авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Содержание НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ: РИСКИ ДЛЯ РОССИИ Автор: И. Королев ...»

-- [ Страница 2 ] --

стр. Для решения проблемы было подготовлено и в конце 1999 г. принято специальное правительственное постановление, согласно которому всем предприятиям страны было предложено реструктурировать накопившуюся задолженность при условии неукоснительной уплаты текущих обязательств (платежей) перед бюджетами всех уровней и социальными фондами. В случае согласия предприятиям надлежало лишь разработать упрощенный бизнес-план с обоснованием возможности обслуживать текущие платежи и согласовать этот план с налоговыми органами и внебюджетными фондами, причем на уровне регионов. И "лед тронулся": задолженность в экономике к середине 2000 г. сократилась более чем на 70% по сравнению с августом 1998 г.

Таким образом, предпринятые государством административные меры по вытеснению бартерных сделок из экономики и массовой реструктуризации задолженности оказались весьма конструктивными и полезными. В первую очередь это подтвердил беспрецедентный рост налоговых поступлений в консолидированный бюджет РФ. В г. прирост налоговых поступлений составил 73.4%, а в 2000-м - 61% (без учета платежей в социальные фонды). Для сравнения: в достаточно успешном предкризисном 1997 г. этот прирост при более высоких темпах инфляции составлял лишь 26%. Оздоровление экономических отношений и оказанная помощь в решении финансовых проблем предприятий и организаций способствовали также началу и стремительному росту инвестиций в основные фонды.

В период, предшествовавший кризису 2008 г., в развитии российской экономики также накопился ряд проблем системного характера. Во-первых, восстановление работы банковской системы после кризиса 1998 г. не было подкреплено адекватным росту экономики повышением доступности кредитов для предприятий реального сектора, в частности - через расширение системы рефинансирования. Это в конечном счете привело к масштабным зарубежным заимствованиям крупных банков и производственных компаний. Мелкие же и средние компании на протяжении всех "тучных" лет, к сожалению, так и остались без адекватных источников финансирования своего развития.

Во-вторых, в условиях подъема экономики стали очевидны просчеты в антимонопольной политике. Сложившаяся практика определения и оценки доминирования производителей на тех или иных рынках не предусматривала учета их отраслевых особенностей, не обеспечивала эффективного предупреждения роста цен и других массовых проявлений монополизма, что препятствовало развитию конкуренции в производстве продукции и услуг, в том числе банковских и страховых.

В-третьих, к началу кризиса обнажились фундаментальные проблемы в отечественной системе налогообложения. С одной стороны, в 2000-е годы она стала более централизованной. Инициированная еще до кризиса 1998 г. работа по уточнению расходных полномочий и доходных источников всех уровней бюджетной системы, активизировавшаяся с принятием антикризисных мер (Документ 1, пп. 92 - 94) и предусматривавшая распределение налоговой массы в соотношении 50:50 между федеральным центром и регионами, была фактически свернута. Власти вновь вернулись к концентрации налоговых и других поступлений в федеральном бюджете с последующим централизованным перераспределением доходов между всеми уровнями бюджетной системы. Такая практика вела к усилению иждивенческих настроений в исполнительной власти регионального и муниципального уровней, не стимулируя их к поддержке инициатив предпринимателей по развитию экономики.

С другой стороны, в перешедшей на рыночные рельсы российской экономике основными плательщиками налогов продолжали оставаться не конечные потребители, а предприятия производители10. Между тем использование предприятий (предпринимателей) в качестве "дойных коров" противоречит всей идеологии рыночной экономики. Для реализации своих инициатив и развития своего дела предприниматель должен иметь ресурсы - как собственные, так и заемные. Однако в российской рыночной экономике предприниматель в подавляющим числе случаев фактически лишен и того, и другого. И эта проблема является ключевой.

К сожалению, в ходе разработки антикризисных мер 2008 г. все эти проблемы, сдерживающие Характерно, что в последние годы основной акцент в работе фискальных органов сместился в основном на нефтяные компании. Работа с остальными налогоплательщиками ведется по принципу "как получится". В результате соотношение уплачиваемых налогов (без ЕСН) и выручки компаний в различных секторах экономики заметно различается. Например, для нефтяных компаний оно составляет 40 - 50 коп. на рубль реализации, для металлургических - 3 - 4 коп., машиностроительных - 11 - 13, для легкой промышленности - 7 - 9 коп. За последние 5 - 6 лет соотношение между общим объемом собираемых налогов и выручкой всех производящих компаний уменьшилось более чем на треть (с 12.7 коп. на рубль оборота в 2005 г. до 9.7 коп. - в 2011-м).

стр. рост российской экономики, остались фактически без внимания. Определенные меры были приняты только в части системы рефинансирования коммерческих банков, причем сугубо временно. Неслучайно внешняя задолженность банков и предприятий в настоящее время уже превысила докризисную планку на 17%11.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЙ СБАЛАНСИРОВАННОСТИ Одно из основных условий макроэкономической сбалансированности - соответствие темпов увеличения денежной массы и товарного предложения. При опережающем увеличении денежной массы возникает угроза инфляции. Как показывает практика, кризис неминуемо обостряет инфляционные процессы в силу инерции, характерной как для расходования денег, так и для происходящего спада производства товаров и услуг.

В ходе кризиса конца 90-х годов ситуация развивалась классически: от выраженной сбалансированности в росте основных макроиндикаторов в докризисный период к ускорению роста денежного агрегата МО в 1998 г. и постепенному (но весьма быстрому) достижению сбалансированности в 1999 - 2000 гг. При этом за некоторым усилением инфляционных процессов в острой фазе кризиса следовало их постепенное затухание.

Сбалансированности роста денежной массы и ВВП в немалой степени способствовало и снижение темпов роста бюджетных расходов.

В 2008 г. все было иначе. Главное отличие в динамике соответствующих показателей обусловлено тем, что развертывание кризиса происходило на фоне начавшегося еще в 2003 г. ускоренного роста денежной массы по сравнению с ростом ВВП. Осознав масштабы образовавшегося денежного навеса, руководство страны осенью 2008 г. быстро отреагировало на сигналы, предупреждающие о том, что мировой финансовый кризис накроет и Россию. Поэтому были достаточно оперативно приняты меры по резкому снижению темпов наращивания денежной массы. Но как только положение несколько выправилось, контроль за денежной массой был вновь ослаблен. При этом увеличение денежной массы происходило в основном за счет агрегата М2, включающего в себя наличные и безналичные денежные средства на расчетных, текущих и иных счетах.

В 2005 - 2010 гг. последовательно нарастал отрыв динамики агрегата М2 и бюджетных расходов от динамики ВВП, что усиливало разбалансированность между денежным предложением и возможностью его обеспечения товарами и услугами. Создавались все предпосылки для активизации инфляционных процессов. Тот факт, что при этом снижались как индекс цен на потребительские товары (до 6.2%), так и индекс цен производителей промышленной продукции (в меньшей степени), не успокаивает, а, напротив, настораживает.

Чудес не бывает! Для того чтобы вслед за бодрыми рапортами об обуздании инфляции происходило снижения процентных ставок по кредитам, экономике необходима развитая конкурентная среда. Но и на третьем десятке лет реформ ее нет. Даже при обвале мировых цен на нефть не наблюдалось снижения цен на нефтепродукты на отечественном рынке.

Это же характерно для металлов и других продуктов.

Таким образом, увеличение объемов денежного оборота, не обеспеченное адекватно растущим производством товаров и услуг, стало фактом российской экономической жизни. Денежные средства, участвующие в сугубо финансовых на первый взгляд операциях, неизбежно просачиваются в реальный сектор экономики, приводя к росту необеспеченного спроса на товары и услуги, например, спроса бюджетных организаций или государственных компаний на разработку инвестиционных программ, не обеспеченных материальными и трудовыми ресурсами. Возникающий при этом дефицит на товары и услуги пока гасится ростом цен, что, в свою очередь, сопровождается снижением эффективности соответствующих бюджетных расходов. На показателях инфляции рост удельной стоимости вводимых мощностей и объектов отражается слабо, но при этом набирают силу локальные дисбалансы.

Чем дальше, тем в меньшей мере денежная масса и кредитные ресурсы обслуживают рост экономики. Сколько бы они ни увеличивались, их так и не хватает для нормального экономического развития. По нашему мнению, усугубление несбалансированности в динамике денежной массы и объемов производства товаров и услуг создает условия для новых провалов в отечественной экономике и финансах. Оглядываясь назад, можно утверждать, что результаты преодоления кризиса 1998 г. были более "здоровыми" и надежными, чем результаты преодоления кризиса 2008 г.

См.: Аргументы и факты. 2012. N 17. С. 1.

стр. НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ВЫВОДЫ Итак, поскольку состав антикризисных мер в 1998 и 2008 гг. заметно различался, разными были и результаты их реализации. Дать их количественную оценку не представляется возможным. Даже если бы ее можно было сделать, она не характеризовала бы общего эффекта антикризисной деятельности, потому что главную роль играет качественная составляющая, от которой в значительной степени зависят расширение пространства предпринимательской инициативы, укрепление и развитие рыночных отношений.

