авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

БРОДОВСКАЯ

Елена Викторовна

КОЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ

И СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СОСТАВЛЯЮЩИХ

ТРАНСФОРМАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Тула – 2009

Бродовская, Е.В. Коэволюция институциональных и социокультур-

ных составляющих трансформации политической системы современной

России: Монография [Текст] / Е.В. Бродовская. – Тула: Изд-во ТулГУ,

2009. – 212 с.

Рецензенты: д-р полит. наук, проф. М.Г. Анохин, д-р полит. наук, проф. Батанина И.А.

В данной монографии исследуется взаимообусловленность институ циональных и социокультурных составляющих трансформационного процесса. Основной предмет изучения – институциональный, ценност ный и поведенческий уровни трансформационного процесса. На основе синтеза различных теоретических подходов к пониманию сущности по литических изменений разработана модель трансформационного про цесса, учитывающая как институциональный, так и социокультурный аспекты проблемы. Это позволило не только рассмотреть специфику коэволюционных процессов на посткоммунистическом пространстве, но и разработать систему рекомендаций, направленных на оптимизацию политического развития современной России.

Работа представляет интерес для студентов, магистрантов, аспиран тов, обучающихся по специальности «Политология», а также для всех интересующихся проблемами трансформационного процесса.

Е.В. Бродовская Издательство ТулГУ, СОДЕРЖАНИЕ Введение........................................................................................................................ Глава I. Взаимообусловленность институциональных и социокультурных составляющих политической трансформации:

теоретико-методологические основы.................................................................. 1.1. Основные подходы к исследованию политических трансформационных процессов в трудах зарубежных и отечественных ученых........................................................................................... 1.2. Демократический транзит и консолидация общества:

анализ базовых моделей........................................................................................ Глава II. Становление и функционирование демократических институтов в условиях трансформации политической системы современной России.

................................................ 2.1. Специфика посткоммунистического перехода к демократии.............................................................................................................. 2.2. Институциональная модель политической системы общества: структурные и функциональные характеристики................................................................ Заключение............................................................................................................. Список использованных источников и литературы................................ ВВЕДЕНИЕ Основные характеристики и тенденции развития политической си стемы современного российского общества отражают специфику транс формационных процессов, начавшихся в 90-е гг. ХХ в. Представляя собой сложный комплекс качественных изменений в структуре, функ ционировании и способах взаимодействия политической системы со средой, системная трансформация связана с коэволюционными процес сами взаимной адаптации институциональной и социокультурной под систем. Новые политические институты и доминирующие ценностные ориентации одновременно выступают по отношению друг к другу и как условие существования, и как результат функционирования. Коэволю ция институциональных и социокультурных составляющих политиче ской трансформации обеспечивает баланс системообразующих и систе моизменяющих факторов развития, определяет параметры конкуренции формальных и неформальных институтов, влияет на функциональность политической системы общества.

В процессе посткоммунистического перехода к демократии Россия столкнулась с рядом проблем, которые характерны для транзитивных стран (экономическим спадом, высокими социальными издержками преобразований, олигархической формой собственности, распростра нением коррупции, нестабильностью демократических институтов и т. д.). Вместе с тем особенности ее политического развития были свя заны не столько с самой ситуацией трансформации политического ре жима, сколько с построением новой государственности и сложносостав ными конфликтами, сопровождавшими этот процесс. Противостояние оппонирующих сторон («реставраторов» и «реформаторов») носило открытый конфликтный характер, имело силовое разрешение (октябрь ский кризис 1993 г.), в результате чего конституционное закрепление получили нормы, свойственные суперпрезидентской форме республи канского правления.

Существенная роль в процессе посткоммунистической трансформа ции России принадлежала политической элите, изменение ценностных Введение ориентаций представителей которой существенно опережало аналогич ные процессы в массовой среде. Исходя из этого адаптивность полити ческой системы повышалась/понижалась в зависимости от того, в какой мере создание новых политических институтов/модификация функ ционирования прежних структур опирались на неформальную культу ру массовых групп. Однако интенсивная поверхностная либерализация массового сознания, распространение ориентаций на западные стандар ты потребления обеспечивали общественную поддержку демократи ческих преобразований на этапе инициирования трансформационного процесса. Это обстоятельство позволило не только преодолеть кризис «конституционного двоевластия», но и перейти к формированию инсти тутов, определяющих облик политической системы современной России.

Следует отметить, что трансформация политической системы пост советской России проходила в сложных социокультурных условиях, так как традиционные компоненты ценностной системы, сложившие ся типы политического сознания, доминирующие стратегии полити ческого поведения в определенной мере препятствовали усвоению де мократических норм и укоренению демократических институтов. Как и в большинстве транзитивных стран, демократический переход в Рос сии сопровождался ценностной делегитимацией институциональных нововведений. Ограниченная социальная база трансформации полити ческой системы стимулировала закрепление принципа «обмена ресур сами» в отношениях нового режима и формирующихся региональных и экономических элит, компенсировавших дефицит массовой поддерж ки. Неустойчивость демократических институтов и высокий уровень инверсионности политических процессов предопределили достижение режимной консолидации в двух основных формах: олигархического ав торитаризма (1996 – 1999 гг.) и плебисцитарной демократии с сильной исполнительной властью (2000 – 2007 гг.). Режим олигархического ав торитаризма нежизнеспособен, так как продуцирует такие механизмы саморазрушения, как негативная массовая мобилизация, делегитима ция власти, сепаратизм в регионах. Режим плебисцитарной демократии с сильной исполнительной властью более устойчив благодаря ограниче 6 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

нию давления на систему сил, ее разрушающих, но не способен обеспе чить воспроизводство политической системы без лидера, легитимность которого поддерживает функционирование основных политических ин ститутов.

Показателем успешности посткоммунистической трансформации вы ступает глубина многоуровневого интеграционного процесса, включаю щего в себя консолидацию демократии, внутриэлитную консолидацию и консолидацию общества. Консолидация демократии, обеспечивающая необратимость демократических преобразований и формирующаяся развитием ряда других процессов, предполагает достижение процедур ного, ценностного и поведенческого уровней консенсуса в обществе.

В современной России фактически отсутствуют влиятельные акторы, выступающие за отмену тех или иных институтов и норм, образующих основу демократического развития общества. С одной стороны, это об стоятельство указывает на наличие процедурного консенсуса. С другой стороны, его достижение обеспечено, во-первых, режимной консолида цией (вокруг национального лидера), и, во-вторых, навязанным вну триэлитным консенсусом (посредством вытеснения внесистемной оп позиции). Стабилизируя развитие политической системы, процедурный консенсус, тем не менее, не приобретает иное качественное состояние, так как режимная консолидация не только имеет ограниченный цен ностный фундамент (базовый функционально-целевой консенсус не до стигнут), но и лишена поведенческих оснований (уровень политической субъектности масс не соответствует потребностям созданной институ циональной структуры).

В условиях посткоммунистической трансформации достижение цен ностного и поведенческого уровней общественного консенсуса, необходи мых для консолидации демократии, осложнено неравномерностью этого процесса, так как восприятие новых норм и реализация инновационных стратегий поведения существенно дифференцируются в зависимости от принадлежности к различным социальным стратам, возрастным когор там, политическим субкультурам. Следовательно, дальнейшее демокра тическое развитие российского общества будет зависеть как от качества Введение ценностной системы (степени ее гомогенности, соотношения аккультура ционных/инкультурационных составляющих, специфики адаптационно го/инновационного потенциала), так и от преодоления проблем, связан ных с формированием политической субъектности масс (ограниченность социального капитала в обществе, дефицит демократических акторов, рассогласование ценностных приоритетов разностатусных групп, выра женность в массовом сознании ориентации на сильного лидера).

Ценностная система задает пределы, границы трансформации ин ституциональной подсистемы и поэтому во многом определяет инно вационный потенциал общества. Вместе с тем результативность транс формационного процесса также зависит от характера и интенсивности изменений ценностной системы общества, которая способна выполнять роль как катализатора, ускоряющего политические процессы, так и ба рьера, существенно замедляющего их. Игнорирование основных особен ностей ценностной системы в частности не только влечет за собой воз никновение разного рода институциональных искажений, но и в целом влияет на дисфункциональность результата трансформации. Исходя из этого, развитие политической системы общества предопределяется ее способностью соединять как институциональные, так и социокультур ные аспекты своего функционирования.

Таким образом, между трансформацией политической системы и из менением ценностной системы общества существуют отношения коэво люции, то есть одно развивается, как правило, по мере развития другого.

В настоящее время в процессе политической трансформации сложилось несоответствие существующих институциональных характеристик по литической системы и ценностной системы общества, препятствующее демократизации современной России. Разрыв стал результатом воспро изводства политической системой мобилизационной модели развития, поэтому институциональные преобразования значительно опередили становление политического субъекта.

Ценностная легитимация демократических институтов, консолида ция демократии во многом будут зависеть от ряда условий, к которым можно отнести: реализацию нормативного структурирования политиче 8 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

ской системы;

формирование политической инфраструктуры, артику лирующей и агрегирующей ценностные приоритеты различных слоев;

преодоление ценностного размежевания между элитными и массовыми группами;

развитие гражданской культуры и культуры автономного уча стия;

складывание функционально-целевого согласия.

