авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ КАМЧАТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ВИТУСА БЕРИНГА НАУЧНО-ИССЛЕЖОВАТЕЛЬСКИЙ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Другая часть топонимов, образованных Геком, отражала физико географические и иные характеристики названных объектов. Среди них встречаются случаи использования формы или окраски объекта:

мыс Песчаная коса, гора Пирамидальная, холм Отличительный (то есть Приметный), скала Черная, мыс Красный и другие. Названия представителей животного мира, обитавших в данном месте, пред ставлены в топонимах мыс Ориа и мыс Ара (по гнездящимся там птицам), мыс Аргали (по многочисленным стадам горных баранов вида аргали), озеро Тюленье, бухта Моржовая.

Наконец, несколько географических названий, образованных Ге ком, можно отнести с точки зрения современной топонимики к то понимическим курьезам. Непонятно происхождение названия мыса Орангутанг, поскольку орангутангов на Камчатке никогда не было и в очертаниях мыса нет сходства с обезьяной, то остается только до гадываться какие ассоциации возникли у Гека при именовании объ екта. Такое же положение у гидронима Рубикон река, которая рас положена на месте современной границы между Камчатской и Ма гаданской областями.

Таким образом, топонимы рассматриваемого периода появились на современных картах Камчатки в результате исследования полу острова научными экспедициями в течение целого столетия. Они отличаются наличием большого количества коммеморативных имен, в основе которых находились фамилии, отчества и имена лю дей.

Географические названия Камчатки, появившиеся в советский период хронологически датируются 1917-1991 годами. В советской топонимике нашли свое отражение огромные изменения, произо шедшие на полуострове за годы советской власти. Существенно меняется характер названий. Исчезают фамилии князей, губернато ров, имена православных святых. На карте Камчатки появляются названия, связанные с именами первых большевиков, борцов за со ветскую власть, деятелей Коммунистической партии и Советского государства, героев Великой отечественной войны, российских и советских ученых.

В первую очередь, необходимо отметить, что развитие топони мики Камчатки довоенного и послевоенного периодов невозможно рассматривать отдельно от советской идеологической, экономиче ской, национальной и этноязыковой политики государства в отно шении народов Камчатки, как и других народов Северо-Востока.

Довоенный период в истории национально-культурного строи тельства советского государства по отношению к северным наро дам, связанный с созданием письменности на северных языках, рас пространением грамотности на Дальнем Востоке и на Камчатке, введением преподавания родных языков привели к большому пере рыву не только в сборе материалов и развитии исследований по языкам коренных народов, но и к большому перерыву в развитии довоенной отечественной топонимики на фоне ее и так невысокого уровня научного развития [36,11].

В этой связи работе с национальными названиями были присущи и все идеологические пороки государства, свойственные советской топонимике того времени: чрезмерная идеологизированность, увле чение лишенными конкретного содержания названиями-штампами, пристрастие к персональным мемориальным названиям, повсемест ное внедрение русских и русифицированных названий [164,4].

В послевоенный период на Дальнем Востоке и Камчатке резко изменилась этническая ситуация. Развитие промыслового хозяйства, промышленное и транспортное освоение территорий, культурное строительство потребовали привлечения сюда значительного числа рабочих, специалистов, учителей и т. д. В общественной жизни стал широко распространяться русский язык. В послевоенный период среди аборигенов Северо-Востока широкое распространение полу чило национально-русское двуязычие [164,140].

В этой связи при официальной установке советского государства на развитие наций и суверенитета республик и национальных обра зований, административным путем внедрялись русские названия, чужеродные национальным топонимическим системам. С определе нием красный и производными от него были распространены назва ния Красный Яр, Красноармейский, Краснореченский, Краснока менский, широкое распространение получили названия со словами октябрь, комсомол, совет, первое мая, а также менее значительны группы названий от слов коммуна, молодежь, май, пионер, февраль, знамя, большевик и других идеологических штампов.

С названиями этого идеологического ряда смыкаются имена, призванные внушить людям чувство удовлетворения прелестями казарменного социализма, такие как Раздольное, Свободный, Сол нечный, Удачный, Светлый и множество других сентиментально слащавых псевдотопонимов.

Повальное увлечение персональными названиями имело одним из отрицательных последствий внедрение русской антропонимии также на всей территории Советского Союза, в том числе и на Кам чатке. Наиболее распространенными именами, встречающимися почти в каждом территориальном образовании, были Ленинский, Ленин, Кировский, Кировск, Куйбышев, Ждановск [187,86] Елизо во, Завойко [187,191] и другие.

Кроме употребления русских названий в национальных районах, широко распространена русификация национальных названий. Наи более распространенный вид русификации - образование русских отыменных прилагательных на -ский, -ская. В Корякском автоном ном округе Тигильский район (от с. Тигиль) [187,150]. Нередко ука занный способ сочетается с производными от слов устье, верхний:

Усть-Камчатский район [187,148] и другие.

В самом процессе образования наименований существовали оп ределенные недостатки, в частности многократное повторение од них и тех же названий разных географических объектов. В справоч нике административно-территориального деления по Камчатской области за 1962 год значится около тридцати одноименных и полу одноименных населенных пунктов [107,16]. Это порождало соот ветствующие неудобства и недоразумения.

Топонимы советского периода отражали социально экономические и культурные преобразования, произошедшие за годы советской власти в стране и на Камчатке. Ойконимы Индуст риальный, Октябрьский, Советский, Лазо, Пионерский, Сосновка, Рыбачий, Елизово стали обязательными элементами топонимиче ской системы полуострова в советский период.

В названиях рыболовецких и сельскохозяйственных колхозов нашло свое отражение развитие экономики и культуры народов Крайнего Севера: «Тумгуту» («Товарищ»), «Турвинэ» («Новая жизнь»), «Дружба народов», «Ударник», «Рыбак».

Продолжался процесс образования коммеморативных антропо нимов, увековечивших фамилии исторических деятелей полуостро ва. В 1954 году остров Алаид в Охотском море был переименован в остров Атласова. В 1959 году мысу и заливу в районе Авачинской бухты присвоено имя штурмана И.Ф. Елагина. На карте Камчатки появились имена исследователей Алеутских островов и Северной Америки Глотова, Неводчикова, Креницына, Левашова, Шелихова, русских мореплавателей Литке, Сенявина, геодезистов Семенова, Елистратова, увековечены имена ученых С.П. Крашенинников, В.Н.

Тюшова, В.И. Маргаритова, академика В.Л. Комарова, советского вулканолога Б.И. Пийпа.

В черте города Петропавловска-Камчатского появились названия новых улиц, образованные от этнонимов коренных народов Камчат ки и названий географических объектов: улицы Камчатская, Чукот ская, Алеутская, Корякская, Курильская, Ключевская, Петропавлов ское шоссе, Вилючинская. Кроме того, в наименованиях улиц полу чили отражение достижения советской космонавтики: в 1965 году в Сероглазке улица Речная была переименована в улицу Космонавтов, а в 1976 году одной из первых улиц нового микрорайона «Зазер кальный» было присвоено имя первой женщины-космонавта В. Те решковой, появились улицы Циолковского, Звездная, академика Королева [156,77].

Таким образом, в советский период доминировала идеологиче ская направленность в политике наименования и переименования объектов, подчиненная центральным исполнительным органам вла сти и государственным органам власти на местах. Можно констати ровать, что в данный период процесс переименований и новонаиме нований в какой-то мере был упорядочен. Государство впервые уделило этой проблеме должное внимание, закрепив на законода тельном уровне важнейшие моменты в области наименования объ ектов.

Современная топонимика Камчатки представляет собой резуль тат наслоения предыдущих периодов в истории топонимической системы полуострова. В последние десятилетия в нашей стране на блюдается тенденция, связанная с процессом активного переимено вания географических объектов, которые несут в себе идеологиче скую смысловую нагрузку советского периода. Кроме того, наме тился возврат к частичному восстановлению старых национальных и русских дореволюционных топонимов. Во многом этому способ ствует национальная политика государства в отношении народов Дальнего Востока и Камчатки.

Конец 1980-х-начало 1990-х гг. ознаменовалось исправлением ошибок и перекосов, ранее допущенных в топонимической практи ке СССР. В конце 1990-х гг. взят курс на возвращение к националь ной топонимике, восстановление национальных названий коренных народов Севера, отлажен механизм единой централизованной госу дарственной регистрации и учета существующих и присваеваемых наименований географических объектов.

В отношении топонимики Камчатки хочется отметить, что со временная система географических названий полуострова менее подвержена переименованию, по сравнению с положением в топо нимике других национальных регионов страны. Данный факт обу словлен тем, что топонимика полуострова несет в себе уникальный национальный колорит коренных народов, отражает социально экономические и культурные преобразования, происходившие на Камчатке в различные исторические периоды. Поэтому в современ ной топонимике полуострова очень мало идеологизированных псев дотопонимов и советских названий-штампов, которые бы требовали срочного переименования.