Кризисы 1998 и 2008 гг. в России объединяет то, что оба они, с одной стороны, безусловно связаны с процессами, происходившими в мировой экономике и финансах, и даже спровоцированы ими, а с другой - во многом обусловлены действиями органов финансово-экономической власти.

Уже в конце 90-х годов российская экономика оказалась достаточно открыта для воздействия на нее процессов, происходивших на мировых рынках. Предвестником стал азиатский финансовый кризис. Однако особо тяжелое протекание кризиса у нас было предопределено системой "цивилизованного" заимствования государством денежных ресурсов через размещение государственных казначейских обязательств (ГКО) среди российских и зарубежных инвесторов. Отток иностранного капитала с рынка ГКО закономерно вылился в невозможность обслуживания обязательств, накопленных бюджетом, объявление дефолта по ним и крахом крупнейших частных банков страны активных участников этого рынка.

В 2008 г. кризис в России также был спровоцирован мировым финансовым кризисом. На этот раз его преодоление было отягощено огромной внешней задолженностью (почти млрд. долл.) отечественных корпораций и банков. С началом кризиса она превратилась в проблему не только их собственного выживания, но в целом экономической безопасности государства. Первопричина заключалась в отсутствии собственной системы кредитования экономики.

Общие черты есть и в процессах разработки антикризисных мер. Они разрабатывались в очень большой спешке, обусловленной необходимостью оперативно реагировать на нарастающий ком проблем. В результате поиск ответов на новые вызовы осуществлялся участниками подготовки антикризисных программ с опорой на ранее накопленный опыт и понимание проблем развития отечественной экономики - иными словами, "на старых дрожжах".

Следует обратить внимание и на то, что в 1998 г. антикризисная программа разрабатывалась правительством Е. Примакова, сформированным практически заново и радикально отличавшимся от предыдущего. Понятно, что, выдвигая свои предложения по преодолению кризиса, новые министры исходили из собственного опыта и взглядов, отличавшихся от опыта и взглядов предшественников. В 2008 г. антикризисные меры были предложены теми же ответственными лицами, что возглавляли основные финансово-экономические институты до кризиса. По нашему мнению, именно это обстоятельство предопределило различия в характере и содержании антикризисных мер и действий в конце 90-х годов и 10 лет спустя.

Такой вывод может показаться неожиданным на первый взгляд или даже несколько "простоватым", но, обратившись к истории, мы найдем для него весьма убедительные основания.

Как известно, еще Г. Гегель утверждал, что представления правят миром. Применительно к современным условиям система соответствующих взглядов (представлений) должна овладеть умами властвующей элиты, представители которой способны занять ключевые посты в органах управления экономическим развитием и стать доминирующей. Например, в США после выхода из Великой депрессии и окончания Второй мировой войны опросы предпринимателей показывали, что более половины из них готовы принять систему "управляемого рынка"12. Именно эту позицию разделяло и большинство руководителей соответствующих институтов власти. Главное, что эта позиция была востребована американской экономикой того времени. В результате доминирование в Америке сложившейся в конце 30-х годов дирижистской элиты обеспечило устойчивый экономический рост в 50 - 60-е годы прошлого века.

Однако к 70-м годам такая система взглядов вылилась в чрезмерно жесткое регулирование бизнеса и в конечном счете привела к стагнации экономики США. Как писал А. Гринспен, к тому времени "деятельность компаний осуществлялась под строгим контролем государства, вплоть до мельчайших деталей"13. По мнению Дж. Сороса, бизнес тех лет перестал быть привлекательным делом для нескучных людей14. В нем осталось слишком мало места для эгоизма и конкуренции.

См.: Ольсевич Ю. Камо грядеши? Экономическая наука и политика перед фундаментальной неопределнностью рынка // Мир перемен. 2011. N 4. С. 102.

Гринспен А. Эпоха потрясений. М., 2010. С. 24 - 25.

См.: Сорос Дж. Первая волна мирового финансового кризиса. М., 2010. С. 211.

стр. Устоявшиеся принципы и правила стали оковами для движения или развития. Всем захотелось новизны и творчества.

Ответ на этот запрос общества (и экономики) дала администрация президента Дж. Форда (1974 - 1977 гг.). Тогда появилось новое поколение управленцев, которые любой бизнес стали воспринимать главным образом с точки зрения финансовых результатов. Эта идеология превратилась в доминирующую, круг ее приверженцев непрерывно расширялся и постепенно они заняли лидирующие позиции в экономике и финансах. В итоге произошла тотальная "финансиализация" экономики. "Материальные и финансовые ресурсы физических лиц (домохозяйств), организаций (муниципалитетов, профсоюзов и др.) и фирм, которые ранее рассматривались как ресурсы производства, накопительные и страховые фонды, стали фигурировать в первую очередь как непосредственные источники финансового дохода... Фондовая биржа стала главным механизмом регулирования хозяйства"15. Вершиной такой идеологии был инициированный Р. Рейганом запрет на регулирование доходов.

Доминирование либертарианской элиты в Америке с 80-х годов привело к повышательной длинной волне конъюнктуры. Однако за все приходится платить. Экономика, освободившись от институционального регулирования со стороны государственных органов, попала под контроль финансовых корпораций. Стремление минимизировать (а не оптимизировать) государственный контроль в экономике и максимизировать (а не оптимизировать) роль финансовых посредников во многом сформировало предпосылки современного мирового финансового кризиса.

Разумеется, эта последовательность в смене экономических элит и закономерности развития американской экономики не имеют прямого отношения к нашим реалиям. Но практический эффект от чередования управляющих команд, приверженных новым представлениям об экономической жизни, - вещь наблюдаемая и у нас. Стержневым остается вопрос о роли и ответственности государства в части формирования рыночных механизмов, развития здоровой конкуренции, регулирования текущих процессов в экономике и финансах.

В начале 90-х годов на ключевых постах в управлении российской экономикой оказались люди, которых объединяло стремление построить хозяйственную систему, коренным образом отличающуюся от плановой. Все они считали необходимым как можно быстрее перейти к рыночной системе, форсированно создав для этого институциональные предпосылки (институт частной собственности, валютную биржу, фондовый рынок и т.д.)16.

Однако новоявленные реформаторы не имели структурированной и внятной программы предстоящих реформ. Решительные, но непродуманные преобразования привели к серьезным непредвиденным проблемам, а в конечном счете к глубокому экономическому кризису, ярким выражением которого стал 52%-ный спад промышленного производства к 1996 г. Неслучайно в середине 1992 г. финансово-экономический блок был укреплен В.

Геращенко, а затем В. Черномырдиным, несколько подкорректировавшими чересчур прямолинейное следование идеологии стихийного формирования рыночных отношений.

В частности, были реализованы меры по регулированию внешнеэкономической деятельности, контролю за поступлением валютной выручки и ее обращением, введены ограничения в сфере ценообразования и деятельности естественных монополий, участников рынка алкогольной продукции.

Однако эти элементы здравого смысла в управлении экономикой не стали частью какой то системной программы. Оставалась незыблемой вера в самонастройку и чудодейственность рыночных механизмов. Приверженцы тотального дерегулирования сохранили ключевые позиции в основных институтах власти. В результате не только не были переосмыслены результаты преобразований, но и предприняты очередные действия все в том же направлении "движения к рынку". Только кризис 1998 г. смел так называемых молодых реформаторов с руководящих постов и позволил провозгласить новую парадигму управления российской экономикой.

Несмотря на формальную принадлежность членов правительства Е. Примакова к разным партийным группам, все ключевые министры критически оценивали практику предшественников по переводу российской экономики на рыночные рельсы. Новая управленческая элита исходила из того, что рынок не способен сам по себе решить многие проблемы. Создание рыночных институтов не может быть самоцелью, а должно служить Ольсевич Ю. Цит. соч. С. 105.

Л. Эрхард полагал, что частным компаниям нужно дожить до фондового рынка и права свободно заимствовать ресурсы для своего развития, подтвердив это право профессиональной и ответственной работой. Поэтому созданием фондового рынка в ФРГ озаботились лишь на втором десятке лет осуществления рыночных реформ.

стр. раскрытию потенциала предпринимательской инициативы. Ключ к решению проблем развития экономики - не в обуздании инфляции любыми силами и средствами, а в понимании конкурентных преимуществ национальной экономики и создании условий для функционирования российских компаний, способных реализовать эти преимущества в собственных интересах и в интересах развития страны в целом. При этом бизнесу предлагалось разделить с государством бремя социальной ответственности за осуществляемые перемены и результаты развития экономики.

Все это может показаться некой абстрактной декларацией. Однако в качестве руководства к действию такая установка оказалась востребована бизнесом и населением страны.

Итогом стали реформы, в самые короткие сроки давшие отличные результаты. Тем самым были опровергнуты "авторитетные" заявления о безальтернативности предложенного "рыночниками" варианта реформ, а российское общество убедилось в том, что возможны и другие варианты реформирования национальной экономики.

В мае 1999 г., через 7 месяцев после назначения и спустя месяц после того, как промышленное производство вышло на докризисный уровень, Е. Примаков был отправлен в отставку. А через год в составе Правительства РФ остались лишь немногие его соратники. В руководящих кругах вновь возобладала рыночная идеология, хотя следование ей до кризиса 1998 г. не принесло пользы ни населению, ни российской экономике как таковой17.

