авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Содержание "ЯДЕРНЫЕ ТРЕВОГИ" НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ Автор: А. Фененко............................................. 1 СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Автор: Н. Иванов ...»

-- [ Страница 4 ] --

Для сторонников европейской интеграции А. Меркель позиционирует себя как спасительница единой Европы, перед евроскептиками она предстает в качестве "железной леди", которая последовательно демонстрирует проблемным странам свою твердую политическую волю к проведению назревших реформ. Где надо, говорит о "Европе двух скоростей", где необходимо пофилософствовать о многообразии жизненного уклада и альтернативных путях развития отдельных стран - выступает за дифференцированный подход. Не случайно германский исследователь У. Бек применительно к тактике и стратегии канцлера в условиях еврокризиса ввел в политологический оборот словосочетание "Меркиавелли" (А. Меркель и Н. Макиавелли), расшифровав этот термин на основе известного произведения итальянского мыслителя "Государь" как модель прихода к власти, борьбы за нее, управления государством10. По мнению ученого, канцлер предлагает партнерским государствам "немецкую волшебную формулу развития политики и экономики, которая сводится лишь к экономии для сохранения стабильности". Такой подход, однако, приводит к сокращению финансовых средств для пенсионного обеспечения, образования, исследований, муниципальной инфраструктуры. На практике это означает "брутальный неолиберализм вовне и окрашенный социал-демократической риторикой консенсус внутри страны"11.

Экспертное сообщество и простые немцы понимают, что от стабильности в еврозоне в значительной степени зависят показатели германского экспорта: спрос на продукцию с маркой Made in Germany на европейском и мировом рынках достаточно велик. Канцлер постоянно напоминает об успехах действующего правительства, которое оказалось способным снизить безработицу с 5 млн. человек в 2005 г. до порядка 3 млн. в 2012 г.

А. Меркель приходится действовать в сложных условиях. Как отмечает руководитель Европейского стабилизационного механизма К. Реглинг, "фискальный пакт, установление предельных границ национального госдолга и другие рефор См.: SPD-Parteivorstand. Deutschland 2020. So wollen wir morgen leben. Bausteine eines Modernisierungsprogramms.

Herstellung SPD-Bundestagsfraktion. September 2012 (www.spdfraktion.de/sites/default/files/spd_d20_web.pdf).

См.: "Starkes Deutschland. Chancen fur alle!" Antrag des Bundesvorstands der CDU Deutschlands an den 25. Parteitag am 4./5. Dezember 2012 in Hannover (http://www.hannover2012.cdu.de).

См.: Bahr E. Unzeitgemafies zur Freiheit Europas. Die Veranstaltung am 16. April 2012 in der Friedrich-Ebert-Stiftung.

См.: Der Standard. 03.12.2012.

См.: Der Spiegel. N 41. 08.10.2012. S. 50 - 51.

Ibidem.

стр. мы бюджетных правил стали очень важными шагами, но этого недостаточно"12. Канцлер меняет свою тактику в зависимости от политической и экономической конъюнктуры: если в начале 2010 г. она заявляла: "Ни цента Греции", то сейчас полностью изменила свой подход, поскольку такая линия лишь обострила кризис13. Первоначальный подход А.

Меркель к судьбе Греции был основан на теории о "прочной цепи государств без слабых звеньев", согласно которой стабильность в ЕС может быть восстановлена лишь после исключения из Валютного союза этой проблемной страны. Затем такое ее отношение трансформировалась в теорию, предполагающую опасный вариант эффекта домино после выхода одного государства из еврозоны. В результате она стала проводить линию на недопущение "вылета" из еврозоны Греции, одного из важных партнеров по НАТО в стратегически значимой части Средиземноморья. Поэтому рекомендует продолжать дальнейшее активное давление на действующего премьер-министра Греции, дать шанс государственному деятелю, играющему "историческую роль в преодолении кризиса в своей стране". К тому же возможный выход Греции из еврозоны, по прикидкам экспертов, только для Германии к 2020 г. обернется потерей 73 млрд. евро из-за спада экономики. А.

Меркель призывает участников еврозоны активно взаимодействовать на основе компромисса. Она обращает внимание на важность оказания помощи ввергнутой в кризис Греции, напоминает соотечественникам о том доверии со стороны европейских стран, которое после Второй мировой войны помогло восстановлению новой демократической Германии. Такая логика канцлера проявилась в решении Бундестага 30 ноября 2012 г., когда 473 депутата из 584 присутствующих проголосовали за расширение пакета финансовой помощи Афинам. По оценкам министра финансов ФРГ В. Шойбле, это решение в пользу Греции для бюджета Германии только в 2013 г. обойдется в сумму около 730 млн. евро. Примечательный факт: впервые будут осуществлены прямые платежи из федерального бюджета Берлина. До последнего времени помощь предоставлялась в форме гарантий кредиторам14. Отдельные немецкие аналитики сравнивают сегодняшнюю помощь Греции с поддержкой Западного Берлина со стороны ФРГ в 1949 - 1989 гг.

Канцлер для изложения и продвижения своих подходов использует любую площадку - от региональных партийных мероприятий ХДС до трибуны Европарламента, саммиты глав государств в форматах "восьмерки" и "двадцатки", двусторонние межгосударственные консультации лидеров европейских стран. В концентрированном виде ее политический анализ причин возникновения кризиса, представления о путях преодоления долгового кризиса и сохранения единства Европы сводятся к следующим суждениям.

Политики в государствах ЕС обязаны вскрыть причины кризиса и эффективно устранить его последствия. Критическому анализу должны быть подвергнуты ошибки, допущенные при формировании в 1992 г. архитектуры Экономического и валютного союза;

необходимо сделать выводы на перспективу в целях последующего исправления промахов. С точки зрения А. Меркель, главные ошибки - несоблюдение установленных для всех стран критериев, а также системные просчеты в строительстве архитектуры Экономического и валютного союза. Современные проблемы были заложены задолго до возникновения сегодняшнего долгового кризиса. Виновато в этом, в частности, правительство ФРГ в составе СДПГ и "зеленых" во главе с канцлером Г. Шредером, которое последовательно лоббировало прием Греции в "евроклуб" с априори невыполненными критериями для вступления. В свое время руководители ФРГ - канцлер Г. Коль, вице-канцлер и министр иностранных дел Г. - Д. Геншер, министр финансов Т.

Вайгель - были вынуждены принять во внимание сомнения руководства Франции относительно создания политического союза, что при отсутствии общего рынка труда тормозило качественное развитие политического взаимодействия и повышение роста темпов развития экономики. Поэтому необходимо не допустить повторения прежних просчетов. Руководители, политический истеблишмент стран ЕС должны восстановить доверие населения к национальным и европейским властным структурам, проявить и доказать надежность в плане выполнения всех взятых на себя обязательств.

Германская модель социально-рыночной экономики может быть образцом для других стран, так как она смогла доказать свою состоятельность во время мирового финансового и экономического кризиса и в целом обеспечивает социальную защиту гражданам ФРГ, предоставляет солидные ресурсы для помощи странам - участницам ЕС в период европейского долгового кризиса. Действуй остальной мир по немецким правилам ведения Реглинг К. Авторитет еврозоны сильно упал // РБК. 21.11.2012. С. 5.

См.: Heil H. So wachsen wir besser// Die Welt. 25.05.2012. S. 3.

См.: Spiegel Online. 30.11.2012.

стр. экономики, то никаких финансовых потрясений не было бы вообще.

"Европейской модели", сочетающей в себе экономический успех и социальную ответственность, альтернативы нет. Необходимо использовать кризис как шанс для политического укрепления Евросоюза, способного прогнозировать риски и оперативно принимать комплекс политических решений по предотвращению углубления процесса рецессии в проблемных странах и созданию условий для относительно стабильного благополучия населения. Первые результаты на этом направлении достигнуты благодаря согласию лидеров ЕС на новые инструменты преодоления кризиса и запуску реформ в проблемных странах Еврозоны, в частности в Ирландии, Португалии, Испании и Греции15.

Свою политическую философию канцлер Германии предлагает реализовать через краткосрочные и долгосрочные практические меры. Среди них - следующие.

1. Провести обновление Экономического и валютного союза ЕС в целях выработки совместной политики в сфере финансовых рынков. При создании механизма надзора за европейскими банками следует быть осмотрительным, не проявлять торопливости: важны качество и эффективность такого механизма.

2. Усилить координацию на политическом уровне, включая консультации в формате министров финансов. Очевидна необходимость наращивания координации в сфере фискальной политики, нацеленной на повышение бюджетной дисциплины. Это направление может получить дальнейшее качественное развитие в случае делегирования европейскими государствами Брюсселю реальных прав на вмешательство в национальные бюджеты тех стран, где нарушаются согласованные критерии пакта стабильности и роста.

3. Увеличить степень координации в сфере экономической политики. Согласование особенно востребовано в тех случаях, когда затрагиваются ключевые сегменты национального суверенитета: в первую очередь речь идет о таких чувствительных сферах, как политика в области рынка труда или налогообложения. При этом необходимо уважать принцип субсидиарности и национальные демократические процедуры.

4. Принимать решения, которые могли бы устанавливать разумный баланс между необходимыми новыми правами вмешательства Брюсселя и сохранением возможностей стран ЕС и их парламентов. Демократические процедуры в парламентах обеспечивают легитимность принятия решений по предотвращению углубления рецессии, позволяют представителям экспертного сообщества и гражданских инициатив активно участвовать в разработке соответствующих законопроектов.

