авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

"ЯДЕРНЫЕ ТРЕВОГИ" НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ Автор: А. Фененко............................................. 1

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Автор: Н. Иванов

......................................22

МАШИНОСТРОИТЕЛЬНЫЕ КЛАСТЕРЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ РАЗДЕЛЕНИИ ТРУДА Автор: В. Соколов

.....................................................................................................................................................................44

ФРАКТАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА АРКТИКИ Автор: М. Слипенчук...............................................................59 СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Автор: О. Нифаева, А.

Нехамкин....................................................................................................................................................69 АНТИКРИЗИСНАЯ ПОЛИТИКА А. МЕРКЕЛЬ В РАМКАХ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Автор: В. Васильев..80 МИР. ВЫЗОВЫ ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА. ИТАЛИЯ Автор: И. СЕМЕНЕНКО, И. ЛАБИНСКАЯ................ СПЕЦИФИКА КУБИНО-ВЕНЕСУЭЛЬСКОГО АЛЬЯНСА Автор: Э. Дабагян............................................... НОВАЯ АРХИТЕКТУРА ТРАНСТИХООКЕАНСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВА Автор: В.

АМИРОВ, В. ШВЫДКО.............................................................................................................................. АМИРОВ ВЯЧЕСЛАВ БОРИСОВИЧ (1948-2013)...................................................................................... РЫНОК ТРУДА В РЕЖИМЕ РЕЦЕССИИ Автор: Н. ВИШНЕВСКАЯ............................................................ ШВЕЦИЯ-НАТО: КОНСПИРАТИВНАЯ УНИЯ ПОД ЛЕЙБЛОМ НЕЙТРАЛИТЕТА Автор: К. ВОРОНОВ.... СТАРЫЙ ВОИН В СТРОЮ Автор: К. ХОЛОДКОВСКИЙ............................................................................ Заглавие статьи "ЯДЕРНЫЕ ТРЕВОГИ" НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ Автор(ы) А. Фененко Мировая экономика и международные отношения, № 5, Май Источник 2013, C. 3- ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 68.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи "ЯДЕРНЫЕ ТРЕВОГИ" НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ Автор: А. Фененко Во втором десятилетии XXI века конфликт вокруг ядерной программы КНДР представляет собой наиболее опасный потенциальный очаг возникновения войны с возможным применением ядерного оружия (ЯО).

КНДР остается единственной страной, вышедшей из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и создавшей вслед за тем свое ЯО. В настоящее время у Северной Кореи нет мирного договора с США и Южной Кореей - действует только хрупкий режим перемирия, заключенного в корейском городе Пханмунчжоне в 1953 г. Соединенные Штаты во всех официальных документах подтверждают намерение добиться денуклеаризации КНДР. Пхеньян дважды (в 1994 и 2007 гг.) заключал соглашения с "великими державами" о свертывании своей программы выделения плутония из ядерного топлива, но обе попытки оказались неудачными. В связи с этим - глубокое недоверие легальных ядерных держав (включая Россию) к будущим соглашениям с КНДР.

В современной литературе по проблемам нераспространения сложилось три подхода к понимаю причин конфликта вокруг северокорейских атомных разработок. Сторонники первого подхода связывают ядерные амбиции КНДР с авторитарным характером местного правящего режима1. (Отсюда, как правило, следует политический вывод о том, что "демократизация" КНДР автоматически повлечет за собой и свертывание ядерной программы.) Вторая точка зрения состоит в том, что "ядерные тревоги" на Корейском полуострове - это тонкий политический торг Пхеньяна, пытающегося выгодно обменять свою военную ядерную программу на оказание международной финансовой помощи 2.

Эксперты, придерживающиеся третьего подхода, видят в этом противостоянии результат излишней жесткости США в отношении северокорейского режима3. В каждом из этих вариантов причиной затянувшегося конфликта выступает стремление Пхеньяна и/ или Вашингтона (вариант - Вашингтона и Сеула) реализовать свои региональные амбиции.

Между тем северокорейский кризис можно рассмотреть не в региональном, а в глобальном аспекте. Конфликт вокруг ядерной программы КНДР стал закономерным результатом американской стратегии контрраспространения4. Появление этой стратегии в 1993 - 1994 гг. было связано с конфликтом вокруг ядерных разработок КНДР. К середине нулевых годов нынешнего века "ядерные тревоги" на Корейском полуострове поставили перед политикой контрраспространения новую задачу: как принудительно "разоружить" государство, уже обладающее запасами оружия массового поражения (ОМП)? Ответа на этот вопрос американские эксперты не нашли до сих пор. В этом смысле политика КНДР остается единственным успешным примером конфликта нового ядерного государства с международным режимом нераспространения и внешнеполитической стратегией США.

ИСТОКИ "ЯДЕРНЫХ ТРЕВОГ" Понятие "ядерная тревога" (nuclear alerting) на Корейском полуострове определяется в научной литературе как угрозы США нанести разоружающие удары по ядерным объектам КНДР и, соответственно, ответные угрозы северокорейского руководства атаковать региональных союзников Вашингтона - Японию и Южную Корею. Этимология этого термина перекликается с понятием ФЕНЕНКО Алексей Валериевич, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН (afenenko@gmail.com).

См.: Hecker S.S. Lessons Learned from the North Korean Nuclear Crises // Daedalus. 2010. Winter.

См.: Ядерное распространение в Северо-Восточной Азии. Под ред. А. Арбатова, В. Михеева. М., 2005.

См.: Володин Д. США и Северная Корея: от Буша-старшего к Бушу-младшему // США-Канада: экономика, политика, культура. 2007. N 3;

Жебин А. Переговоры по ядерной проблеме на Корейском полуострове:

промежуточные итоги // Проблемы Дальнего Востока. 2007. N 1;

Nuclear Transformation. The New U.S. Nuclear Doctrine. Eds. J.J. Wirtz, J. A. Larsen. N.Y., 2005.

Подробнее см.: Фененко А. Теория и практика контрраспространения во внешнеполитической стратегии США.

М., 2007.

стр. "военная тревога" (military alerting) в Европе. В истории дипломатии им принято обозначать военно-политические кризисы между Францией и Германией в конце XIX в., в ходе которых обе страны оказывались на грани войны. Аллюзия на противостояние между великими державами позапрошлого столетия придает северокорейскому кризису две новые смысловые коннотации. Первая - намек на то, что из "военных тревог" она может перейти в статус реального военного конфликта. Вторая - потенциальная опасность эскалации корейского противостояния с перерастанием в региональную войну в Северо Восточной Азии.

Ядерные исследования КНДР начались в 50-е годы XX столетия, когда Северная Корея заключила договоры о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии с СССР и КНР. В 1955 г. был создан северокорейский НИИ радиохимии, а в 1961 - 1964 гг.

построен ядерный центр около города Йонбон (на северо-западе страны). В 1965 г. в Ионбоне установили советский исследовательский легководный реактор ИРТ- мощностью в 2 МВт. В 70-е годы КНДР вступила в МАГАТЭ, одновременно усилив сотрудничество с Пекином в ядерной области (северокорейские специалисты были, в частности, допущены на китайские ядерные полигоны). В 1986 г. Северная Корея с помощью СССР построила 25-мегаватный тепловой реактор на графических замедлителях, способный производить 10 - 15 кг плутония за одну загрузку. Развитию северокорейской ядерной программы, возможно, помогли специалисты западноевропейских стран5.

Советский Союз, поставляя атомные технологии Северной Корее, настаивал на ее присоединении к режиму нераспространения ЯО. 12 декабря 1985 г. Пхеньян официально стал участником ДНЯО. Но в 1989 - 1990 гг. в советской и американской периодике появились публикации о том, что КНДР наработала достаточное количество оружейного плутония для создания ядерных боезарядов6. С конца 1991 г. США и МАГАТЭ заговорили о необходимости более тщательной проверки ядерной программы Северной Кореи.

Особую роль в зарождении ядерного кризиса сыграл "межкорейский диалог" 1990 - гг.7 Распад СССР и прекращение советской помощи поставили КНДР в сложное положение. Пхеньян вынужденно пошел на улучшение отношений с Южной Корей. декабря 1991 г. стороны подписали "Соглашение о примирении, взаимном ненападении, сотрудничестве и обменах". По его условиям два корейских государства признали суверенитет друг друга, факт существования на Корейском полуострове двух государств и обязались следовать принципу невмешательства во внутренние дела друг друга. декабря 1991 г. последовала Декларация Севера и Юга о безъядерном статусе Корейского полуострова.

ПЕРВАЯ "ЯДЕРНАЯ ТРЕВОГА" Первая "ядерная тревога" разразилась в начале 90-х годов при попытке обоих государств реализовать Декларацию 1991 г. 18 декабря 1991 г. президент Республики Корея Ро Дэ У заявил об отсутствии на территории его страны ЯО. 30 января 1992 г. КНДР подписала соглашение о гарантиях с МАГАТЭ, разрешающее проводить инспекции северокорейских ядерных объектов. В мае 1992 г. соглашение вступило в силу. В 1992 - начале 1993 г.

представители агентства посетили реакторы и строящуюся радиохимическую лабораторию в Ионбоне. Результаты этих инспекций показали, что Пхеньян осуществля В 1992 г. инспекторы МАГАТЭ установили, что при переработке ОЯТ КНДР использует технологии, разработанные европейским консорциумом Eurochemic, который был оператором перерабатывающего завода в Бельгии в 1966 - 1974 гг. В 70-х годах Eurochemic разработал технологии химических процессов, используемых при выделении плутония. Консорциум создал технологию химического удаления оболочек топливных элементов из магниевых сплавов с облученного уранового топлива, а также технологию связывания среднеактивных жидких отходов процессов переработки с помощью битума. Кроме того, в 70-х Eurochemic опубликовал в изданиях МАГАТЭ и собственных технических отчетах схематические чертежи своего перерабатывающего завода в Бельгии. Удивительным образом северокорейские специалисты "воспроизвели" технологии Eurochemic в радиохимической лаборатории в Ионбоне. См.: DPRK: Eurochemic and Calder Hall Clones. WISE News Communique on May 6, 1994 (http://www.antenna.nl/wise/411/4072.html).

