авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Содержание "ЯДЕРНЫЕ ТРЕВОГИ" НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ Автор: А. Фененко............................................. 1 СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Автор: Н. Иванов ...»

-- [ Страница 5 ] --

Носителями меридионализации являются не только мафиозные группировки, проникающие во властные органы всех уровней, включая национальный (достаточно вспомнить связанные с этим скандалы, сотрясавшие Италию и не обошедшие стороной даже такого известного политика, не раз возглавлявшего кабинет министров, как Дж.

Андреотти). Важная роль в этом процессе принадлежит начавшейся вскоре после Второй мировой войны массовой эмиграции жителей преимущественно сельскохозяйственного Юга в промышленные районы Севера. Выходцы из отсталых районов страны принесли с собой свою особую систему социальных отношений, в основе которой лежали (и лежат по сей день) разветвленные семейные, клановые и клиентелярные связи. В рамках этой системы такие связи, а не законы и честный труд на собственное и общественное благо, служат источником власти, богатства и уважения.

В последнее десятилетие ситуация осложнилась в результате появления принципиально нового элемента, действующего в направлении дальнейшей меридионализации страны.

Речь идет о возникновении большой иммигрантской общины выходцев из стран Африки, значительная часть которой находится на раннекапиталисти Veltroni V. Occhio: crolla tutto // L'Espresso. 28.12.2011.

стр. ческой, если не на докапиталистической ступени развития.

Постепенно Юг начал "прорастать" и в сфере экономики. Здесь процесс меридионализации не ограничился мафиозным "распилом" бюджетных средств, выделенных на те или иные хозяйственные проекты в центральных и северных районах страны. Он затронул сферу услуг, нанеся большой ущерб одной из основных отраслей народного хозяйства Италии - туристическому бизнесу.

Низкое качество предоставляемых услуг, паразитическое использование культурного наследия, отношение к нему как к благодати, полученной свыше, а потому не требующей особых усилий по его обслуживанию и поддержанию, постепенно распространяется из южных районов по всей стране. Занимая одно из первых мест по количеству принадлежащих ей объектов культуры, по индексу конкурентоспособности туристической отрасли, публикуемому в докладах Всемирного экономического форума, Италия находится на 27-м месте в мировой табели о рангах и на 20-м - в европейской35.

Еще более серьезным является тот факт, что консенсус, сложившийся в стране в годы правления С. Берлускони, во многом основывался на ценностях и установках, характерных для меридионалистского сознания. Будучи человеком Севера по происхождению, Берлускони оказался южанином по сути проводимой им политики. В результате привычку устойчиво "подсевшего на иглу" государственного вспомоществования Юга жить взаймы переняла страна в целом. Меридионализацию сознания итальянцев подтверждает и бешеная популярность лидера "Движения 5 звезд" Беппе Грилло, чей безудержный популизм очень напоминает начало политической карьеры Берлускони.

Словом, как это ни грустно, существует высокая вероятность того, что Италия обретает национальную идентичность, но совсем не ту, которая ей нужна для успешного поступательного развития в начале XXI в.

Н. К. Кисовская. Мусульманская община как новый политический актор. Заметным игроком на политическом поле Италии и других европейских стран стали мусульмане мигранты, но их влияние на развитие политической ситуации неоднозначно. С одной стороны, террористические акции исламистов вызвали усиление правонационалистических сил. С другой - лояльные в своем большинстве мусульмане являются ресурсом властей в борьбе с радикалами. На Апеннинах мусульмане, численность которых в 2010 г. приблизилась к 1.5 млн. человек, включая 200 - 300 тыс.

нелегалов, составляют около трети всех иностранцев. По ряду причин мусульмане здесь остро ощущают потребность в обретении политической субъектности для решения насущных задач отправления культа. В Италии не урегулирован статус ислама, что лишает правового основания строительство мечетей, организацию исламских школ и др.

Власти страны ограничили возможности участия мигрантов в политике, затруднив получение гражданства и не ратифицировав ту часть Европейской конвенции, которая гарантировала им права избирать и быть избранными в местные органы власти.

Мусульмане долгое время не могли создать представительную организацию, способную вести диалог с государством. Этому препятствовала крайняя неоднородность общины, расколотой по этническому (сюда прибыли мигранты более чем из 30 государств) и политическому признакам. В настоящее время среди представителей политического ислама в Италии преобладают умеренные "братья-мусульмане", контролирующие ряд авторитетных союзов. Радикалы находятся в подполье. Основная масса лояльных мусульман не имеет крупных организаций. Фрагментация общины предопределила и неудачу итальянских властей, создавших в 2005 г. Исламский консультативный совет, который не смог стать эффективно работающим органом.

В XXI в. потребность лояльных мусульман в сильной организации возросла в связи с развитием в их среде адаптационных процессов, с одной стороны, и экстремистских исламистских тенденций, усиливших исламофобию - с другой. Включению части мусульман в итальянское общество способствовали культурные сдвиги в их среде, отказ от многих традиционных представлений и привычек. Хотя для большинства европейских мусульман ислам остается источником жизненно важных ценностных установок, индивидуализация религиозности, то есть выстраивание взаимоотношений с религией в соответствии с личным опытом, привела к уменьшению доли тех, кто строго соблюдает все предписания ислама. Заметно изменилось и поведение мусульманских женщин, а также отношение к ним в общине. На Севере Италии многие мусульманские семьи имеют лишь двух детей, инвестируют средства в образование детей, в том числе девочек, одобряют работу женщин вне дома.

См.: The Travel and Tourism Competitiveness Report 2011. Beyond the Downturn. WEF. Geneva, 2011. P. XVI.

стр. Наконец, теракты 11 сентября 2001 г. ускорили процесс интеграции второго поколения мусульман, родившихся и социализировавшихся в Италии. Молодежь отказалась от проводимой старшим поколением политики "невидимого ислама" в пользу "стратегии присутствия", чтобы помочь своим собратьям включиться в итальянское общество, а последнему - преодолеть стереотипное представление о мусульманах как о фанатиках и террористах. Новое поколение устанавливает связи с окружением, в котором живет, со СМИ, местными церквями, волонтерами и властями всех уровней. Исследователи отмечают потребность молодых руководителей в гражданской принадлежности и гражданском участии36. Второе поколение осуществляет интеграцию снизу, видя в нем ключевое звено интеграционного процесса в целом.

Курс на интеграцию стимулировал объединительные процессы среди умеренных мусульман. После подписания в 2007 г. рядом организаций Хартии о ценностях, гражданстве и иммиграции, что свидетельствовало о приверженности принципам демократии и прав человека, началась подготовительная работа по созданию Конфедерации мусульман Италии (создана весной 2012 г.), объединившей значительное число мечетей. За членами этой организации закреплено право на публичную проповедь, повысившее ее привлекательность для неприсоединившихся. Конфедерация декларирует отказ от любых форм насилия и намерена совместно с властями работать над обеспечением религиозной свободы, подготовкой имамов и защитой прав женщин мусульманок. Если Конфедерация сможет заручиться поддержкой подавляющего большинства лояльных мусульман, это повысит ее потенциал в ведении диалога с властями всех уровней и откроет перспективы урегулирования многих спорных проблем.

Но появление нового политического субъекта отвечает и потребностям властей, заинтересованных в том, чтобы уменьшить недовольство мусульман религиозной и иной дискриминацией, создать эффективные инструменты социальной интеграции и, наконец, мобилизовав их на борьбу с радикалами в собственной среде, ограничить давление ксенофобских сил на политическую систему.

А. В. Авилова. Экономическое развитие в зеркале социально-политических проблем.

Глобальный финансовый кризис 2008 - 2009 гг. отбросил Италию на периферию Еврозоны, выявив структурное несоответствие ее экономики объективным требованиям современного глобализирующегося рынка. Итальянская экономика переживает глубокую депрессию: в 2012 г. ее ВВП сократился (по оценке МВФ) на 2.3%, в 2013 г. сократится на 0.7%;

возвращение на траекторию роста ожидается не раньше 2014 г.37 Главной задачей сейчас является финансовая стабилизация, чему препятствует наличие огромного государственного долга (более 120% ВВП), ограничивающего маневренность бюджета, и неадекватность налоговой системы (по разным оценкам, 18 - 25% национального продукта находится "в тени"). Остро стоит проблема безработицы - 10.7% активного населения;

молодежная безработица составляет 35%, причем 20% молодежи в возрасте 15 - 24 лет не работает и не учится38.

Глубина экономического спада объясняется потерей конкурентоспособности в результате замедленного экономического роста (средние темпы за предыдущие полтора десятилетия составили 0.75%) и технологического застоя на фоне успешного докризисного развития других ведущих экономик Еврозоны. По свидетельству экс-главы Конфиндустрии Э.

Марчегалья, "Италия потеряла 10 лет". В структурной модернизации нуждаются прежде всего рынок труда (функционирование которого не обеспечивало должной увязки роста заработной платы с ростом производительности), сфера образования (не отвечающая современным тенденциям приумножения и использования человеческого капитала), работа административного аппарата, в частности коммерческого судопроизводства, и др.

Стране предстоит решать задачи системного характера. Начавшиеся реформы весьма болезненны, так как задевают или переворачивают многие сложившиеся традиции и групповые интересы. Для получения первых видимых позитивных результатов потребуются годы.

