авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Содержание ПОСТКРИЗИСНОЕ ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НА МЕЖГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ Автор: Л. Худякова ...»

-- [ Страница 5 ] --

Однако решающее слово должны были сказать избиратели М. Ле Пен и Ф. Байру - более 27% голосов в совокупности, поэтому уже на следующий день после первого тура Олланд обратился к "тем, кто выразил гнев" и к тем, кого захватили "дурные ветра" экстремизма то есть к лепеновцам. Показательно, что тогда же он поспешил подчеркнуть, что идея предоставить избирательные права иностранцам на местных выборах будет реализована лишь "в течение пяти лет", а С. Руаяль отметила, что эта идея "никогда не являлась приоритетом" в программе ФСП55. Симптоматично, что отвечая на каверзный вопрос журналиста о том, не слишком ли много во Франции иностранных иммигрантов, Олланд затруднился дать четкий ответ, очевидно, дабы не навлечь на себя подозрения в поправении56. В то же время он обратился к сторонникам Байру, отметив сходство программ ФСП и МоДем по некоторым пунктам и выразил надежду на понимание Байру того, "что Саркози бежит впереди НФ"57. Возрос вес Олланда и на международном уровне: если до первого тура он мог занести себе в актив лишь встречи с президентами Польши (Б. Коморовский) и Италии (Дж. Наполитано), то уже после первого тура позитивная реакция на его возможную победу стала поступать от экс-премьера Италии С.

Берлускони и от социал-демократов Германии.

Что касается Саркози, то не имея особой возможности рассчитывать на левых, он попытался См.: Le Monde 16.03.2012;

Le Parisien. 29.03.2012.

France Soir. 01.04.2012.

См.: Le Figaro. 05.04.2012;

France Soir. 18.04.2012;

http:// lci.tfl.fr/filnews/politique/marine-le-pen-accuse-sarkozy-d etre-un-fidele-soutien-de-l-islam-7 114732.html См.: http://www.publicsenat.fr/lcp/politique/premier-tour-di-manche-pr-sidentielle-hollande-grand -favori- Остальные кандидаты финишировали со следующими результатами: М. Ле Пен - 18.48%, Меланшон - 10.97%, Байру - 9.17%, Жоли - 2.23%, Дюпон-Эньян - 1.82%, Путу - 1.18%, Арто - 0.58%, Шеминад - 0.25% (см.:

http://www.dna.fr/actualite/2012/04/22/la-soiree-electorale-en-france).

http://www.republicain-lorrain.fr/actualite/2012/04/22/hollande-confiant-pour-le-second-tour- sarkozy-veut-trois-debats Расчеты автора статьи.

См.: Le Monde. 23.04.2012;

L'Express. 23.04.2012;

La Depeche du Midi. 24.04.2012.

См.: France Soir. 26.04.2012.

См.: http://www.lepays.fr/actualite/2012/04/26/1-affrontement-hollande-sarkozy-se-tend-marine-le -pen-donne-de-la voix стр.

сплотить вокруг себя правый, ультраправый фланг и центр. После окончания первого тура он призвал французов объединиться вокруг него ради "любви к Родине", подчеркнув, что в случае победы Олланда, Франции угрожает наплыв иммигрантов, рост налогов и получение иностранцами право голоса. Попутно Саркози предложил Олланду провести дебаты не в один, как обычно, а в три раунда (последний отказался). М. Ле Пен, уловив сигналы Саркози, поинтересовалась, какую позицию его партия займет в дуэли между НФ и ФСП на парламентских выборах в июне, намереваясь тем самым выторговать поддержку. Саркози оказался в трудном положении, решая одновременно две взаимоисключающие задачи - выиграть второй тур с помощью голосов ультраправых и не оттолкнуть от себя правых и центристов, напуганных его заигрыванием с лепеновцами.

Ситуацию усугубило заявление Ф. Фийона о том, что тот, "конечно", не будет поддерживать НФ. В конце концов, Саркози объявил, что на парламентских выборах в тех или иных округах СНД будет принимать решения "в каждом конкретном случае отдельно"58. Ответ М. Ле Пен был категоричен: "Нельзя призывать моих избирателей голосовать за него (Саркози. - П. Т.), говоря при этом, что в борьбе между НФ и ФСП ты не будешь препятствовать ФСП". Подчеркнув, что ее избиратели - не простые "поставщики голосов", М. Ле Пен заявила, что Саркози не уважает их, и призвала свой электорат голосовать "против всех". Ф. Байру в свою очередь, обвинив Саркози в ультраправой риторике, лично предпочел поддержать Олланда (но отметил, что его избиратели не обязательно должны следовать за ним). В результате, Саркози не сумел "убить двух зайцев" своими маневрами, хотя, возможно, и приобрел симпатии части ультраправых. По мнению политолога Паскаля Перинно, 60% лепеновцев собирались поддержать во втором туре Саркози, а электорат Байру должен был разделиться на три части: треть - за Саркози, треть - за Олланда, и треть - воздержавшиеся59. Аналогичные результаты публиковались и ранее. Так, по итогам соцопроса 18 апреля выяснилось, что во втором туре Олланд может рассчитывать на 90% голосов избирателей Меланшона, 36 Байру и 20% - М. Ле Пен. Саркози же мог надеяться на 6% электората Меланшона, 39 Байру и 57% - Ле Пен60. Другими словами, это означало бы, что за Олланда были готовы проголосовать около 14.5 млн. человек, а за Саркози - 13.4 млн. (не считая тех, кто голосовал за "маленьких" кандидатов)61.

В этих условиях последним шансом Саркози могли стать традиционные дебаты, прошедшие 2 мая. В ходе острой дискуссии кандидат от СНД стремился защитить итог своего пятилетнего срока, а социалист - представить себя политиком президентского размаха. СМИ отмечали: редко когда дебаты перед вторым туром были столь напряженными и полными технических подробностей. В целом, как отмечала Le Monde, можно говорить о "ничьей", которая была выгодна скорее Олланду, чем Саркози: ведь Олланд так и остался фаворитом гонки62. По словам социолога Жана-Марка Леша, которые СМИ приводили еще в 2010 г., "Николя Саркози вызывает к себе столько ненависти, что второй тур станет референдумом: за или против его персоны"63. Это говорит о том, что, как и в случае с Жискар д'Эстеном в 1981 г., когда неприятие становится всеобъемлющим, оно может перевесить все, даже самые положительные итоги правления (а этим Саркози вряд ли мог похвастаться). Вечером 6 мая 2012 г.

"референдум" завершился победой Олланда - 51.6% (у Саркози - 48%)64. Комментируя причины такого исхода, семиотик Давид Бертран отметил любопытную деталь: Ф. Олланд избрал для себя образ наследника Миттерана, желающего восстановить чередование политических сил у власти. Что же касается Саркози, то его образ "человека разрыва", сработавший, когда власть требовалось взять, не помог тогда, когда ее нужно было сохранить65.

ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ: ФИНАЛЬНЫЙ АККОРД Вторым раундом "битвы за Францию" стали парламентские выборы 10 и 17 июня 2012 г., прошедшие по традиционной схеме мажоритарного голосования66. Как и пять лет назад, итоги пре См.: http://www.europel.fr/Politique/Fillon-ne-voterait-bien-sur-pas-pour-le-FN-1052925;

http://lci.tfl.fr/politique/electi-ons-presidentielles/sarkozy-persiste-sur-la-presomption-de-legit ime-defense-7200557.html См.: La Depeche du Midi. 22.04.2012.

См.: Le Figaro. 22.02.2012.

Подсчитано автором.

См.: Le Figaro. 03.05.2012;

Liberation. 03.05.2012;

Le Monde. 03.05.2012.

L'Express. 29.09.2010.

См.: http://www.conseil-constitutionnel.fr/conseil-constitutionnel/francais/les-decisions/acces-par- date/decisions depuis-1959/2012/proclamation-presidentielle-2012/communique-de-presse. 105665.html См.: http://www.directmatin.fr/article/19598.

То есть для победы кандидата в округе в 1-м туре достаточно большинства 50% +1 голос. В противном случае кандидаты, набравшие не менее 12.5% голосов, сражаются между собой во 2-м туре. Новациями кампании стали новая "нарезка" избирательных округов, а также впервые стр. зидентской кампании автоматически становились "вводными данными" для кампании парламентской. Левые, заключив предвыборные соглашения о поддержке с экологистами (EELV), Партией левых радикалов (MRG), Республиканским и гражданским движением (MRC) социалиста Ж-П. Шевенмана, рассчитывали на продолжение успеха67. В стане правых, напротив, наступило нечто вроде "смутного времени". Ситуация напоминала ту, в которой левые оказались после поражения 2002 г. Чтобы помешать ФСП, СНД заключил соглашения о поддержке с "Новым центром" (Э. Морен), а также решил не выставлять своих депутатов в округах, где будут баллотироваться представители от других правых группировок ("Солидарная республика", Христианско-демократическая партия) и радикалы. Ф. Байру в очередной раз предпринял попытку объединить центристов, а крайние силы - ЛФ Меланшона и НФ М. Ле Пен шли на выборы отдельно (хотя ЛФ, конечно, был потенциальным союзником ФСП).

Первый тур показал, что ФСП и СНД по отдельности получили почти равное число голосов (29.35% у ФСП, 27.12% у СНД). Однако, если у левых, как и на президентских выборах, были явные резервы слева (6.91% у ЛФ, 5.46% у экологистов и т.д.), то НФ (13.6%) теперь являлся не столько союзником СНД, сколько его противником68. Главной интригой накануне второго тура стала судьба "треугольников" - то есть, округов, в каждом из которых во втором туре остались три претендента на победу, в том числе от ФСП, СНД и НФ. Позицию ФСП можно обозначить как: "кто угодно, кроме НФ".