5. Активизировать работу на всех направлениях деятельности ЕС, включая рассмотрение вопроса о возможности внесения изменений в договорно-правовые основы Экономического и валютного союза с целью устранения допущенных при его создании просчетов, расширения полномочий институтов ЕС, наделения их правом участия в формировании бюджетной политики государств - членов еврозоны, а также его адаптации к современным реалиям. Одним из вариантов, в соответствии с Лиссабонским договором, может стать созыв Европейского конвента.

6. Расширить взаимодействие национальных парламентов с Европарламентом, который А.

Меркель характеризует как "союзника" по сохранению единства ЕС. Здесь она опирается на поддержку председателя Европарламента социал-демократа М. Шульца. Его стремление к повышению влияния Европарламента в Евросоюзе связано с необходимостью усиления легитимности принимаемых в ЕС решений с учетом мнения общеевропейской парламентской структуры.

7. Создать внутри Европарламента депутатскую группу стран еврозоны16.

8. Предпринять усилия по созданию политического союза, одним из важных элементов которого могла бы стать двухпалатная система с участием Европарламента (палата граждан Европы) и Совета министров (представительство стран - участниц ЕС) с правом законодательной инициативы. Политический союз призван содействовать выработке совместной политики в сферах международных дел, безопасности и обороны, что может привести к формированию совместной европейской обороны, в перспективе оборонительного союза с европейскими вооруженными силами17.

9. Рассмотреть возможность внесения изменений в базовые договоры ЕС. Осуществление этих мер с учетом особенностей политической культуры, опыта демократических процедур при См.: Rede von Bundeskanzlerin Angela Merkel im Europaischen Parlament. 08.11.2012.

См.: ibidem.

См.: 24. Parteitag der CDU Deutschlands. Beschluss "Starkes Europa - Gute Zukunft fur Deutschland". Leipzig, 13 15.11.2011. S. 19 - 21.

стр. нятия решений в конкретных странах предполагает возможное восстановление доверия жителей европейских государств к Европейскому союзу как эффективному инструменту сохранения благополучия граждан, своевременного выявления рисков, определения и запуска действенных механизмов и схем предупреждения и преодоления последствий нежелательных финансовых ситуаций, а также гаранту мира и свободы. В то же время А.

Меркель при реализации своей антикризисной политики хорошо сознает риски, которые могут возникнуть как при запуске мотора экономического роста, так и при обновлении существующих правовых основ Евросоюза.

Опираясь на экспертные исследования, Меркель разъясняет свой курс на сохранение единства Европы, преодоление наметившихся разломов. В ежегодной экспертизе, переданной канцлеру ФРГ 7 ноября 2012 г. независимым Советом экспертов при правительстве ФРГ (так называемые пять мудрецов), констатируются "первые успехи усилий политики на европейском направлении", связанные с принятием Фискального пакта и Пакта стабильности и роста. Вместе с тем в документе обращается внимание на необходимость продолжения запущенных реформ в сферах здравоохранения, налогообложения, пенсионного обеспечения, а также на рынке труда18. Германские эксперты призывают канцлера не отходить от политики строгой экономии, поощряют ее работу на европейском направлении, критикуют половинчатые, с их точки зрения, решения правительства ФРГ.

С учетом критических замечаний и неясности перспектив развития ситуации в ЕС, А.

Меркель стала подчеркивать тот факт, что для преодоления долгового кризиса в еврозоне потребуется достаточно длительный срок - пять лет и больше. Тем самым она корректирует слишком оптимистические, на ее взгляд, заявления некоторых своих коллег по Евросоюзу по поводу временных параметров оздоровления мировой и европейской экономики. К тому же канцлер страхует себя от критики потенциальных оппонентов, которые, с одной стороны, требуют от Берлина незамедлительных финансовых инъекций в разбалансированную банковскую систему, с другой, атакуют, даже оскорбляют канцлера, обвиняя ее во всех бедах европейцев. Ряд экспертов утверждает, что такой алгоритм действий Берлина мотивирован самоуверенностью лидеров, политического класса ФРГ. В ходе объединения Германии они сумели, с опорой на западных союзников и при поддержке Советского Союза, грамотно добиться урегулирования внешнеполитических аспектов воссоединения страны с включением нового государственного образования в НАТО. Однако в эйфории исторической победы недостаточно точно просчитали все возможные издержки решения германского вопроса, особенно в части, касающейся процесса завершения внутреннего объединения страны.

Берлинская республика добилась зримых успехов, но до обещанных Г. Колем "цветущих ландшафтов" дистанция пока значительная. Такой же напор, по мнению аналитиков, руководство Германии демонстрировало и продолжает практиковать в европейском строительстве, уверовав в непогрешимость своих подходов. Как резюмирует бывший министр финансов США М. Блюменталь, расширение Европейского союза с его государствами и еврозоной (17 стран) произошло слишком быстро. В ходе процесса воссоединения Германии такие люди, как тогдашний президент Бундесбанка К.-О. Пель, выступали против обмена западной и восточной марки по курсу 1:1, так как, по его мнению, этот шаг мог разрушить экономику Восточной Германии. К сожалению, в обоих случаях - расширения Евросоюза и объединения Германии - политика возобладала над обоснованными сомнениями и предупреждениями экспертов. "В европространстве решающую роль сыграли политические соображения", и слишком много государств с различным финансовым потенциалом достаточно быстро вошли в единый союз, не имея возможности для выравнивания социально-экономических показателей. Сейчас необходимо принять неотложные меры, не оставлять ни одну страну, в том числе и Грецию, в подвешенном состоянии. Такая политика отвечает интересам Германии: в случае краха евро может сильно пострадать ориентированная на экспорт немецкая экономика19.

ПАРТНЕРЫ ИЛИ КОНКУРЕНТЫ?

В фокусе внимания европейского политического класса и бизнес-сообщества остаются взаимоотношения между канцлером ФРГ А. Меркель и президентом Франции Ф.

Олландом. Состоявшийся в Брюсселе 18 - 19 октября 2012 г. саммит ЕС ознаменовал новый этап во взаимоотношениях между Берлином и Парижем. Каждый обозначил свои преференции. Меркель вновь акценти См.: Stabile Architektur fur Europa - Handlungsbedarf im Inland. Kurzfassung. Sachverstandigenrat - Jahresgutachten 2012/13. S. 1 - 3.

См.: Das Parlament. N 41/42. 08.08.2012.

стр. ровала значение евро, который - "больше, чем валюта", символ социального и политического объединения Европы, и предложила создать специальный Фонд солидарности в целях поддержки охваченных кризисом стран еврозоны, поощрения реформ в проблемных странах. Со своей стороны французский лидер высказался за политическое укрепление еврогруппы, развитие Европы "различных скоростей, различных очертаний". Он выступил за "частичное обобществление долгов" путем введения евробондов, против чего категорически возражает А. Меркель. Они в унисон подчеркнули важность дальнейшего пребывания Греции и других проблемных стран в еврозоне.

Несмотря на усилия А. Меркель найти общий язык с Ф. Олландом, гармоничного дуэта пока не получается, рельефно проявляются противоречия. Германский еженедельник Der Spiegel отмечает растущее недоверие между нынешними лидерами Германии и Франции двух стран, которые еще со времен канцлера К. Аденуаэра и президента Ш. де Голля всегда были мотором интеграционных процессов в Европе, шли на компромисс, находили прежде всего объединяющие компоненты20. При всей внешней доброжелательности и дипломатической галантности оба лидера не могут скрыть от общественности конфликтный потенциал в отношениях между странами. Едкие комментарии Ф. Олланда о том, что А. Меркель выстраивает программу действий на европейском направлении в привязке к выборам в Германии, что задача Франции - разъяснение европейским партнерам вариантов, альтернативных политике жесткой экономии, которые отличаются от представлений Берлина, разумеется, раздражают главу германского кабинета министров. В равной степени негативная реакция идет из Парижа на предложение канцлера о предоставлении Брюсселю действенных прав контролировать выполнение национальных бюджетов. Президент Франции отклоняет данную идею, поскольку это означает утрату национального суверенитета. Ф. Олланд, опасаясь негативного вотума французов на возможном общенациональном референдуме о будущем ЕС, который имел место в 2005 г., намерен решать и согласовывать вопросы общеевропейской политики в прежнем формате саммитов глав государств и правительств. Как отмечают аналитики, общей исходной позицией Берлина и Парижа остается "страх" перед возможным обострением еврокризиса с непредсказуемыми последствиями для всей Европы. В европейских столицах рассчитывают на то, что именно этот аргумент может стать основным мотивом сближения точек зрения канцлера и президента, привести к искомому компромиссу.

А. Меркель не смирилась с упрямством президента Франции. Следуя государственным традициям ФРГ, партийным установкам ХДС о том, что "Германия и Франция несут особую ответственность за успех интеграционных процессов и благосостояние европейского континента", канцлер прилагает усилия по улучшению взаимодействия между Берлином и Парижем21. Такую линию поведения она продемонстрировала в ходе визита в Берлин 14 ноября 2012 г. премьер-министра Франции Ж. - М. Эйро, которому были оказаны воинские почести, предусмотренные по германскому протоколу лишь для главы государства. Закрепляя первые признаки потепления атмосферы диалога Берлин Париж, Ф. Олланд в середине ноября 2012 г. с похвалой отзывался о А. Меркель, с которой он проводит "откровенный обмен мнениями, и уже достигнуты компромиссы"22.

