авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Содержание НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ: РИСКИ ДЛЯ РОССИИ Автор: И. Королев ...»

-- [ Страница 5 ] --

Aaron D. In Their Own Words. Santa Monica, 2008. P. 8.

стр. правителей, которые создали свои собственные законы, применяя их, а не данную Богом систему шариата.

Джихадисты утверждают, что эти правители, правя по своим законам, фактически сместили власть Бога и заняли его место. Современные режимы в исламском мире - "суть духовные наследники тех первых наследственных правителей - и их поддерживают в их отступничестве США и другие западные страны, использующие их в качестве своих марионеток для подрыва ислама и разрушения Божьих законов на Земле"15. Другие джихадисты считают, что проблемы начались в марте 1924 г., когда Ататюрк упразднил османский Халифат. Этот акт, названный одним из джихадистских авторитетов "матерью всех преступлений", якобы положил конец "истинному" исламу.

Конечная задача борьбы в этом контексте - установление обновленной всемирной исламской уммы под властью истинного халифа и законов шариата. Большое число исламистских политических партий, а также экстремистских группировок призывают к восстановлению халифата и объединению мусульманских народов путем либо политических действий (как, например, "Хизб ут-Тахрир"), либо через насилие (например, "Аль-Каида"). При этом согласно джихадистским доктринам, любое правительство рассматривается как еретическое, поскольку оно устанавливает для людей свои (а не шариатские) законы и правила. Джихадисты утверждают, что осуществление власти - это прерогатива Бога, а не людей. Соответственно, они утверждают, что исламское государство будет охватывать умму и будет жить согласно исламским принципам.

Несмотря на то, что понятие уммы заложено в исламе изначально, лишь во второй половине XIX в. были впервые выдвинуты панисламистские идеи, направленные на политическое объединение всех мусульманских стран. Выдвинул их Джемальаддин аль Афгани, ставший в определенном смысле предтечей и духовным отцом нескольких поколений исламистов различной окраски - от умеренной до крайне экстремистской. Аль Афгани выступал за объединение мусульман в борьбе против европейских держав и создание конфедерации мусульманских государств во главе с халифом. В Османской империи, султаны которой носили титул халифа (духовного главы всех мусульман), панисламизм особенно активно проповедовался султаном Абдул-Гамидом II и младотурками, стремившимися объединить под эгидой Турции и под властью халифа мусульман всего мира (в том числе Афганистан, Персию, Египет, Северную Африку, а также населенные мусульманами британские колонии и территории Российской империи).

После ликвидации в 1924 г. в Турции халифата панисламистами был поднят вопрос об избрании нового общепризнанного халифа. В 1926 г. в Каире состоялся первый международный конгресс халифатистов.

В идеологии возникшей в Египте в период между двумя мировыми войнами организации "Братья-мусульмане" немалое место занимала проблематика, сопряженная с восстановлением "золотого века" ислама (для чего необходима масштабная реисламизация всего мусульманского сообщества). А после провала попыток создать объединенное арабское государство "Братья" пришли к мысли о необходимости союза исламских стран под знаменем одной религии, иными словами, выступали за восстановление халифата. При этом "Братья-мусульмане" не отвергали патриотизм и национализм в рамках "малой родины" во имя ее освобождения от иностранного господства. А халифат, "великая родина" мусульман, виделся им в форме федерации мусульманских государств с ядром, состоящим из арабов, с Египтом в качестве исламского центра, "поскольку именно это государство в свое время несло знамя борьбы против крестоносцев и монголов, а ныне оно призвано сыграть особую роль в возрождении исторической религии арабов"16.

Установление халифата, призванного объединить все страны мусульманского мира, является целью, провозглашенной международной панисламистской суннитской партией "Хизб ут-Тахрир" (Партия освобождения), причем этот халифат, по мнению идеологов партии, станет залогом стабильности и безопасности для всех населяющих его людей, как мусульман так и немусульман. Активным сторонником возрождения халифата был основатель "Хизб ут-Тахрир" Такиддин ан-Набхани. Создание халифата провозглашается идеологами "Хизб ут-Тахрир" религиозным долгом мусульман. При этом, отвергая демократию как западный и неисламский феномен, "Хизб ут-Тахрир" выступает за выборность халифа мусульманами и его подотчетность. Эта партия продвигает программу создания исламистского государства, которое установит законы шариата и будет распространять ислам по миру. Такое государство, Habeck M.R. Knowing the Enemy: Jihadist Ideology and the War on Terror. Yale University, 2006. P. 9.

Добаев И. П. Неправительственные религиозно-политические организации исламского мира // МЭ и МО. 2002.

N 4.

стр. по мнению идеологов "Хизб ут-Тахрир", положит конец "колониальной внешней политике" Запада, вмешательству со стороны США в дела исламского мира, войнам, инспирированным энергетической политикой, "марионеточным" правительствам в мусульманском мире. В сочинениях идеологов "Хизб ут-Тахрир" можно найти, по крайней мере, намеки на то, что будущий халифат вряд ли ограничится нынешними границами исламского мира.

В идеологических построениях одного из основоположников "революционного джихадизма" Саида Кутба идее восстановления халифата придается милленаристское, утопическое звучание. Речь идет не столько о реставрации халифата, предводительствуемого "амиром правоверных", сколько об установлении, выражаясь языком западного мира, "царства Божия" на земле. В частности, по словам Кутба, "наша религия тождественна полной и всеобъемлющей революции против людской власти во всех ее проявлениях и разновидностях, включая все типы и формы государственного устройства. Она неуклонно восстает против любой системы, так или иначе основанной на человеческом авторитете, то есть против любой формы узурпации власти человеком.

Всякая система правления, в которой окончательное решение отдано в руки людей и где они обладают всей полнотой власти, в действительности их же и принижает, ибо ставит над ними "кого-то, кроме Бога"....Провозглашая высшую власть и авторитет Аллаха, мы встаем перед необходимостью стереть с лица земли все людские царства, чтобы правил в мире его истинный Вседержитель"17.

Провозглашая "окончательное освобождение человека" как "идеальное воплощение исламской идеи", не сводимое исключительно к философским или идеологическим построениям, Кутб утверждал, что "дорога джихада - одно из самых фундаментальных требований для осуществления столь революционной идеи. Выполнять это требование следует вне зависимости от того, царит ли на родине ислама (более точный исламский термин: Дар-уль-Ислам) мир или ей угрожают соседние державы. Борясь за мир, ислам не имеет в виду поверхностное поддержание безопасности приверженцев ислама на какой-то конкретной территории. Ислам жаждет мира путем воцарения религии на всей земле"18.

Один из наиболее известных идеологов "Аль-Каиды", испытавший большое влияние идей Кутба, Айман аз-Завахири, говоря об идеале, ради которого он сражается вместе со своими единомышленниками, утверждал, в частности, следующее: "Наша свобода - есть свобода Единобожия, морали и добродетели. Соответственно, реформа, которой мы добиваемся, строится на трех принципах. Первый принцип - это шариатское правление.

Шариат - это курс, которым мы следуем, поскольку он ниспослан Всемогущим Аллахом.

(...) Второй принцип - это принцип, на котором должна быть основана реформа, и она есть часть первого принципа, а именно - свобода мусульманских земель и их освобождение от любого захватчика, грабителя и вора. Мы не представляем осуществления никакой реформы, пока мы находимся под игом США и еврейской оккупации. Для нас невозможно осуществлять реформы, пока наши правители ради достижения своих личных интересов проводят политику нормализации отношений с Израилем и позволяют ему разрушать нашу экономику. (...) Третий принцип: (...) - освобождение людей"19.

По мнению такого столпа исламистской мысли XX в., как Маудуди, ислам предусматривает установление исламского государства (идеал этого государства может быть обозначен как "теодемократия") с соблюдением трех принципов - единобожие, пророчество и халифат. Исламское государство, с точки зрения Маудуди, должно "сосуществовать с человеческой жизнью", в таком государстве, руководствующемся шариатом, никто не может рассматривать никакую сферу деятельности как личную и частную. По мысли Маудуди, суверенитет Бога и суверенитет людей взаимоисключаемы.

По сути дела, он провозглашал исламскую демократию как противовес светской западной демократии, передающей суверенитет Бога людям.

По выражению одного из исламистских авторов, "халифат, к которому мы стремимся, не может быть сравним ни с одной из известных политических систем, созданных человеком"20.

Цель восстановления халифата - периодически повторяющаяся тема среди многих лидеров и идеологических сторонников "Аль-Каиды". Усама бен Ладен, в частности, выступал с призывами к мусульманам найти лидера, который объединил бы их для создания "праведного халифата", Цит. по: Кутб С. Война, мир и исламский джихад // Отечественные записки. 2003. N 5 - 13 (http://www.strana oz.ru/?numid=14&article=677).

Там же.

In Their Own Words: Voices of Jihad: Compilation and Commentary. Santa Monica RAND, 2008. P. 72.

Op. cit. P. 112.

стр. управляемого исламским законом и подчиненного исламским принципам финансового и социального поведения21.

Несмотря на то, что отмена светскими властями Турции халифата преподносится идеологами джихадизма как "мать всех преступлений", идеалом будущего устройства для них является не османский коррумпированный и упаднический, с их точки зрения, халифат. Известно, что Усама бен Ладен призывал стереть "искусственные границы, созданные крестоносцами, и создать великое исламское государство от океана до океана"22.