Авторы подобных публикаций, как правило, ссылались на две аналитические записки: Доклад ЦРУ "North Korea's Nuclear Efforts" от 28 апреля 1987 г. (http://www.pircenter.org/data/resources/nuclear%20effbrts.pdf) и Докладную записку N 363-к в ЦК КПСС от 22 февраля 1990 г. // Аргументы и факты. 1992. N 10. Достоверность этих обнародованных в начале 90-х документов до настоящего времени официально не подтверждена.

В современной российской литературе преобладает точка зрения, что в перспективе КНДР и Южная Корея обречены на объединение по модели воссоединения ГДР и ФРГ. Ситуация, однако, сложнее. Исторически на Корейском полуострове существовали два государства - Коре и Когур, границы которых примерно совпадали с границами КНДР и Южной Кореи. Объединение обеих частей Кореи произошло только в 1895 г. под влиянием Японии. "Единая Корея" существовала, таким образом, только в рамках Японской империи. В данном контексте объединение севера и юга, исторически существовавших в качестве двух разных государств, выступает не единственно возможной альтернативой.

стр. ет широкую ядерную деятельность8. Появились сообщения о том, что Северная Корея вплотную подошла к созданию ЯО.

Претензии к КНДР объяснялись целым комплексом факторов. Инспекции МАГАТЭ обнаружили, что в 1989 - 1991 гг. газографитовый реактор в Йонбоне останавливался трижды, и Северная Корея могла извлекать из него отработанное ядерное топливо для последующего выделения из него плутония. К концу 1992 г. КНДР фактически завершила строительство радиохимической лаборатории в ядерном центре в Йонбоне и приступила к размещению в ней соответствующего оборудования. Северная Корея не допустила инспекции МАГАТЭ в лаборатории по производству изотопов в Йонбоне, хотя последняя включает в себя семь "горячих камер". (В 1993 г. представители КНДР сообщили, что в 1975 г. в лаборатории по производству изотопов было выделено около 300 мг плутония.) Осенью 1992 г. МАГАТЭ получило информацию о существовании двух необъявленных ядерных хранилищ в Йонбоне, в которых мог находиться выделенный из отработанного атомного топлива плутоний. Основываясь на этих данных, 11 февраля 1993 г.

генеральный директор МАГАТЭ Ханс Блике потребовал от КНДР разрешить проведение "специальных инспекций" на ядерные объекты в Йонбоне.

Требования вызвали недовольство Северной Кореи. 26 февраля 1993 г. КНДР запретила инспекции МАГАТЭ на своих объектах. Ситуация осложнялась попытками администрации Билла Клинтона использовать преимущественно методы силового давления на Пхеньян, наподобие масштабных американо-южнокорейских маневров в начале 1993 г.9 12 марта КНДР приостановила участие в ДНЯО. В Вашингтоне стали всерьез рассматривать возможность нанесения превентивных ударов по первым ядерным объектам Северной Кореи.

1 апреля 1993 г. Совет управляющих МАГАТЭ заявил, что КНДР не выполняет своих обязательств по ДНЯО. Реакция Совета Безопасности ООН оказалась, однако, относительно мягкой. 8 апреля 1993 г. СБ ООН призвал международное агентство продолжить переговоры с Северной Кореей. 22 апреля 1993 г. Пхеньян также направил письмо на имя генерального директора МАГАТЭ с предложением о продолжении диалога. 11 мая 1993 г. СБ ООН принял резолюцию 825, в которой призвал Северную Корею отказаться от заявления о выходе из ДНЯО и вернуться к сотрудничеству с МАГАТЭ10.

Силовое давление возымело успех. В июне 1993 г. в Женеве начались переговоры между США и КНДР о свертывании северокорейской ядерной программы. Первоначально Пхеньян согласился пойти на частичные уступки. 11 июня 1993 г. КНДР заморозила свое решение о выходе из ДНЯО, а в сентябре северокорейская сторона допустила инспекторов МАГАТЭ на хранилища ОЯТ около Йонбона, хотя и ограничила возможности их полноценной проверки. 15 февраля 1994 г. Северная Корея и МАГАТЭ договорились о допуске инспекторов агентства на объекты в ядерном центре в Йонбоне.

К началу 1994 г. ситуация вокруг ядерной программы КНДР изменилась. Администрация Б. Клинтона (1993 - 2001 гг.) приступила к разработке стратегии контрраспространения как системы принудительных мер по разоружению нарушителей ДНЯО. На официальном уровне этот термин был впервые использован министром обороны США Л. Эспином в выступлении 7 декабря 1993 г.11 Анализируя итоги кризисов вокруг советского ядерного наследства и атомной программы КНДР, министр назвал задачами стратегии контрраспространения: (1) превентивные меры по борьбе с распространением ОМП;

(2) защиту американских войск, территории Соединенных Штатов и их союзников от возможного использования ЯО. Конфликт вокруг ядерной программы КНДР стал рассматриваться в Белом доме как важный прецедент по утверждению стратегии контрраспространения.

Обстоятельства складывались благоприятно для США. Новая инспекция МАГАТЭ в начале марта 1994 г. показала, что КНДР достигла определенных успехов в ядерных исследованиях. Пхеньян воспрепятствовал взятию проб на установках по извлечению плутония в Йонбоне. 21 марта Совет управляющих МАГАТЭ проинформировал Совет Безопасности ООН, что КНДР не выполняет своих обязательств по ДНЯО12.

См.: Новиков В., Булычев Г., Воронцов А. В чем суть выбора в "корейском вопросе"? Пути преодоления кризиса на Корейском полуострове // Ядерное распространение. 2003. N 47;

Девятый Элемент: КНДР и атомная бомба (http://npc.sarov.ru/issues/9element/elementp2.html).

См.: Богатуров А. Великие державы на Тихом океане. М., 1997. С. 268.

См.: Резолюция 825 (1993) от 11 мая 1993 г. (http://www.un.org/russian/documen/scresol/res1993/res825.htm#3).

См.: Counterproliferation Initiative Presidential Decision Directive PDD/NSC 18. December (http://www.fas.org/irp/offdocs/pdd18.htm).

См.: Statement by the President of the Security Council 30 May 1994 (http://www.fas.org/news/un/dprk/dprk3.html, дата посещения: 11.10.2006).

стр. 31 марта СБ ООН призвал КНДР соблюдать взятые ранее обязательства и позволить инспекторам МАГАТЭ завершить работу. Возникла опасность, что Белый дом сделает ставку на одностороннее силовое разоружение Северной Кореи. По крайней мере, существует немало свидетельств того, что в первой половине 1994 г. Пентагон разрабатывал план уничтожения ядерных объектов КНДР с помощью ракетных и авиационных ударов13.

К лету 1994 г. Вашингтон и Пхеньян оказались на грани военного конфликта. Еще апреля КНДР остановила газографитовый реактор в Йонбоне для перезагрузки его активной зоны14.

12 мая было заявлено о намерении загрузить в реактор свежее атомное топливо. 15 мая представители КНДР сообщили о начале процесса замены графитовых стержней реактора без наблюдения со стороны инспекторов МАГАТЭ, но под контролем специальных камер агентства. Эксперты агентства подтвердили, что 10 мая 1994 г. северокорейские специалисты начали выгрузку топлива и смогут завершить эту процедуру к 15 июня.

МАГАТЭ поставило вопрос о доступе инспекторов к выгруженному топливу. Их целью было определить, на основании анализа выбранных топливных стержней, соответствует ли действительности утверждение Пхеньяна о том, что в реактор осуществлена всего одна загрузка. Северокорейские представители не дали разрешения на проведение инспекции. июня 1994 г. Совет управляющих МАГАТЭ вновь обратился в Совет Безопасности ООН, заявив, что КНДР уклоняется от соблюдения своих обязательств по ДНЯО15.

13 июня 1994 г. Пхеньян объявил о выходе из МАГАТЭ и отказе сотрудничать с агентством, что вызвало негативную реакцию США.

Администрация Клинтона вновь, как и весной 1993 г., заговорила о возможности использования силы против КНДР. В Южную Корею направились зенитные ракеты "Патриот", а американская военно-морская группа у берегов Южной Кореи во главе с авианосцем "Кити Хок" была приведена в состояние боевой готовности.

ПРОТИВОРЕЧИЯ "РАМОЧНОГО СОГЛАШЕНИЯ" Все же в тот период удалось достичь консенсуса. Маневрируя на грани военной акции, американская администрация сумела в последнюю минуту найти путь к переговорам, организовав миссию экс-президента США Дж. Картера. В ходе его встреч с лидером КНДР Ким Ир Сеном 16 - 17 июня 1994 г. стороны согласовали условия компромисса.

Северокорейское руководство согласилось восстановить режим международных инспекций на свои ядерные объекты и заморозить реактор в Йонбоне в обмен на официальные обязательства Соединенных Штатов не применять силу против КНДР и поставить ей реактор на легкой воде. Дж. Картер намекал также на ослабление американских санкций, чем вызвал недовольство администрации Б. Клинтона.

Ситуацию разрядила смерть Ким Ир Сена 8 июля 1994 г. Новое руководство КНДР во главе с Ким Чен Иром возобновило 12 августа 1994 г. Женевские переговоры с США о мирном разрешении кризиса. 21 октября того же года США и КНДР подписали "Рамочное соглашение" о принципах урегулирования конфликта вокруг северокорейской ядерной программы16. Условия соглашения включали в себя:

1) взаимодействие в замене графитовых реакторов КНДР советского типа и связанного с ними оборудования на американские энергетические установки, действующие на легководных реакторах;

2) гарантии США передать КНДР к 2003 г. комплекс на легководных реакторах установленной мощностью 2000 МВт (с этой целью предполагалось организовать международный консорциум, который должен был заключить контракт с Северной Кореей на поставку комплекса на легководных реакторах в течение шести месяцев со дня подписания документа);

3) обязательства США предпринять меры для возмещения энергетических потерь в результате замораживания графитовых реакторов КНДР и относящегося к ним оборудования до завершения первой установки на легководных реакторах (в качестве альтернативного энергоносителя предполагалось использование нефти в размере 500000 т в год в соответствии с согласованным графиком поставок);

См., например: Soderberg N. The Superpower Myth. The Use and Misuse of American Might. Hoboken, New Jersey, 2005. P. 260.

