авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ КАМЧАТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ВИТУСА БЕРИНГА НАУЧНО-ИССЛЕЖОВАТЕЛЬСКИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Официально безработица за 1993-1998 увеличилась в 10 раз, и в 1998 г. на учете в центре занятости состояло 210 человек (от общей численности населения составляет 9 %). Следовательно, более человек трудоспособного населения района не занято трудом в форме скрытой безработицы [123].

В Быстринском районе и по сей день проживают на своих родо вых угодья коренные жители. В основном это – эвены, а также ительмены и коряки. Это так называемые «традиционные хозяйст ва» или «традиционщики», земли которых никаким образом офици ально не оформлены, не зарегистрированы. В 2007 году таких «тра диционников» или традиционных хозяйств насчитывается около 50.

И они вынуждены, брать субаренду у пользователей охотничьих участков для того, чтобы заниматься охотой на своих традиционных землях, где они проживают с давних времен.

Зарегистрированных родовых общин больше, чем тех которые действуют на данный момент времени, не все оказались жизнеспо собными к новым условиям и многие из них не работают. Причины, по которым родовые общины не действуют, респонденты при лич ном опросе, указывали: «нет средств», «нет возможности выехать к своим родовым угодьям», «не большие лимиты на вылов рыбы, ко торые не покрывает все расходы на рыбалку». Основная проблема, с которой сталкиваются хозяйства традиционного направления дея тельности это отсутствие материально-технической базы. Реальная возможность увеличение количества рабочих мест в хозяйстве – создание такой базы. Традиционные виды промысла в родовых об щинах, выявленные при опросе это рыболовство, охота, сбор и пе реработка дикоросов, коневодство.

По данным комитета по управлению муниципальным имущест вом и экономической политике Тигильского района в районе заре гистрировано всего 39 родовых общин, из них 16 не прошли перере гистрацию в Межрайонной ИМНС РФ №1 по Камчатской области и КАО до 01.01.2003 г. Необходимо отметить, что с 2003 года резко уменьшилось количество регистрируемых общин. По данным коми тета за 2003-2004 года в районе было зарегистрировано всего около 5 общин: 3 с юридическим адресом в с. Тигиль, 1 – в с. Ковран, 1 – пгт Палана. Оленей в собственности родовых общин не имеются в Тигильском районе. Из них 4 родовые общины, закрепившие угодья в 1994 году в долгосрочное пользование, охотятся, а 2 родовые об щины, зарегистрированные в 2002 году с целью осуществления охо ты, так и не пошли дальше регистрации. Не были оформлены охот ничьи угодья в пользование, в конкурсах не участвовали.

Национальные предприятия образуются как все виды коммерче ских юридических лиц. Контрольным пакетом уставного капитала должны владеть представители коренных народов Севера. Постоян ных работников из числа коренных малочисленных народов Севера в коллективе должно быть не менее половины от числа работаю щих, основные виды деятельности должны быть традиционные ви ды промыслов. В национальных предприятиях работают, как пока зало анкетирование в пгт. Палана – 87, с. Эссо –7, в с. Анавгае – человек или 9,3% опрошенных респондентов во всех населенных пунктах (рис. 9). В основном они заняты в оленеводстве. Сдержива ется развитие национальных предприятий из-за высоких тарифов на транспорт и энергоносители.

Занятость коренного населения в родовых общинах и нацио нальных предприятиях составляет: в г. Петропавловске-Камчатском 31,8%, п. Раздольный – 100%, с. Анавгай – 50,6%, с. Эссо – 52,2%, Ковран – 16,3%, пгт. Палана – 31,3%, п. Тиличики – 28%, с. Хаили но – 41% от общего числа опрошенных респондентов. Таким обра зом, судя по собранным автором данным, к настоящему времени примерно половина коренного опрошенного населения входят в новые организационные формы хозяйственно-экономических отно шений.

В ходе интервью, проведенных вместе с анкетированием, многие респонденты выразили мнение, что зачастую коренные жители вы тесняются «пришлым» населением из традиционных форм хозяйст вования как рыболовство, охотничий промысел и, частично, в оле неводстве. Большинство образовавшихся семейных, родовых, об щинных хозяйств промыслового значения окажутся не состоятель ными в экономическом плане и, как следствие, не смогут выжить в условиях рыночной конкуренции.

В настоящее время большинство традиционных хозяйств опро шенных населенных пунктов являются убыточными или на грани рентабельности. Решением социально-экономических проблем ко ренных народов должно базироваться на сохранении и развитии исторически сложившегося производственного и бытового уклада жизни на новой технической основе, обеспечении устойчивого функционирования традиционных форм хозяйствования. Так счита ет и само коренное население. В ходе социологического опроса и интервью респондентов, большинство из них считают занятость в традиционных отраслях основой своей жизнедеятельности.

По данным комитета по управлению и муниципального имуще ства и экономической политике Тигильского района, в путину года получили лимиты 14 родовых общин, из которых 5-ти общи нам было отказано, как не имеющих лицензии на право осуществ ления промышленного производства, из-за непредставления отчет ности в налоговую инспекцию. Самый большой лимит был выделен РО «МЭМ» - 147 тонн, самый маленький у РО «Алней», созданной в 2004 году и получившей лимит на развитие – 2,5 тонны. Фактиче ский вылов общинами составил всего – 35%. Причины слабого ос воения лимитов общинами являются объективные и субъективные.

Это и задержка путины, путаница с распределением рыбопромы словых участков в связи с их инвентаризацией. Платность лимитов, необходимо заплатить единый разовый взнос – 10%. Например, РО «Слэч» - 6 тыс. рублей, РО «Хэвлыч» - 13,5 тыс. рублей, РО «Тме хичен» - 4 тыс. рублей, РО «Каврал» - 14,5 тыс. рублей. Две родо вые общины так и не начали работать, т.к. не нашли денег. В году всем рыбодобывающим предприятиям был навязан лимит на вылов гольца, но не оправдался прогноз КамчатНИРО на большой подход горбуши и гольца на западное побережье. И освоение соста вило 15%, а кету, кижуч и нерку освоили на 90%. Таким образом, итоги хозяйственной деятельности родовых общин и национальных предприятий в Тигильском районе за 2004 год отрицательные, предприятия сработали без прибыли. По информации руководите лей общин выловленная рыба не покрыла полностью понесенные затраты. Некоторые общины собираются свернуть свою деятель ность из-за платности использования лимитов. Если они не смогут заплатить за лимиты за прошлый год, то уже в следующем году они не смогут получать лимиты на 5 лет. Но многие продолжают рабо тать, заниматься традиционными видами деятельности, обеспечи вают себя и стариков. Потому как выхода нет, в селах работы не найти, помощи ждать неоткуда и им надеется приходиться только на себя и общину.

Неблагоприятные условия хозяйствования и тяжелые социаль ные условия в местах проживания коренных народов создают пред посылки к непрозрачности хозяйственной деятельности, возможно сти нелегальной добычи ресурсов. Непрозрачность традиционного хозяйства не так уж страшна. Корни её – не в сознательном нежела нии платить налоги, а в непрофессионализме или отсутствии управ ленческих кадров, территориальной удаленности, невозможности лишний раз проконсультироваться, переоформить договоры, финан совые документы. О происходящих изменениях в Налоговом кодек се, основная масса коренных малочисленных народов даже не знает об этом.

Одним из ключевых вопросов жизнеспособности традиционных хозяйств коренных народов – наличие лидера и его команды или менеджмент и кадры. Если менеджер, по сути необязательно по об разованию, то возможности для роста традиционного хозяйства бу дут найдены даже при отсутствии ряда важных производственных факторов. Таких примеров не мало. Например, ООО РО «Каврал» в селе Ковран Тигильского района. Община существует с 1992 года и продолжает расширять сферу своей деятельности. Это и родовая община «МЭМ» в с. Усть-Хайрюзово.

Проблема кадров одна из острейших. Население национальных и отдаленных поселков стареет, а молодежь, получив образование, не всегда возвращается в родные места. Немногие национальные пред приятия могут предоставить жилье и нормальную зарплату. Созда ние стимулов для закрепления молодежи – один из фактов возмож ного экономического роста традиционного хозяйства.

Существенный фактор – это социальная нагрузка на традицион ное хозяйство. В удаленных поселках и селах, все живут по соседст ву и работают вместе – это как отдельное государство. Проблема снабжения топливом, поддержка непроизводственной инфраструк туры, такие как котельной, школы, интерната, больницы и т.п. за частую ложиться на плечи национального хозяйства.

Возрождению традиционных способов хозяйствования и органи зации коренных малочисленных народов, а именно родовых общин, может содействовать государство в своей политике. Противоречи вость и сложность нынешней сложившейся ситуации состоит в том, что традиционный уклад жизни коренного населения не ориентиро ван на рыночную модель экономики, да и сама природа Камчатки не рассчитана на интенсивное использование ее биоресурсов. В связи с новыми рыночными формами хозяйствования многое зависит от изменения их сознания, психологии, жизненных ориентиров и стан дартов трудового поведения. Этому может способствовать децен трализация и демонополизация экономики в сферах, относящихся к северному традиционному природопользованию.

В последние годы приняты весьма прогрессивные по форме фе деральные законы по поддержки и развитию коренных малочислен ных народов Севера. В рамках целевых программ предпринимаются меры по поддержки жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера. Однако они явно не достаточны, законы малодей ственные. Требуется разработка программ, связанных с подготовкой трудовых ресурсов коренных народов, установления четкого поряд ка использования биологических ресурсов, развития и поддержки коммерческой деятельности коренных народов, их юридической и социальной защиты, жилищного обустройства аборигенов, органи зации медицинского обслуживания в отдаленных районах прожива ния и другие.

Следует помнить, что решение проблем коренных малочислен ных народов Камчатки весьма специфичный и во многом деликат ный вопрос, не терпящий поспешных и необдуманных действий.

