своей отрицательной позиции от 2006 г. Официально они дали понять, что проект окончательного документа представляет юридические трудности и что им требуется больше времени для его изучения. Барак Обама, очевидно, не хочет ссориться с военно-промышленным лобби, интересы которого могут быть ущемлены новыми правилами регулирования оборота оружия, и столь резкий поворот американской позиции, безусловно, был связан с предвыборной кампанией. Дополнительным аргументом "против" для США могло послужить и то, что незадолго до Конференции группа из 51 сенатора, опасающаяся за последствия, которые может иметь договор для конституционного права на владение огнестрельным оружием в США, пригрозила проголосовать против текста договора, если потребуется его ратификация. Хотя управление ООН по делам разоружения подтвердило гарантии того, что предложенный проект договора "не вмешивается во внутреннюю торговлю оружием и правила регулирования прав владения оружием гражданскими лицами", консервативная Национальная оружейная ассоциация США сделала все возможное, чтобы этот договор не получил поддержку. Для смягчения возникшей ситуации, связанной со столь резкой сменой позиции, Госдепартамент США выпустил заявление, в котором говорилось, что Соединенные Штаты предлагают провести второй раунд переговоров по тексту МДТО в следующем году, то есть после выборов.

Против многих положений проекта МДТО высказались не только США и Россия, но и ряд других государств, среди которых были и крупные продавцы оружия (например, Китай), и крупные его покупатели (такие, как Индия, Алжир, Египет, Северная Корея, Иран, Венесуэла), и страны со "своей" позицией (кого-то в договоре не "устраивал" критерий по учету прав человека, кого-то - учет боеприпасов, кого-то - другие причины для запрета на поставки оружия в то или иное государство)59.

В итоге Конференция воздержалась от утверждения проекта МДТО, который мог быть принятым только консенсусом. В совместной декларации порядка 90 государств, в том числе 27 стран ЕС, выразили свое разочарование итогами переговоров и предложили возобновить их в ближайшее время. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун также выразил сожаление в связи с тем, что договор не удалось согласовать и расценил результаты Конференции как шаг назад.

Окончательное решение Конференции - представить проект МДТО ГА ООН в качестве документа председателя в его личном качестве. В дальнейшем уже Генеральная Ассамблея должна принять решение о судьбе договора, возможных условиях и сроках продолжения работы над ним.

Таким образом, решение проблемы международного ограничения мировой торговли оружием находится еще только в начале тернистого пути.

Ключевые слова: международная безопасность, военные конфликты, вооружение и военная техника, договор о торговле оружием.

Полный текст см.: Выступление делегации РФ на Конференции ООН 2012 г. по международному договору о торговле оружием (МДТО). Нью-Йорк, 2-27 июля 2012 г.

(http://www.un.org/disarmament/ATT/statements/docs/20120709/20120706_Russia_R.pdf).

Более подробно см.: http://www.mid.ru/bdomp/ns-dvbr.nsf/lfdlaeae620bl382c32576950034d50a/c32577ca00173d c044257а4b003e70d2!OpenDocument См.: Интервью руководителя проекта по обычным вооружениям ПИР-Центра В. Козюлина // Взгляд. 30.07. (http://www.vz.rU/politics/2012/7/30/590959.html).

стр. Заглавие статьи ПРЯМЫЕ ИНВЕСТИЦИИ СТРАН СНГ В РОССИИ Автор(ы) Ю. Квашнин, А. Кузнецов Мировая экономика и международные отношения, № 1, Январь Источник 2013, C. 48- ЭКОНОМИКА, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 63.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ПРЯМЫЕ ИНВЕСТИЦИИ СТРАН СНГ В РОССИИ Автор: Ю. Квашнин, А.

Кузнецов В последние годы в мире опережающими темпами растет экспорт прямых иностранных инвестиций (ПИИ) из развивающихся и постсоциалистических стран. При этом значительная их часть направляется в соседние государства, нередко участвующие в общих с ними проектах региональной экономической интеграции. Вместе с тем, несмотря на интерес экспертов к таким капиталовложениям1, они все еще остаются малоизученными. Более того, практически не анализируются ПИИ из небольших стран СНГ, редкие публикации посвящены даже Украине и Казахстану2.

ПРЕДПОСЫЛКИ РОСТА ИНВЕСТИЦИЙ СТРАН СНГ Из большинства стран СНГ экспорт ПИИ до сих пор практически не осуществляется (табл. 1). Почти все капиталовложения имеют российское происхождение, а из других стран выделяются только Казахстан, Украина и Азербайджан. В последние годы сколько нибудь заметные ПИИ начали осуществлять белорусские и армянские компании. При этом Украина, одно из крупнейших постсоциалистических государств, по накопленной сумме всех экспортированных ПИИ вдвое уступает небольшой Чехии, а Азербайджан сопоставим с крошечной Эстонией. По-прежнему ничтожны инвестиции Молдавии и среднеазиатских республик (особенно без учета капиталовложений представителей диаспоры, имеющих паспорта соответствующих стран - получателей ПИИ). Их единичные проекты имеют локальный характер - например, в Навоийской области Узбекистана еще в 1996 г. создано туркменское предприятие с 14 занятыми по выпуску мраморной крошки "Навои Мермер-Даш", а в 2003 г. таджикскими предпринимателями основано меховое производство "Канимех-руно" (120 рабочих мест).