Продолжение реформ в 2000-х годах вновь ознаменовалось отсутствием промышленной политики, ориентированной на производство конечной продукции с высокой добавленной стоимостью, и обеспечения высокооплачиваемой занятости населения. Опять была сделана ставка на увеличение импорта товаров народного потребления и снижение на этой основе уровня инфляции;

а также на "рыночное" регулирование процентных ставок по кредитам, цен на сырье, первичные продукты его переработки и энергоресурсы и т.п.

По "рыночным" лекалам продолжались и институциональные реформы, в частности, по дальнейшему дерегулированию экономики и социальной сферы на основе незатейливого копирования зарубежного опыта. Именно на этот период пришлись разрушение созданной в советские годы и показавшей прекрасные результаты системы технического регулирования;

масштабные преобразования в электроэнергетике и на железнодорожном транспорте;

пенсионная реформа и монетизация льгот;

а также дальнейшая коммерциализация медицины и образования с "приближением" их к европейским образцам.

В результате российская экономика приобрела еще более выраженный сырьевой характер.

Так, в структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля минеральных продуктов увеличилась с 54.5% в 2000 г. до 71.5% в 2010-м (в 1995 г. она составляла 40.4%). И без того незначительная доля машин, оборудования и транспортных средств за этот же период снизилась с 7.5 до 4.3% в (в 1995 г. - 8.3%). Непрекращающийся спад производства в обрабатывающих отраслях промышленности повлек за собой сокращение налоговых сборов. В итоге более половины поступлений в федеральный бюджет сегодня обеспечивается экспортом углеводородов.

Увеличилась и зависимость от импорта - его объем из дальнего зарубежья вырос за 2000 2010 гг. в 6.8 раза, достигнув 213.6 млрд. долл. При этом ввоз продукции химической промышленности и каучуков увеличился более чем в 6 раз;

текстиля, текстильных изделий и обуви - более чем в 7 раз, а машин, оборудования и транспортных средств более чем 9.5 раза.

В 2008 г. экономика России вышла на докризисный уровень промышленного производства, но его структура заметно ухудшилась. В частности, были практически уничтожены многие подотрасли машиностроения и легкой промышленности. В то же время мало что было сделано по обеспечению растущей экономики кредитными ресурсами. В результате, как уже отмечалось, российские банки и предприятия, научившиеся заимствовать за рубежом, накопили значительную внешнюю задолженность - порядка 500 млрд. долл. На таком фоне снижение инфляции с 20.2% в 2000 г. до 13.3% в 2008-м выглядит сомнительным достижением. К настоящему времени индекс цен на потребительские товары и услуги составляет рекордно низкие 6.2%, но вопреки ожиданиям это не ускорило экономически рост.

Д. Сакс, бывший одним из идеологов и прямых участников рыночных реформ в России, сегодня оценивает их как сугубо неудачные. "Главное, что подвело нас, - это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями... И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства - служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей" (см.: Московский комсомолец. 11.03.2012).

стр. Столь же "впечатляющими" оказались итоги институциональных преобразований.

Реформы в электроэнергетике привели, в частности, к тому, что по уровню тарифов на электроэнергию для промышленных потребителей Россия уверенно догоняет Францию, а в 2010 г. перегнала США, где на протяжении последних 40 - 50 лет, несмотря на всю рыночность американской энергетики, благодаря усилиям государства энерготарифы остаются неизменными18.

Реформирование управления железными дорогами привело к резкому снижению эффективности использования подвижного состава и его тотальному дефициту.

Монетизация льгот повлекла за собой огромные дополнительные расходы федерального бюджета, которые страна могла выдержать только в "тучные" годы. Реформированная пенсионная система фактически не принята населением и оказалась слишком накладной для бюджета страны. Реформирование образования и здравоохранения не вызывает ожесточенной критики только среди самих их реформаторов. Дорожные фонды пришлось реанимировать, как и вновь признать актуальным вопрос о соблюдении в государственном строительстве принципов бюджетного федерализма.

К сожалению, этим отнюдь не исчерпывается список "достижений" минувшего десятилетия. Меры по преодолению кризиса 2008 г., предложенные приверженцами рыночной идеологии, не дали такого эффекта, как в других странах мира. Спад в экономике России оказался глубже, а выход из кризиса - более продолжительным.

Несмотря на это остается благожелательным отношение к инициаторам реформ. Как и в 90-е годы, им дозволено, с одной стороны, не заявлять о целях и задачах предстоящих изменений;

с другой - уходить от ответственности за очередные экономические провалы19.

В результате сегодня страна так и не знает поименно своих "героев-реформаторов", а общественному мнению навязывается представление о том, что экономика и социальная сфера развивались по единственно возможному пути и на этом безальтернативном пути были получены самые высокие результаты.

В настоящее время мы находимся в начале работы очередной команды по проведению реформ. Есть ли гарантия, что ее действия не обернутся результатами, противоречащими интересам повышения эффективности и конкурентоспособности национальной экономики? Чтобы уверенно судить об этом, обществу необходимо знать, как представляют себе новые руководители финансово-экономических органов власти место страны в современном мире, какой они видят роль государства в решении основных проблем модернизации национальной экономики, с какими инициативами они пришли во власть, каких конкретно результатов предполагают добиться и в какие сроки. Как представляется, получение ответов на вопросы такого рода соответствовало бы духу демократических перемен в стране. В противном случае очередная, третья по счету попытка реформирования российской экономики под "либеральный звон" принесет столь же неутешительные и даже губительные результаты.

ВЫВОДЫ ПРАКТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА Подытоживая, можно сформулировать два условия, способных свидетельствовать о профессионализме и дееспособности новых представителей исполнительной власти, на которой изначально лежит ответственность за реформирование и модернизацию экономики.

Во-первых, должно быть заявлено (для начала) намерение в корне изменить работу федеральных органов исполнительной власти и ее руководителей.

В настоящее время экономически развитые страны располагают огромным опытом повышения эффективности и результативности деятельности государственных органов исполнительной власти с использованием практики управления эффективностью, разработанной в бизнес-среде. Этот опыт накапливался на протяжении нескольких десятилетий. В его основе понимание всей сложности перестройки работы, необходимости Электроэнергетика "отличилась" не только ростом тарифов, но и снижением эффективности функционирования как единой технологической системы. В частности, за последние 4 года тарифы ФСК ЕЭС выросли в 2.8 раза, МРСК - в 2.1, "РусГидро" - в 2.91, ТЭС - в 1.92 и АЭС - в 1.84 раза. В то же время капитальные затраты на единицу мощности увеличились более чем в 1.5 раза. Коэффициент использования установленной мощности, составлявший в советское время 57.9%, снизился в 2010 г. до 51.1%.

Странное и чудовищное, говоря словами одного героя не нашего времени, происходит в современной России:

чем дальше идет демократизация страны, тем выше уровень безответственности органов власти и конкретных ее представителей. Впрочем, это отмечал и другой герой того же времени почти 100 лет назад: "Местные советы рабочих и солдатских депутатов усвоили все навыки ушедшего абсолютизма, с той лишь разницей, что худшие представители прежней власти все же чувствовали над собой иногда карающую десницу, тогда как советы были абсолютно безответственными" (Деникин А. М. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. М., 1991. С. - 203).

стр. поэтапного ее проведения и единого управления этим процессом. Основные слагаемые успеха такого опыта состоят в следующем:

- каждая следующая инициатива в работе является логическим продолжением и развитием предыдущей;

- управление изменениями осуществляется централизованно - силами специального органа, созданного на уровне правительства;

- на проведение работ выделяется целевое финансирование;

- к работе обязательно привлекаются профессиональные консультанты, имеющие опыт организации управления эффективностью в бизнесе;

- работа строится с учетом сложившихся управленческих традиций, культуры и предшествующей практики;

- каждый орган власти должен иметь свой план повышения эффективности собственной деятельности.

В ходе накопления опыта оформилось несколько направлений работы, в известном смысле дополняющих друг друга:

- организация стратегического и ежегодного (скользящего) планирования деятельности органов государственной власти;

- управление по целям и контрольным показателям (performance management);

- бюджетирование, ориентированное на результаты (система БОР);

- разделение регулирующей, исполнительной и контролирующей функций власти в рамках одной сферы деятельности;

- внедрение контрактных отношений в управление персоналом;

- совершенствование учета, внедрение информационных технологий, повышение публичности власти и т.д.

Попытка системного повышения эффективности российских федеральных органов исполнительной власти была предпринята в 2004 г. в ходе административной реформы.

Работа проходила в большой спешке и с ожиданиями быстрых результатов. Но эти ожидания оказались неоправданно завышенными в силу многих причин. Назовем некоторые из них:

- ответственность за реформирование деятельности органов власти была "размыта" между Правительственной комиссией, МЭРТ России и Минфином РФ;

- управление работой осуществлялось "по совместительству", что привело к отсутствию единого методического руководства и качественной экспертизы предоставляемых министерствами материалов;

- руководители министерств и ведомств не несли прямой ответственности за реформирование вверенных им органов власти;

- работа была начата без выделения специального финансирования (кроме БОРа);

- содержание преобразований не было увязано с интересами и ожиданиями населения и бизнеса;

- реформирование федеральных органов осуществлялось без учета региональных аспектов функционирования государственной власти.