Поэтому автор надеется, что полученные данные смогут помочь местным органам управления при выборе организационных форм для традиционных видов хозяйствования, основываясь на желаниях респондентов и в зависимости от специфики их хозяйственной дея тельности.

Таким образом, современный человек уже осознает, что охрана природы начинается не на юридическом и даже не на экономиче ском уровне, а с создания принципов рационального природополь зования в сознании человека. Возрождение и поддержка традицион ного отношения к природе на землях, населенных смешанными группами пришлого и коренного населения на Камчатке, должно ориентироваться на последних. Ведь практически весь опыт приро допользования коренных народов совпадает с принципами экологи ческой этики современности. Сформировать эти принципы в про цессе воспитания помогает изучение традиционных знаний и фольклора коренных народов Камчатки. Устное народное творчест во является коллективной памятью, которая фиксирует социальные нормы поведения и принципы взаимодействия с природой.

Рекомендации и предложения:

Представителям родовых общин, ассоциаций КМНС, коренным народам:

• Общинам/старейшинам разработать руководящие принципы сбора, хранения и использования традиционных экологических зна ний, информации о священных местах, их местонахождении, о ри туалах и условиях доступа к этой информации;

• Для обеспечения конфиденциальности информации о священ ных местах и ограничения доступа к ней, а также для обеспечения различных уровней доступа информации использовать многоярус ные модели документирования и регистрация знаний о священных местах, в том числе о традиционных знаниях коренных народов (ро довые песни, ритуалы, запреты и т.п.);

• Разрабатывать, издавать и распределять карты священных мест, старейшин-хранителей традиционных знаний и их общин. Ор ганы государственной власти и органы местного самоуправления должны принимать действенные меры по защите и охране священ ных мест, в том числе и традиционных знаний коренных народов;

• Повышать уровень осведомленности и формировать уважи тельное отношение некоренного населения, особенного сотрудни ков промышленных предприятий, осуществляющих хозяйственную деятельность на землях коренных народов, к традициям, обычаям и религиозным мировоззрениям коренных народов;

• Администрации районов и муниципальных образований:

• Разработать и принять нормативные, правовые акты, направ ленные на создание необходимых условий для эффективной защиты священных мест коренных народов и сохранения традиционного образа жизни;

• Разработать механизмы проведения консультаций с общинами коренных народов при принятии административных решений, за трагивающих их интересы, а также по их привлечению к проведе нию оценки последствий реализации любых предлагаемых работ на участках, являющихся святынями для коренных народов, а также на землях или акваториях, населенных или используемых ими.

ГЛАВА III. ЛОСОСЕВЫЕ РЕСУРСЫ РЕК ЗАПАДНОЙ КАМЧАТКИ:

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОМЫСЛОВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Лососи российского Дальнего Востока воспроизводятся в много численных водоемах, начиная от рек южного Приморья, впадающих в Японское море, до некоторых сибирских рек Северного Ледовито го океана – Лены, Колымы и др. Причем, только в дальневосточном регионе размножаются все шесть видов этого рода – горбуша, кета, нерка, кижуч, чавыча и сима, занимая водотоки различного проис хождения, геоморфологии и гидрологического режима.

Ареалы видов в значительной степени совпадают. Однако наи более широкое географическое распространение имеют горбуша и кета. Нерка, кижуч и чавыча преимущественно занимают относи тельно небольшие северные регионы, а сима – южные. Тем не ме нее, для этих четырех видов имеются случаи обнаружения в других нехарактерных местах, где они почти не имеют промыслового зна чения, а лишь подтверждают способность рыб этого рода населять разнообразные водоемы Дальнего Востока.

Уровень промыслового использования разных видов существен но различается. Все виды тихоокеанских лососей на Дальнем Вос токе, за исключением симы, повсеместно используются промыслом в полной мере, иногда даже перелавливаются. Наиболее высокий промысловый и любительский пресс на стада и популяции лососей наблюдается в заселенных южных регионах, где численность обыч но низка и существует постоянная угроза подрыва запасов. Север ные популяции, наоборот, в основном подвержены лишь естествен ным колебаниям, но их численность обычно невелика. Основные запасы видов находятся в центре ареалов, и их состояние зависит как от влияния естественных факторов среды, так и от уровня про мысловой эксплуатации. Западная Камчатка фактически является центром воспроизводства всех видов тихоокеанских лососей, за ис ключением симы. Поэтому правильная оценка состояния их запасов и определение объема изъятия крайне необходимы для сохранения и поддержания стад и популяций с целью многолетнего их исполь зования для населения не только проживающего в этом регионе, а и на Земле в целом.

3.1. Описание основных рек Западной Камчатки Все западнокамчатское побережье вполне естественно по клима тическим и другим природным условиям можно разделить на две части: северную, включающую Пенжинский залив, вплоть до м.

Утхолок и южную, простирающуюся на юг до м. Лопатка. Количе ство и водность рек в этих регионах не одинаково, как и условия воспроизводства тихоокеанских лососей.

Наиболее крупные реки северной части: Гижига, Пенжина, Хай рюзова, Лесная, Воямполка, Тигиль, Квачино и Утхолок, впадаю щие в основном в Пенжинский залив и прилежащую часть Охотско го моря, обусловливающих суровость региона.

Наиболее крупные реки южной части Западной Камчатки: Пала на, Тигиль, Белоголовая, Морошечная, Сопочная, Ича, Облуковина, Колпакова, Воровская, Коль, Большая, Голыгина, Явина и Озерная.

Большинство западнокамчатских рек берут начало в отрогах Сре динного Камчатского хребта, протекая, затем, по тундре западного побережья полуострова Камчатка.

В целом, наиболее значительные и важные в воспроизводстве лососей реки западного берега полуострова с севера на юг являют ся: Лесная, Палана, Тигиль, Хайрюзова, Белоголовая, Морошечная, Сопочная, Ича, Облуковина, Колпакова, Воровская, Коль, Большая, Голыгина, Явина и Озерная. Причем в этом списке особое место занимают реки Озерная и Палана, где воспроизводятся крупнейшие стада нерки, и р. Большая – основное место воспроизводства гор буши и кеты, а также западнокамчатских чавычи и кижуча.

Пенжинский залив занимает всю крайнюю северо-восточную часть Охотского моря. Его длина 360, а ширина 160-165 миль. Бере га изрезаны относительно слабо, хотя в северо-западной части име ются небольшие заливы и губы. Климат суровый, годовая темпера тура – 4° С на юге и – 7° С на севере. Преобладают пасмурные и туманные погоды над ясными. Весной и в начале лета ветра слабые, а в остальные периоды – усиливаются, но штормовые в основном осенью (глубокой);

зимой свежие северного направления. Туманы преимущественно в мае-июле. Течения – в залив входит ветвь об щего кругового течения Охотского бассейна. Приливы колеблются от 9.2 до 11.3 м, а в средней части залива составляют лишь 6.7-7.0 м.

Берега залива лесисты, в большинстве из хвойных пород, в до линах рек есть и лиственные леса, а на побережье – кедровник. Лю ди живут преимущественно вблизи устьев рек.

Гижигинская губа – северо-западная часть Пенжинского залива:

длина 70-80 и ширина 140 миль. Наиболее изрезан восточный берег губы, в вершину которой впадает река Гижига. Климат здесь очень суровый – 5-7° С.

Пенжинская губа – крайняя северо-восточная часть залива: дли на 170 и ширина до 35 миль. Характер берегов очень разнообразен:

западный – скалист и обрывист, а восточный состоит из рыхлых и твердых пород и более ровный. Климат менее суров, однако берега практически лишены лесного покрова, лишь в устьях рек есть низ корослые деревья ольхи и ивняка.

Восточный берег Пенжинского залива р. Лесная – исток находится в западных склонах срединного Камчатского хребта;

она является первой рекой западной Камчатки.

И сливается из Северной и Южной Лесновских рек. Долина реки покрыта хорошим лесом тополевых пород. Вся дельта реки болоти ста и покрыта кустарником и мелким лиственным лесом. В устье сильное течение, особенно в отливы, что влияет на характер заходов лососей в реку.

р. Воямполка – впадает в море севернее параллели 58°30: правый берег обрывист. На фарватере реки течения очень стремительны, особенно в отлив.

р. Тигиль - впадает в море у параллели 58°. Ее длина составляет около 480 км, берет начало в главном западном хребте полуострова несколько севернее 57° параллели. Исток р. Седанка (приток Тиги ля) и р. Еловка (приток Камчатки) сходятся здесь между собой, раз деляясь перевалом (1067 м) – водоразделом западного и восточного берегов полуострова. В нижнем течении перед впадением в море река протекает с севера на юг, отделяясь от моря песчано-галечной косой, в устье расположен бар. Река Тигиль становится в устье в начале ноября, вскрываясь в первой половине мая.

р. Квачино – долина реки уходит в южном направлении. Много обсыхающих камней в устьевой части реки.

р. Утхолок – долина реки идет навстречу р. Кавача в северном направлении. Река расположена среди пологих лесистых холмов.

Обе реки как бы стремятся навстречу друг другу.

Западный берег полуострова Камчатка Протягивается между широтами 50°50 и 60°20 на расстояние около 650 миль – от м. Лопатка до б. Подкагерная. Причем 450 миль до Утхолока он омывается водами Охотского моря, а севернее Пен жинского залива.

Срединный Камчатский хребет благодаря значительной высоте и обилию выпадающего зимой снега служит источником образования многих рек и речек. Низменный район тундры тоже богат влагой, происходящей от таяния снегов и образующей на ней многие озера и болота. Избыток влаги стекает в ложбины, образуя многочислен ные реки и речки, впадающие в Охотское море. Только относитель но более крупных рек и речек насчитывается свыше 120. Они в ос новном протекают по параллели. Причем их особенностью служит резкий поворот течения реки близ ее устья в параллельное берегу.

От моря обычно река отделяется узкой косой из песка и гальки, а устье – двумя косами, между которыми располагается значительный бар, среди которого имеется фарватер. В штормы их расположение может меняться, причем даже несколько раз в течение сезона.