Такая картина вполне укладывается в общие представления о предпосылках и мотивах экспорта ПИИ. Во-первых, большинство стран СНГ не имеет значительных конкурентных преимуществ, которые компании могли бы использовать3, создавая за рубежом дочерние структуры. Во-вторых, в этих государствах не слишком развит частный бизнес, который в большей степени, нежели государственные корпорации, склонен к интернационализации (хотя в Азербайджане, Белоруссии и отчасти Казахстане именно подконтрольные государству фирмы осуществляют основную часть ПИИ). Даже на Украине не сформировалось пока "классических" транснациональных корпораций (ТНК) - хотя бы и с некоторой спецификой, как в России.

Наиболее распространенным мотивом экспорта капитала для украинских предпринимателей становится страхование собственности от посягательств государства (вследствие нестабильной политической ситуации, причем в условиях прямой зависимости благополучия бизнес-групп от успехов поддерживаемых ими партий и лидеров) и конкурентов (из-за широко распространенной практики рейдерских захватов).

В ключевых отраслях украинской специализации, в частности в черной металлургии и пищевой промышленности, КВАШНИН Юрий Дмитриевич, кандидат исторических наук, научный сотрудник ИМЭМО РАН (ykvashnin@gmail.com).

КУЗНЕЦОВ Алексей Владимирович, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН (kuznetsov@imemo.ru).

* Статья выполнена в рамках совместного проекта, финансируемого по договору ИМЭМО РАН с Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития. Статья базируется на результатах первого этапа мониторинга взаимных инвестиций стран СНГ, реализуемого в ИМЭМО РАН с декабря 2011 г.

См., например: MNEs from Emerging Markets: New Players in the World FDI Market. Ed. by K.P. Sauvant, V.P.

Govitrikar, K. Davies. January 2011 (http://www.vcc.columbia.edu).

См.: Kononov O. Outward FDI from Ukraine and Its Policy Context // Columbia FDI Profiles. (http://www.vcc.columbia.edu);

Amagoh R., Markus U. Kazakhstan's Outward Foreign Investments: Issues and Perspectives // Central Asia Business Journal. November 2010.

См.: Новые независимые государства: сравнительные итоги социально-экономического развития. Под ред. Л. Б.

Вардомского. М., 2012.

стр. Таблица 1. Экспорт прямых инвестиций из стран СНГ Накопленная сумма экспортированных прямых Экспорт прямых инвестиций в инвестиций, на конец года, млрд. течение года, млн. долл.

Страна долл.

1995 2000 2005 2011 2008 2009 2010 Россия 3.3 2.1 146.7 362.1 55594 43665 52523 Казахстан 19.9 1204 3159 7837 Украина 0.1 0.2 0.5 8.2 1010 162 736 Азербайджан 3.7 6.3 556 326 232 Белоруссия 0.3 31 102 50 Армения 0.2 10 53 8 Молдавия 0.1 16 7 4 Киргизия 5 10 9 Узбекистан 21 Таджикистан 1 Туркмения Справочно:

Китай 17.8 27.8 57.2 366.0 52150 56530 68811 Польша 0.5 1.0 6.3 50.0 4414 4699 5487 Венгрия 0.3 1.3 7.8 23.8 2234 1984 1307 Чехия 0.3 0.7 3.6 15.5 4323 949 1167 Эстония 0.1 0.3 1.9 4.7 1112 1549 133 - Сербия 4.0 283 52 189 Примечание: по экспорту инвестиций из Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Туркмении в 2008-2011 гг. имеются данные только для России и Казахстана.

Источники: World Investment Report 2012. Web tables 2, 4 (http://www.unctad.org);

Прямые инвестиции в банковский сектор и сектор небанковских корпораций Российской Федерации в 2007-2011 гг. (http://www.cbr.ru);

Валовый приток иностранных прямых инвестиций в Республику Казахстан по странам (http://www.nationalbank.kz).

уже просматриваются рыночные мотивы - например, преодоление торгового протекционизма в ЕС4.

Преобладающая роль "выталкивающего" капитал неблагоприятного инвестиционного климата у себя в стране обуславливает высокую долю налоговых гаваней в географии украинских ПИИ (табл. 2). Для казахстанских инвесторов также велико значение Кипра и Виргинских (Брит.) островов, а также Великобритании и Нидерландов. Это свидетельствует о том, что и в Казахстане далеко не всегда традиционные мотивы ПИИ (снижение трудовых и транспортных издержек, стремление получить доступ к дефицитному сырью или передовым технологиям, приспособление к местным параметрам сбыта и т.д.) оказываются на первом плане.