Спустя год эта работа была фактически свернута. Формально проведенное разделение регулирующего, исполнительного и контролирующего функционалов в управлении теми или иными сферами деятельности было со временем частично или полностью упразднено (путем ликвидации агентств и служб, а также постепенного возврата утраченных министерствами функций и полномочий на основе внутренних документов).

Между тем становится все более очевидным, что работу по повышению эффективности деятельности федеральных органов власти необходимо возобновить и планомерно довести ее до нужного результата, выявив все допущенные ранее просчеты. Это стало бы подтверждением ответственного подхода новой власти к реформированию экономики и социальной сферы.

Во-вторых, подтверждением надлежащего отношения к предстоящим реформам должно стать выраженное явным образом понимание необходимости коренного изменения в стратегическом целеполагании.

В последние десятилетия советской власти ее идеологи и руководители провозгласили, что развитие экономики должно быть подчинено повышению уровня жизни и благосостояния населения. Такая постановка вопроса сыграла пропагандистскую роль, но за пределами внимания и пропагандистов, и советских экономистов осталась потенциальная возможность торможения экономического роста и нехватки ресурсов для обеспечения продекларированного социального прогресса. Между тем именно по такому сценарию и развивались события в СССР в 80-е годы XX в. В результате на излете своей истории советская власть выполняла не отмененные никем стр. социальные обязательства лишь за счет печатного станка.

В этом смысле гораздо менее популистски, ответственнее и современнее звучит тезис Л.

Эрхарда о том, что рост экономики первичен и что социального прогресса нужно добиваться только на основе повышения ее эффективности. Основой для построения такой экономики и генерации дополнительных доходов для реализации новых социальных программ, повышения обороноспособности и т. п. являются предпринимательская инициатива и здоровая конкуренция. Не будет обеспечен прогресс в экономике - не будет и ресурсов для всего остального.

Как показало время, сам факт перехода от директивной экономики к рыночной не означает автоматического повышения ее эффективности и конкурентоспособности. Для этого требуется осознание властной элитой особенностей национальной экономики, заключенного в ней потенциала развития, ее актуального и возможного позиционирования в глобальной экономике. Не просто обстоит дело и с конкуренцией на внутреннем рынке. Вступление в ВТО существенно сужает спектр возможностей административной защиты отечественных производителей. Декларации о необходимости дальнейших реформ, модернизации и инновационного развития экономики немногого стоят, если они не подкреплены целенаправленной, всеохватывающей работой многочисленных министерств и ведомств. При этом на каждом уровне власти и каждым ее органом должны реализовываться свои собственные программы, а соответствующие руководители - нести персональную ответственность за их выполнение.

Одним из важнейших участков этой работы должна стать адекватная требованиям времени промышленная политика. В отличие от большинства предложений по ее содержанию, наше основывается на том, что цели и задачи промышленной политики заключаются не столько в целенаправленной господдержке той или иной отрасли или группы отраслей (авиации, судостроения, космической отрасли), сколько в решении более широкого круга задач:

- повышения конкурентоспособности российской экономики в целом;

- расширения возможностей государства для подъема уровня жизни населения и решения социальных проблем;

- укрепления обороноспособности и национальной безопасности страны.

Решение соответствующих задач связано с жестким отбором тех секторов, которые не только способны выпускать наиболее конкурентоспособную продукцию на внутреннем и внешнем рынках, но и могут стать генератором дополнительных доходов для собственного развития и пополнения бюджетной системы, а также включить процесс модернизации и наращивания экономического потенциала страны на рыночной основе с ее главной составляющей - предпринимательской инициативой.

В силу ограниченности финансовых ресурсов, которые может выделить государство на обеспечение опережающего развития таких секторов экономики, горизонты промышленной политики будут вначале весьма ограниченными. По мере получения финансовых результатов от последовательной реализации каждого ее этапа они будут последовательно расширяться, расширяя тем самым бюджетные возможности государства для реализации промышленной политики на более высоком уровне (зарубежный опыт свидетельствует, что пересмотр, уточнение и обновление промышленной политики происходят, как правило, каждые 5 - 7 лет).

Выбор стартового состава секторов должен зависеть от того, насколько эффективно используются в них бесспорные преимущества российской экономики, в частности, наличие огромных природных богатств (твердых полезных ископаемых, углеводородов, сельскохозяйственного сырья, леса). Глубокая переработка этих ресурсов позволит не только обеспечить внутренние потребности страны (в том числе в развитии ее собственного рынка), но и нарастить экспорт. При таком подходе дальнейшее расширение промышленной политики предполагает опережающее увеличение производства современных машин и оборудования для глубокой переработки природного сырья (для нефте- и газохимии, металлургии, производства и переработки сельхозпродукции, леса), восстановление производства соответствующего станочного парка.

Реализуемость такой схемы подтверждается жизнью. К настоящему времени в ряде компаний по добыче и переработке природных ресурсов достигнут такой технологический и общеэкономический уровень, что они не нуждаются в господдержке.

Набирают силу и некоторые сектора тяжелого машиностроения, где выпускают продукцию, которая имеет платежеспособный спрос со стороны компаний, поднявшихся на добыче и переработке сырья.

стр. Государство имеет достаточно возможностей, чтобы ускорить уже развивающиеся в названном ключе процессы. Понятно, что развертывая модернизацию отечественной промышленности и принимая в этом активное участие, правительство, всегда зажатое обстоятельствами и нехваткой средств, не может отказаться от решения социальных и иных текущих проблем. Но только целенаправленная и последовательная промышленная политика способна придать новую глубину их содержанию и приблизить их решение.

Один из важных уроков последних 20 лет, на наш взгляд, заключается в осознании необходимости внятной, последовательной, современной промышленной политики. Да и как можно говорить о "новой индустриализации" страны и не иметь промышленной политики?! Разве не служит нам уроком практика социально-экономического развития Китая? Его стартовые условия в начале реформ были намного хуже, чем у нас, а результаты - гораздо лучше.

Опыт последовательной реализации промышленной политики практически всеми экономически развитыми и успешно развивающимися странами убедительно свидетельствует, что ее наличие не противоречит развитию предпринимательской деятельности и конкуренции. Нужно лишь, чтобы органы власти опирались при этом на уже сформировавшиеся и хорошо зарекомендовавшие себя компании. Необходимо исключить любые возможности приватизировать эти достижения власть предержащими.

Дело власти - создавать условия для успешного предпринимательства и всячески способствовать продвижению успешного начинания, изысканию возможностей для развертывания на этой основе научно-производственной и иновационной деятельности на уровне муниципалитетов, регионов и страны в целом.

*** Экономическая политика государства становится материальной силой, когда ее содержание хотя бы в главном разделяется финансово-экономической элитой. С этой точки зрения вновь стал стержневым (и обострился в ходе мирового финансового кризиса) вопрос о роли и месте государства в развитии рыночной экономики, разграничении полномочий и ответственности за принимаемые решения и конечные результаты ответственности на всех уровнях исполнительной власти, ее органов и их руководителей.

Реформирование деятельности органов исполнительной власти в том ключе, как это описано выше, означало бы действительное усиление их роли в развитии экономики, повышение ответственности за качество принимаемых решений и их реализацию. Не просматривается никакого другого пути, способного вывести экономику и финансы страны из стагнации и обеспечить ее устойчивое развитие с темпами промышленного производства не ниже 8 - 10% в год. А если этого не добиться, то существование финансово-экономических органов исполнительной власти просто теряет смысл.

Ключевые слова: мировые кризисы, российская экономика, кризис 1998 г., кризис г., опыт преодоления кризисов, антикризисная программа.

стр. ИТОГИ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В США И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ Заглавие статьи ДЛЯ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ И АМЕРИКАНСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ Автор(ы) Г. Мирзаян Мировая экономика и международные отношения, № 4, Апрель 2013, C.

Источник 30- США: ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 43.7 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ИТОГИ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В США И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ И АМЕРИКАНСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ Автор: Г. Мирзаян Коммунизм не умер с падением СССР - 6 ноября 2012 г., фактически в 95-ю годовщину Октябрьской революции капиталистическая Америка избрала президента-социалиста.

Именно так консервативные аналитики и политики в США расценили переизбрание Барака Обамы, за которого проголосовало 50.5% избирателей и который получил голоса выборщиков.

Консервативные комментаторы сейчас пишут, что Обама победил наперекор политической логике и экономическим реалиям. Народное разочарование в Обаме политике было столь сильно, что по данным опросов Rasmussen и Gallup, проведенных незадолго до выборов, впервые с 1936 г. избирателей, причислявших себя к демократам, было меньше, чем тех, кто называл себя республиканцами1. Кроме того, со времен Великой депрессии ни один президент не выигрывал перевыборы с безработицей больше чем 7.2%, а в день выборов этот показатель составил 8%2. Абсолютное большинство избирателей называло экономику основным мотивом, определяющим, какого кандидата они выберут. При Обаме внешний долг США достиг 16 трлн. долл. (больше объема американского ВВП), дефицит государственного бюджета превысил 1 трлн. долл. Пытаясь разгромить Обаму на экономическом поле, республиканцы выдвинули в президенты успешного бизнесмена Митта Ромни, однако он набрал всего 48% голосов и получил голоса выборщика.