На реках северной части сало появляется в конце октября, а лед в начале ноября;

вскрытие рек начинается со второй половины мая.

В южной части эти процессы изменяются на 2 недели. Весь запад ный берег представляет собой западный склон Срединного Камчат ского хребта, который подходит к побережью то своими отрогами, образуя возвышенное побережье, то полого подходит к берегу об ширными пространствами тундры. В первом случае, склоны одеты смешанным лесом, а во втором – покрыты травой. Деревья низко рослы, а более крупные начинают расти дальше в долинах рек.

Штормы, особенно жестокие и продолжительные осенью, начи наются внезапно, причем в весьма короткое время ветер достигает штормовой силы. Реки Хайрюзова и Белоголовая расположены у м.

Хайрюзова и разделяются между собой лишь 5 милями. Устья рек отделены от моря низкими песчано-галечными косами. Оба окру жены осушками, затрудняющими вход в них;

фарватеры извилисты.

20 милями южнее расположена р. Морошечная, которая также за вершает свой путь по низменности. Эти три реки расположены очень близко друг от друга.

Дальше южнее типично низменное однообразие западного побе режья Камчатки, которое периодически разрезают устья рек – Со почная (56°07) – берега обрывистые, Ича (55°45) – значительная лагуна, куда впадают еще три небольшие близ расположенные реч ки. Р. Облуковина – лагуна расположена на 56°06, а устье 13 миля ми южнее островом, который образует два выхода в море. Р. Круто горова выходит на 55°06, которая также имеет лагуну, а устье не большое – ширина лишь около 20 м. Р. Колпакова (54°40), лагуна также имеет южное протяжение, где устье реки. Протекает она по тундре.

Лагуна р. Воровской простирается также на 20 миль, и выход расположен на 54°09. В лагуну впадает много ручьев и речек. Длина реки около 150 км. Р. Кихчик находится на 53°30, лагуна небольшая и перед впадением в море разбивается на два русла, которые перио дически могут замываться. Р. Утка расположена 52°59, хотя лагуна расположена севернее. Это последняя река, которая впадает перед наиболее крупной рекой западной Камчатки – р. Большой (52°35).

Ее (р. Большой) истоки находятся ближе к восточному побережью полуострова, чем к западному, вблизи сопки Вилючинской. Верхнее течение типично горное, а дальше к устью течет между холмами и заканчивается тундровым регионом. Лагуна значительная и занима ет более 25 км на юг. В паводки бывает очень широким как лагуна, так и прилежащие мелкие водотоки, в нее впадающие. Вход в устье сложный, однако, в прилив достаточный для входа даже относи тельно крупных судов.

42 мили южнее расположены устья рек Опалы и Голыгиной.

Первая подходит к берегу, первоначально поворачивает на север и непосредственно перед морем, наоборот, на юг, где образует устье.

Устье этой реки мало заметно с моря, т.к. скрыто косой. Южнее в двух милях расположена р. Голыгина, перед устьем она поворачи вает на север и от моря отделена узкой косой. Оба устья рек относи тельно мелководны и расположены в тундровой низменности. милями южнее впадает р. Явина – небольшая речка с невидимым с моря устьем.

Р. Озерная (51°29) – истоки находятся ближе к восточному бере гу, чем к западному. Длина реки всего 42 км. Она берет начало из оз. Курильское, в которое впадает множество речек и ручьев. Озер ная – типичная горная река, имеющая быстрое течение и извилистое русло. Направление ее близко к параллели и она выходит к морю в узкой долине, обрамленной с обеих сторон крутыми склонами сжи мающих ее возвышенностей. Перед самым впадением в море русло реки расширяется, образуя ковш из-за ограничения его косами.

Последняя река побережья – Камбальная, расположена в 4,5 ми лях севернее одноименного мыса. Это небольшая река, где размно жаются лососи.

3.2. Исторический экскурс исследований западнокамчатских ло сосей Исследования рыб Камчатки начались намного раньше других районов Дальнего Востока, особенно южных регионов. Первые све дения о лососях имеются в записках первых путешественников, по сетивших Камчатский полуостров в конце 17 века. Более подробное их описание приведено в труде участника Второй Камчатской экс педиции С.П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки» 1755 г.

Позднее – в конце 19 и начале 20 века проводились специальные экспедиции, среди которых выделяются результаты экспедиции Русского географического общества (1908-1909 гг.), в которой уча ствовали и ихтиологи, в частности А.Н. Державин и др. Позднее итоги исследований были опубликованы в сборниках и отдельных статьях российских ученых.

Наиболее активные исследования камчатских лососей были на чаты в 20-х годах 20 века, когда на р. Большой работал И.Ф. Прав дин, р. Камчатке – И.И. Кузнецов, р. Апуке – И.А. Полутов и др.

Наиболее интересные данные были опубликованы в трудах первых двух исследователей, в том числе и монография И.И. Кузнецова «Некоторые наблюдения за размножением амурских и камчатских лососей». За редким исключением в работах этого периода отсутст вовали количественные данные, но имелись очень важные сведения об основных чертах биологии лососей.

Регулярные исследования промысловых рыб на Камчатке и в первую очередь тихоокеанских лососей были начаты летом 1932 г., после организации в Петропавловске-Камчатском Камчатского от деления ТИРХ. Причем в первые годы его деятельности основным было изучение пресноводного периода жизни лососей. Начались они с водоемов восточного побережья Камчатки – р. Паратунки, оз.

Дальнее – весна 1932 г., а осенью этого же года были проведены исследования на некоторых водоемах западной Камчатки – оз. Ку рильское и Начикинское. Летом 1933 г. Ф.В. Крогиус и Е.М. Крохин начали комплексные исследования в бассейне р. Большой, где вос производятся все виды тихоокеанских лососей. В последующие го ды на этом водоеме работали П.А. Двинин и Р.С. Семко, который изучал лососей здесь в течение длительного периода. Результаты вышеперечисленных работ были опубликованы в монографиях и отдельных статьях, считавшихся пионерными и остающимися зло бодневными до сих пор.

Для регулярного изучения лососей в конце 30-х годов было при нято решение об организации постоянно действующих наблюда тельных пунктов. Первый пункт был открыт в 1937 г. на оз. Даль нем, а позднее на ключе Карымайском (бассейн р. Большой) – по стоянный с 1941 г., устье р. Камчатке (1937 г.), р. Утке (1954 г.), оз.

Курильское (1940 г.) и на некоторых других водоемах в разных час тях Камчатского полуострова. Частично исследования проводились на сезонных биостанциях. Большинство биологических станций и наблюдательных пунктов продолжают действовать до сих пор.

Кроме того, сбор биостатистической и биологической информации по лососям производится на пунктах и станциях Рыбвода, Академии наук и МГУ им. М.В. Ломоносова. В местах их расположения ве дется сбор основной информации о биологии лососей и их молоди в пресных водах, являющейся основой для оценки состояния запасов и разработки рекомендаций промыслового использования.

Еще одной важной составной частью исследований является учет лососей на нерестилищах посредством аэрометодов, который впервые был применен Ф.В. Крогиус в начале 1950-х годов для оп ределения эффективности запрета на лов красной, размножающейся в р. Камчатке. В первых полетах по западной Камчатке принимал участие Р.С. Семко, а с 1957 г. почти 40 лет учет проводил А.Г.

Остроумов. В настоящее время эти данные являются наиболее важ ными, т.к. собраны по одной методике и имеют длительный ряд на блюдений. Они являются основой при оценке состояния запасов отдельных видов и популяций лососей большинства водоемов Кам чатки.

3.3. Видовой состав, ареал, распределение лососей Ареал. Все виды тихоокеанских лососей р. Oncorhynchus обита ют в многочисленных водоемах – реках и озерах западной Камчат ки. Горбуша и нерка в некоторых из них имеют наиболее высокую численность в России, а три других вида – кета, кижуч и чавыча имели высокую численность в первой половине 20 века, но япон ский морской промысел в последующий период 50-60-х годов в значительной мере подорвал их запасы (рис. 1). Особенно негативно он сказался на нерке оз. Курильского, кете и кижуче большинства западнокамчатских рек. Многие стада и популяции лососей восста новились лишь к 1980-1990-м годам за счет благоприятных клима то-океанологических условий воспроизводства и рациональной промысловой эксплуатации запасов.

Salmon Catch in Russian Waters Catch (1000 mt) Year Pink Chum Sockeye Coho Chinook Рис. 1. Промысловый вылов тихоокеанских лососей РФ в 1925-2003 гг. по видам 3.4. Состояние запасов, степень промыслового использования лососей 3.4.1. Запасы Горбуша является самым многочисленным видом лососей, зани мая в последние десятилетия 75% общего вылова этих рыб на Даль нем Востоке;

далее идут кета (16%), нерка (6%), кижуч (2%) и ча выча (1%) (рис. 2). Сима добывается лишь на юге – в Приморье, где имеет крайне низкую численность. Практически такое же соотно шение имеют запасы этих рыб и на Западной Камчатке. Однако, соотношение вылова по видам имеет значительное колебание по четным и нечетным годам, что связано с особой динамикой числен ности массового вида – горбуши (рис. 3).

На западной Камчатке численность двух видов лососей – горбу ши и нерки, имеет максимальные величины для азиатского побере жья их ареала. Она всегда была максимальной, как в наиболее бла гоприятный период 1930-х годов, так и в настоящее время. Единст венное отличие заключается в том, что сейчас высока численность горбуши в четные годы, а 70 лет назад таковыми были нечетные поколения.

Эти два периода были разделены временем депрессии запасов лососей 1960-1970-х, когда численность лососей всех видов на Дальнем Востоке были минимальной и многие стада находились в таком состоянии, что не имели промыслового значения. Тем не ме нее, к концу прошлого века благоприятные климатические условия и, особенно, рациональное использование запасов (в частности, ме ры по ограничению и даже запрещению японского морского дриф терного лова) привели к восстановлению запасов основных стад и популяций, что позволило в конце 20 века российским рыбакам ежегодно вылавливать более 250 тыс. т. Эти величины ежегодной добычи тихоокеанских лососей сохраняются пока и в начале 21 века (рис. 1).