Идеологи "Аль-Каиды" рассматривают воссоздание халифата не как непосредственную, а скорее как удаленную задачу (в отличие, например, от движения "Хизб ут-Тахрир", которая видит восстановление халифата в числе первоочередных своих задач).

Ликвидация халифата рассматривается как одна из причин плачевного состояния мусульманского мира.

Уже упоминавшийся идеолог "Аль-Каиды" Айман аз-Завахири признавал, что восстановление халифата является конечным намерением группировки: "Моджахедское исламское движение не восторжествует против мировой коалиции, пока не завладеет фундаментальной базой в сердце исламского мира. Все средства и планы, которые мы рассматриваем для мобилизации нации, остаются подвешенными без отчетливых достижений или выгод, пока не приведут к установлению халифатского государства в сердце исламского мира... Установление мусульманского государства в сердце исламского мира - не легкая цель или легко решаемая задача. Но оно составляет надежду мусульманской нации на восстановление рухнувшего халифата и его славы"23.

Афганистан при талибах продолжает служить лучшей моделью того типа режима, который воображает "Аль-Каида". Ирак предоставил "Аль-Каиде" возможность установить такое исламское государство, которое послужит ядром будущего халифата в "сердце мусульманского мира" - и при этом в арабской стране. Более того, важность Ирака усиливается тем, что некогда он был местом Аббасидского халифата. Аз-Завахири фактически повторяет тезис Саида Кутба о том, что после ликвидации в 1924 г. в Турции халифата и в настоящее время не существует ни одного мусульманского государства. При этом аз-Завахири обращается не к тому халифату, который был во времена Османской империи, а к временам четырех "праведных халифов".

Границы будущего халифата в представлениях идеологов джихада четко не очерчены, но очевидно, что они не совпадают ни с границами государства времен "праведных халифов", ни с пределами Османской империи. Более того, есть все основания предполагать, что конечной целью салафитов-джихадистов является не только установление халифата на всех территориях, населенных мусульманами (или некогда входившими в состав халифата, как Пиренейский полуостров), но и распространение его власти на глобальном уровне. В частности, эхо таких планов озвучил один из известнейших идеологов "Аль-Каиды" саудовец Луис Аттийя Алла (известный своей беспощадной критикой в адрес правящего режима Саудовской Аравии, а также Запада), призывающий к "восстановлению исламского государства": "Мы станем хозяевами мира, поскольку судьба мировой экономики зависит от нас, ибо у нас есть ресурсы, в которых мир нуждается, и все элементы контроля над миром в наших руках"24.

В свою очередь, идеологи "Хизб ут-Тахрир", позиционирующей себя как всемирная исламская партия, придерживающаяся ненасильственных методов борьбы, рассматривают будущий халифат не только как идеальный государственный проект, но и как альтернативу господству сверхдержавы в лице США: "Это будет государство, которое не станет сеять террор и смуту, как это делают США, а государство, которое положит конец оккупации, станет гарантом стабильности и безопасности во всем исламском мире. Это государство, экономическая система которого поможет покончить с нищетой и принесет спокойствие всему миру"25.

ДЖИХАДИЗМ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ТОТАЛИТАРИЗМА Осознавая, что зачастую практикуемое сравнение воинствующего исламизма (особенно в его джихадистской форме) с фашизмом, нацизмом и большевизмом носит скорее эмоциональную См.: Moghadam Assaf. The Globalization of Martyrdom: Al Qaeda, Salafi Jihad, and the Diffusion of Suicide Attacks.

Baltimore, 2008. P. 77.

Al Qaeda 2007. Yearbook. V. 1. Santa Margarita, 2007. P. 365.

Цит. по: Moghadam Assaf. Op. cit. P. 78.

The World According to Al Qaeda. By Brad K. Berner. New Delhi, 2007. P. 114.

Слова Обамы не способны скрыть уродливое лицо колониализма Америки [Прокламация]. 07.06. (http://www.hizb.org.ua/ru/izdaniya/proklamacii/88-slova-obami-ne-zdatni-prihovati-olicha.h tml).

стр. окраску или выполняет пропагандистскую функцию, обратим внимание на имеющиеся черты сходства между указанными течениями. Несмотря на очевидные черты сходства структур идеологии и практики джихадистских группировок с тоталитарными идеологиями XX в., использование многими авторами появившегося с начала 90-х годов на Западе термина "исламофашизм" в отношении религиозно-экстремистских группировок представляется не совсем корректным и упрощающим, не учитывающим всю сложность того феномена, каковым является воинствующий исламизм. Как утверждает Рассел Берман, джихадизм - "это новый коммунизм в своем видении репрессивной социальной утопии, и новый фашизм в своей милитаризации жизни и в своем хилиастическом (милленаристском - Ред.) желании смерти. Определение "исламофашизм" обозначает этот источник и эту брутальность"26. И все-таки, как представляется нам, это определение носит скорее эмоциональную и политическую окраску.

Конечно, довольно рискованно проводить прямую связь между тоталитаризмами, описываемыми нередко как "секулярные религии", и современными воинствующими салафитами. При этом следует признать, что в той мере, в какой секулярные тоталитарные идеологии XX в. являлись квазирелигиозными феноменами, прослеживаются довольно четкие параллели между ними и проектами джихадистских идеологов (хотя, конечно, нельзя не признать, что у салафитского джихадизма и сталинского большевизма или гитлеровского нацизма совершенно разные истоки и составные части). Политолог М.

Хабек, рассматривая взгляды на суверенитет Бога (hakimiyyat Allah) одного из отцов современного радикального исламизма Маудуди, утверждавшего, что поскольку Бог един и является Владыкой всего сущего, то ничего не может быть вне прямого контроля Бога и Его Закона, видит в них прообраз "формы тоталитаризма с государством и правителем, выступающими в качестве представителей Бога на Земле, уполномоченными регулировать все сферы как личной, так и общественной жизни. Результат этого убеждения, разделяемого многими джихадистами так же, как и некоторыми исламистами, можно было видеть в талибском Афганистане, Иране и Судане". По мнению Мэри Хабек, Маудуди (вероятно, в большей степени, чем аль-Банна и Кутб) испытал влияние современных ему политических идей, "так как подобно фашистам и коммунистам, он тоже считал, что Запад обанкротился и загнивает... Он тоже размышлял о своей партии как об авангарде, который в лучших ленинских традициях возглавил бы революцию мусульманских масс. Он даже представлял себе исламское государство, которое управлялось бы небольшой группой коранически образованного и набожного духовенства - чем-то вроде Политбюро в советском государстве"27.

Не будет большим преувеличением сказать, что в той мере, в которой секулярные тоталитарные идеологии являются квазирелигиозными, салафитско-джихадистский проект является квазитоталитарным.

Так же, как тоталитарные движения XX столетия, джихадизм носит универсальный, наднациональный характер. Если футуристический проект джихадистов направлен на разрушение "джахилии" (язычество, невежество. - Ред.) и установление на земле "власти Бога", то и для тоталитарных идеологий XX в. в качестве основной задачи ставилось разрушение старого мира и построение мира нового (ср. "Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим...") - своего рода "Царства Божия на обезбоженной земле" (в национал-социалистической Германии таким Царством должен был стать "Тысячелетний Рейх", а в СССР - коммунизм). С тоталитарным милленаризмом связано манихейское видение мира, который четко делится на "мы" и "они" (что приравнивается к оппозиции "добро" и "зло"). Соответственно, построение идеального общества возможно лишь при полном устранении "зла", носителями которого могут быть безбожники, неверные и отступники-лицемеры (у джихадистов), евреи, плутократы, марксисты (у национал-социалистов) или представители эксплуататорских классов (у большевиков). Подобная схема служит оправданием перманентному террору в отношении реальных или вымышленных врагов.

Нетрудно заметить сходство между "глобальным джихадизмом" и тоталитарной идеологией, использовавшейся диктатурами XX в. в качестве мифа избавления, спасения28. Согласно этой идеологии, определенная человеческая группа обозначается как единственно законное выражение человечества ("истинные мусульмане" - в трактовке джихадистов, арийская раса - у германских нацистов или пролетарский класс - в СССР), однако эта группа находится во враж Berman R.A. Freedom or Terror: Europe Faces Jihad. Stanford, 2010. P. 8.

Habeck M.R. Knowing the Enemy: Jihadist Ideology & the War on Terror. Yale, 2006. P. 39.

Об этой стороне тоталитаризма см., в частности: Denquin J. - M. Introduction a la science politique. Paris, 1992. P.

45.

стр. дебном пространстве, где правит "зло", где другие группы соперничают с ней.

Общественное зло имеет причину и обличье ("ближний" и "дальний" враг для джихадистов - американцы и евреи, для нацизма - евреи, коммунисты и плутократы, для коммунизма - эксплуататорские классы, в первую очередь буржуазия). Существует и лекарство от него (уничтожение - в одном случае, революция с экспроприацией эксплуататорских классов и террор - в другом, военный джихад - в третьем).

Устранение врагов - носителей зла ведет к торжеству "золотого века" (у воинствующих исламистов - это "глобальный халифат", где "неверным" будет предоставлен выбор либо принять ислам, либо платить джизью и принять подчиненное положение, либо погибнуть;

"тысячелетний Рейх" национал-социализма, где раса господ будет доминировать, управляя "недочеловеками";

коммунистический идеал конкретизируется в бесклассовом обществе, где осуществлен лозунг "Каждому по потребностям"). Следовательно, История имеет конец. В этом смысле джихадистская идеология, как и светские тоталитарные идеологии, утопична.