ГЛАВА I. ВЗАИМООБУСЛОВЛЕННОСТЬ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СОСТАВЛЯЮЩИХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ:

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ 1.1. Основные подходы к исследованию трансформационных процессов в трудах зарубежных и отечественных ученых Изменение институциональных и социокультурных параметров по литических систем транзитивных обществ является результатом модер низационных и трансформационных процессов, существенно интенси фицирующихся в современных условиях глобального мира. Характер взаимосвязи между институциональными и социокультурными состав ляющими трансформационных процессов определяется сопряженно стью направленности, динамики и результативности многоуровневых внутри– и внесистемных изменений. По сути, это коэволюционные процессы, отражающие взаимообусловленность институциональной, ценностно-нормативной и иных подсистем политической системы об щества. Исследование трансформационного процесса в целом и взаимо обусловленности институциональных и социокультурных преобразова ний в частности требует уточнения ряда основополагающих категорий и подходов, изучающих проблему социальных и политических изменений.

Представления о социально-политических изменениях, сложившиеся в политологии, отталкиваются от теоретических подходов, разработанных ГЛАВА I в рамках социологической науки. Теории социальных изменений занима ют одно из центральных мест в системе современного социологического знания, поэтому понимание социальной динамики всегда было достаточно дифференцированным, а понятие социального изменения многогранным.

По мнению одних авторов, акцентирующих внимание преимущественно на качественных характеристиках явления, социальное изменение охваты вает трансформации социальных структур, практик, возникновение новых или обеспечение функционирования прежних групп, форм взаимодей ствия и поведения1. Иная позиция базируется на анализе динамических параметров социального изменения, которое определяется как «объектив ный и постоянный процесс, заключающийся в изменении социальной си стемой своей структуры и функций, посредством которого она приходит к соответствующему социальному порядку (нормам, институтам, власти, социальному контролю) или к его отвержению»2.

Анализируя с разных точек зрения вариативность форм и динамики процессов, протекающих в обществе, исследователи выделяли как вну тренние (преимущественно морфологические характеристики – направ ленность, стадиальность, функциональность), так и внешние (факторы и причины) особенности социальных изменений. При этом теории соци альных изменений эволюционировали от анализа структурно-систем ных и институциональных к исследованию социально-культурных и субъектно-деятельностных составляющих рассматриваемого явления.

Ученые выделяют такие базовые характеристики социальных измене ний, как разнонаправленность (например, десять моделей социальных изменений У. Мура)3 и непрерывность (концепции структурации Э.

См.: Побережников, И.В. Модернизация: теоретико-методологические подходы [Электронный ресурс] / И.В. Побережников. – Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ Labs/Ecohist/OB8/poberej.htm. – Загл. с экрана.

См.: Moore, W.E. Social Change [Text] / W.E. Moore. – Englewood Cliffs, N.Y.: Prentice Hall, 1974. – P. 34 – 46.

Гидденс, Э. Элементы теории структурации [Текст] / Э. Гидденс // Современная соци альная теория: Бурдьё, Гидденс, Хабермас. – Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1995. – С. 40 – 70;

Он же. Устроение общества: Очерк теории структурации [Текст] / Э. Гидденс. – 2-е изд. – М.: Академический Проект, 2005. – 528 с.;

Арчер, М. Реализм и морфогенез [Текст] / М. Арчер // Теория общества. – М.: КАНОН-пресс-ц, Кучково поле, 1999. – С. 63 – 78.

10 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

Гиденса и морфогенеза М. Арчер)4. Ряд исследователей, рассматривая механизмы социальной динамики, выделяли в качестве причин, детер минирующих изменения, функциональную дифференциацию, повыше ние адаптивных способностей и усложнение социальной организации (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс и др.)5. Другие ученые акцентировали вни мание на дихотомии социального порядка и социального изменения, обеспечивающей определенную социальную динамику (П. Бергер, Т. Лукман, М. Дуглас и др.)6. Помимо этого, особое место в числе важ нейших признаков социальных изменений представители социологи ческой мысли отводят наличию в обществе механизмов саморегуляции (концепция социальной системы Т. Парсонса, теория самовоспроизво дящегося общества А.Турена)7 и определяющей роли деятельности ак тивных субъектов (теории активного общества А. Этциони и социально го становления П. Штомпки)8.

Позиция П. Штомки во многом синтезирует достижения структура листских и деятельностных подходов и раскрывается в положениях, со См.: Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда [Текст] / Э. Дюркгейм // Западно-европейская социология ХIХ – начала ХХ веков. – М., [Б.м.], 1996. – С. 256 – 309;

Parsons, T. A Functional Theory of Change [Text] / T. Parsons // Social Change: Source, Pattern and Concequence. – N.Y., 1964. – P. 83 – 97;

Parsons, T. Societies: Evolutionary and Comparative Perspectives [Text] / T. Parsons. – New Jersey, Prentice – Hall, 1966. – 120 p.

См.: Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии зна ния [Текст] / П. Бергер, Т. Лукман. – М.: Изд-во «Медиум», 1995. – 323 с.;

Douglas, M. Risk and Blame: Essays in Cultural Theory [Text] / M. Douglas. – London: Routledge, 1994. – P. 266.

См.: Парсонс, Т. Система современных обществ [Текст] / Т. Парсонс. – М., [Б.м.], 1998. – 270 с.;

Турен, А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии [Текст] / А. Ту рен. – М.: Научный мир, 1998. – 204 c.;

Он же. Социальные изменения двадцатого столетия [Электронный ресурс] / А. Турен // Социологическое обозрение. – 2002. – Т. 2. – № 4. – Режим доступа: www.sociologica.net/Transl.htm/#b5. – Загл. с экрана.

См.: Etzioni, A. The Active Society [Text] / A. Etzioni. – N.Y., 1968. – 254 p.;

Штомпка, П. Социология социальных изменений [Текст] / П. Штомпка. – М.: Аспект Пресс, 1996. – 416 с.;

Он же. Теоретическая социология и социологическое воображение [Электронный ресурс] / П. Штомпка // Социологический журнал. – 2001. – № 1. – Режим доступа:

http://www.socjournal.ru/article/433. – Загл. с экрана;

Он же. Социологический анализ со временного общества [Текст] / П. Штомпка. – М.: Логос, 2005. – 655 с.

Ядов, В.А. Россия как трансформирующееся общество (резюме многолетней дискус сии социологов) [Текст] / В.А. Ядов // Общество и экономика. – 1999. – № 10 – 11. – С. 65;

См.: Он же. Российские трансформации как динамики изменений социальных институтов [Электронный ресурс] / В.А. Ядов. – Режим доступа: http:// www. sociology.ru/2000iad.

html. – Загл. с экрана.

ГЛАВА I гласно которым можно выделить следующие черты процесса социаль ных изменений:

– общество процессуально и постоянно подвержено изменениям;

– изменения носят эндогенный характер и приобретают форму само трансформации;

– индивиды и социальные коллективы являются конечными двигате лями изменений;

– направления, цели и темпы изменений выступают результирующей конкуренции между различными деятелями (акторами) и становятся областью конфликтов и противоборства;

– действие осуществляется в контексте данных структур, которые оно, в свою очередь, трансформирует, вследствие чего структуры высту пают в качестве и условия, и результата;

– взаимодействие между деятельностью и структурами происходит благодаря смене фаз творчества деятелей и структурной детерминации.

Таким образом, опираясь на, предложенную П. Штомпкой, логиче скую схему анализа процесса социальных изменений, можно выделить такие показатели, как: факторы, субъекты (отношения между ними), ме ханизмы, интенсивность социальной динамики и другие. Подчеркнем, что указанный подход важен для нашего исследования в качестве осно вы операционализации такой сложной категории, как социальные из менения. Кроме этого, необходимо отметить, что именно в концепции социального становления в наибольшей степени выражен коэволюци онный характер взаимосвязи функционирования социальных структур и деятельности социальных акторов. Ее автором определяется, что со циальные структуры и социальные акторы одновременно выступают по отношению друг к другу и как условие существования, и как результат функционирования.

Вместе с тем, П. Штомпка акцентирует внимание на эндогенной при роде социальных изменений (рассматривая уровни на которых они происходят, он, прежде всего, выделяет идеи, ценности, нормы, взаимо действия, интересы и статусы). Несмотря на относительную ограничен ность, данная позиция получила достаточное распространение среди от 12 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

ечественных ученых. Так, по мнению Г.А. Сатарова, «любой социальный порядок содержит встроенные в него подструктуры (роли, отношения, институты и т.п.), которые берут на себя функцию расшатывания и прео доления действующего социального порядка. Причем эти подструктуры существуют в обобщенном смысле легитимно, они охраняются обще ством наряду с другими компонентами социального порядка, в том чис ле – отвечающими за его стабильность»9. Подход В.А. Ядова напротив базируется на представлении о взаимозависимости эндогенных и экзо генных факторов социальных изменений, решающую роль в которых он отводит «возможности социальных субъектов (от рядовых граждан до национальных правительств и международных акторов современ ной истории) реагировать на внутренние (в рамках данных обществ) и внешние (со стороны миросистемы) вызовы»10. Рассматривая качество конкретного общества, его способность и готовность к саморазвитию, Т.И. Заславская придает особое значение структуре общества в его вер тикальной (социально-иерархической) и горизонтальной (культурно политической) проекциях11.