1% 2% Горбуша 6% Кета 16% Нерка Кижуч 75% Чавыча Рис. 2. Состав уловов лососей на ДВ-бассейне в 1971-2002 гг. (%) 3.4.2. Западнокамчатские лососи Горбуша Наиболее высокие запасы горбуши на Дальнем Востоке наблю дались в конце 1930-х – начале 1940-х годов, когда ежегодный вы лов в отдельные годы превышал 250 тыс. т. Причем основные запа сы этого вида воспроизводились на западной Камчатке. Однако экс пансия японского дрифтерного флота в 1950-е годы привела к де прессии, отмеченной в 1960-е годы. Восстановление запасов нача лось в середине 1970-х годов и, в какой-то мере, продолжается и сейчас. В тот период на западной Камчатке доминировали нечетные поколения горбуши.

После смены доминирования поколений нечетных лет в 1985 г.

на западной Камчатке наступил почти десятилетний период низкой численности горбуши обеих линий – и нечетных и четных. Факти чески лишь в 1994 г. вылов горбуши достиг 40 тыс. т, а позднее на чал увеличиваться стремительно. В последние годы максимальные уловы западнокамчатской горбуши были в 1998 г. 114 тыс. т и в 2000 г. – 85 тыс. т. Причем, необходимо отметить, что в этот период осуществлялся оптимальный пропуск рыб на нерестилища. Эти ме ры по рационализации промысла пытаются сохранить и сейчас, что приводит к восстановлению запаса и нечетных поколений, которые были подорваны в результате излишнего пропуска рыб на нерести лища в 1983 г. (111 млн. рыб). Второй значительный заход горбуши на нерестилища в реки западной Камчатки отмечен в 1994 г. – более 81 млн. рыб. Также, в последние годы отмечено увеличение числен ности горбуши в северных реках западной Камчатки, хотя основные ее запасы все так же воспроизводятся в бассейне р. Большой. Тем не менее, в настоящее время наиболее важным «бичом», подрываю щим восстановление былой численности горбуши, как и других ло сосей, является нелегальный вылов рыб на нерестилищах – бра коньерство.

Кета Запасы кеты всегда занимали второе место, среди российских лососей. Причем в отдельные периоды ее добыча даже превышала 100 тыс. т. (1930-е годы). Она была относительно значительной да же в годы депрессии 1960-х годов. Однако с начала 1970-х и до на чала 1990-х запасы кеты находились на крайне низком уровне, не смотря на предпринимаемые меры по их сохранению. Только в по следние 15 лет началось их восстановление в некоторых районах Дальнего Востока.

До 1994 г. вылов западнокамчатской кеты был крайне низок, редко достигая 500 т. В 1995 г. он впервые за 30-летний период дос тиг почти 5 тыс.т. В целом, запасы западнокамчатской кеты в по следние годы незначительны, намного меньше, чем в таких регио нах Дальнего Востока как материковое побережье Охотского моря или восточная Камчатка. В последние 10 лет ее вылов только дваж ды превысил 5 тыс. т. Как и у горбуши, в последние годы значи тельно возросли подходы кеты в реки северной части Западной Камчатки. Однако здесь сохраняется большой пресс нелегального вылова.

Рис. 3. Динамика уловов лососей на ДВ-бассейне в 1971-2002 гг.

(тонн) С начала 80-х годов прошлого века до начала 21 века отмечалось снижение средних размеров западнокамчатской кеты, причем сред ний вес рыб уменьшился почти на 1 кг. Такое явление наблюдалось и у кеты других регионов воспроизводства, что некоторые исследо ватели связывали с расширением искусственного разведения кеты, в частности Японией [59]. Однако возможны и другие причины этого, например селективность промысла в море или браконьерство на нерестилищах.

Нерка Самый ценный и важный промысловый лосось. Наибольшая ежегодная добыча этого вида в России составляла около 50 тыс.т. в 1930-е годы, причем в тот период, как и всегда, основу улова давали рыбы р. Камчатка и оз. Курильское. Однако позднее, с начала 1960 х годов и до начала 1990-х вылов нерки значительно сократился из за чрезмерного изъятия японским флотом в море.

Нерка 8000 Восточная Камчатка Западная Камчатка 5000 3000 1000 Кижуч Восточная Камчатка 4500 Западная Камчатка Чавыча 3500 Западная Камчатка Восточная Камчатка Рис. 4. Динамика уловов нерки, кижуча и чавычи на восточном и западном побережье Камчатки в 1971-2002 гг. (тонн) Этот вид начал восстанавливать численность с середины 1980-х годов (рис. 4). На западной Камчатке воспроизводится крупнейшее в Азии стадо нерки оз. Курильское (озерная форма), дающее в на стоящее время около 70% общего вылова этого вида. Наибольший вылов в последние годы отмечен в 1990 г. (15,4 тыс. т) и 2002 г.

(21,3 тыс. т). В 1990 г. отмечен и наибольший пропуск рыб на не рестилища – 6,5 млн. шт (рис. 5, 6). Оптимальным считается про пуск производителей на нерестилища Курильского озера до 3 млн.

рыб. Другие стада западной Камчатки – оз. Паланское и бассейн р.

Большой, имеют меньшую численность. Однако эти стада эксплуа тируются, не только промысловыми компаниями, а и многочислен ными браконьерами из местных поселков, а также городов Елизово и Петропавловск-Камчатский.

Средние размеры рыб оз. Курильское в последний 30-летний пе риод снизились почти на 1 кг, что может быть связано с повышени ем численности нерки, а также других лососей в Северной Пацифи ке (рис. 7). Однако в начале 21 века, когда численность этого стада имела максимальную величину, возвращающаяся на нерест нерка была относительно крупной. Средний ее вес был на уровне 1970-х годов, когда стадо находилось в депрессивном состоянии.

Горбуша Кета Нерка Кижуч Чавыча 9% 0,223% 4% 1% Другие 86% 0,777% Рис. 5. Пропуск производителей на нерестилища на ДВ-бассейне (средняя за 1971-2002 гг., %) Кижуч Основным районом воспроизводства этого вида являются водо емы Камчатки, причем на восточном побережье обычно добывают в два раза больше кижуча (до 3,8 тыс. т), чем на западном (1,8 тыс. т в 1985 г.). Наибольший вылов кижуча также был в 1930-е годы, когда он составлял около 10 тыс.т. В настоящее время повсеместно на Камчатке вылов его снижается, лишь в последние два года отмечено некоторое оживление нерестовых подходов (рис. 4).

Незначителен также и пропуск рыб этого вида на нерестилища – от 75 до 663 тыс. шт. (рис. 6), но в последнее время кижуч здесь подвергаются практически полному вырезанию. На западной Кам чатке практически всегда наблюдалось относительно стабильное состояние запасов. Даже в период депрессии 1960-1970-х годов вы лов этого вида превышал 1 тыс. т. Однако в 1980 и 1986-1988 гг.

добывалось менее 200 т. Низкая численность (вылов 300-500 т) со храняется в течение последнего десятилетия. Причем отмечается неуклонное снижение пропуска рыб на нерестилища, которое наря ду с повышением на них браконьерского изъятия ведет к потере многих районов воспроизводства этого вида.

Браконьерство, несомненно, можно считать одной из основных причин снижения размеров кижуча в последние 20 лет (рис. 7), т.к.

на нерестилищах обычно вырезаются наиболее крупные рыбы.

Кета 2 500 Восточная Камчатка 2 500 Западная Камчатка 2 000 2 1 500 1 1 000 1 500 0 12 000 Материковое побережье Охотского моря 10 8 6 4 2 Нерка 8 000 Восточная Камчатка 7 000 Западная Камчатка 6 6 000 5 4 4 3 2 2 1 0 Кижуч 700 Восточная Камчатка 700 Западная Камчатка 600 500 400 300 200 100 0 Чавыча 250 Восточная Камчатка 250 Западная Камчатка 200 Рис. 6. Пропуск производителей кеты, нерки, кижуча и чавычи на нерестилища в некоторых районах ДВ-бассейна в 1971-2002 гг.

(тыс. шт.) Чавыча Наиболее малочисленный промысловый вид лососей, доля кото рого в общем вылове лососей редко превышает 1% (1972 г. – 6,5%).

Добыча чавычи на западной Камчатке обычно не достигала 300 т (1975 г. – 349 т) (рис. 4). Незначителен пропуск рыб и на нерести лища, составляя лишь десятки тысяч рыб, хотя оптимальными яв ляются 200-300 тыс. шт. (рис. 6). Основным водоемом воспроизвод ства на этом западном побережье является бассейн р. Большой. В течение последних двадцати лет наблюдается устойчивая тенденция снижения, как промыслового вылова, так и пропуска на нерестили ща этого вида. Хотя, наряду с охраной нерестилищ, предприняты попытки искусственного воспроизводства этого вида на Малкин ском ЛРЗ.

Нерка 3,4 3, Восточная Камчатка Западная Камчатка 3,2 3, 3,0 3, 2,8 2, 2,6 2, 2,4 2, 2,2 2, 2,0 2, Кижуч 4,5 4, Восточная Камчатка Западная Камчатка 4,0 4, 3,5 3, 3,0 3, 2,5 2, 2,0 2, Чавыча 14,0 14,0 Западная Камчатка Восточная Камчатка 12,0 12, 10,0 10, 8,0 8, 6,0 6, 4,0 4, Рис. 7. Средняя масса (кг) нерки, кижуча и чавычи из промысловых уловов в некоторых районах ДВ-бассейна в 1971-2002 гг.

(тонкой линией показана линия тренда) Средние размеры западнокамчатской чавычи с начала 1980-х го дов снизились почти на 10 кг и 2000 г. составили лишь 4 кг (рис. 7).