Социальный дискомфорт, вызываемый этими реформами, становится благодатной почвой для популизма и политических маневров, что несет в себе опасность возвращения страны к ситуации утраты международного доверия. Между тем этот фактор - доверие к способности Италии обслуживать свои внешние обязательства и постепенно вернуться на траекторию роста - стратегически важен для успеха реформ. Именно гигантские спе См.: Saint-Blancat Ch. Imam e responsabili musulmani in relazione con la societa' locale / Chiesa e Islam in Italia.

Esperienze e prospettive di dialogo. A cura di Andrea Pacini. Milano, 2008. P. 74.

См.: IMF. World Economic Outlook. October 2012.

См.: Il Sole 24 Ore. 31.10.2012.

стр. куляции с итальянским государственным долгом обрушили в ноябре 2011 г.

правительство С. Берлускони, и потребовался приход к власти технократического кабинета, поддержанного авторитетом европейских и международных финансовых структур, чтобы этот спекулятивный ажиотаж сошел на нет. Однако динамика доходности долгосрочных государственных облигаций, размещаемых Италией на международном финансовом рынке, чутко реагирует на изменения политической конъюнктуры в стране, что свидетельствует о хрупкости достигнутого равновесия.

В условиях европейского долгового кризиса страны - члены Еврозоны несут солидарную финансовую ответственность за судьбу этого хозяйственного комплекса.

Непосредственной задачей является сведение к приемлемому уровню торгового и финансового дисбаланса между его центром и периферией. Путь решения этой задачи определился как проведение структурных реформ в проблемных странах периферии. Под этим углом зрения развитие ситуации в Италии неотделимо от европейского контекста.

Реформам правительства Монти в настоящее время нет альтернативы;

с другой стороны, проведение этих реформ опирается на солидарную поддержку стран-партнеров. Гибкую политику поддержки преобразований в проблемных странах Еврозоны проводит и Европейский центральный банк, руководителем которого в ноябре 2011 г. стал бывший глава Банка Италии М. Драги.

Правительству Монти удалось провести через парламент три ключевые реформы бюджетную, пенсионную и реформу рынка труда. Издан декрет об административном переустройстве - сокращении числа провинций с 84 до 51 с целью сдерживания расходов региональных бюджетов. Разработано антикоррупционное законодательство.

Принимаемые меры сдвинули с мертвой точки (хотя и далеко не решили) несколько застарелых проблем, с которыми не сумел справиться длинный ряд сменявших друг друга правительств левого и правого центра. "За первые шесть месяцев после прихода к власти, - писала New York Times, - Монти распорядился провести больше мер, чем увидела страна за все предыдущее десятилетие, включая повышение пенсионного возраста, увеличение налогообложения имущества, упрощение бюрократических процедур и преследование лиц, уклоняющихся от налогов"39.

Как и во время кризиса 70-х годов, конкурентные преимущества и перспективы выживания итальянской промышленности связываются в первую очередь с малым и средним бизнесом, организованным в рамках производственных кластеров ("промышленных округов") и сетевых структур. В условиях глобализирующегося рынка эти сети уже не обязательно "привязаны" к определенной территории и все чаще приобретают международный характер. Специализированный промышленный округ способен функционировать как небольшая ТНК, если ему удается оптимизировать влияние бюрократических структур и налогового режима в ходе управления своей экспортной деятельностью. Сетевая структура может конкурировать с крупным бизнесом, сохраняя свою внутреннюю гибкость и способность амортизировать удары, получаемые извне. В таких структурах резко возрастает роль человеческого капитала и ноу-хау, а, следовательно - государственной поддержки сферы образования и, в частности, местных университетов как организаторов инновационного процесса в секторе малого и среднего предпринимательства. В итальянской деловой среде распространено мнение, что именно сетевой принцип организации производства может стать основой модели развития экономики на нынешнем этапе40.

В этой связи необходимо отметить такое новое явление в итальянской экономике последних двух десятилетий, как выход на авансцену средних по величине предприятий (до 250 занятых). Именно они становятся организаторами длинных производственных цепочек, уходящих за рубеж (чаще всего в страны с дешевым наемным трудом), где выступают в качестве инвесторов и экспортеров итальянской продукции. В промышленных округах средний бизнес образует точки кристаллизации местного предпринимательства, распространяя передовые технологии и осуществляя взаимодействие с административным аппаратом. Многие из таких предприятий сумели воспользоваться кризисом для укрепления своих рыночных позиций и занять лидирующее положение в отраслях своей специализации.

Обзор состояния и перспектив промышленных округов, проведенный в августе-сентябре 2012 г., выявил, однако, довольно неоднозначную картину. В тяжелом положении оказались округа, которые в силу своей специализации столкнулись с конкуренцией дешевых товаров из развивающихся стран. Яркий пример - округ Прато, в недав Times Topics. Mario Monti (http://topics.nytimes.com/topics/reference/timestopics/people/mario_rnonti/index.html).

См.: Il Sole 24 Ore. 07.08.2012.

стр. нем прошлом один из главных центров текстильной промышленности в ЕС (с объемом продаж в 2001 г. в 5 млрд. евро). Здесь за несколько лет возник этнически обособленный китайский комплекс по производству дешевой одежды, способный выпускать до 1 млн.

изделий в день. Более половины доходов этого комплекса уходит от налогообложения и уплаты социальных взносов и переводится в Китай. Здесь развились и итало-китайские мафиозные структуры. Итальянская часть округа Прато переживает глубокий кризис:

численность предприятий и занятых упала вдвое, продажи сократились в три раза.

В других случаях округу удается ограничить продвижение китайской продукции благодаря высокому качеству своей собственной, а также за счет выведения части производства за рубеж. Так, округ Вальдельса, интегрировавшись с флорентийским центром по выпуску одежды класса люкс, перенес часть своих мощностей за границу и включился в международные производственно-сбытовые сети (частично тоже китайские).

Другая часть этого округа пошла по пути диверсификации производства, осваивая новые ниши. Округ Кузио, производящий санитарно-техническое оборудование и экспортирующий 2/3 своей продукции, сделал ставку на технологические инновации (включая робототехнику, позволяющую ускорить выпуск новых моделей);

благодаря этому он увеличил свою долю рынка в сегменте дорогостоящей продукции.

Есть округа, экспортирующие уникальную продукцию и не опасающиеся внешней конкуренции (производство марочных вин и сыров, каррарского мрамора и т.п.). Имеются и примеры превращения итальянских промышленных округов в кластеры международного значения. Так, округ Мирандола (биомедицина) успешно противостоит внешней конкуренции благодаря концентрации высоких технологий и ноу-хау (в среднем по 2.7 патента на действующее предприятие). За последние 20 лет доля экспорта в его продукции увеличилась вдвое, до 40%. Аналогичный пример - округ Монтебеллуна (производство спортивной обуви), экспортирующий более 40 млн. пар обуви ежегодно в более чем 100 стран. Это международный кластер, привлекающий отовсюду, особенно из Японии и США, лучших дизайнеров и менеджеров. Сеть его иностранных субпоставщиков по численности занятых в 10 раз превосходит его собственный персонал.

При всем разнообразии ситуаций, переживаемых итальянскими промышленными округами в условиях кризиса, общей особенностью этой модели организации производства остается присущая ей ориентация на местный ресурсный потенциал, и прежде всего - на человеческий и социальный капитал, на креативные возможности местного предпринимательства, то есть на "ресурсы локализма". Этот "родовой признак" промышленных округов обрастает все новыми модификациями, что говорит о его органичности для итальянской производственной системы. Возможно, именно здесь следует видеть ближайшую перспективу выхода итальянской экономики из нынешнего кризиса.

Политическая неопределенность крайне опасна для Италии, принимая во внимание кризисное состояние ее экономики и ее международные взаимосвязи как члена Еврозоны.

Это налагает на общественные силы страны, и прежде всего на ее политическую и деловую элиту, большую ответственность за выбор пути дальнейшего развития.

Ключевые слова: Запад, Италия, глобальный кризис, социально-политическая трансформация, ресурсы развития, человеческий фактор трансформаций, меридионализация, национальное государство, национальная идентичность, представительная демократия, интеграция мигрантов.

Материал подготовили И. СЕМЕНЕНКО, И. ЛАБИНСКАЯ (memojournal@imemo.ru) стр. Заглавие статьи СПЕЦИФИКА КУБИНО-ВЕНЕСУЭЛЬСКОГО АЛЬЯНСА Автор(ы) Э. Дабагян Мировая экономика и международные отношения, № 5, Май Источник 2013, C. 81- СТРАНЫ И РЕГИОНЫ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 43.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи СПЕЦИФИКА КУБИНО-ВЕНЕСУЭЛЬСКОГО АЛЬЯНСА Автор: Э. Дабагян В системе межлатиноамериканских отношений особо выделяются связи Кубы с Венесуэлой. Одна из этих стран свыше 50 лет движется по социалистическому пути, а другая - сравнительно недавно приступила к реализации проекта "социализма XXI века".

Теснейший союз двух карибских государств закреплен в идейном плане концепцией ветерана политической борьбы и учителя Ф. Кастро, а в материальном отношении энергетической мощью Венесуэлы, эксплуатируемой непомерно амбициозным последователем и учеником У. Чавесом.

В середине прошлого века в обеих странах, давших миру выдающихся деятелей - Симона Боливара и Хосе Марти, произошли знаковые события. 23 января 1958 г. в Венесуэле пал военно-полицейский режим М. Переса Хименеса. 1 января 1959 г. на Кубе свергли диктатора Ф. Батисту. С тех пор политические отношения между этими государствами развивались крайне неравномерно и претерпели существенную эволюцию: от жесткой конфронтации к союзу.