Вместе с тем продолжают появляться новые географические на звания коммеморативного характера, которые направлены на увеко вечивание памяти государственных, культурных и общественных деятелей, оставивших заметный след в современной истории Кам чатки. В черте города Петропавловска-Камчатского в 1992 году появилась улица М.К. Старицына, председателя крупнейшего в стране рыболовецкого колхоза имени В.И. Ленина, и переулок из вестного вулканолога А.Н. Заварицкого. В октябре 1997 года в мик рорайоне «Северо-Восток» новый проспект получил имя А.И. Та ранца, заслуженного строителя РСФСР, бывшего начальника Кам чатского домостроительного комбината [156,78].

В последнее время в городе наметилась тенденция, связанная с созданием памятников православной тематики. Это связано с ак тивной деятельностью на полуострове Камчатской православной епархии во главе с епископом Игнатием. В 2005 году на въезде в город поставлен символ православной веры – Православный крест.

В этом же году в честь празднования трехсотлетия установления православия на Камчатке в центре города на Театральной площади установлен памятник Святым апостолам Петру и Павлу.

Таким образом, подводя итоги становления и развития топони мической системы Камчатки XVII – начала XXI веков можно выде лить следующие особенности истории формирования топонимики Камчатки.

1. Топонимическая система Камчатки формировалась постепен но. Образование топонимов было обусловлено конкретно историческими условиями соответствующих исторических перио дов, возникновение географических названий напрямую зависело от общественно-политических, социально-экономических событий на полуострове, определялось спецификой его физико географического положения и экстремальными природно климатическими условиями.

2. В отношении географической принадлежности названий Кам чатки важно отметить, что большая часть топонимов представлена гидронимами, основная часть которых уже была сформирована к первой четверти XVIII века.

3. Среди географических названий особую трудность для топо нимического исследования представляют древние топонимы и гео графические названия XVII – первой четверти XVIII веков. Боль шинство древних этнотопонимов относятся к субстратной лексике и не поддаются в своей основе даже приблизительной датировке и дешифровке.

4. Русские географические названия второй четверти XVIII – на чала XX веков были сформированы в период научного исследова ния полуострова и закреплены на географических картах Сибири и Камчатки. Данные топонимы отражают историко-географический процесс развития топонимии региона.

5. В лексико-семантическом плане топонимы коренных жителей и русские топонимы Камчатки отличаются большой разновидно стью. Этимологический анализ древних топонимов и названий XVII – первой четверти XVIII веков показал, что географические назва ния тем или иным образом связывались либо с физико географической средой Камчатки, либо с промыслово хозяйственной деятельностью и социально-экономической сферой жизни аборигенов и русского населения.

6. Географические названия советского периода представлены коммеморативными названиями или топонимами-посвящениями.

Их возникновение было обусловлено социально-экономическими и культурными преобразованиями на полуострове в советское время.

7. Современная ситуация в топонимике Камчатки связана с час тичным восстановлением аборигенных географических названий, появлением новых топонимов-посвящений.

7.3. Краткий словарь гидронимов Камчатки Потамонимы Авача Река, впадающая в Авачинскую губу, восточное побережье Кам чатки. На русских чертежах встречается несколько вариантов напи сания этого названия: Вовача, Вавача [70,48], Савача [16], Овача [70,77]. С.П. Крашенинников записал ительменский вариант назва ния Суаачу [94,36]. Следовательно, гидроним Авача иноязычного происхождения, образованный от ительменской основы Суаачу.

Реконструированная цепь искажений ительменского имени выгля дит следующим образом: Суаачу – Вовача (Вавача) – Савача – Ова ча – Авача. Очевидно, семантика гидронима связана с корякским словом эв'эч – «чавыча», рыба из породы лососёвых. В реке водится большое количество лососевых рыб и особенно чавычи, промыслом которой издавна занималось коренное население полуострова. Впо следствии по реке Аваче были названы залив, губа, мыс, сопка, вул кан.

Валоваям Река, впадающая в лагуну Аннуянгвын в северо-западной части залива Уала, восточное побережье полуострова. Валоваям в перево де с корякского – «река потерянного устья» или от вэллываям – «воронья река» [110,95].

Воямполка Река, впадающая в Пенжинский залив, западное побережье Кам чатки. На первых русских картах встречалась в написании Воем полха [70,43], Воем аллха [70,41]. С.П. Крашенинников указал на корякское происхождение топонима и записал вариант Ваемпалка [94,61]. Гидроним восходит к корякскому Ваямпылк,ын – «река то нущих», «река утопленников». Река многоводна, имеет быстрое те чение с водоворотами, поэтому опасна и в ней утонуло много людей [110,107].

Вывенка Крупнейшая из рек, впадающих в залив Корфа, восточное побе режье Камчатки. Древнее название реки Лютора (Люторка, Олю тора) зафиксировано на первых русских картах [70,43]. Очевидно, река была названа Олюторой как крупнейшая из рек, протекающих по земле олюторских коряков. Кроме того, в древнем пласте коряк ских топонимов сохранено название реки Алутваям – «река олю торцев», впадающая в гавань Скобелева, на берегу которой стояло корякское селение Олюторка. С.П. Крашенинников также сообщил о «знатной» реке Олюторе и привел корякский вариант ее названия – Уйулен [94,61]. Этимология настоящего топонима Вывенка объяс няется существованием во второй половине XVIII века среди пяти олюторских острожков острога Вывник, стоявшего, вероятнее всего, на устье реки Олюторы и послужившего впоследствии поводом для переименования реки Олюторы в реку Вывнак, позже Вывенку. На звание Вывенка восходит к корякскому выввын – «камень»

[110,110].

Еловка Река, левый приток реки Камчатки, восточное побережье полу острова. Впервые в таком написании гидроним зафиксирован С.П.

Крашенинниковым, указавшим ительменское название реки Коочь [94,14], от корякского слова коол – «глубокая речка» [110,138]. По реке был назван потухший вулкан Еловский в Седанском вулкани ческом районе Срединного хребта.

Жупанова Крупнейшая из рек, впадающих в Кроноцкий залив, восточное побережье Камчатки. На первых русских картах встречается в напи сании Чупанова [16]. С.П. Крашенинников привёл ительменское название реки Катангыч (Картангыч), уточняя, что одновременно употреблялось название Шопхад, по стоявшему близ устья реки ительменскому селению. По сведениям С.П. Крашенинникова, шоп хад от ительменского - «кряж» или «толстый отрубок». Этим сло вом ительмены называли убитых тюленей, сложенных в поленницу, промыслом которых они занимались на берегу реки [94,42]. Заимст вованное русскими ительменское слово прошло следующую транс формацию: Шопхад – Шопгад – Жупгад – Жупен – Жупан – Жупа нова. Одноименные названия носили посёлок Елизовского района, сопка и полуостров.

Ича Река, впадающая в мелководную лагуну, отделённую от Охот ского моря галечно-песчаными косами, западное побережье Кам чатки. С.П. Крашенинников указал на существование в двадцати верстах выше ичинского устья одноимённого острожка, ительмены называли его Оаут [94,41]. Гидроним является русским искажением ительменского ичч'– «березняк». Семантика обоснована ссылкой автора этимологии на растущий у реки березовый лес. Слово ича по форме близко к корякскому слову ачгын - «жир», «сало» и часто встречается в корякских топонимах [110,162]. По реке впоследствии были названы село Ича и Ичинский посёлок Соболевского района, а также действующий вулкан в Срединном хребте.

Камчатка Крупнейшая река полуострова, впадающая в Камчатский залив, восточное побережье Камчатки. На русских картах потамоним Кам чатка был зафиксирован в качестве самого первого названия среди других топонимов полуострова [70,28]. С.П. Крашенинников запи сал ительменское название реки -Уйкоаль - «большая река» [94,7].

Проблема этимологизации гидронима Камчатка является самой сложной и дискуссионной проблемой в истории исследования топо нимики полуострова. Существующие в настоящее время этимоло гии топонима достаточно подробно описаны и проанализированы историком Б.П. Полевым [160,98-116]. Одна из самых последних этимологий гидронима связана с происхождением названия от име ни казака Ивана Камчатого, совершавшего в 1658–1661 годах похо ды на реку Пенжину и дошедшего в итоге до реки Уйкоаль [160,117-128]. Однако в данном пособии гидроним отнесен к рус ским топонимам иноязычного происхождения. По всей видимости, гидроним относится к субстратной лексике ительменского языка. В настоящее время нам представляется наиболее убедительной и ме тодологически верной этимология С.П. Крашенинникова [94,9].

Аналогичное название носят залив, весь полуостров и полуостров Камчатского мыса, мыс, оно является составной частью названия города Петропавловска–Камчатского.

Карага Река, впадающая в западную часть пролива Литке, восточное по бережье Камчатки. Впервые под таким именем гидроним зафикси рован С.У. Ремезовым на «Чертеже вновь Камчадальские земли и моря» 1701 года [70,47]. С.П. Крашениннииков упомянул о Кытал гын острожке, стоявшем на реке, и именовавшийся русскими Кара гинским [94.57]. Очевидно, гидроним корякского происхождения и близок к корякскому слову К,ораынын-«оленное место» [110,181].

Данную семантику можно связать с традиционным занятием коря ков оленеводством. Впоследствии по реке названы бухта, залив, село, административно-районный центр, остров в Карагинском за ливе.