Мессианские мотивы, звучащие в риторике пропагандистов "глобального джихада" в целях установления в будущем халифата, также соотносятся с мессианизмом тоталитаризмов XX в., на который обращал внимание французский политолог Жан Лека29.

Суть его статьи "Тоталитарная гипотеза" сводится к тому, что, в качестве мессианизма, тоталитаризм является утопией и отказом от конкретных общественных разделений.

Выделяя основные характеристики тоталитаризма, Жан Лека выводит тоталитарный синдром в следующих элементах. Тоталитаризм - монистический. Под этим подразумевается, что все образы познания и восприятия реальности взаимосвязаны и зависят от одного истинного познания, всякое расхождение сводится к оппозиции "истина-ошибка", далее к "верность-предательство". Тоталитаризм революционен, ибо предполагает переделку общественных отношений и создание нового человека30. Во всех этих признаках в той или иной степени очевидны параллели с мировосприятием современных джихадистов.

Говоря о салафитском джахадизме как о тоталитарном (или даже квазитоталитарном) проекте, следует иметь в виду, что речь идет прежде всего об идеологии. В то же время насильственные действия, к которым прибегают адепты этой идеологии, усиливают сходство ее с тоталитарными идеологиями XX в., ставившими насилие во главу угла.

Обратим внимание на то, что воплотить свой проект в жизнь сторонникам салафитского джихада если и удавалось, то лишь на ограниченное время и на ограниченном же пространстве. Пожалуй, наиболее ярким примером может служить провозглашение талибами "Исламского эмирата Афганистана". Недолгое существование этого проекта, отягощенное вдобавок постоянной политической турбулентностью, не позволяет говорить о нем как о тоталитарном (квазитоталитарном) опыте. Тем более трудно обозначить разницу между талибским проектом и традиционалистскими теократическими авторитарными режимами, существовавшими и существующими в исламском мире.

Проведение параллелей между религиозно-мотивированным экстремизмом XXI в. и тоталитарными идеологиями XX в. помогает не только лучшему пониманию характера джихадистской идеологии и того, какую судьбу готовят миру воинствующие адепты салафитского джихадизма, но и осознанию того, что в своей основе исламистский терроризм не слишком отличается от терроризма, мотивированного другими учениями.

Естественно, специфическая исламская составляющая определяет лицо джихадистского экстремизма, но сектантская, насильственная сущность экстремистов проявляется вне зависимости от того, под какими знаменами они выступают. "У истоков террора могут стоять "высокие" идеалы, мессианские абсолюты, вера в высшее благо. Невозможность иными средствами обратить других - и не просто других, а большинство - в эту веру, собственно и является в этом случае причиной обращения к террористическим методам"31, - эти слова были в свое время написаны применительно к ультралевым террористам, но их вполне можно отнести и к тем, кто называет себя бойцами глобального джихада.

Ключевые слова: салафитский джихадизм, исламизм, халифат, терроризм, тоталитаризм.

См.: Leca J. L'hipothese totalitaire / Totalitarismes. Sous la dir. d'Hermet G. etc. Paris, 1984. P. 215 - 237.

См.: ibid. P. 227.

Витюк В. В., Эфиров С. А. "Левый" терроризм на Западе: история и современность. М., 1987. С. 306.

стр. ОСОБЕННОСТИ ФИНАНСИРОВАНИЯ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ Заглавие статьи СТРУКТУР НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Автор(ы) И. Добаев, А. Добаев, Д. Умаров Мировая экономика и международные отношения, № 4, Апрель Источник 2013, C. 79- НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 37.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ОСОБЕННОСТИ ФИНАНСИРОВАНИЯ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ СТРУКТУР НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Автор: И. Добаев, А. Добаев, Д. Умаров Одной из наиболее существенных проблем современной эпохи является терроризм.

Терроризм существовал всегда, но в последнее двадцатилетие он приобрел качественно новые черты, превращающие его в глобальную угрозу для человечества. В отличие от традиционного терроризма, не угрожавшего обществу как таковому, не затрагивавшего основ его жизнедеятельности, современный терроризм высокотехнологичен и способен продуцировать системный кризис в любом государстве с весьма развитой информационной инфраструктурой.

Помимо этой главной особенности, у современного терроризма появились и иные отличительные черты. Они касаются как идеологических, так и организационных сторон деятельности террористических группировок. В идеологическом отношении речь идет о беспрецедентном по масштабам включении исламистского компонента в идеологические конструкты многочисленных террористических структур. В организационном плане обращают на себя внимание отсутствие территориальной замкнутости, предельная децентрализация деятельности отдельных террористических групп, приспособление их организации к реалиям современного мира (наличие среди них и более-менее жестко иерархических, и организованных по типу "паучьей сети", и, наконец, полностью независимых групп).

Неудивительно, что "новый терроризм" в последние годы стал объектом всестороннего исследования. Специалистов интересует динамика изменений, обусловленных формированием идеологических доктрин радикальных исламистов, их организационных структур, а также форм и методов осуществления ими специфической политической практики. В меньшей мере анализируются вопросы финансовой подпитки терроризма.

Между тем очевидно, что без финансирования современное террористическое движение не смогло бы так долго существовать. Основной задачей, которую поставили перед собой авторы данной статьи, является выявление источников и специфики финансовой поддержки терроризма в северокавказском регионе России.

ФИНАНСИРОВАНИЕ СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА: ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ За последние два десятилетия финансирование террористических группировок существенно трансформировалось1. Это обстоятельство, по-видимому, было обусловлено в основном двумя факторами: глобализацией экономики и переходом многих террористических групп к сетевой структуре организации.

Следует отметить, что фактор глобализации, его роль в трансформации экономической природы терроризма уже длительное время является объектом экономического и политического дискурса. В частности, еще в документах Всемирной конференции по транснациональной организованной преступности и терроризму (Неаполь, 1994 г.) указывалось, что возникновение транснациональной преступности и современного терроризма в значительной мере является следствием формирования мирового хозяйства.

В рамках все быстрее развивающейся мировой экономики увеличивается взаимозависимость государств, гигантски возрастают объемы взаимной торговли и международного инвестирования. Происходит также формирование международных финансовых сетей, систем международных расчетов, ДОБАЕВ Игорь Прокопьевич, доктор философских наук, профессор Южного федерального университета, Ростов на-Дону (dobaev@gmail.com).

ДОБАЕВ Андрей Игоревич, кандидат экономических наук, ассистент Южного федерального университета, Ростов-на-Дону (andrros6@gmail.com).

УМАРОВ Джамбулат Вахидович, аспирант Пятигорского государственного университета.

См. подробно: Добаев А. И. Хавала: неофициальная система финансирования терроризма / Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН. Вып. 65. Ростов-на-Дону, 2008.

стр. позволяющих быстро осуществлять сложные валютно-денежные операции с использованием банковских учреждений нескольких государств. В том же направлении действует идущее рука об руку с эволюцией мирового хозяйства развитие связи и транспорта, в том числе технологий контейнерных перевозок. Наконец, это увеличение масштабов миграции, образование многонациональных мегаполисов.

Что касается сетевого принципа организации террористических группировок, то он оказался исключительно эффективным в асимметричном противостоянии самым разнообразным оппонентам.

Оба вышеупомянутых фактора (глобализация экономики и сетевой принцип организации) существенно изменили природу терроризма. В результате, как справедливо подчеркивает отечественный исследователь вопросов финансирования терроризма Е. Степанова, в современных условиях едва ли уместно традиционное подразделение терроризма на внутренний и международный2.

Анализ финансирования терроризма как материальной основы проведения террористических акций представляется крайне важным. Сформированная финансовая система в значительной степени определяет возможности реализации террористической деятельности. В настоящее время финансирование современного международного терроризма, его отдельных региональных кластеров, в том числе и северокавказского, является многоканальным. При этом масштабы такого финансирования, структура его источников и их соотношение постоянно меняются. Одновременно может использоваться целый ряд конкретных вариантов финансирования подполья, существенно различающихся по отдельным территориям и сетевым структурам. Вместе с тем по мере перехода от полуцентрализованных структур, доминировавших в начале XXI в., к сетевой (полицентрической) организации подполья, источники его финансирования дифференцировались, дробились, равно как и число возможных адресатов данного финансирования. Эти обстоятельства серьезно затрудняют выявление и ликвидацию каналов финансирования подполья3.

Мировой практический опыт свидетельствует о том, что финансовые вливания требуются террористическим группировкам преимущественно в инфраструктурных или в непосредственных целях (то есть в процессе подготовки теракта или для его проведения).

По оценкам ведущих мировых террологов, соотношение между инфраструктурными и непосредственными целями составляет 9/1. К основным инфраструктурным целям обычно относят:

- подготовку боевиков на территории определенных стран;

- создание собственных структур (фонды, компании, банки, страховые организации) в коммерческой и кредитно-финансовой сферах, в том числе в целях ввода полученных от их деятельности ресурсов в легальный оборот;

- внедрение в государственные структуры;

- вербовку лиц, способных содействовать подготовке и проведению террористической акции;

- оплату расходов на пропаганду, содержание соответствующих учебных заведений, издание и распространение пропагандистских материалов;

- содержание тренировочных баз;

- создание и поддержание в боевой готовности так называемых "спящих ячеек";

- приобретение и переправку в определенную страну средств совершения террористических акций (оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, обмундирование, средства связи и т.п.);

- выплату вознаграждения непосредственным участникам террористических акций;

- выплату компенсации семьям погибших террористов.