Социалисты призывали даже голосовать за кандидатов от СНД, лишь бы не допустить увеличения голосов лепеновцев. Партия СНД в свою очередь призвала не отдавать голоса ни кандидату от НФ, ни социалисту. В итоге ФСП одержала убедительную победу, набрав во втором туре 40.91% (у СНД - 37.95%, у НФ - 3.66%)69, одержав победу и в парламентской кампании.

*** 15 мая 2012 г. в ходе церемонии инаугурации Н. Саркози передал полномочия новому главе государства. 17 мая к работе приступило первое правительство Жана-Марка Эйро, а с 18 мая, после прошедших выборов, он снова возглавил кабинет министров.

Какие же выводы можно сделать из двух прошедших кампаний?

Во-первых, главным итогом стала кардинальная смена власти во Франции. Если в 2007 г.

один неоголлист сменил у штурвала государства другого, то итог кампании 2012 г. более фундаментален: спустя почти 30 лет после победы Ф. Миттерана на выборах 1981 г., социалисты во второй раз взяли под контроль пост президента Республики. В их руках оказалось Национальное собрание, Сенат, региональные и департаментские советы, а также органы управления городов с населением более 100 тыс. человек, то есть вся исполнительная и законодательная власть в стране. В совокупности левые получили в 2012 г. столько же мест, сколько правые в 2007 - 343 из 577. Благодаря впечатляющему большинству (278 мест вместо 198 в 2007 г.) ФСП в парламенте даже не обязательно учитывать мнение своих союзников - ЛФ (10 мест) и экологистов (18 мест)70. Партия получила карт-бланш для выполнения своей предвыборной программы.

Во-вторых - это жестокое поражение правых. Потеряв пост президента и абсолютное большинство в парламенте (из 318 мест у СНД осталось лишь 188), правые впервые с г. перешли в оппозицию. Необходимость осмыслить происходящее, обновить программу и найти нового лидера (за его пост уже начали борьбу экс-премьер Ф. Фийон и лидер СНД Ж-Ф. Копе) - такова их первейшая задача, и первый шаг к ее решению - съезд СНД, состоявшийся в ноябре 2012 г. Правда, следует отметить, что и левые понесли потери: в Национальное собрание не прошли С. Руаяль и Ж-Л. Меланшон.

В-третьих, кампания 2012 г. стала несомненным успехом для Национального фронта. С учетом результатов последних лет он теперь может претендовать на звание третьей партии страны. М. Ле Пен частично превзошла успех своего отца на выборах 2012 г.

(16.86%), получив 18.48%. Результат НФ на парламентских выборах был хуже (13.77% - в первом туре, 3.66% - во втором). Однако впервые с 1997 г. (спустя 15 лет) в Нацио избрание в Национальное собрание французов, проживающих за границей. Ранее они могли избираться только в Сенат.

См.: http://www.russian.rn.fr/obshchii/20120605-mogut-li-le-vye-proigrat-parlamentskie-vybory См.: http://www.russian.rfi.fr/obshchii/20120611-yavnoe-preimushchestvo-levykh-posle-pervogo-t ura-parlamentskikh vyborov По официальным данным МВД Франции (http://www.interieur.gouv.fr/sections/a_votre_service/resultats elections/LG2012/FE.html).

См.: http://www.russian.rfi.fr/obshchii/20120618-gazety-ob-itogakh-parlamentskikh-vyborov-vo-f rantsii стр. нальное собрание Франции вошли два представителя НФ. И даже несмотря на то, что сама М. Ле Пен в своем округе потерпела поражение, в НС прошла ее племянница - Марион Марешаль Ле Пен, ставшая самым молодым (22 года) депутатом в истории Пятой республики.

В-четвертых, сложившиеся условия, как показали выборы, становятся невероятно сложной преградой для центристов, которые потерпели новое поражение. Статистика достаточно красноречива: Ф. Байру набрал на президентских выборах лишь 9% голосов (18.57% в 2007 г.), а его партия МоДем на парламентских выборах - только 1.74% (7.61% в 2007 г.), причем сам Байру в НС не прошел. Явный кризис центризма во Франции продолжает оставаться реальностью.

Наконец, в-пятых, важным итогом кампании стала рекордно низкая явка: на президентских выборах к урнам не явились 19.65% избирателей плюс 4.66% проголосовали протии всех (в 2007 г. эти цифры составили 16.03% и 3.53%). На парламентские выборы не пришли 44.6% избирателей плюс 3.85% голосовали против всех (в 2007 г. таких было 40.02% и 3.42% соответственно). По мнению некоторых СМИ, это говорит о том, что каждый третий француз не разделяет энтузиазма большинства, а лишь занял выжидательную позицию, заявляя таким образом: "Теперь вы у власти, попробуйте, а мы посмотрим, как это у вас получится".

Что означает для Франции появление Ф. Олланда в Елисейском дворце? Приход к власти правительства социалистов само по себе говорит о том, что французский политический корабль меняет свой курс - это показали уже первые шаги нового кабинета. Не случайно в речи 6 мая, которую он произнес после оглашения итогов выборов, Олланд подчеркнул свое стремление к справедливости, равенству и работе на благо молодежи71. Ж-М. Эйро многолетний лидер группы ФСП в Национальном собрании, получивший пост премьера, почти сразу же объявил, что намерен воплотить в жизнь обязательство Олланда относительно легализации однополых браков72. Его первое и второе правительство в целом придерживаются объявленного принципа паритета полов (женщины составили из 34 членов первого, и 17 из 38 - второго кабинета Эйро) - так Олланд продемонстрировал свое стремление к уравнению женщин в правах с мужчинами. Более того, в кабинете появился новый пост: министерство по правам женщин, который возглавила 34-летняя уроженка Марокко Наят Вайо-Белькасем. В области внешней политики следует, вероятно, ожидать реализации инициатив, озвученных в предвыборной программе нынешнего президента: маневров по признанию Палестины и нового витка отношений с европейскими партнерами, в первую очередь с ФРГ. Не случайно глава правительства Эйро - прекрасный знаток Германии, а Лоран Фабиус, ставший новым главой МИД, ранее представлял интересы Олланда на Ближнем и на Дальнем Востоке.

Отметим также, что в ходе первой встречи с Б. Обамой Олланд подтвердил свое обязательство вывести французский контингент из Афганистана73. Однако первоочередной задачей президента и правительства является борьба с бюджетным дефицитом. Пост министра экономики, финансов и внешней торговли достался одному из ближайших соратников Олланда - Пьеру Московичи, а в качестве первой же меры премьер Эйро назвал сокращение министерских зарплат на 30%74.

В то же время изменения, какими бы они ни были, вряд ли способны быть радикальными.

Прошедшие выборы показали, что во Франции существует определенный консенсус по ряду политических традиций и вопросов. Такие меры, как протекционизм, выход на пенсию в 60 лет, введение крупных налогов на состояние, разделение депозитных и коммерческих банков, индивидуализация образования, равенство прав между полами, пропорциональные выборы, введение налогов на экологически вредное топливо, реформа европейского законодательства или его отдельных актов, так или иначе, фигурируют в программах большинства основных кандидатов. Совместное возложение Олландом и Саркози цветов к Могиле неизвестного солдата 8 мая 2012 г., и церемония передачи власти также говорят об установившемся консенсусе относительно "правил игры" во французской политике. С этим Олланду, скорее всего, придется считаться, что, возможно, поможет избежать серьезных ошибок в процессе перемен, которые президент-социалист планирует привнести в жизнь Франции.

Ключевые слова: Пятая республика, президентские выборы, парламентские выборы, Саркози, Олланд.

См.: http://www.la-croix.com/Actualite/S-informer/France/Discours-de-victoire-de-Francois-Holla nde-a-Tulle-_NG_ 2012-05-06- См.: France Soir. 18.05.2012.

См.: Le Point. 15.05.2012;

Liberation. 18.05.2012;

http://www.dna.fr/actualite/2012/05/16/laurent-fabius-l-homme-du non-au-referendum-de-20 05-au-quai-d-orsay См.: Le Monde. 17.05.2012;

http://www.la-croix.com/Actualite/S-informer/France/Discours-de-victoire-de-Francois Holla nde-a-Tulle-NG-2012-05-06- стр. МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В СЕВЕРНОЙ Заглавие статьи АФРИКЕ Автор(ы) М. Володина Мировая экономика и международные отношения, № 1, Январь Источник 2013, C. 77- БОЛЬШОЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 36.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ Автор: М. Володина Арабский мир остается расколотым уже долгие годы. В политике каждого из арабских государств национальные интересы превалируют над факторами общности языка и историко-культурного наследия. Расхождения этих интересов проявляются довольно часто и в разных областях, в том числе в вопросах региональной политики. Так, многие на Арабском Востоке сходятся во мнении, что деятельность основной региональной организации, Лиги арабских государств (ЛАГ), абсолютно непродуктивна ввиду сохраняющихся значительных противоречий между ее участниками. Как представляется, функционирование ЛАГ вполне соответствует известной поговорке: "Арабы впервые договорились, чтобы не быть согласными". На протяжении десятилетий с момента основания этой организации арабские страны далеки от единства. В период холодной войны большая часть членов ЛАГ поддерживала западный блок, но были и такие, кто тесно сотрудничал с СССР. События "арабской весны" 2011 г. еще больше углубили противоречия в межарабских отношениях. Рассмотрим эти противоречия подробнее на примере арабских стран Северной Африки.

РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ЛИВИЙСКОЙ ДЖАМАХИРИИ Отправной точкой становления и развития внешних связей Ливии явилось провозглашение ею независимости в 1951 г. Безусловно, первостепенное значение для нового государства имело вступление в ЛАГ в 1953 г. и в ООН в 1955 г.

Географическое положение Ливии, открытие крупных запасов нефти на ее территории способствовали стратегической заинтересованности элит западных стран в качественном расширении сотрудничества с руководителями молодого государства. В то время внешняя политика Ливии характеризовалась сильным тяготением к Западу. Это было вызвано несколькими факторами.

Во-первых, даже после обретения независимости значительная часть земельных угодий оставались в руках итальянских колонистов. Во-вторых, размещение и функционирование американских и английских военных баз, деятельность западных нефтяных концернов в стране делали для властей Ливии предпочтительней ориентацию на Запад, нежели на арабский мир. И действительно, в самые критические периоды в истории арабских стран (арабо-израильская война 1967 г., алжирская война за независимость 1954-1962 гг.) Ливия не оказала должной поддержки "братским" странам и тем самым способствовала падению своего авторитета в глазах всех арабов.

После революции 1 сентября 1969 г. ливийская внешняя политика претерпела кардинальные изменения: проведение самостоятельной линии, предполагавшей переход к антизападному курсу, и борьба за арабское единство стали главными ориентирами нового государства. Закономерным поэтому стало резкое обострение американо-ливийских отношений.

Решение нового руководства Ливии во главе с М. Каддафи о национализации американских компаний подтолкнуло Белый дом к осуществлению ряда мер, имевших следствием разрыв отношений США с Ливией на долгие годы. Первым шагом США в данном направлении стало ограничение американского экспорта промышленной продукции в Ливию. Затем была заблокирована продажа пассажирских и транспортных самолетов, производившихся в Италии по американской лицензии. В продолжение своего курса в отношении Ливии США инициировали в 1979 г. крупномасштабные военные маневры у ливийских берегов, что вызвало широкие антиамериканские выступления по всей стране. Ливийские демонстранты сожгли посольство США в Триполи. Подобное развитие событий повлекло за собой полный разрыв дипломатических отношений между двумя странами. Параллельно главы Ливии и США предъявляли взаимные обвинения в возможной разработке секретными службами противоборствующей стороны плана по свержению лидера страны. На территории соседнего с Ливией Египта, около ВОЛОДИНА Мария Андреевна, кандидат исторических наук, научный сотрудник ИМЭМО РАН (andreivolodine@ gmail.com).

стр. ливийских берегов, были проведены первые американо-египетские маневры "Брайт стар", целью которых стала демонстрация военной мощи и единства Египта и США, направленных против Ливии. Всего за 1981-1985 гг. США провели 18 военных учений и маневров в этом районе.

Руководством Соединенных Штатов использовались также экономические меры для ослабления и последующего свержения М. Каддафи. Так, в 1982 г. Вашингтон объявил эмбарго на импорт ливийской нефти и поставки в Ливию американского нефтяного оборудования, а в 1985 г. ввел запрет и на импорт ливийских нефтепродуктов. В январе 1986 г. президент Р. Рейган заявил о введении новых санкций, предусматривавших полный запрет на все экономические и торговые связи американских государственных компаний, учреждений и отдельных лиц с ливийской стороной.

В апреле 1986 г. американские военные самолеты нанесли серию ракетных и бомбовых ударов по основным городам Ливии. Эти действия вызвали осуждение ряда членов Совета Безопасности (СБ) ООН и мирового сообщества. Осуждение могло быть гораздо сильнее, если бы не то обстоятельство, что Каддафи завоевал в западном мире репутацию покровителя международного терроризма. Это скажется на судьбе ливийского лидера через четверть века самым роковым образом.

Несмотря на введенные против Ливии санкции, союзники США по НАТО продолжали развивать экономические и политические связи с Триполи. Подобное обстоятельство не могло не беспокоить руководство Белого дома, и уже с начала 1984 г. лидеры европейских государств стали постепенно разрывать свои отношения с Ливией, обвиняя ее руководство в причастности к международному терроризму.

Неоднозначные, порой драматичные последствия имели для Ливии предпринимавшиеся ее руководством решительные, но не всегда продуманные шаги для достижения арабского единства. В ноябре 1970 г. на встрече руководителей Египта, Судана и Ливии была подписана Каирская декларация о создании Федерации арабских республик (ФАР). Позже о желании вступить в новую организацию заявила Сирия. Однако ввиду внутриполитических конфликтов и проблем в Сирии и Судане эти страны так и не смогли официально примкнуть к ФАР. Потеряв двух сторонников, Ливия попыталась форсировать объединительный процесс с Египтом. Однако А. Садат и его окружение не спешили. Они осознавали, что в случае объединения Египет получал доступ к финансовым ресурсам и энергетическим богатствам Ливии. Но египетское руководство считало свою страну непререкаемым лидером арабского мира, поэтому поставленная Каддафи цель - достижение арабского единства через объединение - для Садата была неприемлема. В результате египетско-ливийское соглашение об объединении так и не было подписано.

Добрососедские отношения между Ливией и Египтом были окончательно разорваны после октябрьской войны 1973 г. Тогда ливийское руководство обвинило А. Садата в "предательстве" общеарабских интересов, а курс Египта на сближение с США и одностороннее примирение с Израилем превратил существовавшие разногласия в открытую конфронтацию. В июле 1977 г. обе страны оказались практически в состоянии войны: египетские войска пересекли государственную границу Ливии и начали продвигаться по ее территории. В конечном счете при посредничестве президента Алжира Х. Бумедьена и председателя исполкома Организации освобождения Палестины Я.

Арафата боевые действия были прекращены. Однако после посещения А. Садатом в ноябре 1977 г. оккупированного Израилем Иерусалима Ливия заявила об окончательном разрыве всех отношений с Египтом.

Неудачи по интегрированию с восточными странами арабского мира определили стремление М. Каддафи переориентироваться в сторону своих западных соседей.

Особенно интенсивно с середины 70-х годов развивались ливийско-алжирские отношения. Этому сближению способствовало желание ливийского руководства наравне с Алжиром поддерживать Фронт ПОЛИСАРИО (Народный фронт за освобождение Сегиет эль-Хамры и Рио-де-Оро - Frente Popular de Liberation de Saguia el Hamra y Rio de Oro), который возглавил борьбу за независимость Западной Сахары после ухода оттуда испанских войск.

Отношения Туниса и Ливии носили более сложный характер. Во-первых, с середины г. тунисское руководство не раз обвиняло ливийских коллег в поддержке внутренней оппозиции Туниса. Во-вторых, между двумя странами возник спор о разделе континентального шельфа, богатого нефтью. В 1982 г. Международный суд пропорционально разделил территорию прибрежного шельфа, тем самым фактически сняв напряженность в отношениях двух соседних государств. Однако тунисское руководство сочло принятое решение односторонне благоприятным для Ливии, поэтому и по сей день в отношениях стр. двух стран существуют некоторые противоречия по данному вопросу.

Вынужденный ввод сирийских войск на территорию Ливана ввиду разгоревшейся там гражданской войны (1975 г.) вызвал недовольство не только Национально патриотических сил Ливана и Палестинского движения сопротивления, но и руководителей арабских стран, в частности М. Каддафи.

На африканском направлении политика ливийского руководства также встречала сопротивление и не всегда была успешной. В частности, прямая вовлеченность ливийской стороны в чадский кризис (1978-1987 гг.) негативно отразилась на международном авторитете Ливии на Африканском континенте и даже угрожала ее безопасности. Ливия открыто выступала гарантом и сторонником "национального единства" Чада и созданного там Переходного правительства национального единства (ППНЕ). После совершенного осенью 1980 г. в Нджамене бывшим министром обороны Хисеном Хабре военного переворота Ливия ввела свои войска для поддержки ППНЕ. Однако в чадский конфликт вмешались западные государства, в частности Франция и США. В результате оказанной ими военной поддержки Х. Хабре ливийские войска понесли большие потери и вынуждены были отступить. Отношения Ливии с Западом еще более осложнились.

В декабре 1988 г. в небе над шотландским городом Локерби взорвался самолет американской авиакомпании Pan American, погибли сотни людей, и последующее расследование установило вину спецслужб Каддафи. Возможное участие сотрудников ливийских спецслужб в подрыве еще одного лайнера, выполнявшего рейс из Браззавиля (Республика Конго) в Париж с пересадкой в Нджамене (Чад), окончательно склонило мировое сообщество к принятию кардинальных мер в отношении Ливии. Санкции, введенные СБ ООН против Ливии в 1992 г., предусматривали целый ряд мер: запрет авиасообщения над ливийской территорией (за исключением гуманитарных авиаперевозок), сокращение числа иностранных дипломатических миссий в этой стране, прекращение поставок ей военной техники, а также запрет на оказание ей технического содействия и обучение военного персонала. Таким образом, Ливийская Джамахирия оказалась в экономической, военной и политической изоляции от Запада.

Во второй половине 80-х годов ливийское руководство весьма успешно проводило свою политику на Африканском континенте. Так, в феврале 1998 г. было учреждено Сообщество Сахаро-Сахельских государств (Communaute des Etats sahelo-sahariens - CEN SAD). Первоначально в эту организацию вошли шесть стран - Ливия, Мали, Нигер, Чад, Судан и Буркина-Фасо. В настоящий момент число государств - членов Сообщества уже достигло 28. Основная задача этой организации состоит в проведении экономических мероприятий, необходимых для создания зоны свободной торговли, а также оказания взаимопомощи в различных областях: экономической, транспортной, в здравоохранении и образовании.