См.: Nuclear and Missile Non-Proliferation (Arms Control and Disarmament) (http://usinfo.state.gov/products/pubs/ archive/armsctrl/pt6.htm от 11.10.2006).

См.: Safeguards Inspections in the DPRK. IAEA Press Release 94/25 13 June (http://www.fas.org/news/un/dprk/pr94-25.htm от 11.10.2006).

Полный текст соглашения см.: Ядерное распространение. 1994. Декабрь. Вып. 5. С. 39 - 41.

стр. 4) согласие Северной Кореи заморозить свои графитовые реакторы и связанное с ними оборудование, а со временем демонтировать эти реакторы и связанное с ними оборудование после получения заверений США о поставке легководных реакторов и мерах по промежуточной поставке альтернативных энергоносителей;

5) обещания КНДР заморозить графитовые реакторы в течение одного месяца после завершения строительства комплекса на легководных реакторах;

6) решение США и КНДР сотрудничать в изыскании метода безопасного хранения отработавшего (отработанного) топлива экспериментального реактора мощностью 5 МВт и безопасной ликвидации этого топлива, исключающей его переработку в Северной Корее;

7) согласие сторон нормализовать политические и экономические отношения (уменьшение барьеров для торговли и инвестиций, в том числе ограничения на услуги связи и финансовые операции, открытие в столице другой стороны представительства для связи и т.п.);

8) официальные гарантии, исключающие угрозу применения ЯО со стороны США и обязывающие КНДР предпринимать шаги по претворению в жизнь Совместной декларации Северной и Южной Кореи о провозглашении Корейского полуострова безъядерной зоной (1992 г.);

9) обещания КНДР остаться участником ДНЯО и обеспечивать выполнение гарантий по этому договору;

10) возобновление целевых и обычных инспекций в соответствии с соглашением о гарантиях между КНДР и МАГАТЭ в отношении объектов, не подлежащих замораживанию после заключения контракта на поставку комплекса на легководных реакторах;

11) согласие КНДР до заключения контракта на поставку на продолжение инспекций МАГАТЭ, необходимых для непрерывности действия гарантий, в отношении объектов, не подлежащих замораживанию;

12) обеспечение КНДР (после завершения строительства комплекса на легководных реакторах и до поставки основных ядерных компонентов) полного выполнения ее соглашения с МАГАТЭ (INFCIRC/403), в том числе проведение консультации с агентством и согласие на выполнение всех условий, которые агентство сочтет необходимыми в отношении верификации.

В результате, КНДР пообещала вернуться в режим ДНЯО, допустить инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты, заменить реакторы - наработчики плутония легководными реакторами и предпринять усилия для создания безъядерной зоны на Корейском полуострове. Соединенные Штаты обязались не угрожать применением ЯО против КНДР, поставить в Северную Корею легководные реакторы и до этого времени снабжать северокорейское государство мазутом. Механизмом этих поставок стала созданная 9 марта 1995 г. корпорация КЕДО (Организация по содействию развитию энергетики Кореи). "Рамочное соглашение" имело, таким образом, коммерческую подоплеку. Речь шла о замене советских тяжеловодных реакторов на американские легководные, что превращало КНДР в одного из ведущих партнеров США в области атомной энергетики.

1 ноября 1994 г. КНДР объявила о приостановке строительства реакторов с графитовыми замедлителями. 11 ноября она разрешила проводить инспекции МАГАТЭ на своих ядерных объектах. До поставок легководных реакторов представители агентства имели право только замерять объемы северокорейского атомного топлива, но не осуществлять его анализ. Однако в условиях "Рамочного соглашения" содержался ряд противоречий, которые в будущем привели к его развалу.

Прежде всего, "Рамочное соглашение" предусматривало уступку Пхеньяну: до завершения строительства комплекса легководных реакторов инспекции МАГАТЭ могли осуществляться лишь частично, а не в полном объеме. Как выяснилось позднее, в 1995 г.

на смену плутониевой программе создания ЯО КНДР запустила урановую, предполагающую (как в случае с ЮАР) создание "примитивной" атомной бомбы наподобие той, что была сброшена на Хиросиму в 1945 г.

"Рамочное соглашение" предписывало замораживание и ликвидацию графитовых реакторов, но теоретически оставляло возможность развития других направлений атомной энергетики. В частности, нигде прямо не запрещался импорт КНДР расщепляющихся материалов.

Одновременно в американской литературе появлялись публикации о возможности возникновения внутреннего кризиса в КНДР, ведущего к свержению правящего режима.

Все эти факторы давали возможность предполагать, что США считают соглашение с КНДР временным.

ВТОРАЯ "ЯДЕРНАЯ ТРЕВОГА" Вторая "ядерная тревога" на Корейском полуострове была вызвана распадом "Рамочного соглашения". Первоначально стороны пытались стр. (или делали вид, что пытаются) соблюдать его условия. 15 мая 1996 г. в КЕДО вступила организация "Евроатом". В августе 1997 г. в районе северокорейского города Синпхо (северо-восток КНДР) начались работы по подготовке площадки для строительства двух легководных реакторов мощностью 1000 МВт каждый.

Но 31 августа 1998 г. КНДР испытала баллистическую ракету "Тэпходонг-2", способную достигать территории Гавайских островов и Аляски17. Это событие вызвало негативную реакцию США, послужив одним из поводов для выхода Вашингтона из Договора по ПРО.

В ноябре 1998 г. прекратились работы по строительству реактора в районе Синпхо.

Единственным каналом связи были встречи американского представителя в КЕДО посла Ч. Притчарда с его северокорейским визави Ким Ге Гваном18.

Ключевой проблемой стало пребывание американского тактического ядерного оружия (ТЯО) на Корейском полуострове. 20 апреля 2000 г. МИД КНДР призвал США вывести с полуострова все ЯО (после 1991 г. оно находилось на американских военных кораблях, которые базировались в территориальных водах Южной Кореи и, в соответствии с международным правом, являлись частью суверенной территории США). Сеул утверждал, что он выполнил условия Декларации 1991 г.;

КНДР заявляла, что американское ТЯО находится на Корейском полуострове. 24 апреля 2000 г. генеральный директор МАГАТЭ М. Эль-Барадей заявил о невыполнении Пхеньяном условий соглашений с агентством. В КНДР восприняли это заявление как ответ Вашингтона на свои претензии по ТЯО.

Администрация Б. Клинтона пошла на уступки. 19 июня 2000 г. Белый дом, в частности, смягчил экономические санкции против КНДР, предоставив возможность американским компаниям инвестировать в северокорейскую экономику и позволив КНДР экспортировать сырье в США. Но разрешить спорные вопросы в ходе визитов первого заместителя председателя Государственного комитета обороны КНДР Ро Мун Рока в Вашингтон (9 - 12 октября 2000 г.) и госсекретаря США М. Олбрайт в Пхеньян (23 - октября 2000 г.) сторонам не удалось. Правда, в ходе визита Ро Мун Рока стороны в итоговом коммюнике зафиксировали намерение подписать полноценный мирный договор взамен соглашения о перемирии 1953 г. Это означало расширение повестки американо северокорейских отношений.

Ситуация усугубилась после прихода к власти в январе 2001 г. администрации Дж. Буша мл. Республиканцы подвергли критике клинтоновскую стратегию "вовлечения" (engagement) КНДР. Условием продолжения переговоров Белый дом считал немедленное закрытие северокорейского ядерного центра в Йонбоне. 8 марта 2001 г. госсекретарь США К. Пауэлл заявил, что Вашингтон готов пересмотреть "Рамочное соглашение" в пользу усиления инспекций на северокорейские ядерные объекты. 6 июня Белый дом предложил КНДР частично пересмотреть указанное соглашение за счет введения проверяемых ограничений на развитие северокорейских ракетных программ и экспорта северокорейских ракетных технологий. В обмен Соединенные Штаты обещали смягчение экономических санкций и гуманитарную помощь.

Изменение курса Вашингтона встретило негативную реакцию в Северной Корее. 17 июня 2001 г. МИД КНДР отказался от предварительных условий по возобновлению диалога, назвав предложения администрации Дж. Буша "односторонними", а намерения "враждебными". 8 августа предложения Вашингтона были отвергнуты официально. ноября МИД КНДР указал, что требования США относительно усиления инспекций МАГАТЭ являются неразумными, а реализация "Рамочного соглашения" откладывается на неопределенный срок.

Распад "Рамочного соглашения" начался после того, как в послании Конгрессу 29 января 2002 г. президент Дж. Буш мл. причислил КНДР к странам "оси зла". С этого времени республиканская администрация акцентировала внимание на "урановой проблеме". Еще в 1998 г. у США появились сведения о том, что Пхеньян обогащает уран на секретном объекте Кумчанг-Ни. Летом 2002 г. в связи с новыми данными тревога Вашингтона Основой для ракетной программы КНДР стали советские ракетные комплексы 60-х годов XX в. типа Scud (P 17). Попытки их модификации предпринимались Северной Кореей с конца 70-х годов. К 1989 г. КНДР развернула баллистические ракетные "Нодон-1" (дальность полета - около 1500 км) и разработала проекты ракет "Нодон-2" с дальностью полета до 3000 км. В 1993 - 1994 гг. появились сведения о существовании у Пхеньяна планов создания ракет "Тэпходонг-1" (дальность полета- до 1500 км) и "Тэпходонг-2" (дальность полета - до 6000 км).