Сближение достигло уровня, позволившего зарубежным и отечественным экспертам оперировать понятиями Vencuba или Cubazuela. Именно так озаглавлен комментарий А.

Оппенгеймера в мае 2010 г. в издающейся в Майами газете El Nuevo Herald1. В 2008 г.

аналогичное выражение, исходя из видения складывавшейся ситуации, использовал автор настоящего материала2.

По мнению крупного в прошлом венесуэльского дипломата Д. Арриа, ныне обозначились контуры федеративного устройства. Эта же мысль прозвучала в выступлении К. Лахе, бывшего члена государственного совета Кубы, заявившего 9 октября 2005 г., что его страна имеет двух президентов, подразумевая У. Чавеса3.

Истоком и корнями подобного положения вещей можно считать события февраля 1994 г., когда выпущенного из тюрьмы по решению власти путчиста, пытавшегося свергнуть легитимного президента, пригласил кубинский лидер. При этом следует подчеркнуть, что траектория взаимоотношений Кубы и Венесуэлы самым непосредственным образом переплетается с внутриполитическим контекстом.

ОТ ВЗАИМНОЙ СИМПАТИИ К ВРАЖДЕБНОСТИ В конце 50-х годов в обеих странах после ликвидации правящих режимов встал вопрос о путях дальнейшего развития. Именно способ его решения предопределил динамику отношений на длительный период. В Венесуэле в ходе острейших дискуссий верх взяли реформаторы, которые и сформировали характер общественно-политических процессов.

Куба, в свою очередь, предпочла социализм.

Поначалу, пока еще не обозначился со всей ясностью внутриполитический курс этих государств, между ними намечались теплые отношения. В феврале 1959 г., вскоре после своего триумфа, вождь кубинской революции посетил родину С. Боливара, где ему был оказан радушный прием как со стороны временной администрации, так и неправительственных организаций и особенно молодежи. Кастро выступил с яркой, пламенной речью в Центральном университете Венесуэлы, покорив слушателей своим темпераментом и ораторским искусством. Затем сотни тысяч жителей собрались на столичной площади Силенсио, сердечно приветствуя гостя4.

Однако по мере того, как векторы развития расходились, наметились и различия в подходах к международным делам. Отношения постепенно охлаждались, а затем стали откровенно враждебными. Вскоре после избрания законных властей Венесуэла стала исповедовать "доктрину Бетанкура". Ее суть сводилась к непризнанию ДАБАГЯН Эмиль Суренович, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН (emidab@yandex.ru).

См.: El Nuevo Herald (Miami). 13.05.2010.

См.: Ведомости. 21.02.2008.

См.: El Nuevo Herald. 20.03.2010;

El Universal (Caracas). 10.10.2005.

См.: El Universal. 27.10.2000.

стр. режимов, появившихся не вследствие народного волеизъявления, а в результате использования силы. Тем самым кубинский режим ставился на одну доску с диктатурами правого толка. Исходя из этого, Венесуэла активно поддержала борьбу за исключение Кубы из Организации американских государств и 11 ноября 1961 г. разорвала с ней дипломатические отношения5.

Так связи обрели два тесно переплетающихся аспекта - внутренний и внешний. В то время как Куба рассматривала "северного соседа" своим главным врагом, происходило сближение США и Венесуэлы. Каракас превращался в основного американского партнера в рамках масштабной программы "Союз ради прогресса", провозглашенной президентом Дж. Кеннеди. В ней правительство Венесуэлы усматривало конкретную помощь для осуществления умеренных реформ сверху с целью предотвращения революции снизу. Это привело к обострению противостояния с Кубой, которая критиковала указанную программу, считая, что она направлена на подрыв латиноамериканского единства.

Когда на заре 60-х годов в Венесуэле развернулись партизанские выступления ультралевых, направленные на свержение легитимной власти, кубинское руководство оказало им значительную моральную и материальную поддержку. Мобилизовав против повстанцев армейские подразделения, правительство Венесуэлы ориентировало их на борьбу не только с внутренним врагом, но и с внешней агрессией, угрожавшей национальной безопасности.

Весьма примечательно, что во время развернувшейся острой полемики с кубинцами, сказали свое слово и венесуэльские коммунисты, отмежевавшиеся от ультралевых.

Симпатизируя кубинской революции, они тем не менее осудили ее лидера за вмешательство во внутренние дела суверенного государства. При этом венесуэльские коммунисты как патриоты отстаивали интересы Родины.

Это был наиболее драматический период в истории двусторонних отношений. Данное обстоятельство объяснялось еще и тем, что у власти двух стран тогда стояли антиподы. Р.

Бетанкур в Венесуэле - выходец из компартии, позднее порвавший с ней, стал реформатором. Ф. Кастро - автор идеи континентальной революции и превращения Анд в эпицентр решающих сражений за социализм. А новый строй, по его мнению, уже стучался во все двери и окна, дожидаясь импульса извне. Не следует забывать, что это происходило в самый разгар холодной войны, наложившей отпечаток на всю систему мировой политики и породившей риторику конфронтационного мышления.

Некоторые сдвиги в сторону нормализации положения наметились в конце 60-х годов.

Этому способствовало и общее смягчение международного климата, наступающая "разрядка", отказ Кубы от своих гегемонистских планов, а также приход к власти в Венесуэле христианского демократа Р. Кальдеры, который взял курс на умиротворение внутри страны, смену приоритетов во внешней политике и переход на позиции плюрализма.

Каракас, в частности, высказался за возвращение Кубы в Организацию американских государств, одновременно заявив о готовности возобновить дипломатические отношения.

Социал-демократ К. А. Перес, вступивший в должность президента в марте 1974 г., вскоре объявил об их восстановлении. Тем самым был продемонстрирован очевидный отход от враждебного курса, который проводили лидеры его партии в недавнем прошлом.

Объясняя причины своего решения, глава государства подчеркнул, что линия его правительства "должна соответствовать меняющимся реалиям, а не быть обращенной в прошлое"6. После этого двусторонние контакты стали входить в нормальное русло без особых взлетов и падений.

КРУТОЙ ПОВОРОТ Качественно иной этап в развитии связей Венесуэлы с Кубой обозначился с победой на декабрьских 1998 г. выборах У. Чавеса. Поначалу эти отношения чем-то напоминали те, что зарождались в 1959 г. Затем они постепенно приобрели продуманный и многоплановый характер, способствуя формированию союза двух государств, претендующего на превращение в эпицентр новой геополитической конфигурации в регионе.

Куба в лице нового венесуэльского президента обрела верного друга и приверженца ее модели. Нынешняя фаза отличается высокой степенью динамичности и интенсивности контактов. Еще до вступления в должность У. Чавес посетил Кубу.

Подробнее об этом см.: Дабагян Э. Венесуэла / Внешняя политика стран Латинской Америки после Второй мировой войны. М. 1975;

он же. Венесуэла: "доктрина Бетанкура" и эволюция национал-реформистских внешнеполитических концепций / Внешнеполитические доктрины и концепции стран Латинской Америки. М., 1980.

Внешняя политика стран Латинской Америки. М., 1982. С. 148 - 149, 151.

стр. В феврале 1999 г. Ф. Кастро в числе многих руководителей зарубежных государств присутствовал на инаугурации У. Чавеса в Венесуэле и провел с ним переговоры.

Повестка дня включала разнообразный круг вопросов, представлявших взаимный интерес;

проговаривалась также общая позиция по ряду международных проблем, включая и отношения с латиноамериканскими соседями. Затем, как и 40 лет назад, кубинский лидер встретился со студентами в актовом зале Центрального университета Венесуэлы. В речи, длившейся 6 часов, он, помимо всего прочего, акцентировал внимание на исторических корнях связей, восходящих к С. Боливару и Х. Марти. Кратковременное пребывание Ф.

Кастро в Венесуэле придало мощное ускорение развитию взаимоотношений, которые стали быстро набирать обороты, постепенно вовлекая в свою орбиту все более широкий круг заинтересованных лиц и структур.

Очередную поездку на Кубу У. Чавес совершил в ноябре 1999 г. для участия в Иберо американском саммите. Его присутствие на встрече приобрело особую значимость в свете того, что по разным причинам пять латиноамериканских президентов проигнорировали ее. Выступая в дискуссии, он отметил серьезные успехи кубинского народа в области биотехнологии и медицины, в социальной сфере, достигнутые вопреки непрекращающейся блокаде США, и потребовал прекращения американских санкций. В итоговом документе саммита нашел отражение ряд идей, высказанных венесуэльским президентом.

В ходе официального визита в Гавану У. Чавес провел переговоры, результатом которых стало подписание важных соглашений. Своеобразной кульминацией поездки явилось состязание на заполненном многочисленными зрителями столичном стадионе между бейсбольными командами двух стран, возглавляемыми Ф. Кастро и У. Чавесом.

Обширная культурная программа, акцент в которой ставился на прочных исторических корнях и традициях, была организована и для членов делегации.