По нашему мнению главной причиной этого явления оказалось бра коньерство, притом не только на нерестилищах, а и в море, где крупные рыбы обычно японскими рыбаками исключаются из улова, т.е. не регистрируются. Поэтому к берегу подходят преимуществен но мелкие рыбы, избежавшие дрифтерных сетей. Последнее обстоя тельство ставит под угрозу существование чавычи, как промыслово го вида, в целом. Особенно, на западной Камчатке, где ее числен ность итак крайне низка, по сравнению с восточной Камчаткой и особенно Северной Америкой.

Сима Не имеет промыслового значения, т.к. запасы крайне малы. На селяет преимущественно реки южной и центральной части Запад ной Камчатки.

3.5. Разведение лососей В конце прошлого века разведение тихоокеанских лососей для пастбищного выращивания достигло максимальных размеров.

Странами тихоокеанского региона – Японией, США, Канадой и Россией выпускалось более 5.5 млрд. мальков (Heard, 1995). Незна чительное количество заводской кеты выпускается КНР и Кореей.

Позднее выпуск снизился молоди до 4.7 млрд.;

наибольшее сниже ние произошло в Японии, а также США. Россия также несколько уменьшила выпуск с лососевых заводов, что отразилось на сниже нии ее доли за этот период с 16 до 13 % общего мирового выпуска.

На рыбоводных заводах Дальнего Востока разводят все шесть видов тихоокеанских лососей, причем 99% занимают горбуша и кета (рис. 8). Остальные виды разводят в небольшом количестве лишь в отдельных регионах ДВ. Общее количество выпускаемой молоди Россией ежегодно составляет 500-600 млн. шт., в том числе с 5 рыбоводных заводов Камчатки оно редко превышает 30 млн. шт.

4% Другие 4% Нерка Нерка Кижуч 59% Кижуч 33% Чавыча Чавыча Сима Сима Горбуша 47% 52% Кета Другие Рис. 8. Доля (%) различных видов молоди лососей в общем выпуске с лососевых рыбоводных заводов ДВ-бассейна России (средняя за период с 1992 по 2002 гг.) На Камчатке основу разведения составляет молодь кеты (более 85%);

значительно меньше выпускают нерки, чавычи и кижуча.

Кстати, нерка и чавыча являются основными видами, выпускаемы ми с двух рыбоводных заводов – «Озерки» и Малкинского, распо ложенных в бассейне р. Большой. Эта молодь после нагула в реке мигрирует в Охотское море. Первый – «Озерки» работает по обыч ной – холодноводной технологии, а второй – Малкинский, по теп ловодной технологии за счет подогрева обычной речной воды гео термальной водой из Малкинских источников.

За последние 10 лет ежегодный выпуск молоди с этих заводов колебался: кеты – 0.1-3.6 млн. шт, нерки – 0.15-16.5 млн. шт, чавычи – 0.062-0.757 млн. шт и кижуча – 0.05-0.66 млн. шт. К сожалению, до сих пор не определен уровень экономической эффективности деятельности заводов, хотя экспертные оценки имеются. Они свиде тельствуют, что Малкинский ЛРЗ может считаться экономически эффективным и давать прибыль. В настоящее время, в соответствии с международной программой НПАФК проводится термическое мечение молоди, которое предполагает получение данных для пря мой оценки эффективности деятельности рыбоводных заводов, в том числе и указанных выше.

Хотя в последние годы за счет реконструкции заводов и более высокой технологии рыборазведения в водоемы возвращается больше рыб, что свидетельствует о положительном эффекте лососе водства, но возникают некоторые моменты негативного характера.

В частности, имеются случаи массового заболевания рыб (напри мер, вирусом инфекционного некроза гемопоэтической ткани), ко торые вызывают необходимость уничтожения значительных партий заводской молоди, в частности – нерки, приводящих к снижению объемов выпускаемой молоди. Кроме того, больные заводские рыбы могут быть источником заражения естественных популяций и сти мулировать распространение заболевания. Последнее приводит к деградации популяций лососей в целом. Лососеводство привлекает и стимулирует браконьерство, а также «биологический» терроризм.

Так, на ЛРЗ «Озерки» дважды уничтожались большие партии разво димой молоди нерки (один раз более 11 млн. шт.) путем отравления воды на пути ее подачи на рыбоводный завод. По мнению некото рых специалистов КамчатНИРО, ЛРЗ зачастую работают на бра коньеров, особенно Паратунский завод, расположенный в густона селенном районе, вблизи городов Елизово и Петропавловск Камчатский. По экспертной оценке браконьерами изымается до 80% кеты, воспроизводимой на этом заводе. Несомненно, лососеводство также часто оказывает влияние на биологическую структуру при родных популяций, что показано многими российскими и зарубеж ными исследователями.

В целом, к искусственному разведению лососей необходимо подходить с большой осторожностью. Особенно на Камчатке, где природное воспроизводство лососей находится на достаточно высо ком уровне и требует в большей степени охранных мероприятий и правильного регулирования эксплуатации стад и популяций, а не разведения в искусственных условиях, когда требуются значитель ные затраты, а оценить эффективность весьма сложно. Хотя нега тивный характер разведения не исключен.

3.6. Перспективы развития мероприятий по оптимизации промыслового использования, охраны и сохранения стад и попу ляций лососей Западной Камчатки Основополагающими мерами по сохранению высокого уровня воспроизводства тихоокеанских лососей являются: охрана, рацио нальное использование запасов и повышение эффективности меж дународного управления их ресурсами. Для западнокамчатских ло сосей охрана воспроизводства лососей является наиболее важной частью этих мер, т.к. обусловлена высокой доступностью основных наиболее продуктивных стад и популяций. Районы их размножения граничат с крупными населенными пунктами, строящимся газопро водом и рядом энергетических и минерально-сырьевых предпри ятий расположенных вблизи или в бассейнах важных промысловых рек. В настоящее время имеется тенденция снижения размерных показателей лососей повсеместно, особенно ценных видов (рис. 7).

По нашему мнению, одной из причин этого явления может быть браконьерство, которое селективно действует на имеющиеся попу ляции, изымая наиболее крупных особей. Имеющиеся в настоящее время силы, задействованные на этом направлении, недостаточны не только вследствие своей малочисленности и труднодоступности охранных территорий, а и из-за слабого обеспечения нормативной законной базы. Поэтому одним из важных мер, которые предприня ты или будут предприниматься, является организация особо охра няемых территорий (или резерватов), где лососи могли бы воспро изводиться без воздействия на их биологическую структуру, сохра няя биоразнообразие. В историческом плане эти заказники являются источником сохранения и пополнения биологической структуры всех видов, а также природного мониторинга за их состоянием.

Рациональное использование запасов предусматривает правиль ную оценку ресурса, направленную на определение общедопусти мого улова (ОДУ) и разработку мер по регулированию промысла в течение промыслового сезона. Для этой цели необходимо расшире ние сети сбора первичной биологической информации о численно сти, условиях воспроизводства и эффективности использования ре сурса, как наиболее важных промысловых единиц запаса, так и не больших стад и популяций. Эти меры должны осуществляться не прерывно для накопления или продолжения рядов наблюдений, не обходимых для получения объективных оценок их численности и определения нормы изъятия. Для этого требуется создание такой структуры участия научных, охранных, промышленных и других предприятий и организаций, которые осуществляли бы не только сбор соответствующей статистической, биологической и иной ин формации, а также их обработку и анализ современными методами.

Как наиболее важный регион в воспроизводстве лососей для запад ной Камчатки целесообразно разработать комплексную программу исследований на длительный период.

В настоящее время созданы и работают ряд международных правительственных и неправительственных организаций, которые осуществляют международное регулирование использования биоло гических ресурсов. Для тихоокеанских лососей наиболее важными из них является Международная конвенция по анадромным рыбам (Канада, Россия, США, Япония и Корея;

создана в 1992 г.), Совет ско-Японская двусторонняя рыболовная комиссия (1985 г.), Между народный консультативный комитет (с США 1990 г.), Берингово морский форум (2003 г.), а также неправительственные организации и международные проекты. Эти организации в основном осуществ ляют меры по обеспечению сохранения численности и повышению продуктивности отдельных стад и популяций лососей в открытых акваториях Северной Пацифики. Ежегодно проводимые сессии по зволяют на постоянной основе оценивать состояние запасов тихо океанских лососей во всех частях их ареала, разрабатывать и пред принимать меры по обеспечению высокого уровня воспроизводства.

А неправительственные организации и международные проекты обеспечивают рациональный уровень воспроизводства лососей на конкретных территориях. Несомненно, активное участие этих орга низаций в сохранении благоприятных условий воспроизводства и численности западнокамчатских лососей.

3.7. Заключение В настоящий период состояние запасов массовых видов тихо океанских лососей – горбуши, кеты и нерки находится на относи тельно высоком уровне и позволяет в большинстве водоемов запад ной Камчатки активно их эксплуатировать. Однако в густонаселен ных районах эти лососи подвергаются значительному браконьер скому изъятию, которое приводит к деградации отдельных стад и популяций. Два других вида лососей – кижуч и чавыча, из-за чрез мерного промыслового и особенно браконьерского вылова стреми тельно снижают свою численность и без принятия срочных рыбо охранным мер могут потерять промысловое значение. Эти меры должны распространятся на весь лососевый ихтиоценоз, для чего необходимы: разработка специальной научно-исследовательской программы, а также регулярный мониторинг состояния запасов.

С целью сохранения биоразнообразия и поддержания устойчиво го состояния всех имеющихся популяций и других единиц запаса лососей в некоторых водоемах западной Камчатки целесообразна организация территориальных резерватов с особой формой их ис пользования, которая позволяла бы сохранять имеющийся генофонд лососевых на многие годы. Эти вопросы требуют правового и адми нистративного решения местных, районных, областных и федераль ных органов, а также поддержки международных организаций. Пер спективы дальнейшего использования запасов западнокамчатских лососей целиком зависят от совместных усилий РФ и международ ного сообщества.