Несмотря на скептические замечания, 31 августа 1998 г. КНДР успешно испытала ракету "Тэпходонг-1".

Испытания модифицированного варианта этой ракеты 5 июля 2006 г. оказались неудачными. Что же касается ракет "Тэпходонг-2", то они пока существуют только в проекте. Неясной остается и судьба проектировавшихся в конце 80-х годов ракет "Нодон-2".

См.: Pritchard Ch. L. Failed Diplomacy. The Tragic Story of How North Korea Got the Bomb. Wash., 2007. P. 10.

стр. усилилась. Скандал между Соединенными Штатами и Северной Кореей разразился в ходе визита в Пхеньян заместителя госсекретаря Дж. Келли 3 - 5 октября 2002 г. Руководство КНДР утверждало, что речь шла о его законном праве обогащать уран. Администрация Дж. Буша интерпретировала действия Северной Кореи как нарушение условий "Рамочного соглашения". Как бы то ни было, 20 октября госсекретарь США К. Пауэлл официально заявил, что "Рамочное соглашение" потеряло смысл из-за признания КНДР о наличии у нее урановой программы.

Возникла потребность в изменении повестки двусторонних отношений. 21 октября 2002 г.

руководство КНДР обратилось к Вашингтону с предложением заключить американо северокорейский договор о ненападении и с его помощью урегулировать вопросы, связанные с ядерной программой. 15 ноября президент США Дж. Буш заявил об отсутствии у Вашингтона намерений нападать на КНДР. Но в целом Белый дом отклонил северокорейскую инициативу. 21 ноября Пхеньян принял решение разморозить ядерный реактор в Йонбоне и возобновить наработку плутония. Соединенные Штаты прекратили поставки КНДР топливного мазута.

Последующие события приняли характер встречной эскалации. 12 декабря 2002 г. КНДР объявила о возобновлении ядерной программы и высылке инспекторов МАГАТЭ. декабря была восстановлена работа реактора-накопителя плутония в Йонбоне. 10 января 2003 г. КНДР второй раз после 1993 г. заявила о выходе из ДНЯО.

На рубеже 2002 - 2003 гг. к попыткам возобновить диалог присоединились другие державы. 2 декабря 2002 г. президент России В. Путин и председатель Госсовета КНР Цзян Цземинь совместно призвали к денуклеаризации Корейского полуострова на основе достигнутых раннее договоренностей. 14 января 2003 г. президент США Дж. Буш мл.

заявил о готовности возобновить экономическую помощь КНДР в обмен на замораживание ядерной программы. 17 января заместитель госсекретаря США Р.

Армитейдж указал, что Вашингтон рассматривает вопрос о замене "Рамочного соглашения" 1994 г. новым документом. Такое соглашение, по словам Р. Армитейджа, могло бы предоставить КНДР юридические гарантии безопасности. 20 января 2003 г. с инициативой "пакетного соглашения" выступил заместитель министра иностранных дел России А. Лосюков. Однако на встрече с последним лидер Северной Кореи Ким Чен Ир заявил о согласии начать переговоры о свертывании северокорейской ядерной программы только в том случае, если Вашингтон предоставит Пхеньяну предварительные письменные гарантии ненападения.

Несмотря на схожесть заявлений, между Россией и США существовали разногласия по КНДР. 20 января 2003 г. госсекретарь США К. Пауэлл поставил вопрос о рассмотрении северокорейской проблемы в СБ ООН. Россия не поддержала эту инициативу, опасаясь повторения иракского сценария. Совет Безопасности ООН провел соответствующее обсуждение 19 февраля 2003 г., но не принял никакого документа из-за противоречий между постоянными членами. 24 февраля 2003 г. Россия и КНР отвергли и французскую инициативу обсуждения северокорейской проблемы в рамках неформальной встречи пяти постоянных членов Совбеза. 9 апреля 2003 г. СБ ООН не смог принять документа, осуждающего выход Пхеньяна из ДНЯО: Москва и Пекин не соглашались с введением санкций против КНДР. В Вашингтоне крепло ощущение, что Москва блокирует возможность использования механизмов ООН против КНДР.

Возникла угроза военного конфликта на Корейском полуострове. 6 февраля 2003 г.

заместитель министра иностранных дел Северной Кореи заявил, что любое решение США об отправке в регион дополнительных войск может побудить правительство КНДР к нанесению превентивного удара. 15 февраля 2003 г. министр обороны Японии Сигру Ишиба указал, что его страна имеет право нанести превентивный удар по Северной Корее, если получит неоспоримые доказательства подготовки Пхеньяна к нанесению ракетного удара по Японии. 1 марта 2003 г. США по итогам переговоров с Южной Кореей прияли решение о немедленной отправке на остров Гуам 12 бомбардировщиков В-52 и бомбардировщиков В-1. 3 марта президент Дж. Буш высказался о возможности использования против КНДР силы в качестве последнего средства, если многосторонняя дипломатия не сумеет убедить Пхеньян отказаться от военной ядерной программы.

Положение крайне обострилось после того, как 1 мая 2003 г. Соединенные Штаты завершили активную фазу военной операции в Ираке. Возобладало мнение, что следующей целью Вашингтона станет КНДР. 13 мая Пхеньян объявил, что Декларация 1991 г. о безъядерном статусе Корейского полуострова "мертва". В ответ 14 мая президенты США и Южной Кореи в совместном заявлении указали, что не потерпят появления ЯО у Северной Кореи. 23 мая с аналогичным за стр. явлениям выступили президент США и премьер-министр Японии, указав, что дальнейшее обострение конфликта, возможно, потребует принятия "более жестких мер". 23 июля г. заместитель министра иностранных дел РФ А. Лосюков отметил, что Корейский полуостров находится на грани войны19.

Ситуация словно вернулась к исходной точке 1994 г. Разница заключалась в том, что теперь другие державы еще меньше доверяли соглашениям с Северной Кореей. "Мирный вариант" контрраспространения наподобие переговоров о "выкупе" алжирской или иранской ядерной программы уже не годился. Поэтому в отношениях с КНДР в Вашингтоне избрали силовой вариант контрраспространения, включающий в себя дипломатическое взаимодействие вкупе с угрозами и даже силовыми демонстрациями 20.

МЕХАНИЗМ "ШЕСТИСТОРОННИХ ПЕРЕГОВОРОВ" Среди экспертов нет единого мнения о том, почему США не пошли в 2003 г. на силовую операцию против КНДР. В качестве аргумента приводятся четыре причины. Во-первых, эта страна обладала развитой ядерной инфраструктурой21, и удары по ней привели бы к региональной экологической катастрофе. Во-вторых, Северная Корея имела многочисленную (около 1 млн. человек) сухопутную армию, вооруженную химическим оружием и способную нанести удар возмездия по территории Южной Кореи. В-третьих, с начала 90-х годов Пхеньян мог произвести к 2003 г. несколько ядерных взрывных устройств (ЯВУ), которые в случае начала войны могли бы быть использованы против вооруженных сил (например, авианосцев) США или для демонстративных ударов по японским и южнокорейским городам. В-четвертых, нельзя забывать о "факторе исторических воспоминаний" - в американском обществе сильна память о трудной и в целом неудачной для Вашингтона Корейской войне 1950 - 1953 гг. Так или иначе, Соединенные Штаты в апреле 2003 г. согласились с китайским посредничеством.

Ключевым элементом переговоров стало воздействие на КНДР с помощью силовых демонстраций и обещания некоторых экономических выгод22.

Позиции государств-участников различались23. Соединенные Штаты выступали за полную и необратимую ликвидацию ядерной программы КНДР по образцу саморазоружения ЮАР в конце 80-х годов. В случае отказа Вашингтон оставлял за собой право применить силу. Такая позиция США вызывала опасения у КНР и России, обеспокоенных возможностью ядерного конфликта в Северо-Восточной Азии. С ними была солидарна и Южная Корея, которая, несмотря на союзный договор с США 1953 г., подозревала Пхеньян в подготовке возможной акции возмездия. Возникла "негласная коалиция" в составе КНР, России и Южной Кореи, целями которой были (1) удержание Пхеньяна в режиме перманентных переговоров и (2) принуждение Соединенных Штатов к отказу от военной операции. Политику "негласной коалиции" поддерживала и Япония:

правительство Дзюнъитиро Коидзуми (2001 - 2006 гг.) опасалось возможных ракетных ударов со стороны Северной Кореи.

Первый раунд "шестисторонних переговоров" прошел в Пекине 26 - 29 августа 2003 г.

Еще до их начала между сторонами вспыхнули противоречия. 7 августа американский госсекретарь К. Пауэлл заявил, что Вашингтон согласен дать КНДР письменные гарантии безопасности, но не готов подписать с ней "пакт о ненападении". 13 августа 2003 г. МИД КНДР указал, что только "пакт о ненападении" Вашингтона и Пхеньяна мог бы эффективно разрешить кризис.

Эти разногласия повлияли на ход августовских переговоров. США добивались не только свертывания северокорейской ядерной программы, но и ликвидации уже созданной в КНДР ядерной инфраструктуры. В обмен они соглашались дать письменные гарантии безопасности КНДР и оказать экономическую помощь Пхеньяну, См.: Время новостей. 23.07.2003.

См., например: Воронцов А., Евсеев В. Северная Корея: выйти из тупика // Россия в глобальной политике. 2005.

Июль-август. С. 117 - 129.

См.: Cirincione J., Wolfsthal J.B., Rajkumar M. Deadly Arsenals: Tracking Weapons of Mass Destruction. Wash., (http://www.ceip.org/files/projects/npp/resources/DeadlyArsenals/maps/NorthKorea.jpg).

Историография "шестисторонних переговоров" огромна. Укажем лишь некоторые публикации: North Korea and Iran: Test Cases for an Improved Nonproliferation Regime?