Взаимные контакты, официальные и неофициальные консультации выявили сходство позиций по ключевым вопросам мировой политики. Венесуэла и Куба превращались в стратегических партнеров. Кубинцы активно поддерживают инициативы, выдвигаемые Чавесом. Соответственно, венесуэльские должностные лица на всех без исключения международных форумах как заклинание повторяют призывы к выражению солидарности с Гаваной, неизменно выступают за отмену американского закона Хелмса-Бертона, по которому вводятся дискриминационные экономические санкции против Кубы.

Своеобразной вехой в развитии двусторонних связей явился официальный визит Ф.

Кастро в Венесуэлу в октябре 2000 г. Среди мероприятий интенсивной программы выделялось подписание документа, имевшего поистине судьбоносное значение. В соответствии с ним Куба стала получать ежедневно 53 тыс. барр. нефти по преференциальным ценам. За поставки углеводородного сырья ей надлежало выплатить Венесуэле лишь часть суммы. Остальное она должна компенсировать трудом учителей, медиков, тренеров. В скобках заметим, что впоследствии эта цифра практически удвоилась, достигнув 110 тыс. барр. Кубинский лидер оценил этот визит как "один из самых эмоциональных" в своей жизни7.

Активизация отношений вызывала как положительные отклики, так и негативную реакцию со стороны венесуэльской общественности. Высказывались опасения, что это может отрицательно сказаться на хрупкой, неустойчивой внутриполитической ситуации, способствовать сползанию к авторитаризму, привести к свертыванию демократических прав и свобод, подавлению и устранению инакомыслящих.

Против резкого сближения с Кубой, в частности, выступал в июле 2000 г. соперник главы государства в борьбе за президентское кресло, бывший соратник Ф. Ариас Карденас.

Аккумулируя недовольство многих (на выборах в 2000 г. завоевал симпатии 40% электората), он предостерегал от копирования чужой схемы, подчеркивал, что Венесуэла должна идти собственным путем. На необходимость поиска своей модели развития нацеливал еще С. Родригес, учитель С. Боливара. Предложенная им формула сводилась к следующему: "Либо изобретем сами, либо совершим ошибку"8.

Имелись и другие признаки недовольства. Так, руководство крупнейшего профобъединения выступило с заявлением в связи с подписанием соглашения по нефти.

Этот документ квалифицировался как непозволительно роскошный подарок Кубе в условиях, когда в Венесуэле накопилась масса нерешенных проблем. Критики выступили с предостережением по поводу того, что реформа трудового права нацелена на лишение самостоя См.: Известия. 10.11.2000.

El Universal. 23.10.2000.

стр. тельности профсоюзов и их трансформацию в единый центр, по образу и подобию кубинского9.

Пятидневный визит кубинского руководителя в Венесуэлу вызвал оживленную полемику в средствах массовой информации. Газета El National опубликовала три аналитических материала. Заголовок первого "Добро пожаловать, Фидель!" говорил сам за себя. Автор, директор Школы международных отношений Центрального университета Венесуэлы Л.

Эрнандес сразу же решительно отмежевался от тех, кто негативно оценивал растущее экономическое и политическое сближение с Кубой. Венесуэла, по его мнению, не должна заигрывать с кубинскими эмигрантскими кругами, обосновавшимися в Майами, и поворачиваться спиной к братскому народу, который борется за построение системы достойной жизни в условиях враждебного окружения, усилившегося после падения Берлинской стены. Испанцы, канадцы, мексиканцы, бразильцы, французы вкладывают капиталы в различные сферы кубинского хозяйства: туризм, медицину, парфюмерную промышленность. Даже североамериканские предприниматели оказывают давление на власти с тем, чтобы не остаться за бортом этих привлекательных возможностей для бизнеса. Венесуэла же с интересом наблюдает за достижениями Кубы в области сельскохозяйственной экологии, биотехнологии, в системе здравоохранения, в производстве медикаментов, что может способствовать совместным исследованиям.

Присутствие высокого гостя и сопровождавшей его делегации из представителей культуры, подчеркивал Л. Эрнандес, не следует рассматривать как идеологическое проникновение. Оно скорее осуществляется с Запада посредством навязывания Кубе и Венесуэле ценностей потребительской модели, индивидуалистичной и расточительной, и не имеет ничего общего с менталитетом двух народов. Кубинская политическая модель отличается от венесуэльской и отвечает реалиям и идеалам собственной страны.

Единственная партия, родившаяся на базе мировоззрения Х. Марти, объединяет марксистов и христиан10.

Иной точки зрения придерживался бывший декан факультета юридических и политических наук Б. Бунимов Парра. Он высказывался весьма сдержанно и осторожно, а его выступление по существу состояло из вопросов, на которые читателю самому надлежало найти ответы. Безусловно, утверждал автор, государственный визит Ф. Кастро в Венесуэлу отличается от подобных встреч, например первого лица Уругвая или Парагвая, тем, что он несет особую нагрузку. В Гаване, Каракасе и столицах третьих стран существует представление, что Куба является лучшим другом Венесуэлы и наоборот.

Создавалось впечатление, что, оперируя термином, принятым накануне Второй мировой войны, между ними складывается ось. Кроме того, политолога волновала реакция США и других иностранных вкладчиков на визит Ф. Кастро11.

Публицист У. Маркес отмечал, что поездка Ф. Кастро явилась наиболее продолжительной, интенсивной и братской из всех, которые он совершал в Латинскую Америку, за исключением, может быть, Чили времен С. Альенде. Стали уже привычными сцены встреч с рабочими, крестьянами и студентами, торжественные декларации и неформальные жесты. Все это происходило и в Венесуэле. Вдобавок к тому, были еще и особые знаки внимания со стороны хозяина, нового латиноамериканского лидера - он преподнес учителю и дорогому другу энергетическое соглашение, не имеющее аналогов в международной практике.

Тем не менее, подчеркивал автор, визит хотя и получил широкое освещение в национальной печати, на радио и телевидении, но оставил практически равнодушными зарубежные СМИ. За исключением тех стран или сообществ, которых непосредственно могли касаться его последствия, например ближайших соседей или кубинскую диаспору во Флориде. У. Маркес объяснял это тем, что в центре внимания участников переговорного процесса находились проблемы, которые не стоят на повестке дня двух Америк и прямо не затрагивают их интересы12.

Полемика вокруг визита Ф. Кастро не прекращалась ни на минуту. Парируя тезисы оппонентов, называя их ретроградами, министр иностранных дел Венесуэлы Х. В. Ранхель спрашивал: "В понедельник государственный секретарь Соединенных Штатов прибыла в Северную Корею с тем, чтобы подготовить визит Клинтона в эту коммунистическую цитадель. США установили торговые отношения с Вьетнамом и с каждым днем ищут возможности интенсифицировать их с Китаем. Так почему же они могут, а мы нет?" На это журналист Л. Х. Эрнандес возражал: "Каждый раз, когда Чавес фотографируется с Фиделем и расточает ему похвалу, у международного финансового См.: El Pais digital (Madrid). 28.10.2000.

См.: El Nacional (Caracas). 29.10.2000.

См.: ibid. 31.10.2000.

См.: ibidem.

стр. мира возникает все больше сомнений в отношении Венесуэлы, и это непременно отрицательно скажется на нашей стране. Это не означает, что Чавес должен встречаться только с благочинными джентльменами из транснациональных корпораций. Но необходима осмотрительность, когда требуется привлечь капиталы из-за границы.

Следует строго выверять свои шаги. Это азбучная истина для каждого ответственного политика"13.

Так, отношения между Венесуэлой и Кубой вновь превратились в важнейший фактор внутриполитической жизни. Правда, с противоположным знаком. Если в прошлом Куба воздействовала посредством венесуэльских ультралевых, пытавшихся свернуть страну с взятого ею курса, то теперь влияние осуществляется через структуры государственной власти, включая президента. Отнюдь не случайно У. Чавес постоянно повторяет:

"Венесуэльский народ движется к берегам счастья, где уже находятся кубинцы"14. В свою очередь Ф. Кастро неоднократно подчеркивал: в случае нападения на Венесуэлу, запылает весь континент15.

ТЕСНОЕ СБЛИЖЕНИЕ Динамику двусторонних связей во второй половине XX - начале XXI столетия графически можно изобразить в виде кривой с двумя пиками, обозначающими высшие точки, между которыми наблюдался период холодности и враждебности.

За это время в Венесуэле сменились 9 демократически избранных президентов. И последний из них - У. Чавес является самым преданным другом и единомышленником кубинского лидера, наиболее близким ему из всех латиноамериканских политиков.

Свидетельством этого служило празднование в августе 2001 г. 75-летия Кастро, отмечавшееся не на родине, а в гостях у Чавеса. Оно вылилось в манифестацию тесного сотрудничества. К сказанному уместно добавить пару эпизодов. Когда в апреле 2002 г.

венесуэльского президента интернировали на 48 часов, он просил депортировать его на Кубу. Ф. Кастро отреагировал мгновенно, предложив свой самолет для эвакуации. В свою очередь, когда Ф. Кастро тяжело заболел, Чавес моментально прилетел в Гавану.

Незадолго до этого они вместе совершили поездку в Аргентину, посетили дом-музей Че Гевары. На одном их каналов британского TV сообщалось, что в письме У. Чавесу в сентябре 2006 г. Ф. Кастро утверждал, что может спокойно умереть, так как убежден, что дело революции в надежных руках16.