Ковран Река, впадающая в Охотское море к северу от устья реки Хайрю зовой, западное побережье Камчатки. На первых русских картах зафиксирована в написании Кавран [70,77]. Топоним корякского происхождения и этимологизирован посредством лексики корякско го языка от слова коуран – «мягкий камень». Этимология подтвер ждена сведениями геолога В.П. Вдовенко, сообщившего, что берега реки сложены из рассыпчатого песчаника [118,128]. Впоследствии по реке названо село Тигильского района.

Кроноцкая Река берёт начало из Кроноцкого озера, восточное побережье Камчатки. На первых русских картах зафиксирована под названием Лиственничная [70,43]. Описание реки составил С.П. Крашенинни ков, упомянув её ительменское название Крода–кыг «лиственничная река» [94,46]. Не вызывает сомнения, что гидроним Кроноцкая – русское искажение ительменского слова крон – «лист венница». Этимология подтверждена сведениями одной из камчат ских берестяных ясачных книг начала XVIII века, где речь шла о районе «кронок». Так назывался район реки, ранее именовавшейся русскими Лиственничной. Жителей этого района русские называли «родом кроноцких» или кратко «кроноками», в родительном падеже – кронок [160,126]. Рощи лиственницы камчатской сохранились в бассейне реки и в настоящее время.

Култучная Река, впадающая в залив Корфа, восточное побережье Камчатки.

В написании Илирь встречается на «Карте Камчатки 1710–1711 го дов» [70,55]. С.П. Крашенинников записал корякское название реки Илир – «островная» [94,62], которое известно современным корякам полуострова. Семантика гидронима связана с тюркским словом култук – «мелкий, узкий залив», «тупик», «угол». В различных рай онах России култуками называли речные лагуны, образующие не большие островки. Река Култучнная делится на несколько рукавов, образуя общее устье в виде лагуны с небольшими островами.

Никул (Николка) Река, правый приток реки Камчатки, восточное побережье Кам чатки. Впервые под таким именем гидроним зафиксирован на «Кар те от Лены до Камчатки» 1742 года геодезистов И. Свистунова и Д.

Баскакова [70,77]. Очевидно, топоним относится к субстратной ко рякско-ительменской лексике и является русским искажением топо нима иноязычного происхождения. Во время Второй Камчатской экспедиции под руководством В.Й. Беринга река называлась Федо товщиной. Этимология топонима связывалась исследователями с именем спутника С. Дежнёва Федота Алексеева Попова. После дующий анализ источников о плавании С. Дежнёва позволил отка заться от данной этимологии [160].

Оклан (Аклан) Река, правый приток реки Пенжины, западное побережье Кам чатки. На первых русских картах встречается в написании Аккалан [70,47;

94,82]. Очевидно, гидроним относится к корякско-чукотской лексике, близок к слову ык,лан - «студёный путь», «студёная доро га» [110,287]. В 1936 году на берегу реки возник посёлок Оклан, названный по реке.

Оссора (Оссорка) Река, впадающая в бухту Оссора на западном берегу пролива Литке севернее бухты Караги, восточное побережье Камчатки. На первых русских картах встречается в написании Очор [70,48]. Оче видно, гидроним корякского происхождения, от асоран - «дом, жи лище горбуши», имелось в виду место нереста горбуши [110,294].

Впоследствии по реке были названы бухта на берегу Карагинского залива и посёлок, административный центр Карагинского района.

Палана Река, впадающая Пенжинский залив к северо-востоку от мыса Пятибратского, западное побережье Камчатки. На первых русских чертежах встречается в написании Паллан [70,48]. С.П. Крашенин ников указал корякский вариант гидронима Качеит-ваем [94,78], от кычгитэваям – «река кедровника», «кедрачевая река». Топоним корякского происхождения. Современное название реки близко к корякскому понятию пылъылъын – «имеющая водопад» [110,299].

Данную этимологию также подтвердил С.П. Крашенинников, со славшись на физико-географические признаки объекта. По реке бы ли названы Паланское озеро, через которое протекает река и посё лок, административный цент Корякского автономного округа.

Парень (Парен) Река, впадающая в западную часть Пенжинской губы, западное побережье Камчатки. На первых русских чертежах встречается в написании Парен [70,47], позже как Парень у С.П. Крашенинникова [94,1]. Параллельное корякское название реки, отсутствующее на картах, но употребляемое в устной речи коренными жителями од ноимённого села, Пойтываям, в переводе с корякского - «река, на которой заготавливали полозья для нарт». Данную этимологию под тверждали свидетельства очевидцев о существовании на реке боль шого леса, из которого местное население изготавливало полозья для нарт. Парень–сокращённая форма от корякско-чукотского Па рэнмын – «лопатка–скала». Название относится к отдельной скали стой возвышенности в устье реки, где по сообщению И.С. Вдовина, был жертвенник «ыллапил», на котором коряки могли гадать на оленьей лопатке, возможно и скала чем-то напоминает лопатку [110,301]. По реке были названы озеро Паренское и село Пенжин ского района.

Пахача Река, впадающая в восточную часть Олюторского залива, вос точное побережье Камчатки. На первых русских картах встречается в написании Погыча [70,47], Повыча, Покача, Похача. По всей ви димости потамоним восходит к корякскому Пъак,ычан – «место сушеных шкур оленьих голов (темени)» [110,302]. Этимология гид ронима вполне может быть связана с традиционным корякским за нятием оленеводством и родственными с ним промыслами, в част ности выделкой оленьих шкур. Впоследствии по реке было названо село Олюторского района.

Пенжина Крупнейшая река на северо-западе Камчатки, впадающая в Пен жинскую губу, западное побережье. На первых русских картах встречается в написании Пенжень, Пянжин, Пенжин [70,34,43].

Возможно, гидроним является юкагиро-русской адаптацией коряк ского Пэннын (Пэнрын, Пэншин) – «место нападения» и относится не к самой реке, а к водоразделу между реками Пенжина и Майн, по которому шёл путь от Охотского побережья на Чукотку и обратно.

Известно второе параллельное название реки, отсутствующее на картах, но употребляемое аборигенами, - Мыгикив’эем - «река, где волны», либо «штормовая река». Река в нижнем течении довольно широкая, действуют самые сильные приливо-отливные течения, которые вызывают бурные волнения и делают реку опасной для плавания [110,304]. По реке были названы губа в северо-восточной части Охотского моря и залив.

Тигиль Река на западном побережье Камчатки. На первых русских кар тах встречается в написании Кыгим, Кыгил [70,47], Кугил, Кигиль.

Гидроним является русским искажением ительменского Кыгил, от топоформанта кыг (к'их)– «речка», обозначающего родовую при надлежность объекта. С.П. Крашенинников указал не только топо ним Тигиль, но и его корякский вариант – Мырымрат [94,1,14], ко торый был известен корякам Тигильского района и обозначал «ме сто, где имеются морские животные». По реке было названо село административный центр Тигильского района.

Ука Река, впадающая в Укинскую губу, северо-восточное побережье Камчатки. Впервые обозначена на «Карте И.Я. Елчина» 1718– годов [70,56]. Гидроним является русским искажением корякского Уку-ваем [94,50-52], от Укивэем – «сельдевая река» [110,379]. По реке были названы губа, залив, потухший вулкан в Северном вулка ническом районе Срединного хребта, село Карагинского района.

Утка Река на западном побережье Камчатки. На «Чертеже вновь Кам чадальские земли и моря» 1701 года изображена С.У. Ремезовым под именем Ут [70,47]. По сведениям С.П. Крашенинникова река Уут была названа русскими Уткой, в переводе с западно камчатского диалекта ительменского языка уут (ууд) – «лес»

[94,70]. Гидроним является русским искажением ительменского Уут и совершенно не был связан с названием птицы. По реке была названа гора.

Утхолок Река, впадающая в Охотское море к северу от устья реки Ковран, западное побережье Камчатки. На первых русских картах встреча ется в написании Аккалан [70,47], на более поздних Окалан, Уткала, Еткола. С.П. Крашенинников записал два названия реки –Утколока и Окола-ваем [94,77]. Последний вариант несомненно несёт влияние корякского языка, от ык,ылъавэем - «студёная, холодная река».

Халактырка Река, впадающая в Авачинский залив, восточное побережье Камчатки. Впервые на картах обозначена в написании Калахтырь [16]. Топоним является русским искажением ительменского назва ния Кылыты [94,40]. Впоследствии по реке названо озеро Халак тырское.

Явинская Первая, Явинская Вторая Реки, впадающие в Охотское море, западное побережье Камчат ки. И.П. Козыревский в 1726 году изобразил реку Явина на «Боль шом чертеже Камчадальской земли» и здесь же указал южно ительменский (курильский) вариант названия – Шохожахойты [16]. С.П. Крашенинников записал ительменский вариант гидрони ма – Ишхачан, предположив, что русское в употреблении название Явина происходит от искажённого ительменского гидронима Аан ган, притока реки Явиной [94,48]. Очевидно, Аанган от корякского аа –«съедобное лекарственное растение», которое могло расти в окрестностях реки. Возможно, также предположить, что Явина близко к корякскому слову йывиу – «ивняк», «тальник» [110,442].

По рекам было названо озеро.

Аманина Река, впадающая в Пенжинский залив к северо-востоку от устья реки Тигиль, западное побережье Камчатки. Под именем Оманина река впервые записана С.П. Крашенинниковым, который зафикси ровал корякское название реки - Ветлюн [94,77]. Возможно, что топоним произошел от корякского слова вэллан - «стоящая» и был образован по какой-нибудь выделяющейся горной возвышенности.