Отталкиваясь от представленных позиций можно сформулировать несколько положений имеющих принципиальное значение для анали за социально-политических изменений происходящих на современном этапе развития общества. Во-первых, несмотря на то, что в ряде иссле дований отмечается высокий ценностный статус социального порядка См.: Заславская, Т.И. О движущих силах трансформации российского общества [Текст] / Т.И. Заславская // Общество и экономика. – 2003. – № 6. – С. 66 – 67.

Лапин, Н.И. Проблема социокультурной трансформации [Текст] / Н.И. Лапин //Во просы философии. – 2000. – № 6. – С. 6;

См.: Он же. Антропосоциетальный подход: ме тодологические основания, социологические измерения [Текст] / Н.И. Лапин //Вопросы философии. – 2005. – № 2. – С. 17 – 29.

См.: Истон, Д. Категории системного анализа политики [Текст] / Д. Истон // Антоло гия мировой политической мысли. – Т. 2. – М., [Б.м.], 1997. – С. 630 – 642;

Он же. Будущее постбихевиоральной фазы в политической науке [Текст] / Д. Истон // Политическая нау ка. – 2000. – № 4. – С. 100 – 113;

Алмонд, Г. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор [Текст] / Г. Алмонд [и др.]. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 535 с.;

Даль, Р. Демократия и ее критики [Текст] / Р. Даль. – М.: РОССПЭН, 2003. – 576 с.;

Даль, Р. О демократии [Текст] / Р. Даль. – М., [Б.м.], 2000. – 208 с.;

Deutsch, K. Social Mobilization and Political Development [Text] / K. Deutsch // American Political Science Review. – 1961. – Vol. 55. – P. 494 – 514.

ГЛАВА I и стабильности, эта тенденция не противоречит и тем более не исключа ет возможность и значимость социально-политических изменений. Во вторых, уникальный, характерный для конкретного общества комплекс системообразующих и системоизменяющих факторов делает невозмож ной экстраполяцию какой-либо линейной унифицированной модели социально-политических изменений. В-третьих, именно дифференциа ция качеств субъектов социально-политических изменений существен но диверсифицирует модели обозначенных процессов.

Для уточнения сущности социально-политических изменений Н.И. Лапин, предложил использовать антропосоциетальный или социетально-деятельностный подход, в основе которого лежит по нимание общества и человека как «паритетных взаимопроникающих компонентов целостного социума, порождаемого действиями и взаи модействиями людей»12. Интегрируя ряд положений работ М. Вебера, П. Сорокина, Т. Парсонса, А. Турена и других исследователей, автор вы деляет несколько принципов антропосоциетального подхода:

– принцип паритетности и взаимопроникновения культуры и соци альности;

– принцип функциональной противоречивости социального дей ствия;

– принцип неполноты антропосоциетального соответствия;

– принцип неустойчивости антропосоциетального баланса;

– принцип противонаправленности и взаимообратимости (инверси онности) социетальных процессов.

На наш взгляд, применение антропосоциетального подхода позволя ет более точно определить сущность социально-политических измене ний предполагающих коэволюционность или паритетность постоянной взаимосвязи и взаимовлияния общества, всех его подсистем, культуры и личности. Согласно основным принципам антропосоциетального под хода социально-политические изменения возникают на основе: проти Лапин, Н.И. Проблема социокультурной трансформации [Текст] / Н.И. Лапин //Во просы философии. – 2000. – №6. – С. 6;

См.: Он же. Антропосоциетальный подход: ме тодологические основания, социологические измерения [Текст] / Н.И. Лапин //Вопросы философии. – 2005. – №2. – С. 17 – 29.

14 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

воречивости интересов и отношений;

диссонансности норм, ценностей и образцов, формируемых в обществе и разделяемых личностью;

ди хотомичности процессов воспроизводства и преобразования. При этом важно подчеркнуть, что развитие общества обеспечивается симметрич ной попарностью, инверсионностью социально-политической динами ки, при которой одни процессы направлены на воспроизводство соот ветствующих структур, а другие – на их изменение.

В современной политической науке динамика политических про цессов чаще всего описывается с помощью таких терминов, как «по литическое изменение» и «политическое развитие», «переходный период» и «модернизация», «трансформация» и «транзит». Отметим, что категории политического изменения и развития часто употребля ются в политическом и научном дискурсах как тождественные, выра жающие качественную сторону (перемены во внутренних свойствах системы, смена одного системного типа другим и т.д.) преобразова ний политического процесса. Это связано с тем, что понятие поли тических изменений является максимально широким, включающим в себя многообразие основных взаимосвязанных между собой форм социально-политической динамики таких, как, например, функцио нирование (воспроизводство политической системы общества с со хранением ее интегральных качеств), эволюция/развитие (воспро изводство политической системы, сопровождающееся нарастанием изменений некоторых его качеств, структур, характера и функцио нальности ее внутренних и внешних взаимосвязей), трансформация (изменение совокупности интегральных качеств политической систе мы общества, ее переход из одного качественного состояния в иное) и другие.

Ключевой проблемой современной политологии выступает анализ форм эволюции политических систем и особенностей коэволюции ее под систем. Взаимообусловленность динамики общества и изменения спо собов функционирования политической системы изучается преимуще ственно системным, бихевиоралистским, структурно-функциональным и институциональным/неоинституциональным подходами. Системный ГЛАВА I анализ политики основывается на положениях объясняющих сложные взаимосвязи между институциональной и неинституциональной со ставляющими политической системы, обеспечивающие целостность и устойчивость развития общества. Исходя из этого, современная поли тическая наука определяет политические изменения в качестве специ фической разновидности социальных изменений, отличительной осо бенностью которых выступает, прежде всего, появление новых свойств во взаимодействии политической системы и внешней среды (Д. Истон, Г. Алмонд, Р. Даль, К. Дойч и др.)13.

Следовательно, политическое изменение выражается не только в вос производстве сформированных институтов, их структурных и функ циональных особенностей, но и в выработке новых форм деятельно сти, связанных с адаптацией политической системы к новым стимулам и с преобразованием среды. Так, по мнению В.И. Франчук, «на каждый новый вызов, на каждую новую проблему политическая система отве чает созданием и введением новых образцов общественной культуры, которое сопровождается «вытеснением» традиционных структур, что вызывает общественное развитие»14. Особое место в данном подходе, как мы уже отметили, принадлежит окружению (среде) политической системы, которое в свою очередь подразделяется на интрасоциетальные (экономическая, социальная, культурная сферы общества) и экстрасо циетальные (международное сообщество) компоненты. Вопрос о степе ни их влияния на динамику политической системы по-прежнему остает ся открытым.

См.: Истон, Д. Категории системного анализа политики [Текст] / Д. Истон // Антоло гия мировой политической мысли. – Т. 2. – М., [Б.м.], 1997. – С. 630 – 642;

Он же. Будущее постбихевиоральной фазы в политической науке [Текст] / Д. Истон // Политическая нау ка. – 2000. – № 4. – С. 100 – 113;

Алмонд, Г. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор [Текст] / Г. Алмонд [и др.]. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 535 с.;

Даль, Р. Демократия и ее критики [Текст] / Р. Даль. – М.: РОССПЭН, 2003. – 576 с.;

Даль, Р. О демократии [Текст] / Р. Даль. – М., [Б.м.], 2000. – 208 с.;

Deutsch, K. Social Mobilization and Political Development [Text] / K. Deutsch // American Political Science Review. – 1961. – Vol. 55. – P. 494 – 514.

Франчук, В.И. Политическая система как средство выживания общества и основы ее реформирования [Текст] / В.И. Франчук //Социально-гуманитарные знания. – 2005. – № 1. – С. 124 – 125.

16 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

Развитие системного подхода и дальнейшее усложнение представле ний о политических системах и взаимосвязях их образующих базирова лись на исследованиях источников развития (эндогенных/экзогенных), векторов (прогрессивных/регрессивных) и траекторий изменения (ли нейных/нелинейных), моделей поведения (реактивных/активных) си стем. Использование критериев естественной неравновесности среды и политической системы и дифференциации факторов (стимулов), определяющих ее развитие, позволяет выделить из многообразия мне ний две группы подходов (условно их можно назвать социоцентристски ми и системоцентристскими), сложившихся относительно понимания сущности политических изменений.

Первый подход (социоцентристский) анализирует влияние преиму щественно внешних по отношению к политической системе социаль ных факторов, обуславливающих характер, направленность и динами ку институциональных изменений (Р. Арон, Р. Даль, С. Липсет и др.)15.

Экономическое развитие, социальная структура, ценностная система, модели поведения в политической сфере общества рассматриваются сторонниками данного подхода в качестве контекста политических из менений.