Непосредственные цели не столь многочисленны. Важнейшими среди них считаются привлечение наемников для участия в террористической акции, рекогносцировка на местности, приобретение транспорта и пр. Это также и стимулирование освещения терактов в СМИ.

Исследователями обычно отмечается прямая зависимость между масштабом теракта, затратами на его проведение и его последствиями. Однако специфика современного терроризма заключается в том, что сегодня террористические атаки могут приводить к значительному разрушительному эффекту при сравнительно невысоких издержках.

Нами была проведена экспертная оценка затрат террористических организаций на осуществление терактов. Она показывает следующее4. Между 1998 - 2004 гг. имели место 9 "громких" террористических акций. Среди них только одна, сопряженная с ликвидацией Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 г., потребовала См.: Степанова Е. А. Роль наркобизнеса в политэкономии конфликтов и терроризма. М., 2005.

См. подробно: Сущий С. Я. Террористическое подполье на востоке Северного Кавказа (Чечня, Дагестан, Ингушетия). Ростов-на-Дону, 2010.

См.: Добаев А. И. Цит. соч. С. 82 - 83.

стр. огромных вложений: они составили более 500 тыс. долл. Достаточно дорогостоящей оказалась и осуществленная в 2002 г. операция по подрыву французского нефтяного танкера Limburg, на которую было затрачено 127 тыс. долл. От 30 до 50 тыс. долл.

вложили террористы во взрывы на индонезийском острове Бали (2002 г.), в подготовку и проведение диверсии у посольства США в Танзании (1998 г.), взрыв в расположенном в Джакарте отеле "Мариотт" (2003 г.), подрыв грузовика в Стамбуле (2003 г.). Заметно меньшими суммами террористы обошлись при взрывах американского корабля (2000 г.), мечети в г. Джерба (Тунис, 2002 г.) и поезда в Мадриде (2004 г.): в этих случаях их затраты ограничились 10 - 20 тыс. долл. Как видим, объем израсходованных финансовых средств не всегда находится в прямой зависимости от масштабов цели.

На сегодняшний день можно разделить источники финансирования террористических организаций на две основные группы: внешние и внутренние. Внешние источники могут быть как государственными, так и негосударственными. Первые представляют собой прямую поддержку от иностранных государств. К числу внешних негосударственных источников относятся средства, получаемые из-за рубежа от коммерческих организаций;

населения (как индивидов, так и целых диаспор);

иностранных террористических ячеек.

Наконец, это деньги от некоммерческих организаций, формально передаваемые на благотворительные, гуманитарные и т.п. цели. К источникам внутреннего финансирования причисляются доходы, получаемые от легального и нелегального бизнеса, а также прочие доходы, в частности, членские взносы в рамках действующей террористической организации, помощь богатых террористов и рэкет.

Важно констатировать, что в последнее десятилетие процессы глобализации экономики и переход к сетевой структуре организации трансформировали роль финансовых источников террористических группировок. Произошло снижение доли внешних поступлений при одновременном увеличении и диверсификации внутренних. Таким образом, в настоящее время террористические группировки становятся в финансовом плане все более самостоятельными.

По мнению террологов, характер финансовой подпитки террористической организации во многом определяется ее происхождением. В этом отношении террористические организации можно подразделить на две категории. В первую входят те из них, которые возникли на религиозном и идеологическом фундаменте и для которых преступная (мафиозно-криминальная) деятельность изначально не являлась основной. Ко второй категории относятся террористические организации, созданные именно на криминальной основе и лишь впоследствии прибегнувшие к использованию религиозного обоснования как прикрытия. Такие террористические организации во многом подобны мафии:

нелегальны, обладают силовыми ресурсами, построены на личном доверии. Поэтому они успешно внедряются именно в те сферы криминальной деятельности, которые типичны для организованной преступности. Например, террористы Латинской Америки тесно связаны с кокаиновым трафиком, террористы Азии - с героиновым, группировки Западной Африки - с контрабандой алмазов. В результате слияния с криминальными промыслами терроризм коммерциализируется, приобретает черты обычной мафии. Постепенно борьба "за идею" частично или полностью вытесняется борьбой за "длинный доллар". С подобным мафиозным терроризмом бороться труднее, чем с мафией или с обычным терроризмом: он более воинственен и кровожаден, чем традиционная мафия, и более богат, чем терроризм традиционного типа. С "идейными" террористами можно искать и находить компромиссы;

с мафиозными террористами они принципиально невозможны.

"Мафиозизацией сейчас затронуты в той или иной степени практически все разновидности терроризма", - считает российский терролог Ю. В. Латов5.

Вместе с тем у обеих вышеназванных категорий террористических групп имеются общие характеристики, кардинально отличающие их от мафии. Во-первых, ни для одной из них криминальный бизнес не является самоцелью. Во-вторых, террористические группировки по-иному, чем мафия, используют свои финансовые средства (о чем будет сказано ниже).

Наконец, в последнее время все отчетливее проявляется следующая закономерность:

трансграничный терроризм "подминает под себя" разные виды преступного бизнеса, связанные с международной деятельностью.

Знание природы происхождения террористической группировки и источников ее финансирования позволяет построить модель финансирования террористической организации. Как показывает практика, в настоящее время можно выделить, по крайней мере, четыре подобных модели. Они представлены в таблице.

В целом анализ источников, форм и методов финансирования современных террористических Латов Ю. В. Экономический анализ современного терроризма. М., 2007. С. 27.

стр. Таблица. Модели финансирования терроризма Модель N 1 Модель N 2 Модель N 3 Модель N (административно- (партизанская (подпольная (подпольная институционализированная "серая зона") организация организация "серая зона") с сильными со слабыми внешними внешними связями) связями) Примеры Чеченская Республика РВСК и НАО "Аль- ИРА 1992 - 1999 гг., автономная (Колумбия), с Каида"с (Северная зона (Колумбия 1998 - 1980-х годов, Ирландия, 1990-х 2002 гг., Афганистан 1996 - Курдская годов, 1990 - 2000-е 2001 гг.) рабочая партия чеченские годы) (Турция), с террористы 1980-х годов после г.

Основные Хищение ресурсов (Чечня), Контрабанда Спонсорство Местная источники контрабанда наркотиков наркотиков и диаспоры и теневая доходов (Колумбия, Афганистан) иных товаров, религиозных экономика "налоги" с организаций (контрабанда, населения торговое пиратство, рэкет, грабежи) Примерный До нескольких миллиардов 600 млн. От 20 - 50 До 10 млн.

объем (Колумбия), не млн. ("Аль ежегодных менее 300 млн. Каида"), 90 доходов, (Курдская 270 млн.

млн. долл. рабочая партия) (Чечня) Численность Около 40 тыс. 10 - 15 тыс. 1 - 5 тыс. До 500 млн.

террористов (вооруженные (Курдская (Чечня 2000 формирования Чечни в рабочая партия), х годов) 1994 г.) 20 - 25 тыс.

(наркопартизаны Колумбии) Источник: Лотов Ю. В. Цит. соч. С. 44.

организаций позволяет обнаружить в этой области наличие ряда значимых тенденций.

Назовем прежде всего активное использование финансовых преимуществ сетевого принципа организации, а также глобализации экономики. Не менее важным является наличие у большинства террористических организаций мощной, высокодоходной, устойчивой, разветвленной финансовой базы, во все большей степени основывающейся на диверсифицированных внутренних источниках. Наконец, следует отметить происходящее "загрязнение" "чистых" денег по причине многоэтапного сращивания доходов, полученных от ведения легального и нелегального бизнеса и из внешних источников финансирования.

СПЕЦИФИКА ФИНАНСОВОЙ ПОДПИТКИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ СТРУКТУР НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Экономическая база террористов на Северном Кавказе, как и в других регионах мира, состоит из двух составляющих: средств, поступающих из-за рубежа и полученных из внутренних источников.

Соотношение этих компонентов постоянно изменялось. Так, в ходе первой чеченской кампании 1994 - 1996 гг. превалировали внешние финансовые потоки. Подпитка экстремистов осуществлялась, как правило, через соответствующие неправительственные структуры (фонды, неправительственные религиозно-политические организации - НРПО и т.д.).

В настоящее время этот канал финансирования из основного превратился во второстепенный, приобрел вспомогательный характер. Уровень финансовой зависимости северокавказских экстремистов от внешних спонсоров в 2000-е годы неуклонно снижался.

Это объясняется двумя моментами. Во-первых, переходом отрядов международного терроризма к сетевой, децентрализованной организации, о чем неоднократно говорилось выше. Во-вторых, значимым отвлечением в последнее десятилетие средств международных террористов на финансирование исламистских боевиков во многих странах Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки.

Однако специалисты подчеркивают, что и сегодня немалую статью доходов северокавказского стр. подполья составляет финансовая подпитка от международных террористических центров, исламских организаций радикального толка, расположенных как в пределах мусульманского мира, так и в странах Запада6.