Факт совместного выступления министров финансов ФРГ В. Шойбле и Франции П.

Московией в Европарламенте 3 декабря 2012 г. аналитики интерпретируют как шаг в направлении возрождения эффективного франко-германского тандема, способного не только снимать симптомы европейской долговой болезни, но и содействовать принятию консолидированных решений в целях преодоления структурных дисбалансов в ЕС.

Для понимания философии диалога лидеров обоих государств надо учитывать тот факт, что относительно высокий жизненный уровень жителей и финансовый потенциал ФРГ будут всегда играть существенную роль на переговорах различного формата, в том числе с Францией, где ситуация выглядит несколько иначе. Официальный Париж озадачен ослаблением конкурентоспособности промышленности своей страны, высокой государственной задолженностью, структурными проблемами народного хозяйства, ростом безработицы, на что указывают авторитетные исследовательские центры.

Помимо Франции, немецкого канцлера в одинаковой мере беспокоит и своеобразное позиционирование премьер-министра Великобритании Д. Кэмерона. После того как он отказался подписать Фискальный пакт, в Берлине началось См.: Der Spiegel. N 43. 22.11.2012. S. 18 - 22.

См.: "Starkes Deutschland. Chancen fur alle!"....

Frankfurter Allgemeine Zeitung. 15.11.2011.

стр. переосмысление роли ведущих стран ЕС, - в частности Великобритании, - поскольку такая политика Лондона может привести к углублению раскола ЕС. Немецкие эксперты напоминают, что еще в 1963 г. президент Франции де Голль выступал против приема Великобритании в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) с пояснением, что формальное участие последней в этой структуре может значительно изменить существо и объем ЕЭС. В связи с намерением Лондона выйти из 130 проектов ЕС в области внутренней политики и права, министр юстиции ФРГ С. Лойтхойсер-Шнарренбергер (СвДП) с сожалением заявила, что так "Европа дрейфует к распаду".

Стремясь к финансовому оздоровлению еврозоны, А. Меркель внесла предложение разработать собственный бюджет еврозоны, который мог бы быть рачительно и эффективно задействован для целевых проектов роста экономики. Лондон отверг это предложение, равно как и идею о создании внутри еврогруппы парламентской контрольной структуры. Кстати, это предложение нашло свое развитие в представленной общественности в конце ноября 2012 г. концепции Еврокомиссии об усилении экономической, валютной и политической евроинтеграции, где, в частности, не исключается создание в Европарламенте специального профильного комитета по проблемам евро23.

В сфере политики безопасности ЕС Берлин намерен действовать без оглядки на Лондон, предупреждая британцев о негативных последствиях возможного выхода Великобритании из Евросоюза и одновременно сигнализируя британцам готовность к консолидированным разумным решениям по качественному развитию ЕС. Примечательно, что Лондон уже неоднократно блокировал попытки других 26 стран ЕС реализовать конкретные идеи в сфере безопасности. Политическая сдержанность Д. Кэмерона обусловлена настроениями граждан страны, 50% которых, по данным опросов, в случае общенационального референдума могли бы проголосовать за выход Великобритании из ЕС. Германские политики открыто сожалеют о шагах Лондона, повторяя, что Берлин старается избежать повторения ошибок при введении евро, выступает за более мощный политический союз 24.

ФРГ, ЕС И США. НОВЫЕ ВЫЗОВЫ. НОВЫЕ ПРИОРИТЕТЫ А. Меркель сохраняет верность заложенным К. Аденауэром и развитым Г. Колем традициям дружбы и самого тесного партнерства с США по всем основным направлениям политики. С точки зрения координатора по вопросам трансатлантического сотрудничества в МИД ФРГ, депутата Бундестага Х. Лайбрехта (СвДП), для Германии США, как и Евросоюз, - важнейший партнер. Экономики двух стран тесно связаны друг с другом.

Если ЕС сталкивается с проблемами экономического роста и долгового кризиса, то этот фактор напрямую влияет на состояние дел в экономике США. В свою очередь экономическое и финансовое развитие в США также воздействует на Европу. В этом контексте Берлину понятна настойчивость администрации США в вопросе быстрого преодоления в Европе долгового кризиса. Президент Б. Обама хорошо осведомлен об усилиях европейцев, особо выделяет "вклад правительства ФРГ по стабилизации евро и Европейского союза". Изменение вектора внешней политики США в сторону Азии и других регионов не означает смену приоритетов Вашингтона применительно к Европе. В системе трансатлантических координат ФРГ намерена совместно с США осваивать новые рынки, в том числе в странах Азиатско-Тихоокеанского региона25.

А. Меркель активно выступает за реализацию идеи создания трансатлантической зоны свободной торговли между Евросоюзом и США, что могло бы дать импульс развитию экономик Европы и Северной Америки, содействовать решению проблем высокой государственной задолженности в этих регионах мира. Председатель Европарламента М.

Шульц после встречи с вице-президентом США Дж. Байденом в Вашингтоне в конце ноября 2012 г. информировал общественность о готовности США рассмотреть заключение такого соглашения, которое могло бы стать важным инструментом преодоления кризиса. По словам М. Шульца, при решении важнейших перспективных вопросов у американцев нет более близкого союзника, чем Европа26.

См.: Konzept fur eine vertiefte, echte Wirtschafts - und Wahrungsunion soil europaische Debatte anstoben / Europaische Union. Pressemitteilung. Brussel, den 28. November 2012.

См.: Der Spiegel. N 42. 15.10.2012. S. 22 - 24.

См.: Leibrecht H. Wir sind wichtigste Partner // Das Parlament. N41/42.08.10.2012. S. 2.

См.: Eu-Parlamentsprasident fordert Freihandelsabkommen (www.martin-schulz.info/index.php?link-48bereich 18details-18id.988 от 28.11.2012).

стр. СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ С ФРГ И ЕС: РЕАЛЬНОСТЬ И ОЖИДАНИЯ Хотя тема статьи посвящена иной проблематике, с учетом веса Германии в ЕС, уровнем взаимодействия Москвы с Берлином и Брюсселем (Россия более 40% своих золотовалютных резервов держит в евро), представляется обоснованным обращение к вопросу об отношениях между Россией и ФРГ. Президент России и канцлер ФРГ в Москве 16 ноября 2012 г. в ходе 14-го раунда российско-германских межгосударственных консультаций особо выделяли достижения в сфере торгово-экономических связей, взаимодействие в энергетике и других областях, указывали на дальнейшую востребованность форума общественности двух стран "Петербургский диалог"27, важность диалога Москвы с Брюсселем. Вместе с тем дебаты в Бундестаге 9 ноября г. по резолюциям его ведущих фракций о России в очередной раз подтвердили настрой немецкого политического класса на диверсификацию многопланового сотрудничества России и Германии, желание Берлина преодолеть наступившую в отношениях фазу деполитизации контактов28. Не соглашаясь с рядом тезисов участвующих в этой дискуссии немецких депутатов и формулировками обсуждаемых документов, можно сказать о том, что неравнодушные к России, заинтересованные в диалоге с ней парламентарии дали четкий сигнал Москве о готовности к активизации сотрудничества по всему комплексу вопросов стратегического партнерства для модернизации, включая диалог между гражданскими обществами. Вместе с тем не может не удивлять вялость германских парламентариев в обсуждении проблем ПРО, либерализации визового режима с Россией. В качестве ведущего государства в Евросоюзе ФРГ могла бы активней способствовать продолжению совершенствования политического диалога Россия-ЕС, включая дискуссию об идее создания Комитета по вопросам внешней политики и безопасности Россия-ЕС (КВВПБ), выдвинутую на встрече Д. Медведева с А. Меркель 4 5 июня 2010 г. в Мезеберге. Складывается впечатление, что о КВВПБ в Берлине постепенно забывают, а у созданной летом 2011 г. межфракционной депутатской группы Бундестага по вопросам либерализации визового режима с Россией не хватает политической воли добиться положительных результатов. Завышенные ожидания обеих сторон очевидны: одни рассчитывают на технологическую поддержку для модернизации российской экономики, другие требуют скорейших результатов в реформировании политической системы, правозащитной сфере, борьбе с коррупцией. Реальность несколько другая. Сейчас востребованы выдержка, такт, уважительное отношение к опыту, традициям, готовность понять особенности развития России и Германии, бережное отношение к накопленному капиталу доверия. У российской стороны, в том числе у Федерального собрания, достаточно интеллектуальных ресурсов и политического опыта, чтобы воспользоваться жестами доброй воли германских партнеров с целью вовлечения их в предметные дискуссии по проблемам безопасности (ПРО, ДЕБ, КВВПБ), энергетики, вопросам культуры, молодежных обменов, сближения гражданских обществ обеих стран и т.д. Многообразие площадок для диалога и современные коммуникационные возможности позволяют в оперативном режиме проводить консультации для снятия недоразумений, уточнения позиций применительно к текущей внутренней и внешней политике России и Германии.

Заметным шагом на пути к углублению многопланового диалога РФ с ФРГ и Евросоюзом стало совместное обращение глав МИД ФРГ и Польши Г. Вестервелле и Р. Сикорского ноября 2011 г. к высокому представителю ЕС по внешней политике и безопасности К.

Эштон с инициативой разработать новую стратегию в отношении России в целях преодоления "экономической и политической летаргии" в отношениях между РФ и ЕС.

Оба министра рекомендуют ЕС оказать поддержку России в модернизации ее экономики, социальной и политической систем.