Венесуэла и Куба с 2000 г. подписали 175 двусторонних соглашений, охватывающих различные сферы. Казалось, сложилась простая и понятная схема бартера: энергоносители в обмен на специалистов. Многие из кубинцев действительно работают в кварталах нищеты, ликвидируя неграмотность, в труднодоступных районах сельвы, оказывая жителям первичную медицинскую помощь, спортсменам помогают совершенствовать мастерство. Как не раз подчеркивал У. Чавес, оказываемые услуги в 10 раз ценнее стоимости направляемой нефти17.

Но это лишь видимая часть айсберга, витрина сотрудничества, за которой кроется гораздо большее, тщательно скрываемое от посторонних глаз. Достаточно сказать, что в зависимости от источника информации существенно разнится численность кубинцев, находящихся в Венесуэле. Оппозиция убеждена, что большинство из них - это не врачи, учителя и спортивные тренеры. Таковыми являются лишь 15 из 35 тыс. человек. По другим сведениям, фигурируют 52 тыс. кубинских граждан. Последние данные, появившиеся в печати, показывают, что общее количество кубинцев достигло 98 тыс.

человек18.

Согласно исследованию политолога К. Ромеро из Центрального университета Венесуэлы, кубинцы получают доступ к конфиденциальным материалам, занимая высокие должности в стратегических сферах управления. К ним относятся: министерства обороны, юстиции, внутренних дел;

область электроэнергетики;

нефтяная корпорация PDVSA;

служба разведки;

ведомства идентификации, миграции;

нотариат;

Центральный банк.

Примечательные цифры назвал в августе 2007 г. председатель кубинских комитетов защиты революции Х. Х. Равильеро, признавший, что в Венесуэле находятся свыше тыс. представителей этой организации, не уточнив, правда, чем они занимаются 19.

Кубинские советники играют важную роль даже в ведомстве, определяющем количество и качество импортируемого продовольствия. Исполнительным секретарем этой государственной структуры продолжительное время являлась Quinto Dia (Caracas). 2000. N 211.

Zapata J. Plomo mas plomo es guerra. Caracas, 2000. P. 78.

См.: El Nacional. 06.05.2010.

См.: bbc.co.uk/go/pr/fr/-/hi/spanish/latin...america/newsid 6034000/6034785.stm См.: El Nuevo Herald. 31.05.2010.

См.: El Universal. 10.02.2010.

См.: ibid. 04.08.2007.

стр. Б. Кастильо, член центрального комитета коммунистической партии Кубы, ранее руководившая министерством внешней торговли. Об этом назначении общественности стало известно после обнародования документа, подписанного А. Очоа, одним из координаторов круглого стола оппозиции20.

Как точно выразился видный в прошлом венесуэльский политик Т. Петков, "президент Чавес не доверяет своим людям. Поэтому знакомится с ноу-хау и огромным опытом государства, где 50 лет господствует жесткая и тоталитарная диктатура"21.

Наиболее важное в деятельности советников и экспертов заключается в том, что за всеми экономическими и политическими преобразованиями, уже осуществленными или намечаемыми, стоят кубинцы. Именно представителям Кубы принадлежит авторство идеи "социализма XXI века". Их лозунг - "Родина, социализм или смерть. Мы победим" - стал основополагающим для правящей команды Венесуэлы. Прямым следствием внешнего влияния является волна национализации стратегических отраслей хозяйства, захлестнувшая страну. В этот же ряд вписался тезис о бессрочном избрании главы государства, который реализовал У. Чавес.

Под неусыпным контролем кубинцев проводится кардинальная реорганизация государственного и общественно-политического устройства. На местах образовываются коммуны и коммунальные советы, прообразы народной власти. Разрабатывался вариант разгона национальной ассамблеи в случае, если оппозиция добьется успеха на парламентских выборах. Высказывалось предположение, что в определенных обстоятельствах из числа зарубежных специалистов могут быть сформированы партизанские отряды, которые начнут сражаться.

По мнению кубинского руководства, слабым звеном в системе венесуэльской власти остается армия, воспитанная в демократическом духе. В ней подспудно копится горючий материал, чреватый взрывом в любой момент, несмотря на крупные денежные вливания и внешнюю готовность подчиниться приказам. Это понимают и советники, уделяющие огромное внимание состоянию дел внутри вооруженных сил. Непосредственно на месте этими вопросами занимается военная миссия Кубы, расквартированная в форте Тиуна в окрестностях Каракаса. Налажена стажировка высшего офицерского состава Венесуэлы на кубинских командных курсах и их участие в совместных учениях22. По кубинским лекалам скроена и боливарийская народная милиция.

Зарубежные консультанты принимают активное участие в создании академии по подготовке кадров полицейских и сотрудников органов безопасности, разрабатывают для нее соответствующие программы и методички.

В армии создаются структуры, призванные следить за настроениями. В мае 2009 г. в войска поступила директива, предписывавшая военнослужащим доводить до сведения начальства любую полученную информацию, идущую вразрез с линией командования. По мнению экспертов, этот документ преследовал цель превратить солдат и офицеров в разоблачителей и шпионов и "сделан по образцу и подобию приказов, издававшихся в свое время Ф. Кастро"23.

Имеются сведения о том, что уже в течение ряда лет кубинские крестьяне целыми колониями переселяются в экспериментальные социалистические хозяйства, создаваемые на землях, конфискованных у бывших владельцев в штатах Баринас, Арагуа, Португеса.

Внешне складывается парадоксальная картина. Венесуэла обеспечивает энергоресурсами Кубу в количестве, позволяющем режиму держаться на плаву. Казалось бы, очевидно, кто от кого зависит. Но в реальности все обстоит иначе. В этом тандеме верховодит Куба, оттуда поступают указания, которые венесуэльское руководство неукоснительно претворяет в жизнь. Венесуэла превратилась в некое подобие протектората Кубы при сохранении видимости равноправия и дружбы. В качестве курьеза достаточно привести инцидент, который произошел с известным дипломатом. Узнав о намерении властей конфисковать его земельную собственность, он решил предъявить удостоверяющие документы непосредственно в кубинское посольство, полагая, что именно там находится "теневое правительство".

У. Чавес, как подметил венесуэльский аналитик А. Риверо Каро, верит, что, предоставив Гаване с 2000 г. около 50 млрд. долл. в виде нефти и живых денег, он купил кубинское правительство. Но президент Венесуэлы глубоко ошибается. Братья Кастро не считают себя должниками. Они убеждены, что спонсор должен их благодарить за то, что сохранился у власти24. Добавим, что пример См.: ibid. 03.06.2010.

El Nuevo Herald. 31.05.2010.

См.: ibid. 06.04.2010.

Ibid. 09.04.2010.

См.: ibid. 08.05.2010.

стр. ный ученик, образно говоря, днюет и ночует на Кубе, получая инструкции.

Суть сложившейся ситуации точно выразил уже упомянутый Д. Арриа. "То, чего Фидель Кастро не сумел сделать 43 года тому назад, а именно оккупировать Венесуэлу, подполковник из тех самых вооруженных сил, которые тогда нанесли ему поражение, без единого выстрела бросил к его ногам - национальное достоинство и суверенитет"25.

Возникло некое подобие замкнутого круга. Венесуэльские финансы помогают кубинскому режиму сохраняться, препятствуют осуществлению давно назревших преобразований. В свою очередь руководство Кубы, не испытывающее нужды в ресурсах, стремится перекроить венесуэльские органы власти по собственным лекалам, преследуя цель свернуть демократические завоевания.

Совершенно очевидно, что "старшие братья" помогают "младшему" построить полицейское государство. Как подтверждение этого можно привести случай приезда в Венесуэлу в феврале 2010 г. якобы для оказания помощи в разрешении кризиса с подачей электроэнергии старейшего кубинского политического деятеля Р. Вальдеса. Он, как известно, всю жизнь занимался внутренними делами, слежкой за неблагонадежными и диссидентами. Однако с 2006 г. Р. Вальдес, третий человек в негласной политической иерархии, возглавил министерство информатики. И его поездка была связана, в частности, с необходимостью передать опыт, используемый этим ведомством для контроля над Интернетом, печатными и электронными СМИ, включая радио, телевидение, а также за деятельностью оппозиции.

Уроки учителей усваиваются быстро и хорошо. Так, Луиза Э. Моралес, председатель Верховного трибунала юстиции Венесуэлы с революционной прямотой заявила: "Мы не можем думать о разделении властей, этот принцип ослабляет государство"26. Специальное ведомство для цензурирования информации якобы для охраны тайн было создано в июне 2010 г. по кубинскому образцу27.

Таким образом, идея федерации - это не плод досужих фантазий журналистов или ученых, а вопрос, действительно стоящий на повестке дня. Об этом свидетельствуют заявления, сделанные в октябре 2007 г. исполнявшим обязанности председателя государственного совета Кубы и президентом Венесуэлы. Оценивая значимость подписанных соглашений в экономической сфере, Р. Кастро квалифицировал документы как серьезный вклад в углубление интеграции и союзнических отношений. У. Чавес подчеркнул, что создались благоприятные условия для политического объединения, образования в краткосрочной перспективе конфедерации республик28.

Приведенных примеров вполне достаточно для того, чтобы сделать вывод о взаимозависимости двух режимов. Один - держится благодаря мощным энергетическим вливаниям, другой - копирует с некоторыми модификациями устарелые догмы и схемы.

Они крепко связаны между собой, нужны друг другу и будут сражаться за сохранение такой расстановки сил до последнего.

На внешнеполитическом направлении любимым детищем харизматических лидеров стал субсидиарный проект Боливарианский альянс для Америк, запущенный в декабре 2004 г.