Более того, помимо проигрыша в президентской гонке, республиканцы потерпели поражение на проходящих параллельно выборах в Сенат - демократам удалось удержать за собой верхнюю палату Конгресса. Единственным утешением для республиканцев стало то, что им в свою очередь удалось сохранить комфортное большинство в палате представителей, и они уже обещают, что это даст им возможность контролировать деятельность Обамы и блокировать все его "социалистические" начинания. Ирония ситуации в том, что если "слоны" вновь, как и на протяжении последних двух лет, займутся обструкционизмом в палате представителей и не извлекут настоящих уроков из своего поражения на этих выборах, то они фактически превратятся в "мамонтов", которым нет места в новой Америке.

НОВОЕ ЛИЦО АМЕРИКИ Главной причиной поражения республиканской партии на выборах стала ее ультраконсервативная платформа, отпугнувшая значительную часть так называемых умеренных избирателей. Жесткая позиция по таким вопросам, как отношение к иммигрантам, вероисповеданию, абортам, представителям нетрадиционной сексуальной ориентации, и, наконец, политика, проповедуемая республиканцами, по выдавливанию государства из социально-экономической жизни общества (которая и привела к самому большому кризису со времен Великой депрессии) безнадежно устарели. Устарели, собственно, как традиционный тип американского политика - белый мужчина, женатый, посещающий церковь, - эксплуатируемый партией, так и ее ставка на традиционный республиканский электорат в виде белого населения. "Если я и выиграю второй срок, то во многом потому, что Республиканская партия и ее кандидат испортили отношения с наиболее МИРЗАЯН Геворг Валерьевич, кандидат политических наук, научный сотрудник Института США и Канады РАН, корреспондент журнала "Эксперт" (gevorgval@gmail.com).

Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ "Лоббизм в бюджетном процессе США" (N 11 - 33 - 00324).

См.: Podhoretz J. Mitt's Key to Victory. 05.11. (http://www.nypost.com/p/news/opinion/opedcolumnists/mitt_key_to_victory_NXRQVJOH6 7X9eN3e9qoLDM).

См.: West P. President Obama Beats Romney, Unemployment in Election Victory // Los Angeles Times. 06.11. (http://www.latimes.com/news/politics/la-pn-barack-obama-wins-presidential-election-20121 106,0,5011593.story).

стр. быстро растущей демографической группой страны - выходцами из латинской Америки", - признался как-то нынешний президент во время предвыборной кампании3.

В итоге Обама оказался прав. "Настоящая Америка победила "настоящую Америку", резюмировал итоги выборов нобелевский лауреат Пол Кругман. - Долгое время правые и ряд специалистов говорили нам, что "настоящая Америка" - это сельские белые граждане, и обе партии должны поклоняться им. Между тем настоящий электорат становился более разношерстным с расовой и этнической точек зрения, а также более толерантным"4.

Да, Ромни получил более 60% белых голосов, однако в новой Америке этого было недостаточно. За первое десятилетие XXI в. азиатская часть населения США выросла на 43.3%, латиноамериканская - на 43, афроамериканская - на 12.3%. Число белых жителей США за тот же срок увеличилось лишь на 5.7%5. В результате (даже с учетом традиционно невысокой явки меньшинств на выборах) доля белых избирателей за последние 20 лет сократилась с 87 до 72%6.

Те же латиноамериканцы с их весьма патриархальными взглядами на семейные ценности могли бы стать избирателями республиканцев, однако жесткая позиция всех республиканских кандидатов по вопросам миграции отправила их в лагерь к демократам.

В результате, на выборах разрыв в голосах латиноамериканцев между Обамой и Ромни составил 40%, азиатов - 50, а афроамериканцев - более 80%7. "Если бы меньшинства голосовали исходя исключительно из собственных экономических интересов, то 65% населения на этих выборах отдало бы предпочтения республиканцам"8, - сетует видный республиканский политик Ньют Гингрич.

Выборы также показали, что новый электорат придерживается более либеральных ценностей - Тамми Балдуин, избранная сенатором, стала первым за всю историю США членом верхней палаты Конгресса, открыто заявившим о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Кроме того, не желающая повторения кризиса нация выступает за более активное участие государства в экономике - традиционные американские индивидуалистские ценности уступают место требованиям большей социальной защищенности. На сегодняшний день уже 1/3 американцев получает продовольственные талоны, пособия или иную форму государственной поддержки (при Дж. Буше мл. таких было не более 20%)9.

Республиканские аналитики, конечно, осознавали изменение электорального ландшафта, однако годы поклонения "идеалам Рейгана" и абсолютизации консервативных ценностей привели к тому, что в партии не нашлось сильного кандидата в президенты, который придерживался бы умеренно-консервативных позиций. Более того, в последние годы партию еще сильнее качнуло вправо. Отчасти по вине Обамы. Wall Street Journal назвала Обаму "религиозным лидером, пришедшим в политику"10. С одной стороны, культ личности президента, проводящего "социалистическую" политику, мобилизовал нацию, а с другой - разделил ее и создал идеологический полюс на консервативной стороне политического спектра - так называемое "Движение чаепития". Будучи поначалу просто стихийным движением протеста, которое инициировали в 2009 г. ряд консервативных республиканцев, выступавших против либеральных законов Обамы, оно затем превратилось в одно из ведущих течений внутри республиканской партии. "Чайных" в США называют "американским Талибаном" за их неприятие теории Дарвина, фанатичную приверженность религиозным догмам и непримиримую позицию в отношении гомосексуализма, что окончательно задавило остатки "консервативных центристов" в Республиканской партии и сделало радикализм ее мейнстримом. Это напрямую отразилось на том, какие кандидаты были выдвинуты на республиканских предварительных выборах.

РЕСПУБЛИКАНСКИЕ ПРАЙМЕРИЗ: ВЫБОР МЕЖДУ КОНСЕРВАТОРАМИ В какой-то степени руководители Республиканской партии сами предопределили катастрофический итог проведения своих предварительных Goldman D. Barack Obama and America's Decline // Asia Times. 06.11. (http://www.atimes.com/atimes/Front_Page/ NK06Aa02.html).

The Real Real America. 07.11.2012 (http://krugman.blogs.nytimes.com/2012/11/07/the-real-real-america).

См.: Fineman H. Barack Obama Reelection Signals Rise of New America // Huffington Post. 06.11. (http://www.huffingtonpost.com/2012/11/06/barack-obama-reelection_n_2085819.html).

См.: Seib G. Tough Loss Leaves GOP at a Crossroads // Wall Street Journal. 07.11. (http://online.wsj.com/article/SB10001424052970203347104578099361429417912.html?mo d=WSJ_hpp_election_leftTopStories).

См.: ibidem.

Ibidem.

См.: Goldman D. Op. cit.

Stephens B. Liberal Exceptionalism // The Wall Street Journal. 05.11. (http://online.wsj.com/article/SB10001424052970204349404578100600454044238.html?mo d=WSJ_Opinion_ LEADTop).

стр. выборов. Они почему-то посчитали, что одной из основных причин их поражения на президентских выборах 2008 г. стал ранний выбор кандидата, в связи с чем Джон Маккейн слишком быстро исчез со страниц СМИ, которые активно освещали праймериз (а значит и раскручивали) демократических кандидатов. Поэтому нынешние республиканские праймериз были выстроены таким образом, чтобы максимально оттянуть миг победы одного из кандидатов. В частности, было принято решение о том, что в значительной части штатов голоса выборщиков будут распространяться пропорционально (делиться между всеми кандидатами в зависимости от полученного процента голосов), а не по принципу "победитель получает все". В результате кандидатам приходилось по каплям собирать голоса выборщиков.

Планировалось, что такая стратегия не только позволит республиканским кандидатам на фоне отсутствия праймериз у демократов максимально долгое время быть в центре внимания СМИ, но и даст им возможность по-настоящему раскрыться и продемонстрировать свои качества. Так и произошло - вот только вряд ли руководители Республиканской партии рады своему решению.

Во-первых, кандидаты раскрывали не столько себя, сколько своих соперников. Так, по данным компании Kantar Media, занимающейся мониторингом предвыборной телерекламы, более 50% видеороликов, сделанных в штабах четырех претендентов республиканцев и их "комитетах политического действия" (организации сторонников кандидатов, которые не связаны никакими финансовыми и даже моральными ограничениями) носила "негативный характер". Для сравнения: на прошлых праймериз доля таких роликов составляла лишь 6%11. Особенно отличился Митт Ромни: к концу февраля 2012 г. до 2/3 средств, потраченных им на телерекламу, ушло на черный пиар12.