ГЛАВА IV. РЫБНЫЙ ПРОМЫСЕЛ КОРЕННЫХ НАРОДОВ КАМЧАТКИ И ТРАДИЦИОННЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ 4.1. Рыбный промысел в жизнедеятельности коренных народов Камчатки Человечеству, чтобы увеличивать численность, расселяться, ос ваивать новые ландшафты, нужно было расширять свою экологиче скую нишу – найти новые способы добывания пищи. Спектр пита ния современного человека необычайно широк. Схематизируя про цесс расширения ниши, выделяют этапы охоты, рыболовства, ско товодства, земледелия и индустриального производства. Но пред ставление о том, что каждое племя, каждый народ проходил эти этапы, – неверно. Разные популяции людей специализировались в разных направлениях, и процесс этот шел параллельно [216].

Для береговых коряков и ительменов приоритетной областью хозяйствования была рыбная ловля и морской зверобойный промы сел. Недостатка в рыбе камчадалы никогда не испытывали. Тради ционная культура выработала оптимальные способы обработки и хранения рыбы, что позволяло аборигенам пережить долгую зиму, не испытывая голода [61].

Мотив проникновения героя в пространство, заключение брач ного договора с рыбами, морским зверем – один из устойчивых в ительменском и корякском фольклорных системах, что обусловлено зависимостью жизни ительменов и коряков от удачи в морском промысле [62]. Трудно сказать, подверглась бы разрушению эта устойчивая система ценностей, если бы не процесс взаимодействия этносов.

Жесткая регламентация правил хозяйствования обуславливала процесс выживания, но с изменением системы хозяйства неизбежно подверглись изменениям и незыблемые правила.

Отражение зависимости жизни этноса от удачи в рыбном про мысле, от сохранности рыбных ресурсов наблюдается в рассказах местного населения и в настоящее время, но это, скорее, остаточное явление, мы вынуждены это признать.

Советская система семейному промыслу противопоставила го сударственные рыболовецкие колхозы и совхозы, где одной из це левых установок было объявлено постоянное увеличение уловов, что повлекло за собой тотальные изменения в биосистеме, про изошло нарушение равновесия взаимодействия человека и природы.

Центром распространения традиционных экологических знаний являются национальные поселки.

По воспоминаниям жителей поселков традиционные экологиче ские знания являлись основой жизни не только коренного, но и при езжего населения вплоть до 1950-х годов.

Тотальная утрата традиционных экологических знаний начина ется с начала 1960-х годов, что связано с внедрением правительст венной программы по укрупнению сел. Насильственное закрытие «неперспективных», а на самом деле, самодостаточных, но малень ких сел подготовило разрушение существующей экосистемы, где традиционные экологические знания занимали свою нишу. Именно с середины шестидесятых годов ХХ века начинается необратимый процесс утраты экологических знаний. Советская система всеобщей глобализации и индустриализации практически полностью нивели ровала региональную специфику вылова, переработки и потребле ния рыбных ресурсов. Если до начала 1960-х годов ХХ века распре деление рыбных запасов касалось, прежде всего, территории опре деленного региона, то во второй половине ХХ века рыбные запасы Камчатки становятся неотъемлемой составляющей всей рыбодобы вающей индустрии огромного советского государства, что неизбеж но повлекло необратимое истощение рыбных запасов.

В ходе экспедиции нам удалось записать воспоминания старо жилов Камчатки. Эти воспоминания отражают процесс разрушения традиционного уклада населения, утрату экологических знаний, и, напротив, установление иного, варварского отношения к добыче «рыбной продукции».

Тем не менее, традиционные экологические знания, сформиро вавшись в течение тысячелетий, продолжают быть востребованы по сей день. Не только местное, но и приезжее население отмечает тра диционные способы ловли и переработки рыбы.

В настоящее время наблюдается две противоречивые тенденции.

С одной стороны, развитие инфраструктуры международного бизнеса делает востребованной рыбодобывающую отрасль. В этом случае, традиционные экологические знания оказываются не только не задействованы, но напротив, внимание к ним может препятство вать развитию большого бизнеса. Таким образом, в силу объектив ных причин традиционные экологические знания оказываются вне системы ценностей наиболее успешных, материально обеспеченных представителей приезжего населения, что, безусловно, отражается и на системе ценностей молодого коренного населения Камчатки.

С другой стороны, изменение в государственной системе дота ционных денежных вложений поставило крайние северные поселки полуострова в очень тяжелые, экономически ущербные условия, когда единственное, на что может рассчитывать население отдален ных поселков – это собственные адаптационные возможности. И в этой ситуации вновь оказываются востребованы экологические зна ния, сохраненные корякским и ительменским этносами лишь час тично. Тем не менее, замечается процесс вторичного обретения (об ретения как воспоминания) традиционных экологических знаний, которые в эпоху меняющихся социальных структур – единственные – остаются надежной основой выживания. Так, если в 1960-1980-е годы заготавливало рыбу на зиму для своих семей только местное население (частично): заботу о пропитании советских граждан бра ло на себя государство, то в настоящее время практически все насе ление поселков (за редчайшим исключением) заготавливают рыбу для хранения на зиму, пользуясь при этом традиционными рецепта ми.

Трудно говорить о каких-либо надеждах на восстановление эко системы Камчатского полуострова в период развития крупного биз неса. Экономические стимулы оказывают более сильное влияние, нежели традиционные экологические, в связи с этим мы поставили перед собой задачу собрать сведения (в виде воспоминаний, устных повествований, рассуждений), свидетельствующие об изменениях, происходящих в сознании коренного и приезжего населения отно сительно традиционного природопользования.

Интерес к традиционным экологическим знаниям в настоящее время обусловлен не только необходимостью зафиксировать оста точные сведения о традиционной системе хозяйствования, но и ес тественной потребностью человечества к контакту с природой [150].

Культурная история повлияла на среду обитания человека. Чело век не просто изменил окружение, он создал искусственные, отлич ные от природных энергоинформационные поля, которые заменяют ему естественные [216].

Исследователи, изучающие первобытные культуры, отмечают у них отличный от цивилизованного, особый контакт с естественной природной средой [87].

4.2. Методологические основы исследования традиционных экологических знаний Необходимо оговорить следующее: мы предлагаем только вы борку материалов, что обусловлено необходимостью следовать чет ко поставленной задаче. В то же время совершенно ясно, что тради ционные экологические знания неотделимы от личных воспомина ний [62]. Весь информационный потенциал мы можем искусственно разделить на традиционные экологические знания, на этические нормы, на воспоминания личного характера и т.д. В сознании же носителей традиции все эти знания являются неделимым целым.

Методика получения информации предполагает достаточное рас крепощение информантов, чего невозможно достичь без обращения к личным воспоминаниям. Эти воспоминания касаются самых раз ных сторон жизни. Но, проводя лабораторную обработку результа тов, мы сознательно отделили из общего информационного потока субъективных повествований материалы, непосредственно касаю щиеся традиционных экологических знаний и, в частности, сохра нения биоразнообразия лососевых пород. Нередки случаи, когда трехчасовая запись беседы с информантом, будучи чрезвычайно интересной для этнопсихологов, фольклористов, лингвистов, тем не менее, дает очень мало информации, соответствующей целям дан ного проекта. Но даже и этот материал может быть показателем от носительной востребованности традиционных экологических зна ний в настоящее время.

Исследование традиционных экологических знаний органично входит в целевые установки данного исследования, но мы вынуж дены признать традиционные экологические знания остаточными.

Связано это с тем, что произошло нарушение преемственности. Не сколько поколений воспитывались уже в иной, отличной от подлин но традиционной, системе ценностей. Традиционные экологические знания, бывшие основой жизнедеятельности всего местного населе ния были зафиксированы исследователями в XVII, XIX, начале ХХ веков. Проведя исследование в начале ХХI века мы вынуждены го ворить не о традиционных экологических знаниях, а об остаточных явлениях традиционных экологических знаний.

В связи с этим, важное значение приобретает фиксация личных воспоминаний информантов, их субъективные сопоставления основ хозяйствования на протяжении второй половины ХХ века, субъек тивная оценка экологической ситуации.

В процессе исследования мы обращались не только к местному, коренному населению, но и к населению приезжему, этим и обу словлены маршруты наших экспедиций, так села Ковран, Тигиль – являются традиционным местом жизни коренного населения, посе лок Усть-Большерецк представляет собой селение смешанного типа, где мы находим перемежения взглядов на традиционные экологиче ские знания. Поселок Усть-Хайрюзово интересен тем, что, будучи создан на основе советского рыболовецкого колхоза, привлекал, прежде всего, трудовые ресурсы приезжего населения.


Основные методы нашего исследования - это наблюдения и бе седа. Таким образом, одна из важных проблем, открывающаяся в процессе исследования, касается степени достоверности выявлен ных традиционных экологических знаний. В данном случае мы должны говорить о том, что искажение в восприятии и передаче традиционных экологических знаний также является показателем, ничуть не менее важным, чем традиционные экологические знания в их нетронутой сохранности. Зафиксировать изменения, зафикси ровать искажения, зафиксировать субъективное мнение потомков коренного населения относительно традиционных экологических знаний нам представляется важной задачей, которая помогает про следить, каким образом происходит сам процесс утраты традицион ных экологических знаний в жизнедеятельности этноса [87]. Необ ходимо понять, какое место традиционные экологические знания занимают в культуре местного населения в настоящее время, про следить динамику в отношении к традиционным экологическим знаниям.

Сбор информации предполагает ее фиксацию, что дает возмож ность изучать полученную информацию более детально. Вряд ли наше исследование что-либо изменит в экологической ситуации, но оно способно внести свой вклад в изучение традиций коренных на родов Камчатки. Социокультурный контекст необходим для пони мания эволюции этноса в целом [61]. В связи с этим, необходимо отметить, что целый пласт, характеризующий культуру и особенно сти жизнедеятельности народов Камчатки во второй половине ХХ века оказался вне поля исследований этнологов. В настоящее время, благодаря данному экологическому проекту появилась возможность хотя бы частично восполнить эту информацию.