Для реализации внешнего финансирования северокавказского террористического подполья чаще всего используются курьеры. Однако общеизвестно, что в своих финансовых операциях террористы из числа радикальных исламистов активно используют возможности разветвленной сети международного трансферта капиталов "хавала"7, позволяющей осуществлять денежные переводы без физического перемещения наличности. Эта система, основанная на доверии, широко распространена в странах Юго Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Она весьма привлекательна для террористов в силу своей надежности, поскольку не оставляет документальных и электронных следов (отсутствие обычных в финансово-кредитных операциях бухгалтерских проводок).

Однако эта система вполне легальна с законодательной точки зрения в тех странах, где она наиболее задействована. В самом общем виде хавала работает так: отправитель денег передает некоторую сумму дилеру, имеющему небольшую контору в какой-либо стране.

Дилер связывается со своим зарубежным партнером, который и выдает адресату требуемую сумму. О возврате долгов дилеры не беспокоятся. Ведь система основана на взаимном доверии дилеров, обусловленном семейными, клановыми и этническими связями, и пропускает огромные потоки денег.

Сказанное выше объясняет те большие трудности, с которыми сталкиваются правоохранительные органы разных стран, пытающиеся бороться с хавалой. Попытки такого рода пока малоэффективны. Все усилия США и стран Евросоюза по установлению контроля над хавалой не принесли желаемого результата.

Данных об использовании возможностей хавалы для финансирования террористов на территории России пока не поступало, но это не означает ее отсутствия. Система вполне может быть задействована в регионах Российской Федерации, поскольку, например, в республиках Северного Кавказа созданы многочисленные меняльные и торговые точки, а также коммерческие структуры, принадлежащие или контролируемые гражданами государств Ближнего и Среднего Востока. Не исключены связи этих лиц с зарубежными НРПО, а также с их пособниками из числа местных жителей.

Среди внутренних источников подпитки радикалов в 90-е годы XX в. можно назвать незаконный нефтяной и газовый промысел, чисто криминальные доходы (рэкет, похищения людей, контрабанда оружия и наркотиков, финансовые махинации в виде подделок авизо, фальшивомонетничество и т.д.), что особенно было характерно для реалий Чечни.

В тот же период вокруг исламистских организаций сформировался своеобразный "буферный слой", образованный легальными субъектами хозяйственной и общественно политической деятельности, с помощью которых сепаратисты задействовали финансово экономические, информационные и инфраструктурные ресурсы. Например, в течение 1999 г. Управлением Федеральной службы налоговой полиции совместно с Государственной налоговой инспекцией Карачаево-Черкесской Республики проводилась проверка законности приобретения собственности, а также экономической деятельности коммерческих структур, принадлежащих общественным объединениям и движениям экстремистской направленности, либо оказывавших им финансовую поддержку. В результате было выявлено 11 предприятий, руководителями которых являлись лица, исповедовавшие радикальный ислам и оказывавшие поддержку экстремистам.

Владельцем двух из этих предприятий являлся разыскивавшийся за совершение террористических актов в Москве и Волгодонске Ачимез Гочияев. УБЭП МВД КЧР была проведена проверка финансово-хозяйственной практики этих предприятий, и деятельность их была прекращена8. Та же ниша используется бандподпольем и в настоящее время. И сегодня "...имеется доход от бизнес-структур, непосредственно организованных террористическим подпольем (основная их масса располагается в "своих республиках", но, очевидно, могут быть налажены производства и в других республиках Северного Кавказа, впрочем, как и в иных регионах России или в странах ближнего и дальнего зарубежья). Сюда же можно отнести прибыль от участия в различных формах криминального бизнеса (от торговли нефтепродуктами до проституции и игорного бизнеса)"9.

См.: Сущий С. Я. Цит соч. С. 34.

Хавала - неформальная расчетно-финансовая система на основе взаимозачетов требований и обязательств между брокерами, используемая преимущественно на Среднем Востоке, в Азии и Африке (http://ru.www.wikipedia.org/wiki/%D5%EO%E2%EO%EB).

См.: Добаев И. П. Исламский радикализм: генезис, эволюция, практика. Ростов-на-Дону, 2003.

Сущий С. Я. Цит. соч. С. 34.

стр. Таким образом, вследствие формирования в первой половине 2000-х сетевых террористических структур северокавказского подполья, меняется и система их финансирования, которая все меньше зависит от внешних поступлений, становясь все более автономной.

Отечественные специалисты подчеркивают: при всей важности перекрытия каналов финансирования бандгрупп подобные мероприятия не всегда решают проблему существования и разрастания религиозно-политического экстремизма. Тем более это положение относится к террористическим группировкам, которые подпитываются определенными идейно-политическими предпосылками. Кроме того, они характеризуются автономной самоорганизацией и наличием мобильных отрядов, не нуждающихся в масштабном и постоянном финансировании. "В условиях существования массовой коррупции установить, пусть и путем шантажа и угроз, контроль над несколькими фирмами и коммерческими предприятиями для террористического подполья не представляется сложным. Со слов Шамиля Басаева, они именно таким образом получают немалую финансовую поддержку от глав администраций ЧР"10.

Главенствующую роль внутреннего фактора финансовой подпитки терроризма выделяет в своем интервью и советник председателя Национального антитеррористического комитета ФСБ РФ А. С. Пржездомский: "Нам часто хочется объяснить активность террористических групп "кознями из-за рубежа". Безусловно, отмечается некоторая деятельность зарубежных центров влияния - это и финансовая подпитка, и методическая, организационная помощь, инструктажи и тому подобное. Но надо признать, что все это не является решающим фактором, который обеспечивает высокую активность бандподполья.

Так, финансирование антигосударственной деятельности во многом переведено "на места". Главный источник денежных потоков, благодаря которым организуются все новые теракты, - тотальный рэкет. Практически весь частный бизнес в ряде южных регионов обложен "террористическим налогом". Предприниматели и чиновники элементарно боятся за свою судьбу, инструменты защиты со стороны власти не срабатывают (случается даже, что коррумпированные представители органов власти находятся "в доле")"11.

Внутренне обусловленный характер нынешнего финансирования северокавказского терроризма подтверждают и другие специалисты. Так, по мнению отечественного терролога С. Я. Сущего, "...поступления идут от легальных и теневых бизнес-структур, в той или иной степени контролируемых ("крышуемых") подпольем. С учетом масштаба теневой экономической деятельности в республиках Северного Кавказа, "крышевать" которую легче, чем легальное производство, доля прибыли подполья на данном направлении может быть значительной"12.

В целом в настоящее время важной особенностью финансирования современного северокавказского терроризма является его существование как устойчивой и уже достаточно независимой системы, основанной на многоуровневом бюджете. Последний состоит из бюджетов джамаатов, секторов, вилайятов13 и, наконец, собственно "Имарата Кавказ"14. Бюджет "Имарата Кавказ" формируется из бюджетов вилайятов. Их основой являются бюджеты секторов, а они, в свою очередь, черпаются из средств джамаатов.

Формирование всех этих бюджетов происходит за счет так называемого "налога на джихад". Им исламисты облагают бизнесменов и чиновников в северокавказских республиках, а также соплеменников за их пределами. Суть этой системы основана на вымогательстве, которое исламисты обосновывают идейными и теологическими постулатами. Эта дань представляется как закят, один из пяти "столпов ислама"15. Сбор средств идет снизу вверх, начиная с уровня джамаатов и завершая республиками и всей зоной, подконтрольной Имарату.

В листке блокнота боевика, найденного на месте боя в Дагестане, под заголовком "Трофеи" описывается распределение полученных вымога Курбанов Х. Т. Религиозно-политический экстремизм на Северо-Восточном Кавказе: идеология и практика (на материалах Республики Дагестан). Ростов-на-Дону, 2006. С. 128.

Пржездомский А. С. В эпицентре противостояния идеологии смерти (http://www.nak.fsb.ru).

Сущий С. Я. Цит. соч. С. 34.

Джамаат - территориальная община у народов Кавказа. Как минимум, сообщество правоверных, которые являются членами одной и той же общины, группирующейся вокруг одной мечети. Вилайят (в другом написании валайят) - область, провинция. См.: http://www.slovarus.ru/?di=276004;

интервью И. П. Добаева журналистке Вере Волошиной // Живой Ростов (http//www.werawolw.ru?p=2373).

См. подробно: Текушев И. Имарат Кавказ как особая исламская этнофундаменталистская модель. Институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона. 31.03.12 (http://www.bs kavkaz.org/2012/03/).

Закят - обязательный годовой налог в пользу бедных, нуждающихся, а также на развитие проектов, способствующих распространению ислама и истинных знаний о нем, и т. д. Один из пяти столпов ислама (http://ru.wikipedia.org/wiki/%C7%E0%EA%FF%F2).

стр. тельством средств. Во всех случаях пятая часть идет амиру. Еще столько же тем, кто этот "трофей" добыл. Если сумма не превышает 10 тыс. долларов, оставшиеся 60% идут в "общак" группы. С добычи от 10 до 20 тыс. долларов в "общак" отдается 20%, а 40% амиру сектора. При добыче от 20 до 50 тыс. долларов эти 40% идут уже амиру вилайята16.


Кассой вилайятов, секторов и джамаатов распоряжаются амиры этих структур. Эта особенность идеально работает на эффективность всей системы, так как в условиях подполья и террористической деятельности финансовая независимость подразделений террористов позволяет быстро разрабатывать и реализовывать теракты и диверсии на всех уровнях. Сбором средств при этом занимаются сами боевики, их родственники, а также сочувствующие и симпатизирующие террористам. Когда речь идет о закяте, сборщиками, как правило, выступают непосредственно члены бандгрупп. Они же по решению шариатского судьи вилайята казнят тех, кто отказывается от уплаты данного "налога".