Современный гидроним Аманина относится к числу антропотопо нимов и образован от имени жившего на реке коряка Аманины (Оманины).

Амчигача Река, приток реки Большой, западное побережье Камчатки.

Впервые название зафиксировано С.П. Крашенинниковым на «Кар те реки Камчатки» под именем Амшигача, а также автор указал вто рое ительменское название реки Уаушиммель [94,29]. Этимология топонима связана с именем ительмена Амшигачи, жившего в ост рожке на берегу этой реки.

Богачёвка Река, впадающая в Кроноцкий залив, восточное побережье Кам чатки. Среди местного населения распространено мнение, что река названа по фамилии геолога Богачёва, обнаружившего здесь выход нефти. Это неверное предположение. Выход нефти в долине реки открыт в 1921 году охотниками Трухиным, Воронковым и Скури хиным, а река уже в 1908 году называлась Богачёвкой. В 1923 году на реке работала экспедиция геолога П.И. Полевого. Возможно, что река названа по фамилии Богачёва, но к нефти никакого отношения не имела [110,88].

Брюмка Река берет начало в предгорьях Срединного хребта и впадает в Охотское море в междуречье Воровской и Колпаковой. С.П. Краше нинников указал ительменское название реки – Кыгажчу [94,72], что, по всей видимости, близко к ительменским словам к'их – «реч ка», ага-«мать». Гидроним Брюмка относится к группе антропото понимов полуострова и образован от имени ительменского тойона Брюмки (Брюмчи), жившего в острожке на берегу этой реки.

Гавриловская Река, впадающая в бухту Три Сестры, восточное побережье Камчатки. В написании Гавриил встречается на «Карте южной части Камчатского полуострова» И.Ф. Елагина 1740 года [70,95]. Проис хождение названия связывают с именем православного Святого Гавриила. Кроме того, участники Второй Камчатской экспедиции под руководством В.Й. Беринга пытались высадиться с бота «Свя той Гавриил» в первом удобном месте на пути от мыса Лопатка, которым стал район этой реки. Однако именование географических объектов по названиям судов являлось не характерным поводом наименований данного времени. Поэтому река была названа по имени христианского пророка Гавриила [107].

Голыгина Река, впадающая в Охотское море к северу от устья реки Яви ной, западное побережье Камчатки. Впервые в данном написании гидроним зафиксирован И.П. Козыревским на «Чертеже Камчадаль ского Носу и морским островам» 1726 года [70,51]. С.П. Крашенин ников записал ительменский вариант названия – Нынгучу [94,69].

Очевидно, от ительменской основы нын'л'ч и окончания гыч – «река, где обитают выдры». В истории Камчатки река известна тем, что в 1697 году у неё закончился знаменитый поход казачьего десятника В.В. Атласова. Гидроним образован от фамилии казачьего десятни ка Ивана Осипова Голыгина, погибшего в районе реки.

Карымчина На Камчатке существует несколько речек с таким названием.

С.П. Крашенинников этимологизирует один из таких гидронимов следующим образом: «В речку Купку впала с южной стороны Пара тун речка в верстах в четырёх от устья, над которою стоит знатной камчатской острожек того ж имени, он же по имени тойона называ ется Карымчиным» [94,37]. Более ранние сведения о тойоне Карым че имеются на «Чертеже Камчадальского носу и морским островам»

И.П. Козыревского 1726 года [70,51]. Очевидно, антропотопоним образован от имени тойона Карымчи. По реке были названы озеро и действующий вулкан в Восточной вулканической области.

Козыревка Река, левый приток реки Камчатки, восточное побережье полу острова. Впервые в написании Козыревская встречается не «Боль шом чертеже Камчадальской земли» 1726 года И.П. Козыревского [16]. С.П. Крашенинников записал местное название реки – Колю [94,18]. Гидроним образован от фамилии Петра Козыревского, отца И.П. Козыревского, первым объясачившего жителей этой реки [16].

По реке назван посёлок Козыревск Усть-Камчатского района.

Крестовая (Белая) Река, левый приток реки Камчатки, восточное побережье полу острова. Впервые река под именем Крестовка зафиксирована на «Карте от Лены до Камчатки» 1742 года геодезистами И. Свистуно вым и Д. Баскаковым [70,77]. С.П. Крашенинников записал итель менское название реки – Кануч, и указал, что русский гидроним Крестовая образован в связи с установлением на реке деревянного креста участниками первого похода В.В. Атласова на Камчатку (1697–1699 гг.) [94,17]. В конце XIX века появилось второе русское название реки Крестовой – Белая. Очевидно, возникновение русско го гидронима связано с галькой и белыми валунами на реке.

Лесная Река, впадающая в залив Шелихова, западное побережье Кам чатки. Под именем Воемля река зафиксирована С.У. Ремезовым на «Чертеже земли Якутского города» 1701 года, позже в русском на писании Лесная на «Чертеже вновь Камчадальские земли и моря»

1701 года [70,43,47]. С.П. Крашенинников записал местное название реки – Уэмлян [94,56], от корякского Вэемлен – «реколом» или «стремительная, сильная река» [110,232]. Ежегодно весной в реч ную долину обрушиваются мощные потоки воды при таянии снегов на сопке Чигейтынуп, поэтому в долине реки остаются огромные стволы выломанных деревьев. В последствии по реке названо село Тигильского района.

Мутная Река, правый приток реки Воямполки. Гидроним является каль кой с корякского имъяваям - «мутная, грязная река». Мутной на звана в начале XVIII века русскими казаками. Река несёт много взвешенных частиц, делающих воду мутной. Граница между ней и прозрачной морской водой хорошо заметна [110,260]. По реке на звана бухта, в которую впадает река.

Налачева (Налычева) Одна из крупнейших рек, впадающих в Авачинский залив, вос точное побережье Камчатки. На первых русских чертежах встреча ется в написании Налочева [70,50]. С.П. Крашенинников упомянул о стоявшем близ устья реки ительменском селении Шотохчу [94,40 41]. Он указывал на располагавшуюся севернее реки Калахтырь ре ку Кашеныч, упоминая, что на ней жил «лучший мужик» Налач [160,77-78]. Очевидно, гидроним был образован от имени тойона Налача, жившего в острожке на берегу реки. По реке был назван мыс на северном берегу Авачинского залива.

Облуковина Река, впадающая в Охотское море севернее устья реки Крутого ровой, западное побережье Камчатки. На первых русских картах встречается в написании Аглукома, Аглукомина [70,54,51]. С.П.

Крашенинников записал ещё одно название реки: «…Шеагачь знат ная речка, которая просто Оглукоминою именуется» [94,73]. Оче видно, гидроним образован от имени жившего на реке тойона Аглу комы, а затем был трансформирован в вариант Облуковина.

Озерная (Восточная) Река, впадающая в Озерной залив, восточное побережье Камчат ки. В данном написании зафиксирована С.У. Ремезовым на «Черте же похода И.П. Козыревского 1713 года» [70,50]. С.П. Крашенинни ков записал ительменское название реки – Коочь-агжа – «Еловское устье», указав, что через реку проходил путь от побережья залива к верховьям реки Еловки (ительменское Кооч) и далее – в долину ре ки Камчатки. Озерной названа, потому что брала начало из озера [94,50].

Островная Река, впадающая в Авачинский залив, восточное побережье Камчатки. В данном написании зафиксирована С.У. Ремезовым на «Чертеже вновь Камчадальские земли и моря» 1701 года [70,47].

С.П. Крашенинников записал местное название реки – Коакачь, указав, что названа Островной, потому что напротив её устья на море близ берега находился небольшой каменный островок, на ко тором летом камчадалы занимались промыслом рыбы и морского зверя [94,41].

Паратунка Река, впадающая в Авачинский залив, восточное побережье Камчатки. С.П. Крашенинников указал на существование реки Па ратун [94,37]. Этимология гидронима связана с происхождением названия от имени тойона Паратун, жившего в речном острожке.

На берегу реки в 1851 году возникло село, значительно позже на званное по реке [107,70].

Половинная (Половинка) Река, левый приток реки Плотниковой, бассейн реки Большой.

Половинная –распространённый потамоним на Дальнем Востоке России. В данном написании гидроним зафиксирован С.У. Ремезо вым на «Чертеже вновь Камчадальские земли и моря» 1701 года [70,47]. С.П. Крашенинников записал аборигенные названия двух Половинных рек –Идугычу и Шияхтау, указав, что первая названа русскими, потому что на месте реки от Большерецка до Верхнего острога половина дороги [94,33-34,40]. Гидронимы образованы в связи с тем, что находились на половине пути между какими-либо пунктами или объектами.

Столбовская (Столбовая) Река берёт начало из Столбового озера, восточное побережье Камчатки. В написании Столбовка отмечена С.П. Крашениннико вым на «Карте реки Камчатки», указавшим ительменское название реки – Унагкыг. Этимология гидронима связана с расположением на южном берегу реки трёх каменных столбов, возникших по итель менскому преданию после нападения касаток на речной острожек Агуйкунч (Столбовский) и разрушении ими береговых утёсов, в результате чего образовались каменные столбы в море [94,7,49-50].