В науке уже утвердилось представление об экологии сознания и обращение к исследованию человеческих воспоминаний является одним из аспектов понимания этого явления [64]. Современная нау ка предполагает синтез, казалось бы, противоположных направле ний. Наше исследование базируется на пересечении экологии, пси хологии, лингвистики, этнологии и фольклористики. Мы следуем тому экспериментальному пути, который постепенно утверждает себя в современных исследованиях.

Руководствуясь целям проекта, отобранную из общего фонда информацию мы искусственно разделили на тематические группы.

4.3. Состояние традиционных экологических знаний коренных народов Камчатки 4.3.1. Информанты о современной экологической ситуации - Да когда начали браконьерничать, я уж и не помню точно. С 1996 года вообще страшно, что началось. Вот прямо горы, горы рыбы! Рыба мало того, что выплескивалась на берег, еще ее брали тоннами, и все это потрошили и выбрасывали в лесу. После этого там выжженные места появились, там, где рыба гниет – как вы жженные места образуются. Потом там долго-долго трава рас ти не может. Лысины до сих пор остались. А ведь это ягодные места. Целые свалки устраивали… Ловили же тракторами да тралами. Понастроили заводов до самого Октябрьского. Заводы стояли друг на друге, как ларьки. А ночью на машине едешь, и доро га – прямо как фосфорная река, потому что рыба гниет, с червями, и все это переползало на дорогу, переваливалось. Это было что-то страшное. Дорогу перекрывали только из-за этого.

[Ионова Любовь Петровна, 1934 г.р., родилась и проживает в пос. Усть-Большерецк] - В этом году дали 130 килограмм нерки на весь Усть Большерецкий район. А у нас Апача, Кавалерское, Усть-Большерецк, Октябрьский, Запорожье, Озерновский. И дали на всех 130 кило грамм! Как ее вообще делить? Рыбный край! Зато горбуши! Да кто когда эту горбушу заготавливал? И раньше никогда мы ее не ели, тем более камчадалы. Ее не посолишь, не заготовишь. Если бы со баки были, то для собак юколу бы делали, тогда еще она нужна. А для пищи она…Горбуша – это разово. Поешь, пока свежая. Да рыбу ведь всегда привозят помятую, они ж ее там тралами тащат.

Помятая она вся, вся в кровоподтеках, помятая вся… [Калайтанова Лариса Алексеевна, 1942 г. рожд., родилась в селе Апача, проживает в пос. Усть-Большерецк] - Только-только пошла горбуша, и уже вся лощавая. Только по шла! Только зашла в речку – она уже больная вся. А раньше такого не было. А помните, какая была чавыча? Чавыча была в рост чело века, а сейчас? … Да, проблем очень много с рыбой. Главное, корен ное население, которое живет этой рыбой, выросло на этом, ему без рыбы никак нельзя, это как хлеб с маслом. То же самое для нас кусок хлеба с рыбой. Это каждый день пища такая должна быть.

А получается, что местное население остается без рыбы… Кто приходит к власти, тот все рыбные места забирает. Все хапают, хапают. А на речке что творится – это кошмар! Там ведь рука руку моет. Местные браконьеры ловят рыбу и для милиции и для власти. Нам только раз в один год выделили по пятьдесят кило грамм рыбы, так на всю зиму рыбы хватило! Еще и осталось не множко – по весне балычок скоптили. Это, нам показалось, такая зима хорошая была! Это двухтысячный год был. Зато потом опять глухо. Иногда так захочется рыбы, идешь и просишь, пото му что невмоготу, когда нету.

[Сазонова Долина Степановна, 1928 г.р., родилась и проживает в пос. Усть-Большерецк] - Надежда на этот год есть. Говорят, толчок был. В Октябрь ском уже пошла, два дня она до нас оттуда идет. Да вот вода под нялась. Ведь как ловят. Там плес, нежно, чтобы обязательно берег был открытый, чтобы сети можно было вытащить, а вода под нимается и закрывает плес. Как ловить? Она по воде проходит, рыба. Дожди были, да снега в этом году много было. В начале июля только начал Сокочинский перевал таять, там даже почек еще не быдло на деревьях. У на вот в 2002 году был наводнение… Горбушу то тракторами таскали. Было истребление какое-то! Ей не дали зайти в речку отнереститься. Ее там, в Октябрьском, прямо в океане ловили. Ей зайти не дали. А что у нас делается в Октябрь ском! В прошлом году едешь, а там сети чуть ли не до Магадана, и края им не видать. Как рыба может зайти, если все перекрыто!

Проходные дни – суббота и воскресенье, чтобы рыба могла в речку пройти. Так ведь в проходные дни ловят браконьеры. Нету выхода!

Рыба гниет с головы.

[Пилипюк Нина Александровна, 1933 г.р., родилась и проживает в пос. Усть-Большерецк] - Сначала идет красница, затем – чавыча, потом нерка и кета.

Дальше – горбуша. Обычно кета идет, когда зацветает иван-чай.

Рыбу ждут. В Октябрьском пошла – уже тут все ждут. Здесь она пошла – уже в Кавалерском ждут. И вот она пошла! В устье реки входит, и потом дальше по реке Большой, по всем ее притокам. Я помню, когда приехала в 1984 году в Октябрьский, речка там про сто кишела, бурлила от рыбы, и не было ж такого браконьерства, никогда такого не было, чтоб там рыба где-то валялась. А потом как пошло, как пошло! Я помню, приехали мы в 1996 году в Ок тябрьский, а там – разруха и горы, горы потрошеной рыбы, Так страшно было! Это Ужас! Страшное зрелище. Кругом горы рыбы и медведи, конечно… Никогда раньше не было, чтобы медведи по поселку ходили.

[Журавлева Надежда Викторовна, 1928 г.р., родилась и проживает в пос. Усть-Большерецк] - Я помню, 1984 год тоже рыбный год был. Я в детском саду еще работала. Выйдешь, а там тундра, и видно – медведи, как стадо коров идут. Четырнадцать медведей идет! Вот такие здо ровые! Старожилы говорили, что это не к добру, что-то должно случиться. Никогда такого не было, чтобы медведи так близко подходили. И вот тогда и пошло вот это все: рыба в поселке, кру гом гниет все, вот медведи и ходят. Тут вот у нас их сколько гоня ли по мусорным бакам. Да, такого никогда не было. Сейчас вот здесь медведица с медвежатами ходит. Она, видимо, рыбачить ходит, прямо тропа проходит, и видно, где медведица лежала, там трава помятая. Медведи ведь, они как охотники и рыбаки, вот привыкли на одном месте рыбачить и охотиться, так же и медве ди. А рыбачить негде. Даже подойти к реке негде: везде заводы стоят. А что…браконьеры рыбу потрашеную выкидывают – мед ведь теперь рыбу не ловит, а подбирает.

[Ананиева Диана Владимировна, 1965 г. р., родилась в с.Анавгай, с 1984 г. проживала в пос. Октябрьский, в настоящее время проживает в пос. Усть-Большерецк] - Заметно меньше стало рыбы, когда дорогу на Усть Большерецк открыли. Все упирается в то, что ей не дают пройти на нерест. Как доступ появился, стали рыбу вырезать по-черному.

Все связано с доступом к нерестилищам.

[Калайтанова Лариса Алексеевна, 1942 года рождения, родилась в селе Апача, проживает в пос. Усть-Большерецк] - Я вот на рыбалку для души иногда хожу, с удочкой посидеть удовольствие. Так ведь не пускают, не буду я эту рыбу мешками набивать. А не пускают. Вот браконьеры, что ему эти запреты, он все равно ездит, ловит сотнями килограмм. Ловите этих браконь еров, что вы закрываете речки для простых смертных. До чего до думались у нас эти чиновники, отвели специальное место для от дыха (от старого моста до стечения рек), в другом месте к реке и не подойдешь. Еще ты, чтобы поехать туда на отдых, должен сходить в рыбинспекцию и там взять пропуск. Зачем это нужно, кому это надо? Это дуристика в самом махровом цвету. Каждый поселок теперь должен отдыхать на реке только в строго ограни ченном месте. И никуда ведь не пробьешься.

[Игнатьев Валерий Васильевич, 1940 г.р., родился в с. Кавалерское, проживает в пос. Усть-Большерцк] - Когда рыба идет красная, они (местные власти) населению минтая привезли, вот облагодетельствовали. Это же кошмар ка кой-то, унижение. Живем на рыбе, и рыбы попробовать не можем.

[Сазонова Долина Степановна, 1928 года рождения, родилась в селе Апача, проживает в пос. Усть-Большерецк] - Сейчас рыба больная. Что значит больная, болезнь есть нечто привнесенное извне. А лощавая рыба, всегда была, это значит не больная – это старая рыба, та, которая уже отметала икру. Она уже исполнила долг свой на этой земле, она не больная.

[Журавлева Надежда Викторовна, 1928 г. рожд, родилась в селе Апача, проживает в пос. Усть-Большерецк] - Я сейчас, когда приезжаю к маме и рыбу ей привожу, она все гда говорит: «Вот опять больную рыбу привезли».

[Ананиева Диана Владимировна, 1965 г рожд, род. в селе Анавгай Быстринского района, проживает в пос. Усть-Большерецк] - Говорят, что больная рыба появилась только сейчас, неправда я помню, что такая рыба попадалась уже в 1950-е годы. Но здесь на западном побережье такой рыбы не было, а на восточном была.

Эта болезнь – сарана – на восточном побережье уже тогда встре чалась достаточно часто, каждая третья рыба была больной. На рыбацком языке эта болезнь – сарана. Так вот, что это такое.