Как представляется, такая идея стала вызревать после первой трехсторонней встречи министров иностранных дел России, ФРГ и Польши в Калининграде 21 мая 2011 г. Вторая встреча "тройки" в Берлине 21 марта 2012 г. была насыщена дискуссиями по тем проблемам, которые уже обсуждались в Калининграде и обозначены в совместном послании Г. Вествервелле и Р. Сикорского. Благожелательное восприятие Москвой этой инициативы, которая "сможет придать дополнительный импульс развитию отношений России и Евросоюза, а также способствовать созданию четырех общих пространств Россия-ЕС", дополнялось, корректировалось самой практикой в зависимости от конкретной ситуации. Если в РФ происходят сбои в развитии гражданского общества и принимаются, См.: Выступления президента России В. В. Путина и канцлера ФРГ А. Меркель в Москве 16 ноября 2012 г.

См.: Deutscher Bundestag - 17. Wahlperiode - 205. Sitzung. Berlin, den 9. November 2012.

стр. с точки зрения ЕС, противоречащие европейским стандартам законы, отношения между сторонами политизируются и даже идеологизируются. В этих случаях на передний план выдвигается вопрос о сохранении динамики взаимодействия с Европейским союзом в торгово-экономической сфере. В условиях европейского кризиса приоритетным направлением становится трансграничное сотрудничество. Совокупный товарооборот между РФ, Германией и Польшей в 2011 г. составил более 100 млрд. долл., объемы двусторонней торговли России с последними росли быстрее, чем в целом с ЕС. Такая динамика экономических связей "тройки" способствует смягчению ударов, нанесенных еврокризисом, стимулирует экономический рост, свидетельствует об интересе Германии и Польши к наполнению конкретным содержанием стратегического партнерства для модернизации между Россией и ЕС.

*** Политический опыт Германии с задействованием легитимных механизмов смягчения мирового экономического и финансового кризиса, преодоления затянувшейся рецессии в Европе, сохранения ее единства позволяет сформулировать некоторые выводы. Для А.

Меркель проблема евро является одним из ключевых вопросов: спасение евро призвано доказать ее способность управлять одной из ведущих европейских держав, сохранить темпы европейских преобразований. Канцлер знает, что она сама может быть уязвимой лишь в случае краха евро.

Можно исходить из того, что по мере приближения выборов в Бундестаг центр тяжести антикризисной политики А. Меркель будет смещаться в сторону формирования партийно политического большинства германских избирателей, для которых приоритетным направлением остаются их материальное благополучие, социальная защита, уверенность в завтрашнем дне со стабильной денежной единицей в единой Европе. Под таким углом зрения, видимо, следует рассматривать принимаемые меры и последующие шаги А.

Меркель по укреплению еврозоны, расширению политического взаимодействия между странами ЕС.

Как бы то ни было, но с большой долей уверенности можно сказать, что по итогам выборов в Бундестаг в 2013 г. кресло канцлера ФРГ займет политик, выражающий взгляды последовательного продолжателя курса на сохранение единства Европы при решении актуальных проблем германских избирателей и жителей Большой Европы.

Можно прогнозировать, что после формирования нового правительства Берлин даст новый импульс дискуссиям по вопросам качественного обновления Валютного и экономического союза, выстраивания реального социального и политического союза.

Пока политика лишь реагирует на возникающие волны рецессии, принимаемые политические решения по запуску легитимных механизмов преодоления долгового кризиса отстают от турбулентных процессов в проблемных странах, сопряжены с колоссальными финансовыми затратами, в основном из государственного бюджета, средств налогоплательщиков ФРГ. Главный политический локомотив евроинтеграции и экономический донор, Германия на ближайшую перспективу не сможет одна "вытянуть" затронутые кризисом европейские государства. Нужны новаторские идеи и нестандартные политические решения руководителей ЕС и его стран-участниц для институционального переформатирования действующих конструкций управления и договорно-правовой базы основополагающих документов. В противном случае будет достаточно сложно приостановить углубление системного долгового кризиса, дальнейшее разрыхление доверия граждан континента к правящим элитам своих стран и бюрократическим инстанциям Брюсселя.

Ключевые слова: канцлер А. Меркель, европейский долговой кризис, евроинтеграция, выборы в ФРГ, легитимные механизмы преодоления кризиса.

стр. Заглавие статьи МИР. ВЫЗОВЫ ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА. ИТАЛИЯ Автор(ы) И. СЕМЕНЕНКО, И. ЛАБИНСКАЯ Мировая экономика и международные отношения, № 5, Май Источник 2013, C. 67- ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС: ПОСЛЕДСТВИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 67.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи МИР. ВЫЗОВЫ ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА. ИТАЛИЯ Автор: И. СЕМЕНЕНКО, И. ЛАБИНСКАЯ Современный кризис ярко высветил сложность социально-политических сдвигов, происходящих в "развитом " мире, открыл новый этап в осмыслении мировых трендов, в оценках перспектив западных стран и значимости их опыта для остального мира.

Особенно интересен этот опыт для таких переживающих системные трансформации обществ, как российское.

В повестке дня кризисного развития Запада стоит ряд проблем, связанных с качеством государства и его институтов, с характером общественного запроса и ценностных установок, способных поддержать инновационные изменения. В этом ряду выделяются "реперные точки ", которые определяют ресурсы жизнеспособности национального сообщества и качество жизни его граждан. Это деиндустриализация и демографический переход, исчерпание потенциала утвердившейся модели социального государства и нарастание потенциала внутренней конфликтности, кризис институтов представительной демократии и моральный кризис, порожденный потребительским обществом и отчуждением его граждан, конфликтом коллективных и индивидуальных идентичностей.

Высветились накопившиеся "вопросы без ответов" - насущные для жизнеобеспечения общества и человека проблемы, остающиеся без системных решений. В обществах с развитыми институтами представительства интересов под вопросом оказалась сама возможность достичь социально-политической консолидации. Возникает проблема ресурсов и перспектив трансформации "развитых " стран, до недавних пор лидеров и маяков мирового развития. Очевиден кризис западноцентричной модели развития.

Какую роль в определении вектора трансформаций играет национальное государство, и правомерно ли говорить о его "национальном" характере в условиях, когда переосмысливается само содержание "национального"? Помимо государства и его традиционных "контрагентов " - гражданского общества и бизнеса - в конкуренцию за ресурсы включаются территории, регионы, города, трансграничные структуры и сетевые сообщества. Иной становится сама природа политической субъектности:

наряду с институтами и коллективными субъектами социальных отношений самостоятельная роль отводится человеческому фактору общественных трансформаций, "капиталам с человеческим лицом" (интеллектуальному, культурному, креативному и подобным).

Соединение пространственных и временных векторов, универсалистских ориентиров и партикулярных тенденций, глобальных и локальных трендов в единой аналитической модели становится вызовом для науки. Меняются контуры политической сферы, и описание этих трансформаций в широко используемых в научном дискурсе терминах "постдемократии" (Ж. Рансьер), "постполитики " (С. Жижек), "трансэкономики " и "трансполитики " (Ж. Бодрийяр) не проясняет природу, и, тем более, перспективы перемен. Концептуализация современной социально-политической динамики в категориях изменений - трансформаций, реформ, модернизации, развития - сопряжена с необходимостью разработки методологических подходов, адекватных ее нынешним разнонаправленным тенденциям. Этапным шагом на этом пути должно стать осмысление содержания и направлений трансформаций, идущих в тех национально государственных сообществах, которые оказались в эпицентре текущего кризиса и в наиболее явственных формах высветили угрозы, риски и ограничения современных общественных процессов.

Продолжая начатую на страницах журнала в прошлом году дискуссию1, Центр сравнительных социально-экономических и социально-политических исследований ИМЭМО РАН открывает в рамках научно-теоретического семинара ЦЭСПИ (руководитель - зав. сектором прикладных социально-политических исследований, д.п.н.

И. С. Семененко) серию специальных См.: "Альтернативный капитализм" или альтернатива капитализму? (Проблемы концептуализации современного развития) // МЭ и МО. 2012. N 7, 8.

стр. семинаров, посвященных тенденциям социально-политических изменений в странах Запада. Задачу цикла мы видим в том, чтобы выявить общие тренды и характерные особенности происходящих перемен, имея в виду и возможные параллели с российскими трансформациями. По итогам обсуждения политического, социокультурного и экономического развития ведущих стран Европы, стран ЦВЕ, а также Японии готовится серия публикаций.

Основное внимание в них будет уделено анализу проблем, которые выявил современный кризис, и оценке ресурсов, которые могут способствовать преодолению или смягчению обозначившихся рисков. Следом предполагается подготовить цикл публикаций, посвященный странам незападного цивилизационного ареала.

Открывают цикл материалы, посвященные социально-политическим и экономическим проблемам современной Италии. Их авторы - участники семинара, известные ученые, сотрудники Института мировой экономики и международных отношений РАН д.п.н. И.

С. Семененко (докладчик), д.и.н. К. Г. Холодковский (докладчик), д.э.н. Н. В. Гоффе, к.и.н. Н. К. Кисовская, к.э.н. А. В. Авилова.

ИТАЛИЯ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ НАЧАЛА 2000-х ГОДОВ И. С. Семененко. Социальный климат, общественные отношения и ориентиры идентичности. За исключением описания пресловутых скандалов, о проблемах современной Италии в сегодняшней России пишут до обидного мало. Между тем за последние четверть века во внутренней политике этой страны произошли поистине тектонические политические трансформации, а социальные проблемы, с которыми столкнулось итальянское общество, во многих аспектах созвучны и даже аналогичны российским.