Второй подход (системоцентристский) концентрирует внимание на внутренних взаимосвязях структурных элементов, обеспечивающих функционирование политической системы (Дж. Марч, Й. Ольсен, Т.

Скокпол, С. Хантингтон и др.)16. Представителей этого подхода объеди няет понимание институтов как основы социального порядка, согласо вания интересов и моделей поведения социальных акторов. Институ См.: Арон, Р. Демократия и тоталитаризм [Текст] / Р. Арон. – М.: Текст, 1993. – 303 с.;

Даль, Р. Полиархия, плюрализм и пространство [Текст] / Р. Даль // Вопросы философии. – 1994. – № 3. – С. 37 – 48;

Липсет, С.М. Сравнительный анализ социальных условий, не обходимых для становления демократии [Текст] / С.М. Липсет, С. Кен-Рюн, Д. Торрес // Международный журнал социальных наук. – 1993. – № 3. – С. 5 – 34.

См.: March, J. G. The New Institutionalism: Organizational Factor in Political Life [Text] / J. G. March, J. P. Olsen // American Political Science Review. – 1984. – Vol. 78. – P. 734 – 749;

Скокпол, Т. Социальные революции в современном мире [Текст] / Т. Скокпол // Теория и практика демократии: Избранные тексты. – М.: Ладомир, 2006. – С. 54 – 59;

Хантингтон, С. Политический порядок в меняющихся обществах [Текст] / С. Хантингтон. – М.: Про гресс – Традиция, 2004. – 480 с.

ГЛАВА I ционализация в данном случае трактуется как процесс относительно автономный, хотя и испытывающий определенное влияние социально экономических и социально-культурных условий. На наш взгляд, совре менный политический анализ должен исходить из понимания равного двустороннего влияния институциональных и неинституциональных составляющих развития политических систем.

Дифференциация оснований для типологизации политическо го развития, исходящая из разнообразия факторов, определяющих внутри – и внесистемные аспекты функционирования политических систем, может быть дополнена таким критерием, как способы реаги рования на внешние и внутренние стимулы. Анализ политическо го развития с точки зрения превалирования экзогенных факторов предопределяет реактивность (воспроизводство), либо адаптивность (приспособление) поведения политических систем, проявляющегося во взаимодействии со средовым окружением. И, наоборот, домини рование эндогенных факторов предполагает активную модель пове дения, при которой система целенаправленно стремится преобразо вывать среду. В реальной практике функционирования политических систем, как правило, сочетаются все три обозначенные формы пове дения. Их жизнеспособность и устойчивость в равной мере зависит как от воспроизводства наиболее функциональных элементов соб ственной структуры, так и от преобразования дисфункциональных качеств среды.

Траектория политических изменений также выступает в качестве критерия дифференциации исследовательских подходов к анализу раз вития политической системы общества. Согласно обозначенному кри терию можно выделить однолинейные и мультилинейные подходы. Для однолинейных подходов свойственно представление о поступатель ном политическом развитии, которое осуществляется в определенных условиях, обеспечивающих универсальную результативность процесса преобразований. Однолинейность развития, базирующаяся на воспро изводстве определенной системы ценностей и моделей политического поведения, характерна для представителей социокультурного направле 18 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

ния исследований (Д. Аптер, К. Дойч, Р. Инглехарт, Х. Экстайн и др.)17.

Зависимость результативности политического развития и определен ных способов функционирования политической системы от состояния экономической и социальной сфер общества находится в центре вни мания другого подхода (Д. Белл, С. Липсет, У. Ростоу и др.)18, который условно можно назвать индустриальным.

Мультилинейные подходы, сохраняя представления об определенной стадиальности социально-политического развития, исходят из принци па невозможности достижения различными политическими системами унифицированных результатов функционирования (Г. Алмонд, Г. Пау элл, С. Хантингтон и др.)19. Важнейшим достоинством мультилинейных/ нелинейных подходов является не только понимание многоаспектности и вариативности политического развития, но и попытка создать инте гральную систему показателей измерение соотношений между которы ми, позволяет анализировать разные уровни, формы и результаты преоб разования политической системы. Так, например, Л. Пай характеризует политическое развитие как сочетание процессов «усиления дифферен См.: Apter, D. The Role of Traditionalism in the Political Modernization of Chana and Uganda [Text] / D. Apter // World Politics. – 1960. – № 13. – P. 47 – 68;

Deutsch, K. Social Mobilization and Political Development [Text] / K. Deutsch // American Political Science Review. – 1961. – Vol. 55. – P. 494 – 514;

Inglehart, R. Modernization, Cultural Change and the Persistence of Traditional Values [Text] / R. Inglehart, W. Baker // American Political Science Review. – 2002. – Vol. 65. – P. 19 – 51;

Он же. Культура и демократия [Текст] / Р. Инглехарт // Культура имеет значение: каким образом ценности способствуют общественному про грессу / под. ред. Л. Харрисона, С. Хантингтона. – М.: Московская школа политических исследований, 2002. – С. 106 – 129;

Eckstein, H. A Culturalist Theory of Political Change [Text] / H. Eckstein // American Political Science Review. – 1988. – Vol. 82. – P. 789 – 804.

См.: Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество [Текст] / Д. Белл. – М.:

Academia, 1999. – 782 с.;

Липсет, С.М. Коррупция, культура и рынки [Текст] / С.М. Лип сет, Г.С. Ленц // Культура имеет значение: каким образом ценности способствуют обще ственному прогрессу / под. ред. Л. Харрисона, С. Хантингтона. – М.: Московская школа политических исследований, 2002. – С. 149 – 166;

Rostow, W. Stages of Economic Growth:

A Non-Communist Manifesto [Text] / W. Rostow. – Cambridge: Cambridge University Press, 1991. – 324 p.;

Он же. Politics and the Stages of Growth [Text] / W. Rostow. – Cambridge:

Cambridge University Press, 1971. – 410 p.

См.: Алмонд, Г. Гражданская культура и стабильность демократии [Текст] / Г. Алмонд, С. Верба // Полис. – 1992. – № 4. – С. 120 – 135;

Он же. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор [Текст] / Г. Алмонд [и др.]. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 535 с.;

Хантингтон, С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века [Текст] / С. Хантингтон. – М.: РОССПЭН, 2003. – 368 с.

ГЛАВА I циации политических структур, возрастания адаптивных способностей политической системы, развития политического участия граждан»20.

В концепции политического развития заложена идея определенной зависимости социально-политической динамики от степени вовлеченно сти граждан в политический процесс. Расширение адаптивной, интегра тивной, коммуникативной функций политической системы связывается Л. Паем и С. Вербой, с возможностями ее адаптации к изменяющейся социальной среде и проведению соответствующих институциональных инноваций, с проявлением способностей к мобилизации материальных и человеческих ресурсов, а также к выживанию системы и воспроиз водству институционального общения людей путем их социализации21.

Поиски научного объяснения отличий в функционировании институ тов и политических систем, стимулировали появление работ синтезиру ющих изучение институциональных и неинституциональных составля ющих политического процесса. Представление о политической культуре и гражданской культуре (или культуре гражданственности), сформиро ванное Г. Алмондом и С. Вербой22, не только объясняет опосредованный характер взаимосвязи структурных компонентов и среды, но и обосно вывает влияние потенциальной активности граждан на процессы инсти туционализации, легитимации и стабилизации политической системы.

Ряд положений политико-культурного подхода соотносятся с базовыми идеями политико-бихевиорального подхода, основывающего на анализе совокупности, а не отдельного типа факторов, оказывающих влияние на взаимодействие личности и политической системы.

Рассматривая изменение функционирования политической системы общества в зависимости от политической активности личности, пред ставители политико-бихевиорального подхода указывают на то, что действия индивида, в свою очередь, часто связаны с индивидуальной интерпретацией результативности реагирования политической систе Pye, L.W. Aspect of Political Development [Text] / L.W. Pye. – Boston, 1966. – P. 45 – 47.

См.: Almond, G. Political Culture and Political Development [Text] / G. Almond, S. Verba, L. Pay. – Princeton: Princeton University Press, 1965. – 513 p.

См.: Almond, G. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Countries [Text] / G. Almond, S. Verba. – Princeton: Princeton University Press, 1963. – 562 p.

20 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

мы на поступивший стимул. На этой основе получила развитие позиция (Дж. Данзингер, М. Каазе, А. Маш, Л. Милбрат и др.)23, согласно которой для воспроизводства политической системы необходимо формирование политической культуры участия, которая представляет собой совокуп ность усвоенных индивидом норм, ценностей, установок, способствую щих распространению активных, автономных, конвенциональных стра тегий политического участия.