(http://www.armscontrol.org/act/2003_12/CirincioneandWolfsthal.asp);

North Korea's Military Strategy // Homer Hodge, Parameters. 2003. Spring. P. 68 - 81 (http://www.nautilus.org/DPRKBriefingBook/military/DPRKMilitaryStrategy.html);

Готтемюллер Р., Федоров Ю. Корейский ядерный кризис: перспективы урегулирования. М., 2005.

См.: Seligg S. Harrison. Did North Korea Cheat? // Foreign Affairs. 2005. V. 84. N 1. P. 99 - 110;

R. N. Haas. Regime Change and Its Limits // Foreign Affairs. 2005. V. 84. N 4. P. 66 - 78;

Евстафьев Д. Ядерный кризис на Корейском полуострове: возможные сценарии развития // Ядерный контроль. 2003. N 2.

стр. поставив ему, в частности, два легководных реактора.

КНДР не принимала такие условия. Пхеньян допускал свертывание своих ядерных программ только в обмен на американские гарантии безопасности. (С чем в свою очередь не соглашалась администрация Дж. Буша мл.) Неудачным оказался и компромиссный план Южной Кореи, предполагавший свертывание ядерной программы КНДР в обмен на предоставление экономической помощи и только затем - предоставление гарантий безопасности. Северная Корея опасалась, что после ее ядерного разоружения США проведут операцию по смене режима Ким Чен Ира.

Второй раунд "шестисторонних переговоров" 25 - 28 февраля 2004 г. был связан с новым обстоятельством. Незадолго до этого пакистанский физик А. К. Хан подтвердил факт передачи пакистанских урановых разработок Пхеньяну. Северокорейские представители отрицали наличие у КНДР "объектов, специалистов или технологий, относящихся к высокообогащенному урану", а также связи Северной Кореи с пакистанской "сетью Хана". КНДР согласилась заморозить свою ядерную программу под контролем МАГАТЭ и в обмен на поставки мазута. Однако теперь Соединенные Штаты при поддержке Японии требовали не замораживания, а полной ликвидации ядерных объектов КНДР под контролем МАГАТЭ. КНДР отвергла подобные предложения.

12 мая 2004 г. заместитель представителя КНДР в ООН заявил, что Пхеньян сохранит свой потенциал ядерного сдерживания до тех пор, пока все страны, имеющие войска на Корейском полуострове, не подпишут мирный договор. Это неоправданно расширяло предмет "шестисторонних переговоров". С такой повесткой не были согласны США и Япония, юридически не признающие КНДР после 1953 г. Свое несогласие выразили также Южная Корея и КНР.

На третьем раунде "шестисторонних переговоров" 23 - 26 июня 2004 г. администрация Дж. Буша мл. выдвинула "экзотический" проект передачи ядерных объектов КНДР под временное международное управление комиссии пяти держав или МАГАТЭ24. На первом этапе Северная Корея должна была предоставить письменные гарантии ликвидации своих ядерных программ под контролем инспекторов МАГАТЭ в обмен на возобновление поставок мазута. На втором - КНДР обязывалась допустить инспекторов на все свои ядерные объекты и предоставить информацию об урановых и плутониевых программах в обмен на разработку документа о временных многосторонних гарантиях безопасности Северной Корее. В обмен на свертывание программы использования атомных материалов в Ионбоне США были готовы дать гарантии безопасности КНДР и оказать экономическую помощь, поставив, в частности, два легководных реактора25. Но северокорейская сторона не согласилась и с этим вариантом. Посол КНДР в Китае заявил, что предложение Пхеньяна о замораживании производства плутония касается только того плутония, который был произведен после января 2003 г. 23 августа 2004 г. Северная Корея отказалась от выработанного на третьем раунде проекта мирного урегулирования.

В середине 2004 г. аналитики уже не могли точно сказать, произвела ли Северная Корея несколько ядерных боезарядов. 9 сентября 2004 г. южнокорейский разведывательный спутник зафиксировал сильный взрыв в отдаленном районе КНДР (провинция Янгандо около границы с КНР). На месте взрыва было замечено грибовидное облако. 28 сентября 2004 г. заместитель министра иностранных дел КНДР заявил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, что Северная Корея превратила в ЯО обогащенный уран, полученный из 8000 переработанных топливных стержней из атомного реактора в Йонбоне. 21 октября 2004 г. госсекретарь США К. Пауэлл отметил, что разведка не может предоставить достоверных данных относительно наличия или отсутствия ЯО у КНДР. В такой ситуации Вашингтон не решился на проведение военной операции по ликвидации северокорейских ядерных объектов.

Пхеньян, напротив, занял жесткую позицию. 16 сентября 2004 г. МИД КНДР заявил об отказе от участия в "шестисторонних переговорах" до прояснения ситуации с секретными урановыми и плутониевыми разработками в Республике Корея (в мае 2004 г. Южная Корея представила МАГАТЭ информацию о проведении в 2000 г. незадекларированных в агентстве экспериментов по обогащению урана). 1 ноября 2004 г. представитель КНДР в ООН объявил, что Пхеньян не примет участия в "шестисторонних переговорах" до тех пор, пока Соединенные Штаты не отменят "Акт о правах человека в КНДР" и экономические санкции против Северной Кореи26. 10 февраля 2005 г. КНДР провозгласила себя ядерной державой, хотя и не Подробный анализ см.: Nowowiejski D., Nakano T., Bus R. Crisis on the Korean Peninsula // Brookings Northiest Asia Survey. 2002 - 2003. P. 1 - 17.

См.: Keynote Speeches Made at Sixway Talks, KCNA, 30 August (http://www.ksna.co.jp/item/2003/200308/news08/30.htm#5).

См.: Готтемюллер Р., Федоров Ю. Указ. соч. С. 115.

стр. подтвердила это заявление проведением соответствующих испытаний. 3 марта северокорейский МИД заявил, что Пхеньян более не считает себя связанным мораторием 1999 г. на испытания баллистических ракет средней дальности.

"Негласная коалиция" попробовала взять на себя роль посредника при возобновлении переговоров. 13 декабря 2004 г. заместитель госсекретаря США Дж. Келли отметил, что соглашение о перемирии на Корейском полуострове 1953 г. может быть заменено многосторонним мирным договором в случае, если КНДР согласится свернуть свои ядерные программы. Это означало смягчение позиции Вашингтона. 21 декабря между заместителем министра иностранных дел России А. Алексеевым и послом США А.

Вершбоу состоялся обмен мнениями о ситуации вокруг ядерной проблемы на Корейском полуострове. 15 февраля 2005 г. министр иностранных дел Китая Ли Чжаосин в телефонном разговоре с госсекретарем К. Райе пообещал, что Пекин поможет вернуть КНДР за стол "шестисторонних переговоров". Принципиального согласия на возобновление переговоров удалось достичь во время визита в Пекин премьер-министра КНДР Пак Пон Чжу 28 марта 2005 г. Хотя стороны еще обменивались жесткими заявлениями, с 26 июля того же года в Пекине вновь продолжился прежний "шестисторонний" диалог.

19 сентября 2005 г. США и Северная Корея подписали в Пекине Совместное заявление (или Пекинскую декларацию), предусматривавшее отказ Северной Кореи от продолжения ядерной программы и обязательства США и Южной Кореи вывести американское ЯО с территории Корейского полуострова27. Пхеньян подтвердил намерение вернуться в ДНЯО и отказаться от военных ядерных программ при сохранении прав на развитие гражданской атомной энергетики. Соединенные Штаты и Республика Корея заявили об отсутствии у них намерений нападать на КНДР и подтвердили обещание поставить последней реактор на легкой воде28.

Однако между сторонами сразу выявились разногласия относительно очередности шагов.

Американские представители утверждали, что поставка реактора будет возможна после прекращения Пхеньяном ядерной программы. Северная Корея заявила о согласии свернуть программы только после фактического получения обещанного реактора. Кроме того, Вашингтон потребовал передать имеющиеся у КНДР ядерные материалы под контроль МАГАТЭ, что было неприемлемо для северокорейской стороны.

В ноябре 2005 г. появились сообщения, что на очередном раунде "шестисторонних переговоров" Северная Корея предложила план поэтапного отказа от ЯО. Эта схема включала в себя следующие шаги: (1) не проводить ядерных испытаний, (2) не передавать ядерные материалы другим государствам, (3) приостановить ядерную программу, (4) вновь присоединиться к ДНЯО и (5) выполнить все требования МАГАТЭ. Однако практически нигде не упоминалось о возможностях контроля за действиями КНДР.

Вместе с тем северокорейские представители утверждали, что добровольное разоружение может начаться только после поставок легководных реакторов. США и другие участники "шестисторонних переговоров" не согласились с выдвинутыми предложениями.

ЯДЕРНЫЕ ИСПЫТАНИЯ КНДР Неудача переговорного процесса обернулась новым обострением на Корейском полуострове. 23 ноября 2005 г. на заседании Исполнительного совета консорциума КЕДО представители США, Японии, Южной Кореи и стран ЕС аннулировали согласованный в 1994 г. проект предоставления Северной Корее легководных реакторов. Соединенные Штаты ввели финансовые санкции против ряда северокорейских компаний. В ответ декабря 2005 г. Центральное телеграфное агентство КНДР сообщило, что Северная Корея намерена активизировать ядерные разработки на основе графитовых реакторов, с помощью которых можно получать оружейный плутоний. В ночь с 4 на 5 июля 2006 г.

КНДР провела испытание серии баллистических ракет различного радиуса действия.

Это вызвало волну негативных заявлений в адрес северокорейского режима со стороны США, Японии, Южной Кореи, стран ЕС и даже России29. 15 июля 2006 г. Совет Безопасности ООН Совместное заявление по итогам четвертого раунда "шестисторонних переговоров" по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова (http://www.mid.ru/ ns rasia.nsf/1083b7937ae580ae432569e7004199c2/3cbb32137dccfc58c3257084004856dc?O penDocument).

См.: Мамаев Ш. Урок тэквондо в ядерном танце // Политический журнал. 2005. N 32.