Страна рискует попасть в "ловушку неразвития". В том или ином масштабе подобные проблемы стоят перед западным миром в целом, но в Италии в последние кризисные годы они кардинально изменили общественные настроения: такого количества недовольных своим положением и положением страны современная итальянская история еще не знала.

На фоне распространения общественного пессимизма активизировалась интеллектуальная дискуссия о путях социальной консолидации общества, о ресурсах развития и о скрепах национального самосознания.

Согласно данным ОЭСР, основанных на сравнительных замерах Индекса благосостояния (Better Life Index), Италия оказалась сегодня в нижней трети списка 36 стран, вошедших в текущий обзор: общий уровень удовлетворенности жизнью составляет 6.1 (в России - 5.3, ниже только Венгрия и Португалия, в наиболее благополучной Дании - 10 по десятибалльной шкале). При ежегодном среднедушевом доходе итальянцев в 24 тыс. долл.

(в России - 14 тыс.) только 57% людей трудоспособного возраста имеют оплачиваемую работу (в России - 67%) и только 54% - полное среднее образование или эквивалентные ему квалификации (в России - 88%). Чувство социальной солидарности, сообщественности здесь высокое: 91% людей уверены, что могут на кого-то положиться в нужде, но лишь около половины (49%) доверяют политическим институтам (в РФ - 44%)2.

В сегодняшней Италии остро переживают размытость ориентиров политической идентичности. Не переварив последствий культурного шока рубежа 80 - 90-х годов, приведшего к слому политической системы Первой республики, страна вползла в период дальнейшей деградации политической жизни, которую усугубил демагогический политический стиль долголетнего премьера С. Берлускони и массированная "берлусконизация" радио и телевидения3. В среде интеллектуалов и левоцентристской, и правоконсервативной ориентации утвердилась практически единодушная (трудно представимая в прошлом поколении) убежденность в несостоятельности государства и неэффективности сложившейся политической системы, ее полном несоответствии задачам национального развития4. Выражая широко распространенное мнение, президент республики Дж. Наполитано ("последний из могикан" итальянской политики предыдущего поколения, в прошлом - один из лидеров ИКП, стоящий сегодня, насколько это возможно, "над схваткой") говорит о глубоком упадке и культурной ущербности политической сферы страны5.

Нравственный кризис прорастает из властных структур в публичную сферу и разлагает ценностные ориентиры массовых групп, подпитывая См.: OECD Better Life Index (http://www.oecdbetterlifeindex.org/countries/italy/).

О феномене "берлусконизма" и его влиянии на массовое сознание см.: Левин И. Б. В урнах - пепел демократии?

// Политая. 2009. N 2.

См.: Galli Delia Loggia E., Schiavone A. Pensare l'Italia. Torino, 2011.

См.: Napolitano G. Intervento al seminario dedicato alia memoria di Luciano Cafagna // La Repubblica. 20.04.2012.

стр. теневые практики и клиентелярные связи. Разрыв между "двумя Италиями" (приверженцев "берлусконизма" и тех, кто не приемлет установки и модели поведения, олицетворяемые бывшим премьером) и моральное разложение публичной сферы стали предметом острейшей полемики. Известный историк и левый политический деятель, бывший депутат от Демократической партии М. Сальвадори сформулировал разделяемое большинством интеллектуальной элиты видение перспектив развития, подчеркнув, что "падение плутократа (Берлускони) оставляет нашей стране тяжелое наследие. Когда он уйдет с политической арены, останется "его Италия": та, что его поддерживала и прославляла. И тогда встанет вопрос о том, смогут ли те, кто противился берлусконизму, собрать политические и гражданские ресурсы, чтобы открыть новый этап национального возрождения. Это тот гордиев узел, который нам предстоит разрубить"6.

В дискуссию о моральном кризисе в обществе активно вовлечена католическая церковь:

христианские ценности как опора национальной идентичности противопоставляются ориентирам деморализующего личность общества потребления. Пятидесятилетие Второго Ватиканского собора (открылся в октябре 1962 г.) отмечалось в Италии как веха в становлении открытой миру церкви. Однако повернуть вспять тенденцию старения приходов не удается, а уход с политической арены Христианско-демократической партия (ХДП) размыл традиционные системные каналы влияния Ватикана на политическую повестку дня.

Религиозная идентичность не оказывает сегодня существенного влияния на политический выбор большей части католического электората: на парламентских выборах 2006 г. только 15% избирателей поддержали кандидатов от разных партий, выражавших свою приверженность католицизму7. Примерно столько же (15.7% опрошенных) назвали в качестве ключевой ценности, которая будет способствовать улучшению социальной ситуации в стране, религиозные убеждения (на первые позиции были поставлены моральные принципы и честность, уважение к другим, солидарность). В качестве ключевого основания индивидуальной идентичности религиозную принадлежность выделили только 3.7% (на первые позиции были поставлены личный опыт, характер и культурные корни семьи), хотя каждый пятый итальянец по-прежнему уверен, что религиозная традиция - это важная объединяющая нацию основа (наряду с "чувством семьи", которое отметили 2/3 опрошенных, и "вкусом к качеству жизни", который выделил каждый четвертый)8.

По мнению влиятельных представителей католических кругов, сегодня проекты воссоздания католической партии обречены на неудачу: такая партия заведомо не получит массовой поддержки. Идти надо иным путем: пересматривать понимание роли католиков в обществе и в политической жизни, работать не на поддержку тех или иных политических сил, а на осознание личной потребности в социальной деятельности, в усилиях по преодолению социальной несправедливости, в борьбе против насилия, за изменение мира к лучшему9.

Распад партийной системы Первой республики размыл утвердившееся в послевоенной Италии противостояние двух политических субкультур10. Людей разных политических убеждений объединяет сегодня разочарование в политических институтах. Массовое отчуждение от политической жизни изменило политико-культурный ландшафт страны:

партийные структуры на местах прочно и, похоже, безвозвратно утеряли былое влияние.

Профсоюзная активность рутинизировалась, и традиционные профсоюзы даже многими из вчерашних активистов воспринимаются как часть неэффективной системы, притом, что потенциал мобилизации протестных настроений у профсоюзов остается высоким, и их манифестации выводят на улицы массы протестующих.

Социальный активизм развивается вне и помимо партий и профсоюзов в широком спектре от деятельности глобальных НКО до культурных инициатив на уровне городских районов и сельских поселений, в формах массовых художественных акций и пр.

Все больше внимания привлекает проблема иммиграции, и не в последнюю очередь в связи с выбросами расистских настроений и ответными реакциями со стороны сплоченных мигрантских общин - непривычных для Италии явлений. В стране проживает более 4.5 млн. иностранцев (7.5% населения, по данным ISTAT 2010 г.) и растет первое массовое поколение иноэтничной Salvadori M. L'Italia e i suoi tre Stati. Il cammino di una nazione. Roma-Bari, 2011. P. 101.

См.: Campanini G. Cattolici e political quale "identita"? // Aggiornamenti Sociali. 2007. N 11 (http://www.aggiorna mentisociali.it/0711campanini.html).

Cm: CENSIS. 45° Rapporto annuale sulla situazione sociale del paese/2011. Roma, 2011. P. 3 - 7.

См.: Campanini G. Op. cit.

См.: Холодковский К. Г. Италия. Массы и политика. М., 1989.

стр. молодежи;

численность иностранцев моложе 18 лет, будущих граждан Итальянской республики, подошла к миллионной отметке. Большинство интегрируются в итальянское общество (хотя китайские мигранты, живущие замкнутыми коммунами, к этому в основном и не стремятся);

многие мигранты первого поколения, особенно стремящиеся заработать социальный статус молодые мужчины, создают свой бизнес, вступают в смешанные браки и добиваются признания в обществе, показывая пример трудовой и социальной мотивации. Но дети иммигрантов в среднем учатся заметно хуже итальянских сверстников и имеют ограниченные возможности социальной мобильности.

Предупреждения о социальных взрывах в бедных районах больших городов по французскому сценарию уже звучат в Италии во весь голос11.

Системной государственной политики социальной интеграции иммигрантов нет, и по таким важнейшим показателям, как включение мультикультурных практик в школьные программы, страна имеет очень слабые позиции12. Согласно данным национального Института статистики, около 60% итальянцев полагают, что в их стране иммигрантов дискриминируют. Столько же (60%) говорят о позитивном влиянии инокультурного присутствия, но при этом около двух третей считают, что "иммигрантов в Италии слишком много". Большинство проявляет религиозную терпимость, но значительная часть населения (41%) возражает против открытия мечетей по соседству (столько же безразличны к этой проблеме). С ростом численности жителей-мигрантов более половины опрошенных связывают падение качества жизни в облюбованных ими кварталах и рост преступности13.

Реальностью стало отсутствие определенности в ориентирах национального развития.

Неэффективность государственных институтов подпитывает ощущение бедственного положения "тонущего корабля" ("Belpaese che affonda"). Вершина айсберга - резкое сокращение финансирования культурной сферы - ключевого источника занятости для миллионов людей (в первую очередь - в индустрии туризма, доходы от которого составили в 2011 г. 137.3 млрд. евро, то есть 8.6% ВВП, а занятость только в гостиничном секторе - 1.2 млн. человек). На горизонте уже четко обозначилась перспектива превращения страны в музей, эксплуатирующий ресурсы культурного наследия с последствиями, которые можно уподобить симптомам голландской болезни.