Его идейный замысел принадлежал Ф. Кастро, давно лелеявшего мечту об объединении континента под своей эгидой. Реализуется же замысел на деньги У. Чавеса, в распоряжении которого находятся средства от продажи нефти29.

Справедливости ради следует отметить, что Венесуэле пока удается сохранить особенности своего развития и не повторять полностью кубинский опыт. Однако находятся силы, которые пытаются снивелировать существующие различия. В стране четко обозначилась доминирующая тенденция - родина С. Боливара дрейфует в заданном направлении.

Все это вызывает негативную реакцию широких общественных кругов. Так, о неприемлемости навязывания модели "социалистического государства" по кубинскому образцу говорилось в резолюции епископальной конференции Венесуэлы, одобренной в июле 2010 г.30 Эта же мысль прослеживается в программах всех оппозиционных политиков, боровшихся за право стать кандидатом на пост главы государства в электоральной кампании 2012 г.


МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ Венесуэльский аналитик Т. Маркес задавался вопросом, почему социализм Чавеса является по сути коммунизмом в кубинском стиле? И отвечал, Ibid. 20.03.2010.

El Universal. 12.01.2010.

См.: El Nuevo Herald. 12.06.2010.

См.: El Nacional. 16.10.2007.

См.: Коэн А. Венесуэла: модель в миниатюре // Россия в глобальной политике. 2005. N 1. С. 181.

См.: El Nuevo Herald. 13.07.2010.

стр. приводя набор доказательств. В экономическом плане совершается атака на частную собственность, рыночную экономику и товарные отношения, планируется обобществление и превращение всех средств производства в государственную собственность. Куба сделала это сразу же после революции.

В политической области власть сосредоточивается в руках централизованной бюрократии.

Создается система, во главе которой стоит единственная партия с центральным комитетом, который, как в случае с Кубой, делегирует полномочия высшему руководителю. Венесуэла повторяет кубинскую политическую модель - воспроизводит каудильистские черты своего учителя.

В институциональном плане коммунизм требует создания консолидированного революционного государства, где отсутствует независимость властей друг от друга.

Согласно марксистской теории, разделение властей представляет собой ловушку буржуазии для сокрытия своих гегемонистских целей и барьер, который революционеры должны преодолеть для осуществления перемен.

В сфере идеологии ставится задача покончить со светским, плюралистическим и свободомыслящим гражданским обществом. И заменить его сообществом, которое исповедует навязанную сверху идеологию, то есть некое подобие религии. Попытки осуществить эксперименты социальной инженерии уже проводились в ряде стран: в виде социалистического реализма в СССР, культурной революции в Китае, уничтожения интеллигенции в Камбодже и на Кубе.

В социальном плане коммунизм стремится искоренить любые формы самоорганизации граждан. Так, профсоюзы, предпринимательские объединения, культурные ассоциации, студенческие организации, спортивнее клубы, не придерживающиеся официальной линии, зачисляются во врагов режима31.

В обобщенном виде специфику двусторонних отношений точно охарактеризовал кубинский публицист, диссидент К. Монтанер. Он подчеркивал: обе власти остро нуждаются друг в друге. Венесуэла для Кубы это хорошая "дойная корова". Ради обладания мощными экономическими ресурсами Ф. Кастро поддерживает У. Чавеса всеми возможными способами. Куба содействует в создании военной разведки, помогающей венесуэльскому лидеру удержаться у власти. Министерство внутренних дел располагает огромным аппаратом, который осуществляет слежку за политиками и высшими чиновниками, всеми офицерами вооруженных сил, членами их семей.

Манипуляция результатами выборов ведется с кубинской территории специально созданным Университетом информационных наук. С этой целью используется соединяющий две страны оптиковолоконный кабель, позволяющий передавать огромное количество данных.

Интересна еще такая деталь, которую отметил К. Монтанер. По его мнению, Рауль Кастро не разделяет восторгов своего брата Фиделя по поводу У. Чавеса и относится к нему более чем сдержанно. Однако вынужден занимать прагматичную позицию, поскольку не видит альтернативы32.

Свою оценку характера двусторонних отношений дал П. Перес, ныне уже бывший губернатор штата Сулия, в феврале 2012 г., накануне праймериз, проводимых оппозицией с целью выдвижения единого кандидата на президентских выборах. Он подверг резкой критике нынешнюю ситуацию. Ключевой тезис автора сводился к следующему: "У. Чавес управляет Венесуэлой, будто он занимает должность в кубинской колонии, а этот остров с каждым разом все больше контролирует различные сферы власти в нашей стране". Самое опасное, подчеркивалось в документе, состоит в том, что кубинские агенты заменяют венесуэльских офицеров в вооруженных силах, которые являются гарантом конституции и территориальной целостности. Кубинцы указывают, какой надлежит быть военной структуре, ориентируя ее не на защиту национальных интересов, а на превращение в инструмент глобальной стратегии Кастро.

В рамках плана колонизации, тщательно выполняемого внутренними пособниками кубинского правительства, Венесуэлу наводнили чужеземные советники, которые обосновались в центрах по выработке национальной стратегии. При этом они определяют судьбы венесуэльцев, исходя из собственных интересов. Нынешняя власть следует инструкциям тех, кто превратил Кубу в руины, вверг народ в нищету. Основным бенефициантом венесуэльских богатств является, по мнению П. Переса, кубинский режим, который присваивает валюту и доходы от нефти, столь необходимые для искоренения безработицы и бедности в самой Венесуэле. Эти богатства, считают авторитетные научные центры, составляют 10 млрд. долл. в год. Одна из стоящих перед страной задач - это См.: El Universal. 23.08.2010.

См.: El Nuevo Herald. 12.09.2010.

стр. покончить с подобным положением вещей, резюмировал автор33.

Перефразируя известное выражение знаменитого писателя М. Пикон Саласа, сказавшего, что "Венесуэла вступила в XX столетие только после смерти диктатора Х. В. Гомеса", скончавшегося в 1935 г., публицист С. Эредиа заметил, что в его стране "XXI век еще не наступил", поскольку правительство считает идеальной кубинскую модель, с треском потерпевшую крах34.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ Сравнительно недавно произошли знаковые события, способные в обозримой перспективе серьезно повлиять на динамику двусторонних отношений, внеся в них определенную степень непредсказуемости.

На закате жизни Ф. Кастро с горечью признавал несостоятельность варианта развития, за который цепко держался на протяжении длительного времени. В беседе с американским журналистом Д. Гольдбергом в сентябре 2010 г. он высказал поистине крамольную мысль, заявив: "Кубинская модель не функционирует даже у нас"35. Эти откровения прозвучали после передачи из-за тяжелой болезни большинства властных полномочий Раулю Кастро и явились своеобразным идеологическим аккомпанементом дозированной переналадки социально-экономических отношений, сложившихся в течение десятилетий.

Поблагодарив депутатов парламента за доверие, преемник сформулировал два принципиальных положения. Первое. Не "следует ссылаться на экономическое эмбарго в качестве фактора, оправдывающего наши собственные ошибки". Второе. Существует слишком много запретов, приносящих больше вреда, чем пользы. Надо от них постепенно избавляться36.

Сказано - сделано. Сначала жителям разрешили замену старых, давно исчерпавших ресурс холодильников на новые агрегаты китайского производства. Вслед за этим сняли запреты на пользование мобильными телефонами. В открытой торговле появились соответствующие аппараты, а также DVD плееры. Позднее рядовые граждане смогли снимать номера в гостиницах международного класса, так как раньше подобными привилегиями пользовались передовики труда, партийно-государственная номенклатура и молодые супружеские пары. Наконец, разрешили куплю-продажу недвижимости, крестьянам стали передаваться пустующие земли, создавались условия для мелкого частного предпринимательства.

Список этих послаблений нетрудно продолжить. Все это было сделано для того, чтобы "крышка котла не сорвалась", поскольку люди устали от всевозможных регламентации. В октябре 2012 г. принимается беспрецедентное, поистине революционное решение: с января нынешнего года предусматривается свободный выезд граждан из страны. При этом, неизменно, словно заклинание, повторяется: "Все это в рамках социализма".

Кстати сказать, прагматик Р. Кастро внимательно присматривается к опыту рыночных преобразований в Китае и во Вьетнаме, где существует во многом сходная однопартийная политическая система.

Казалось бы, перемены в братской стране должны были повлиять на У. Чавеса. Однако он упорно продолжает линию на форсирование строительства "социализма XXI века".

Одержав победу на выборах в октябре 2012 г., президент намеревался изложить на заседании национальной ассамблеи программу на шесть лет. В нее были включены планы по углублению процесса преобразований, обозначены в качестве приоритетной цели ускоренное образование коммун, превращение их в самоуправляемые хозяйственные, социальные и политические ячейки, которые должны финансироваться и поддерживаться центральным правительством.

Правда, в окружении главы государства, не говоря уже об оппозиции, раздаются голоса о необходимости прекратить разбазаривать национальное богатство, бесплатно раздавать нефть. В конце ноября 2012 г. об этом без обиняков заявил министр финансов Х.

Джордани37.

Между тем состояние здоровья У. Чавеса продолжает внушать тревогу и опасения. Об этом свидетельствуют регулярные поездки на Кубу для продолжения курса лечения. С июля 2011 по ноябрь 2012 г. таких перемещений было одиннадцать. 9 декабря глава государства объявил о готовности лечь на очередную, четвертую операцию.