Интервью министра иностранных дел России Сергея Лаврова, опубликованное в "Российской газете" 7 июля 2006 г. (http://www.mid.ru/Brp_4.nsf/arh/lD76021497A01B37C32571A40027CEC5?OpenDocumen t). Выступление Постоянного Представителя Российской Федерации при ООН В. И. Чуркина по мотивам голосования по проекту резолюции СБ ООН в связи с ракетными испытаниями в КНДР. Нью-Йорк, 15 июля 2006 г.

(http://www.mid.ru/Brp_4.nsf/arh/90028DCA1DAD7FEFC32571AD002EB7ED?OpenDocu ment).

стр. принял резолюцию 1695, в которой призвал Северную Корею отказаться от проведения ракетных испытаний30. 17 июля 2006 г. участники саммита "группы восьми" в Санкт Петербурге призвали Пхеньян свернуть ядерные программы и ликвидировать ЯВУ в случае наличия таковых. Руководство Северной Кореи проигнорировало оба документа.

Последовала эскалация напряженности. 13 сентября 2006 г. Конгресс США проголосовал за ужесточение санкций против КНДР и сотрудничающих с ней иностранных организаций и компаний. 3 октября северокорейские представители заявили о возможности проведения ядерных испытаний. Эти заявления вызвали тревогу в Вашингтоне. 4 октября помощник госсекретаря США по Восточной Азии и АТР К. Хилл предупредил Пхеньян о недопустимости проведения этих испытаний. КНДР, однако, пошла на силовую демонстрацию. 9 октября на подземном полигоне (хребет Хамен на северо-востоке страны) состоялись испытания ЯВУ мощностью около 15 кт.


Северокорейский кризис вышел, таким образом, на качественно новый уровень. октября 2006 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1718, запретившую продажу и передачу Северной Корее любой обычной военной техники и вооружений. Документ также возбранял передавать Пхеньяну любые материалы, оборудование, товары и технологии, которые могли бы использоваться для развития программ создания ОМП31.

Руководство КНДР жестко отреагировало на эту резолюцию. Аналитики вновь заговорили об угрозе возникновения военного конфликта на Корейском полуострове. Столь резкая реакция международного сообщества вынудила Пхеньян пойти на новый раунд переговоров.

Еще 31 октября 2006 г. в Пекине произошла встреча представителей США, КНДР и КНР, в ходе которой северокорейская сторона согласились на возобновление "шестисторонних переговоров" без всяких предварительных условий. В ходе их нового раунда 18 - декабря 2006 г. КНДР выразила готовность допустить инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты, хотя и возразила против постоянного присутствия представителей этой организации на своей территории. Условия компромисса удалось окончательно согласовать на Берлинской встрече представителей США и КНДР 19 января 2007 г. После нее в Пекине 12 февраля был подписан документ, известный как "Пекинское соглашение".

Пхеньян принял на себя обязательство остановить газографитовый реактор в Йонбоне и извлечь из него топливные стержни в обмен на поставки топливного мазута32.

ТРЕТЬЯ "ЯДЕРНАЯ ТРЕВОГА" "Пекинское соглашение" 2007 г. повторило судьбу "Рамочного соглашения" 1994 г.

Первоначально стороны демонстрировали готовность к его выполнению. 6 марта 2007 г.

КНДР разрешила допуск инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты.

Летом 2007 г. Соединенные Штаты при посредничестве России возвратили КНДР заблокированные в ноябре 2005 г. 25 млн. долл. 16 июля Северная Корея допустила инспекторов МАГАТЭ к своим ядерным объектам. 3 октября она согласилась остановить до конца года реактор в Йонбоне, а также находящиеся там радиохимическую лабораторию и завод по переработке ядерного топлива. США обещали спонсировать работы по денуклеаризации КНДР и исключить ее из списка стран, поддерживавших терроризм. В обмен КНДР согласилась допустить американских инспекторов к процессу замораживания своих ядерных объектов.

26 июня 2008 г. КНДР передала КНР свое ядерное досье, содержащее сведения об имеющихся у нее ядерных материалах. Одновременно представители Северной Кореи взорвали охладительную башню главного ядерного реактора в Йонбоне. 12 июля на новом раунде "шестисторонних переговоров" была достигнута договоренность, что Северная Корея завершит демонтаж ядерного реактора в Йонбоне к концу октября того же года. Но 26 августа КНДР приостановила демонтаж ядерных объектов и заявила о намерении восстановить ранее разрушенное оборудование в Йонбоне.

Среди экспертов до настоящего времени нет единого мнения о причинах срыва реализации "Пекинского соглашения". Условно можно выделить две точки зрения.

Согласно первой, такой поворот событий спровоцировала публикация "Национальной военной стратегии США 2008 г.", Резолюция 1695 (2006), принятая Советом Безопасности на его 5490-м заседании 15 июля 2006 г.

(http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2006/res1695.htm).

Резолюция 1718 (2006), принятая Советом Безопасности на 5551-м заседании 14 октября 2006 г.

(http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2006/res1718.htm).

Об итогах пятого раунда "шестисторонних переговоров" по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова (http://www.mid.ru/Brp_4.nsf/arh/33637B63ECEFABE8C32572810041252A?OpenDocume nt).

стр. в которой возможный конфликт на Корейском полуострове рассматривался как один из приоритетов американского военного планирования. Согласно второй, причиной стала болезнь Ким Чен Ира в августе 2008 г. и стремление части северокорейской элиты сохранить ядерный статус КНДР. В конечном итоге на очередном раунде "шестисторонних переговоров" 8 - 11 декабря 2008 г. стороны не достигли компромисса.

14 декабря Вашингтон прекратил поставки КНДР топливного мазута, а Пхеньян в ответ приостановил реализацию "Пекинского соглашения".

"Третья ядерная тревога" началась весной 2009 г. Еще 24 февраля Пхеньян заявил о готовности в начале апреля запустить ракету "Ынха-2" для вывода на орбиту спутника "Кванмнсн-1". Американские СМИ утверждали, что под видом запуска спутника готовится испытание межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). 3 марта 2009 г.

министр обороны Японии Ясукадзу Хамада указал, что Токио готов сбить спутник КНДР или ракету-носитель посредством собственных систем ПРО. 27 марта Совет безопасности Японии разрешил военным уничтожить северокорейскую ракету в случае угрозы падения ее обломков на территорию страны. 31 марта КНДР заявила о готовности нанести в ответ военный удар по Японии и сбивать американские самолеты-разведчики, вторгающиеся в северокорейское воздушное пространство. 5 апреля КНДР запустила спутник "Кванмнсн-1". Результат этой акции был расценен сторонами различно: Пхеньян заявил об успешном выводе спутника;

Россия, США и Япония - о гибели ракеты-носителя "Ынха-2" в акватории Тихого океана.

События весны 2009 г. выявили новую роль японского фактора. В ходе кризиса в марте 2009 г. Япония привела в боевую готовность целый ряд компонентов своей системы ПРО.

Два американских зенитно-ракетных комплекса Patriot PAC-3 были доставлены на японский остров Хонсю. В Японское море вышли два японских эсминца типа Congo, оснащенные американскими противоракетами SM-3. Такими силами Япония теоретически могла сбить северокорейскую ракету и без помощи американцев. Проблема, однако, в том, что это меняет правовые основы использования японских Сил самообороны.

Конституция 1947 г. постановила, что "японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации". В 1961 г. вступил в действие американо-японский договор безопасности, и Япония создала небольшие (около 300 тыс. человек) Силы самообороны. Использовать их за пределами Японского архипелага она не имела права:

ответственность за оборону Японии брали на себя США. Только в 1992 г. парламент принял закон, позволяющий Силам самообороны страны выполнять гуманитарные и полицейские функции в рамках операций ООН. Поражение северокорейской ракеты носителя создало бы первый прецедент самостоятельного использования японских вооруженных сил за пределами Японского архипелага. Это могло бы стать основой для модификации американо-японского договора 1960 г.

Дальнейшие события привели к эскалации конфликта. На заседании Совета Безопасности ООН 6 апреля 2009 г. его постоянные представители, как и в 2003 г., не сумели выработать единой позиции по КНДР. Было решено изучить вопрос о том, что именно испытала Северная Корея - МБР или ракету-носитель. (Хотя Комитет ООН по санкциям призвал вернуться к выполнению ограничений, наложенных на КНДР резолюцией 1718.) 14 апреля 2009 г. КНДР заявила о возобновлении военной ядерной программы. 29 апреля она опубликовала заявление, предупреждавшее о возможном проведении ядерного испытания в ответ на решение Комитета СБ ООН по санкциям в отношении трех крупнейших северокорейских компании33.

25 мая 2009 г. последовало второе испытание северокорейского ядерного боезаряда.

Мощность подземного взрыва составила от 10 до 20 кт.

12 июня 2009 г. СБ ООН принял новую резолюцию 1874 о введении новых санкций против КНДР. В ответ МИД КНДР 13 июня заявил, что Пхеньян перенаправит на оружейные цели весь плутоний, выделенный из оставшихся стержней ОЯТ в Йонбоне. В этом же заявлении указывалось, что Северная Корея ведет разработку экспериментальной технологии для обогащения урана в целях производства ядерного топлива для будущих легководных реакторов. Попытки возобновить переговоры осенью 2009 г. (в том числе при посредничестве России) закончились неудачно. 3 ноября КНДР объявила о завершении переработки стержней отработанного ядерного топлива, которое было изъято летом из ректора в Йонбоне. Это давало Северной Корее плутониевое сырье для производства новых ЯВУ.

В 2010 г. ситуация усугубилась. 26 марта при не вполне ясных обстоятельствах погиб южно См.: Ежегодник СИПРИ 2010. Вооружения, разоружение и международная безопасность. М., 2011. С. 431.