Нынешний "паралич креативности" итальянские интеллектуалы призывают преодолеть путем "культурной перезагрузки"14. Стимулы для такого поворота видятся в развитии инновационного малого и среднего предпринимательства, однако пока их явно недостаточно: для нового поколения креативная экономика не создает сколько-нибудь заметной занятости. В молодежной среде складывается особенно тревожная социальная ситуация: молодые люди не видят перспектив в своей стране, и эмиграция специалистов идет широким потоком. Низкий уровень школьного и высшего образования - один из самых болезненных вопросов в публичной дискуссии.


Сохраняется привычное разделение Италии как страны "двух скоростей". Юг заметно отстает, в том числе в связи с катастрофическим падением рождаемости и продолжающимся исходом молодежи на Север и за рубеж. При этом южная субкультура прорастает в политическую жизнь и в экономику всей страны (порождая феномен "меридионализации", ярко проявившийся в ходе организации Олимпийских игр в Турине, когда к дележу "олимпийского пирога" активно подключились мафиозные структуры).

Быстрыми темпами идет процесс деиндустриализации, среди лидеров по выводу производства за рубеж оказался символ национальной экономики - ФИАТ. Ремесленные, малые и средние производства, которые составляют опору кластерной структуры в регионах Центра и Севера и опираются на "ресурсы локализма"15, отчаянно борются с наплывом дешевых китайских товаров. Призывы "потреблять отечественное" находят отклик среди населения, но кризис ведет к разорению мелких хозяев. Тем не менее в сравнении с соседней Испанией положение выглядит более благополучным, и местные власти более динамично развивающихся регионов вкупе с бизнесом целенаправленно вкладывают силы и средства в бренд "Made in Italy".

См.: Cazzuolo A. L'Italia di Noantri. Come siamo diventati tutti meridionali. Milano, 2009. P. 86 - 87.

В целом, согласно данным Индекса политики интеграции мигрантов (MIPEX), Италия в 2010 г. занимала положение в самом конце списка группы стран "относительного благоприятствования" интеграции. Возглавляла рейтинг Швеция, а замыкала его Латвия. См.: Multiculturalism Policy Index (http://www.queensu.ca/mcp/ от 07.12.2012).

См.: Imigrantivistidaicittadini. ISTAT statistiche report. Anno 2011 (http://www.istat.it/it/archivio/66563 от 11.06.2012).

См.: Caliandro C., Sacco P.L. Italia reloaded. Ripartire con la cultura. Bologna, 2011.

См.: Левин И. Б. Малые предприятия и великая Россия/ Куда пришла Россия? Итоги социетальной трансформации. Под общей ред. Т. А. Заславской. М., 2003. С. 91.

стр. Альтернативу неопределенности и нестабильности многие видят в утверждении региональной идентичности. На нее делают ставку и некоторые политические силы (прежде всего Лига Севера), и апеллирующие к ресурсам локальной идентичности власти на местах (в форме разнообразных культурных инициатив), и особенно представители успешного среднего и малого бизнеса. Бренды регионов выстраиваются на потреблении товаров местных производителей, на пропаганде "своего" стиля жизни и соответствующих ему потребительских практик, альтернативных "макдональдизации" (движение "Slow food", сеть здорового и качественного питания "Eataly"). Тем самым национальный бизнес пытается использовать "несовременные" ресурсы для модернизации страны, но эти усилия не выходят на уровень политического проекта. По сути, речь сегодня идет о неспособности национальной политической элиты интегрировать в стратегию национального развитиия и эффективно использовать наличные ресурсы локализма и социальной солидарности, стимулировать развитие новых форм социальной самоорганизации.

Набирают обороты процессы прямого подключения более динамично развивающихся регионов к европейским проектам. Региональное многообразие и ресурсы локализма превращают Италию, по мнению ряда аналитиков, в своего рода лоцмана (battipista) "Европы регионов"16. Итальянцы традиционно были "еврооптимистами", и поддержка евро, которую показывали опросы общественного мнения даже в самые тяжелые для общей валюты времена17, свидетельствуют о постоянстве в поддержке европейского строительства. Согласно данным последнего выпуска Евробарометра (показатели осени 2012 г.), гражданами Европы считали себя чуть более половины населения (51%, ниже среднего по ЕС показателя в 63%), при этом число "европейцев" продолжало расти18. Но четко обозначился и рост протестных настроений: на последних выборах их аккумулировало выступавшее под антиевропейскими лозунгами "Движение 5 звезд", и результаты голосования были восприняты в Европе как сигнал против проводимой ЕС под водительством Германии политики жесткой экономии.

Поскольку политические институты, на которые традиционно (со времени Рисорджименто) возлагалась ключевая роль в модернизации страны, оказались неадекватны этому вызову, общественный запрос на модернизацию, стимулировав развитие неполитической сферы, увеличил разрыв между культурой отношений в повседневной жизни, которую отличает в целом высокий уровень межличностного доверия и солидарности, и низким качеством государственного управления.

Политиканству, неуправляемости и непрозрачности (одиозным символом такой модели управления стал Неаполь - город, в котором уличная грязь и неэффективность коммунальных служб стали привычной частью повседневности) противопоставляется политика "реальных дел ". Эффективное управление на местном уровне создает оазисы благополучия в малых и средних городах Севера и Центра. Созданная в 2005 г. сетевая ассоциация "Добродетельных коммун" (Comuni virtuosi) стремится сделать эффективные управленческие практики, повышающие качество жизни населения территории, общим достоянием. Это - инициативное движение, распространяющее стратегию "малых дел" и альтернативных обществу потребления стилей жизни на растущее число территорий. И, кроме того, пытающееся изменить общественное отношение к политической деятельности, показать, что можно "делать политику" иначе, руководствуясь духом общественного служения, прозрачности и честности19. Пока это "точечные" инициативы:

в ассоциации участвуют около 60 малых городов (при общей численности коммун в Италии около 8 тыс.). Но на эффективное управление и "хорошую политику" есть выраженный в разных формах гражданской активности общественный запрос.

Юбилейные торжества по случаю 150-летия объединения Италии (2011 г.) активизировали публичную дискуссию о национальной идентичности и об общих ориентирах итальянской нации. Потребность в осмыслении политического прошлого (в том числе социокультурных истоков наследия фашистского периода, которое, по сути, оказалось вычеркнутым из исторической памяти нынешнего молодого поколения, но прорастает в речах и призывах некоторых популярных политиков) как общенационального накладывается См.: Graziano M. Italia senza nazione? La geopolitica di una identita difficile. Roma, 2007. P. 285.

См.: Eurobarometro 74. Opinione pubblica nell'Unione Europea. Autunno 2010. Rapporto nazionale Italia (http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/eb/eb74/eb74_it_it_nat.pdf).

См.: Eurobarometro Standard 78. Opinione pabblica nell'Unione Europe. Autunno 2012. Rapporto nazionale Italia (http//ec.europa.eu/italia/documents/comunicazione/rapport_eurobarometro_78.pdf).

См.: Associazione dei Comuni Virtuosi (http://www.comunivirtuosi.org/.);

а также: Boschini M. Viaggio nell'Italia delta buona politica. I piccoli comuni virtuosi. Torino, 2012. P. 16.

стр. на острую необходимость модернизации государственных институтов, преодоления морального кризиса и кризиса парламентской демократии как оснований общей политической идентичности. Как считает один из самых авторитетных аналитиков, "правда в том, что существует множество Италии, и это ключевая характеристика национальной идентичности, но существует и общая реальность, и общая идея Италии, которая вбирает это множество. Наша история произвела на свет разнообразие, но это разнообразие сплавилось в амальгаму... Утвердить национальную идентичность - значит примириться с нашим историческим прошлым и с необходимостью решать те проблемы, которые оно нам оставило. Для этого нужно государство и нужен политический класс, которые должны быть - и не могут не быть - опорой современной национальной идентичности, способной организовать и соединить множественные формы "простых" идентичностей и поддерживать личные свободы, защищать общественные интересы, уважать нормы права, в конечном счете - давать жизнь более плодотворным ориентирам, поддерживать развитие свободных индивидов, укоренять в обществе чувство солидарной доброжелательности"20.

Перспективы преодоления последствий кризисного развития видятся в тех ресурсах гражданственности, носителем которых является компетентная, вовлеченная и радеющая за общественное благо, сознательно и активно противостоящая "берлусконизации" часть итальянского общества. Потенциал гражданского участия вкупе с ресурсами местного развития создает перспективы выхода из кризисной полосы развития, консолидации итальянской политической нации. Здесь заложены возможности преодоления пресловутой "ловушки неразвития", которые высвечивает итальянский социально-политический кризис. Эти возможности открыты не только для Италии.

Однако на таком пути стоят системные препятствия, и их преодоление связано с утверждением иной, альтернативной потребительскому индивидуализму солидарной мотивации развития и в массовых слоях, и среди представителей политического класса.

К. Г. Холодковский. Кризис парламентской демократии. Несмотря на то, что Италия как будто не относится к странам, положение которых вызывает наибольшую озабоченность Евросоюза, ее ситуация может быть отнесена к числу наиболее сложных.

Она - одна из крупнейших стран в регионе, но среди них - страна с наиболее слабой экономикой. Ввиду ее масштаба ей трудно рассчитывать на сколько-нибудь существенную помощь со стороны ЕС, необходимо полагаться в основном на свои собственные силы. Это означает, что большая нагрузка ложится на ее политический механизм. Между тем он далек от благополучия.