Информирование об обязанности каждого мусульманина платить закят осуществляется виртуально - через Интернет, путем распространения аудио - и видеодисков, листовок и обращений, а также непосредственно через сборщиков, которые посылают "налогоплательщику" видеообращение амира вилайята о "налоге на джихад". В случае первого отказа от уплаты объекту обложения направляется предупреждение, а в случае второго отказа принимается решение о ликвидации "строптивца", которого действительно нередко убивают.

Как правило, в реальных условиях Северо-Кавказского региона видеообращения рассылаются на флэш-картах. В том же пакете к потенциальному "налогоплательщику" приходит и сим-карта для телефона, содержащая сообщение о месте приема денег.

Например, некто Садулаев Абдулла, бывший член группировки, занимавшейся вымогательствами и убийствами в Ульяновской области, в своем видеообращении заявляет: "Меня зовут Дауд, и я являюсь шариатским судьей в вилайяте Дагестан. Хочу довести до тебя некоторые положения одного из важнейших столпов ислама - закята...

Если ты все это сделаешь, как и положено мусульманину, то от нас тебе неприкосновенность и любая помощь. Но если будешь... бегать в ментовку или к кому-то еще... рано или поздно мы тебя уничтожим и возьмем еще больше с твоих наследников"17.

Финансовым поборам со стороны террористического подполья в республиках подвергаются многие государственные (республиканские, муниципальные) структуры и учреждения, вынужденные откупаться в целях самосохранения18.

Как известно, "налог на джихад" не является изобретением северокавказских радикалов, он практиковался и практикуется в аналогичных условиях повсеместно в государствах Ближнего, Среднего Востока и в Северной Африке. Например, во время советского военного присутствия в Афганистане аналогичный налог бандитам выплачивали государственные и партийные функционеры, включая министров, членов Ревсовета и Политбюро правящей Народно-демократической партии19.

На Северный Кавказ сходная практика вымогательства под теологическим прикрытием пришла во время первой чеченской кампании. Однако в тот период это были единичные действия, лишенные всякой системы и работающие на интересы конкретных бандитских группировок. Затруднительно четко определить время, когда данная практика трансформировалась в систему сбора и распределения средств, работающую в интересах всей сети. Однако впервые о системном характере данного вида вымогательства заговорили лишь в 2010 г., когда на сайте кабардино-балкарских боевиков появились первые угрозы в адрес бизнесменов, отказывавшихся платить закят.

По мнению специалистов, именно в Кабардино-Балкарии была создана единая система налогообложения, работающая на весь "кабардино-балкарский вилайят". Она была создана первым амиром республиканского вилайята Анзором Астемировым. Потом, после его назначения кадием (шариатским судьей) "Имарата Кавказ", отработанная в республике схема была экстраполирована и применена на всех территориях, где действует современное подполье. Таким образом, именно кадий "Имарата Кавказ" А. Астемиров (чье мусульманское имя - Сейфуллах, "меч Аллаха") дал теологическое обоснование данной практике. Именно он разработал и реализовал в Кабардино-Балкарии систему налогообложения, привел в движение звенья, которые заложили достаточно прочную систему финансовой подпитки сетевых См.: Боевой расчет. На Юге России бандформирования работают по бизнес-планам // Известия.13.04.2011.

Известия. 13.04.2011.

См.: Сущий С. Я. Цит. соч. С. 34.

См.: Мансур А. Х. Панджшер дар дауран-е джахад (Пандж-шер в годы джихада). Кабул, 1994.

стр. структур террористов на всем Северном Кавказе. Четкое взаимодействие этих звеньев обеспечило значительный приток денежных средств, что содействовало укреплению подполья и расширению его рядов в условиях сокращения внешнего финансирования.

Вместе с тем "администрация" виртуального "Имарата Кавказ", как и нижестоящие сетевые структуры северокавказских террористов, поражены традиционными социальными "болезнями", свойственными государственным структурам, в частности коррупцией. Достоянием гласности стали скандалы в связи с растратами, фиксировались даже соответствующие постановления шариатского суда20.

Под маской сепаратизма и радикального исламизма на Северном Кавказе нередко скрывается обычный криминал, активно практикующий в последние годы рэкет.

Действительно, многие "религиозные вымогатели" встали на "тропу джихада" в тюрьме.

Там, например, завербовали Мурада Лахиялова, брата футболиста "Анжи": "...в начале нулевых он плотно сидел на игле, потом его посадили, сидел за угоны автомобилей.

Вышел ваххабитом и возглавил группировку "Джамаат шариат". А Омар Рамазанов, амир Шамхала, до джихада был членом самарской ОПГ, наводнившей область фальшивыми деньгами. Оба уже ликвидированы, но зона и дальше выпускает в большую жизнь боевиков"21.

Факты, изложенные в настоящей статье, позволяют сделать некоторые выводы о сегодняшнем состоянии финансирования террористического подполья на Северном Кавказе. Под воздействием ряда обстоятельств, ключевыми среди которых являются процессы глобализации, переход к сетевой организации, а также сокращение помощи извне, характер этого процесса претерпел существенные изменения. В настоящее время упомянутое финансирование осуществляется через разветвленную сеть, непрерывно меняющую свою географию и структуру. Постоянно модифицируются также общий объем проходящих через сеть средств, процентное соотношение различных источников.

Из общих тенденций последних лет можно выделить сокращение поступлений извне и усиление внутренней финансовой подпитки терроризма, диверсификацию внутренних источников. Наконец, это постепенная финансовая "оптимизация" деятельности бандподполья, которое в условиях жесткого прессинга со стороны государства перешло на режим самоограничения, научилось достаточно эффективно расходовать сократившиеся объемы финансовых поступлений.

Ключевые слова: терроризм, финансирование терроризма, радикальный исламизм, Северный Кавказ, джихад, закят, "Имарат Кавказ".

См.: Боброва О. Как устроено подполье. Имарат Кавказ. Государство, которого нет // Новая газета. 03.03.2010.

Известия. 13.04.2011.

стр. РОССИЙСКО-АВСТРАЛИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА Заглавие статьи СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Автор(ы) Н. Осинцева Мировая экономика и международные отношения, № 4, Апрель Источник 2013, C. 87- СТРАНЫ И РЕГИОНЫ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 22.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи РОССИЙСКО-АВСТРАЛИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Автор: Н. Осинцева Тихоокеанское направление внешней политики России в XXI в. получает новый импульс.

Наша страна придает большое значение развитию российско-австралийских отношений.

Австралия, в свою очередь, также настроена на конструктивный диалог с РФ. По заявлению специального представителя премьер-министра Австралии Р. Вулкотта, руководство страны рассматривает Россию как одну из ведущих держав Азиатско Тихоокеанского региона (АТР)1. Вместе с тем на практике российско-австралийское сотрудничество долгое время не шло далее деклараций. По мнению отечественного эксперта В. Архипова, российско-австралийские отношения на рубеже XX-XXI вв.

находились в стадии "глубокой стагнации", экономические связи между странами оставались "вялыми и нестабильными", а политические контакты не отличались устойчивостью и регулярностью2.

Переломный момент в российско-австралийских отношениях наступил в конце XX в.

Катализатором для их развития стало присоединение России к форуму Азиатско Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в 1998 г. В рамках АТЭС проводятся встречи и дискуссии лидеров стран АТР по вопросам либерализации торговли и инвестиций в регионе. Следует заметить, что инициатором создания этого регионального форума был именно премьер-министр Австралии Б. Хоук. Вступление России в АТЭС открывает перед нашей страной огромные возможности для сотрудничества с главными торговыми партнерами Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе с Австралией3.

Эта страна заинтересована в сотрудничестве с Россией в рамках АТЭС. По словам австралийского посла в России М. Туми, Дальневосточный регион России руководством Австралии считается "приоритетным"4. У австралийских компаний вызывает первоочередной интерес нефтегазовая и горнодобывающая отрасли. Первопроходцем в этой сфере стала австралийская государственная компания Austrade, которая уже в течение десяти лет принимает участие в добыче нефти на шельфе Сахалина5.

Перспективным и новым направлением кооперации России и Австралии можно назвать атомную энергетику. В 2007 г. было подписано соглашение о сотрудничестве в использовании атомной энергии в мирных целях, которое ратифицировано в 2010 г.

Согласно документу, в Россию будут поставляться ядерные материалы для переработки и использования на АЭС6. При этом энергетическое партнерство не сводится только к закупкам австралийского урана. Стороны заинтересованы в кооперации в сфере энергетики, обмене информации, обучении сотрудников, организации совместных проектов и учреждении совместных предприятий, а также передаче технологий.


В начале XXI в. наметились заметные сдвиги и в торгово-экономических отношениях между Россией и Австралией, чему способствовало налаживание политического диалога между странами. В сентябре 2007 г. российский президент В. Путин посетил Австралию с официальным визитом, что положило начало оживлению отношений во всех областях, включая торгово-экономические.

ОСИНЦЕВА Наталья Сергеевна, аспирантка Комсомольско-го-на-Амуре государственного технического университета (osintsevma@mail.ru).

См.: http://www.russia.embassy.gov.au См.: Архипов В. Я. Страна на "краю света", но не на обочине мировой экономики // Азия и Африка сегодня. 2007.