Штаб Ромни и аффилированные с ним "комитеты политического действия" подвергли соперников ковровым бомбардировкам компромата и выводили их из игры. Так, с помощью обвинений в серийных адюльтерах Ромни уничтожил чернокожего "короля пиццы" Германа Кейна, на поле "недостаточной приверженности семейным ценностям" погорел и Ньют Гингрич. Остался только Рик Санторум, который привлек к себе всех сторонников Ромни. Для борьбы с ним Митт Ромни, который до этого в некоторых вопросах придерживался центристских позиций, вынужден был окончательно уйти вправо - это была вторая причина, почему республиканцы пожалели о своей стратегии праймериз.

Вместо того чтобы завоевывать голоса центристских "независимых", Ромни и Санторум фактически пытались доказать друг другу, кто из них более правый. По всей видимости, эти республиканские праймериз поставили рекорд по числу прилагательных, которые кандидаты использовали со словом "консерватор": "настоящий консерватор", "идеальный консерватор", "еще больший консерватор", "законченный консерватор" и даже "суровый консерватор".

Ситуацию можно было исправить, если бы после победы над Санторумом Ромни выбрал умеренного кандидата в вице-президенты или перешел на центристские позиции. Однако ни того, ни другого не произошло. Видимо, его штаб посчитал, что основной задачей Ромни должно быть не привлечение центристских избирателей, а мобилизация избирателей республиканских, то есть демонстрация всем того, что он со своей мормонской верой и рядом "социалистических" законов, принятых им в бытность губернатором, является сейчас "настоящим суровым консерватором". Именно поэтому напарником Ромни стал Пол Райан, человек с идеальной консервативной биографией. Он являлся последовательным сторонником сокращения налогов и государственных расходов, называл Барака Обаму "европейцем", "социалистом", "марксистом" и прославился тем, что в пику обамовскому бюджету написал свой собственный бюджетный план, который отличался резким сокращением расходов на социальные нужды. Райана рассматривают как креатуру консервативного крыла Республиканской партии - кто-то даже говорит о том, что эта часть республиканского истеблишмента фактически навязала Митту Ромни его кандидатуру. Естественно, демократы сразу же постарались осветить избирателям эти черты республиканского кандидата в вице президенты. "Взяв в напарники конгрессмена Пола Райана, Митт Ромни выбрал одного из лидеров республиканцев в палате представителей, разделяющего его верность ущербной теории, говорящей о том, что новые... налоговые льготы для богатых при одновременном усилении давления на средний класс и пожилых людей каким-то образом способны укрепить экономику, - отмечалось в заявлении руководителя предвыборной кампании Барака Обамы Джима Мессины. - Его план также положил бы конец системе социального медицинского страхования в том виде, в котором мы ее знаем, превратив ее См.: Нынешняя предвыборная компания США может стать самой грязной в истории // Ньюс.Ру. 22.02. (http://www.newsru.com/world/22feb2012/dirtyprimaries.html).

См.: там же.

стр. в систему ваучеров и переложив ответственность за выплату десятков тысяч долларов за медобслуживание на пожилых людей. В качестве конгрессмена Райан одобрял бездумные экономические действия Буша мл., которые привели к резкому увеличению бюджетного дефицита и разрушили нашу экономику. Теперь связка Ромни-Райан стремится вернуть нас к тому же самому, повторив те же катастрофические ошибки"13. Сам же Обама назвал Райана "завуалированным социальным дарвинистом".

Во время кампании пара Ромни-Райан осталась на крайне консервативных позициях.

Более того, стремление Ромни получить на предварительных выборах голоса республиканских ультраправых доходила иногда до абсурда. В какой-то момент Ромни перегнул палку и напрямую раскритиковал демократический электорат. "Есть те 47%, которые с ним (Обамой. - Г. М.), те, кто зависят от государства, кто считают себя жертвами, считают, что государство обязано заботиться о них, что они имеют право на здравоохранение, на еду, жилье, на все что угодно"14. Подобные "чайные" позиции привели к тому, что от него отвернулись даже "независимые" избиратели, которые разочаровались в Обаме.

Сам же Обама во время избирательной кампании делал все возможное, чтобы постоянно напоминать избирателям об устаревших взглядах своих республиканских соперников.

"Губернатор Ромни хочет взять внешнюю политику из 80-х, социальную из 50-х и экономическую политику из 20-х годов XX века"15, - говорил Обама. Особенно удачно для президента сложились третьи по счету дебаты. Одним из самых ярких моментов на них стали обвинения со стороны Митта Ромни в том, что в период правления демократической администрации оборонный потенциал США серьезно уменьшился. Так, Ромни заявил, что флот США никогда со времен 1917 г. не имел столь малое число кораблей. Барак Обама использовал это высказывание для того, чтобы в издевательской форме объяснить своему оппоненту разницу между количеством и качеством. "Возможно, губернатор Ромни недостаточно изучил принципы работы нашей военной машины. Он говорит, что у нас сейчас меньше кораблей, чем в 1916 г. Губернатор, в армии США сейчас также меньше лошадей и штыков, поскольку наши вооруженные силы изменились. У нас есть штуки, которые называются "авианосцы" - на них самолеты садятся. Также у нас есть такие корабли, которые плавают под водой - называются ядерные подводные лодки. У нас тут не игра "морской бой", в которой важно число кораблей. Важны наши возможности"16, резюмировал президент под смех аудитории. А когда республиканский кандидат говорил дежурные фразы об опасности международного терроризма, Обама припомнил ему пассаж про Россию. "Губернатор Ромни, я рад вашему признанию угрозы, которую представляет для нас "Аль-Каида". Ведь еще несколько месяцев назад, отвечая на вопрос о том, "что является самой большой геополитической угрозой для Америки", вы называли не "Аль-Каиду", а Россию. Холодная война закончилась еще 20 лет назад"17, - заявил Обама. Подобный подход Ромни к собственным обещаниям и позициям президент назвал "ромнезией".

В ПОИСКАХ НОВОГО ИМИДЖА После выборов республиканцы стали анализировать свое поражение. Было очевидно, что проблема не только в выборе неверных кандидатур на президентских праймериз: большая часть кандидатов в Сенат была такой же радикальной, их риторика отпугивала обычных избирателей, в частности, позиция по вопросу тотального запрета аборта, даже после изнасилования. Так, республиканский кандидат на роль сенатора из Миссури Тод Эйкин (представитель "Партии чаепития") заявил, что в случае "настоящего изнасилования" женский организм сам блокирует возможность беременности, а его однопартиец из Индианы Ричард Мердок заявил, что беременность после изнасилования есть "Божья воля". Неудивительно, что оба республиканца проиграли в своих округах (между прочим, считавшихся консервативными) оппонентам от Демократической партии18. "Боги, стволы и геи не заставили избирателей поддержать интересы корпораций. Вместо этого требования достойного отношения к женщинам привели избирателей в противоположный лагерь"19, - отметил Пол Кругман. Между тем Штаб Обамы заявил, что Ромни и Райан способны "повторить катастрофические ошибки" // Корреспондент, нет.

12.08.2012 (http://korrespondent.net/world/1382482-shtab-obamy-zayavil-chto-romni-i-rajan-sposobny-p ovtorit katastroficheskie-oshibki).

Бершидский Л. Косяк от американского народа // Сноб. 08.11.2012 (http://www.snob.ru/selected/entry/54527).

Transcript and Audio // Third Presidential Debate. 22.10.2012 (http://www.npr.org/2012/10/22/163436694/transcript 3rd-obama-romney-presidential-debate ).

Ibidem.

Ibidem.

The Battle for the Senate // The New York Times. 05.11. 2012 (http://www.nytimes.com/2012/11/06/opinion/the-battle for-the-senate.html).

The Real Real America. Op. cit.

стр. далеко не весь республиканский истеблишмент готов принять очевидную идеологическую отсталость партийной программы. Консервативная часть республиканцев не признает вину за поражение. Сторонники "Партии чаепития" наоборот говорят, что партия проиграла потому, что не смогла выставить на выборы "настоящего республиканца, истинного приверженца консервативных ценностей" (Митт Ромни действительно был известен как человек, который регулярно менял свою точку зрения). Кроме того, минусом "билета" (пары президент-вице-президент, которую партия выставляет на выборы) называли тот факт, что в нем не было ни одного протестанта - Митт Ромни был представителем мормонов, которых некоторые радикальные христианские священники называют язычниками, а Пол Райан - католик.

Исход внутрипартийных "праймериз" по дальнейшему вектору развития партии станет понятен по тому, как республиканцы будут вести себя в палате представителей. До нынешних выборов их позиция была крайне жесткой - республиканцы были против всего, что предлагал "социалист" Обама. За последние пять лет в Конгрессе республиканцы использовали флибустьерскую тактику (затягивание принятие законопроекта) 385 раз - то есть ровно столько, сколько она использовалась Капитолием в период с Первой мировой войны до 1989 г.20 Республиканцы с 2007 г. атаковали почти 70% всех законопроектов, выдвигаемых на рассмотрение Конгресса (для сравнения, в 80-е годы прошедшего века таких законопроектов было 27, а в 60-е - 8%)21. В итоге во время своего первого срока Обама вынужден был проталкивать свои радикальные законопроекты, полагаясь лишь на демократических конгрессменов. За закон, в котором предусматривалось выделение почти 800 млрд. долл. для стимулирования экономики проголосовало лишь три республиканца в Сенате и ни один в палате представителей, а за реформу здравоохранения - лишь демократические конгрессмены. Идейный радикализм республиканцев доходил до абсурда - так, когда Обама распорядился выделить 53 млрд. долл. на совершенствование и развитие сети скоростных поездов, ряд республиканских губернаторов отказались использовать этот фонд, поскольку не хотели иметь ничего общего с "социалистической" политикой президента22.