Политический механизм Италии, несомненно, страдает общими для современных стран Запада болезнями (ограниченность и закостенение парламентской демократии, формализация институциональных процедур, неучет новых запросов населения и т.д.), но эти болезни ввиду страновой специфики проявляются в наиболее тяжелой форме. Одно из проявлений этого феномена (может быть, наиболее безобидное) - самый пожилой возраст итальянской политической элиты среди стран ЕС.

На рубеже XX-XXI вв. партийная система Италии претерпела наиболее кардинальные в ЕС изменения. Она испытала воздействие не только общего для западного мира упадка роли партий, но и специфически итальянских факторов. В послевоенные годы в Италии сложилась широкая поддержка казавшегося перспективным общественного проекта, олицетворяемого коммунистической партией. Ей противостояла центристская Христианско-демократическая партия, знаменем которой были религиозные ценности, подкрепляемые негативной идентичностью (отрицанием коммунизма). Значительное влияние коммунистической идеологии объясняет, почему воздействие исторического крушения социалистической системы на Италию стало наиболее глубоким и болезненным. Вместе с тем почти совпавшая по времени операция "Чистые руки" вскрытие коррупционного нарыва, долгое время назревавшего в системе власти правящей Христианско-демократической партии (из-за ее монопольного положения, непосредственно связанного с тем, что единственной альтернативой была "антисистемная" коммунистическая партия), разрушила эту партию.

Нынешняя итальянская партийная система образца 2012 г. не имеет ничего общего с партийной системой 25-летней давности. Принято считать, что в 90-е годы в Италии совершился переход от Первой республики ко Второй, отмеченный, в частности, изменением избирательного закона (переходом от пропорциональной системы к в основном мажоритарной)21. На смену политической Galli Delia Loggia E. L'identita italiana. Bologna, 2010. P. 161 - 164.

Существует и другое мнение: Вторая республика уже потерпела крах, и начался переход к Третьей. См., например: Calise M. La Terza Repubblica. Partiti contro presidenti. Roma - Bari, 2006.

стр. монополии центристской ХДП, втягивавшей в свою орбиту лево - и правоцентристские силы, в 90-е годы пришла ротация двух коалиций - право - и левоцентристской, с определенным перевесом первой.

Но переход ко Второй республике фактически еще не завершился. Она все еще не вышла из кризисного состояния и не нашла устойчивого модуса. Видимость устойчивости какое то время ей придавал электоральный успех популистского лидера С. Берлускони, крупного предпринимателя из нуворишей. Рядовому итальянцу льстило, что это выходец из народа, добившийся успеха - неважно, какой ценой - и потакавший обывательским вкусам. Лидер, который непосредственно обращался к массам, размашисто раздавал обещания, выполнявшиеся лишь частично (всегда находилось что-то, что мешало:

экономическая ситуация, оппозиция, ЕС), как бы заполнял собой брешь между обществом и государством. Берлускони опирался на влияние СМИ (прежде всего как владелец трех сетей телевидения, газеты "Джорнале", ряда издательств, в бытность премьером контролировавший и государственное телевидение). Но авторитет Берлускони, подмоченный сексуальными и финансовыми скандалами, в конце концов рухнул ввиду его неспособности справиться с последствиями экономического кризиса.

Падение кабинета Берлускони вызвало кризис созданной им "под себя" партии, первоначально называвшейся "Вперед Италия" и резко отличавшейся от обычных партий своей опорой на клубы футбольных фанатов, сетевой организацией, включавшей ассоциации, возникшие вокруг бизнес-центров Берлускони. После объединения с остатками крайне правого Национального альянса (партии, возникшей на месте профашистского Итальянского социального движения, которую ее лидер Дж. Финн привел на респектабельные умеренно правые позиции) партия Берлускони носила название "Народ свободы" (PdL). Временный уход Берлускони в тень способствовал вскрытию в PdL внутренних противоречий, возникновению скандалов из-за финансовых нарушений в ряде возглавляемых ею местных и региональных органов власти.

Отказавшись от нового выдвижения своей кандидатуры на пост премьер-министра, Берлускони не собирается, однако, уходить от участия в политике, сознавая, что без него партия окончательно развалится. Перед выборами 2013 г. он заявил о своем намерении избираться в парламент и снова возглавить правительство.

Однако немногим лучше, чем в PdL, положение в Демократической партии (ДП), возникшей на месте коммунистической. Крушение социализма не могло просто привести вторую партию Италии к отречению от революционных идей и открытию возможности прихода к власти. Партия пришла к безоговорочному принятию рыночной экономики, конкуренции, парламентской демократии и других основ современного общества, сдвинулась к политическому центру. ДП сохранила определенные связи с наиболее мощным профсоюзным объединением - Всеобщей конфедерацией труда (ВКТ), которая подталкивает партию влево, а один из ее членов - Федерация металлистов - нередко придерживается радикально левых ориентации. Но ДП всячески избегает позиций, которые могли бы навлечь на нее обвинения в "левизне" (на одной из последних ее манифестаций не было ни одного красного флага). Пройдя через ряд промежуточных этапов, партия приняла в свои ряды левоцентристские кадры, ранее входившие в демохристианскую и республиканскую партии, завязала связи с другими левоцентристскими силами, в том числе беспартийными (Р. Проди). Однако ей так и не удалось выработать единую для всей партии и продуманную стратегию, выдвинуть из своих рядов авторитетных лидеров.

Если ранее противостоявшие партии представляли два качественно различных общественных проекта, агрегируя на этой основе разнообразные социальные интересы, то теперь они во многом утратили способность объединять под единым знаменем отличающиеся друг от друга слои и группы, все более замыкаясь в своей специфической сфере отношений. Эта их неспособность породила ситуацию, когда "между обществом с существующими в нем интересами и правительством - государством - лежит пустота"22. В свою очередь рядовые избиратели теряют интерес к межпартийной борьбе и к официальной политике как таковой. Ряд исследований последнего времени показали, что лишь три итальянца из десяти интересуются политикой. Совсем недавно (в 2006 г.) таких было большинство (56%)23.

Важной причиной политической апатии и падения реноме политических структур является и по-прежнему широкое, несмотря на кратковременный эффект операции "Чистые руки", распространение коррупции, патрон-клиентных отношений, нередко связывающих между собой Diamanti I. Gli italiani di lotta e di governo promuovono Monti e le proteste // La Repubblica. 30.01.2012.

См.: Вся Европа.ru (http://www/alleuropa.ru/italjyantsi-teryaiut-interes-k-polticheskoy-zhizni).

стр. корпоративные группировки политиков, предпринимателей, людей криминального мира.

95% опрошенных Евробарометром итальянцев полагают, что национальные институты заражены коррупцией, а 87% считают ее серьезной проблемой. По уровню коррупции Италия занимает одно из последних мест в ЕС, хуже положение лишь в Румынии, Болгарии и Греции24. Только за последнее время получили широкую известность разоблачения, касающиеся деятелей местной и региональной власти Ломбардии, Лацио, Апулии, Сицилии. Осенью 2012 г. были уволены 30 муниципальных советников и сотрудников г. Реджо-ди-Калабрия, обвиненных в связях с мафиозной организацией "Ндрангета". Однако привлечение к суду проштрафившихся политиков и бизнесменов еще не означает торжества правосудия. В большинстве случаев расследование затягивается и спускается на тормозах. Поэтому дельцы предпочитают пренебрегать опасностью разоблачения. Судебная волокита и фактическая безнаказанность коррупционных отношений привели к тому, что такие отношения превратились в некое подобие "обычного права".

Каждый раз, когда итальянская партийная система терпит крах, общественное мнение начинает склоняться в сторону того или иного популистского политика (в начале 20-х годов - Муссолини, в середине 90-х - Берлускони). В настоящее время на эту роль претендует актер-комик Беппе Грилло, создавший "Движение пяти звезд" (Д53). Помимо ряда мер против монополизации средств производства и информации, Д53 требует также создать возможности для избирателей воздействовать на политику методами прямой демократии. Грилло заявляет, что он не принадлежит ни к левым, ни к правым, он - "над ними".

Нынешний разброд в партийной системе, несомненно, отражает состояние итальянского общества. Переход от Первой ко Второй республике ознаменовался резким изменением общественной атмосферы. Общество не только гораздо более апатично, чем несколько десятилетий назад. Падение или решительное ослабление объединяющих факторов вывело на поверхность корпоративные интересы социально-экономического характера, выдвинуло на первый план потребительские идеалы. Страна расколота по многим линиям:

раскол проходит прежде всего между преуспевающим меньшинством и беднеющим большинством, а также между Севером и Югом, ревностными католиками и людьми светской культуры, старшим и младшим поколениями, налогоплательщиками и уклоняющимися от налогов. Четверть пожилых итальянцев (старше 65 лет) вынуждены жить на доход менее 500 евро в год25. Уклонение от налогов, предоставление заниженных сведений о доходах приобрели массовый характер. Неуплата налогов лишает государство, по некоторым подсчетам, ежегодно до 100 млрд. евро, или 8% ВВП26. Премьер Берлускони, потворствуя в популистском духе настроениям толпы, даже оправдывал эту практику, сказав однажды, что тяжесть налогов не оставляет гражданам другого выхода.