Вместе с тем в дальнейшем были разработаны подходы, объясняющие изменения политических систем формированием способностей выстраи вать взаимодействие не только с индивидами или массой потенциально ак тивных граждан, но и с добровольными, конкурентными, неиерархичными, самоопределяющимися группами, стремящимися реализовать/защитить свои разнообразные интересы (плюралистический подход), либо, наоборот, быть ориентированной на взаимоотношения с группами, обладающими мо нополией на представительство интересов в определенной сфере (корпора тивистский подход)24. Если плюралистический подход базируется на прин ципе многообразия и равноправия различных акторов в доступе к власти, то основой корпоративизма выступает принцип сетевого обмена (доступ к власти в обмен на поддержку). Несмотря на очевидные расхождения в данных подходах, так или иначе, но они направлены на исследование преи мущественно горизонтальных взаимосвязей и анализ процессов коммуни кации в качестве факторов определяющих политическое развитие.

И, наконец, в современной политической науке сложились подходы, смещающие акцент с исследования проблемы функциональности поли См.: Dansinger, J. N. Understanding the Political World and Introduction to Political Science [Text] / J. N. Dansinger. – N.Y and London, 1991. – P. 43 – 61;

Каазе, М. О поли тическом действии и не только [Электронный ресурс] / М. Каазе. – Режим доступа:

http://politex.info/content/view/264/40/ – Загл. с экрана;

Barnes, S.H. Political Action:

A Theoretical Perspective [Text] / S.H. Barnes, M. Kaase, А. Marsh et al. // Political action:

Mass Participation in Five Western Democracies. – Beverly Hills, CA: Sage Publications, 1979. – Ch. 2. – P. 27 – 56, Ch. 3. – P. 57 – 96;

Milbrath, L. Political Participation [Text] / L. Milbrath, M. Goel // The Hand-book of Political Behavior. – N.Y. and L. – 1981. – Vol. 4. – P. 208 – 209.

См.: Шмиттер, Ф. Неокорпоративизм [Текст] / Ф. Шмиттер // Полис. – 1997. – № 2. – С. 14 – 22;

Он же. Неокорпоративизм и консолидация неодемократии [Электронный ре сурс] / Ф. Шмиттер. – Режим доступа: http://old.polit.ru/documents/113534.html. – Загл.

с экрана.

ГЛАВА I тической системы на анализ взаимосвязей, обеспечивающих самоорга низацию и саморегуляцию тех или иных сегментов общества (речь идет о теории политических сетей – Д. Йохансон, Д. Марч, Р. Родес, Х. Ха канссон и др.)25. Рассматривая взаимодействие в качестве базового кри терия определяющего динамику общества, разработчики данного под хода также используют понятие сетевого обмена между социальными акторами. Однако в данном случае основой для обмена является равно правие, общность интересов и ресурсная взаимозависимость участников коммуникации. Именно сетевые обмены формируют нормативные, сим волические и культурные стандарты, определяя тем самым уровень го могенности/гетерогенности ценностных приоритетов в обществе («чем «плотнее» социальная сеть, тем выше уровень гомогенности социума» 26).

Сопоставляя представленные позиции, отметим, что в отличие от теорий политического участия, рассматривающих политическую дина мику в плоскости взаимодействия политической системы и личности, сетевые теории ориентированы на исследование взаимодействий всего многообразия акторов политического процесса. И если в целом, теории политического развития трактуют усложнение структурных и функцио нальных особенностей политической системы в качестве центрального механизма ее преобразования, то сетевые подходы исходят, прежде все го, из усложнения внутри– и внесистемных взаимодействий, способов социально-политического представительства, достижения интеграции в обществе.

Итак, в ходе эволюции различных подходов к пониманию социально политической динамики в рамках политической науки сформировались представления о необходимости комплексного анализа факторов, нели См.: Hallen, L. Interterm Adaptation in Business Relationships [Text] / L. Hallen, J. Johanson, N. Seyed-Mohamed // Journal of Marketing. – 1991. – Vol. 55 (2). – P. 29 – 37;

Marsh, D. Policy Network in British Government [Text] / D. Marsh, R.A.W. Rhodes (eds.). – Oxford: Clarendon Press, 1992. – P. 27 – 50;

Rhodes, R.A.W. Policy Networks: a British Perspective [Text] / R.A.W. Rhodes // Journal of Theoretical Politics. – 1990. – Vol. 2. – P. 293 – 317;

Hukanson, H. No Business is an Island: The Network Concept of Business Strategy [Text] / H. Hukanson, I. Shehota // Scandinavian Journal of Management. – 1989. – Vol. 5. – P. 187 – 200.

Knoke, D. Political Networks: The Structural Perspective [Text] / D. Knoke. – Cambridge, 1990. – P. 29 – 57.

22 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

нейности траекторий, вариативности направленности и результативности политических изменений. И хотя дискуссионным остается вопрос отно сительно интегративных показателей политического развития, синтез си стемного, политико-бихевиорального и политико-культурного, сетевого подходов позволяет выделить ряд методологических принципов анализа взаимообусловленности институциональных и неинституциональных аспектов функционирования и преобразования политических систем:

– развитие политических систем сопряжено с инверсионными, ди хотомичными процессами, обеспечивающими сочетание устойчивости и динамичности;

– стабильное функционирование политической системы базируется на ее способности реализовывать три основные формы динамики: вос производство, адаптацию и развитие;

– внутрисистемные характеристики политической системы в значи тельной степени зависят от усложнения и дифференциации ее структур ных и функциональных параметров;

– состояние внесистемных характеристик политической системы от ражает степень политической вовлеченности граждан и социальной ин тегрированности общества, распространенности горизонтальных связей и самоорганизации различных акторов;

– политические системы различаются формами взаимосвязи со сре дой, качеством политических акторов, особенностями взаимодействия между ними;

– дифференцированность политических систем делает невозможной экстраполяцию линейных унифицированных моделей развития;

– институциональные и неинституциональные аспекты функциони рования политической системы общества находятся в коэволюционном взаимодействии;

– характер взаимодействия политической системы со средой опосре дован политической культурой общества;

– нарушение внутрисистемного и коэволюционного взаимодействия политической системы со средой приводит к дискретности (в той или иной степени) поступательного перманентного процесса развития.

ГЛАВА I Проблемы дифференциации различных форм политического процес са, сочетания поступательного, устойчивого и дискретного в развитии по литической системы, стимулировали исследователей к поиску категорий отражающих состояния, при которых происходит смена одного типа си стемы на другой. Не случайно при объяснении изменений, протекавших в постсоветской России в 90-е гг. ХХ в., широкое распространение получи ли термины «перехода», «переходного периода», «переходного общества», «переходного процесса» (Н.Н. Арзамаскин, В. Банс, Л.Г. Бызов, А.Н. Да нилов, И.М. Клямкин и др.)27. Вместе с тем, переходность является одной из характеристик политического развития и вне обозначения вектора пре образований данное понятие, по сути, лишено конкретного содержания.

Иное видение указанной проблемы выражается в позиции, согласно которой переходность выступает в качестве универсального призна ка динамики политических систем, так как стремление к устойчивому и сбалансированному развитию сталкивается с тем, что состояние рав новесия постоянно нарушается (вследствие изменения, как самой си стемы, так и окружающей ее среды). Данное положение лежит в осно ве анализа динамики политических процессов в условиях переходного периода, представленного С.В. Володенковым28. Его позиция включает в себя следующие моменты:

– во-первых, переходные процессы – это естественное, закономерное явление общественной жизни, отражающее процесс развития;

См.: Арзамаскин, Н.Н. Соотношение понятий «переходность», «модернизация», «де мократический транзит» и «трансформация» в исследованиях переходной государствен ности [Текст] / Н.Н. Арзамаскин // Право и политика. – 2007. – № 5. – С. 17 – 21;

Банс, В. Элементы неопределенности в переходный период [Текст] / В. Банс // Полис. – 1993. – № 1. – С. 116 – 124;

Бызов, Л.Г. Первые контуры «постпереходной эпохи» [Текст] / Л.Г. Бызов // Социс. – 2001. – № 4. – С. 3 – 15;

Гончаров, П.К. Политический транзит: от концепции модернизации к парадигме транзитологии [Текст]/ П.К. Гончаров // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. – 2006. – № 2. – С. 59 – 78;

Данилов, А.Н. Пере ходное общество. Проблемы системной трансформации [Текст] / А.Н. Данилов. – Минск:

«Харвест», 1997. – 431 с.;

Клямкин, И.М. Политическая социология переходного общества [Текст] / И.М. Клямкин // Полис. – 1993. – № 4. – С. 41 – 64;

Кудрявцев, В.Н. Нравы общества переходного периода [Текст] / В.Н. Кудрявцев // Вестник РАН. – 2002. – Т. 72. – № 3. – С. 222 – 229.


См.: Володенков, С.В. Модели динамики политических процессов в условиях пере ходного периода [Текст] / С.В. Володенков //Вестник МГУ. – Сер. 12, Политические нау ки. – 1999. – № 6. – С. 36 – 47.