Отношения с Западом стали налаживаться в 2003 г. В это время ливийское руководство, официально не признавая свою причастность к авиакатастрофам в Шотландии и Чаде, согласилось выплатить компенсации семьям погибших в размере соответственно 2.7 млрд.

долл. и 1.5 млрд. Важную роль сыграло также то обстоятельство, что 19 декабря 2003 г.

М. Каддафи объявил об отказе от реализации программ создания оружия массового поражения. Хотя ранее Ливия неоднократно заявляла об отсутствии у нее подобного оружия, некоторые факты (в частности, задержание немецкого судна с установками для обогащения урана на борту, явно предназначавшимися для Ливии) свидетельствовали об обратном. Официальный отказ Каддафи от создания ОМП имел позитивное значение. В конце 2003 г. СБ ООН и США сняли санкции против Ливии.

Поворот вектора ливийской внешней политики в сторону нормализации отношений с западными странами и обращение к более взвешенной и разумной тактике в этих отношениях были отчасти следствием позиции сына М. Каддафи, Сейфа аль-Ислама. Он считал, что в современных условиях внешняя политика основывается на необходимости договариваться с оппонентами и находить оптимальные пути разрешения конфликтных ситуаций. Благодаря некоторым внешнеполитическим шагам Ливия начала постепенно возвращать утраченный международный авторитет. Ливию посетили многие ключевые партнеры Джамахирии;

М. Каддафи также совершил целый ряд дипломатических визитов по приглашениям своих западных коллег.

Продолжением новой внешнеполитической линии стали определенные изменения в деятельности Ливии в Африке. В этот период М. Каддафи выступил с миротворческой миссией в нескольких африканских странах, охваченных военными конфликтами. Он призвал к диалогу противоборствующие стороны в гражданской войне в Сьерра-Леоне, способствовал уходу эфиопских повстанцев с территории Сомали, убедил Эфио стр. пию и Эритрею сесть за стол переговоров ввиду непрекращающегося конфликта из-за пограничных территорий, а главное - заключил мирные соглашения с давним противником Ливии, государством Чад. Каддафи беспрерывно пытался объединить Ливию то с одним, то с другим из ее соседей, но никто так и не согласился.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МАРОККО СО СТРАНАМИ МАГРИБА И ЗАПАДНОСАХАРСКАЯ ПРОБЛЕМА Отношения между Марокко и Ливией после прихода к власти М. Каддафи в 1969 г. во многом зависели от распределения ролей в традиционном "треугольнике" Марокко Алжир - Ливия. Две крупнейшие страны Магриба - Алжир и Ливия - в тесном сотрудничестве могли сформировать "тяжеловесное" политическое и экономическое ядро, способное определять основные направления развития региона, играть ключевую роль в разработке путей стратегического партнерства с другими странами. Неудивительно, что власти Марокко старались всячески препятствовать установлению и укреплению ливийско-алжирского "тандема".

Следует отметить, что в регионе уже давно наблюдалось затяжное мароккано-алжирское противостояние, у истоков которого лежали исторические причины. Их урегулирование представлялось наиболее сложным и трудноразрешимым. Между тем именно от степени "договороспособности" руководства этих двух стран зависела экономическая и политическая расстановка сил в регионе Северной Африки.

Отправной точкой мароккано-алжирского конфликта стала так называемая "Война в песках". После обретения независимости в 1956 г. Марокко взяло курс на строительство национального государства и единство марокканской нации. Поэтому возникла идея объединения исторических территорий Большого Марокко (Мавритания, Западная Сахара, часть территории Мали), входивших в состав единого государства до установления французского протектората. В тот период между Алжиром и Марокко не существовало четко очерченной линии пограничного размежевания. В распоряжении французской колониальной администрации имелось несколько вариантов разграничительных линий, и французы не видели необходимости в унифицикации картографических данных. Однако открытие полезных ископаемых на спорных территориях подтолкнуло французское руководство включить в 1952 г. данные зоны в состав Алжира. В 1961 г. марокканская сторона заключила договор с алжирскими коллегами о необходимом пересмотре государственных границ после обретения независимости Алжиром. В ходе войны за независимость главной целью Армии национального освобождения Алжира было сохранение национального единства страны, и по этой причине никакого пересмотра границ руководство Алжира допустить не могло.

14 октября 1963 г. Королевские Вооруженные Силы Марокко заняли приграничные города (оазисы) Тинджуб и Хасси-Бейда. Марокканская армия была лучше оснащена, а алжирская оказалась неготовой к активным военным операциям. Было очевидно, что изнурительная гражданская война негативно отразилась на боеспособности Алжира, хотя Куба и Египет оказали ему помощь поставками оружия и офицерскими кадрами. При этом марокканцам удалось захватить несколько военнослужащих из Египта, что послужило основанием для разрыва отношений между двумя странами.

Необходимо отметить, что, несмотря на очевидное превосходство вооруженных сил Марокко, алжирская сторона рассчитывала воспользоваться принципом uti possidetis jus1, предусматривающим нерушимость границ государства после достижения независимости.

Позицию Алжира разделяло и поддерживало большинство африканских и западных стран, а мировое сообщество выступило с предложением урегулировать конфликт усилиями Африканского союза. 20 и 30 октября 1963 г. состоялась конференция в Бамако при участии двух противоборствующих государств - Алжира и Марокко, а также руководителей Мали и Эфиопии. В результате было подписано соглашение о прекращении огня между Алжиром и Марокко.

"Война в песках", безусловно, негативно отразилась на внутренней ситуации в Марокко и в Алжире. Марокканские военные выразили недовольство "пораженческой" политикой королевского двора и итогами противостояния, что привело к двум попыткам покушения на короля Хасана II в 1971 и 1972 гг. В Алжире в 1965 г. был совершен государственный переворот, свергнут глава государства А. Бен Белла.

Отношения Марокко с Алжиром снова осложнились в 1975 г. из-за конфликта вокруг Западной Сахары, которая тогда находилась в колониальной зависимости от Испании.

Еще в 1966 г. Ге Принцип международного права, предусматривавший сохранение за государством тех территорий, которые входили в его состав до момента военных действий.

стр. неральная Ассамблея ООН признала неотъемлемое право сахарского народа на самоопределение и рекомендовала Испании провести референдум по данному вопросу среди населения этой страны. Марокко, не отказавшийся от идеи строительства Большого Марокко, то есть воссоздания государства в его исторических границах, давно претендовало на западносахарские земли и попыталось воспользоваться решением Генеральной Ассамблеи ООН, чтобы осуществить аннексию Западной Сахары.

6 ноября 1975 г. на юге Марокко 350 тысяч граждан вышли на массовую демонстрацию, держа в руках флаги страны и копии Корана (что и определило название манифестации "зеленый марш"). Координатором манифестации выступал королевский дворец Марокко, который рассчитывал оказать давление на Испанию и принудить ее передать Марокко спорные территории Западной Сахары. Угроза разрастания конфликта обусловила вмешательство СБ ООН, который рекомендовал Испании провести прямые переговоры с Мавританией и Марокко о дальнейшей судьбе Западной Сахары.

14 ноября 1975 г. в Мадриде было подписано соглашение о передаче Испанией не позднее 28 февраля 1976 г. Западной Сахары под управление Марокко и Мавритании. Разделив в соответствии с этой договоренностью территорию Западной Сахары, упомянутые страны ввели туда свои войска. Эти действия вызвали ответ в виде вооруженного сопротивления со стороны созданного в мае 1973 г. Фронта ПОЛИСАРИО, которому стал активно помогать М. Каддафи, поставлявший повстанцам необходимое вооружение. А с 1975 г.

регулярные поставки тяжелого оружия направлялись и из Алжира. Поддержка М.

Каддафи Фронта ПОЛИСАРИО и выступление Триполи на стороне Алжира в этом вопросе привели к разрыву отношений Ливии и Марокко.

Поведение Алжира в западносахарском конфликте можно объяснить несколькими причинами стратегического характера. Алжирцы были убеждены, что после захвата Западной Сахары Марокко предпримет попытку овладеть территорией Мавритании, а затем и возобновит свои притязания на богатые полезными ископаемыми приграничные с Марокко алжирские территории. Помогая Фронту ПОЛИСАРИО и утверждению в дальнейшем дружественного правительства в Западной Сахаре, алжирское руководство, таким образом, получало бы доступ к Атлантическому океану, закрепив за собой статус лидера (военного, экономического и политического) в регионе и рассчитавшись со своим давним противником - марокканским королевским двором.

27 февраля 1976 г. Фронт ПОЛИСАРИО совместно с временным сахарским национальным советом провозгласил независимость Западной Сахары и объявил о создании Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР), а уже 6 марта г. было сформировано правительство нового государства.

Проводя военные действия на территории Западной Сахары, марокканские вооруженные силы опирались прежде всего на авиацию, тогда как Фронт ПОЛИСАРИО прекрасно ориентировался на местности, маневренно перемещался по зыбучим пескам, внезапно нападая на марокканские отряды. Успешные атаки бойцов ПОЛИСАРИО на места дислокации марокканских войск вынудили руководство Франции провести в декабре г. так называемую "Операцию Ламартин", в ходе которой была произведена бомбардировка повстанческих группировок ПОЛИСАРИО напалмом. Однако, благодаря ряду обстоятельств (слаженность действий ПОЛИСАРИО, нападение на стратегические объекты Мавритании2, наличие современных вооружений, поступавших из Алжира и Ливии, наконец, неэффективность руководства Мавритании), Фронту ПОЛИСАРИО удалось склонить мавританское правительство к выводу войск с территории Западной Сахары (в 1979 г.) и к официальному признанию САДР.