Именно этим можно объяснить факт назначения 10 ноября 2012 г. исполнительным вице пре См.: ibid. 06.02.2012.

См.: El Universal. 17.05.2010.

El Pais. 09.09.2010.

См.: http://newsvote.bbc.co.uk/mpapps/pagetools/print/news.bbc.co.uk/hi/spanish/latin_am_ См.: El Universal. 25.11.2012.

стр. зидентом министра иностранных дел, 50-летнего Н. Мадуро. Спустя два месяца У. Чавес провозгласил его своим преемником, способным довести до логического конца задуманное им дело.

*** Подводя итоги, можно констатировать, что особенность и как следствие этого перспективы кубино-венесуэльского альянса в решающей степени зависят от совокупности объективных и субъективных факторов: конъюнктуры на мировых рынках энергоносителей и состояния здоровья харизматических лидеров. В случае их физического исчезновения, сложившемуся союзу грозит неизбежный развал38. Но тогда двусторонние отношения войдут в нормальное русло без идеологического обрамления.


Ключевые слова: Куба, Венесуэла, Фидель Кастро, Рауль Кастро, Уго Чавес, США, социализм, стратегическое партнерство, альянс, энергоресурсы.

Пока верстался номер журнала, в политической жизни Венесуэлы произошли изменения - ушел из жизни президент страны Уго Чавес.

стр. НОВАЯ АРХИТЕКТУРА ТРАНСТИХООКЕАНСКОЙ Заглавие статьи БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВА Автор(ы) В. АМИРОВ, В. ШВЫДКО Мировая экономика и международные отношения, № 5, Май 2013, C.

Источник 91- КРУГЛЫЙ СТОЛ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 38.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи НОВАЯ АРХИТЕКТУРА ТРАНСТИХООКЕАНСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВА Автор: В. АМИРОВ, В. ШВЫДКО Памяти Вячеслава Борисовича Амирова В декабре 2012 г. в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН состоялось заседание Круглого стола под председательством и при участии зам. директора ИМЭМО, чл. - корр. РАН В. В. Михеева. В дискуссии приняли участие сотрудники ЦАТИИМЭМО РАН: с.н.с. [В. Б. Амиров], д.э.н. А. Н. Федоровский, зав. сек. В. Г. Швыдко, д.и.н. Е. А. Канаве, к.э.н. С. А. Луконин, м.н.с. Ю. С. Луконина, м.н.с. К. Р. Вода, к.и.н. М. А. Володина. Вниманию читателей предлагается итоговый материал дискуссии, подготовленный ее участниками.

Вопрос о содержании новой архитектуры региональной безопасности в бассейне Тихого океана, прежде всего его северной части, в последнее время приобретает актуальность в связи с действием целого ряда факторов.

Существенно повысилось значение этого региона для мировой экономики. Возрастает его доля в мировом ВВП и международной торговле. Здесь расположены наиболее динамично развивающиеся экономики современного мира, играющие роль глобальной "промышленной фабрики". Регион становится своего рода мировой "фабрикой инноваций". Региональные ТНК быстро наращивают свой инвестиционный потенциал.

Международные финансовые центры региона усиливают влияние на функционирование глобальных финансовых рынков.

Регион является также перспективным деловым партнером для России. Растет предъявляемый им спрос на энергетические ресурсы и новые технологические решения в сфере потребления и производства энергии. Увеличивается объем потребления металлов и изделий из них, других видов ресурсов и продуктов их переработки. Регион начинает играть заметную роль на мировых продовольственных рынках.

Все более пристальное внимание привлекает этот регион и с точки зрения решения вопросов глобальной политики, включая многочисленные вопросы безопасности. Помимо экологического, информационно-коммуникационного и иных сравнительно новых аспектов глобальной безопасности, регион приобретает критически важное значение и для ее обеспечения в традиционном понимании: предотвращение вооруженных конфликтов и ограничение военной активности, создание условий для устойчивого экономического роста, в том числе через развитие экономической интеграции.

Прошедший год председательства России в форуме АТЭС и проведение саммита этой организации во Владивостоке в сентябре 2012 г. были восприняты в регионе как символ поворота России к более заметному участию в разных сферах международной активности на тихоокеанском пространстве - своего рода ее поворот на Восток. Это относится и к дипломатической работе, нацеленной на решение проблем безопасности и сотрудничества в регионе, и к деловым контактам присутствующих здесь российских предприятий и организаций.

Сегодня в регионе от Москвы ожидают определенных действий по продвижению и пропаганде различного рода идей и инициатив на региональных форумах и площадках.

Особую актуальность и востребованность российским усилиям по разработке эффективной концепции безопасности в регионе придает наблюдаемая здесь дипломатическая и политическая работа по созданию условий для интеграционных процессов.

В регионе учреждены и функционируют, наряду с АТЭС, и другие площадки и форматы стимулиро стр. вания двустороннего и многостороннего торгового и инвестиционного сотрудничества, действующие в разных сферах и с разной степенью продуктивности.

ИМЭМО РАН начал ставить вопрос о новой архитектуре Транстихоокеанской безопасности и сотрудничества (ТТБС) с 2009 г., приглашая к его обсуждению неправительственных экспертов стран региона.

Многоформатный и разноскоростной характер разворачивающихся здесь интеграционных процессов делает задачу выработки новой архитектуры безопасности в регионе более трудной, а ее концепцию - сложно структурированной. Разрабатываемая авторами концепция, для того чтобы быть реализуемой и эффективной, должна не только учитывать наличие в регионе различных двусторонних и многосторонних форматов, но и отводить им конкретную роль в формировании комплексной системы безопасности и сотрудничества.

В частности, необходимо определить соотношение возможных механизмов обеспечения безопасности и развития международного сотрудничества с деятельностью АТЭС, АСЕАН и его производных структур в виде Регионального форума АСЕАН (ARF), разного рода министерских совещаний и т.д., политические и экономические форумы на основе формулы "АСЕАН плюс...", форум "Восточноазиатский саммит" (ВАС) и ряд других, менее заметных в региональной политике многосторонних образований.

В той или иной форме проблемы новой архитектуры ТТБС в последние годы обсуждаются на разном уровне на вышеуказанных форумах. Главный акцент в этих обсуждениях делается на актуальных проблемах сегодняшнего дня, иногда - с перспективой на ближайшие годы. Специалисты ИМЭМО со своей стороны предполагают вести речь о стратегическом видении будущей системы архитектуры Транстихоокеанской безопасности и сотрудничества, создание которой объективно отвечало бы интересам всех основных игроков на этом пространстве.

Сейчас в рамках такого видения ТТБС в Институте активно разрабатывается ряд новых подходов и идей, требующих достижения общего их понимания основными региональными игроками. Интеллектуальной площадкой для этого является, в частности, трехсторонний формат обсуждений этих вопросов экспертами из России, США и Японии, созданный усилиями ИМЭМО и двух зарубежных аналитических центров - токийского Института международных отношений (JIIA) и вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS). В 2010 - 2012 гг. уже состоялись три раунда таких дискуссий.

Следующим этапом в развитии этих дискуссий мог бы стать перевод трехсторонних встреч в формат "полуторной дорожки", то есть полуофициальных дискуссий с участием не только независимых экспертов, но и представителей правительств трех стран (министерств иностранных дел, оборонных ведомств и т.д.).

В ближайшем будущем было бы необходимым проведение обсуждений тех же вопросов с экспертами КНР и Южной Кореи - как силами специалистов ИМЭМО, так и более широким составом участников.

*** Концепция Транстихооокеанской безопасности и сотрудничества предполагает комплексный подход к созданию благоприятного климата в регионе и охватывает отношения в сферах военной безопасности, безопасности транспортных путей и линий коммуникаций, информационной безопасности, политического сотрудничества, международной торговли и инвестиций, экологии, предотвращения техногенных катастроф и ликвидации последствий стихийных бедствий.

С точки зрения географических рамок новая архитектура региональной безопасности должна включать в себя (возможно, с разной степенью вовлеченности) прежде всего страны Тихоокеанской Азии (то есть западной части бассейна Тихого океана) плюс Соединенные Штаты - они являются участниками вышеуказанных региональных форматов и проявляют активный интерес к их развитию или формированию дополнительных механизмов обеспечения безопасности и стимулов для экономической интеграции.

При этом в качестве обязательного условия новая архитектура международной безопасности и сотрудничества должна опираться на полноценное участие и активные усилия "четверки" основных игроков на региональной сцене в этой части мира, а именно: США, КНР, Японии и России, а также группировки АСЕАН.

Концепция такой архитектуры должна предусматривать в качестве конечной цели создание транстихоокеанского пространства безопасности и сотрудничества, которое, будучи совмещено с пространством деятельности трансатлантических структур, сможет образовать мировое кольцо безопасности и развития от Ванкувера до Владивостока по обоим азимутам - восточному (через Атлантику) и западному (через Тихий океан).

стр. Возможность уже сейчас приступить к обсуждению комплексной концепции Транстихоокеанской безопасности и сотрудничества и ее реализации в исторически короткие сроки связана с рядом новых обстоятельств.

1. В регионе сегодня не существует непреодолимых идеологических барьеров и разделительных линий, которые бы исключали продуктивный диалог и поиск взаимоприемлемых решений в сфере безопасности.