24 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

– во-вторых, переходные процессы связаны не только и не столько с линейным, плавным ростом, соседством старого и нового, с постепен ным вытеснением изначальных характеристик по мере набора нового качества, сколько с отрицанием сложившихся ранее структур и связей, количественных параметров и элементов системы, – отрицанием, выра жающимся в потере устойчивости;

– в-третьих, потеря системной устойчивости в условиях переходного периода всегда сопровождается снижением степени управляемости;

– в-четвертых, любая социальная система, будучи открытой, нелиней ной и неравновесной, при своем развитии проходит переходные этапы нестабильности, и успешный опыт применения тех или иных подхо дов к становлению новой системы общественных отношений не может гарантировать устойчивое функционирование такой общественно политической системы в дальнейшем;

– в-пятых, степень равновесия в общественно-политических систе мах определяется темпами и направленностью перемен (при невысоких темпах и синхронности изменений равновесие внутри системы остается прочным, и, напротив, быстрая несинхронная модификация элементов при разнонаправленности происходящих в них процессов может сделать нестабильность системы перманентной).

Несмотря на то, что представленная позиция базируется преимуще ственно на обобщенных теоретических моделях переходности, в ней выделяются такие характеристики политического процесса важные для сохранения стабильности политической системы, как скорость и синхронность преобразований различных внутри– и внесистемных компонентов. Еще один критерий анализа политических изменений за ключается в соотношении традиционного и инновационного в функцио нировании политической системы. Кроме того значимой является идея относительно того, что даже направляемые (управляемые) изменения на определенной стадии приобретают инерционный характер, поэтому результаты преобразований так вариативны.

В 50-60-е гг. ХХ столетия в политической науке сформировалось исследовательское направление, рассматривающее категорию поли ГЛАВА I тического развития в достаточно узком смысле. Его представители определяют развитие как модернизационный переход от традиционных структур к современной политической системе. Основываясь на положе ниях системно-структурного подхода, авторы линейной модели (С. Блэк, М. Леви, Д. Лернер, У. Ростоу, Ш. Эйзенштадт и др.)29 выделяют множе ство признаков модернизации: комплексность, системность, стадиаль ность, конвергентность, глобальность, необратимость и другие.

Само понятие модернизации использовалось в нескольких близких значениях: как синоним всех прогрессивных социальных изменений, когда общество движется вперед соответственно принятой шкале улуч шений;

как комплекс социальных, политических, экономических, куль турных трансформаций, происходивших с XVI в. на Западе и достигших своего апогея в ХХ в. в облике современного общества (modernity);

как стремление не достаточно развитых обществ, двигаться от периферии к центру современного общества сообразно тем или иным моделям.

Следует подчеркнуть, что представленные трактовки указывают на некое усовершенствование положения стран, переживающих мо дернизацию, тем самым в определенной мере игнорируется сама воз можность дисфункциональных результатов политического развития.

Кроме этого на первом этапе развития теории модернизации были вы работаны представления, согласно которым становление современной политической системы предполагает институционализацию демокра тии (по западному образцу), унифицированную по факторам, этапам и результатам.

См.: Black, C.E. The Dynamics of Modernization: A Study in Comparative History [Text] / C.E. Black. – N.Y.: Harper Colophon Books, 1975. – 207 р.;

Джермани, Дж. Основные харак теристики процесса модернизации [Текст] / Дж. Джермани // Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия / сост. Б.С. Ерасов. – М.: Аспект Пресс, 1998. – С. 464 – 467;

Коулмен, Дж. Модернизация и социальное устроение общества [Текст] / Дж. Коулмен // Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия / сост. Б.С. Ерасов. – М.: Аспект Пресс, 1998. – С. 467 – 468;

Levy, M.J. Modernization and the Structure of Societies [Text] / M.J. Levy. – Princeton: Princeton University Press, 1966. – Р. 33 – 132;

Lerner, D. The Passing of Traditional Society: Modernizing the Middle East [Text] / D. Lerner. – Glencoe: Free Press, 1958. – 466 p.;

Rostow, W.W. The Stages of Economic Growth. A Non-Communist Manifesto [Text] / W. Rostow. – Cambridge: Cambridge University Press, 1991. – 324 p.;

Эйзенштадт, Ш. Новая парадигма модернизации [Текст] / Ш. Эйзенштадт // Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия / сост. Б.С. Ерасов. – М.: Аспект Пресс, 1998. – С. 470 – 479.

26 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

Определенная оторванность линейной модели модернизации от ре ального политического процесса, ограниченность ее возможностей в объяснении многообразия политических изменений были преодо лены разработчиками нелинейного подхода (У. Бек, А. Турен, В. Цапф, П. Штомпка, С. Хантингтон и др.)30. При всей дифференцированности взглядов представителей данного подхода их объединяет признание:

во-первых, необходимости сочетания в модернизационном процессе принципов универсализма и партикуляризма;

во-вторых, зависимости результативности модернизации от паритета между культурными, по литическими, экономическими ценностями и ресурсами;

в-третьих, ци кличности и инверсионности процессов, сопряженных с модернизацией.

В отличие от линейного подхода, в данном случае становление демо кратического политического режима рассматривается как один из воз можных вариантов модернизации наряду с другими альтернативами.

И, наконец, подчеркнуто важное значение придается социокультурным и деятельностным аспектам модернизации. Таким образом, отмечается, что процесс становления и функционирования инновационных инсти тутов связан с ценностными приоритетами и стратегиями поведения политических акторов (преимущественно элит). Достоинством обо значенного подхода также является представление о дифференциации поведенческих стратегий различных политических акторов (например, активное противодействие процессу модернизации или «антимодерни зация» А. Турена).

Сходные положения в понимании политического развития выража ются представителями направления исследующего проблему возмож См.: Бек, У. Общество риска. На пути к другому модерну. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. – 384 с.;

Турен, А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии [Текст] / А. Турен. – М.: Научный мир, 1998. – 204 c.;

Пандей, Р. Критика западноцентризма в теори ях модернизации [Текст] / Р. Пандей // Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестома тия / сост. Б.С. Ерасов. – М.: Аспект Пресс, 1998. – С. 469;

Цапф, В. Теория модернизации и различие путей общественного развития [Текст] / В. Цапф // Социс. – 1998. – № 8. – С. 14 – 26;

Штомпка, П. Социология социальных изменений [Текст] / П. Штомпка. – М.:

Аспект Пресс, 1996. – 416 с.;

Huntington, S. Will More Countries Become Democratic? [Text] / S. Huntington // Political Science Quarterly. – 1984. – Vol. 99. – № 2. – Р. 193 – 218;

Он же.

Модернизация и вестернизация [Текст] / С. Хантингтон // Сравнительное изучение циви лизаций: Хрестоматия / сост. Б.С. Ерасов. – М.: Аспект Пресс, 1998. – С. 480.

ГЛАВА I ной дисфункциональности результатов модернизации. Сторонники данной позиции рассматривает преимущественно национальные (или неклассические) модели модернизации, для которых характерна своего рода фрагментарность результатов развития (Р. Бендикс, Д. Рюшемейер и др.)31. Ключевая идея модели частичной модернизации заключается в признании различных вариантов соотношения модернизированных и традиционных элементов в процессе преобразований. Например, встраивание новых институтов в традиционные структуры может бло кировать функционирование эндогенных немодернизированных эле ментов. Другой вариант предполагает, что в процессе институционали зации в условиях доминирования традиционных норм и практик новые структуры утрачивают способность рационального функционирования.

При этом несоответствия могут возникать как между институтами, так и внутри них, а также в сознании конкретной личности, порождая «устойчивое фрагментарное развитие».

Вместе с тем идея фрагментарной модернизации разделяется далеко не всеми исследователями. С точки зрения В.М. Сергеева и Н.И. Би рюкова, существенной особенностью современного общества является системность его институтов, совокупность которых может функциони ровать только как система, то есть как комплекс взаимодействующих и взаимоподдерживающих друг друга элементов. Поэтому, если по тем или иным причинам, общество, вступившее на путь модернизации, вне дряет базисные институты современности частично, выборочно, фор мально, попытка модернизации обречена на провал32.

Так или иначе, мы должны учитывать, что модернизационные про цессы вариативны и в связи с этим могут приводить к демодерниза ции и архаизировать сознание масс, о чем свидетельствуют многочис См.: Bendix, R. Tradition and Modernity Reconsidered [Text] / R. Bendix // Comparative Studies in Society and History. – Hague, 1967. -Vol. 9. – № 1. – P. 292 – 346;

Rueschemeyer, D. Partial Modernization [Text] / D. Rueschemeyer // Explorations in General Theory in Social Science: Essays in Honor of Talcott Parsons/ Ed. by J.C. Loubser et al. – N.Y., 1976. – Vol. 2. – P. 73 – 84.

См.: Сергеев, В.М. В чем секрет современного общества? [Текст] / В.М. Сергеев, Н.И. Бирюков // Полис. – 1998. – № 2. – С. 52 – 63.

28 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...


ленные национальные модели модернизации33. Например, общество может «осуществить переход системы в новое состояние без усвоения заимствованных образцов и ценностей, не меняя своей идентичности («модернизация без вестернизации», Япония в 50 – 70-е гг. ХХ в.). Или, наоборот, возможно частичное усвоение новых норм, ценностей, ориен тиров и моделей поведения, которое не приводит к формированию каче ственно нового состояния системы («вестернизация без модернизации», Египет или Филиппины). И, наконец, третий вариант – догоняющее развитие, при котором пропорции модернизации и вестернизации при мерно одинаковы»34.