стр. корейский корвет Cheonan. Сеул сообщил, что затонувший военный корабль был уничтожен северокорейской торпедой. США поддержали Южную Корею, квалифицировав случившееся как акт агрессии со стороны ее северных соседей. Пхеньян отверг выдвигаемые против него обвинения. 26 мая 2010 г. Северная Корея разорвала все соглашения 1991 г. с Южной Кореей. Обстановка особенно обострилась во время конфликта вокруг спорного острова Йонпхендо 23 ноября 2010 г. Эксперты поспешили назвать его наиболее крупным конфликтом со времен окончания Корейской войны 1950 1953 гг. Новый виток "третьей ядерной тревоги" начался после смерти Ким Чен Ира 17 декабря 2011 г. Пришедший ему на смену Ким Чен Ын взял курс на усиление силовых демонстраций. 12 декабря 2012 г. Северная Корея вывела на орбиту искусственный спутник Земли "Кванмнсон-3". Это событие вызвало негативную реакцию СБ ООН. января 2013 г. он принял резолюцию 2087, которая расширила список санкций в отношении организаций и лиц в КНДР, занимавшихся подготовкой к запуску ракеты, в том числе - Комитета КНДР по аэрокосмическим технологиям. В ответ 3 февраля 2013 г.


Пхеньян обвинил Вашингтон в том, что он препятствует его исследованиям космоса. Для демонстрации серьезности намерений КНДР пошла на серию беспрецедентно жестких силовых демонстраций. 12 февраля 2013 г. последовало третье северокорейское ядерное испытание мощностью около 5 кт, а 11 марта министерство обороны КНДР заявило о выходе из соглашения о перемирии 1953 г.

События вокруг Йонпхендо вскрыли глубокую проблему. Они показали, что легальным ядерным державам следует пересмотреть многие компоненты "классической" теории ядерного сдерживания. На протяжении последних 20 лет военные аналитики немало размышляли об опасности военного конфликта на Корейском полуострове. Наиболее вероятным его сценарием считались нанесение США разоружающих ударов по северокорейским ядерным объектам. КНДР могла нанести ответные ракетные удары по подобным объектам американских союзников - Японии и Южной Кореи. Но в любом случае инициатором конфликта подразумевался Вашингтон или кто-либо из его тихоокеанских союзников, прежде всего Япония.

Конфликт вокруг Йонпхендо изменил ситуацию. Он доказал, что при определенных условиях инициатором военных действий может выступить сама Северная Корея. Это свидетельствует о серьезном кризисе американской концепции сдерживания Пхеньяна.

Администрации Б. Клинтона и Дж. Буша мл. пытались повторить в отношении КНДР уменьшенный сценарий сдерживания СССР: (1) взять в "заложники" стратегические объекты противника и (2) предоставить гарантии безопасности своим союзникам от возможного его нападения. Кризис 2010 г. продемонстрировал, что руководство КНДР не боится ядерных гарантий США Южной Корее и Японии.

О падении стабилизирующей роли ЯО американские эксперты заговорили еще в конце 50 х годов минувшего века. В то время Советский Союз приобрел средства его доставки к заокеанской территории. В Вашингтоне опасались, что в новых условиях советское руководство может не поверить в готовность Белого дома рисковать собственными городами ради безопасности европейских союзников. Отсюда - появление в военной стратегии США идей о возможности войны с ограниченным применением ЯО или на базе обычных вооружений без применения ядерных систем. Обе эти идеи оформились в 1961 г.

в концепцию "гибкого реагирования", которую широко изучали и в СССР.

В период советско-американской конфронтации обе эти идеи остались нереализованными.

Теперь в контексте противостояния США и "новых" ядерных держав подобные сценарии возрождаются.

Во-первых, союзники Вашингтона могут поставить вопрос о приобретении собственного ядерного оружия. Еще в 1971 г. японское правительство Эйсаку Сато объявило три неядерных принципа: не иметь, не ввозить и не производить ЯО. В 2002 г. видные политики, включая премьер-министров Ясухиро Накасонэ и Ясуо Фукуа, заявляли, что при ослаблении американских гарантий безопасности Токио может отойти от этих принципов. (Япония обладает замкнутым ядерным топливным циклом и теоретически может создать ЯО за несколько месяцев.) Осенью 2006 г. в японском парламенте шли дискуссии о возможности "нуклеаризации" страны в связи с северокорейским ядерным испытанием. Уместно ожидать их возобновления.

По этому пути может пойти и Южная Корея. В 80-е годы южнокорейские физики проводили незадекларированные в МАГАТЭ эксперименты по обогащению урана. В г. последовал ана Подробнее см. статью: Fenenko Alexey. "Flexible response" on the Korean Peninsula // RIA-Novosti - Valday Discussion Club. 30 November 2010 (http://en.rian.ru/valdai_op/20101130/161559936.html).

стр. логичный эксперимент по расщеплению урана. МАГАТЭ осудило в 2004 г. эти действия Сеула. Однако ослабление американских гарантий, как и в случае с Японией, способно подтолкнуть Южную Корею к запуску собственной военной ядерной программы.

Во-вторых, США могут предоставить системы ПРО своим союзникам. Подобная схема уже отработана в американо-японских отношениях. В 1994 г. компания Lockheed Martin и концерн Mitsubishi подписали соглашение о сотрудничестве в создании систем THAAD.

По условиям Токийского соглашения (2004 г.), Япония получила право приобретать американские системы ПРО ТВД при условии допуска к их обслуживанию специалистов из США. В будущем возможно подписание подобного соглашения и с Южной Кореей.

Союзники Вашингтона получат таким образом возможность сбивать северокорейские баллистические ракеты без его санкции.

В-третьих, не стоит исключать ограниченное военное столкновение США с КНДР для принуждения Пхеньяна к определенным действиям. Теоретически здесь возможна серия сценариев: от "выдавливания" северокорейских кораблей из спорных морских акваторий до ограниченного обмена артиллерийскими ударами на линии "прекращения огня" 1953 г.

Такие варианты не обязательно потребуют применения ядерного оружия, достаточно будет только обычных вооружений.

В-четвертых, кризисы, подобные конфликту вокруг Йонпхендо, могут быть использованы Вашингтоном для активизации стратегии "принудительного разоружения". До настоящего времени она реализовывалась в двух вариантах: мирный (давление на ЮАР, Алжир, Ливию) и военный (операция против Ирака). От КНДР американцы требовали ликвидировать ядерный арсенал и мощности по наработке плутония под контролем комиссии "пяти держав" или МАГАТЭ. Но военные провокации Пхеньяна способны спровоцировать рассмотрение вопроса о нанесении США неядерных ударов по его ядерным объектам. Отсюда - один шаг до постановки проблемы о праве определенных режимов обладать технологиями замкнутого ядерного топливного цикла.

Подобные тенденции неблагоприятны для России. Дело не только в опасности конфликта с применением ОМП вблизи российского Дальнего Востока. Кризис вокруг Йонпхендо доказывает, что стабилизирующий эффект ядерного оружия падает. В современном мире становятся возможными смоделированные в 60-е годы XX столетия конфликты между ядерными державами с ограниченным использованием этого вида оружия или даже без него. Под угрозой оказывается и режим нераспространения ЯО. Резкое снижение ядерного порога потребует от российской стороны корректировки военной политики.

Пока что стороны воздерживались от силовых демонстраций. Однако возобновить переговорный процесс по ядерной программе КНДР не удалось. Столь длительный период конфронтации отличает "третью ядерную тревогу" от предшествующих кризисов вокруг Северной Кореи.

*** Северокорейский кризис стал результатом американской стратегии контрраспространения и одновременно продемонстрировал пределы ее применения. Цель Вашингтона заключалась в принудительной денуклеаризации КНДР под контролем МАГАТЭ (сценарий ЮАР) или комиссии нескольких держав (сценарий Румынии). Такие действия в случае их успеха создали бы прецедент принудительной ликвидации ядерных объектов "проблемного" государства под международным контролем. Но такой вариант не состоялся из-за жесткой позиции КНДР.

В результате, появившиеся с середины 2000-х годов трудности в реализации стратегии контрраспространения. Обсуждая возможную военную акцию против КНДР, американские аналитики признавали, что такой удар маловероятен из-за ее ядерного статуса. Возник вопрос о том, как действовать в случае, если противник обладает потенциалом сопротивления для действий США. Другой проблемой стали растущие сомнения союзников в надежности американских гарантий безопасности. Появилась опасность милитаризации японской и, возможно, южнокорейской ядерной программы.

Силовой вариант контрраспространения оказался малоэффективным. Но неудачные дипломатические маневры могут привести к тому, что силовое разоружение станет рассматриваться как единственная альтернатива "надоевшим" угрозам.

Ключевые слова: КНДР, Южная Корея, США, Россия, КНР, ядерное оружие, "ядерная тревога", нераспространение.

стр. Заглавие статьи СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Автор(ы) Н. Иванов Мировая экономика и международные отношения, № 5, Май Источник 2013, C. 17- ЭКОНОМИКА, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 100.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Автор: Н.

Иванов Проблема инновационного развития и неразрывно связанного с ним накопления человеческого капитала занимает центральное место в мировой экономике XXI в. Это обусловлено революционным характером развития науки и техники в последние десятилетия, не только вызывающим прорывы в ряде ведущих отраслей знаний, но и делающим инновации перманентными. В то же время в глобальном масштабе инновационное развитие идет крайне неравномерно, концентрируясь в основном в высокоразвитых странах. Остальные могут рассчитывать только на заимствование технологий.

Для выяснения причин этой неравномерности важно выявить те условия, которые обеспечивают синергетику развития общества и инновационного процесса. Научно технический прогресс теснейшим образом связан с совершенствованием общественных отношений и во многом зависит от последних. Этим объясняется тот факт, что далеко не все открытия и изобретения, сделанные в какой-либо стране, реализуются в ее экономике и далеко не все талантливые ученые и инженеры оказываются востребованными на родине.

Отсюда - растущее внимание исследователей к вопросам взаимозависимости социального и научно-технического развития, без которой инновационный процесс невозможен 1.