2. На тихоокеанском пространстве формируются интеграционные торговые, финансовые и инновационные форматы, объективно требующие формирования общих подходов к проблеме комплексной безопасности.

3. Фактор российско-американских отношений, в отличие от периода холодной войны, сегодня не является фундаментальным тормозом для становления новой архитектуры ТТБС.

4. По причине усиления глобализационной взаимозависимости традиционные противоречия между Китаем, с одной стороны, США и Японией, с другой, не переходят определенной черты, после которой начинается скатывание к военно-политическому конфликту или к серьезному противостоянию. Несмотря на периодически возникающие заминки и возвратные движения, выстраиваются стратегические диалоги Китая с США и Японией.

5. Идея взаимодействия, а не противодействия или сдерживания как основы безопасности и развития получает все большее признание в странах региона. Растет понимание того, что создание новой системы транстихоокеанской безопасности выгодно не только с точки зрения поддержания мира и стабильности в этой части мира, но и для развития двусторонних отношений между государствами региона.

*** Анализировать проблематику ТТБС предполагается с использованием разрабатываемой в ИМЭМО методологии. Ее основными чертами применительно к предлагаемой концепции являются:

- определение иерархии стран региона по степени их стратегической мощи и осознания ими собственной ответственности за поддержание безопасности и стимулирование развития;

- определение для данного региона иерархии социально-политических и экономических дисбалансов, а также противоречий и конфликтов, порождаемых этими дисбалансами в случае достижения ими критического уровня;

- определение иерархии идей по поводу будущей архитектуры ТТБС с точки зрения их привлекательности и практической реализуемости.

Авторы предполагают определить главный вектор становления новой архитектуры ТТБС, исходя из следующих основополагающих тезисов.

1. Экономические и политические дисбалансы - это естественная реальность. Полностью устранить их невозможно и не нужно, так как они являются движущей силой общественного развития. Однако критически важно не дать им превратиться в противоречия и проблемы, способные дестабилизировать региональные связи или внутреннее положение в странах-лидерах ("де-стабилизирующие балансы и противоречия").

2. Национальные интересы не существуют вне субъективного сознания субъектов политического процесса (властвующие элиты, а также экспертное сообщество и гражданские активисты) и всегда представлены в их субъективной интерпретации.

Путь к уменьшению дисбалансов до уровня, когда они перестают порождать дестабилизацию - распространение компромиссного мышления в противовес агрессивному в интеллектуальном политическом и экспертном пространстве стран региона. Преобладание агрессивного мышления при формулировании национальных интересов, наоборот, углубляет дисбалансы, создавая угрозу превращения их в дестабилизирующие.

3. Страны региона различаются по своим размерам, экономическим показателям, уровню жизни, военному потенциалу и политической влиятельности. Поэтому их роль и степень ответственности за поддержание безопасности и условий для социально экономического прогресса в этой части мира по определению не могут быть одинаковы.

Региональные державы, обладающие стратегической мощью, имеют объективно больше возможностей и, соответственно, несут большую ответственность за поддержание ситуации недестабилизирующего неравенства.

4. Понятия иерархической полицентричности и недестабилизирующего неравенства (в противовес идеям многополярности и равенства) должны стать концептуальной основой эффективной системы безопасности и сотрудничества на транстихоокеанском пространстве, а также в глобальном измерении.

стр. *** Анализируя угрозы и вызовы, стоящие перед государствами региона в сфере безопасности, авторы предполагают сделать акцент на принципиальных моментах.

1. Сегодня нет реальных причин для прямой военной конфронтации между основными региональными державами (США, Китай, Япония, Россия). Вызовом для экспертного сообщества является внедрение такого видения в реальную военно-политическую стратегию и военную политику.

2. К главным текущим угрозам безопасности в регионе относятся следующие.

Во-первых, обострение территориальных споров, результатом которого может стать возникновение очагов повышенной напряженности, резкое снижение уровня взаимного доверия, интенсификация гонки вооружений, торможение развития экономических, политических и культурных связей между государствами и даже их временное ограничение. Для предотвращения такого сценария необходимы новые подходы к разногласиям по территориальным вопросам, основанные на логике глобализации и растущей взаимозависимости государств региона.

Во-вторых, угроза вооруженного конфликта с участием Северной Кореи. Оптимальным способом ее уменьшения могла бы стать адаптация политической и экономической системы этой страны к современным реалиям. Вопрос - как этого добиться? Как обеспечить единство подхода региональных держав к указанной проблеме?

В-третьих, элементы неопределенности в отношениях между КНР и Тайванем.

Основным предметом для анализа здесь является перспектива формирования правовых основ экономического сотрудничества и политического диалога между Пекином и Тайбэем.

В-четвертых, нетрадиционные угрозы международной безопасности: международный терроризм, наркотрафик, пандемии, стихийные бедствия и т.п. Основная проблема создание, наряду с двусторонними, многосторонних механизмов регионального сотрудничества и адекватных этим угрозам форматов и средств реагирования.

3. Главной долгосрочной угрозой безопасности в регионе является возможность распространения ядерного оружия и неконтролируемой гонки ядерных вооружений. В частности, предметом озабоченности экспертного сообщества должны стать:

- северокорейская ядерная программа;

- интенсивное ядерное строительство в Китае;

- возможность изменения ядерного статуса Японии;

- односторонние шаги США по созданию системы ПРО ТВД в Тихоокеанской Азии в качестве элемента глобальной ПРО;

- косвенное и/или прямое влияние на ситуацию в регионе ядерных амбиций Индии.

4. В области экономической безопасности и формирования условий для делового сотрудничества главной угрозой является обращение ведущих стран региона к протекционистским и дискриминационным практикам в торговой, инвестиционной политике и в сфере передачи технологий.

5. С точки зрения энергетической безопасности главной угрозой является возможная дестабилизация рынков энергоносителей и непредсказуемость изменений цен на них.

Другой угрозой является стремление ряда стран обеспечить свои потребности в энергии и энергоносителях за счет ограничения доступа к собственным ресурсам и использования недобросовестных практик (политического влияния, военного давления и т.п.) для получения монопольного доступа к таким ресурсам за рубежом.

Еще одной угрозой в этой области является недобросовестное манипулирование общественным мнением и деятельностью гражданских организаций с целью блокировать использование одних видов энергии и предоставить искусственные преимущества другим ее видам.

Наряду с вышеизложенным традиционным пониманием угроз, авторы отмечают наличие в регионе целого ряда крупных дисбалансов и противоречий как фактора, порождающего или усиливающего эти угрозы.

1. Дисбаланс между "блоковым" подходом к обеспечению военно-политической безопасности в международных отношениях и реалиями динамичного полицентричного и глобализированного мира. В частности, на тихоокеанском пространстве сохраняются военно-политические альянсы США с Японией и Южной Кореей при отсутствии аналогов со стороны России и де-факто отмирающего, хотя де-юре и сохраняющегося, аналога со стороны Китая (договор безопасности между Китаем и Северной Кореей).

2. Дисбаланс в структуре ценностных ориентиров и идеологических постулатов, распространенных в обществах различных стран региона.

стр. Сохраняются существенные расхождения во взглядах правящих элит по вопросам развития демократии, в оценке источников, характера и иерархии внутренних и внешних угроз.

Этот дисбаланс, например, порождает острое противоречие между стремлением США и других стран, принадлежащих к коллективному "Западу", обеспечить идеологическое и институциональное единообразие в регионе, с одной стороны, и стремлением ряда стран, в частности Китая и России, обезопасить себя от попыток внешнего вмешательства в их внутриполитическую ситуацию, с другой.

Данное противоречие проявляется также в различном подходе государств региона к определению масштабов и характера взаимодействия с США, к степени охвата этим взаимодействием сфер политики, экономики, безопасности и культуры.

3. Дисбаланс иерархий стран по таким критериям, как политическое лидерство, размеры экономики, финансовый и инновационный потенциал, уровень жизни населения.

Изменения взаимного положения стран региона по одним показателям приходят в противоречие с сохранением прежней иерархии по другим.

4. Дисбаланс между экономическим развитием стран, находящихся на относительно более низких ступенях экономического и социального развития, повышением уровня доходов и потребления в этих странах, с одной стороны, и темпами модернизации и демократизации их политических систем, с другой.

5. Противоречие между объективно развивающимся процессом экономической глобализации и национальными механизмами выработки экономической политики.

Глобализация снижает эффективность страновых (национальных) инструментов экономического регулирования. В то же время международные, в том числе региональные институты экономического регулирования сформированы лишь частично, их возможности все еще весьма ограничены, а эффективность низка. По мере прогресса глобализации этот дисбаланс приобретает все более острую форму.

6. Противоречие между потребностью региона в стабильном функционировании национальных финансовых и денежных систем и потребностями финансовой глобализации, диктующими необходимость снятия ограничений на трансграничное перемещение капитальных ресурсов.

7. Противоречие между интересами обеспечения ускоренного роста развивающихся экономик и их диверсификации, с одной стороны, и интересами формирования международных производственных систем, оптимизации издержек производства в глобальном масштабе, с другой.

Одной из форм проявления этого противоречия являются заметные различия между интересами региональных транснациональных корпораций и пониманием своих национальных интересов правительствами отдельных стран.

8. Противоречие между экономически эффективным распределением деятельности по обеспечению международного доступа к природным ресурсам региона и стремлением сохранить качество окружающей среды в местах интенсивного освоения этих ресурсов.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.