Угольная Река, впадающая в залив Корфа, восточное побережье Камчатки.

Названа в 30-е годы XX века по угольным копям Акционерного Камчатского общества, находившегося в её устье [105,88].

Хайрюзова Река, впадающая в Охотское море, западное побережье Камчат ки. На первых русских картах встречается в написании Харузова [70,54]. Этимология топонима связана с именем тойона Харуза, жившего в речном острожке. С.П. Крашенинников записал итель менский вариант гидронима – Тулаган [94,76], адаптированное в Тулэхан,оно до сих пор бытует в лексике ительменов Тигильского района. По реке было названо село Тигильского района.

Шестакова Река, впадающая в Пенжинскую губу, западное побережье Кам чатки. С.П. Крашенинников записал местное название реки – Егача [94,1], которое сосуществовало совместно с русским до 1900 года [160]. Река названа по фамилии якутского казачьего головы Афана сия Шестакова, погибшего на реке в 1729 году. Известны ещё три местных корякских варианта названия реки: 1) Линлинганваам, от Лилиайваям – образовано от оронима Лилиай –«сердце– гора»;

корякское Хатаппель, от к,ытаппэль – «место, где ставят не большие запоры на рыбу»;

корякское Ленленчан, от Лелечан – «место гнева, мщения» [110,418-419]. По реке был назван остров Шестаковский, расположенный к юго-западу от устья реки.

Пелагонимы Охотское море Море омывает западное побережье Камчатки. На первых картах изображено под именами Ламское и Пенжинское [70,34,49]. Оче видно, название Ламское от эвенского нарицательного географиче ского термина лама (лам) – «море», а Пенжинское – по реке Пенжи не, по которой в 1651 году якутский казачий десятник М.В. Стаду хин вышел к морю [105,69]. Под названием Охотское пелагоним впервые зафиксирован на «Карте Г.Ф. Миллера» 1755 года [70,115].

По всей видимости, пелагоним образован от имени реки Охоты, которую эвены называли Эрэк ок,ат – «это река». Возможно, гид роним является русским искажением эвенского нарицательного термина ок,ат [110,297].

Берингово море Море омывает восточное побережье Камчатки, является север ной частью Тихого океана. На первых картах изображено под име нем Анадырское [70,30]. В начале XVIII века из Анадырского моря выделили Бобровое море (Кроноцкий залив), Камчатское море (Камчатский залив), Олюторское море (Олюторский залив) [94,5-6].

Г.В. Стеллер описал северную часть Тихого океана и назвал её Бе рингово море, объяснив, что море открыто В. Берингом, тем более, что и могила его находится на одном из островов этого моря [193,58]. Следовательно, уже в первой половине XVIII века море стало носить современное название, образованное от фамилии ру ководителя Первой и Второй Камчатских экспедиций капитан командора Витуса Беринга. Аналогичное название носит остров в группе Командорских островов, на котором в декабре 1741 года умер Беринг.

7.4. Заключение Топонимика Камчатки представляет собой сложную, многогран ную и вместе с тем уникальную систему географических названий, в которой отражена история коренных народов полуострова, их ма териальная и духовная культура, древняя этническая символика и нравственно-культурные ценности, самобытная лексика, природно климатические условия края, полиэтнический состав населения и другие внешние факторы. Палеоазиаты создали собственную непо вторимую систему географических названий, образующую древ нюю этнотопонимику Камчатки.

Топонимическая система Камчатки представлена аборигенными географическими названиями, образующими самый ранний по ис торическому происхождению топонимический слой полуострова.

Русские топонимы стали более поздним слоем в топонимике края.

Большая часть европейских топонимических новообразований, обу словленная русской колонизацией полуострова, со временем пре вратилась в русские искажения первичных иноязычных топоизог лосс.

Необходимо отметить, что топонимический материал Камчатки дает богатейший пласт для изучения истории, этнографии и тради ционной культуры народов полуострова, способствует глубокому научному исследованию древних палеоазиатских народов, которые строили свою жизнь на основе принципов разумного сосуществова ния с природой, использовали ее ресурсы только для жизни.

Топонимика полуострова развивалась в течение огромного вре мени и была подвергнута радикальной трансформации и адаптации.

Географические названия края, исчезнувшие с карт или замененные новыми, являются общим культурным достоянием российского на рода и его исторического прошлого.

Тем не менее, в настоящее время с сожалением приходится кон статировать, что несмотря на широкие исследования и современное положение в топонимике Камчатки, государственная политика в области сохранения и возрождения этнотопонимов носит исключи тельно декларативный характер. Созданная нормативно-правовая база и законодательное провозглашение национальных топонимов как исторического и культурного наследия народов Севера не спо собствуют практической деятельности государства и органов власти в отношении возвращения исконных национальных названий кон кретным географическим объектам в Сибири, на Дальнем Востоке, Камчатке и других регионах проживания северных народов на офи циальном уровне со всеми, вытекающими отсюда последствиями.

К сожалению, эта ситуация в топонимике усугубляется положе нием родных языков северных народов. Языковая ситуация Севера в наши дни может быть индикатором общего социально экономического неблагополучия малочисленных народов. Можно с уверенностью констатировать, что основной тенденцией развития языковой ситуации на Севере является повсеместное вытеснение родных языков русским без стадии двуязычия и связанные с этим серьезные социокультурные и психологические последствия для носителей языков народов Севера.

Таким образом, на современном этапе важнейшей задачей явля ется совместная практическая деятельность краеведов, учителей, лингвистов, историков, североведов, этнографов, географов, пред ставителей коренного населения и всех, небезразличных к судьбе северных народов в XXI столетии, направленная на сохранение и возрождение национальных географических названий народов Се вера.

ГЛАВА VIII. ПРИМЕНЕНИЕ ТРАДИЦИОННЫХ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ НА КАМЧАТКЕ: ПРОБЛЕМЫ СО-УПРАВЛЕНИЯ 8.1. Традиционные экологические знания коренных народов и со-управление природными ресурсами В управлении биологическими ресурсами в системе ко менеджмента основополагающее значение имеют традиционные экологические знания, сокращенно – ТЭЗ (эквивалент английского термина «traditional ecological knowledge») [239]. Этот термин при меняется для обозначения знаний об окружающей среде, происте кающий из опыта традиционного природопользования определен ной группы коренного населения, или – в более широком смысле – всех жителей данного региона, чьи образ жизни и практическая дея тельность тесно связаны с использованием ресурсов живой приро ды. ТЭЗ не включают знания коренных жителей, полученных в ре зультате специального образования или путем самообразования (из книг, газет, телепередач и др.) [89].

Совместное управление или «Co-management ко-менеджмент (кооперативный менеджмент) — вовлечение местных пользовате лей в совместное с федеральным или региональным органом власти управление ресурсами дикой природы» [155].

Со-управление стало распространенным словом в области управления природными ресурсами и известно также под такими названиями, как объединенный менеджмент или объединенное управление.

Ясное и точное определение со-управления еще разрабатывает ся. Термин «со-управление» был использован для описания согла сованного использования как возобновляемых, так не возобновляе мых ресурсов;

конфликтных ситуаций между аборигенным и не аборигенным населением;

сценарием единого и множественного ресурса;

ситуацией единой и множественной юрисдикции;

для про винциальных, территориальных и государственных земель. Кроме того, принцип термина «со-управление» использовался для описа ния различных организационных мероприятий, начиная от инициа тив с участием населения и до устройства поселений на захвачен ных землях и самоуправления [166].

Гейл Ошеренко определила как «учрежденческое мероприятие, в котором правительственные агентства с юрисдикцией на ресурсы и группы пользователей входят в соглашение, касающееся конкретно го географического региона: 1) систему прав и обязанностей для тех, кто заинтересован в ресурсах, 2) набор правил, указывающих действия, которые ожидаются от субъектов при наступлении раз личных обстоятельств и 3) процедуры для принятия коллективных решений, затрагивающих интересы правительственных чиновников, организаций-пользователей и индивидуальных пользователей»

[235].

Методологически со-управление было описано как привлекаю щий к управлению, основанный на консенсусе подход к использо ванию и развитию ресурсов. В нем предусмотрено разделение пол номочий в принятии решений в процессе управления ресурсом «не традиционными» участниками – такими, как местные пользователи ресурсов, группы, являющиеся частью окружающей среды, или або ригенного население. Термин «со-управление» также был использо ван для того, чтобы описать процесс комбинирования «западного»

научного знания и традиционного знания об окружающей среде с целью улучшения управления ресурсами [166].

Большинство режимов со-управления существует немногим бо лее десяти лет, и, следовательно, пока трудно сделать какие-либо надежные выводы относительно его эффективности. По-видимому, со-управление улучшает понимание и облегчает общение между местной и неместной властью и помогает изменить установившую ся практику охоты в интересах видов со снижающейся численно стью [235]. Несмотря на эти положительные показатели, режимы со-управления обладают только консультативными возможностями [235].

В России формирование систем ко-менеджмента для основных видов биологических ресурсов (включая промысловых рыб, мор ских млекопитающих, животных и оленьи пастбища) может быть начато в рамках специальных научно-исследовательских проектов, в которых коренные жители участвовали бы вместе с учеными в раз работке рекомендаций государственным органам, ответственным за управление отдельными видами биоресурсов [89].