Нехватка опыта ведения заграничной инвестиционной деятельности и связанное с этим стремление работать в комфортной среде соседних стран без языковых и культурных барьеров обуславливают высокую долю в географии ПИИ стран СНГ близлежащих государств5. Наиболее ярко это проявляется у Азербайджана (Турция и Грузия - ключевые реципиенты капитала из этой закавказской республики) и Белоруссии.

Дополнительным фактором усиления эффекта соседства в географии ПИИ выступает ограниченность финансовых ресурсов большинства инвесторов в странах СНГ. Немногие исключения (в основном в Казахстане) составляют компании - экспортеры углеводородов и другого сырья, а также фирмы, ориентированные на емкие сегменты внутреннего рынка.

Особенно хорошо это видно на примере распределения небольших предприятий в приграничных регионах. Так, в 2010 г. первое место по числу украинских предприятий в России занимала Белгородская область. Хотя в регионе располагалась каждая пятая организация с украинским капиталом, средний размер накопленных ПИИ в См.: Kononov O. Op. cit.

Подробнее об этом феномене см.: Кузнецов А. В. Прямые иностранные инвестиции: "эффект соседства" // МЭ и МО. 2008. N 9. С. 40-47.

стр. Таблица 2. География прямых инвестиций Казахстана, Украины, Азербайджана, Белоруссии и Армении Накопленные прямые инвестиции (национальные данные), на конец 2010 г., млн. долл.

Страна-получатель Казахстан Украина Азербайджан Белоруссия Армения Россия 891 194 44 156 Кипр 496 Виргинские (Брит.) 689 острова Нидерланды менее 9773 Великобритания менее 2433 Турция менее 574 Грузия 162 31 США менее 599 15 Польша 1 49 2 Болгария менее 25 Казахстан - 25 26 Всего 16176 6871 5790 Справочно:

Россия (данные ЦБ РФ) 1123 248 324 79 Источники: IMF Table 6-o: Outward Direct Investment Positions by All Reporting Economies Cross-Classified by Counterpart Economies, as of End-2010 (http://www.imf.org);

Прямые инвестиции в Российской Федерации по состоянию на 01.01.2010 и 01.01. (http://www.cbr.ru);

Платежный баланс и внешний долг Республики Казахстан за 2010 г.

(http://www.nationalbank. kz);

Прямые инвестиции из Украины в экономику стран мира (http://www.ukrstat.com.ua).

одном проекте составил лишь 60 тыс. долл. (для сравнения: по данным нашего исследования, вложения бизнес-структур украинского предпринимателя В. Нусенкиса в угольные шахты Кузбасса превышают по меньшей мере 100 млн. долл.). В приграничных с Казахстаном регионах находилось 3/5 предприятий казахских инвесторов в России.

Особенно выделялись Новосибирская и Омская области (19% и 17%, соответственно, при средней величине инвестиций на уровне 359 тыс. и 162 тыс. долл.). Каждая шестая организация с белорусским капиталом на территории России располагалась в Смоленской области (в среднем одно предприятие привлекло 32 тыс. долл.) - впереди находился лишь столичный регион6.

КАЗАХСТАНСКИЕ ИНВЕСТИЦИИ ДО И ПОСЛЕ КРИЗИСА По объему накопленных ПИИ в России среди государств СНГ Казахстан занимает лидирующие позиции: на его долю приходится вдвое больше прямых капиталовложений, чем на все остальные страны Содружества вместе взятые.

Ключевая особенность казахстанских инвестиций в России - абсолютное преобладание частного капитала и довольно настороженное отношение к ним казахстанских властей.

Конечно, президент Казахстана Н. Назарбаев подчеркивает, что казахстанские компании "заинтересованы выходить на российский рынок со своими инвестициями"7, однако на переговорах с российскими коллегами, посвященных инвестиционному сотрудничеству, казахстанская сторона делает основной акцент на привлечении российского капитала в экономику Казахстана.

В этом отношении инвестиционные связи Казахстана с Россией сильно контрастируют с казахстанскими инвестициями в другие постсоветские страны, прежде всего в Киргизию, Таджикистан и Грузию. В случае с последними проникновение казахстанского капитала осуществлялось при активной поддержке со стороны государства. Например, крупнейшим инвестициям в Грузии - покупке "Казмунайгазом" грузинской распределительной компании "Тбилгаз", строительству компанией "Казтрансойл" (дочерняя структура "Казмунайгаза") нефтяного терминала в Батуми и реконструкции пансионата "Боржоми Ликани" - предшествовали соответствующие договоренности между президентами Казахстана и Грузии.

См.: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011. М., 2012. С. 426-427;

интерактивные таблицы Центральной базы статистических данных Росстата (http://www.gks.ru).