Оставшись один на один с сильным противником в лице ПОЛИСАРИО, руководство марокканского королевства пыталось найти способ обезопасить свои вооруженные посты на территории Западной Сахары. Было принято решение о строительстве заградительной стены, отделявшей марокканские территории Западной Сахары от территорий, подконтрольных Фронту ПОЛИСАРИО. Этот шаг вызвал широкий международный резонанс, и лидеры ведущих мировых держав призвали стороны сесть за стол переговоров.

В июне 1988 г. произошла встреча короля Марокко Хасана II и президента Алжира Шадли Бенджедида. Ее даже поспешили назвать исторической: впервые встретились руководители двух враждовавших десятилетиями стран, отношения между которыми пребывали в глубоком тупике.

В августе 1988 г. в Женеве при активном посредничестве ООН представители ПОЛИСАРИО и Марокко приняли разработанный план урегулирования западносахарской проблемы, в соот Железорудные шахты. Железная руда - основной экспортный товар Мавритании.

стр. ветствии с которым предусматривалось проведение референдума в Западной Сахаре по вопросу ее самоопределения не позднее начала 1990 г. В мае 1991 г. алжирская сторона официально отказалась от поддержки ПОЛИСАРИО, и в сентябре этого же года было заключено мирное соглашение между Марокко и ПОЛИСАРИО о прекращении огня и обязательном проведении референдума в Западной Сахаре.

Западносахарская проблема остается нерешенной до настоящего момента ввиду расхождения двух сторон по главному вопросу - независимости страны. В 2006 г.

марокканский Королевский консультативный совет по делам Сахары выдвинул план, предусматривающий предоставление Западной Сахаре статуса автономии под суверенитетом Марокко. Фронт ПОЛИСАРИО категорически отвергает подобный сценарий, полагая, что именно население Западной Сахары, располагая правом на самоопределение, должно определить статус нового государства путем всенародного референдума.

Примечательно, что именно события в Западной Сахаре продемонстрировали открытое недовольство народа сложившимся экономическим и политическим положением в стране.

Речь, в частности, идет о состоявшейся в ноябре 2010 г. в Эль-Аюне3 манифестации, участники которой выступили против продолжающейся дискриминации, бедности и нарушения прав человека в отношении местных жителей и выдвинули также требования о предоставлении независимости стране.

Расстановка сил в мире изменилась: происходил распад биполярного мироустройства, распад советского блока. В этих условиях арабским странам Средиземноморья было необходимо выработать общий подход к экономической интеграции с основными центрами мировой экономики и политики, ЕС и США. Подобным механизмом объединения интересов стран Магриба виделся образованный 17 февраля 1989 г. Союз Арабского Магриба. Однако данная организация не оправдала ожиданий. Вспыхнула гражданская война в Алжире;

авиакатастрофы в Локерби и Конго привели к международной изоляции Ливии;

Мавританию стали сотрясать внутренние конфликты. В столице Марокко в августе 1994 г. произошли взрывы, в причастности к которым марокканское руководство обвинило алжирские спецслужбы. Следствием явилось закрытие границы между Марокко и Алжиром. Все эти и другие факторы постоянно дестабилизировали политическую ситуацию в регионе и по сути дела "заморозили" деятельность Союза Арабского Магриба. Так что вполне вероятно, что именно решение западносахарского конфликта явится ключом к реактивации деятельности Союза.

Особо следует отметить позицию Туниса, прежде всего по вопросам региональных энергопроектов.

Тунис, окруженный более крупными государствами, проводит довольно взвешенную и многовекторную внешнюю политику. Отстранившись от западносахарской проблемы и тем самым не поддерживая ни одну из сторон конфликта, Тунис сумел сохранить добрососедские отношения со всеми магрибинскими государствами. Так, разногласия этой страны с Алжиром касались, прежде всего, пограничных пустынных территорий, однако в 1993 г. обе стороны сумели найти решение этой спорной проблемы.

В 1977 г. было подписано соглашение о прокладке трубопровода, по которому газ из Алжира поставлялся в Италию по Транссредиземноморскому трубопроводу. Это положило начало прокладке газопроводов по Африканскому континенту в направлении Европы. В 1996 г. началось строительство газопровода, который вел из Алжира в Испанию, пересекая также территорию Марокко.

В 2003 г. Алжир и Тунис объявили о создании совместной нефтяной компании Намхид, поровну находящейся в собственности алжирского СОНАТРАК и тунисского ЭТАП (Entreprise Tunisienne d'Activites Petrolieres, ETAP) и призванной заниматься разработкой новых месторождений на приграничных территориях двух стран. В июле 2009 г. было открыто новое месторождение углеводородов недалеко от тунисской границы, поэтому создание подобной совместной компании свидетельствует об усилении двусторонней кооперации Алжира и Туниса.

"АРАБСКАЯ ВЕСНА" В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ По мере ухудшения внутренней обстановки в Ливии в начале 2011 г. Королевство Марокко четко обозначило свою позицию, став одним из немногих стран мира и единственным государством Северной Африки, вступившим в дискуссию с руководителями Запада по проблеме Ливии.

Город на границе с Марокко, контролируемый марокканской администрацией.

стр. Марокканская дипломатия сделала ставку на новое правительство Ливии, так как падение режима М. Каддафи нанесло бы ощутимый удар по финансовым и политическим позициям Фронта ПОЛИСАРИО в регионе. Таким образом, в своеобразной изоляции остался бы вечный соперник Марокко - Алжир. В конце августа 2011 г. Марокко официально признало Национальный переходный совет, а в сентябре марокканский король Мухаммед VI прибыл с официальным визитом в Ливию, выразив тем самым свою "поддержку народу Ливии" и новой власти. Эта стратегическая линия принесла желаемые результаты: пресс-секретарь Национального переходного совета заявил, что Западная Сахара находится под суверенитетом Марокко.

Алжир был второй страной (вместе с Сирией), представители которой проголосовали против введения бесполетной зоны над Ливией. По мнению руководителей страны, свержение лидера Ливии и международное вторжение способствовало бы дестабилизации положения в регионе, беспрепятственной деятельности террористических группировок по всему Магрибу, бесконтрольному обороту оружия, что могло катастрофически сказаться на внутренней ситуации в Алжире. Алжирское руководство было также крайне обеспокоено тем фактом, что первые выступления, ставшие предвестниками "арабской весны", произошли именно в Алжире. Однако за этими манифестациями не последовало смещения руководства страны (отчасти ввиду незабытых кровопролитных событий времен гражданской войны 90-х годов, повторять которые не желает ни один алжирец).

Алжир и Ливию связывали важные экономические соглашения, значительными были и инвестиционные потоки между этими странами. Но главное - Алжир терял главного союзника в регионе, благодаря которому существовали определенный баланс сил и устойчивость политических и экономических связей в Магрибе. По геополитическим соображениям Алжир не устраивает возможное сближение нового руководства Ливии и Марокко, способное, по мнению алжирского руководства, привести к образованию сильной стратегической связки в регионе. Несмотря на то, что Алжир долго не признавал новое правительство Ливии (официальное признание последовало лишь в сентябре г.), длительные экономические и политические добрососедские отношения двух стран и перспектива возможной изоляции Алжира в "новом" Магрибе убедили руководство страны выстроить дипломатические отношения со своими ливийскими коллегами.

Спорным моментом остается нахождение семьи М. Каддафи на территории Алжира. Но ливийская, сторона, видимо, сознавая слабость своих международных позиций, выступает за дипломатическое решение вопроса об экстрадиции семьи бывшего лидера Ливии.

Основные расхождения между Ливией и Алжиром при М. Каддафи касались двух проблем. Во-первых, Алжир выступал против поддержки Ливией туарегских племен в Сахаро-Сахельском регионе и роста ее влияния среди них. Во-вторых, по утверждению алжирской стороны, в период гражданской войны в Алжире Ливия оказывала поддержку исламистским группировкам, разрешая им транспортировку оружия через свою территорию.

Страной, открыто заявившей о необходимости организации бесполетной зоны над Ливией, стал Ливан. В данном случае отношения между двумя странами оставались испорченными по сугубо идейным/религиозным причинам. В 1978 г. в Ливию с визитом прибыл шиитский лидер, глава движения "Амаль" Муса Садр, который таинственным образом исчез после встречи с М. Каддафи. До сих пор никто не знает о судьбе этого ливанского деятеля. Ливийские официальные лица заявляли, что Садр отправился в Италию, где впоследствии нашли его документы. Однако ливанское общество и представители многих стран однозначно расценили причину пропажи шиитского лидера.

В причастности к убийству Мусы Садра сразу обвинили Каддафи, хотя никаких доказательств этого не было. В результате ливийско-ливанские дипломатические и политические отношения зашли в тупик и были разорваны. Представитель Ливии в Лиге арабских государств, ушедший в отставку в ходе обострения ливийского конфликта, впоследствии заявил, что шиитский лидер якобы был убит и похоронен на юге Ливии по распоряжению М. Каддафи.

Позиция стран Персидского залива в отношении Ливии имеет несколько составляющих.

На отношениях с Саудовской Аравией негативно сказывалась взаимная неприязнь М.

Каддафи и саудовского короля Абдаллы: ливийский лидер неоднократно называл короля "английским продуктом и протеже США", а Каддафи, в свою очередь, был обвинен саудовским двором в попытке покушения на Абдаллу в 2004 г. Катар в определенной мере был заинтересован в ливийском кризисе. Это государство, на чьей территории размещены французские и американские военные базы, стремилось усилить свои политические позиции в арабском мире, с одной стороны, и подтвердить стр. свою поддержку западным странам - с другой. В среднесрочной перспективе кризис негативно скажется на нефтедобыче Ливии, что будет способствовать росту спроса на энергоносители стран Персидского залива.