Сам Обама уже заявил, что его "социалистические" цели во время второго срока не будут сильно отличаться от тех, которых он пытался достичь во время первого. "Нам нужно сокращать бюджетный дефицит, решать налоговый вопрос (Обама намерен увеличить налоги для богатых. - Г. М.), проводить иммиграционную реформу, снижать зависимость от иностранной нефти"23, - обозначил президент основные задачи своего второго срока перед соратниками в Чикаго. И сейчас первым тестом на готовность республиканцев занять умеренную позицию станет способность договориться с демократами по вопросу сокращения бюджетного дефицита. Одним из камней преткновения стал пункт о повышении налогов для богатых. Республиканцы требовали оставить богатых в покое и сокращать дефицит исключительно за счет сокращения расходных статей, а Обама заявил, что ветирует любое соглашение, которое не будет включать в себя повышение налогов на высшие слои населения. Комментируя итоги выборов в палату представителей, ее спикер Джон Бонер заявил, что выбрав туда республиканцев, избиратели дали понять, что "не предоставляют мандата на повышение налогов"24. Местные представители "Движения чаепития" призывают продолжать блокировать все инициативы Обамы. "Все может быть еще хуже. Выберите меня, и я вам это докажу"25, - было написано на антиобамовском плакате. Наконец, ряд консервативных республиканцев уверены в том, что сам Обама не будет идти на активное сотрудничество с республиканцами просто потому, что президент "идейно мотивирован"26.

В среднесрочной перспективе возможностью для компромисса (и улучшения имиджа партии среди независимых избирателей) может стать согласие республиканцев на стимулирование развития инфраструктуры. Вместо блокирования "социалистических" расходов на развитие железно См.: Divided States of America // Spiegel.05.11.2012 (http://www.spiegel.de/international/world/divided-states-of america-notes-on-the-decline-of- a-great-nation-a-865295.html).

См.: ibidem.

См.: ibidem.

Обама победил. 07.11.2012 (http://rus.ruvr.ru/20121107/V-SSHA-zakrilis-pervie-uchastki-dlja-golosovanija-i nachalsja-p odschet-golosov/).

Simendinger A. For Obama, Path Forward is Unclear - and Bumpy. 07.11. (http://www.realclearpolitics.com/articles/2012/11/07/for_obama_path_forward_is_unclear_- _ andbumpy116093.html).

Reynolds G. Re-elect and We'll See How Much Worse it Can be // USA Today. 05.11. (http://www.usatoday.com/story/opinion/2012/11/05/barack-obama-benghazi-libya-election/1 680697/).

См.: Baltz D. Can the Same President Build a New Landscape? // The Washington Post. 07.11.2012 (http://www.

washingtonpost.com/blogs/plum-line/post/a-big-night-for-democrats-and-liberals/2012/11/07/ d19a690e-2892-11e2-bab2 eda299503684_blog.html).

стр. дорожного транспорта республиканцы могли бы поддержать Обаму в его намерении "строить мосты и дороги". Речь не только о создании новых рабочих мест - по данным американских дорожных служб, из 600 тыс. мостов в "самой богатой стране мира" 1/ находится либо в "неадекватном" состоянии, либо морально устарела27.

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА БЛИЖНИЙ ВОСТОК Достижение компромисса с республиканцами по социально-экономическим вопросам, прекращение бессмысленных баталий в Конгрессе даст Обаме возможность серьезно заняться внешнеполитическим направлением. Да, внешний фактор играл мизерную роль на прошедших выборах - по данным экзитполлов, приведенных CNN, лишь для 4% респондентов он был ключевым мотивом выбора кандидата28. Однако в реальности перед американской дипломатией сейчас стоит ряд серьезных внешнеполитических задач, требующих решения. Это прежде всего ирано-израильский вопрос, "арабская весна", Китай и Россия.

Республиканская партия требует активного вовлечения США в международные дела. В то время как большую часть избирателей заботила экономическая ситуация в Соединенных Штатах, основной темой выступлений на съезде Республиканской партии (на котором Ромни был избран кандидатом на выборах) была необходимость возврата США к роли мирового лидера. "Лидерство - тяжкое бремя... Но если мы снимем с себя такую ответственность, произойдет одно из двух - либо никто не захочет занять место лидера и наступит хаос, либо к власти придут наши враги - те, кто не разделяет наши ценности... У нас нет выбора"29, - заявила на съезде бывший госсекретарь США Кондолиза Райе. "Мы не можем позволить, чтобы наши союзники - от Латинской Америки до Азии, Европы, Ближнего Востока и особенно Израиля - сомневались в лидерстве США. Мы не можем больше позволять России и Китаю накладывать вето на попытки защитить наши интересы и распространить наши ценности по всему миру, - конкретизировал эту стратегию Джон Маккейн. - Мы должны вернуть наши традиции лидерства и поддержать тех, кто столкнулся с грубой тиранией со стороны угнетателей и наших врагов". Заявления самого Митта Ромни были чуть менее резкими, но такими же по содержанию и смыслу. "За последние четыре года президент Обама подорвал лидерские позиции Америки. В отношениях с другими странами он оказывает доверие тем, кто его не заработал, других незаслуженно обижает и приносит извинения, когда этого не следует делать"30, подчеркнул он.

Между тем, как иронизирует журнал Der Spiegel, сложно говорить о мировом лидерстве, когда США находятся на 7-м месте в мире по уровню грамотности (некоторые источники отправляют США по этому показателю в третью десятку. - Г. М.), 22-м - по уровню развития науки, 27-м - по уровню математических знаний31. По уровню детской смертности США занимают 34-е место, по продолжительности жизни - 49-е. В статье шутят, что США лидируют лишь по трем показателям - числу заключенных на тысячу человек, числу взрослых, которые верят в то, что ангелы настоящие, и по уровню оборонных расходов32. Реальность - и ее понимали республиканские избиратели состояла в том, что США больше не могут позволить себе сверхзатратной внешней политики.

Обама тоже это понимал. "Ваша (то есть республиканская. - Г. М.) стратегия состояла в том, чтобы действовать по всему миру. Она не преследовала такие цели, как обеспечить безопасность американцев или же создать возможности (для реформ и развития. - Г. М.) на Ближнем Востоке", - говорил президент. По его мнению, Америка не может "продолжать заниматься строительством национальных государств за рубежом... Мы должны заниматься развитием своей страны"33. Поэтому на всех четырех направлениях он ведет весьма осторожную внешнеполитическую линию.

Так, всем известно, что у администрации Обамы крайне сложные отношения с Беньямином Нетаньяху. Президент (поддерживаемый значительной частью еврейской общины США) не одобряет "ястребиную" политику израильского премьера на палестинском и иранском направлениях. Именно См.: Divided States of America // Spiegel. 05.11.2012 (http://www.spiegel.de/international/world/divided-states-of america-notes-on-the-decline-of- a-great-nation-a-865295. html).

См.: Did Foreign Policy Matter in the 2012 Election? // The Foreign Policy. 07.11.2012.

США теряют мировое лидерство, объявили республиканцы. А аналитики посчитали, чем победа Ромни угрожает России. 30.08.2012 (http://www.newsru.com/world/30aug2012/romney.html).

Россию хотят лишить прав в ООН (http://www.dni.ru/polit/2012/8/30/239672.html).

См.: Divided States of America. Op. cit.

См.: ibidem.

Transcript and Audio: Third Presidential Debate. 22.10.2012 (http://www.npr.org/2012/10/22/16343 6694/transcript 3rd-obama-romney-presidential-debate).

стр. поэтому в то время, когда за Обаму проголосовало 70% американских евреев, более половины населения Израиля предпочли бы видеть в Овальном кабинете Митта Ромни. И сейчас, после выборов, израильтяне боятся, что Обама за их счет совершит сделку не только с палестинцами (поддержав намерение Махмуда Аббаса создать палестинское государство), но и с иранцами. По некоторым данным, представитель Обамы уже несколько месяцев ведет переговоры с иранским визави о некоем пакетном соглашении, в рамках которого от Ирана не будут требовать полной ликвидации ядерной инфраструктуры. Для Израиля, привыкшего ликвидировать любые экзистенциональные угрозы собственной безопасности, подобный вариант неприемлем. Не исключено, что в Тель-Авиве могут в итоге склониться к нанесению превентивного удара по иранским объектам - и главной задачей Обамы сейчас будет предотвращение этого сценария и сдерживание Нетаньяху.