См.: http://правительство.рф/special/docs/ стр. Для поощрения инвестиций в Киргизию и Таджикистан на основе межправительственных соглашений были созданы специальные фонды прямых инвестиций8 с преобладающим участием казахстанского капитала. Примечательно также, что крупнейшая в стране государственная компания "Казмунайгаз", имеющая немало активов за рубежом (в том числе непрофильных), за все годы своей деятельности не осуществила ни одной значимой инвестиции в России.

Пик казахстанских инвестиций в России пришелся на середину 2000-х годов, а если говорить точнее, на период с 2003 г. по начало экономического кризиса 2008 г., и был связан главным образом с быстрым продвижением на внешние рынки крупнейших частных банков Казахстана. Экспансия банковского сектора в докризисный период неплохо освещена в научной литературе9. Основной ее причиной стал высокий уровень развития (в сравнении с другими странами СНГ) банковской системы в Казахстане: в 2000-е годы банки этой страны стабильно входили в двадцатку крупнейших банков Содружества. Например, по итогам 2005 г. "Казкоммерцбанк", "ТуранАлем" и "Народный банк Казахстана" по объему активов заняли соответственно 4-ю, 8-ю и 15-ю позиции10. В то же время дальнейшее развитие казахстанских банков затруднялось узостью местного рынка финансовых услуг, и в этой ситуации логичной была экспансия за рубеж.

Наибольшим размахом отличалась инвестиционная деятельность группы БТА, которая открыла дочерние банки в России, Украине, Белоруссии, Армении, Киргизии и Грузии. В России группа БТА была представлена сразу четырьмя банками: "Славинвестбанком", "Волжско-Камским акционерным банком" (после покупки переименован в "БТА Казань"), астраханским "Агроинкомбанком" и "Омск-Банком". Другим крупным игроком на российском банковском рынке стал "Казкоммерцбанк", который в 2007 г. получил в прямую собственность 52.11% (еще 47.89%- в доверительное управление) "Москоммерцбанка" с уставным капиталом 355 млн. долл. Дочерними структурами в России обзавелись также "Народный банк Казахстана", "АТФ Банк" и "Банк Центркредит".

Довольно быстро одним из главных направлений деятельности дочерних банков стало кредитование казахстанских компаний, реализующих девелоперские проекты в России.

Первенство здесь принадлежит алмаатинской Capital Partners, которая вышла на российский рынок еще в 2001 г., купив один из московских бизнес-центров. Среди проектов компании - ТЦ "Метрополис" в Москве (крупнейшая инвестиция, оцениваемая в 700 млн. долл.), логистические центры в Домодедово и Пушкино. Впоследствии все эти объекты недвижимости были проданы, некоторые - до завершения строительства. Capital Partners вела строительство в основном на заемные средства, предпочитая сотрудничать с казахстанскими банками: в частности, отель Ritz Carlton в Москве построен на средства "Казкоммерцбанка".

Другим девелопером, в течение нескольких лет занимавшим ведущие позиции на российском рынке, была инвестиционно-промышленная группа "Евразия", созданная бывшим министром энергетики Казахстана и главой "БТА Банка" М. Аблязовым.

Амбициозные проекты Аблязова, в том числе башня Eurasia Tower в "Москва-Сити", а также объекты складской недвижимости в Челябинске, Екатеринбурге и подмосковном Домодедово, финансировались за счет средств БТА и его дочерних банков.

Накануне кризиса 2008 г. строительный бизнес в России стал главным направлением деятельности казахстанского миллиардера, и значительная часть финансов тратилась именно на девелопмент. Это послужило основной причиной финансовых трудностей, которые в 2008 г. поставили "БТА Банк" на грань банкротства и вынудили правительство Казахстана объявить о его национализации. В 2009-2012 гг. между казахстанскими властями и структурами Аблязова велась длительная судебная тяжба за право собственности над активами банка, в ходе которой большая их часть оказалась под контролем государства. В настоящее время "БТА Банк" продолжает работать в России (равно как и в других странах СНГ), но в урезанном формате (по данным официального сайта группы БТА, из четырех дочерних банков остался только один - "БТА-Казань"11), а стро Уставной капитал Киргизско-Казахстанского инвестиционного фонда - 120 млн. долл., из которых 100 млн.

сформировано Казахстаном, уставной капитал АО "Казахстанско-Таджикский фонд прямых инвестиций" - млн. долл. (64 млн. - доля Казахстана).

См., например: Винокуров Е. Ю. Взаимные инвестиции в банковском секторе СНГ // Евразийская экономическая интеграция. 2009. N 2. С. 141- (http://www.eabr.org/general/upload/docs/publication/magazine/no2_2009/n2_2009_10.pdf);

Абалкина А. А.

Предпосылки и перспективы банковской интеграции в странах ЕврАзЭС // Евразийская экономическая интеграция. 2008. N 1. С. 75-90 (http://www.eabr.org/general/upload/docs/EDB_Mag_l.pdf).