Неорганически-мобилизационная (догоняющая) модернизация ха рактеризуется, прежде всего, такими основными чертами, как заимство вание опыта органических моделей и осуществление преимущественно элитными группами. При неорганически-мобилизационном типе разви тия ни осуществление преобразований (строительство институциональ ной системы), ни усвоение новой системы ценностей (формирование адекватной характеру преобразований социокультурной среды) не за вершены. Исходя из этого, специфику догоняющего варианта развития можно объяснить изначальным несоответствием условий, траекторий, механизмов органичных и неорганичных моделей модернизации.

Очевидно, что экстраполирование органичного варианта модерни зации предполагает иные качества субъектов, социальной структуры, ценностной системы, чем те, которыми обладает общество, реализую щее догоняющий вариант развития. Именно поэтому, основная пробле ма данного варианта модернизации выражается не столько в поверх ностном усвоении западного опыта, сколько в отрицании собственной культуры (других особенностей), которая становится своеобразным барьером, препятствием на пути преобразований. За этим этапом, как См.: Веймин, Т. Множественность модернизаций и последствия этого явления для Восточной Азии [Текст] / Т. Веймин // Культура имеет значение: каким образом ценности способствуют общественному прогрессу [Текст] / под ред. Л. Харрисона, С. Хантингтона. – М.;

Московская школа политических исследований, 2002. – С. 237 – 250.

Федотова, В.Г. Неклассические модернизации и альтернативы модернизационной теории [Текст] / В.Г. Федотова //Вопросы философии. – 2002. – № 12. – С. 19.

ГЛАВА I правило, следует период возвращения к «национальному варианту» раз вития, что отражает противоречивость и волнообразность модернизаци онного процесса.

Опираясь на теорию догоняющего развития, С.А. Панкратов указыва ет на наличие этатистской модели модернизации, при которой государ ство выступает агентом определяющим, корректирующим направление преобразований, вырабатывая механизмы и процедуры согласования различных интересов в политическом, социально-экономическом про странствах. При этом автор подчеркивает, что «этатистский тип мо дернизации – это идеально-типическая конструкция, которая в чистом виде не существует (элементы этатизма и антиэтатизма при различных комбинациях могут давать дифференцированные результаты)»35. Более того, данный вариант модернизации не исключает, а в определенных случаях и предполагает, установление и закрепление политической де мократии.

Еще одно направление исследования модернизационных процессов акцентирует внимание на изучении индивидуальных/коллективных акторов и их деятельностных практик (Т. Пиирайнен, Г. Терборн и др.).

В отличие от теоретической модели догоняющего развития, в которой существенная роль отводится элитным группам, представители данного направления изучают не только более широкий круг акторов, но и меха низмы посредством которых они приобретают способность выстраивать инновационные отношения, будучи сформированными в традиционных структурах. В частности Т. Пиирайнен, в качестве основного фактора социально-политической динамики, изменения социального порядка рассматривает деятельность массового субъекта, осуществляющего вы бор наиболее рациональной стратегии в условиях модернизации36.

См.: Пиирайнен, Т. Отталкиваясь от М. Вебера: к пониманию процессов социальной трансформации в России [Текст] / Т. Пиирайнен, Е. Турунцев // Вопросы экономики. – 1998. – № 7. – С. 65 – 77.

См.: Терборн, Г. Мультикультурные общества [Текст] / Г. Терборн // Социологиче ское обозрение. – 2001. – Т. 1. – № 1. – С. 50 – 67;

Он же. Принадлежность к культуре, местоположение в структуре и человеческое действие [Текст] / Г. Терборн // Теория обще ства. – М.: КАНОН – пресс-ц, Кучково поле, 1999. – С. 73 – 102.

30 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

В наибольшей степени взаимосвязь институциональных и социо культурных изменений в процессе модернизации прослеживается в по зиции Г. Терборна, который считает, что воспроизводство, преобразова ние и даже исчезновение систем является результатом структуральных и культурных следствий социального действия. Согласно его мнению, акторы определяют стратегии своего поведения в зависимости от их принадлежности к специфической культуре и занимаемой позиции в структуре ресурсов и ограничений37. Таким образом, одинаковое значе ние в процессе модернизации придается как формальным/неформаль ным институтам, регулирующим отношения и распределение ресурсов, так и системе ценностей, норм, идентичностей, обеспечивающим необ ходимую коммуникацию.

Завершая краткий анализ некоторых моделей модернизации, разра ботанных различными подходами, отметим, что представление о поли тической динамике (в процессе перехода от традиционного типа обще ства к современному) эволюционировало в направлении усложнения взглядов исследователей относительно факторов и векторов, механиз мов и субъектов, форм и темпов процессов преобразований. Эволюцию теории модернизации можно уподобить множественному переходу:

– от универсализма к партикуляризму;

– от евроценризма к анализу национальных моделей;

– от линейности к дифференцированности траекторий;

– от демократического телеологизма к фрагментарным, гибридным моделям;

– от макроанализа к микроанализу;

– от жесткой противопоставленности традиционного и современного к пониманию их взаимосвязи и т.д.

Для нашего исследования особенно важны положения, выработанные в рамках теории политического развития, согласно которым взаимоо См.: Кравченко, И.И. Модернизация мира и сегодняшней России. Выход из кризиса [Текст] / И.И. Кравченко // Вопросы философии. – 2002. – № 9. – С. 3 – 4;

Цапф, В. Герма ния: трансформация через объединение [Текст] / В. Цапф, Р. Хабих, Т. Бульман, Я. Делей // Социс. – 1998. – № 8. – С. 17;

Соловьев, А. Апология модерна (к вопросу о характере рос сийских трансформаций) [Текст] / А. Соловьев // Власть. – 2002. – № 5. – С. 19.

ГЛАВА I бусловленность институциональных и социокультурных составляющих политической трансформации объясняется через деятельность массо вых и элитообразующих групп. С одной стороны, они рассматриваются в качестве акторов, созидающих, воспроизводящих, изменяющих поли тические институты и политическую систему в целом. С другой сторо ны, ценностные приоритеты, стратегии поведения, уровень вовлечен ности в политический процесс, властные ресурсы субъектов во многом зависят от особенностей функционирования политической системы и наличия разветвленной политической инфраструктуры, опосредую щей коммуникацию между властью и обществом.

Однако теория модернизации в разных ее интерпретациях подверга лась и подвергается критике, основанной на том, что представители мно гообразных моделей рассматривают лишь отдельные аспекты политиче ского развития, поэтому на имеющейся основе крайне трудно выделить общие закономерности приемлемые для вариативного социокультур ного контекста. Появление все большего числа специфичных моделей политического развития подталкивало исследователей к поиску новых категорий, объясняющих политическую динамику. Так, сложилось мне ние, согласно которому, трансформация рассматривается не столько в качестве одной из форм политической динамики, сколько как процесс, отражающий вариативность механизмов и результатов модернизации.

С нашей точки зрения, отождествление данных понятий не является целесообразным. Современные трактовки модернизации, как правило, отражают понимание последней в качестве мегатенденции мирового, интернационального развития, связанной с глобализацией и усвоением системы ценностей, включающей в себя: конкурентную демократию, ры ночную экономику, социальное государство и массовое потребление38.

См.: Лассуэлл, Г. Принцип тройного воздействия: ключ к анализу социальных про цессов [Текст] / Г. Лассуэлл // Социс. – 1994. – № 1. – С. 135 – 143;

Короткова, Н.В.

Г.Д. Лассуэлл. Методология исследования проблем политики [Текст] / Н.В. Короткова // Политическая наука. – 2000. – № 4. – С. 155 – 178;

Мерриам, Ч. Новые аспекты политики [Текст] / Ч. Мерриам // Антология мировой политической мысли. – Т. 2. – М., [Б.м.], 1997. – С. 175 – 184;

Уайт, Л. Энергия и эволюция культуры [Текст] / Л. Уайт // Работы Л. Уай та по культурологии. – М.: Ин-т научной информации по общественным наукам, 1996. – С. 98 – 102.

32 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

С нашей точки зрения, их институционализация невозможна без поли тической организации модернизационного процесса и глубоких социо культурных изменений в обществе. Современные общества вынуждены переживать одновременно влияние экзогенных и эндогенных процессов, таких как глобализация, модернизация и политическая трансформация.

Безусловно, эти процессы глубоко взаимосвязаны, но различны по сво им источникам, динамике, степени управляемости, масштабам институ циональных и социокультурных изменений.

Современное понимание трансформации сопряжено с развитием в рамках политической науки направлений, акцентирующих внимание на исследовании процессных аспектов политики.

Так, представители Чикагской школы (Г. Лассуэлл, Ч. Мерриам, Л. Уайт и др.) под поли тическим процессом подразумевали совокупность политических воль, интересов, ценностных ориентаций субъектов того или иного полити ческого события39. В свою очередь, Р. Михельс и С. Хантингтон рассма тривали политический процесс через уровень развития политических институтов, измеряя его адаптивностью, сложностью, автономностью и когерентностью политических организаций и процедур40. Таким об разом, источники политической трансформации могут выражаться как через институциональные, так и через социокультурные стороны по литического процесса. Интегрируя положения сторонников различных подходов, подчеркнем, что политический процесс предполагает ком плекс перманентных изменений в политической системе и гражданском обществе, в способах их функционирования и взаимодействия.