Болезнь эту на еще неразрезанной рыбе может заметить человек, у которого очень острый глаз, в смысле, опытный. Так каждый не заметит. Вот разрезаешь рыбу и в мясе видишь такие вкрапления такого желтоватого цвета, белые как рисовые зернышки вкрапле ния, с гнилью. Вроде как нарывчик. И вот если такую рыбу посо лишь, то она потом нехорошая. Такая рыба, даже когда солится, твердой не делается. Вот я когда солю для себя, тщательно рыбу выбираю, такую рыбу не солю. А потом эта болезнь распространи лась. Я вот когда рыбу поймаю, уже сразу вижу болезнь, замечаю по сбитой чешуе. Вот у рыбы под кожей, там, где эти нарывчики есть, бугорки снаружи видны, и на этих бугорках чешуя сбивается.

Взглянешь и безошибочно можно определить. Но мне кажется, что болезнь эта только у кижуча встречается. Вот чавыча со вершенно здоровая рыба. И у нерки я не видел такой болезни, хотя не знаю точно.

До Апачи рыба вся другая доходит уже в брачном наряде: кета, например, вся полосатая: в желтую, в черную полоску. Кижуч темно бурый. А нерка – эта порода она приспособлена… у ней дру гой жизненный цикл. Если кижуч он зашел, видно, что он тут нагу ливаются, тут икру мечет, а нерка она рвется в озера, она проска кивает эти реки стремительно, быстро, даже не теряя красоты своей, она проскакивает очень быстро. И вот раньше эта рыба приходила в реки совершенно здоровая, не потеряв ничего: серебри стая, мясо красное. Почему ее и солили всегда, потому что она приходит в реки хорошая, ничего не теряя, она, наоборот, еще только силу набирает. Она проходит Апачу, Большерецкий совхоз и заскакивает в озеро, где и происходит это время созревания, нагул.

Она уже не питается, когда идет по рекам, в озере, она уже созре вает: икра, молоки. Все, что накопила рыба, уходит для потомст ва. Даже чавычу никогда не ловили на посол, а только вот нерку, потому что нерка очень хорошая. Тогда сетями практически не ловили.

Когда я в Пенжинском районе жил, вот там сетями ловили, но там рыба другая – там же белорыбица, там рыба материковская, там щука, налим, хриуз…Говорят, что где-то в верховьях вылавли вают микижу, но я не встречал. А чавыча огромная раньше была, как схватит крючок, так думаешь и не вытащишь. Сколько раз рыба вырывала, выбивала удочку из рук. Рыба озерная и раскрашена по-другому, не так как морская. А последний голец как раскрашен красиво! Не вся рыба на спиннинг ловится. Нерка не берет, кета очень редко, горбуша практически не берет. На спиннинг вот ло вится кижуч и чавыча. Почему, кто его знает! Сейчас выписывают лицензию на поймал-отпустил. Вот приезжали москвичи, ловили таким образом. Я вот много над этим размышлял, это занятие людей богатых. Вот эту пойманную рыбу, чтобы снять с крючка ее же надо мучить-мучить, принести ее живую к берегу, вымучен ную в доску, потом плоскогубцами вытащить у ней крючки и от пустить, мне казалось, что рыба, когда вытаскивал из нее крючок, глядит с таким укором, что я подумал, а что бы она спросила, если бы могла. Говорить о том, что ты сделал благородное дело – пой мал – отпустил, значит не видеть, не понимать.

У меня блесна с давних времен есть, там насечек много вот по сле каждой пойманной рыбы я насечку на блесне делал, так я на нее уже двадцать шесть чавыч поймал – двадцать шесть насечек сде лал, и еще не потерял. У нас совсем другой подход к этому делу.

Потом камчадал привык как, он ловит ее затем, чтобы потом есть, ровно столько, сколько надо.

[Евдокимов Виктор Алксеевич, 1935 г. рожд, род в селе Апача, прожив. в пос. Усть-Большерецк] - После семидесятых годов стало заметно, что рыбы стано вится меньше и она сама становится меньше, когда у нас в году открыли дорогу и все. У нас раньше каждый-каждый хозяин он приносил рыбу только для того, чтобы покушать на день, на два дня. Он никогда ее не продавал, просто для себя ловил, ровно столь ко, сколько ему нужно. Если поймал много, то идет в соседние дво ры и делится ней. Потом, когда появилась возможность в город ее вывозить. На материк стали ловить и на материк, но только во время летнее и запас на зиму. Когда появилась дорога, к нам стали приезжать друзья, которые жили в городе, мы видели, что они очень жадные до рыбы. Муж мой так и рассказывал, вот две-три лодки поймают и еще, еще больше хотят, ну куда им столько! Он сам удивлялся. Он с ними общался и удивлялся вот этой жадности.

У местного населения нет такого. Вот мои четверо старших братьев утром вставали в семь часов, в шесть, они убивали одну две утки. Только на день. Приезжают когда охотники городские на машинах они мешками добычу увозили. Что вы с ней будете де лать? Мы найдем, что с ней делать. Вот мешками, мешками. Люди приезжие, они временные, они приехали не обживать Камчатку, а брать от нее. А тот, кто здесь родился и долго очень здесь живет и сдружился с местным населением, тот так не поступает.

[Сидорова Елена Алексеевна, 1943 г. р., родилась в с. Кавалерское, проживает в пос. Усть-Большерецк] - Летняя рыба крупнее. Но бывает, что и весенняя рыба попа дается крупная. Раньше чавыча попадалась огромная, а сейчас та ких экземпляров нет. Это, наверно, связано с рыборазводными за водами, которые малька выпускают. Иной раз такие особи малень кие попадаются, такой мелкой чавычи раньше и не было.

Сейчас рыбы мало медведь не уходит далеко, обычно он, когда наедается, то идет зимовать в верха, в горы. А сейчас в лесу яму выроет, а то под корягу залезет. Рыбы-то мало. Ест тухлую, что люди понакидают. А медведь ловить рыбу мастер, загребает лапа ми.

[Царенко Надежда Павловна, 1942 г.

рождения, родилась и проживает в с. Кавалерское] - Сейчас на путину весь поселок выходит – это заработок. Са мая последняя рыба – кижуч, сентябрь, октябрь. А зимой гольца ловят тоже на продажу. Сейчас даже сети ставят подо льдом.

Вырубают лунки, протягивают ее там несколько лунок на длину сетки, ну потом проволокой или палкой длинной веревку протяги вают сквозь эти лунки. Сеть с рыбой вмерзает за ночь, но утром придешь, все выколешь топором и вытаскиваешь ее оттуда. Улов зависит от того, сколько гольца остается зимовать. А то бывает, что рыбы мало. Значит, гольца мало. Он ведь идет за рыбой. За основной. Питается икрой. Толщина льда зависит от погоды от морозов, бывает, что не добьешься, а бывает, промерзает до са мого дна. В Октябрьский поедем, так там бывает лед метра пол тора толщиной, коловорота не хватает.

[Бречалов Иван Антонович, родился и проживает в селе Кавалерское] - Вот я была в прошлом году (2004) в Корякии там нищета ужасная, там вроде бы и геология и рыболовство все, зарабатыва ют только кто в геологии работает и рыбаки, обработчики, и то их тоже обманывают и кто на себя. А так вот плохо живут. Это я в Тиличиках была, и в Вывенке. Люди живот только рыбой, вот что посолишь, картошку посадишь. Там хорошо картошка растет, а здесь совсем не, здесь (в Октябрьском) один песок. А удобряем-то мы рыбой, вот мойва пошла, и удобряем. Да оленину ели, ну и по том дичь, куропаток, потом зайцев, медвежатину. Оленей у нас уже нет. Вот когда колхоз разваливался, стало невыгодно, и всех оленей всех забили. Вот Хаилино, Пахачи там еще оленеводство держится. А в Вывенке только рыба, больше ничего. Летом то работают, ловят все. Там же икру сдают за бесценок, за копейки, а куда ты денешься, так устья прямо блестят. Рыбу закапывают и все блестит от рыбы. Ну, закапывают рыбу. Икру вытаскивают, потому что в основном икру берут, прямо закапывают рыбу, кто куда может. Чтоб не так на виду было, да чтобы не оштрафова ли. Сейчас туда понаехало рыбников всех этих. И вот спрашивают, почему икры много, а где же рыба. Ну, все закопано. Все. Кто как может, тот так и живет. А люди вынуждены. Допустим, вот здесь икра стоит, начиная от восьмидесяти рублей за килограмм, но самая первая икра шла по двести рублей за килограмм, потом падает до восьмидесяти. А там когда я приехала, говорю, почем здесь икра, они говорят пятьдесят – самая высокая цена, а так тридцать рублей за килограмм. Все за бесценок икру продают, а куда денешься и ты будешь это делать, сдавать, потому что надо ведь и семью кормить. Потом если у тебя нет связей. Если у тебя есть связи, то есть и возможность сбыть куда-то эту икру. И люди вынуждены. Тут ведь и рыбу, и икру сырцом принимают, и дорога здесь есть, а там нет. Икру все за копейки продают. Сильно заметно, что рыба становится другой, как отравленная. Сильно заметно. Там же геология недалеко. Там даже дорога из Тиличек до Хаилино и там недалеко от Хаилино платину добывают. Еще в конце восьмидесятых мы возмущались, что там добыча идет. Ры ба попадается как с дефектом, то внутри что-то черное, то еще что-нибудь.

[Мулитка Мария Нестеровна, 1961 г. р., родилась в с. Bывенка, проживает в настоящее время в пос. Октябрьский] - Бочонка на зиму соленой рыбы хватало. Сейчас в основном на продажу ловят. Икру забирали, а рыбу машинами на салку выбра сывали. Мы пошли на огород картошку обрабатывать, а по огоро ду черви ползают. На том месте, где рыбу вывалят, потом долгое время как лысины. И все это городские. Активно приезжать начали в девяностые годы. Раньше ведь на продажу никогда не ловили. А сейчас рыбный ажиотаж все больше и больше. И в основном это от приезжих исходит. Рыбы сейчас заметно меньше стало. И больной попадается кижуч. Язвочки у ней такие гнойные. Разре жешь ее, а внутри у ней язвочки – гнойнички. Такая рыба посолу не подлежит, это мясо как не вычищай так с гнойником и остается.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.