Однако, несмотря на заинтересованность этих стран в смене ливийского руководства, разрастание гражданской войны, зверская расправа с лидером Ливии и его семьей, возможно, вызвали даже некоторый испуг у монаршего двора Саудитов. "Нефтяные монархии" Персидского залива явно опасались распространения революционных "бурь" на их территории. Свержение Х. Мубарака, союзника Саудовской Аравии в регионе, а затем и М. Каддафи подготовили почву для участия исламских радикалов в политической жизни региона и привели к политической дестабилизации на большей части Северной Африки. Ситуация в самой Саудовской Аравии характеризуется известной нестабильностью, отчасти обусловленной особенностями престолонаследования в этой стране (сеньоратный принцип, предполагающий наследование трона старшим в роду). По этим причинам король Абдалла, крайне обеспокоенный нестабильностью в арабских странах, отказался предоставить дополнительные военные базы на своей территории для сил НАТО.


События "арабской весны" 2011 г. подтолкнули руководство стран Магриба отчасти пересмотреть свою внешнюю политику и по-новому взглянуть на Союз Арабского Магриба, главным препятствием деятельности которого являются разорванные отношения между Марокко и Алжиром. В последнее время наметились некоторые важные сдвиги во взаимоотношениях этих североафриканских стран. Так, 30 июля 2011 г. в тронной речи, посвященной 12-летию вступления на престол, король Марокко Мухаммед VI выразил желание нормализовать отношения с алжирским народом.

Этот шаг стал важной вехой в истории Магриба. За дружественными визитами глав Марокко и Алжира последовало заседание представителей членов Союза Арабского Магриба (июль 2012 г.), на котором был дан старт возобновлению активной деятельности Союза, прежде всего в экономической сфере. Для каждой из стран-членов ежегодный ущерб от отсутствия общего рынка составляет 2% прироста ВВП. Первым шагом к созданию Большого Магриба с зоной свободной торговли, с общим рынком станет открытие границ между Марокко и Алжиром, закрытых с 1994 г.

Учитывая неэффективную деятельность Лиги арабских государств, стоит надеяться, что возрожденный Союз Арабского Магриба станет гарантом безопасности и стабильности в регионе, будет оказывать положительное влияние на взаимоотношения стран Магриба с Европой, основным партнером Северной Африки, а также с другими странами арабского мира.

Не следует при этом преувеличивать арабское единство, которое продемонстрировала ЛАГ в отношении Ливии и Сирии. В голосовании о закрытии зоны, свободной от полетов над Ливией, участвовали лишь 9 стран из 22. Только две из них, Сирия и Алжир, проголосовали отрицательно, тогда как шесть государств, входящих в Совет сотрудничества арабских стран Персидского залива, традиционно лояльных Западу, поддержали предложенные им меры. Но поскольку Россия и Китай никак не обозначили свою позицию, не произнеся окончательно ни "да" ни "нет", даже то небольшое меньшинство членов ЛАГ, которое голосовало за интервенцию, оказалось достаточным.

Режим Каддафи был обречен. А вот в случае Сирии, когда Россия и Китай употребили право вето, враги Б. Асада внутри ЛАГ должны были представить консолидированную позицию. Она совпадала с политикой фактического вмешательства некоторых стран Запада во внутренние дела Сирии.

По-видимому, кризис глобализационного "проекта" в его нынешней форме будет способствовать усилению тенденций к регионализации экономики и политики в различных частях мира. Надо полагать, не обойдут стороной эти процессы и Северную Африку. Последние события в регионе свидетельствуют о возросшем интересе элит стран Магриба к восстановлению кооперации и возрождению организаций, созданных на основе общности экономических интересов. Тем более что путь налаживания кооперационных связей является надежной основой ускорения экономического роста и развития, столь необходимых этой части Арабского Востока.

Ключевые слова: Северная Африка, Арабский Восток, международная политика, Ливия, Алжир, Марокко, западносахарская проблема.

стр. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПОСТСОВЕТСКОЙ АРМЕНИИ: 20 ЛЕТ Заглавие статьи ОДНОВРЕМЕННО НА НЕСКОЛЬКИХ СТУЛЬЯХ Автор(ы) С. Минасян Мировая экономика и международные отношения, № 1, Январь Источник 2013, C. 85- НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 35.9 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПОСТСОВЕТСКОЙ АРМЕНИИ: 20 ЛЕТ ОДНОВРЕМЕННО НА НЕСКОЛЬКИХ СТУЛЬЯХ Автор: С. Минасян В 2011 г. исполнилось 20 лет после распада СССР. Два десятилетия уже насчитывает и история постсоветской Армении. Представляется, что юбилейные даты являются весьма удобным поводом для ретроспективного анализа результатов реализации Арменией ее внешней политики, в том числе - концептуальных стратегий и подходов, которыми руководствовалась страна за эти годы независимости.

С 1991 г. Армения присоединилась ко многим международным организациям (ООН, ОБСЕ, Совету Европы и др.) и вошла в ряд региональных организаций (СНГ, ОЧЭС и др.).

Осуществляя тесное военно-политическое сотрудничество с Россией, страна также активно развивает отношения с ЕС, США и НАТО, участвует в международных миротворческих операциях. У Армении достаточно хорошие отношения с соседями по региону - Грузией и Ираном, однако существуют серьезные проблемы во взаимоотношениях с Азербайджаном и Турцией.

С конца советского периода Армения была вовлечена в карабахский конфликт, который не урегулирован до сих пор, несмотря на продолжающиеся с 1992 г. переговоры при посредничестве Минской группы ОБСЕ. Азербайджан и поныне блокирует все транспортные коммуникации в Армению и Нагорный Карабах и угрожает возобновить боевые действия в зоне конфликта.

Между Арменией и Турцией также существуют серьезные исторические и политические проблемы, в первую очередь касающиеся Геноцида армян в Османской империи, которого Турция не признает. Кроме того, Турция не устанавливает с Арменией дипломатических отношений, поддерживает Азербайджан в карабахском конфликте и продолжает блокаду Армении. Попытки нормализовать армяно-турецкие отношения при посредничестве международного сообщества, активизировавшиеся в 2008-2009 гг., пока не дали результата.

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОСНОВА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ: СОВМЕСТИТЬ НЕСОВМЕСТИМОЕ?

Внешнеполитические стратегии государств могут закрепляться в виде официальных документов - стратегий или концепций национальной безопасности, внешнеполитических доктрин и т.д. Однако зачастую это неформальные и не зафиксированные на бумаге концептуальные модели внешней политики. Хотя в Армении в последние годы был утвержден целый ряд официальных документов в данной сфере, все же основы внешней политики страны были заложены еще на рубеже 80-90-х годов XX в. на уровне практических действий и теоретических представлений еще только формировавшейся политической элиты страны.

Именно тогда внешнеполитической концепцией Армении стал так называемый комплементаризм (хотя в то время такого термина еще не существовало, он был придуман позже). Суть этой концепции, довольно нетипичной для постсоветских стран начала 90-х годов, заключалась в поддержании баланса между интересами региональных и мировых акторов, вовлеченных в регион Южного Кавказа, в том числе и в тех случаях, когда эти интересы явно противоречили друг другу.

Так, у политических сил, пришедших к власти в Армении в начале 90-х годов, имелся крен в сторону чуть ли не русофобии (связанный как с ориентацией на независимость от Москвы, так и с традицией антисоветского диссидентства), однако Армения не пошла на разрыв с Россией. Более того, в сложившемся региональном контексте, с учетом начавшейся в Карабахе войны и восприятия "турецкой угрозы", Армения установила с Россией дружественные и даже союзнические отношения, особенно в сфере безопасности.

Одновременно Армения пыталась максимально использовать содействие США и европейских стран, тем самым отчасти компенсируя ориентацию на Россию в вопросах безопасности. При этом в расчетах политических идеологов раннего периода независимости (Вазгена Манукяна, Левона Тер МИНАСЯН Сергей Мамиконович, кандидат исторических наук, руководитель департамента политических исследований Института Кавказа, Ереван, Армения (sergey@c-i.am).

стр. Петросяна), армянский комплементаризм должен был включать в себя также и Турцию.

Первые годы независимости и президентства Левона Тер-Петросяна - показательный этап внешнеполитического комплементаризма Армении. В разгар карабахской войны, используя уникальную внешнеполитическую конъюнктуру, Ереван получал оружие и военную технику от русских, деньги на развитие экономики - от американцев, продовольствие и гуманитарную помощь - от европейцев (при этом вплоть до марта г. даже через территорию Турции), а топливо для воюющей армии - из Ирана.

Новый этап комплементаризма начался в конце 90-х годов, при втором президенте Роберте Кочаряне. Он связан с именем главного идеолога и автора собственно термина "комплементаризм" - главы МИД Армении в 1998-2008 гг. Вардана Осканяна. По мере снижения российского влияния в регионе с конца 90-х годов, Армения "мелкими шагами" превратила комплементаризм в довольно отточенную технику "сидения одновременно на нескольких стульях". Причем в определенных случаях комплементаризм давал возможность Еревану как уравновешивать излишнее влияние Москвы в регионе, так и наоборот - сдерживать США или европейцев на некоторых этапах карабахского переговорного процесса.