Противоречия поколений во многом объясняются различием между имеющими работу, сохранение которой обеспечено гарантиями, включенными в Трудовой кодекс, и только вступающей во взрослую жизнь молодежью, треть которой не может получить рабочего места, а многие вынуждены пробавляться временным трудоустройством. Раскол между развитым Севером и сравнительно отсталым Югом страны способствовал появлению Лиги Севера - популистской и сепаратистской партии, выступающей против расходования государственных средств на оказание помощи Югу и выдвигающей в качестве своей конечной цели создание в северной части Италии самостоятельного государства Падания.

Лига Севера длительное время входила в коалицию с партией Берлускони и имела своих министров в правительстве.

Преобладание корпоративных интересов активизировало организации крупного капитала, в первую очередь Конфиндустрию, оказывающую серьезное давление на правительственную политику, а также профсоюзы с их протестной активностью, в том числе отраслевые, и различного рода радикальные элементы. Российский исследователь не может не сравнивать положение в Италии с российской ситуацией. При очень важных его отличиях от российского казуса (в целом гораздо более высокий жизненный уровень, активная предприимчивость населения, сохранение традиций солидарности, мощные профсоюзы, значительный опыт существования в условиях демократии) поражают важные черты сходства: крушение казавшегося перспективным общественного проекта, разъединение общества, падение интереса к политике, всепроникающая См.: Vannucci A. Un nuovo paradigma contro la corruzione // II Mulino. 2012. N (http://www.rivistailmulino.it/journal/articlefulltext/index/Article/Joumal:RWARTICL... 07.10.2012).

См.: Вся Европа.ru (http://www.superabile.it/web/it/CANALI_TEMATICI/Politiche_e_Buoni_Esempi/Inc...

15/09/2012).

См.: Вишневский А. Реформы Монти: удержится ли Италия на плаву? (http://win.ru/ekonomicheskie interesy/1329728946).

стр. коррупция, потребность в популистском лидере, якобы связывающем общество и государство. "Итальянское общество, - сказал в одной из речей президент Дж.

Наполитано, - переживает фазу глубокой неуверенности и беспокойства, в которой, может быть, необходимо возвратиться к более четко утвержденным понятиям общего блага и общих интересов". Необходимо "побудить итальянцев к более широкому сознанию, моральной и гражданской мобилизации"27. Эти слова с полным основанием можно отнести и к россиянам.

Бессилие партийной элиты в противостоянии экономическим бедствиям - росту бюджетного дефицита и государственного долга, падению ВВП - привело к власти правительство технократов во главе с профессором-экономистом М. Монти, получившее в парламенте вынужденную поддержку обеих основных партий.

Правительство Монти, унаследовавшее от кабинета Берлускони очень трудную ситуацию, осуществило ряд мер чрезвычайного характера. В том числе серьезное сокращение государственных расходов. Расходы на социальные нужды, которые начали снижаться еще при Берлускони, составят в 2013 г. всего 200 млн. против 1.472 млн. в 2010 г.28 Но урезаются расходы не только на общественные нужды, но и на нужды государственного аппарата, а также за счет сокращения численности членов местных и региональных советов и уменьшения их окладов. Радикально сокращено количество членов областных советов (с 1396 до 790), их число в областях, насчитывающих менее 1 млн. жителей, ограничено пределом в 20 человек, в тех, где население насчитывает от 1 до 2 млн. - человек, и в единственной области, где оно больше 2 млн. (Ломбардии) - 80 человек29.

Повышен пенсионный возраст до 66 лет (с отсрочкой для женщин на пять лет), увеличено налоговое бремя, осуществлена либерализация трудовых отношений (ослабление гарантий сохранения рабочего места, облегчающая наем молодежи) и доступа к ряду профессий. Палата депутатов приняла антикоррупционный закон. В то же время принимаются определенные меры для стимулирования производства, особенно мелких и средних предпринимателей. В 2012 - 2013 гг. планируется потратить на это около 10 млрд.

евро30.

Характерно, что, если само правительство в течение почти года пользовалось поддержкой большинства итальянцев, видевших в нем команду свободных от партийных дрязг специалистов, то большинство проводимых им мер, как правило, не получало одобрения.

Согласно зондажу Демос, доверие правительству выражали 52.3% опрошенных, а проводимые им реформы получали негативную оценку от 55.9 до 66.9% респондентов31.

По словам одного из обозревателей левоцентристской газеты, "внимание к общественному интересу побуждает ценить Монти и его правительство, включая политику либерализации, но интересы отдельных категорий заставляют выражать недовольство"32.

Особенно жесткое сопротивление итальянцев вызвало изменение статьи 18 Трудового кодекса, ослабляющее гарантии сохранения работы для занятых и облегчающее тем самым прием на работу молодежи, третья часть которой в настоящее время ее лишена.

Нарастание массовых протестов, а с другой стороны - сопротивление предпринимателей, заставило правительство вступить на путь мелких поправок (привлечение профсоюзов к решению вопросов об увольнениях, введение или расширение ряда налоговых льгот для отдельных категорий населения и т.д.). Так, льготы при взимании подоходного налога распространены на работников, получающих до 28 тыс. евро в год, а налога на добавленную стоимость до - 55 тыс. евро в год (раньше - до 8 тыс.)33. Тем не менее перекрестный нажим на кабинет Монти нарастал.

В попытке оседлать волну недовольства PdL отказала Монти в поддержке, и в декабре 2012 г. ему пришлось заявить об отставке.

Ситуацию осложнило не только падение правительства. Серьезный дестабилизирующий фактор - неопределенность политических перспектив. Отставка кабинета Монти вынудила провести парламентские выборы 24 - 25 февраля 2013 г., то есть на два месяца раньше положенного срока. Избирательная кампания была отмечена лихорадочной активностью Берлускони и Грилло. Но итоги выборов лишь ухудшили ситуацию. Ни одной из политических сил не удалось добиться преобладания.

На выборах в Палату депутатов Демократическая партия в союзе с маленькой партией Sel (итальянская аббревиатура слов "Левая полити La Republica. 06.10.2012.

См.: L'Espresso. 05.11.2012.

См.: Corriere della Sera. 05.10.2012.

См.: Вишневский А. Указ. соч. (http://win.ru/ekonomicheskie-interesy/1329728946).

См.: La Repubblica. 10.09.2012.

Там же. 30.01.2012.

См.: Там же. 10.05.2012.

стр. ка", "Экология", "Свобода") получила лишь чуть больше голосов (29.5%), чем коалиция PdL с Лигой Севера (29.1%). Огромного успеха добилась партия "Движение пяти звезд", набравшее 25.5% голосов. Монти, возглавивший центристские силы, получил всего 10.5%. Избирательный закон присуждает коалиции, занявшей первое место, "премию", позволяющую ей получить большинство в Палате депутатов (сейчас - 345 мест из 630), но в Сенате по числу мест коалиция Берлускони опережает левоцентристов.

Результаты выборов предвещают невозможность создания сколько-нибудь устойчивого правительства левоцентристов, поскольку законы, проведенные ими через Палату депутатов, будут неизбежно оспариваться Сенатом. В то же время возможности расширения правящей коалиции за счет центристов или партии Грилло фактически не существует. Депутаты-центристы слишком малочисленны, а Грилло заявил, что ни в какие коалиции вступать не будет. Чрезвычайно велика вероятность нового роспуска парламента буквально через несколько месяцев и новых выборов, которые скорей всего еще более ухудшат ситуацию и станут свидетельством банкротства итальянской партийной системы и более того - представительной демократии.

Ближайшие месяцы могут принести дальнейшее обострение социальных конфликтов и политической борьбы в Италии, особенно если ухудшится экономическая ситуация. По словам бывшего лидера Демократической партии В. Вельтрони, "мы должны думать о новой модели развития"34.

Ситуация в Италии с новой силой ставит вопрос о судьбах современной парламентской демократии. Принцип всеобщего голосования, уравнивающий голоса "продвинутого" меньшинства и малоподвижного, часто заскорузлого и приверженного устаревшим общественным отношениям большинства, в современной кризисной и требующей решительных действий и перемен обстановке нередко оказывается несостоятельным.

Специфические итальянские условия, о которых говорилось выше, с особенной ясностью показывают, что сохранение парламентской демократии в прежнем виде чревато либо торжеством популизма (олицетворяемого Берлускони), либо передачей власти технократам ("аристократическая демократия" Монти), либо воцарением полной неуправляемости.

Несомненна необходимость реформирования политического устройства, в первую очередь его обогащения различными формами "прямой демократии". Однако и эта последняя - не панацея. Она не только предоставляет широкие возможности для проявления различных форм радикализма, но и создает (так же, как правление технократов) опасность пренебрежения интересами пассивного большинства. Очевидно, дело в том, чтобы находить оптимальные формы (и меры) сочетания традиционной и прямой демократии, которые могут быть найдены только опытным путем.

ОБСУЖДЕНИЕ Н. В. Гоффе. О феномене меридионализации: старые проблемы в новом политическом контексте. Ключ к пониманию многих проблем, стоящих перед современной Италией, дает осмысление тенденции меридионализации ее политической культуры и ее повседневности.

Сложный процесс взаимной притирки и взаимопроникновения совершенно разных экономик и культур, образов жизни и систем ценностей, присущих Северу и Югу, начался сразу после объединения Италии. За 150 лет, прошедших после этого события, в стране сложился дуалистический тип развития, включающий в себя элементы как "северной", так и "южной" модели при постоянно возрастающей роли последней.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.