См.: рейтинг "Интерфакс-1000: Банки СНГ". Итоги 2005 г. (http://www.kommersant.ru/apps/36026).


См.: http://www.bta.kz/ru/group/ стр. ительные компании с казахстанским капиталом после кризиса фактически ушли с российского рынка.

Таким образом, планы банков и действовавших с ними в связке строительных компаний не выдержали испытания кризисом. Скорее всего, повторения той инвестиционной экспансии казахстанского бизнеса, которую мы наблюдали в середине 2000-х годов, в ближайшее время ожидать не следует, тем более что казахстанские власти резко ужесточили контроль над банковским сектором.

Казахстанские ПИИ в России не ограничиваются банковской сферой и девелопментом. К крупным капиталовложениям относятся несколько проектов в области производства продуктов питания. Начиная с 2003 г. компания "Иволга-Холдинг" вложила около млн. долл. (в основном за счет реинвестирования прибыли), купив более 40 предприятий, занимающихся производством, переработкой, реализацией продукции сельского хозяйства в Курской области12. Менее успешными оказались инвестиции компании VITA, потратившей более 10 млн. долл. на строительство с нуля завода по производству соевых текстуратов в Нижегородской области - в 2011 г. головная компания была признана банкротом, и будущее завода в России находится под вопросом.

Рассматривая казахстанские инвестиции, нельзя обойти вниманием проекты малого и среднего бизнеса в приграничных с Казахстаном регионах России. Большое количество небольших предприятий действуют в Омской и Новосибирской областях, значительные средства из Казахстана привлекает Астраханская область, где проживает значительная казахская диаспора. Однако не все они учитываются в статистике, поскольку многие капиталовложения осуществляются частными лицами - главным образом, казахами, получившими российское гражданство.

Казахстанский бизнес продолжает инвестиции в Россию даже в условиях кризиса.

Главные побудительные мотивы для капиталовложений - это стремление выйти на более широкий рынок и обезопасить свой бизнес от политических рисков. Яркий пример покупка в 2011 г. структурами бизнесмена из Казахстана И. Школьника (сына бывшего вице-премьера Казахстана) за 280 млн. долл. 92.2% акций НПЗ "Орскнефтеоргсинтез". Эта инвестиция не отражена в официальной статистике казахстанских инвестиций, так как сделка была совершена через кипрский офшор13. Вероятнее всего, средства, полученные от деятельности НПЗ, будут реинвестированы в России и в экономику Казахстана уже не вернутся.

В посткризисный период наблюдается постепенный рост ПИИ из Казахстана в Россию, хотя количество крупных проектов с участием казахстанского капитала заметно ниже, чем до кризиса. По данным Банка России, за 2010 г. накопленные ПИИ из Казахстана возросли на 100 млн. долл.14, что свидетельствует об устойчивом интересе казахстанских предпринимателей к ведению бизнеса в России. В то же время российские инвестиции в Казахстан растут намного более быстрыми темпами, чем казахстанские капиталовложения в Россию. Таким образом, в инвестиционных связях с Казахстаном Россия остается нетто экспортером ПИИ, и в ближайшие годы эта ситуация вряд ли изменится.

СПЕЦИФИКА БЕЛОРУССКИХ ИНВЕСТИЦИЙ Одна из главных особенностей белорусской экономики - ее ориентация на экспорт, объем которого составляет более 50% ВВП страны. Вместе с тем торговый баланс Белоруссии отрицателен: например, в 2011 г. разница между импортом и экспортом составила около млрд. долл.15 Дефицит торгового баланса складывается в основном из-за отрицательного сальдо в торговле с Россией, которое лишь частично удается компенсировать за счет наращивания экспорта в страны ЕС. Правительство республики традиционно уделяет большое внимание созданию благоприятных условий для развития экспорта, постоянно совершенствуя (хотя не всегда с однозначными результатами) институциональные основы и законодательную базу системы его поддержки16. Поэтому неудивительно, что львиная доля белорусских инвестиционных проектов прямо или косвенно направлена на продвижение за рубеж товаров белорусской же промышленности.

Основным инструментом, с помощью которого белорусская продукция проникает на зару См.:"Комсомольскаяправда".04.12.2009 (http://kp.ru/daily/24405/580418).

См.: http://www.today.kz/ru/news/economics/2011-09-15/ См.: http://www.cbr.ru/statistics/print.asp?file=credit_statistics/dir-invincountry.htm См.: данные Государственного таможенного комитета Республики Беларусь (http://gtk.gov.by/ru/stats/itogi_2011/jan_dek_2011).

Показательно, что на официальном сайте МИД Республики Беларусь самый большой раздел посвящен именно вопросам внешней торговли и стимулирования экспорта (см.: http://www.mfa.gov.by/export/).