"ТРОЙНАЯ СПИРАЛЬ" Общепризнанно, что накопление человеческого капитала - важнейший фактор современного научно-технического и экономического развития. Но опыт ведущих экономик мира свидетельствует о том, что само по себе наращивание интеллектуального потенциала рабочей силы не гарантирует инновационного развития, так как этот процесс нерасторжимо сочетается с поступательным движением всего общества и резким усложнением горизонтальных связей и зависимостей внутри него.

Это прослеживается на всех уровнях общественных отношений, но очевиднее всего - на уровне формирования инновационной инфраструктуры. Американский исследователь Генри Ицковиц в работе "Тройная спираль. Университеты - промышленность государственное управление. Инновации в действии" анализирует сложнейший характер взаимодействия этих трех основных субъектов инновационного процесса, в ходе которого происходит качественное изменение самих этих субъектов2.

Принципиальным рубежом для США стал 1980 г., когда под влиянием экономического кризиса 70-х годов был принят закон Бэя-Доула, резко расширивший правовое поле интеллектуальной собственности. Согласно этому закону, университеты, коммерческие фирмы и предприятия малого бизнеса, а также некоммерческие структуры становятся собственниками открытий и изобретений, реализованных при выполнении федеральных грантов. В свою очередь, федеральные власти увеличивают финансирование научных исследований и разработок в сфере этих организаций.

В результате имеют место революционные изменения в статусе и деятельности американских университетов - "вторая академическая революция". Если в конце XIX в.

университеты из учебных центров превратились одновременно в крупнейшие научно исследовательские центры, то в начале XXI в. возник феномен предпринимательского университета. Университет преобразуется в организующий субъект и центр технопарка, объединяющего научные исследования, технологические разработки и коммерческую реализацию их результатов вместе с подготовкой кадров в новейших областях науки и техники.

ИВАНОВ Николай Петрович, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН (a-na ta@yandex.ru).

См., например: Иванова Н. И. Инновационная экономика. М., 2004;

ее же. Инновационные приоритеты государства. М., 2005;

Инновационная модернизация России. Политологические очерки. Под ред. Ю. А. Красина.

М., 2011 (http://www.gosbook.ru/system/files/documents/2012/12/07/Ocherki_2011.pdf).

См.: Etzkowitz H. The Triple Helix. University-Industry-Government. Innovation in Action. N.Y., 2008.

стр. Г. Ицковиц выделяет пять основных характеристик предпринимательского университета:

- капитализация научных открытий;

- тесное взаимодействие с бизнес-структурами и государством;

- независимость в определении стратегии развития;

- гибридизация организационной структуры;

- интроспективность - непрерывный процесс обновления в ходе взаимодействия университетов с бизнесом и государством.

Высокая степень взаимодействия университетов с бизнесом и государством базируется на новых организационных принципах - сетевых структурах, объединяющих ранее изолированные инновационные центры в университетах, промышленных фирмах и государственных учреждениях. Эти сети могут консолидировать интеллектуальные, материальные и финансовые ресурсы нескольких университетов, государственных научно-исследовательских центров и инновационных структур частных фирм, расположенных в одном регионе или в разных регионах страны. Более того, они могут объединять научно-исследовательские, образовательные и коммерческие организации в различных странах.

Качественно новый характер организационных форм и взаимодействия инновационных структур создает инкубационный эффект - университеты и научно-исследовательские организации государства и бизнеса превращаются в инкубаторы новых инновационных фирм и исследовательских организаций. Обязательными условиями для этого служат:

отбор наиболее перспективных идей в области технологий, достаточный объем финансирования в виде грантов и беспроцентных кредитов, аутсорсинг, обучение персонала будущих фирм в ходе практической работы и включение вновь образованных фирм в общую сеть с потенциальными партнерами и инвесторами.

Необходимой финансовой базой для развития "тройной спирали" являются непрерывно растущие ассигнования на научные исследования и разработки (НИР). Общие затраты на НИР в США в 2008 г., несмотря на кризис, возросли на 25 млрд. долл. по сравнению с 2007 г. и равнялись 398 млрд. долл. При этом 73% этих затрат составили вложения бизнес структур3.

Формирование структуры "тройной спирали" имеет место во всех странах, включившихся в инновационный процесс. В Японии в 2001 г. был учрежден Национальный совет по научно-технической политике для координации действий государственных научно исследовательских центров. Эти центры, сохраняя государственное финансирование, получили автономию в планировании и проведении своей научной деятельности и в сотрудничестве с промышленными фирмами. В 2003 г. был принят закон о реформировании научной деятельности государственных университетов. Статус "самостоятельных административных агентств" получили 89 университетов, что означало превращение их в собственников всего недвижимого имущества, научного оборудования и финансов, а главное - они обрели право на интеллектуальную собственность, создаваемую трудами их сотрудников. До этого патенты на изобретения, осуществленные в этих университетах, являлись собственностью государства. Для стимулирования сотрудничества как государственных, так и частных университетов и бизнес-структур образованы специальные организации по лицензированию технологий, способствующие превращению университетов в инкубаторы новых инновационных фирм4.

Рост ассигнований на НИР и развитие сложного взаимодействия между наукой и подготовкой кадров, бизнес-структурами и государством имеют место во всех странах, включившихся в процесс инновационного развития. Мощные технопарки возникли вокруг старейших европейских университетов (Кембридж, Оксфорд, Сорбонна) и созданы вокруг новых научно-исследовательских центров (например, шведский Volvo - Chalmers University Science Park).

Наряду с ростом затрат на НИР, развитие инновационной инфраструктуры, повышение уровня научных исследований и качества подготовки специалистов выступают важнейшими факторами, обеспечивающими лидерство государств в научно-технической сфере. В табл. 1 дано сопоставление соответствующих показателей по странам, полученных на основе статистики ОЭСР и экспертных оценок Всемирного банка. Хотя, по приведенным оценкам, инновационный фактор в ряде Скандинавских стран и Японии играет большую роль в поддержании конкурентоспособности экономики, чем в США, по масштабам инновационного процесса Америка занимает лидирующие позиции в мире. В 2009 г. ее общие затраты на НИР повысились до 401.6 млрд. долл., намного превзойдя общую сумму затрат на НИР всего Евросоюза (304.9 млрд. долл.). Быстро на См.: http://www.hsf.gov/statistics/seind10/c4h.htm См.: Problemes economique. 2007. N 2914. P. 44 - 47.

стр. Таблица 1. Показатели уровня инновационного развития в 2008 - 2010 гг.

Затраты Научный уровень Качество Степень Инновации как главн на НИР исследовательских подготовки взаимодействия фактор центров1 специалистов1 университетов конкурентоспособно в%к ВВП и производства Швейцария 2.99 6.3 5.8 5.8 5. Швеция 3.43 6.0 5.8 5.5 5. Япония 3.36 5.5 5.3 5.1 5. Финляндия 3.87 5.2 6.1 5.6 5. Германия 2.82 5.6 5.7 5.2 5. США 2.90 5.8 5.6 5.7 5. Дания 3.06 5.4 5.7 5.2 5. Нидерланды 1.83 5.7 5.7 5.3 5. Великобритания 1.77 6.1 5.5 5.8 5. Канада 1.80 5.6 5.6 5.2 5. Франция 2.26 5.3 5.2 4.2 4. Южная Корея 3.74 4.8 5.4 4.7 4. Италия 1.26 3.9 4.7 3.5 4. Китай 1.70 4.3 4.3 4.5 4. Испания 1.37 4.3 4.9 4.1 4. Бразилия 1.02 4.1 4.3 4.2 4. 0. Индия 4.5 3.9 3.8 3. Россия 1.16 3.8 4.5 3.5 3. Оценка по семибалльной шкале.

2007 г.

Источник: OECD. Main Science and Technology Indicators. 2012/1. Paris, 2012. P. 25;

World Economic Forum. The Global Competitiveness Report 2011 - 2012. Geneva, 2011. P. 17, 18, 514, 517;

http://dx.doi.org/10.1787/ ращивает объем ассигнований на эти цели Китай, где они достигли 154.1 млрд. долл. Для сравнения: в России затраты на научные исследования и разработки равнялись в 2010 г.

32.8 млрд. долл. В ЕС задача быстрого инновационного развития рассматривается как главный компонент стратегии "Европа 2020", принятой в 2010 г. По замыслу ее авторов, Евросоюз должен стать инновационным союзом, что требует повышения удельного веса затрат на НИР в ЕС до 3% ВВП. Несмотря на то что ряд североевропейских стран (Швеция, Финляндия, Дания) уже превзошли этот показатель, в целом ЕС отстает здесь от США, Японии и Республики Кореи. Это связано с тем, что рост ассигнований на научные исследования и разработки в ЕС был ниже, чем в упомянутых выше странах. За 1995 - 2008 гг. затраты на НИР в ЕС повысились на 50%, в США - на 60, в Японии, Корее, Сингапуре и Тайване - на 75%. Явный скачок в динамике финансирования НИР произошел в Китае, за указанный период оно выросло в 9.5 раза6.

Увеличение ассигнований на научные исследования и разработки дает экономический и социально-политический эффект только при условии развития всего комплекса "тройной спирали". Как видно из табл. 1, имеет место довольно высокая корреляция между основными показателями, характеризующими различные стороны инновационного развития. Инновационный процесс представляет собой единую развивающуюся систему, все звенья которой объединены прямыми и обратными связями, обеспечивающими синергетический эффект саморазвития. Вне такой системы затраты на науку оказываются неэффективными, таланты - нереализованными, ученые и специалисты невостребованными. Отсюда - объективная потребность в формировании национальной инновационной системы (НИС), включающей все основные компоненты, на которых базируется инновационное развитие.

Концепция НИС занимает важнейшее место в стратегии социально-экономической политики государств, вставших на путь инновационного развития. НИС включает в себя все базовые элементы "тройной спирали", но гораздо шире ее, так как определяет основные направления науки и образования, производства и потребления и См.: Main Science and Technology Database. January 2012. P. 23.

См.: Innovation Union Competitiveness Report 2011: Executive Summary. European Union 2011. P. 3.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.