N 10. С. 14.

См.: Стефанчук Л. Г. Австралия, Новая Зеландия, Россия в АТЭС / Материалы XXIX и XXX-й научных конференций по изучению Австралии, Новой Зеландии и Океании. Южно-Тихоокеанский регион: новые проблемы в быстро меняющемся мире. 30 - 31 октября 2009 г. Под ред. В. П. Николаева. М., 2010.

См.: Австралия-Россия: в ногу со временем // Единение (русскоязычная газета, издающаяся в Австралии. Прим. ред.). 26.01.2011 (www.unification.net.au/articles/read/850).

См.: Архипов В. Я. Цит. соч. С. 16.

См.: Australian Department of Foreign Affairs and Trade. Australia-Russia Nuclear Cooperation Agreement September 2007 r. (www.dfat.gov.au/geo/russia/treaties/aus_ru_safeguardsagreement.html).

стр. Между странами установлены регулярные дипломатические контакты. Встречи министров иностранных дел России и Австралии С. Лаврова и С. Смита состоялись в апреле и июле 2009 г.7 Очередная встреча министров иностранных дел РФ и Австралии С.

Лаврова и К. Радда прошла в ходе мероприятий саммита АСЕАН в Индонезии в ноябре 2011 г. Министры выразили обоюдную заинтересованность в дальнейшем расширении сотрудничества в политической, торгово-экономической областях, а также подписали план консультаций между МИД России и Министерством иностранных дел и торговли Австралии.

В рамках саммита G-20 в Сеуле (ноябрь 2010 г.) состоялась встреча президента России Д.

Медведева и премьер-министра Австралии Дж. Гиллард, итогом которой стало подписание заявления об углублении двусторонних отношений с акцентом на развитие кооперации в сфере высоких технологий8.

Укрепляется политическое взаимодействие между странами на уровне глав государств, министров иностранных дел, дипломатических и парламентских учреждений. В 2007 г.

состоялся визит в Москву председателя Палаты представителей парламента Австралии Д.

Хокера. В 2009 г. с ответным визитом в Канберре побывал председатель Совета федерации С. Миронов. В ходе встречи российского парламентария с премьер-министром Австралии К. Раддом стороны констатировали отсутствие между странами проблемных вопросов9. С. Миронов подтвердил, что Австралия рассматривается в качестве одного из перспективных партнеров России в АТР, и высказался за дальнейшее развитие торгово экономических связей между нашими странами10. Он особо подчеркнул, что современный двусторонний товарооборот не соответствует потенциальным возможностям сторон 11.

Австралия находится на 41-м месте среди стран - импортеров российских товаров, и на 27-м - среди стран - экспортеров в Россию12.

В австралийском экспорте в РФ основные товарные статьи - мясо, молочные товары и другая продукция животноводства, а также сырье для кожевенной промышленности.

Россией закупаются и производственные товары, но в небольшом количестве:

гражданское инженерное оборудование, специализированные машины, обогревательные и охладительные установки, насосы для жидкостей, неэлектрические машины, автомобили, транспортное оборудование, измерительные инструменты. В структуре экспорта России в Австралию преобладают такие товары, как нефть, алюминий, чугун и минеральные удобрения. Поставки оборудования и машин незначительны13. Российские и австралийские официальные круги неоднократно выражали заинтересованность в расширении и углублении экономического сотрудничества в высокотехнологических областях.

Вместе с тем, как считают некоторые российские специалисты, развитию российско австралийских экономических отношений, в частности, мешает то, что австралийские бизнесмены настороженно относятся к перспективам регионального сотрудничества в связи с недостаточными полномочиями местных властей при решении вопросов, касающихся различных аспектов деятельности иностранных компаний на российском Дальнем Востоке14.

Важнейшей проблемой остается существующая диспропорция между российским экспортом в Австралию и импортом из нее (табл. 1). Лишь в 2011 г. российский экспорт в Австралию превысил импорт из этой страны (табл. 2), что стало следствием увеличения поставок российской нефти15.

См.: Сайт МИД России. Российско-австралийские отношения. 10.10. (www.mid.ru/bdomp/nsraustr.nsf/1b17d98c582f50ce432569e700419420/62ad022d1ac74c4a4 3256a9b0053c18d).

См.: интервью посла России в Австралии В. Н. Морозова // Единение. 17.10. (www.unification.net.au/articles/read/850).

См.: интервью посла России в Австралии А. В. Блохина. Россия и Австралия: вместе к новым рубежам // Единение. 08.06.2009 (www.unification.net.au/articles/read/850).

См.: Сайт МИД РФ. Российско-австралийские отношения. 10.10.2011.

(www.mid.ru/bdomp/nsraustr.nsf/1b17d98c582f50се432569е700419420/62ad022d1ас74с4а4 3256а9Ь0053с18d).

См.: Мосолова О. В. Основные направления современной экономической политики Австралии / Материалы XXVIII Международной научной конференции по изучению Австралии, Новой Зеландии и Океании. Южно Тихоокеанский регион: место встречи Востока и Запада, 25 - 26 октября 2007 г. Под ред. В. П. Николаева. М., 2008.

См.: интервью посла России в Австралии В. Н. Морозова//Единение. 17.10. (www.unification.net.au/articles/read/850).

См.: Аналитическая справка по статистике внешней торговли Австралии с РФ в 2011 г. Торгпредство России в Австралии. Март 2012 г. (www.ved.gov.ru/.../Австралия%204.1.%20).

См.: Мусатова Е. Н. Современные российско-австралийские экономические отношения: проблемы и перспективы / Материалы XXVIII Международной научной конференции по изучению Австралии, Новой Зеландии и Океании.

См.: Аналитическая справка по статистике внешней торговли Австралии...

стр. Таблица 1. Торговля Австралии с Россией в 2001 - 2006 гг. (млн. австр. долл.) 2001 2002 2003 2004 2005 Экспорт Австралии в Россию 186.2 168.8 151.4 185.5 335.6 665. Экспорт России в Австралию 22.5 45.1 38.8 58.9 100.8 63. Общий объем торговли 208.7 213.9 190.2 244.4 436.4 729. Источник: Australian Department of Foreign Affairs and Trade (www.dfat.gov.au).

Таблица 2. Торговля России с Австралией, 2007 - 2011 гг. (млн. долл. США) 2007 2008 2009 2010 Экспорт Австралии в Россию 650.4 1029.0 590.9 767.8 1014. Экспорт России в Австралию 47.7 82.0 54.5 53.3 1032. Общий объем торговли 698.1 1111.0 645.5 1121.6 2047. Составлено на основе данных таможенной статистики РФ (www.customs.ru).

В последние годы российско-австралийское экономическое сотрудничество получило новые импульсы. В 2008 г. возобновила работу российско-австралийская межправительственная Комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, созданная в 1995 г. Вместе с тем сотрудничество осложнено рядом нерешенных вопросов. Среди факторов, сдерживающих российско-австралийское торгово-экономическое сотрудничество, можно назвать и то обстоятельство, что в австралийском законодательстве за Россией закреплен статус страны с переходной экономикой. Это позволяет австралийской Таможенной службе использовать суррогатный метод расчета стоимости товара при проведении антидемпинговых расследований, в частности, по поставкам российского нитрата аммония в 2001 г., 2006 г., 2011 г. Со своей стороны, австралийские власти и бизнесмены обеспокоены тем, что российские власти устанавливают квоты на австралийский импорт говядины. В 2009 г. Россия ввела ограничения также на поставки мяса кенгуру. По оценкам местных экспертов, эта мера нанесла серьезный ущерб австралийским экспортерам данного продукта17.

На фоне других стран Азиатско-Тихоокеанского региона Россия не занимает заметного места в австралийском внешнеторговом обороте - в 2010 г. он составил чуть более 1. млрд. долл. США18. По сравнению с другими государствами АТР, потенциал российско австралийских экономических связей явно не реализован. Об этом свидетельствует объем торговли со странами АТР. Так, товарооборот в торговле Австралии с Китаем достиг 105.9 млрд.19, Японией - 63.620, США - 35.021, Республикой Кореей - 29.522, Новой Зеландией - 15.1 млрд. долл. США23.

Существенным моментом в российско-австралийских экономических отношениях за последние годы стал переход от торговли товарами к предоставлению услуг. Австралия начала поставлять в Россию компьютерные программы и инжиниринговые услуги 24.

Правда, это направление сотрудничества на практике еще не получило должного развития.

Укреплению политико-экономического диалога между Россией и Австралией способствует участие стран в международных форумах, таких как "двадцатка" (G-20), саммиты АТЭС, Региональный форум АСЕАН (АРФ).

В 2008 г. в рамках мероприятий АТЭС в Лиме (Перу) российский президент Д. Медведев встречался с австралийским премьер-министром К. Раддом. Накануне саммита G-20 в апреле 2009 г. в Лондоне состоялась встреча руководителей России и Австралии. В ходе встреч обсуждались вопросы политического, торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Как отмечает посол России в Австралии А. Блохин, российские и австралийские лидеры используют формат G-20 как важный инструмент для выработки совместных мер по укреплению торговых связей между обеими странами25.

См.: там же.

См.: www.russia.embassy.gov.au См.: www.dfat.gov.au/geo/fs/rass.pdf.

См.: www.dfat.gov.au/geo/fs/chin.pdf.