стр. бежные рынки, являются так называемые товаропроводящие сети (ТПС), то есть "совокупность иностранных юридических и физических лиц и расположенных за рубежом обособленных подразделений белорусских юридических лиц, включая их филиалы и представительства, осуществляющих реализацию или реализацию и сервисное обслуживание товаров (продукции) белорусских производителей"17. В рамках ТПС создаются сервисные и технические центры, фирменные магазины и торговые дома, строятся складские помещения.

Подавляющая часть крупных белорусских компаний по-прежнему контролируется государством, и большинство ТПС принадлежит таким государственным концернам, как "Белгоспищепром", "Беллегпром", Минский тракторный завод (МТЗ) и пр. Переход к централизованному созданию ТПС с точки зрения правительства Белоруссии позволит минимизировать сотрудничество с местными торговыми сетями и самостоятельно наладить дистрибуцию белорусских товаров на зарубежных и, в первую очередь, на российском рынке.

Общее количество создаваемых ежегодно субъектов ТПС впечатляет: например, сеть концерна "Беллегпром" только в 2010 г. увеличилась на 36 дилерских и дистрибуционных компаний и 3 торговых дома18. По данным министерства торговли Белоруссии, на начало 2012 г. за пределами страны функционировало 329 субъектов ТПС с белорусскими инвестициями, причем большая их часть приходится на Россию19. За последнее десятилетие в России создавалось множество торговых компаний, реализующих белорусские товары и использующих слово "белорусский" в качестве бренда ("Белорусские обои", "Белорусские продукты", "Белорусские консервы")20. В ряде случаев созданные в России ТПС реализуют продукцию сразу нескольких компаний из Белоруссии. Наиболее яркий пример - ООО "Белорусская сахарная компания", успешно поставляющее в Россию продукцию сразу четырех сахарных заводов21.

Большое количество новых компаний с белорусским капиталом, однако, не должно вводить в заблуждение: среди субъектов ТПС на территории России преобладают мелкие фирмы с незначительными инвестициями, редко превышающими несколько десятков тысяч долларов. Это вполне вписывается в общую экономическую стратегию белорусских предприятий, которые предпочитают не выносить производства за рубеж, а, производя продукцию у себя на родине, создавать наиболее благоприятные условия для продвижения товаров за границей, что не требует сколь-либо серьезных капиталовложений. Единственная относительно крупная инвестиция в рамках ТПС была сделана МТЗ, который вложился в создание шести торговых домов, представляющих собой совместные предприятия, контрольные доли уставного капитала которых принадлежат заводу22.

Белорусские инвестиции не исчерпываются вложениями в ТПС (хотя именно этот тренд возобладал начиная с середины 2000-х годов). Помимо продвижения собственных дистрибьюторских сетей, белорусские компании (в первую очередь машиностроительные, такие как БелАЗ и уже упомянутый МТЗ) создают в России сборочные производства, как правило, на базе уже существующих заводов. Так, БелАЗ в 2010 г. создал совместное предприятие в Коркино (Челябинская область), в которое, помимо самого БелАЗа, вошел Коркинский экскаваторно-вагоноремонтный завод, где и была запущена производственная линия, а "Гомсельмаш" (структура БелАЗа) еще в середине 2000-х годов в рамках совместного предприятия с "Брянсксельмашем" начал сборку машинокомплектов белорусского производства.

Организация окончательной сборки из уже существующих деталей на российских мощностях не нуждается в больших инвестициях: в каждом из двух вышеперечисленных примеров их объем не превысил 1 млн. долл. Всего за 2010 г. в России было создано сборочное производство, однако в большинстве своем это небольшие предприятия: их совокупная выручка составила порядка 100 млн. долл., то есть в среднем около 3 млн.

долл. на каждое предприятие23. На продукцию некоторых сборочных заводов в России не нашлось спроса, и производство было свернуто. Так произошло, в частности, со сборкой белорусских тракторов на заводах "СпецТехника" Постановление Совета министров Республики Беларусь 24.02.2012 N (http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=C21200183&pl=2).

См.: http://www.embassybel.ru/news/dc8bf6b3bcal.html См.: http://news.np.by/message Подробнее см.: http://www.zautra.by/art.php?sn_nid=10353&sn_cat= См.: http://belsahar.ru/ См.: http://belarus-tractor.com/main.aspx?guid=84143&news-mode=show См.: интервью с чрезвычайным и полномочным послом Республики Беларусь в РФ Василием Долголевым (http://www.bossmag.ru/view.php?id=5027).

стр. (Рубцовск, Алтайский край) и "РосБелТрактор" (Санкт-Петербург). Это свидетельствует о недостаточном знакомстве руководства белорусских предприятий с российскими реалиями.