Таким образом, со-управление предлагает коренному населению очень важный инструмент в решении вопроса об унаследовании им от своих предков природных и культурных ресурсах, на которых зиждется весь образ его жизни. Располагая местом за столом, за ко торым принимаются решения об управлении ресурсами, коренные народы непосредственно вовлечены тем самым в процесс управле ния собственными землями и их природными богатствами. Они мо гут не только управлять ими, но осуществлять еще и больший кон троль над их разработкой. Они в состоянии оказывать влияние на выработку политики, направленное на духовное и культурное ис пользование своих земных и морских владений. Процесс со управления способен привести к возрождению и укреплению инте реса к традиционным знаниям и культурной самобытности корен ных народов. Он сможет стать дополнительным источником дохода на местном уровне.

Для государства со-управление является одним из средств об легчения финансового бремени, связанного с решениями вопроса окружающей среды. Ценная информация, предоставляемая государ ству разработчиками природных ресурсов, избавляет его от необхо димости нести дорогостоящие затраты на проведение научных изы сканий, которые к тому же нередко уступают своей эффективно стью традиционным местным знаниям.


В отличие от теории, прак тический аспект со-управления сопряжен нередко с немалым коли чеством возникающих в ходе его реализации проблем, включая и постоянно возникающие в ходе переговоров фундаментальные во просы: о различных ценностных критериях рационального приро допользования и концепциях об основном землевладельце и его обязанностях, об управленческих структурах, о процессах со управления и т.п. Несмотря на все связанные с со-управлением про блемы, процесс этот представляет для коренных народов важную возможность установления контроля над их традиционными земля ми. В некоторых случаях со-управление уже принесло местному населению свои положительные результаты в виде ставшего дос тупного для них обучения, возникновения новых рабочих мест и иных экономических выгод.

Со-управление представляет собой постоянно развивающийся процесс, основывается на необходимых компромиссах, а его пред полагаемыми результатами по отношению к природной среде долж ны стать более устойчивое использование ресурсов и более эффек тивное планирование и анализ проектов их разработки и использо вания.

Совместное управление включает признание и узаконивание традиционных или неофициальных систем управления на местном уровне. Основным элементом является наличие определенной сте пени управления, основанного на управлении ресурсами общиной.

Понятно, что совместное сотрудничество часто включает значи тельные обязательства и требует затраты времени как со стороны групп пользователей, так и со стороны властей при оценке сущест вующих в мире точек зрения и приоритетов. Совместное управле ние требует понимания и использования как научных, так и тради ционных экологических знаний для того, чтобы достичь цели ис следования. Через передачу власти на местные уровни администра ции, децентрализацию принятия решений и делегирование власти местным уровням правительства или даже организациям пользова телей посредством совместного управления, правительственные власти могут усилить согласие с законами, регулирующими объем улова рыбы, могут уменьшить число конфликтов и часто развивать и совершенствовать сбор данных для ведения научных исследова ний.

Сложности, связанные с мерами по обеспечению успешного и справедливого владения общими ресурсами (такими, как рыбные промыслы), актуальны не только для российского Севера. Во мно гих частях планеты сталкиваются интересы индустрии спортивной рыбалки, региональных властей, органов местного самоуправления, коммерческого промыслового рыболовства и интересы коренных пользователей. Освоение нефтяных газовых и других месторожде ний, занимающих значительные площади, приводит к возрастанию конкуренции даже на северные земельные ресурсы. Этот факт опре деляет естественные пределы, в которых государство может пойти на удовлетворение претензий кочевых народов на передачу земель традиционного природопользования в собственность. Поэтому осо бенно необходимы уже давно и конструктивно используемые во всем мире механизмы ко-менеджмента. Они переводят эту пробле му в плоскость сотрудничества при решении технически конкрет ных вопросов распределения ограниченных ресурсов, разработки режимов природопользования и т.д. [155].

Рыболовство как средство к существованию, рыболовство ко ренных народов и рыболовство с целью употребления в пищу - к этим терминам прибегают в различных частях Севера, когда речь идет о ведении рыболовного промысла коренными и местными жи телями. Охотничий и рыболовный промысел являются традицион ными способами, с помощью которых люди получали средства к существованию и пищу в течение тысячелетий. Помимо того, что они обеспечивают выживание, рыбалка, охота и собирательство представляют большую значимость с культурной точки зрения. В законодательстве начинают признавать за коренными малочислен ными народами Севера права на добычу рыбы как продукта питания для их семей и общин, но как эти права устанавливаются, и кто при зван эти права осуществлять - эти вопросы часто остаются спорны ми.

На сегодняшний день отсутствует систематическая или единая оценка, которая бы помогла нам сформулировать определенный рецепт успеха, разнообразие опыта по совместному управлению, что должно подтолкнуть российские власти к развитию собственной модели разделения ответственности за принятие решений и управ ление с коренным населением и местными пользователями ресур сами.

8.2. Проблемы эффективного управления природными ресурсами и пути развития со-управления на Камчатке Камчатка, на Дальнем Востоке России, является регионом, су мевшим извлечь экономическую выгоду из превосходных запасов лососевых пород рыбы для привлечения иностранных рыбаков спортсменов. Камчатка являет собой пример того, что одинаковые проблемы и вопросы могут возникнуть и на восточном побережье России на реках, где водится лосось, и, например, на Кольском по луострове. Спортивная рыбалка на Камчатке впервые была открыта для иностранцев в 1991 году после распада Советского Союза, и в это время не было никаких специальных норм, регулирующих спор тивную рыбалку [236].

Несмотря на это, на северо-западном побережье Камчатки в Ко рякском Автономном Округе, Совет Возрождения ительменов Кам чатки "Тхсаном" (Рассвет) в сотрудничестве с неправительственны ми экологическими организациями и другими участниками, выра ботал проект совместного сотрудничества, защищающий значи тельную по размеру территорию, как в культурном, так и в экологи ческом плане.

Исследование рыбных запасов на Камчатке ведутся с 1965 года.

В 1993 была создана международная общественная организация Центр Дикого Лосося (Wild salmon center), объединив усилия с МГУ и Комитетом по охране природы Корякского автономного округа, приступила к изучению и сохранению камчатской семги. Проект камчатской семги обеспечивается благотворительными фондами, а также рыболовами, которые вместе с американскими и российскими учеными участвуют в полевых работах на водоемах. При этом дан ные с отловленных экземпляров собираются в короткий период до выпуска рыбы обратно в естественную среду обитания. Проект в настоящее время объединяет усилия агентств по рыболовному ме неджменту, университетов России, США и Канады. Результатом такого сотрудничества является на сегодняшний день десятки науч ных статей и публикаций, летописи работ на 14 реках Камчатки и целый ряд усилий и попыток защиты семги от перепромысла и со хранения естественной среды обитания [52].

Центр Дикого Лосося (ЦДЛ), а также различные российские и американские ученые, правительственные и научные институты основали необычное партнерство. Центр финансирует Проект кам чатской семги, «с целью проведения совместных научных экспеди ций для развития местной экономики на Камчатском полуострове до 2015 года». «Спонсорами» в основном являются американские рыбаки-спортсмены, которые работают под наблюдением ученых для изучения камчатской семги – вид, занесенный в Красную книгу как исчезающий. Несмотря на то, что ловля семги была официально запрещена в 1983 году, рыбакам, занимающимся рыбалкой с после дующим отпусканием, разрешено ловить самые большие экземпля ры семги в мире, для этого выпускаются специальные наборы инст рументов, с помощью которых они измеряют и отбирают образцы их улова.

При условии сохранения природы, на Камчатке будет возможна индустрия спортивной рыбалки дикого лосося на мировом уровне, по мнению специалистов из Центра Дикого Лосося (ЦДЛ). Центр сотрудничает с местными субподрядчиками, которые управляют лагерями, принимают на работу местное население, в том числе и коренных жителей, которые становятся хорошими гидами провод никам. Центр работает с местными администрациями по модели индустрии спортивной рыбалки, которые несут ответственность за свои действия. Барьерами на пути этого развития являются плохая инфраструктура, короткий сезон добычи, сильно развитая спортив ная ловля аляскинского лосося.

Центр Дикого Лосося работает с такими партнерами, как ЗАО «Иянин-Кутх», ООО «Пурга», ООО «Ургуй», Корякский Экологи ческий Центр, Общественный Экологический Фонд «Дикие рыбы и биоразнообразие», действует на западном побережье Камчатского полуострова и в центральной Камчатке с 1994 года. В основном, занимаясь ловлей на муху, рыбаки ловят чавычу, микижу, кижуч, кету и гольца. Клиенты могут взять по две рыбины в качестве тро фея. Американский гид «дает советы» местному персоналу, которые охотно работают в экспедиционных и экотуристических програм мах.

Количество рыболовов-спортсменов, которые посетили Камчат ку по линии Wild salmon center (WSC), как в качестве спонсоров научных экспедиций, так и в качестве экотуристов, растет. Если в 1994-1996 году их приезжало от 5 до 25 человек, то в период с 2000 2002 годы их число увеличилось до 200-300 в год. В 2002 году ко личество рыбаков-спонсоров составило 268 человек по сведениям отдела маркетинга WSC, Monty Ward [239].