Одной из форм политического процесса выступает трансформация – «глубокое, качественное изменение отчетливо выраженной созидатель ной или деградационной направленности, вызывающее в объекте транс формации морфологические, структурные, функциональные изменения См.: Михельс, Р. Социология политической партии в условиях демократии [Текст] / Р. Михельс //Диалог. – 1990. – № 3, 5, 7, 9, 11, 13, 15, 18;

Культура имеет значение: каким образом ценности способствуют общественному прогрессу [Текст] / под ред. Л. Харрисо на, С. Хантингтона. – М.;

Московская школа политических исследований, 2002. – 315 с.

Батанов, И.А. Основы теории социально-экономической трансформации [Текст] / И.А. Батанов. – СПб., [Б.м.], 2000. – С. 38.

ГЛАВА I принципиального, коренного, сущностного характера»41. Трансформа ция как процесс преобразования системообразующих и системоизме няющих элементов общества характеризуется следующими признаками:

– трансформационные изменения являются качественными, ком плексными и необратимыми, что отличает их от реформирования, ре организации или реконструкции (И.А. Батанов, В.В. Локосов, А. Мар тынов и др.);

– трансформационный процесс не предполагает исключительно ли нейную, поступательную и положительную динамику, что отделяет ана лизируемое явление от развития, прогресса, модернизации, изначально не направленных на деструктивные последствия (В.А. Ядов, В.В. Локо сов и др.);

– трансформация представляет собой относительно быстрое изме нение социетального типа общества, которое следует дистанцировать от темпорально радикальных революций и умеренных эволюционных перемен (Т.И. Заславская, В.В. Локосов и др.);

– трансформация – это не заданное векторное изменение, данный процесс имеет свои пределы и ограничения (А.С. Ахиезер, С.Г. Кирдина и др.);

– трансформация сопряжена с аномией, неопределенностью, слабой управляемостью, обусловленными изменениями в институциональной структуре (Т.А. Рассадина);

– содержание трансформационного процесса в большей степени определяют социальные субъекты, характеризующиеся определенными ценностными ориентациями, стратегиями поведения, уровнями вовле См.: Локосов, В.В. Трансформация российского общества. Социологические аспек ты [Текст] / В.В. Локосов. – М.: РИЦ ИСПИРАН, 2002. – 252 с.;

Мартынов, А. Систем ная трансформация в России: от исходной парадигмы к анализу [Текст] / А. Мартынов // Общество и экономика. – 2001. – № 5. – С. 5 – 21;

Рассадина, Т.А. Механизмы процесса трансформаций традиционных ценностей [Текст] / Т.А. Рассадина // Вестник Москов скогоУниверситета. – Сер. 18, Социология и политология. – 2005. – № 4. – С. 52;

Ядов, В.А. А все же умом Россию понять можно [Текст] / В.А. Ядов // Россия: трансформирую щееся общество. – М., [Б.м.], 2001. – С. 9;

Заславская, Т.И. Социетальная трансформация российского общества: деятельностно-структурная концепция [Текст] / Т.И. Заславская. – М.: Дело. – 2002. – С. 445 – 448;

Кирдина, С.Г. Институциональные матрицы и развитие России [Текст] / С.Г. Кирдина. – М., [Б.м.], 2000. – С. 23.

34 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

ченности в политическую сферу жизнедеятельности (Т.И. Заславская, В.А. Ядов и др.)42.

Обобщив представленные выше мнения, сформулируем понятие «по литическая трансформация». Основным его содержанием является ка чественное и комплексное изменение структуры и функционирования политической системы общества, динамика и результативность которого зависит от способности политических институтов, политических акторов и массовых общественных групп реагировать на внутренние и внешние импульсы. Отличительной чертой политического трансформационного процесса является изменение структуры и всех элементов политической системы: политических институтов, политических норм, стратегий поли тических акторов, типа легитимности, политического сознания и полити ческой культуры общества (М.А. Аюпов, А.П. Кабанченко и др.) При этом политическая трансформация может рассматриваться как процесс стадиальный, но не непрерывный, вбирающий в себя три вза имосвязанных направления: инновационное (связанное с созданием новых более эффективных элементов системы), традиционное (стаби лизирующее, ограничивающее радикальные преобразования) и дис функциональное (выражающееся в разрушении элементов старой си стемы и, как следствие, в дезорганизации жизнедеятельности общества).

По мере трансформационного движения общества доминирует то одно, то другое из указанных направлений. Мы считаем, что от соотношения между ними зависят возможности модернизации общества, т. е. преоб разование стихийной энергии трансформации в более организованный и управляемый процесс.

См.: Аюпов, М.А. Политико-трансформационный процесс и его структура [Текст] / М.А. Аюпов // Социально-гуманитарные знания. – 2003. – № 4. – С. 286 – 287;

Кабанчен ко, А.П. Политический процесс и политическая система: источники саморазвития [Текст] / А.П. Кабанченко // Вестник МосковскогоУниверситета. – Сер. 12., Политические науки. – 2001. – № 3. – С. 103.

См.: Бьюкенен, Дж. Сочинения [Текст] / Дж. Бьюкенен. – Т. 1. – М.: Таурус Альфа, 1997. – 560 с.;

Коуз, Р. Фирма, рынок и право [Текст] / Р. Коуз. – М.: Дело ЛТД, 1993. – 193 с.;

Норт, Д. Институциональные изменения: рамки анализа [Текст] / Д. Норт // Вопро сы экономики. – 1997. – № 3. – С. 6 – 17;

Он же. Институты, институциональные измене ния и функционирование экономики [Текст] / Д. Норт. – М.: Фонд экономической книги «НАЧАЛА», 1997. – 188 с.

ГЛАВА I Политическая трансформация базируется на трансформационной ак тивности, «охватывающей все социально значимые действия, отражаю щие реакции индивидов, организаций, групп на изменение институцио нальных условий их жизнедеятельности, статусов, прав и возможностей, и в свою очередь, меняющие эти условия»44. Трансформационная актив ность выражается не только в способности общества адаптироваться (приспособиться) к новым политическим институтам, но и в возможно сти реализовывать инновационные модели поведения (преобразовывать социально-политическую реальность).

В качестве субъектов политических трансформационных процессов, действия которых влекут за собой как преобразование наличествующих, так и формирование новых политических институтов, можно выделить:

элиту, непосредственно участвующую в целевом изменении институцио нальной системы общества;

представителей политической инфраструк туры – посредников в отношениях между элитой и массовыми группа ми;

рядовых граждан – носителей ценностно-нормативного комплекса и опыта разнообразных социально-политических практик. Представ ляется, что каждый элемент общества обладает определенным уровнем (порогом) трансформационной активности. Следовательно, политиче ская трансформация неравномерна по своей сути и институциональ ным, социоструктурным, социокультурным последствиям. Вместе с тем именно несоответствие институциональной системы социокультурным параметрам развития общества является, на наш взгляд ключевым во просом в понимании политических трансформационных процессов.

Представители современного неоинституционализма (Дж. Бьюкенен, Р. Коуз, Д. Норт и др.) исходят из того, что существующие в обществе ин ституты, как формальные (законы, официальные нормы, система соци альных учреждений и т.д.), так и неформальные (общепринятые нормы поведения, традиции, ценностные ориентации и т.д.) в своей совокуп ности образуют институциональную структуру, так называемые «пра См.: Елисеев, С.М. Выйти из «бермудского треугольника»: о методологии исследо вания посткоммунистических трансформаций [Текст] / С.М. Елисеев //Полис. – 2002. – № 6. – С. 75;

Федотов, А. Трансформация современной России: возможности и пределы [Текст] / А. Федотов // Власть. – 2002. – № 12. – С. 14 – 22.

36 Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих...

вила игры», организующие и упорядочивающие общество45. При этом источником институциональных изменений в политике рассматрива ется трансформация основ мировосприятия людей, которая отражается в сдвигах в их отношении к ценностям и/или изменении порядка цен ностных предпочтений.

Анализируя особенности политического трансформационного про цесса, важно учитывать, что формальные правила могут быть одно моментно заменены государством, а неформальные ограничения эво люционируют очень медленно. Возможно, поэтому создание новой системы формальных институтов, сопровождаемое попытками провоз гласить новые идеологию и ценности, сталкивается со значительными трудностями, поскольку практическое толкование того и другого будет определяться традиционными нормами и способами действия, а не нор мативными требованиями новой системы. Кроме того, в системах, пе реживающих глубокую трансформацию, когда прежний официальный «каркас» уже сломан, а новый еще не построен, образующиеся «пусто ты» заполняются неформальными институтами и практиками. По заме чанию ряда авторов, «правила игры» отходят в таком обществе на вто рой план, уступая место неформальным отношениям46.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.