Касательно "арабской весны" США должны, наконец, выработать стратегический подход к тем изменениям, которые сейчас происходят в арабском мире. Позиция Вашингтона пока выглядит исключительно реактивной - Белый дом лишь реагирует на изменения, а также идет в фарватере четко очерченной и обозначенной политики Турции и стран Персидского залива. Не исключено, что у ряда американских политиков присутствует некое поверхностное восприятие происходящих событий. В США считают "арабскую весну" некой модернизированной версией "Большого Ближнего Востока" Дж. Буша, в котором демократические режимы будут основываться не на либеральных, а на исламских ценностях. Между тем убийство американского посла в Бенгази заставило США по новому взглянуть на проблему и начать, наконец, осмысливать риски того, что исламские демократические режимы, вооруженные американским оружием, могут превратиться в радикальные исламистские режимы, реализовав тем самым идею ряда сил в Саудовской Аравии о создании глобального исламистского халифата.

СНОВА НУЖНАЯ РОССИЯ Одним из самых сложных моментов станет выработка долгосрочной стратегии в отношении Китая. Пассивная позиция США по вопросу китайского экономического роста, серьезная зависимость от Китая в плане внешнего долга привели к тому, что последний не только стал превосходить США в некоторых областях высоких технологий (на Поднебесную приходится 54% производимой в мире солнечной энергии34), но и установил в Восточной Азии некий дуализм. В то время как США возглавляют региональную систему безопасности, Китай получил контроль над экономикой большинства восточноазиатских стран. Более того, агрессивная внешняя политика Пекина в отношении Японии, строительство океанского флота серьезно дестабилизирует ситуацию в регионе. США придется приложить все усилия не только для снижения экономической зависимости от Китая, но и для создания в Восточной Азии системы коллективной безопасности, которая, с одной стороны, сдержит китайские амбиции, а с другой - не допустит милитаризации остальных стран региона.

Попытки создать эту систему на основе АСЕАН пока не получаются, поэтому ключевое значение здесь будут иметь отношения США с Россией. Сейчас они находятся в далеко не лучшем состоянии. И не потому, что перезагрузка провалилась, наоборот, она выполнила свою задачу и ликвидировала последствия антироссийской политики Дж. Буша. В рамках перезагрузки администрация Обамы сделала много тактических уступок Москве:

поддержала принятие России в ВТО, снизила степень поддержки "оранжевых проектов", де-факто признала российские интересы на Кавказе и в Восточной Европе. Причина сложных отношений даже не в Сирии - вопреки заявлениям ряда комментаторов о том, что США разочарованы позицией Москвы, Белый дом благодарен В. Путину за то, что жесткая позиция последнего в Совете Безопасности не позволила Турции и монархиям Залива еще глубже втянуть американцев в сирийскую кампанию. Российско-американские отношения оказались в кризисе потому, что их не на чем строить, нет четко определенных совместных стратегических задач. Есть лишь тактические соглашения - подобные соглашению по снабжению сил США в Афганистане, срок действия которого заканчивается в 2014 г. с выводом американских солдат из этой страны. Некоторые эксперты надеются на то, что в основу российско-американских стратегических отношений будут положены переговоры по дальнейшему сокращению стратегических вооружений. Это не самый лучший вариант, поскольку политику не должны определять генералы и главы спецслужб. Более эффективной совместной стратегической целью может стать стабилизация Восточной Азии, выстраивание системы коллективной безопасности - не только военной, но и энергетической, экономической. Здесь Россия с ее богатыми дальневосточными См.: Divided States of America // Ibid.

стр. провинциями может стать ключевым элементом этой системы, нацеленной на сдерживание Китая. Американские инвестиции на Дальний Восток (выгодны американцам как по политическим, так и по экономическим причинам) также создадут некую подушку безопасности. Отношения между странами будут определять уже бизнесмены, а не генералы и представители спецслужб.

Однако для выстраивания конструктивных отношений нужно не только желание Вашингтона, но и понимание Москвы. На сегодняшний день такого понимания нет, что можно проследить по реакции российского руководства на закон Магнитского. 16 ноября, в день отмены поправки Джэксона-Вэника палата представителей Конгресса США приняла этот закон. Причем за его принятие голосовали как республиканские, так и демократические конгрессмены.

Сразу после принятия этого весьма предсказуемого закона (разговоры о нем велись уже давно) российские чиновники ответили резкими заявлениями, причем не только в адрес Республиканской партии, инициировавшей его принятие, но и в адрес самой администрации Обамы, который, по мнению российских политиков, должен был этот процесс предотвратить. "Принятое палатой представителей американского конгресса решение одобрить антироссийскую законодательную инициативу, в соответствии с которой вводятся визовые и финансовые санкции в отношении граждан нашей страны, это вызывающе недружественный и провокационный выпад, - говорится в заявлении российского МИД. - Конгрессмены не прислушались к неоднократным предупреждениям, что данный шаг негативно скажется на общей атмосфере российско-американских отношений и не останется без жесткого ответа с нашей стороны... Исполнительная власть в США отдает себе отчет в тех пагубных последствиях, к которым могут привести действия недоброжелателей и противников нашего двустороннего взаимодействия в законодательной области"35. Аналогичное "разочарование" продемонстрировал и Кремль.

"Мы с большим сожалением восприняли это решение и с не меньшим сожалением констатируем его предсказуемость, - заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. - Оно, безусловно, показывает, что некоторые сегменты российско-американских двусторонних отношений так и не стали подвержены перезагрузке... Нам придется реагировать, и реагировать жестко"36.

Между тем, если посмотреть на ситуацию с точки зрения разума, то официальная позиция российских властей вызывает много вопросов. Прежде всего, закон Магнитского не имеет никакого отношения к процессу перезагрузки, который почему-то очень часто воспринимается в российских кругах как начало некоего стратегического партнерства с США. В реальности же задачей перезагрузки было стирание из "оперативной памяти" российско-американских отношений негативного опыта, накопленного в бытность администрации Дж. Буша мл. В этом плане перезагрузка удалась - США признали постсоветское пространство зоной российских интересов, понизили градус критики в области соблюдения прав человека в России, в целом снизили уровень поддержки антироссийских акций восточноевропейских стран. Они пытаются найти точки соприкосновения с Москвой в вопросе развертывания ПРО и не высказывают особых возражений против запрета, наложенного на работу в России Агентства США по международному развитию (United States Agency for International Development, US AID).

Собственно, на сегодняшний день процесс перезагрузки завершен, и задачей российских и американских властей является выстраивание в "чистом поле" новых приоритетов в двусторонних отношениях.

Как представляется, Москве нужно продемонстрировать не столько свои мускулы, сколько понимание, поскольку Барак Обама оказался в весьма непростой ситуации.

Несмотря на его победу, на перевыборах республиканцам удалось сохранить контроль за нижней палатой Конгресса. Сторонам нужно искать компромисс - повторение ситуации 2010 - 2012 гг., когда республиканцы отказывались договариваться с администрацией и попросту блокировали абсолютное большинство важных инициатив президента, будет стоить Америке очень многого. И здесь отказ администрации Обамы идти на принципиальный конфликт с республиканской палатой представителей из-за достаточно второстепенного, с его точки зрения, закона Магнитского видится весьма правильным шагом.

Однако Москва понимание демонстрировать отказалась. Российские парламентарии декабря 2012 г. в ускоренном порядке приняли Закон Комментарий МИД России в связи с одобрением Палатой представителей конгресса США так называемого "закона имени С. Магнитского". МИД РФ. 16.11. (http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/7293662F21CBD02F44257AB800 5F2198).

МИД не намерен оставлять без ответа принятие США закона о "списке Магнитского" // Интерфакс. 15.11. (http://www.interfax.ru/politics/news.asp?id=276040).

стр. "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации" - так называемый закон Димы Яковлева37 (по имени российского ребенка, погибшего в США из-за халатности американских приемных родителей), а 28 декабря он был подписан президентом В. Путиным38.

Обсуждение смысла этого закона, его соответствия принципам демократического плюрализма и элементарным морально-этическим нормам не входит в тематику данной статьи. Между тем, следует отметить, что, если пикировка российских и американских политиков вокруг обоих законов продолжится (а она продолжается - например, американских законодателей призывают включить в список Магнитского депутатов Госдумы, которые принимали закон Димы Яковлева) и если Москва будет идти на иные подобные "ответы", то это может нанести серьезный ущерб будущим российско американским отношениям. Так, излишне жесткая позиция Кремля демонстрирует тот факт, что Россия не готова проявить понимание, не готова выстраивать реальные и конструктивные отношения с Вашингтоном с прицелом на долгосрочную перспективу.

Ряд американских политологов уже говорят о том, что Россия отказывается пожимать протянутую руку. И дело даже не в российской позиции по Сирии (по данному вопросу, как уже говорилось, США как раз "благодарны" России, так как ее вето не дало туркам и "заливным" втянуть Обаму в ненужный стране конфликт), а в постоянной и зачастую неадекватной критике Америки. Так, например, доклад в Госдуме о нарушении прав человека в США, постоянные нападки на посла Майкла Макфола (который не то что имел право, а обязан был встречаться с представителями российской оппозиции - любое нормальное посольство любой нормальной страны всегда контактирует не только с властями государства пребывания, но и с другими политическими силами), нелепые обвинения Соединенных Штатов в недемократичности процедуры выборов и т.д. - все это убеждает американских скептиков в их правоте. Если данная точка зрения в администрации Обамы восторжествует, то, как представляется, Вашингтон уже не будет заинтересован идти на какие-либо серьезные уступки Москве.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.