C 2003 – 2004 года количество спонсоров-рыболов, которые по сетили реки западной Камчатки, составило около 300 человек.

кол-во рыбаков спонсоров 200 рыбаки год Рис.1. Статистика турпотоков рыбаков-спонсоров Нерестовые воды (в основном верховья реки и меньшие по раз мерам боковые притоки) закрыты для рыбалки, но Камчатка это большая территория, и, принимая во внимание обширные незасе ленные пространства, которые необходимо обойти рыбным инспек торам, надзор за соблюдением закона неравномерен. Некоторые из экспедиций по спортивной рыбалке добираются до рек с помощью сухопутных средств передвижения, более дорогие туры включают в себя доставку вертолетом к отдаленным территориям.

В 1994 Центр Дикого Лосося начинал работу с одной пилотной программы на реке Квачина в Корякском автономном округе. В 2000-2002 годах рыболовы стали приезжать по четырем экспедици онными и трем экотуристическим программам. Стоимость путевок – от 3000 до 7500 долларов США, в зависимости от пакета предос тавляемых услуг, продолжительности пребывания и т.п.


Благодаря активности проекта WSC/МГУ на территории КАО удалось провести несколько гуманитарных программ. Это компью теризация школ, снабжение литературой библиотек национальных поселков, совместно с родовыми общинами коренных народов ста ли регулярно проводиться соревнования по рыбной ловле в п. Ти гиль, неоднократно поддерживались национальные праздники. На базе экспедиций проводилась летняя экологическая школа для уча щихся поселка Тигиля. В 2002 году начал свою работу совместный проект с WSC, «Лач» (Межрегиональное некоммерческое объеди нение Этно-экологический информационный центр г. Петропав ловск-Камчатский) и Лигой независимых экспертов - «Исследова ние причин браконьерства на реках и в прибрежных зонах Камчат ки», в котором активно участвую местные и коренные жители полу острова, обеспокоенные сложившейся ситуацией в речном и при брежном рыболовстве.

Развитие спортивной рыбалки, этнологического, экологического, приключенческого туризма дает возможность привлекать местных жителей и таким образом повысить свой уровень жизни. Зарплата выплачивается с задержками, люди зависят от пенсий, которые по лучают старики и от случайных заработков. Все имеют свои огоро ды и занимаются сбором диких лесных продуктов, но для доступа к этим природным ресурсам очень часто необходимы средства пере движения. И коренные, и некоренные жители имеют в основном одинаковые хозяйства. Но для камчадалов очень важно заниматься традиционным промыслом (любыми способами) и иметь на своем столе рыбу. Таким образом, люди зависят от добычи икры, что в крайней степени расточительно, так как тонны рыбы при этом вы брасываются [236].

Молодой отрасли спортивной рыбалки будет нелегко состязать ся как с браконьерством, так и с промышленным рыболовством, которое приносит высокую прибыль. Давно возникла необходи мость создания какой-либо формы совместного управления рыбны ми ресурсами, которое заставила бы местное население нести со вместную ответственность за управление природными ресурсами.

Это очень важно для коренных жителей, так как использование природных ресурсов необходимо для их жизнеобеспечения, в том числе и для получения коммерческой выгоды, что позволяет разви ваться традиционным хозяйствам и спортивной рыбалке на возоб новляемой основе.

Для представителей коренных народов, основным источником существования которых являются традиционные природные ресур сы, главной задачей становится сохранение окружающей их приро ды и получение преимущественного права на использование тради ционных природных ресурсов. Для конкретизации и реализации прав коренных народов на использование, контроль и охрану при родных ресурсов территорий своего традиционного расселения и хозяйственной деятельности была разработана модель – концепция этно-экологического рефугиума (убежища) или особо охраняемой территории традиционного природопользования на территории Ко рякского автономного округа. Автором концепции является О.А.

Мурашко – член международной рабочей группы по делам коренно го населения (IWGA). Организация этно-экологического рефугиума ставит своей целью сохранение исконной среды обитания и тради ционного образа жизни коренных народов Севера в современных условиях, гарантированные статьей 72 «м» Конституцией РФ. Для этого необходимо было найти пути соглашения всех заинтересован ных сторон – федеральных, региональных и самих коренных жите лей, а также средства для социального и экономического развития территории на уровне международных стандартов [74].

В декабре 1998 года была образована территория традиционного природопользования (ТТП) «Тхсаном» постановлением губернатора Корякского автономного округа в исполнение Указа Президента РФ от 22 апреля 1992 г. «О неотложных мерах по защите мест прожи вания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севе ра», Закона «О территориях традиционного природопользования в Корякском автономном округе», а также учитывая обращение к ад министрации округа Союза общин коренных народов и старожилов сел Ковран, Усть-Харюзово, Хайрюзово. Созданный этно экологический заказник или ТТП в Корякском автономном округе показывает, что в России возможно принять режим совместного управления для одновременной защиты рыбных запасов и традици онных средств к существованию местного населения. Нормы Поло жения о ТТП «Тхсаном» предвосхитили принятые в 1999 и году федеральные законы «О гарантиях прав коренных малочислен ных народов РФ» и «Об общих принципах организации общин ко ренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Восто ка РФ» (июль 2000), по которым коренные малочисленные народы получили право на участие в подготовке и принятии решений, ка сающихся защиты исконной среды обитания, в осуществлении кон троля за соблюдением федеральных законов и законов субъектов РФ об охране окружающей природной среды, осуществление об щинного самоуправления. Постановление Губернатора Корякского автономного округа В. А. Логинова от 14 марта 2001 года «Об от мене постановления Губернатора Корякского автономного округа №317 от 02.12.98г. «Об организации территории традиционного природопользования «Тхсаном» в Тигильском районе Корякского автономного округа» разрушило правовую базу хозяйственной и природоохранной деятельности общин коренного населения, подор вало веру коренного населения округа в намерения Губернатора КАО соблюдать права коренных народов, закрепленные в Консти туции и Федеральном Законодательстве [207].

Опубликованный 11 мая 2001 года Федеральный закон о терри ториях традиционного природопользования (ТТП) коренных мало численных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации вызывает много вопросов и опасений, как со стороны представителей коренных народов, так и представителей органов власти и промышленных компаний. Принятая за основу этого зако на концепция, суть которой - комплексная защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов, активно поддерживалась Ассоциацией коренных малочис ленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Основные сложности требований этих документов по поводу закрепления этих территорий традиционного природопользования состоят в новизне проблемы, отсутствии научных разработок, раскрывающих ее соци ально-экономическое содержание, а также правовых и экономиче ских механизмов этих требований.

Для этого Союзу общин необходимо создать такую систему са моуправления, при которой он сможет стать реальным партнером в осуществлении совместного с администрацией округа управления природными ресурсами территории традиционного природопользо вания «Тхсаном». Только сами коренные народы могут создать Со вет представителей общин, который бы настойчиво продвигал свои инициативы в администрации округа, который не уставал бы требо вать от местных властей соблюдения норм принятого «Положения».

Найти спонсоров для финансирования инициатив коренных народов – реально. Но инициативы должны исходить от самих коренных народов, и ими самими реализовываться [126].

На юге Камчатской области, в Елизовском районе союз общин «ЯЯР» пытается найти свой путь в решении проблем традиционного природопользования и создания территории традиционного приро допользования (ТТП). Для них создание ТТП – это вопрос не только принципиальный, но и жизненно важный для общин старожилов и коренного населения юга Камчатки. Предполагаемые результаты закрепления ТТП за общинами коренных жителей Елизовского рай она обеспечат реализацию их конституционного права и защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных народов Севера. По мнению председателя союза общин «ЯЯР» Л.Г.

Игнатенко: «…охрана своей исконной среды обитания в прошлом была законом жизни для предков коренного населения, поэтому для нас это не новые обязанности, а выполнение обязательств перед своими потомками [126].

Опираясь на опыт создания ТТП «Тхсаном», союз общин «ЯЯР»

выработал свое положение «О территории традиционного природо пользования федерального значения коренных малочисленных на родов Елизовского района Камчатской области «Авача». Процесс создания ТТП трудный и длительный, требующий времени и фи нансирования. Представители глав общин стараются совместно с местной администрацией найти выходы и пути решения из создав шейся ситуации. На заседании комитета Совета народных депутатов Камчатской области по экологии и природопользованию от 16 июля 2002 г. было принято следующее решение в отношении ТТП:

- предложить комитетам Совета народных депутатов Камчатской области проанализировать законодательство Камчатской области по вопросам создания территорий традиционного природопользования, установления приоритетов в природопользовании, жизнедеятельно сти коренных малочисленных народов проживающих на полуостро ве в части соответствия с федеральным законам;

- обратиться к губернатору Камчатской области с предложением определить:

а) какая часть из представителей коренных малочисленных на родов имеет законное право на приоритетное пользование живот ным миром;

б) норму личного потребления анадромных видов рыб в соответ ствии с биологическими нормами для коренного населения, прожи вающего как в населенных пунктах, так и за пределами населенных пунктов и обязательно ведущих традиционных образ жизни;

г) в связи с тем, что образование территорий традиционного природопользования процесс сложный и длительный, предложить администрации области, главам районных муниципальных образо ваний рассмотреть обращение лиц коренных малочисленных наро дов Севера о выделении им территорий для традиционного приро допользования и потенциально пригодные для этого территории, до юридического их оформления, зарезервировать;

и т.п.