Именно такая внешняя политика продолжает осуществляться Арменией уже второе десятилетие, несмотря на постоянные обвинения в практической несостоятельности или скором конце комплементаризма. Однако каждый региональный форс-мажор (например, события в Южной Осетии в августе 2008 г.) лишь вновь демонстрирует потенциал армянского комплементаризма. Фактически, внешнеполитическую доктрину Армении с равным успехом можно было бы назвать "прагматизмом" или "реализмом". По словам американского эксперта армянского происхождения Ричарда Гирагосяна, "Армянская внешняя политика последнего десятилетия стремится соединить по сути своей конфликтующие интересы России и Запада, при этом используя в качестве рычага свое наиболее действенное средство - влиятельную диаспору... Более того, эта политика комплементарности, хотя и выглядит несовместимой, в реальности является естественным результатом исторических и геополитических соображений"1.

"КОМПЛЕМЕНТАРИЗМ" И "МНОГОВЕКТОРНОСТЬ": УНИКАЛЬНОСТЬ И ЗАКОНОМЕРНОСТЬ Для лучшего понимания феномена армянского комплементаризма можно попытаться сравнить его с весьма похожей, на первый взгляд, "многовекторностью" во внешних политиках других постсоветских евразийских стран - Азербайджана и республик Центральной Азии. Во-первых, тут можно заметить, что основное отличие армянского комплементаризма от многовекторности других евразийских стран - в стабильности и преемственности его реализации с первых же дней обретения Арменией независимости.


Так, например, Азербайджан (особенно в период Абульфаза Эльчибея и начальный период правления Гейдара Алиева вплоть до середины 90-х годов) долгое время придерживался однополярной политической ориентации, с упором на Турцию как проводника западной политической линии. Лишь после вступления Азербайджана в ОДКБ в 1994 г. и одновременного начала реализации нефтяных проектов с участием западных компаний Баку удалось уравновесить эту тенденцию. Аналогично, нельзя утверждать о наличии реальной многовекторности во внешних политиках стран Центральной Азии вплоть до второй половины 90-х годов. Западное влияние в Центральной Азии было минимальным, ресурсы пытающихся участвовать в событиях региона Турции и Ирана - незначительными, а Китай вызывал лишь настороженность и страх, и не мог восприниматься как надежный внешнеполитический партнер в глазах центральноазиатских государств. Лишь аморфность российской внешней политики не превратила пророссийскую ориентацию государств Центральной Азии 90-х годов в полностью безальтернативную. Да и сам термин "многовекторность" (особенно в случае с Казахстаном) во многом возник как скрытый синоним политики дистанцирования центральноазиатских стран от России лишь в середине 90-х годов.

Зато надо признать, что у Азербаджана и ряда центральноазиатских стран (Казахстан, Туркменистан и отчасти Узбекистан) есть очень важный ресурс многовекторности - нефть и газ. Благодаря энергоресурсам, Баку в своей внешней политике может не совмещать (как это делает Армения) интересы Запада, России и Ирана либо не пытаться (как центральноазиатские страны) использовать отношения с Западом или Китаем для компенсации излишней зависимости от Москвы (и наоборот). Напротив, зачастую Азербайджан уже пытается играть на противоречиях силовых центров, вовлекая в это также и Турцию, не пе Giragosian R. Toward a New Concept of Armenian National Security. The World Bank. Wash., 15-16 January 2005. P.

20.

стр. реходя на сторону ни одного из них (хорошей иллюстрацией является подписание Баку назло Анкаре газового контракта с Москвой 14 октября 2009 г. во время визита армянского президента в Турцию). Очевидно, что энергетические доходы и осознание своей значимости для реализации энергетических и коммуникационных проектов являются главными внешнеполитическими ресурсами Азербайджана, без которых данная стратегия Баку по сохранению баланса не имела бы смысла и содержания.

Впрочем, надо уточнить, что реализация азербайджанской многовекторности на региональном уровне ограничена именно присутствием Армении, которая традиционно всегда имела (и будет иметь) лучшие отношения и с Западом, и с Россией, и с Ираном, чем Азербайджан. Армения при любых внешних обстоятельствах всегда будет казаться намного более прозападной, и одновременно восприниматься Москвой как более пророссийское государство, чем Азербайджан.

Очень существенным отличием армянского комплементаризма является плюрализм внутриполитического поля и большая свобода СМИ. Это создает серьезный общественный и политический дискурс во внутриполитическом поле Армении об основных направлениях и ориентациях внешней политики страны, невозможный в авторитарных государствах. В Центральной Азии и в Азербайджане внешнеполитическая многовекторность, напротив, обусловливается наличием проблем с демократией, ведь это существенно увеличивает значимость России при любого рода форс-мажорных развитиях для уравновешивания критики со стороны международных организаций, США и Европы (например, как в случае с Узбекистаном после событий в Андижане2). Очевидно, что в отличие от западных акторов, Москва подходит более чем "прагматично" к проблемам демократического развития в данных странах, практически не связывая свои политические отношения с Азербайджаном и центральноазиатскими странами с вопросами соблюдения там фундаментальных прав человека и демократических стандартов. Это, в свою очередь, в восприятии азербайджанской и центральноазистских элит повышает геополитическую ценность Москвы, преимущественно придерживающейся стандартов "реал-политик", по сравнению с более "щепетильными" западными партнерами.

Наконец, важнейшим отличием армянского комплементаризма от многовекторности других евразийских постсоветских стран является одновременное наличие диаспоры и в России, и в США, и в европейских странах, а также достаточно влиятельных армянских общин в Иране и ряде стран Ближнего Востока (политически активные и серьезные азербайджанские и центральноазиатские общины есть только в России). При этом важно не только физическое наличие многочисленных армянских диаспоральных общин, а их потенциал как политических акторов, влияющих на политику стран своего проживания применительно к Армении и к региону.

Таким образом, проводя сравнения армянского комплементаризма с многовекторностью внешней политики Азербайджана и центральноазитских стран, можно заметить и существенные отличия, и определенные сходства. В самых общих чертах их, наверное, можно считать синонимами реализации концептуально похожей внешней политики, но при внимательном анализе отличий у комплементаризма с многовекторностью все же больше, чем сходств.

Естественно, у комплементаризма по определению есть серьезные технологические издержки. Вести сложную многовекторную внешнюю политику труднее, чем простую и одновекторную. Легко играть на противоречиях между интересами ведущих региональных и внерегиональных игроков, а вот совмещать эти интересы сложно, и делать это приходится постоянно. Всегда есть искушение занять сторону одного из мировых центров силы и за его спиной противостоять другому, но иногда это очень опасно: можно стать разменной монетой в играх сверхдержав. Армении сложно вести сбалансированную политику, и дивиденды от нее умеренные. Но, с другой стороны, и ответственность удается делить с внешними акторами, и меньше рисков при форс мажорных обстоятельствах.

КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ Карабахская проблематика является идеологическим базисом независимой армянской государственности, без которой вообще невозможно представить сегодняшнюю Республику Армения. Позиция Армении в карабахском конфликте не менялась с самого его начала: она сводится к тому, что Армения поддержит лишь такой вари В мае 2005 г. в узбекском городе Андижан вспыхнули беспорядки, жестоко подавленные правительственными силами, в результате чего погибли сотни человек. Действия узбекских властей подверглись жесткой критике со стороны США и ЕС. Это подвигло Узбекистан, наряду с другими действиями на внешнеполитической арене, восстановить в августе 2005 г. свое членство в ОДКБ, из которого страна вышла еще в 1999 г., а также серьезно активизировать военно-политическое сотрудничество с Россией. В июне 2012 г. официальный Ташкент вновь приостановил членство Узбекистана в ОДКБ.

стр. ант урегулирования, который удовлетворит сам Нагорный Карабах и обеспечит безопасность и развитие его населения. Соответственно, в переговорах Армения выдвигает три условия: 1) отсутствие вертикального подчинения Нагорного Карабаха Азербайджану, 2) сохранение сухопутной границы между Арменией и Нагорным Карабахом и 3) международные гарантии безопасности НКР.

Поскольку эти условия совершенно неприемлемы для Азербайджана, перспективы урегулирования конфликта остаются очень смутными. В том, что касается влияния конфликта на внешнюю политику Армении, можно отметить три тенденции.

Во-первых, Армения готова нести политические и экономические издержки карабахского конфликта, в том числе и во внешней политике, в условиях продолжающейся экономической и коммуникационной блокады со стороны Азербайджана и Турции.

Во-вторых, армянские политики прилагают усилия в направлении региональной интеграции (например, "футбольная дипломатия" 2008-2009 гг. с Турцией3), в том числе с таким расчетом, что сотрудничество и установление в регионе более доверительных отношений может рано или поздно создать поле для урегулирования карабахского конфликта.

В-третьих, Ереван уже два десятилетия достаточно эффективно использует карабахский фактор как самостоятельный ресурс своей внешней политики, как возможность привлечь внимание внешних акторов и получить их поддержку в условиях геополитического противоборства в регионе. Фактор конфликта используется для поддержания информационного и политического интереса к региону, а также стимулирования экономической помощи и политического содействия. Иными словами, Ереван эксплуатирует тему карабахского конфликта для повышения геополитической роли Армении как в региональном формате, так и на общеевропейском уровне.

И, наконец, достаточно важным элементом внешнеполитических подходов Армении (и непризнанной Нагорно-Карабахской Республики) в условиях невозможности достижения быстрого компромиссного урегулирования и сохраняющейся гонки вооружений с угрозой возобновления боевых действий является реализация стратегий конвенционального и политического сдерживания в отношении Азербайджана. Это подразумевает поддержание необходимого военно-технического потенциала по нанесению столь серьезного урона Азербайджану с использованием обычных (конвенциональных) вооружений, который лишает смысла само возобновление боевых действий, ибо для Баку потери от инициирования войны будут превышать все возможные приобретения. Дополнительную эффективность армянское сдерживание приобретает с учетом синтеза конвенционального сдерживания с политическими ограничениями со стороны международного сообщества и влиятельных внешних акторов, имеющих бескомпромиссный консенсус по вопросу недопущения новой войны в Карабахе4.

ОТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ Сотрудничество с Россией - важный элемент внешней и оборонной политики Армении.

Согласно Договору от 1995 г., обе страны несут обязательства по взаимной обороне и помощи. На территории Армении дислоцирована 102-я российская военная база;

Армения является активным членом ОДКБ - военно-политического блока под эгидой России. Для Москвы российско-армянские отношения являются основой политики безопасности в регионе и единственным компонентом деятельности ОДКБ на Южном Кавказе. Россия главный инвестор в армянскую экономику, и, несмотря на отсутствие прямой географической связи, тесно сотрудничает с Арменией в энергетической и коммуникационной сферах. Планируется, что Россия примет участие в строительстве нового энергоблока Армянской АЭС, новой ветки железной дороги Иран-Армения и в ряде других проектов.

В августе 2010 г. в ходе визита президента Дмитрия Медведева в Армению был подписан до Речь идет о попытке армяно-турецкого примирения, формально начавшейся после приглашения президентом Армении Сержем Саргсяном своего турецкого коллеги Абдуллы Гюля в Ереван для совместного просмотра футбольного матча сборных Армении и Турции в рамках отборочного этапа чемпионата мира в сентябре 2008 г. В рамках процесса "футбольной дипломатии", проходившего при активной поддержке США и ЕС, а также России, в октябре 2009 г. в Цюрихе были подписаны армяно-турецкие протоколы, предусматривающие установление дипломатических отношений между двумя странами, а также снятие Турцией сухопутной блокады Армении.

Однако после того как турецкая сторона стала затягивать процесс ратификации этих протоколов, выдвигая дополнительные условия, Армения в апреле 2010 г. заморозила свое участие в данном процессе.

См. подробнее: Минасян С. Поиск стабильности в карабахском конфликте: между конвенциональным "устрашением" и политическим сдерживанием // Россия в глобальной политике. 2012. Т. 10. N 1 (январь-февраль).

стр. полнительный Протокол N 5 к Договору 1995 г. о порядке функционирования российской военной базы на территории страны. Согласно этому документу, географическая сфера ответственности базы распространилась на всю территорию Армении (а не только вдоль периметра бывших границ СССР с Турцией и Ираном), длительность нахождения базы в Армении была продлена до 49 лет. Кроме того, Россия взяла на себя обязательство обеспечивать армянскую армию современным вооружением и военной техникой.

В Армении подписание Протокола N 5 интерпретируют как гарантию безопасности и военной помощи со стороны России в случае возобновления Азербайджаном боевых действий. Формально как двусторонние, так и многосторонние (в рамках ОДКБ) обязательства России в сфере безопасности и взаимной обороны распространяются только на международно признанные границы Республики Армения, а не на собственно территорию Нагорного Карабаха. Вместе с тем вполне вероятно, что в силу чрезвычайной милитаризации региона боевые действия не ограничатся лишь территорией Нагорного Карабаха и перекинутся на территории вдоль периметра весьма протяженной границы между Арменией и Азербайджаном.

Россия, разумеется, не заинтересована в вовлечении в боевые действия вокруг Нагорного Карабаха. Однако, в случае возобновления войны в Нагорном Карабахе, Москва окажется в весьма трудном положении. Прямая военная помощь Армении и участие России в карабахском конфликте немедленно приведут к разрыву отношений с Азербайджаном, в том числе в энергетической сфере. С другой стороны, невыполнение двусторонних и многосторонних обязательств по оказанию военной помощи Армении лишат Россию репутации надежного партнера в сфере безопасности, дискредитируют дальнейшее функционирование ОДКБ и приведут к потере Москвой своего единственного военно политического союзника на Южном Кавказе. Поэтому Россия стремится сохранить статус-кво и поддерживает военный баланс, способствующий невозобновлению боевых действий в Нагорном Карабахе.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С США Взаимоотношения с Соединенными Штатами - важное измерение армянского комплементаризма, претерпевшее за два десятилетия достаточно серьезную трансформацию. В конце 80-х годов США активно поддерживали будущих лидеров Армении в их борьбе против Москвы. Борьба карабахских армян за отделение от Советского Азербайджана тоже получала почти безусловную поддержку и симпатии Соединенных Штатов, которые рассматривали ее как часть борьбы народов СССР против коммунистического режима. В октябре 1992 г. Конгресс США принял поправку N 907 к "Акту о поддержке свободы", запретившую военную и иную помощь правительства США Азербайджану, пока последний "не предпримет шаги по снятию всех блокад и не прекратит любое наступательное использование силы против Армении и НК".

Интерес США к Азербайджану вырос примерно со второй половины 90-х годов, после подписания соглашений об участии западных нефтяных компаний в освоении энергетических ресурсов Каспия. После терактов 11 сентября действие 907-й поправки было приостановлено в рамках борьбы с международным терроризмом, и США начали активное военное сотрудничество с Азербайджаном.

Впрочем, несмотря на возросший интерес Вашингтона к энергетическим ресурсам и географическому положению Азербайджана, политика США в отношении Армении и Азербайджана остается несимметричной. В пересчете на душу населения, Армения является крупнейшим после Израиля получателем прямой американской помощи, за два десятилетия составившей примерно 2 млрд. долл. США выделяют ежегодную финансовую помощь и Нагорному Карабаху (например, в 2011 г. Конгрессом было выделено порядка 10 млн. долл.), тем самым являясь единственным государством в мире (кроме Армении), осуществляющим прямую финансовую помощь Карабаху. США также были главным спонсором армяно-турецкой "футбольной дипломатии", призванной нормализовать отношения между Ереваном и Анкарой и вывести Армению из частичной коммуникационной блокады со стороны Азербайджана и Турции. Кроме того, являясь одной из стран - сопредседателей Минской группы ОБСЕ, США активно участвуют в карабахском переговорном процессе.

Во многом проармянскую политику Вашингтона на Южном Кавказе принято объяснять деятельностью влиятельного армянского лобби в США. Это лобби сильно как своей организованностью и большим опытом, так и тем, что граждане США армянского происхождения, составляющие заметный процент населения некоторых штатов, способны голосовать консолидированно, ощутимо влияя на политику.

Вместе с тем роль Армении в американской региональной политике объясняется и прагматичны стр. ми приоритетами Вашингтона в его взаимоотношениях с Россией, Ираном и Турцией странах, для которых армянский фактор весьма важен. После снижения интереса к Южному Кавказу со стороны демократической администрации Барака Обамы и "перезагрузки" российско-американских отношений в 2009-2010 гг. Армении стало легче проводить сбалансированную политику в отношении России и США, не вызывая приступов ревности у великих держав.

ЕВРОПЕЙСКАЯ И ЕВРО-АТЛАНТИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ Европейский союз является важным партнером Армении, реализующим свою политику на Южном Кавказе путем его включения в сферу своего экономического, культурного и политического влияния. Институционализация европейского присутствия на Кавказе идет медленно;

проекты сотрудничества, реализуемые ЕС в рамках "Европейской политики соседства" и "Восточного партнерства", не очень эффективны и не удовлетворяют ожиданий южнокавказских обществ. Однако эта деятельность уже изменила региональный фон. В перспективе проникновение Евросоюза на Южный Кавказ может повлиять на ситуацию вокруг региональных конфликтов за счет введения новых правил игры, которые "смягчают различия между странами региона и в будущем могут стать удобным механизмом решения общих проблем"5. Для Армении чрезвычайно важна также более тесная экономическая интеграция со структурами ЕС. В настоящее время завершаются переговоры о предоставлении Армении статуса ассоциированного членства в ЕС, что предусматривает либерализацию визового режима и обеспечение доступа страны на единый европейский рынок.

Армения с 1998 г. участвует в программе "Партнерство ради мира", а с 2005 г. реализует "Индивидуальный план действий партнерства" (Individual Partnership Action Plan, IPAP) с НАТО. Военно-политическое сотрудничество с НАТО - один из краеугольных камней национальной безопасности Армении. При содействии НАТО или в рамках двустороннего военного сотрудничества Армении с государствами - членами НАТО ведется работа по укреплению миротворческого потенциала армянских вооруженных сил, реформированию армии, регулированию военно-гражданских отношений и т. д.

ТУРЕЦКИЙ ВЕКТОР С 1993 г. Турция держит закрытыми свои границы с Арменией. Между двумя государствами нет дипломатических отношений, экономическое и торговое сотрудничество осуществляется через третьи страны. До последнего времени Турция выдвигала в качестве предусловий нормализации отношений с Арменией ряд требований, связанных с карабахским конфликтом и процессом признания Геноцида армян. Вместе с тем, если проблема Геноцида для Турции достаточно остра, карабахский вопрос никогда не был высоко приоритетным для турецкого общества или государства. Можно даже утверждать, что, выдвигая его в переговорах с Арменией, Турция поставила свою региональную политику в зависимость от позиции третьей страны - Азербайджана.

Со своей стороны, политическая элита Армении еще в 90-е годы XX в. начала использовать фактор Геноцида в качестве "неконвенционального оружия" и ресурса давления, с учетом особой чувствительности Турции к этой проблеме6. Почти 15 лет, с 1993 по 2008 г., существовала некая константа армяно-турецких отношений: Турция держала закрытой армяно-турецкую границу и осуществляла коммуникационную блокаду Армении, а Армения пыталась использовать фактор Геноцида для принуждения Турции к изменению ее позиции и открытию границ.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.