См.: www.dfat.gov.au/geo/fs/jap.pdf.

См.: www.dfat.gov.au/geo/fs/usa.pdf.

См.: www.dfat.gov.au/geo/fs/rkor.pdf.

См.: www.dfat.gov.au/geo/fs/nz.pdf.

См.: www.unification.net.au/articles/read/850.

См.: ibid.

стр. По инициативе австралийского премьер-министра К. Радда к 2020 г. будет создана новая азиатско-тихоокеанская организация - Транстихоокеанское партнерство (Transpacific Partnership - TPP)26. Следует сказать о том, что первоначально Россия не входила в число потенциальных участников этой организации. Однако после того, как в ноябре 2011 г. РФ присоединилась к механизму Восточноазиатских саммитов (ВАС), австралийская позиция существенно изменилась. Теперь Австралия рассматривает Россию как вероятного участника будущей организации.

По мнению отечественного специалиста по проблемам Южно-Тихоокеанского региона Г.

Локшина, вхождение РФ в TPP станет возможным при условии "упорядочения российского законодательства в соответствии с международными торговыми стандартами, упрощения таможенных процедур, совершенствования технической экспертизы"27.

Важно, чтобы российское руководство осознало необходимость скорейшего присоединения РФ к зоне свободной торговли и инвестиций в АТР. В противном случае новые международные нормы и правила внешней торговли будут выработаны без участия нашей страны.

В январе 2012 г. министр иностранных дел России С. Лавров посетил Австралию с рабочим визитом. Итогом поездки стало принятие плана консультаций по линии МИД, охватывающего широкий спектр направлений двустороннего сотрудничества. По мнению российского дипломата, этот новый механизм взаимодействия между странами позволяет "экспертам из России и Австралии обсуждать ключевые вопросы двусторонних отношений, а также вырабатывать совместные практические решения"28. Во время встречи российские и австралийские официальные лица обсудили проект создания политического форума с участием представителей бизнес-сообщества, общественных организаций, парламентариев и ученых. Реализация этой идеи будет способствовать установлению новых деловых контактов, обмену информацией и опытом между российскими и австралийскими партнерами.

В XXI в. диалог между Россией и Австралией выходит на качественно новый уровень, приобретая устойчивый и конструктивный характер. Налажен механизм взаимодействия на уровне глав государств, дипломатических и парламентских ведомств. Однако экономические отношения стран не соответствуют динамике политического сотрудничества. Наша страна не входит в число основных торговых партнеров Австралии.

Российские товары и услуги на австралийском рынке практически не представлены.

В силу своего географического положения Дальнему Востоку России отводится особое место во взаимоотношениях России и Австралии. Поэтому кооперация стран в таких отраслях, как нефтегазовая, горнодобывающая и рыбная, будет взаимовыгодной и перспективной. В целях развития российского Дальнего Востока представляется целесообразным привлекать австралийских специалистов и инвестиции в процесс реализации инфраструктурных проектов, в первую очередь в дорожное строительство и обустройство портовых зон.

Ключевые слова: Австралия, Россия, внешняя торговля, экономическое сотрудничество, внешнеполитические связи, АТЭС.

См.: Заказникова Е. П. Взаимодействие АСЕАН с Австралией и Новой Зеландией как фактор интеграции в АТР.

Растущая роль России в этом процессе / Материалы XXVIII Международной научной конференции по изучению Австралии, Новой Зеландии и Океании;

Стрельцов В. Япония: курс на присоединение к Транстихоокеанскому партнерству // МЭ и МО. 2012. N 12.

Локшин Г. М. АТЭС и саммит-2012: горизонты надежд для России // Проблемы Дальнего Востока. 2012. N 1. С.

26.

Интервью министра иностранных дел России С. Лаврова российским СМИ по итогам рабочего визита в Австралию. 31.01.2012 (www.mid.ru).

стр. Заглавие статьи БИБЛИОТЕКА И ЭЛЕКТРОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Автор(ы) Е. Рашковский Мировая экономика и международные отношения, № 4, Апрель Источник 2013, C. 91- ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 22.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи БИБЛИОТЕКА И ЭЛЕКТРОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Автор: Е. Рашковский (К осмыслению социокультурного кризиса) Всякое развивающееся знание - включая и знание библиотековедческое - всегда будет неполным и застигаемым врасплох "накатами" исторических и жизненных обстоятельств, если оно не располагает достаточной теоретической и философской оснащенностью и потому лишь вынуждено подстраиваться к этим, казалось бы, внезапно нагрянувшим обстоятельствам. Так что необходима некоторая - хотя бы в самых нестрогих и предварительных разработках - философия современной библиотеки, принимающая в расчет важнейшие технологические, социальные и духовные характеристики нынешнего мира, в том числе и России.

Недостаточная компетентность властей в отношении всего неразрывного блока Наука Образование-Культура и наблюдаемое в последние годы снижение интеллектуально духовного уровня огромных пластов нашего общества лишний раз свидетельствуют о том, сколь насущна такая философская работа, пытающаяся обобщить весь комплексный опыт сегодняшних социогуманитарных знаний.

В этом сугубо начальном, предварительном рассуждении я позволил бы себе обозначить по крайней мере три последующие теоретические позиции.

ЭЛЕКТРОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ/ СОЦИАЛЬНАЯ КОНТРЭВОЛЮЦИЯ Чтобы понять уникальный и незаменимый статус библиотеки именно в нашу эпоху, требуется осмыслить хотя бы некоторые определяющие черты эпохи - черты ее технологического, социального и духовного своеобразия.

Во всяком случае, можно было бы обозначить нашу эпоху как эпоху беспрецедентной революции интеллектуальных и материальных производительных сил на качественно и беспрецедентно новой основе - на основе электронных технологий, когда информация, сохраняемая и мгновенно передаваемая посредством электронных импульсов, становится главным и во многих отношениях определяющим богатством и могуществом общества.

Электронная революция в области производительных сил несет в себе огромные и многозначные сдвиги в сферах социальности и сознания. Эти сдвиги касаются и социальной организации, и новых эвристик мышления, и новых форм повседневного общения между людьми2, и даже самих новых горизонтов культуры. Действительно, поисковые системы, онлайн-библиотеки, обеспечивающие широкий (в частности, и бесплатный) доступ к книгам и рукописям, нуждающимся в особом режиме хранения3, все это создает беспрецедентные возможности приобщения огромного числа людей к подлинной культуре. Вопрос только в том, какого рода информационный продукт запрашивается тем или иным конкретным пользователем4...

Да и, кроме того, эвристика эвристике рознь. Электронная революция внесла неоценимый вклад в современный опыт приумножения, сохранения и творческих перестроек наших знаний. Однако побочным продуктом этого процесса оказывается антиэвристика взлома баз данных и денежных депозитов, рассылки компьютерных "червей"...

РАШКОВСКИЙ Евгений Борисович, доктор исторических наук, директор Научно-исследовательского центра ВГБИЛ им. М. И. Рудомино, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН (rashkov@rambler.ru).

"Контрэволюция" - категория, на мой взгляд, насущная для социогуманитарных знаний, но, к сожалению, доселе не востребованная, была разработана в трудах о. Пьера Тейяр де Шардена. Категория, на мой взгляд, тем ценная, что вольно или невольно акцентирует неоднозначную связь между революционными и эволюционными процессами.

См.: Волков А. Сетевая наука XXI века // Знание - сила. 2012. N 10.

Наподобие, скажем, Deutsche Digitate Bibliothek (DDB).

Euronews еженедельно публикует статистику главнейших европейских запросов по Googl'у. Огромный удельный вес среди последних занимают вопросы о спорте, о сексуальных скандалах, о звездах порно - и шоу-бизнеса.

стр. И здесь - коль скоро речь зашла об электронной революции в современной культуре самое время обмолвиться несколькими словами о природе революций. Многие революционные события в истории человечества предопределяли собой великие и благоприятные сдвиги долговременного порядка (например, в сферах технологической, социоэкономической, правовой, общекультурной, религиозной и т.д.).

Однако в кратковременных перспективах истории революционные ломки - вещь весьма болезненная и подчас непоправимо драматичная. Взрывая основы старой, устоявшейся, хотя и внутренне ослабевшей жизни, взрывая ее институты и смыслы и не успевая создавать новые традиции, революционные ломки приоткрывают и высвобождают огромные и глубокие залегания "коллективного бессознательного", обнажают и выводят наружу целые пласты архаических ментальных структур: иждивенчество, жажду передела благ и уравнительной "справедливости", мстительные страсти5... Русская литература прошлого столетия (как критики или печальные ироники "Великого Октября", так и его апологеты - весь спектр нашей словесности от Ивана Бунина до Александра Серафимовича) подробнейшим образом описала весь этот круг явлений.

Развитие современных производительных сил вызвало к жизни многомиллионные пласты духовного люмпен-пролетариата, ставшего объектом и социального, и культурного отчуждения.

Действительно, если говорить об отчуждении, - миллионы и миллионы нынешних людей рождаются, живут и умирают, будучи объектами по крайней мере двойного отчуждения:

- отчуждения социального (они в той или иной мере вытеснены из материального и интеллектуального производства6, хотя общество и способно до поры до времени обеспечить эти новые массивы по большей части вынужденных бедняков или социальных маргиналов некоторым минимумом "хлеба и зрелищ"7), - отчуждения культурного (я бы сказал даже жестче: отчуждения когнитивного).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.