Таким образом, инвестиционная деятельность белорусских компаний, в особенности тех, которые контролируются государством, сконцентрирована в основном на создании ТПС и недорогостоящих сборочных производств за пределами республики. Исключение составляют капиталовложения крупных частных инвесторов, которые, не желая (или не имея возможности) вести бизнес в Белоруссии, покупают активы или создают с нуля предприятия в других странах, в том числе в России. По такому сценарию, в частности, развивается индустрия информационных технологий. Так, крупная IT-компания IBA Group в 2005 г. перенесла свой офис в Прагу, группа СИС, хотя и остается белорусской, в последние годы позиционирует себя как международный холдинг24, а EPAM Systems, созданная в 1993 г. предпринимателем из Белоруссии А. Добкиным, изначально была зарегистрирована в США.

Власти Белоруссии в течение длительного периода вынашивали идею инвестиционного проникновения на российский нефтегазовый рынок с целью добычи энергоресурсов для обеспечения потребностей белорусской промышленности. Наиболее известная из инициатив президента республики А. Лукашенко в этой сфере - попытка через государственные производственные объединения "Белоруснефть" и "Белнефтехим" получить контроль над одним из месторождений в Ненецком автономном округе. С этой целью была зарегистрирована Ненецко-Белорусская нефтяная компания, получившая для разработки Лигинское месторождение, однако этот проект так и не был реализован.

Единственное на сегодня успешное вложение белорусских предприятий в российские природные ресурсы - деятельность частной компании "Юкола-нефть", входящей в белорусский многопрофильный холдинг "Юкола" (учредители - белорусские бизнесмены В. Шумский и А. Зубарик). Эта компания, работающая в Саратовской области начиная с 2002 г., к 2011 г. добыла более 1 млн. т нефти, инвестировав свыше 1 млрд. руб. в поисково-разведочные работы, и стала одним из главных налогоплательщиков Саратовской области25. Примечательно, что развивая бизнес в России, эти белорусские предприниматели фактически свернули деятельность у себя на родине, распродав большую часть своих местных активов.

Среди крупных проектов последних лет выделяются две инвестиции - проект германско белорусского совместного предприятия "Санта-Бремор" (компания, производящая широкий спектр продуктов питания) по возведению логистического склада в Подмосковье общей стоимостью в 32 млн. долл.26 и строительство частной компанией "Серволюкс" птицефабрики в Смоленской области, оцениваемое в 67 млн. долл.27 "Санта-Бремор" рассчитывает с помощью строительства собственных складских помещений (а таковые планируются не только в России, но и на Украине) снизить издержки на транспортировку и хранение товаров, то есть действует по уже отработанной белорусскими предприятиями модели инвестирования для поддержки экспорта. "Серволюкс" же, напротив, пытается уйти от экспортной модели и создать международный холдинг по производству сельхозпродукции. В случае успешной реализации проект "Серволюкса" станет крупнейшей для белорусских предприятий инвестицией в российскую экономику.

Помимо прямых капиталовложений белорусские бизнесмены осуществляют в России портфельные инвестиции, которые формально превышают 10%-ный статистический порог отнесения их к прямым капиталовложениям. Так, предприниматель А. Тернавский владеет почти 11% акций московского "Гранд Инвест Банка" (уставной капитал банка 937 млн. руб.), а Л. Медведь контролирует значительную долю в смоленском "СКА Банке".

Беглый анализ негосударственных белорусских инвестиций показывает, что многие частные компании рассматривают возможность инвестиционной экспансии в соседние государства, в том числе в Россию. Однако, поскольку белорусские бизнесмены не располагают такими средствами, как предприниматели из России, Казахстана или Украины, а наиболее прибыльные предприятия контролируются государством, которое ориентировано исключительно на инвестиции, способствующие наращиванию экспорта, общий объем накопленных в России белорусских ПИИ остается сравнительно небольшим.

См.: http://www.sis-group.com/ru/about/ См.: интервью с директором филиала "Саратовский" ООО "Юкола-нефть" С. Кобышевым (http://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2011/09/07/ot-razvedki-do-realizacii/).

См.: http://news.tut.by/economics/206721.html См.: Известия. 04.08.2010 (http://izvestia.ru/news/475148).

стр. УКРАИНСКИЕ ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ В РОССИИ По общему объему капиталовложений в российскую экономику среди стран СНГ Украина формально занимает второе место, однако, если сделать поправку на масштабы украинской экономики (по номинальному ВВП Украина находится на третьем месте среди стран бывшего СССР, уступая только России и Казахстану), можно с уверенностью констатировать, что украинские инвестиции в Россию чрезвычайно малы. Это можно объяснить целым рядом причин - сложностями в российско-украинских отношениях, наличием тесных инвестиционных связей с другими странами (например, Грузией и Молдавией), незнанием особенностей ведения бизнеса в России и т.п.

Более или менее систематические попытки инвестиционного освоения российского рынка предпринимались украинскими предприятиями пищевой промышленности и розничной торговли, однако даже в этих областях многие проекты потерпели неудачу, не выдержав конкуренции с российскими производителями. В этом плане показательна история с сетью продуктовых магазинов "Сшьпо" в Москве и других крупных городах России, в которую украинская компания Fozzy в 2002 г. планировала инвестировать до 50 млн. долл.