В сентябре 2002 года состоялась международная конференция «Традиционное природопользование коренных малочисленных на родов Камчатки и окружающая среда: проблемы и пути их реше ния» на Камчатке. В конференции принимали участия представите ли Ассоциации КМНСС и ДВ РФ, общественных организаций ко ренных малочисленных народов Камчатки, представители глав ро довых общин и национальных предприятий, общественный право вой центр «Родник», Камчатская Лига Независимых Экспертов, а также представители Посольства США в Москве, Международная Ассоциация Алеутов, Датское агентства по охране и защите окру жающей среды. Цель конференции – создание Сети организаций коренных народов для оказания влияния на принятие решения этно экологических проблем на Камчатке. Участники обсудили необхо димость создания, цели и задачи Сети. Миссией Сети стало сохра нение природного, культурного и духовного наследия народов Кам чатки. Был отмечен положительный момент, который заключается в том, что администрация Камчатской области выходит на партнер ские отношения с коренными народами. Появляется реальная воз можность налаживания конструктивного диалога между коренными малочисленными народами и представителями органов государст венной власти Камчатской области.

В Камчатском крае расположены: 2 природных заповедников строгой заповедности (федеральные заповедники), 17 специализи рованных заповедников или заказников федерального или областно го значения, 4 природных парков (областного уровня), 1 природного парка местного уровня, 83 памятников природы и других природ ных объектов, имеющих уникальные особенности. Эти ООПТ, ото бранные на основе различных экологических характеристик, ценно стей биоразнообразия и уникальности, занимают в настоящее время 27,4% площади Камчатки. Четыре территории, а именно, Кроноц кий Государственный биосферный заповедник, Южно-Камчатский государственный заказник, Природный парк Налычево и Быстрин ский природный парк в декабре 1996 года были включены в список ЮНЕСКО под названием “Вулканы Камчатки – Объекты Всемир ного Природного Наследия”. За последние два десятилетия мировой опыт показал, что невозможно обеспечить сохранение особо охра няемых природных территорий без решения социальных и эконо мических проблем местного населения и без его заинтересованно сти в участии в управлении территориями (ООПТ, ТТП, заповедни ков, заказников, природных парков и т.п.).

На территории Быстринского природного парка находятся насе ленные пункты, из которых село Эссо является административным центром района, а Анавгай является эвенским национальным селом.

Примерно 6000 туристов ежегодно посещают парк, из них около 100-150 – иностранные туристы. Большая часть туристов в первую очередь едет в Эссо, иностранцы же участвуют в охотничьих турах.

Приблизительно 1000 человек принадлежит к коренным народам (эвены, коряки, ительмены и чукчи). Хозяйственная деятельность местных жителей в пределах парка и на прилегающих территориях основана на традиционных видах землепользования: охоте, рыбной ловле, сборе грибов и ягод, выпасе северного оленя. И очень важно, чтобы в Быстринском природном парке, который является и терри торией традиционного природопользования коренных жителей, ос новными приоритетами должны оставаться: сохранение природной среды, поддержание традиционного образа жизни коренных наро дов, устойчивое использование ресурсов при управлении биоразно образия и туризм.

Необходимы новые механизмы, которые будут поддерживать альтернативные источники существования и привлечение местного и коренного населения к сохранению биоразнообразия. Во-первых, разработать экономические механизмы, чтобы снизить прямой пресс на природные ресурсы. Для этого следует разработать меха низмы, направленные на развитие экономической деятельности для коренных и местных жителей, учитывая экологически щадящий режим. Это развитие рекреационного потенциала и туризма как ус тойчивого источника финансирования. Может быть, и устойчивая эксплуатация не древесных продуктов леса, возрождение традици онных занятий (оленеводство, морской зверобойный промысел), а также привлечение к участию в туризме местного населения (про живание туристов в семьях, гиды, проводники, другие услуги для посетителей). Во-вторых, необходимо разработать устойчивые фи нансовые механизмы (создание трастовых фондов, фонды поддерж ки предприятий малого и среднего бизнеса), которые помогут найти людям альтернативные формы жизнедеятельности. В-третьих, при влечение местного и коренного населения в со-управление.

Одним из принципиальных направлений ко-менеджмента, долж но быть интеграция различных областей знаний, их применение и использование наиболее соответствующим целям устойчивого раз вития данной территории. Это могут быть традиционные экологи ческие знания коренных жителей и местного населения, так же как и современные научные достижения. Такие исследования этнобота нических сведений были проведены среди ительменов западного побережья Камчатки Чернягиной О.А. в рамках совместного Евро пейского-Русского проекта, а также работа местного эксперта К.Н.

Хайломовой в сохранение ительменского языка и традиций [232].

В июле 2003 года состоялась рабочая поездка по Центральной Камчатке в рамках проекта «Возможности охраны лосося на Кам чатке с участием коренных народов». Путешествие проходило по трем районам области: Мильковскому, Быстринскому и Усть Камчатскому. Было проведено исследование состояния традицион ного рыболовства коренных народов, в основном – вылов рыбы для т.н. «личного потребления», возможности участия коренных наро дов в рыбоохранной деятельности. Еще одной целью поездки стало выявление причин браконьерства среди коренных жителей [210].

C 2002 года начал свою работу Проект Программы развития ООН «Демонстрация устойчивого сохранения биоразнообразия на примере четырех охраняемых территорий Камчатской области», а с сентября 2003 году Проект ПРООН/ГЭФ «Сохранение биоразнооб разия лососевых Камчатки и их устойчивое использование». В этих двух Проектах больше внимание уделяется созданию и развитию альтернативных браконьерству источников существования для ме стного и коренного населения, совместному управлению природ ными ресурсами (советы по со-управлению), применение традици онных экологических знаний в управлении и охране природных ресурсов (Программа по сохранению традиционных экологических знаний).

Таким образом, Камчатка дает нам примеры конфликтов в управлении рыбным хозяйством и природными ресурсами и путей их разрешения.

Традиционное природопользование коренных народов Севера это сбалансированное ограниченное использование природных ре сурсов, которые согласуются с природоохранными задачами, сохра нением культурно-исторического наследия и мониторингом являет ся одним из международных принципов создания биосферных ре зерватов. В Камчатском крае одной из основных форм охраняемых государством территорий могут стать территории традиционного природопользования (ТТП), где природоохранный режим будет со четаться с традиционным видами хозяйствования (оленеводством, рыболовством, охотничьи и морзверобойным промыслом), а в неко торых случаях – с этнографическим и экологическим туризмом.

Территории традиционного природопользования (ТТП) могут соз даваться на базе союза родовых хозяйств или общин, ассоциаций коренных малочисленных народов или промысловых хозяйств.

Общее кризисное состояние государственного агропромышлен ного хозяйства Севера ослабление командно-административных форм руководства, снижение государственных дотаций и поддерж ки традиционных отраслей хозяйства в условиях перехода к рыноч ной экономике. Все это может поставить под угрозу само существо вания традиционного природопользования, а в дальнейшем ставит под угрозу выживания и сохранения этнической самобытности ма лочисленных народов Севера. Коренные народы находятся в кри зисном положении, «на грани выживания» для этого необходимо позволить им кормить обеспечивать самих себя.

В переходный период северные общины и их производственно экономические структуры должны осознанно ориентироваться на самообеспечение и потребление произведенной пищевой продукции (оленины, рыбы, дикоросов) самим населением. Рост натурального потребления продукции традиционного природопользования в мес тах ее производства позволит, решит экономические проблемы, свя занные с транспортировкой. Позволит задействовать «человеческий фактор», инициативу самого коренного населения. Роль государст венных структур в этом процессе состоит в том, чтобы наилучшим образом обеспечить переход традиционных отраслей народов Севе ра к самообеспечению и рыночным возможностям, стимулировать натуральное самообеспечение и потребление традиционного пита ния и оказывать помощь в организации производства товарной про дукции и коммерческим инициативам.

Следует рассмотреть неотрадиционалистский подход в отноше нии традиционного природопользования и развития традиционного промыслового хозяйства коренных народов Камчатки как часть об щего процесса реформ, в государстве, экономике и обществе. Это не означает возврат в прошлое, оно предполагает применение совре менной техники и технологий в традиционных отраслях хозяйства.

Неотрадиционализм предполагает внедрение технологий не на на чальных этапах производственного цикла, а на конечных – хранение сырой продукции, глубокая переработка, маркетинг и т.д. Таким образом, достигается снижение затрат на электроэнергию и т.п., производство ориентируется на выпуск конкурентоспособной то варной рыночной продукции, специфической продукции, необхо димой для потребления только народам Севера.

Необходимо выделение не только квот для коренного населения в общем государственном фонде рыбохозяйственных водоемах, но и выделение из этого фонда «акватории традиционного природополь зования» с приоритетным правом промысла местных общин и ко ренного населения. За общинами могут быть и нерестовые реки, чтобы они могли там организовать рыбалку, охрану и воспроизвод ство рыбных запасов исходя из своего собственного экологического опыта и традиций.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.