Однако вскоре обнаружилось, что товары, предлагаемые в московском магазине, у покупателей не пользуются спросом. По мнению аналитиков, связано это было с тем, что "Сшьпо" не удалось найти свою нишу на российском рынке. Вместо того чтобы сосредоточиться на продаже украинских продуктов, компания предложила широкий спектр товаров от производителей из разных стран (то есть стала действовать по той же схеме, что и у себя на родине) и в результате не смогла конкурировать с другими поставщиками28.

Провал на российском рынке резко контрастирует с инвестициями в Молдавии, которая оказалась настоящим золотым дном для украинского ритейла. На территории этой страны успешно действуют принадлежащие украинцам сети магазинов "Велика Кишеня", Fourchette и Foxtrot, торгующие продуктами питания и бытовой техникой.

Не всегда удачными были украинские инвестиции в ликероводочную промышленность. В 2005-2006 гг. производитель спиртных напитков "Союз-Виктан" попытался закрепиться на российском рынке за счет инвестиций в Подмосковье, однако после банкротства компании в 2009 г. проект был свернут. Инвестиции другой ликероводочной компании, корпорации "Немирофф", напротив, полностью оправдали возложенные на них ожидания:

благодаря вложениям в ЛВЗ "Ярославский", она до сих пор остается активным игроком на российском рынке. Однако сумма инвестиций корпорации в ЛВЗ сравнительно небольшая (около 2 млн. долл.), и запуск производственной линии был проведен без приобретения права собственности.

Пожалуй, главный успех украинских инвесторов в сфере производства продуктов питания в России - это приобретение липецкой кондитерской фабрики "Ликонф" корпорацией "Рошен", входящей в концерн "Укрпроминвест". Объем капиталовложений составил около 100 млн. долл. В 2012 г. планируется дальнейшая экспансия компании на рынке кондитерских изделий и строительство новой фабрики29. Аналогичный проект, но меньшего масштаба, был реализован компанией "Конти", потратившей 18-20 млн. долл.

на покупку Курского кондитерского комбината.

На долю украинских компаний приходятся самые большие среди стран СНГ капиталовложения в российскую тяжелую промышленность и добычу топливно энергетических полезных ископаемых. Лидерство в этой области принадлежит концерну "Энерго" во главе с украинским бизнесменом В. Нусенкисом30, который завладел угольной компанией "Заречная". В ее состав, по данным на начало 2012 г., входят обогатительная фабрика, шесть угледобывающих и ряд вспомогательных предприятий.

Первый из активов был приобретен в 1998 г., а последний на сегодняшний день - шахта "Октябрьская" - в 2009 г., в самый разгар экономического кризиса. Общий объем капиталовложений в этот проект превышает 300 млн. долл., хотя большая их часть - это реинвестиции доходов от продажи угля.

Другая крупная украинская корпорация, "Индустриальный союз Донбасса", в 2007 г.

приобрела металлопрокатный завод в Армавире, заявив о намерении инвестировать в производство до 250 млн. долл. Однако в связи с кризисом этот проект был сначала заморожен, а затем возобновлен, но уже в урезанном формате и в партнерстве с краснодарской промышленной группой См.: Ведомости. 18.04. 2003 (http://www.vedomosti.ru/new-spaper/article/2003/04/18/60659).

См.: http://www.abireg.ru/?idnews=22927&newscat= Подробнее см.: http://www.forbes.ru/ekonomika/lyudi/73239-neizvestnyi-viktor-nusenkis-ugolnyi-magnat-i-p ravoslavnyi-metsenat стр. "Седин"31. Еще одна значимая инвестиция в этой отрасли - покупка группой "Приват" Алапаевского металлургического завода - объяснялась не стремлением извлечь прямую экономическую выгоду, а желанием ее владельца И. Коломойского одержать верх над главным конкурентом по ферросплавному бизнесу - В. Пинчуком. Как только необходимость в этом отпала, завод был продан по цене, которая не превышала стоимость покупки32.

Самым затратным из проектов, намеченных в России украинскими инвесторами, но так и не осуществленных, стало строительство корпорацией "Богдан" завода по производству автомобилей в Борском районе Нижегородской области. По изначальным планам, к г. завод должен был начать выпуск первых автомобилей, а на полную мощность выйти к 2011 г. Инвестиции в его строительство планировались в размере 600 млн. долл., но в г. проект был заморожен.

Рассмотрение ключевых инвестиционных проектов показывает, что украинские предприниматели в принципе готовы к капиталовложениям, связанным с большими финансовыми затратами и высоким уровнем риска. Кроме того, на Украине существует достаточное количество больших концернов ("Приват", "Энерго", "Индустриальный союз Донбасса" и др.), которые стремятся к активной экспансии за рубеж. Однако на сегодняшний день их проникновение на российский рынок ограничивается небольшим количеством по большей части не слишком успешных проектов, и украинские инвестиции остаются незначительными.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.